Субсидиарная ответственность при банкротстве в 2022

Любое юрлицо может оказаться возле черты, за которой следует банкротство. Иногда долги настолько большие, что даже продажи всех накоплений и активов оказывается недостаточно, чтобы их отдать.

Если главный должник не справится с выплатой долга, может наступить субсидиарная ответственность при банкротстве юридического или физического лица.

То есть, ответственность при банкротстве переходит с фактического должника на косвенно связанного с ним человека.

Субсидиарная ответственность при банкротстве в 2022

Дополнительная ответственность возлагается не только на человека или компанию, задолжавших определённую сумму, но и на кого-то ещё, способного отвечать за долг. Обычно эта мера применяется для юридических лиц, когда финансовая ответственность распределяется среди аффилированных компаний, против которых запустили банкротство.

Что такое субсидиарная ответственность

Бытует мнение, будто субсидиарная ответственность в случае банкротства грозит исключительно индивидуальным предпринимателям.

Что касается учредителей ООО, то они рискуют уставным капиталом, а у больших компаний часто он не достигает даже нескольких десятков тысяч рублей.

Но это ошибочное мнение, так как личные активы учредителей имеют все шансы пострадать, если наступит банкротство, и средств на погашение долгов окажется слишком мало.

Субсидиарная ответственность (СО) – возложение ответственности за невыплаченные долги ООО, на учредителей, гендиректора, главбуха и других лиц, имеющих отношение к возникновению проблемной ситуации. Подробнее о том, кто должен отвечать:

  • Генеральный директор, президент или просто руководитель;
  • Заместители;
  • Директора, занимающиеся руководством секторов компании;
  • Руководители финсектора (главбух);
  • Руководители технических служб или главные техники, инженеры, технологи.

Эти должностные лица отвечают в рамках своих компетенций, но ответственность может коснуться каждого. Самое простое взыскание – устный выговор или штрафная санкция. Высшая мера наказания – уголовная ответственность.

Размер СО равен сумме непогашенных в ходе конкурсного производства кредиторских требований. Но только если кредиторы и их требования изначально были включены реестр. К основной сумме могут прибавить долги, связанные с текущими платежами, не включёнными в главный реестр.

  • Размер долга могут уменьшить, если должник докажет, что требования не отвечают ущербу.
  • Кроме представителей предприятия, пойти в суд могут:
  • Кроме того, СО делится на два вида:
  1. Договорная. Наступает, если не выполняются обязательства по договору.
  2. Внедоговорная (статутная). Наступает, когда начинается процедура банкротства.

Каждый случай  индивидуальный и требует разбирательства у специалиста. Особенно, если сумма компенсации большая.

Основания привлечения к ответственности

Основаниями, наличие которых вызывает субсидиарную ответственность при банкротстве, являются:

Субсидиарная ответственность при банкротстве в 2022

  1. Неисполнение обязанностей по подаче заявления. Срок, на протяжении которого это можно сделать – не дольше месяца с момента появления подозрений о банкротстве. Может быть большая финансовая потеря, которую невозможно компенсировать своими силами.
  2. Совершение действий или бездействие, повлёкших банкротство.

Основаниями для привлечения к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве становится одновременное несоблюдение всех или большинства представленных условий:

  • Организацию законно признали банкротом;
  • У предприятия нет активов, суммарная стоимость которых смогла удовлетворить представленные требования со стороны кредиторов (банка, заёмщиков и т.п.);
  • Лицо было наделено в компании правами, что могли влиять на работу фирмы;
  • Проводился анализ и оценка финансовых/бухгалтерских бумаг, выявившая причинно-следственную связь между работой руководителя и ситуацией, приведшей к банкротству.

Процедуру можно запустить, только если банкротство признано, но требования удовлетворили не всех кредиторов.

Ответственность директора при банкротстве ООО

Директор – руководитель, принимающий решения о линии поведения фирмы.

Субсидиарная ответственность при банкротстве используется в 2021 году как мера контроля, чтобы руководители не злоупотребляли своим положением.

Зная о своей ответственности, руководители будут осмотрительнее делать рискованные шаги в ведении бизнеса, хотя это не гарантирует успешного исхода событий. От банкротства не застрахован ни один бизнес.

Субсидиарная ответственность при банкротстве в 2022

Согласно законодательным нормам, субсидиарную ответственность при банкротстве несут не только директора, но и сотрудники, имеющие хотя бы немного влияния на принятие ответственных решений, даже бухгалтер. Рассмотрим случаи, в которых могут привлекать к ответственности:

  1. Компания убыточна, а аффилированные фирмы, наоборот, процветают.
  2. В бумагах за последние три года наблюдается систематический вывод активов (или единичные случаи, но выводились крупные суммы).
  3. В работе прослеживаются мошеннические схемы. Например, фирма купила здание у другой компании, но сразу же сдала его в аренду бывшим владельцам. Это помогает избежать большей части налогов. Когда схема при банкротстве раскрывается, отвечают руководители обеих компаний. Ещё одна схема – когда должник и кредитор является одним и тем же лицом. Правда, неофициально.
  4. Была замечена слишком явная экономия на налоговых начислениях.
  5. Бухгалтер допустил беспорядок в документации.
  6. Долг ИФНС не меньше 50%.
  7. Руководители представили недостоверную информацию в ЕГРЮЛ о деятельности ООО.

Субсидиарной ответственности руководителям не избежать, если был проведён вывод активов. К тому же подобные сделки даже не нужно сначала признавать недействительными – достаточно самого факта вывода.

В этой ситуации действует презумпция виновности. Проще говоря, причастные лица самостоятельно доказывают свою невиновность.

Они пытаются доказать, что причины, привёдшие фирму к банкротству, невозможно было предвидеть, и несостоятельность ООО наступила по объективным, независимым от руководителя и его действий, причинам.

Помимо директора, есть и другие лица, которых касается субсидиарная ответственность:

  • Специалисты, входящие в состав ликвидационной комиссии;
  • Лица, имеющие  право на половину уставного капитала организации;
  • Специалисты, совершавшие операции от имени должника (доверенность или другие особые полномочия).

Субсидиарная ответственность при банкротстве в 2022

Потому руководитель, если его финансов недостаточно, может отвечать за созданную ситуацию не единолично.

Ответственность за бездействие

При банкротстве должника главная обязанность лица, которое становится банкротом, – объявить об этом, чтобы вовремя принять меры.

Потому, если должник не подавал заявление о банкротстве в арбитражный суд, это является весомым доказательством того, что руководителя могут привлечь в субсидиарной ответственности.

Но есть исключения, когда должнику помешали подать в суд, при условии, что обстоятельства были по-настоящему объективно непреодолимыми.

Чтобы не возникало путаницы, перечислим случаи, когда обязательно стоит обращаться в суд самим:

  • Компания-должник неплатёжеспособна и её имущества мало для исполнения обязательств перед кредиторами;
  • Компания-должник, выполнив кредитные требования кредитора, не сможет покрыть долги других кредиторов;
  • Взыскание имущества должника не позволит ему осуществлять хозяйственную деятельность.

Если должник попал в одну из этих ситуаций, ему нужно самостоятельно составлять заявление и подавать его в арбитражный суд.

Сроки привлечения

В законодательстве РФ существует срок привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве. Это три года с момента объявления о банкротстве. Сроки изменённые.

Их начали использоваться с 2017 г. Ранее к ответственности руководителей предприятий-банкротов могли привлекать только на протяжении двух лет.

Видимо, утверждённый ранее срок был недостаточным, учитывая длительность процедуры:

  1. Анализ работы организации арбитражным управляющим.
  2. Конкурсное производство, инициированное судом.
  3. Экспертиза финансово-отчётной документации. Её результаты становятся поводом к привлечению к субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность при банкротстве в 2022

Если ответчик оттягивает сроки, кредитор должен подать заявление самостоятельно. Опоздав, требования кредитора не удовлетворят из-за истечения исковой давности. Поскольку распродажа имущества может длиться долго, двухлетнего срока часто было недостаточно.

Как избежать подобной ответственности

Поправки, внесённые в законодательство в 2017 г., ужесточают положение сотрудничества с КДЛ. Это делает практически невозможным для руководителей не отвечать за долги своего бизнеса.

Но директора, учредители и другие лица «у руля» предпочитают и дальше искать лазейки, как избежать субсидиарной ответственности, став банкротами.

Главной гарантией освобождения, как бы странно это ни прозвучало, будут законные методы ведения дел. То есть, отсутствие вины. Для этого нужно:

  • Быстро восстанавливать бухгалтерскую документацию, в случае потери каких-то документов, связанных с финансами;
  • Не делать очевидно невыгодных для бизнеса сделок с аффилированными компаниями или любыми другими фирмами;
  • Избегать фиктивных сделок;
  • Выделять больше времени на выбор контрагентов;
  • Не делать распродажу активов по дешёвке – стоимость активов нежелательно опускать ниже рыночной.

  Образец соглашения о внесении изменений в договор

Но главное, ответственно относиться к финансовым обязательствам, и если появляются просроченные долги, попытаться их закрыть. Если отдавать деньги не вышло, или руководитель считает долги завышенными, можно их оспорить.

Но если это не помогло, есть ещё одна лазейка – предприниматель может указать себя в качестве поручителя. Это делается при обращении за кредитами.

  1. Если фирма стала банкротом и её активов недостаточно для покрытия долга, ответчик показывает документы о своём статусе поручителя и может отвечать не как юридическое, а как физическое лицо.
  2. Это уменьшает убытки, делая последствия для должника не такими катастрофическими.
  3. Причинами банкротства можно указать:
  • Действия контрагента, оказавшие тлетворное влияние на бизнес.
  • Халатную работу сотрудников компании;
  • Мошенничество третьих лиц или другие действия, находящиеся за пределами закона;
  • Катастрофы или бедствия;
  • Неблагоприятная рыночная конъюнктура.
Читайте также:  Можно ли списать налоги по сроку давности в 2022?

То есть, факторы, на которые должник не мог повлиять или предусмотреть.

Судебная практика

Судебная практика, касающаяся закона о банкротстве и привлечении руководителей к субсидиарной ответственности, отличается крайней противоречивостью. Рассмотрим несколько решений судебных органов:

Субсидиарная ответственность при банкротстве в 2022

  1. Лица, контролирующие компанию-должника, обязуются самостоятельно доказать основания собственных действий, если другая сторона представила аргументы, опровергающие разумность шагов руководителей.
  2. Существует взаимосвязь между неподачей заявления и вредом, который получили кредиторы от действия или бездействия должника.
  3. Лица на руководящих должностях могут быть дисквалифицированы от служебных обязанностей – от полугода до трёх лет. Обычно это правило распространяется на лиц, допустивших повторное банкротство или нарушивших процедуру.
  4. Будут привлекаться ответственные лица, которые не вовремя передали документы конкурсному управляющему.
  5. Если сумма долга более 300 тысяч рублей, иск может подавать налоговый орган. Но в указанную сумму не засчитывают выплату долга НДФЛ. Это вторая очередь кредиторов, что не учитываются, когда определяются признаки банкротства.
  6. Круг контролирующих должностных лиц, которых могут привлечь, практически неограничен. Это не только руководитель, но и все люди, которые имеют даже косвенное отношение к управлению обанкротившегося бизнеса, и принимали решения.
  7. Лица рискуют не только своими деньгами и имуществом, но и профессиональной карьерой (их могут дисквалифицировать) и даже свободой. Государство осуществляет повышенный контроль над бизнесом.

Осуществляются меры по защите кредиторов от должников.

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности

Заявления о субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица принимаются:

  • В процессе конкурсного производства;
  • На протяжении трёхлетнего срока;
  • Если у должника нет денег для оплаты судебных издержек.

Скачать форму искового заявления.

Дорогие читатели!

Субсидиарная ответственность собственников бизнеса при банкротстве: как защититься?

Субсидиарная ответственность при банкротстве в 2022

  • Андрей Григорьев
  • Адвокат (адвокатская палата города Москвы), управляющий партнер юридической фирмы «Григорьев и партнеры»
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Если посмотреть заголовки юридической публицистики последних лет, то может сложиться впечатление, что субсидиарная ответственность – это настоящий бич собственников бизнеса, то, что практически неминуемо ждет каждого, кто связан с управленческой деятельностью. Юристы и арбитражные управляющие наперебой пугают своих потенциальных клиентов, грозя им «субсидиарной карой», с трибун юридических конференций. Так ли это и какие существуют проблемы и пробелы в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности разберем в этой колонке.

В первую очередь, чтобы быть объективными в оценке «бедствия», обратимся к статистике.

По данным ЕФРСБ количество удовлетворенных заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности остается неизменным уже третий год подряд и составляет около 40% от всех поданных заявлений.

При этом существенный, почти в 2 раза, рост количества решений о привлечении произошел по итогам 2018 года и составил 38% против 22% годом ранее. 

Таким образом, объективные цифры говорят о том, что суды привлекают собственников бизнеса к субсидиарной ответственности менее чем в половине случаев. То есть статистический шанс защититься от этой напасти составляет больше 50%, что уже неплохо.

Однако, одной статистикой судебный процесс не выиграть. Поэтому предлагаю предпринять небольшое исследование законодательства и его судебной трактовки, которое возможно поможет при защите доверителей от привлечения к ответственности.

  1. Для начала обратимся к Федеральному закону от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ), который в действующей редакции предусматривает всего 2 основания для привлечения к ответственности: 
  2. Поскольку дела о банкротстве нередко рассматриваются более 5 лет, то в некоторых случаях может применяться старая редакция Закона № 127-ФЗ, что требует тщательного анализа периода вменяемых ответчику деяний в каждом отдельном случае с целью определения норм, подлежащих применению и, в частности, срока исковой давности.
  3. Несвоевременная подача заявления о собственном банкротстве

Статья 61.12 Закона № 127-ФЗ на первый взгляд устанавливает достаточно ясное основание – факт отсутствия заявления о банкротстве организации в условиях наступившей неплатежеспособности или несвоевременная подача такого заявления.

Однако, первая же трудность, с которой приходится сталкиваться при доказывании данного основания – это установление даты, в которую возникла обязанность обратиться с заявлением о банкротстве. При этом ст. 61.12 отсылает нас к ст.

9 Закона № 127-ФЗ, которая содержит перечень случаев, порождающих такую обязанность.

Однако, во-первых данный перечень открытый. Во-вторых, критерии, которые там указаны, носят субъективный характер, их сложно обосновать и доказать. 

Разберем для примера лишь один случай, предусмотренный абз. 6 п. 1 ст. 9 Закона № 127-ФЗ: должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества. Определение недостаточности имущества содержится в ст.

2 Закона № 127-ФЗ: превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника; понятие неплатежеспособности содержится там же: прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом указанная норма содержит презумпцию недостаточности денежных средств.

Долгое время арбитражные суды достаточно формально подходили к данному критерию и руководствовались признаками, установленными в ст. 3 Закона № 127-ФЗ: неисполнение должником обязательств перед контрагентами или работниками в течение 3 месяцев. Однако, с развитием практики сложилась тенденция отхода от формализма.

Так, в 2020 году Верховный Суд Российской Федерации в одном из дел указал, что само по себе возникновение задолженности перед контрагентами в отдельные временные периоды является типичным для предпринимательской деятельности (Определение Верховного Суда РФ от 30 июля 2020 г. № 310-ЭС20-8456 по делу № А08-1410/2019). 

В другом деле суды сочли, что неоплата долга отдельному кредитору не может отождествляться с наступившей неплатежеспособностью (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 2 июля 2020 г.

№ Ф08-4737/2020 по делу № А32-1940/2019). Определением Верховного Суда РФ от 8 октября 2020 г.

№ 308-ЭС20-14426 было отказано в передаче дела № А32-1940/2019 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления.

Указанные позиции ВС РФ были успешно использованы автором при выстраивании линии защиты в двух делах, одно из которых прошло судебный контроль в трех инстанциях (последний судебный акт – Постановление арбитражного суда Московского округа от 28 июня 2021 г. по делу № А41-25946/2020), а второе завершилось на стадии апелляции (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июня 2021 г. по делу № А41-25690/2020).

Такой уход от формального подхода к признаку неплатежеспособности безусловно является прогрессом. Однако, введенное ВС РФ (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20 июля 2017 г.

№ 309-ЭС17-1801 по делу № А50-5458/2015) в судебную практику понятие «объективное банкротство» несильно исправило ситуацию с установлением момента наступления неплатежеспособности, который по настоящее время является дискуссионной темой как в научных кругах, так и при рассмотрении судом конкретного дела.

Невозможность полного погашения требований кредиторов в деле о банкротстве

Указанное основание на первый взгляд сформулировано достаточно странно. Поскольку процедура банкротства уже предполагает, что кредиторы не получат полного удовлетворения в силу наступившей неплатежеспособности организации.

Не спасает ситуацию и указание в п. 1 ст. 61.

11 Закона № 127-ФЗ на виновные действия или бездействия контролирующего должника лица, как основание для привлечения к ответственности, поскольку Закон № 127-ФЗ не содержит какого-либо перечня подобных действия (бездействий). Существует лишь презумпция вины, которая установлена ч. 2 этой же статьи, и «срабатывает» в суде при наличии одного из перечисленных в этой норме обстоятельств.

Указанная презумпция призвана облегчить процесс доказывания для арбитражных управляющих (или кредиторов). Однако, данная презумпция является опровержимой, то есть может быть преодолена ответчиком в ходе рассмотрения дела.

Например, подп. 2 п. 2 ст. 61.

11 Закона № 127-ФЗ может быть опровергнут представлением бывшим руководителем должника доказательств невозможности исполнить обязанность о передаче документации должника конкурсному управляющему вследствие объективных факторов, находящихся вне его контроля, например при наличии уголовного дела, в рамках которого следователем были изъяты соответствующие документы (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30 сентября 2019 № 305-ЭС19-10079 по делу № А41-87043/2015).

Говоря о презумпциях, предусмотренных главой III.2 Закона о банкротстве, необходимо вслед за ВС РФ (Определение Верховного Суда РФ от 22 июня 2020 г.

по делу № 307-ЭС19-18723(2,3) напомнить, что их основная цель – распределить бремя доказывания среди участников процесса, как правило, переложив это бремя на более информированную сторону. Общая направленность этих презумпций – обвинительная.

Читайте также:  Можно ли списать долги по алиментам у приставов в 2022?

Это означает, что не заявитель должен доказывать наличие вины ответчиков, а ответчики (лица, привлекаемые к субсидиарной ответственности) должны доказывать отсутствие вины, то есть опровергать презумпции соответствующими доказательствами.

Непонимание этого важного положения Закона о банкротстве, наверное в половине случаев, приводит к отсутствию качественно выстроенной защиты ответчиков и привлечению их к субсидиарной ответственности в «полуавтоматическом режиме».

Кроме уже указанной презумпции ч. 2 ст. 61.11 Закона № 127-ФЗ, необходимо отметить следующие:

  • презумпция контролирующего должника лица – лица указанные в п. 4 ст. 61.10 Закона № 127-ФЗ считаются КДЛ, пока не доказано иное,
  • презумпция наличия причинной связи между невозможностью удовлетворения требований кредитора и неподачей (несвоевременной подачей) заявления о банкротстве – может быть опровергнута в силу указания п. 2 ст. 61.12 Закона № 127-ФЗ .

Однако, с учетом уже упоминавшейся специфики применения редакции Закона № 127-ФЗ, существует проблема отнесения данных презумпций к процессуальному или материальному праву. Согласно п. 3 ст.

4 Федерального закона от 29 июля 2017 № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» в совокупности с ч. 4 ст.

3 Арбитражного процессуального кодекса, к рассматриваемым в настоящий момент спорам применяется действующее процессуальное право. 

При этом, материальное право должно применяться в редакции закона, действовавшей в момент исследуемых судом действий (бездействий) ответчика, о чем говорит подход, изложенный в пункте 2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2010 г. № 137, и нашедший свое отражение в судебной практике (см.

, например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 сентября 2020 г. № Ф05-13870/2020 по делу № А41-40498/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 сентября 2020 г.

№ Ф05-16080/2017 по делу № А41-27065/2017, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 сентября 2020 № Ф05-13314/2020 по делу № А40-113935/2018).

Таким образом, сторонники отнесения презумпций к нормам процессуального права готовы применять их во всех без исключения спорах о субсидиарной ответственности. В тоже время, сторонники точки зрения, что презумпции – это нормы материального права, считают неоправданным их применение в спорах об обстоятельствах имевших место до появления в Законе № 127-ФЗ соответствующих презумпций.

Возвращаясь к вопросу вины привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц, в частности к ее доказыванию и установлению, необходимо отметить, что даже несмотря на имеющееся в распоряжении судов Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г.

№ 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», с установлением вины все еще имеются большие трудности.

В практике ВС РФ по несколько раз в год встречаются кейсы в которых Суд отменяет нижестоящие решения как о привлечении к ответственности, так и об освобождении от нее. 

Регулярно анализируя такие кейсы автор колонки выработал метод использования судебной практики от «противного», когда даже «обвинительное» Определение ВС РФ может быть использовано при защите доверителей от субсидиарной ответственности.

Так например в уже упоминавшемся Определении Верховного Суда РФ от 22 июня 2020 г. по делу № 307-ЭС19-18723(2,3) можно взять на вооружение 3 критерия для установления того, повлекло ли поведение ответчиков банкротство должника, которые выделил ВС РФ на основе Постановления Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53:

  1. наличие у ответчика возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника (что, например, исключает из круга потенциальных ответчиков рядовых сотрудников, менеджмент среднего звена, миноритарных акционеров и т.д., при условии, что формальный статус этих лиц соответствует их роли и выполняемым функциям);
  2. реализация ответчиком соответствующих полномочий привела (ведет) к негативным для должника и его кредиторов последствиям; масштаб негативных последствий соотносится с масштабами деятельности должника, то есть способен кардинально изменить структуру его имущества в качественно иное — банкротное — состояние (однако не могут быть признаны в качестве оснований для субсидиарной ответственности действия по совершению, хоть и не выгодных, но несущественных по своим размерам и последствиям для должника сделки);
  3. ответчик является инициатором такого поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем возникших в связи с этим негативных последствий.

Процедура привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве 

Рассуждая о проблемах привлечения к субсидиарной ответственности, нельзя пройти стороной новую для кредиторов возможность привлекать к субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве, например после его завершения или даже минуя этот длительный процесс. 

Здесь необходимо отметить недостатки юридической техники законодателя. Так, например, п. 1 ст. 61.19 Закона № 127-ФЗ, который устанавливает круг лиц, имеющих право обратиться с соответствующим заявлением, содержит отсылочную норму на п. 3 ст. 61.14 Закона № 127-ФЗ, который касается только одного основания для привлечения к субсидиарной ответственности – по ст. 61.11 Закона № 127-ФЗ.

При этом п. 4 ст. 61.14 Закона № 127-ФЗ содержит указание на круг лиц, которые также могут обратиться с соответствующим заявлением уже на основании ст. 61.12 Закона № 127-ФЗ.

Однако, сравнение текста этих двух пунктов (п. 3 и п. 4) указанной ст. 61.

14 Закона № 127-ФЗ, не позволяет однозначно установить может ли заявитель по делу о банкротстве обратиться с заявлением по основанию ст. 61.

12 Закона № 127-ФЗ в случае прекращения производства по делу о банкротстве до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве (то есть на стадии рассмотрения судом обоснованности заявления).

Также, у судов возникают трудности с применением процессуальных норм. Несмотря на прямое указание подп. 2 п. 4 ст. 61.19, п. 5 ст. 61.19 Закона № 127-ФЗ на применение правил обычного искового производства или правил рассмотрения «групповых исков» (глава 28.

2 АПК РФ), суды смешивают процессуальные нормы АПК РФ и Закона № 127-ФЗ.

Например, по иску, рассмотренному вне рамок дела о банкротстве, в качестве итогового судебного акта выносится определение суда (как в деле о банкротстве), а не решение (как в исковом производстве), что в свою очередь влияет на процессуальные сроки для обжалования.

Кроме этого, суды часто не используют презумпции, упомянутые выше и в «отказных» решениях указывают, что истцом не были доказаны обстоятельства, которые на самом деле презюмируются Законом № 127-ФЗ и, вообще говоря, должны опровергаться ответчиком. 

Больше вопросов чем ответов

Именно такой фразой хочется завершить наши небольшие рассуждения. Обилие количества дел о привлечении к субсидиарной ответственности, прошедших все 3 инстанции и доходящих до ВС РФ, говорит не только об актуальности этого института возмещения ущерба кредиторам, но и о сложности споров и о несовершенстве законодательства. 

Вместе с этим, для юриста, защищающего ответчиков по таким делам, несмотря на казалось бы негативный тренд, существует достаточно возможностей использовать в своей работе весь инструментарий от нахождения пробелов в Законе № 127-ФЗ, до использования в своих процессуальных документах правовых позиций ВС РФ, взятых даже из негативной судебной практики.

Субсидиарная ответственность и мораторий на банкротство. Анализ рисков

13.04.2020

В связи с распространением на территории России короновирусной инфекции и вызванной этим необходимостью введения карантина, 1 апреля 2020 года принят Федеральный закон № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» (далее – «Федеральный закон»)[1], которым устанавливаются особенности введенного моратория на банкротство юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, чей бизнес пострадал от карантина.

С общим обзором нововведений можно ознакомиться в нашем первом обзоре, опубликованном на корпоративном сайте АГП 06.04.2020[2].

В этом обзоре мы более подробно рассмотрим тему субсидиарной ответственности руководителей компаний в период и после действия моратория.

1. В чем смысл моратория и что он дает бизнесу?

Мораторий на 6 месяцев вводит запрет для кредиторов подавать заявления о признании своих должников банкротами.

Эта мера призвана предотвратить массовое банкротство и дать возможность компаниям, наиболее сильно пострадавшим от пандемии коронавируса, пережить ее пик без жесткого давления со стороны кредиторов, попытаться восстановить свое имущественное положение.

Ключевые особенности моратория мы подробно рассматривали ранее в меморандуме от 06 апреля 2020 года[3], но хотим еще раз подчеркнуть, что мораторий касается только тех юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, чей бизнес внесен в перечень[4] организаций, наиболее пострадавших от карантина.

Таким образом, если компания по виду экономический деятельности (т.е. по коду ОКВЭД) подпадает под действие моратория, она получает временный иммунитет от банкротства по заявлению кредиторов.

Читайте также:  Как подать в суд на МФО и снизить проценты по микрозайму

2. Если кредиторам временно запрещено подавать заявления о признании некоторых компаний банкротом, то как это отразится на субсидиарной ответственности руководителей таких компаний? Снижаются ли риски?

Мы считаем, что риски привлечения к субсидиарной ответственности в целом остаются прежними и зависят от конкретных действий (бездействия) менеджмента компании, особенно если речь идет о выводе активов в преддверии банкротства.

Существует большая вероятность, что не все компании, на которые распространяется мораторий, смогут преодолеть экономический кризис, вызванный коронавирусом, и многие из них в конце концов окажутся в процедуре банкротства после снятия моратория. Поскольку заявление о привлечении к субсидиарной ответственности подается кредиторами и/или арбитражным управляющим почти в каждом деле о банкротстве, нет оснований считать, что в будущем эта тенденция изменится.

Более того, кредиторы и арбитражные управляющие с особой внимательностью будут подходить к оспариванию сделок, заключенных должниками в период моратория, понимая, что у недобросовестных руководителей может возникнуть желание использовать мораторий для вывода активов из проблемной компании.

Федеральным законом предусмотрено, что сделки, совершенные в период моратория, признаются ничтожными, если они выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности должника и их цена превышает 1% от балансовой стоимости активов, что в перспективе повышает вероятность их оспаривания.

Следовательно, если сделка являлась крупной и нетипичной для компании, то в случае ее банкротства кредиторы будут требовать признать такую сделку недействительной, ссылаясь на недобросовестное поведение менеджмента, который нарушил указанное ограничение и ухудшил таким образом финансовое положение компании. Таким образом, риск субсидиарной ответственности за причинение вреда кредиторам введение моратория не снижает.

В ближайших обзорах мы отдельно проанализируем перспективы оспаривания сделок, совершенных в период действия моратория.

3. Генеральный директор по-прежнему обязан подавать собственное заявление о банкротстве, чтобы снизить риск привлечения к субсидиарной ответственности?

В период действия моратория генеральный директор компании, на банкротство которой распространяется мораторий, вправе, но не обязан подать такое заявление. В случае, если компания не подпадает под мораторий, такая обязанность сохраняется, и за ее неисполнение предусмотрена субсидиарная ответственность.

Напоминаем, что по общему правилу, генеральный директор компании обязан подать заявление о признании ее банкротом в течение месяца после того как ему стало известно (либо должно было стать известно) об объективной неспособности компании рассчитаться с кредиторами.

Если генеральный директор в этой ситуации не предпринимает шагов по спасению компании, заключает новые сделки, то считается, что такими действиями он причиняет вред новым кредиторам компании т.к.

они не знают о реальном имущественном положении своего контрагента и не смогут в будущем получить удовлетворение своих требований.

Поэтому все обязательства, возникшие у компании и неисполненные после истечения месячного срока на подачу заявления о банкротстве, учитываются при определении размера субсидиарной ответственности генерального директора.

Однако, если компания подпадает под действие моратория, то на период его действия данная обязанность с генерального директора временно снимается для того чтобы компания, несмотря на наличие признаков объективного банкротства[5], могла привлечь дополнительное финансирование для сохранения своей деятельности, не опасаясь привлечения контролирующих ее лиц к субсидиарной ответственности.

Мы полагаем, что при определении размера субсидиарной ответственности не должны учитываться те дополнительные обязательства, которые компания примет на себя в условиях неплатежеспособности (недостаточности имущества), если таковые возникли в период действия моратория. Однако на сегодняшний день неизвестно, каким образом будет складываться судебная практика в будущем относительно таких сделок.

С большой вероятностью в будущих судебных разбирательствах встанет вопрос о том, действительно ли принятие компанией новых обязательств являлось экономически целесообразным и необходимым для восстановления платежеспособности и предупреждения банкротства, или же руководители компании не имели четкого финансового плана действий и принятие новых обязательств только увеличило число кредиторов и объем неисполненных обязательств.

4. Что нужно учитывать при принятии новых обязательств в период моратория?

  • Один из подходов, который может сложиться в судебной практике, будет строиться на том, что генеральный директор должника, несмотря на отсутствие обязанности подать заявление о банкротстве, не должен принимать новые обязательства в условиях неплатежеспособности (недостаточности имущества), если разумные экономические причины для заключения таких сделок отсутствовали, и данные сделки не были направлены на продолжение осуществления бизнеса в обычном режиме и/или на восстановление платежеспособности компании.
  • По нашему мнению, для снижения риска привлечения к субсидиарной ответственности руководителей компаний (и прежде всего генеральных директоров) антикризисные планы, которые сейчас разрабатываются и внедряются практически в каждом бизнесе, должны иметь обоснования тех мер, которые будут осуществляться при появлении признаков неплатежеспособности (недостаточности имущества).
  • В таких антикризисных планах необходимо подробно описывать причины принятия новых обязательств в условиях неплатежеспособности, описывать ожидаемый экономический эффект от новых сделок, и указывать как этот эффект повлияет (или должен повлиять) на восстановление платежеспособности.

Также компаниям, у которых имеются в настоящий момент признаки объективного банкротства, следует временно отказаться от заключения крупных сделок, цена которых превышает 1% от балансовой стоимости активов и следить за тем, чтобы эти сделки не выходили за рамки обычной хозяйственной деятельности, т.е. являлись типичными. В противном случае при банкротстве компании такие сделки могут быть признаны недействительными, а поведение менеджмента при их заключении – недобросовестным, что увеличивает риск привлечения к субсидиарной ответственности.

5. Что такое антикризисный план и что он должен содержать?

  1. В судебной практике несколько лет назад сформировался подход, согласно которому генеральный директор освобождается от ответственности за неподачу заявления о банкротстве, если докажет, что выполнял экономически обоснованный план[6] по выходу из кризисной ситуации.
  2. Если ваша компания столкнулась с существенными экономическими трудностями, мы рекомендуем подготовить и утвердить такой план, в котором подробно описать конкретные, взвешенные шаги по выводу компании из кризиса.
  3. План должен не просто содержать перечень определенных задач, которые потенциально могут способствовать устранению признаков неплатежеспособности, а конкретные мероприятия по достижению этих задач, с указанием сроков их проведения, ответственных лиц, а также ожидаемого экономического эффекта по устранению признаков неплатежеспособности.

Однако важно учитывать, что само по себе наличие такого плана не всегда может подтверждать достаточную разумность действий руководителя по выходу из кризиса.

Большое значение играют доказательства совершения активных действий по выполнению такого плана, например, наличие официальной переписки с контрагентами, использование привлеченных дополнительных средств на частичное погашение задолженности и т.д.

В противном случае суды с большой вероятностью отнесутся к плану скептически, особенно если он будет иметь вид поспешно составленного, экономически немотивированного документа.

Также рекомендуется, чтобы план был согласован и одобрен всеми компетентными органами управления общества (например, собранием участников, советом директоров при его наличии).

На основании анализа судебных дел по привлечению к субсидиарной ответственности, завершившихся в пользу руководителей, антикризисный план может включать в себя следующие мероприятия:

  • проведение досудебной комплексной финансово-экономической экспертизы, которая установила бы наличие признаков неплатежеспособности, их временный или неустранимый характер, конкретные причины возникновения финансовых затруднений, эффективность действующих в компании бизнес-процессов, возможность их оптимизации и т.д.;
  • экономическое обоснование сделок, которые планируются заключать в период моратория на банкротство с подробным описанием ожидаемого экономического эффекта от этих сделок и как этот эффект будет использован для устранения признаков объективного банкротства;
  • проведение судебно-претензионной работы по взысканию дебиторской задолженности;
  • увеличение уставного капитала, привлечение заемных средств от акционеров, кредитных организаций, инвесторов на финансирование деятельности с подробным указанием цели их использования и ожидаемого экономического эффекта (например, увеличение производственных мощностей предприятия);
  • активные переговоры с контрагентами о предоставлении рассрочек или отсрочек платежей, реструктуризации задолженности;
  • мероприятия по оценке имущества с целью его продажи для расчетов с кредиторами;
  • сокращение штата сотрудников, перевод сотрудников на удаленную работу, передача некоторых процессов компании на аутсорсинг.

Предпринимателям рекомендуется внимательно отнестись к установлению признаков неплатежеспособности (недостаточности имущества) своих компаний, тщательно оценивать экономическую целесообразность сделок, которые планируются к заключению в период моратория и особенно – после его снятия, поскольку обязанность генерального директора подать заявление о банкротстве своей компании по истечении периода моратория восстановится. Следовательно, если после снятия моратория компания продолжит принимать на себя новые обязательства в условиях сохраняющихся признаков объективного банкротства, то риск привлечения к субсидиарной ответственности существенно возрастает.

[1]https://rg.ru/2020/04/03/fz98-chs-dok.html

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *