Определено, что должно быть указано в согласии на совершение сделки

Статья актуальна на 23 июня 2020

Расскажем, что такое крупная сделка, когда Решение об ее одобрении нужно прикладывать в закупках по 44-ФЗ/ 223-ФЗ и как грамотно составить документ в 2020 году.

Определено, что должно быть указано в согласии на совершение сделки

иллюстратор — Дарья Привалова 

Что такое крупная сделка

Крупной считается сделка, связанная с приобретением или отчуждением имущества, стоимость которого составляет 25 % и больше от балансовой стоимости активов предприятия. Стоимость активов определяют по бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату (см ст. 78 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и ст. 46 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной отвественностью»).

К крупным не относятся сделки, которые совершают в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.  

В обычной деятельности Решение не требуется: 

  • Если единственный участник ООО (или акционер АО) одновременно является ее единоличным исполнительным органом (ч.7 ст. 46 14-ФЗ и п.1 ч.3 ст. 78 208-ФЗ). 
  • Для индивидуальных предпринимателей, так как физлицо не должно одобрять сделки самому себе. 

В государственных закупках юрлицам всегда нужно предоставлять Решение, а от ИП такой документ не требуют. В коммерческих  — на усмотрение заказчика. Очень редко коммерческие заказчики требуют этот документ не только от юрлиц, но и от ИП.  

Закупки по 44-ФЗ

Решение прикладывается к заявлению при регистрации поставщика в ЕИС, но между порталом и площадками бывают проблемы с интеграцией и не все документы передаются сразу в личный кабинет ЭТП. Поскольку Решение требуется в каждой закупке, лучше подстраховаться и продублировать документы во второй части заявки. 

Подготовка документа

До 2019 года все участники госзакупок проходили аккредитацию отдельно на каждой федеральной площадке. При этом площадки всегда тщательно проверяли документы. Если Решение о сумме было составлено некорректно, оператор отклонял заявление и указывал конкретную ошибку в документе. После этого участник его редактировал и заново подавал заявку на аккредитацию.

В течение 2019 года все участники госзакупок должны были пройти регистрацию в Единой информационной системе (далее — ЕИС).

После регистрации в ЕИС документы передаются в личные кабинеты федеральных площадок автоматически без дополнительной проверки.

Таким образом, если у вас в Решении есть ошибка, выяснится это не в момент регистрации в ЕИС, а когда вашу заявку отклонят по этому основанию. Поэтому к подготовке всех документов следует подходить максимально ответственно.

Что учесть при формировании Решения 

Назовем шесть правил: 

  1. Решение о согласии на совершение крупной сделки принимает общее собрание участников общества. Если общество состоит из единственного участника,  он принимает Решение единолично.
  2. Решение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью должно соответствовать требованиям, предусмотренным ст. 181.2 Гражданского кодекса РФ. Если в ООО несколько учредителей, Решение общего собрания принимается большинством. Есть два варианта оформления такого протокола:  заверить его нотариально или самостоятельно, но в строгом соответствии с ч.4 статьи 181.2 Гражданского Кодекса РФ.    В Решении обязательно должна присутствовать формулировка: «В соответствии с пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса РФ принятие общим собранием участников Общества решения и состав участников Общества, присутствовавших при его принятии, подтверждается путем подписания документа всеми участниками общества, присутствовавшими на собрании».
  3. Сумма в решении должна относиться к каждой отдельной сделке, а не к общему числу всех сделок организации. Будет ошибкой написать «одобрить сделки на сумму 10 000 000 (Десять миллионов) рублей». Заказчик не обязан высчитывать, сколько сделок участник заключил с момента появления документа. Корректно будет указать: «Максимальная сумма одной такой сделки не должна превышать 10 000 000 (десять миллионов) рублей».
  4. Обязательно указывайте в Решении срок его действия. Если этого не сделать, документы действует в течение одного года. Не все помнят об этом правиле, поэтому заказчики так часто отклоняют заявку с Решением, в котором истек срок действия.   Из судебной практики: при рассмотрении дела было установлено, что в представленном участником решении не был указан срок, в течение которого можно совершать сделки. В этом случае решение действует один год. На момент проведения аукциона этот срок уже истек. Довод о том, что исполнение подобных контрактов является для общества обычной хозяйственной деятельностью, не сработал. Документ: Определение ВС РФ от 25.03.2019 № 310-ЭС19-1603.
  5. Сумму в Решении обязательно укажите цифрами и прописью. Лучше укажите сумму с запасом, чтобы не переделывать документ перед каждой заявкой. Ограничений по цифрам нет, многие поставщики указывают в решении сумму «1 000 000 000 (Один миллиард) рублей».   Забавный случай: один из наших клиентов в решении указал «неограниченно рублей 00 копеек». Так делать не следует, в решении должна быть указана конкретная максимальная сумма одной сделки.
  6. В 2019 году все закупки по 44-ФЗ перешли в электронную форму, поэтому не забудьте добавить в Решение все виды закупочных процедур, а не только электронные аукционы. 

Закупки по 223-ФЗ

В большинстве закупок по 223-ФЗ есть условие, что участник должен предоставить или Решение об одобрении сделки, или информацию о том, что сделка не является крупной с обоснованием. Поэтому его также следует прикладывать к каждой заявке.

Очень редко, но все-таки встречается условие, что Решение должно быть оформлено на конкретную сделку, которую планируется заключить по итогам закупки. Всегда внимательно читайте документацию и, при необходимости, подкорректируйте Решение до подачи заявки.

Мы рекомендуем подготовить свой универсальный документ, который подойдет и для закупок по 44-ФЗ, и по 223-ФЗ.

Для составления Решения можно использовать эти шаблоны:

Эксперты ответят на ваши вопросы по теме статьи в первые сутки после публикации. Потом отвечают только участники закупок, а вопрос экспертам можно задать в специальной рубрике.

Нотариальное согласие супруги на сделку: когда требуется и как оформить?

Имущество, приобретенное в браке, кроме приобретенного по безвозмездным сделкам (дарение, завещание, приватизация), входит в состав общего совместного имущества супругов, если супруги не установили режим раздельной собственности брачным договором. 

Сделки с совместно нажитым имуществом заключаются с согласия обоих супругов. Предполагается, что один из супругов, совершая сделку по распоряжению общим имуществом, действует с согласия другого супруга. Однако для некоторых сделок требуется нотариально удостоверенное согласие супруга.

Для совершения каких сделок требуется нотариально удостоверенное согласие супруга?

  • сделок по распоряжению совместно нажитым имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации (например, сделки по отчуждению недвижимого имущества: продажа, дарение, мена)
  • сделок, для которых установлена обязательная нотариальная форма (например, сделки по покупке или продаже доли в уставном капитале)
  • сделок, подлежащих обязательной государственной регистрации (например ДДУ, договор уступки прав по требований по ДДУ — от супругов цедента и цессионария, если распространяется режим совместной собственности, договор аренды, подлежащий регистрации)

Обратите внимание! Нотариальное согласие требуется только в случае, если на имущество распространяется режим совместной собственности, и сделка относится к одному из трех видов сделок, для совершения которых требуется согласие в установленной форме. То есть при совершении сделки необходимо:

  • определить, является ли отчуждаемое или приобретаемое имущество совместно нажитым
  • определить, относится ли совершаемая сделка к перечисленным выше видам, для заключения которых нужно письменное согласие
  • Пример № 1: Вы приобретаете объект недвижимости по договору купли-продажи. Договор купли-продажи недвижимости не регистрируется (регистрируется переход права собственности, а не договор). При этом если вы являетесь покупателем (соответственно совершаете сделку не по распоряжению правами на недвижимость), а сделки не требует нотариальной формы (например, сделки с долями в праве собственности), то нотариальное согласие супруги не нужно получать.
  • Пример № 2: Между продавцом и супругой продавца заключен брачный договор, устанавливающий режим раздельной собственности на все имущество, приобретаемое в браке. В этом случае согласие супруги продавца на сделку купли-продажи не требуется.
  • Пример № 3: Квартира приобретена по договору дарения в браке. На такую квартиру не распространяется режим совместной собственности. Поэтому не требуется согласие супруги продавца на сделку.
  • Пример № 4: Физические лица заключают договор уступки прав требования по ДДУ. Оба состоят в браке, брачный договор отсутствует. В этом случае нужно получить нотариальное согласие супруги как цедента, так и цессионария, так как договор уступки по ДДУ является регистрируемой сделкой.

Какие сделки должны заключаться обязательно в нотариальной форме

Поручительство как один из способов обеспечения исполнения обязательства, ответственность по которому несет лично поручитель, не является сделкой по распоряжению общим имуществом супругов.

Договор поручительства не является также сделкой, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, в связи с чем на его заключение не требуется получения нотариального согласия другого супруга.

Заключение договора поручительства означает не распоряжение каким-либо нажитым совместно в браке имуществом, а только лишь принятие на себя поручителем обязательства отвечать солидарно или субсидиарно в случае неисполнения должником своих обязательств. При этом поручитель отвечает только своим личным имуществом.

На все супружеское имущество при недостаточности у поручителя личного имущества для удовлетворения требований кредитора взыскание не может быть обращено, оно допускается только в части причитающейся ему доли (Определение Верховного Суда РФ от 12.04.2016 г. № 

Согласие супруга на продажу недвижимости: когда нужно и как оформить

Когда один из супругов продает квартиру или дом, ему может пригодиться нотариально заверенное согласие второго. Разбираемся, в каких случаях оно нужно и что будет, если продать недвижимость без него.

Когда оформляют согласие супруга на продажу квартиры

Согласие супруга на продажу недвижимости — документ, который оформляют, если супруг имеет право на часть квартиры, дома или офиса. Так бывает в двух случаях.

Недвижимость купили или приватизировали в браке

Если муж и жена купили недвижимость в браке, она считается совместной собственностью (ст. 34 СК РФ). Один из супругов не может продать общую квартиру или дом, если второй супруг не согласен на сделку. Это правило действует, даже если в свидетельстве о праве собственности или выписке из ЕГРН значится только один собственник.

Если супруги развелись, но имущество не поделили, оно все еще считается совместным — согласие придется получить.

Недвижимость отремонтировали на общие деньги

Это правило распространяется на случаи, когда квартира или дом принадлежит одному из супругов. Если там провели капитальный ремонт или реконструкцию на средства из семейного бюджета, второй супруг имеет право на долю недвижимости (ст. 37 СК РФ).

По умолчанию считается, что раз один из супругов продает квартиру, второй в курсе и согласен на сделку. Поэтому переход права собственности оформят, даже если согласие супруга не приложат к пакету документов. Такие сделки опасны. Почему — расскажем ниже.

Когда согласие супруга на продажу квартиры не нужно

Согласие супруга не нужно, если он не имеет права на долю недвижимости. Так бывает, если она:

Подарена одному супругу

Досталась одному супругу в наследство

Приватизирована в браке, и один из супругов от нее отказался

Принадлежит только одному супругу на основании брачного договора

В этих случаях недвижимость не считается совместной собственностью, поэтому согласие мужа или жены на продажу не нужно (ст. 36 СК РФ).

Как оформить согласие супруга

Согласие супруга на продажу недвижимости оформляют у нотариуса. В нем отмечают данные о браке, объекте недвижимости и супруге, дающем согласие на продажу.

Чтобы оформить согласие супруга на продажу квартиры или дома, нужно предоставить документы:

Паспорт супруга, который соглашается на продажу

Свидетельство о праве собственности или выписку из ЕГРН

Если супруги развелись, к пакету документов прилагают свидетельство о разводе.

Иногда нотариус запрашивает справки от психиатра и нарколога. Так бывает, если он сомневается в дееспособности человека, дающего согласие на сделку.

Документы предоставляют нотариусу в оригинале.

Сотрудники нотариальной конторы составляют документ о согласии супруга на продажу недвижимости. Супруг его подписывает, а нотариус заверяет.

Услуги нотариуса и оплата госпошлины обойдутся от 1500 до 2500 рублей. Сумма зависит от расценок конкретной конторы.

Срок действия согласия не ограничен. Его оформляют, когда только собираются продавать квартиру, или уже нашли покупателя.

Чем опасна сделка без согласия супруга

Переход права собственности регистрируют и без нотариально заверенного согласия супруга. В этом случае в ЕГРН отмечают, что согласие не предоставили. Такая ситуация опасна, особенно для покупателя.

По закону супруг, которого не предупредили о продаже недвижимости, имеет право в течение года оспорить сделку (ст. 35 СК РФ). Если суд встанет на его сторону, квартира перейдет к старым владельцам. Покупателю придется судиться с продавцом, чтобы вернуть деньги.

Сделку признают действительной, только если покупатель или продавец компенсируют супругу стоимость его доли недвижимости. В этом случае собственником останется покупатель.

Чтобы не потерять квартиру, проверяйте перед покупкой все документы. Если ее купили, приватизировали или отремонтировали в браке, требуйте, чтобы продавец оформил согласие супруга на продажу.

Сейчас читают

Материнский капитал на покупку недвижимости в 2020 году

Как выписаться из квартиры при ее продаже

Детские пособия: как быстро оформить документы и получить максимальные выплаты

О согласии бывшего супруга и возможности отмены согласия супруга

К.А. Печко,
нотариуса Щёлковского нотариального округа

Читайте также:  Когда общество может отклонить заявление участника о выходе

Московской области

Аннотация

Первым рассматриваемым вопросом в работе является вопрос о необходимости истребования нотариусом нотариального согласия бывшего супруга при распоряжении совместным имуществом, нажитым в браке. Для ответа анализируется определение Верховного Суда РФ. Второй рассматриваемый вопрос — это возможность отмены нотариального согласия супруга.

Ключевые слова: совместная собственность, согласие бывшего супруга, отмена нотариального согласия супруга.

On assent of a former spouse and the possibility of cancellation the spouse’s assent

К.А. Pechko

Annotation

The first issue examined in the paper is the necessity of reclaiming the assent of the former spouse by the notary, when disposing the joint property acquired during marriage. In order to answer this question the determination of the Supreme Court will be analyzed. The second problem to be discussed is the cancellation of the notarized assent of the spouse.

Key words: joint ownership, the assent of the former spouse, the cancellation of the notarized assent of the spouse.

Режим общей собственности супругов — это совместная собственность. Такой режим является более жестким, чем общая долевая собственность, поскольку распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников совместной собственности.

Хотя Гражданский кодекс и обязывает всех участников гражданских правоотношений действовать добросовестно1, очевидно, что на практике распоряжение общим имуществом не всегда происходит по взаимному согласию бывших супругов.

В связи с этим возникает важный, на мой взгляд, вопрос: необходимо ли для распоряжения имуществом согласие бывшего супруга в нотариальной форме? Тем более что Определением Верховного Суда РФ от 2011 года подчеркнута важная роль нотариального согласия2, о чем также будет сказано ниже.

Необходимо ли для распоряжения имуществом согласие бывшего супруга в нотариальной форме?

Вначале необходимо сказать о том, что режим общей совместной собственности супругов на совместно нажитое имущество не прекращается после расторжения брака3.

Также режим общей совместной собствен ности сам по себе не преобразовывается в режим общей долевой собственности (есть обратное мнение4).

Данный вывод следует из анализа статей 38 и 39 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ), этой же позиции придерживается Верховный Суд РФ5.

Распространяется ли норма пункта 3 статьи 35 СК РФ о необходимости нотариального согласия при распоряжении имуществом бывшими супругами? Позиция Верховного Суда РФ в Определении от 14.01.2005 г.

по делу № 12-В04-8 следующая: «Нормы статьи 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота (то есть бывшими супругами. — Прим. авт.).

К указанным правоотношениям должна применяться статья 253 ГК РФ, согласно пункту 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников.

Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом». Исходя из сказанного приходится признать, что, по мнению Верховного Суда РФ, нотариальное согласие бывшего супруга не требуется.

Как же действовать нотариусу на практике? Попробуем разобраться. Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

Согласие бывшего супруга предполагается, однако нотариус обязан разъяснить собственнику, что он может действовать с согласия второго сособственника, чтобы действия по распоряжению имуществом не привели к нарушению прав бывшего супруга и к собственнику, заключающему договор отчуждения имущества, не был предъявлен иск со стороны бывшего супруга. Вместе с тем все указанные обстоятельства становятся известными приобретателю в кабинете нотариуса. Таким образом, сделка может быть удостоверена только в том случае, если собственник однозначно подтверждает, что он действует с согласия бывшего супруга. В противном случае присутствуют два условия признания сделки недействительной, обозначенные в пункте 3 статьи 253 Гражданского кодекса (далее — ГК РФ): согласие супруга не получено, и приобретателю об этом известно до заключения договора, так как данные вопросы нотариус обязан выяснить у сторон сделки перед удостоверением договора.

В случае, если нотариус, удостоверивший договор, не разъяснил сторонам необходимые условия заключения договора, к нотариусу может быть предъявлен иск. Таким иском может быть иск бывшего супруга к нотариусу, который не разъяснил собственнику необходимость получения согласия бывшего супруга.

Также это может быть иск титульного собственника, понесшего убытки вследствие предъявления к нему иска бывшим супругом. Или иск покупателя, знавшего о несогласии бывшего супруга продавца, но не предавшего этому значения, вследствие чего сделка была признана недействительной.

Оформленное в такой ситуации заявление собственника о том, что не имеется супруги, которая бы имела право на общее имущество, которое формально позволяет удостоверить договор, по факту будет свидетельствовать о том, что от нотариуса скрыли информацию или нотариус не выяснил вопрос о том, находилось ли имущество в совместной собственности.

Основания оспаривания сделки, предусмотренные пунктом 3 статьи 253 ГК РФ, отпадают при наличии согласия бывшего супруга в письменной форме, это может быть и заявле ние, поданное нотариусу бывшим супругом, и нотариально удостоверенное согласие.

Вопрос необходимости истребования такого документа нотариус решает самостоятельно.

Если по каким-либо причинам не удается получить согласие в письменной форме, рекомендуется указывать в договоре пункт о том, что отчуждение имущества происходит с согласия сособственника, а приобретателю разъяснены основания признания сделки недействительной в соответствии с пунктом 3 статьи 253 ГК РФ.

Важно помнить, что срок исковой давности по оспоримой сделке начинает течь, когда лицо узнало, что его право нарушено, а узнать бывший супруг, что его право нарушено, может через длительный период времени.

Необходимо отметить: по мнению Е.А. Крашенинникова «нуждающееся в согласии распоряжение сособственника, как и любая нуждающаяся в согласии сделка, до дачи согласия не имеет силы.

Она не вызывает правового последствия, наступления которого желал распоряжающийся, что исключает возможность ее оспаривания, поскольку оспаривание сделки состоит в аннулировании вызванного ею правового последствия»6.

На практике же суды, в том числе и Верховный Суд РФ, на основании пункта 3 статьи 253 ГК РФ рассматривают распоряжение совместной собственностью, совершенное одним из сособственников без согласия остальных сособственников (о чем известно контрагенту распоряжающегося), как оспоримую сделку7.

О важности согласия

На практике встречаются случаи, когда нотариальное согласие супруга не оформляется, в то время как это необходимо в соответствии с пунктом 3 статьи 35 СК РФ.

Некоторые нотариусы не оформляют согласие супруга на приобретение недвижимого имущества8, считая, что согласие требуется лишь для отчуждения недвижимого имущества.

Нужно заметить, в пункте 3 статьи 35 СК РФ речь идет не об отчуждении недвижимого имущества, а вообще о распоряжении недвижимостью.

Как оспаривают сделки, совершенные без согласия супруга

28.01.19

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

В своей практике мы много раз сталкивались с требованиями признать сделку недействительной на основании того, что такая сделка была совершена без согласия супруга либо такое согласие являлось порочным.

Причем в большинстве случаев желание “поломать” сделку и отобрать ценный актив возникало у лиц, действовавших недобросовестно. Супруг просто заявлял, что он якобы не знал о данной сделке и не давал согласие на ее совершение.

Для добросовестного контрагента по сделке риски потерять приобретенное имущество очень существенны.

Разберемся во всех нюансах подобных дел.

Корни проблемы

В российской правовой системе де-факто существует режим скрытой супружеской собственности. В публичном реестре (например, ЕГРН) собственником может значиться один человек, а на самом деле существует и другой собственник — его супруг, о котором добросовестный приобретатель может и не знать.

И это нисколько не противоречит правилу ст.8.1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК), согласно которому права на имущество, подлежащие гос.регистрации, возникают с момента внесения соответствующей записи в гос.реестр.

Дело в том, что после данных слов стоит оговорка “если иное не установлено законом”. И это “иное” установлено ст.34 Семейного кодекса РФ (далее — СК), в силу которой имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью “независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено”.

Если второй (“незарегистрированный в реестре”) супруг такой же собственник, что и первый, значит с его мнением нужно считаться.

По общему правилу п.2 ст.35 СК при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Такую сделку можно оспорить по мотивам отсутствия согласия другого супруга только если другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Однако из этого общего правила есть одно исключение — это п.3 ст.35 СК, согласно которому для определенных трех типов сделок необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга, т.е. презумпция согласия супруга в этих случаях не действует.

Когда требуется нотариальное согласие супруга на совершение сделки

В силу п.3 ст.35 СК нотариальное согласие супруга необходимо для совершения следующих сделок с общим имуществом супругов:

  1. Либо это должна быть сделка по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации.

Это не только сделки с недвижимостью, но и сделки с долями в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25), результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации (в ряде случаев), маломерными и некоторыми иными судами морского и внутреннего плавания, воздушными судами.

Права на автомобили и акции гос.регистрации не подлежат, а потому для совершения сделки с ними не требуется нотариальное согласие супруга.

  1. Либо это должна быть сделка, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма.

Это может быть договор ренты, залог доли в уставном капитале ООО, договор эскроу (за исключением случаев депонирования безналичных денежных средств и бездокументарных ценных бумаг), наследственный договор, сделка по распоряжению недвижимым имуществом на условиях опеки, договор о передаче доли в уставном капитале ООО (за некоторыми исключениями), договор по отчуждению или залога доли в праве общей собственности на недвижимость.

  1. Либо это должна быть сделка, подлежащая обязательной государственной регистрации.

Это может быть договор ипотеки или договор о передаче нежилого помещения в долгосрочную аренду (на срок 1 год и более).

Следует различать понятия “гос.регистрация перехода права на имущество” и “гос.регистрация сделки”.

Например, при совершении сделки купли-продажи нежилого помещения регистрируется только переход права собственности на помещение, но не сам договор. Такой договор считается заключенным с момента его подписания сторонами.

А вот при совершении сделки купли-продажи жилого дома или квартиры регистрируется и сам договор, и переход права. Такой договор считается заключенным с момента его регистрации, а не с момента его подписания сторонами.

Требования к содержанию согласия супруга

Нередко один супруг берет у другого супруга нотариальное согласие на отчуждение любого совместно нажитого имущества без какой-либо конкретики. Росреестр принимает такое согласие и регистрирует переход права.

В дальнейшем супруг, давший такое “общее” согласие, может попытаться оспорить сделку по отчуждению общего имущества, ссылаясь на п.3 ст.157.1 ГК, в котором сказано: “В предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет сделки, на совершение которой дается согласие”.

Как правило, суды в подобных спорах отказываются распространять на согласие супруга действие ст.157.1 ГК и сохраняют сделку.

Дело в том, что данная статья применяется, если на совершение сделки в силу закона требуется согласие третьего лица, а суды не признают супругов “третьими лицами по отношению друг к другу” (они ведь — сособственники) и исходят из того, что ст.

35 СК “не предусматривает обязательного указания в согласии супруга на совершение сделки по распоряжению имуществом конкретного объекта недвижимого имущества, на отчуждение которого оно дается, не содержит запрета давать одним супругом другому супругу согласие на отчуждение любого принадлежащего им имущества без указания его конкретного перечня” (Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 25.07.2018 N 44г-128/2018).

Читайте также:  Налоговые риски при взыскании штрафов по договору

Правда встречается и другая практика, по которой ст.157.1 ГК признается общей, а ст.35 СК — специальной. Здесь действует уже следующая логика. В п.1 ст.157.1 ГК сказано, что “правила настоящей статьи применяются, если другое не предусмотрено законом или иным правовым актом”.

В ст.35 СК “другое” (что в согласии супруга предмет сделки можно не указывать) не предусмотрено. А потому некоторые суды применяют правило п.3 ст.157.1 ГК о необходимости конкретизации предмета сделки в нотариальном согласии супруга и не признают “общее” согласие супруга.

Последствия совершения сделки без нотариального согласия супруга

Сразу надо сказать, что сделки, совершенные без нотариального согласия супруга, оспоримы. То есть они действительны пока суд не признает их недействительными (именно поэтому их регистрация в Росреестре часто проходит без проблем).

Что касается оспаривания таких сделок, то здесь не все так просто и практика судов на данный момент неоднородна.

Есть три нормы, о применении которых можно говорить:

  1. Применительно к сделкам, совершенным без согласия третьего лица — п.2 ст.173.1 ГК:

“Поскольку законом не установлено иное, оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, … может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица …”.

  1. Применительно к совместной собственности вообще (не важно — супругов или нет) — п.3 ст.253 ГК:

“Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом”.

  1. Применительно к совместной собственности исключительно супругов — п.3 ст.35 СК:

“Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки”.

Как видно, первые две нормы ГК защищают интересы добросовестного приобретателя. По ним, если зарегистрированный в ЕГРН собственник продаст квартиру без необходимого нотариального согласия своего супруга, но будет установлено, что покупатель не мог знать о существовании у продавца супруга, то суд оставит сделку в силе. В этом случае может пострадать супруг.

Однако в третьей норме (ст.35 СК) о фигуре добросовестного приобретателя ничего не говорится.

Возникает вопрос: как соотносятся все эти три нормы между собой, какую и когда надо применять?

В первой норме (ст.173.1 ГК) говорится о согласии “третьего лица”. А, как было указано выше, суды в большинстве своем не считают супруга “третьим лицом” по отношению к другому супругу. Суды считают их равноправными собственниками.

Кроме того, первая норм по своему содержанию аналогична второй (ст.253 ГК). Поэтому первую норму можно из нашего анализа исключить и сравнивать только ст.253 ГК (которая защищает добросовестного приобретателя) и ст.35 СК (которая такой защиты не дает).

Есть общее правило — специальная норма имеет приоритет на общей, общая норма применяется в части, неурегулированной специальной нормой.

С этих позиций однозначно ст.35 СК имеет приоритет над ст.253 ГК. Но вот вопрос: ст.35 СК полностью вытесняет ст.253 ГК или нет?

Есть два варианта толкования:

  1. Данные статьи говорят о разном — в п.3 ст.253 ГК говорится о необходимом условии для признания сделки недействительной (если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии согласия), а в ст.35 СК в дополнение к этому говорится о том, в какой срок супруг может заявить иск о признании сделки недействительной.

При таком толковании интересы добросовестного приобретателя защищены.

Скажем сразу, данный подход больше встречается в юридической литературе нежели в судебной практике. Возможно потому, что непонятно зачем в таком случае законодателю надо было устанавливать специальный годичный срок исковой давности для таких дел, если этот же срок уже установлен в п.2 ст.181 ГК. То есть, при таком подходе специальная норма ничего нового не устанавливает, что странно.

  1. Пункт 3 ст.35 СК полностью отменяет ст.253 ГК, так как только в этом случае в специальной норме ст.35 СК можно найти какой-то смысл.

При таком толковании интересы добросовестного приобретателя абсолютно не защищены и именно этот подход главенствует в судебной практике.

В этом случае последствия совершения сделки без нотариального согласия супруга кардинально различаются в зависимости от того, когда была совершена сделка по распоряжению общим имуществом — в период брака или после его расторжения.

Если сделка была совершена в период брака, то применяется ст.35 СК — супруг, не давший нотариального согласия на сделку может оспорить ее и отобрать имущество даже у добросовестного приобретателя.

Если сделка с общим имуществом была совершена после расторжения брака, то ст.35 СК применить уже нельзя, так как на момент совершения сделки участники совместной собственности супругами не являлись. Соответственно никакого нотариального согласия бывшего супруга получать не надо было. В этом случае должна применяться ст.

253 ГК, по которой согласие второго участника совместной собственности предполагается, сделку можно оспорить только в случае, если доказано, что приобретатель был недобросовестным, т.е. знал или заведомо должен был знать о том, что другой участник совместной собственности (бывший супруг) был против сделки (Определение Верховного Суда РФ от 25.04.

2017 N 16-КГ17-4).

Выводы для добросовестного приобретателя общего имущества супругов

Приобретение нажитого в браке имущества у бывшего супруга (т.е. после расторжения брака) достаточно безопасно.

Однако приобретение нажитого в браке имущества у одного из супругов в течение его брака сопряжено с большими рисками.

Если даже продавец предоставит покупателю нотариально удостоверенное заявление, что в браке не состоит, а также свой паспорт без отметки о заключении брака, то это ничего не значит. Может “объявиться” второй супруг, чье нотариальное согласие на сделку не было получено, и отобрать имущество даже у добросовестного приобретателя.

В этом вопросе российский законодатель отдает предпочтение интересам супруга в ущерб стабильности гражданского оборота.

На этом нередко строятся мошеннические схемы.

Пример из практики: гражданин Азербайджана Алиев Т.И. у себя на родине зарегистрировал брак с гражданкой России Яничкиной Е.В., в связи с чем приобрел российское гражданство. Далее он решил продать долю в ООО, которая была приобретена в браке. Алиев Т.И. оформил у нотариуса заявление об отсутствии режима совместной собственности в отношении доли в ООО (т.е.

сознательно скрыл наличие брака), в его российском паспорте не было отметки о его семейном положении. После сделки объявилась Яничкина Е.В. и успешно оспорила сделку (Определение Верховного Суда РФ от 17.05.2018 N 305-ЭС17-20998). Добросовестный приобретатель конечно может получить решение суда о взыскании с Алиева Т.И.

убытков, но будет ли оно исполнено?

Особенно осторожным надо быть когда сделка совершается через представителя по доверенности. Желательно запросить у него нотариально заверенную копию паспорта доверителя, чтобы хотя бы по паспорту проверить его семейное положение.

Способа полностью исключить такие риски не существует.

Да, уже создан и тестируется Единый государственный реестр актов гражданского состояния и это сильно снизит риски. Но из него Вы все равно не узнаете о наличии у Вашего контрагента зарубежного брака. Дело Алиева Т.И. тому пример.

Правовая природа согласия на сделку



  • В статье рассмотрена правовая природа согласия на сделку, рассмотрены подходы к классификации согласий на сделку.
  • Ключевые слова: сделка, согласие на сделку, третьи лица.
  • The article considers the legal nature of consent to a transaction, and considers approaches to the classification of consent to a transaction.
  • Keyword: transaction, consent to the transaction, third parties.
  • Согласие на сделку — это законное, одностороннее волеизъявление субъекта, которое приводит к гражданско-правовым последствиям в форме создания требуемых условий для действительности конкретной сделки.

Правовая природа согласия на заключение договора до настоящего времени представляет известную проблему.

Прежде всего: является ли само согласие соответствующих лиц на совершение сделки также сделкой. Так, А. Е.

Тарасова пишет, что согласие законных представителей является существенной предпосылкой действительности сделок, заключаемых несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, но их согласие является вторичным, дополнительным действием по отношению к действию ребенка [10, С. 117]. По мнению автора, согласие родителей, усыновителей, попечителя является юридическим фактом, которому законом придается соответствующее правовое значение, т. е. согласие не является сделкой.

Похожую позицию по данному вопросу занимает В. А. Хохлов, утверждающий, что согласие следует оценивать как особый юридический факт, но не сделку [11, С. 92]. Д. И. Мейер также полагал, что согласие в качестве разновидности юридического действия имеет особое значение и не относится к группе сделок [8, С. 193].

Л. Г. Кузнецова, напротив, относила согласие законных представителей на совершение сделки несовершеннолетним лицом к сделкам, поскольку они тем самым содействуют несовершеннолетнему в совершении сделки [7, С. 43].

Представляется, что и содержание ст. 157 1 и 173 1 ГК РФ не дает оснований для квалификации согласия в качестве сделки [1].

Итак, на основании пункта 2 статьи 157 ГК РФ 1 если на осуществление сделки по закону нужно иметь согласие третьего лица, государственного органа, юридического лица или местного органа власти, то о своем согласии или об отказе в нем — третье лицо или соответствующий орган сообщает лицу, которое запрашивает согласие.

Такой ответ нужно дать в разумные сроки после получения обращения. Из смысла указанной нормы права видно, что речь идет о согласии третьего лица, не являющегося стороной сделки и потому не приобретающего никаких прав и обязанностей по сделке.

Это своего рода позиция стороннего наблюдателя, контролера, которыми, по сути, и являются законные представители несовершеннолетних лиц, восполняющие лишь недостаточность их жизненного опыта, чтобы самим уяснить все аспекты будущей сделки.

Тем более что несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут имущественную ответственность по совершенным ими сделкам (ст. 26 ГК РФ), и об этом обстоятельстве законные представители должны особо предупредить несовершеннолетнего.

Кроме того, конструирование согласия на совершение сделки в качестве сделки может только осложнить гражданский оборот, поскольку при совершении сделки несовершеннолетним по уменьшению своего имущества потребуется согласие уже органа опеки и попечительства. В результате родителям, прежде чем дать согласие ребенку, необходимо получить на это согласие органа опеки и попечительства (ст. 37 ГК РФ), и таким образом получится согласие на согласие.

То, что согласие и законных представителей, и других лиц является лишь условием действительности будущей сделки, доказывает факт необязательности совершения будущей сделки. Несмотря на получение согласия законных представителей, несовершеннолетний ребенок может просто передумать, отказаться от совершения сделки.

Точно так же, как и плательщик ренты, получив согласие получателя ренты на отчуждение недвижимого имущества (ст. 604 ГК РФ), может отказаться от заключения соответствующего договора, например в связи с изменением ситуации на рынке недвижимости.

Читайте также:  Директора вызывают на допрос в налоговую. Чем грозит неявка

Важно в данном случае иметь в виду следующее: даже получив необходимое согласие на совершение сделки, соответствующий субъект отнюдь не обязан совершить ту сделку, на которую было выдано согласие, и никаких претензий к нему лицо, предоставившее согласие, предъявить не вправе, как и то, что это лицо так и остается за пределами сделки и никаких прав и обязанностей по сделке не приобретает.

Поэтому сделка, совершенная без согласия законных представителей, получателя ренты и др., по общему правилу является оспоримой (ст. 173 1 ГК РФ [1]), поскольку отсутствует условие действительности сделки — согласие соответствующих лиц. Признать ее недействительной возможно только в случае, когда будет доказано, что другая сторона сделки действовала недобросовестно, т. е.

знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия. Таким образом, здесь более важным фактором для признания сделки недействительной является не то, что согласие не было предоставлено, а недобросовестность другой стороны сделки, поскольку согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения.

Таким образом, никаких оснований для квалификации согласия в качестве сделки из смысла ст. 157 1 и 173 1 ГК РФ не усматривается, кроме того? что указанные нормы права размещены законодателем в гл. 9 «Сделки» ГК РФ. Но это размещение еще ни о чем не говорит. В связи с этим достаточно указать, например, на ст.

406 1 «Возмещение потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств» ГК РФ, которая размещена в гл.

25 «Ответственность за нарушение обязательств» ГК РФ, хотя никакого отношения данная норма к ответственности не имеет, поскольку в силу прямого указания в законе возмещение потерь в данном случае не связывается с нарушением договорного обязательства соответствующей стороной.

В литературе проблему сложноструктурных сделок в российском гражданском праве достаточно подробно исследовал Д. Е. Богданов и обосновал вывод об их существовании [6, С. 39].

Представляется, что с позиции сложноструктурной модели сделки попытался объяснить природу согласия на совершение сделки В. К. Андреев.

В частности, автор пишет, что «согласие на совершение сделки следует рассматривать как часть сделки, на совершение которой требуется согласие третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления»…

Однако в отношении правовой природы согласия автор тут же утверждает, что «оно непосредственно не порождает права и обязанности у сторон будущей сделки, тем более у лица, которое дает согласие на совершение сделки». И в итоге делает вывод, что «согласие на совершение сделки само по себе не является сделкой» [5, С. 67].

Однако проблема в том и заключается, что все составные части (элементы) сложноструктурной сделки сами являются сделками. Например, смешанный договор, содержащий элементы договоров подряда и аренды, представляет собой в целом сложноструктурную сделку.

Но в смешанном договоре и аренда, и подряд бесспорно являются сделками. Поэтому с позиции конструкции сложноструктурной сделки объяснить природу согласия невозможно. Этим и объясняется противоречивость позиции В. К.

Андреева, который вначале включил согласие в состав будущей сделки, а потом от этого отказался, заявив, что само по себе согласие сделкой не является.

Вопрос о том, возможно ли отнесение согласия к сделкам, следует решать в зависимости от того, соответствует или нет указанная категория понятию «сделка».

На основании статьи 153 ГК РФ, в качестве сделки признаются действия физических и юридических лиц, которые направлены на установление, изменение, прекращение гражданских обязанностей и прав.

Целью сделки является то, что человек стремится достигнуть, удовлетворить какие-либо свои потребности. Без этого сделка невозможна, поскольку она не может быть совершена только ради самой себя.

Если у лица, дающего другому лицу согласие на совершение сделки, нет своей цели, мотивов, то нет и намерений приобрести какие-либо права и обязанности для себя по будущей сделке, а значит, согласие на совершение сделки не может быть признано в качестве таковой.

Говоря о видах согласия на совершение сделки, во-первых, необходимо выделить основание классификации. Самым очевидным критерием является, несомненно, тот субъект, который дает свое согласие. Субъектный состав согласия также предопределяет и правовую природу согласия на совершение сделки.

Взяв в качестве основания классификации субъекта согласия, а также его правовую природу, можно выделить следующие виды согласия на совершение сделки:

  1. согласие третьих лиц (физических или юридических), которое является односторонней сделкой;
  2. согласие органов государственной власти (местного самоуправления), имеющее природу административного акта;
  3. согласие органа юридического лица, которое не является, по сути, самостоятельным правовым явлением, а служит элементом формирования воли стороны одобряемой сделки;
  4. согласие, вынесенное в результате решения собрания (не органа юридического лица), как самостоятельный юридический факт, предусмотренный ст. 8 ГК РФ [1].

Стоит отметить, что перечень органов (государственных, местного самоуправления), согласие которых необходимо для совершения сделок, весьма широк. Вот лишь некоторые примеры: Федеральная антимонопольная служба, органы опеки и попечительства, органы-учредители государственных или муниципальных унитарных предприятий, учреждений, а также многие другие.

Учитывая специфику правовой природы подобного согласия на совершение сделки, необходимо выделить и другие особенности этого вида.

Если следовать положениям пунктов 1, 2 статьи 125 ГК РФ, то от имени публично-правовых образований выступают собственно государственные органы власти или местные органы самоуправления.

Государство, а также прочие публично-правовые образования (у нас это РФ, субъекты Федерации, местные органы самоуправления) не только исполняют закрепленные за ними полномочия власти, но и активно принимают участие в гражданском обороте.

Данная раздвоенность требуется для их функционирования, для поддержки правового, экономического порядка в обществе [9, С. 259].

Таким образом, с точки зрения гражданско-правового оборота, согласие в подобных случаях дается не органом, а опосредованно через него самим публично-правовым образованием.

То есть органы власти выступают в роли транслятора воли публично-правового образования, которая формируется и реализуется в порядке, установленном в нормативно-правовых актах. В таком случае, в ст. 157.1 и ст. 173.

1 ГК РФ [1], считаем более уместным вести речь о согласии публично-правового образования, а не «государственного органа или органа местного самоуправления».

Однако, подобная конструкция была бы излишней, поскольку согласие публично-правовых образований охватывалось бы категорией третьих лиц, что еще раз указывает на некорректную попытку законодателя объединить под «крышей» единой нормы совершенно различные явления.

Говоря о согласии органов (государственных или местного самоуправления) на совершении сделки следует вести речь скорее не о согласии, а о «разрешении». Учитывая публично-правовую природу и цели деятельности таких образований, их субординационное начало, именно рассмотрение согласия как властного разрешения, продиктованного публичными интересами, кажется наиболее верным подходом.

Отметим, что этот подход закрепляется в некоторых законодательных актах. Предположим, статья 21 ФЗ от 24 апреля 2008 года № 48 «Об опеке и попечительстве» [2].

Согласно ней опекун, без получения разрешения органа попечительства и опеки не имеет права совершать (в свою очередь, попечитель не имеет права давать согласия на совершение сделок) сделки по сдаче имущества подопечного внаем, в безвозмездное пользование или аренду; на совершение сделок, которые влекут за собой отказ от принадлежащих подопечному прав.

Предварительное разрешение органа попечительства и опеки нужно также в прочих случаях, если действия попечителя или опекуна могут привести к снижению стоимости имущества подопечного лица [2].

Следующий критерий классификации видов согласия на совершение сделки — это соотношение времени совершения сделки и времени дачи согласия. Так, возможно выделить два вида согласия — это предварительное и последующее.

Подобная классификация существовала в законодательстве, научной литературе среди ученых-цивилистов, а также в судебной практике еще задолго до закрепления положений о согласии в ГК РФ [1].

Признавалось в частности, что в отношении некоторых сделок одобрение или согласие третьего лица может быть дано как до, так и после совершения сделки. Одобрение сделки (последующее согласие) приводило в некоторых случаях к оздоровлению сделки, например в случае совершения сделки с превышением полномочий.

Подобная сделка признавалась совершенной в интересах и от имени представляемого лица. Этот подход не был единственным, часто такие сделки признавались недействительными [4].

В соответствии с п. 3 ст. 157.1 ГК РФ, момент совершения согласия не может быть установлен произвольно соглашением сторон. Этот момент должен быть указан в законодательстве.

Если же он не определен на законодательном уровне (например, как в ст. 83 ФЗ «Об акционерных обществах» [3, С. 1]), применяется общая норм ст. 157.

1 ГК РФ, согласно которой согласие может быть предварительным и последующим.

Иногда законодатель прямо закрепляет необходимость получения предварительного согласия, как это сделано в п. 2 ст. 37 ГК РФ, согласно которому, «… опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок по отчуждению»…

В то же время, в отношении сделок, совершенных несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, законодатель прямо закрепил возможность их совершения, как с предварительного согласия, так и с последующим одобрением законными представителями, что прямо закреплено в п. 1 ст. 26 ГК РФ.

Поскольку ст. 157.1 ГК РФ является общей, в ней содержаться весьма скупые нормы, регулирующие согласие в целом, содержание предварительного и последующего согласия в частности. Согласно третьему пункту этой статьи, предварительное согласие должно содержать указание на предмет сделки, а при последующем одобрении должна быть указана непосредственно та сделка, которую необходимо одобрить [1].

Согласие, которое выступает в качестве одностороннего волеизъявления, приводит к определенным гражданско-правовым последствиям; может проявляться в той или иной правовой форме, в том числе — в форме односторонней сделки, в виде корпоративного акта (предположим, решения собрания); в качестве административного акта органа государства или местного органа власти. Предположим, органы юридического лица, будучи частью юридического лица, дают согласие на совершение сделки, которое по правовой природе считается не сделкой, а только актом органа управления юридического лица, что принимается согласно его компетенции, оформляется согласно установленным требованиям.

Стоит отметить, что в действующем законодательстве не установлены юридические последствия в плане сделки, которая совершается с согласия. В результате сделка признается недействительной. Порядок, согласно которому признается недействительным согласие, определяется на основании правовой формы или вида акта, в которой согласие выражено:

– если имеется в виду односторонняя сделка, то используются нормы о недействительности сделок по главе 9 ГК РФ. Получается, что согласие может признаваться недействительным, например, по причине угрозы, насилия, введения в заблуждение и так далее;

– если рассматривается корпоративный акт управленческого органа юридического лица, например, решение собрания. В таком случае начинают действовать нормы о недействительности решения собраний, определенные в Главе 9.1 ГК РФ, а также в специальных законах о юридических сделках;

– если анализируется административный акт государственной или местной власти, то он оспаривается на основании правил о признании недействительным ненормативного акта соответствующего органа.

Таким образом, было установлено, что сделка, требующая согласия, представляет собой особый вид сделок, включенной в сложный юридический состав, для завершения которого необходимо согласие на ее совершение управомоченного лица, не являющегося стороной заключаемой сделки. Характеристика была дана и самому согласию на сделку.

Согласие как действие (одностороннее волеизъявление) занимает свое особое место в системе классификации юридических фактов. Согласие на сделку не признается конститутивным элементом этой сделки, так как лицо, выдающее согласие, стороной сделки не является.

Но, действуя в совокупности с иными юридическими фактами, согласие как юридический факт влияет на возникновение юридических последствий и на действительность совершенной сделки.

Литература:

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *