Органу, подписавшему соглашение о выплате «золотого парашюта», можно предъявить требования о взыскании ущерба

В данной статье предлагаем разобраться в значении выражения «золотой парашют» при увольнении, определить кому полагается такая выплата и каков ее размер.

Что это такое?

Органу, подписавшему соглашение о выплате «золотого парашюта», можно предъявить требования о взыскании ущербаВ России под названием «золотой парашют» понимается крупного размера компенсация. Ее получают топ-менеджеры, государственные служащие высшего звена (судьи и депутаты) и руководители госкорпораций, например, таких как Газпром, при условии, что досрочное увольнение вызвано сменой владельца компании или в результате поглощения одной компании другой.

Данным термином обозначаются преимущества материального характера, о которых договариваются принимаемый топ-менеджер и работодатель в письменной форме посредством трудового договора.

В контракте также фиксируются условия, при наступлении которых полагается выплата. «Парашют» в этом случае является страховкой.

В таком случае уволенный сотрудник может спокойно вести поиски новой работы или даже отойти от дел на какой-то период времени.

По своей сути это –  своего рода выходное пособие, которое значительно увеличено в размере. О сумме полагающихся при увольнении выплат руководители договариваются еще на этапе приема на работу. Обычно размер такой выплаты является коммерческой тайной.

Из-за того, что такие выплаты могут быть весьма значительными, и позволяющими даже открыть новое дело, некоторые компании подписывают с управленцами соглашения об отказе от конкуренции.

Зачем это необходимо?

Органу, подписавшему соглашение о выплате «золотого парашюта», можно предъявить требования о взыскании ущерба

Разновидности «парашюта»

Говоря о «золотом парашюте» стоит отметить, что это не единственная компенсационная выплата для сотрудников руководящих позиций. В зависимости от уровня или должности существуют также «серебряные» и «жестяные» «парашюты».

Если говорить о топ-менеджерах и их «парашютах», то в этом случае выплата может достигать внушительных размеров, так как ее сумму устанавливает руководство организации. Также многое зависит от сферы деятельности.

Что говорится в законодательстве?

Ссылаясь на действующие нормы, «золотой парашют» определяется как компенсация материального характера при окончании трудовых взаимоотношений. Условие о выплате может устанавливаться трудовым договором или дополнительным соглашением.

Когда выплачивается:

«Золотые выплаты»: кто имеет на них право и когда выплачиваются?

Заключая трудовой договор с сотрудниками, принимаемыми на руководящие позиции, возмещение «парашюта» предусматривается при их уходе из следующего рода организаций:

  • из обществ, чей уставной капитал в размере более 50% принадлежит государству или муниципальной власти;
  • из внебюджетных государственных фондов;
  • из государственных компаний, учреждений и корпораций;
  • из муниципальных учреждений и предприятий;
  • из государственных унитарных организаций.

Наиболее распространенная форма выплаты в этом случае – денежная компенсация. Организация-работодателя также вправе предоставить увольняющимся управленцам другие виды поощрения материального плана. Например, корпоративные пенсионные выплаты или акции.

Согласно трудовому законодательству условия, при наступлении которых выплачивается материальная компенсация, прописываются в трудовом договоре или дополнительном соглашении и начисляется при уходе управления по следующим причинам:

  • из-за личного желания сотрудника;
  • при прекращении договора по соглашению сторон;
  • в результате сокращения штата компании.
  • прекращение работы компании или смена собственников.

Что это в деньгах?

Сумма «золотой» компенсации прописывается сторонами в трудовом договоре. Стоит отметить, что согласно общему правилу, если руководитель уходит со своего поста, то он имеет право на компенсацию в размере не менее трехкратного среднемесячного заработка.

Иными словами, увольняясь, руководитель получит компенсацию, размером не ниже его среднего заработка за месяц, умноженного на 3.

Однако, обратите внимание, что закон устанавливает ограничение по выходному пособию для отдельных категорий топ-менеджеров.

К примеру, максимальная сумма выплаты при увольнении из госкорпорации руководителя или главбуха ограничивается их трехкратным заработком за месячный период.

Если больше половины акций компании принадлежат государству или муниципальной власти, то такой лимит устанавливается и для руководителей и его заместителей, а также главбуха.

Для управленцев государственных компаний в расчет среднего дохода при назначении «парашюта» не учитываются:

  • зарплата за последний рабочий месяц;
  • компенсация командировочных расходов;
  • возмещение затрат на переезд в другую местность для выполнения трудовых обязанностей;
  • компенсация неиспользованных отпускных дней;
  • средний заработок, который сохраняется на время для дальнейшего поиска работы.

Разберем на примере:

Зарплата генерального директора составляла 300 тысяч рублей. Компания, в которой он работал, прекратила свою деятельность, в результате чего ему было выплачено 1 млн.

50 тысяч рублей, из которых «парашют»: 300 тысяч х 3 = 900 тысяч рублей, а оставшиеся 150 тысяч рублей – зарплата за последний месяц работы + компенсация за часть ежегодного неиспользованного отпуска + возврат командировочных расходов.

Образец включения условий о выплате «золотого парашюта» в трудовой договор:

«В случае прекращения трудового договора в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ при отсутствии виновных действий сотруднику выплачивается компенсация в размере (сумма компенсации)»

Может ли «парашют» не открыться?

Органу, подписавшему соглашение о выплате «золотого парашюта», можно предъявить требования о взыскании ущерба

В первом случае, при совершении им виновных действий:

  • если принято необоснованное решение, которое повлекло нарушение сохранности имущества;
  • имущество компании использовалось неправомерно;
  • организации был причинен ущерб.

Во втором случае имеет место, если суд признает недействительными отдельные пункты заключенного трудового договора или дополнительного соглашения, в котором прописано условие о выплате. Этот вариант относится к акционерным обществам в первую очередь.

Как «золотые» бонусы влияют на акционеров?

Условия о «золотых парашютах» могут принести компании как выгоду, так и убытки. Именно совокупность определенных факторов может повлиять на вопрос об установлении таких выплат.

Чтобы дать объективную оценку таким условиям, следует изучить существующие теории и определить, какие из них наиболее близки к конкретной компании.

В большинстве стран информацию о «парашютах», принятых в компании не скрывают.

Таким образом, события могут развиваться следующим образом:

  1. Информация об этом будет положительно воспринята рынком, и акции компании вырастут в цене;
  2. Обратная ситуация, при которой цены на акции упадут из-за новой информации;
  3. Двойственность развития событий – подобного рода компенсация будет воспринята как следствие ухудшения дел компании и повлечет снижение стоимости активов либо на рынке сложится мнение, что компания будет поглощена крупной корпорацией, а цены на акции взлетят в цене.

Налогообложение

Допускается включение в состав расходов денежных средств, выплачиваемых увольняемым, в частности:

  • согласно индивидуальному договору или коллективному соглашению;
  • на основании дополнительных соглашений между участниками производственного договора (сюда также относятся соглашения о прекращении договора);
  • предусмотренные внутренними нормативными положениями компании.

Под налогообложение попадают выплаты, предусмотренные для руководителей, их заместителей и главбухов в размере, свыше трехкратной или шестикратной величины среднего дохода за месяц (последнее относится к трудящимся на территории Крайнего Севера).  Из этого следует, что обложению НДФЛ подлежат выплаты, превышающие вышеуказанные лимиты.

Если говорить о страховых взносах, то «золотые» выплаты не облагаются взносами в том размере, которые не превышает трехкратный размер месячного заработка управленца. Таким образом, «северное правило» при уплате страховых взносов не работает.

Источники:

Золотой парашют: что разъясняет ВС РФ

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Органу, подписавшему соглашение о выплате «золотого парашюта», можно предъявить требования о взыскании ущерба

Органу, подписавшему соглашение о выплате «золотого парашюта», можно предъявить требования о взыскании ущербаДовольно часто возникают вопросы, связанные с предоставлением компенсации руководителю компании при его увольнении: либо сам экс-руководитель жалуется на то, что бывший работодатель отказал ему в выплате, либо организация опасается за свое финансовое положение в связи с огромным размером выходного пособия и обжалует его. Руководители организации, как и рядовые работники, могут быть уволены по различным причинам. Только в отличие от рядового сотрудника руководитель получает солидную материальную компенсацию, так называемый «золотой парашют». ВС РФ в Постановлении от 2 июня 2015 г. № 21 (далее – Постановление № 21) разъяснил тонкости увольнения руководителей и топ-менеджеров организаций и выплаты им выходных пособий.

Немного теории 

Руководитель организации имеет право на гарантию при прекращении с ним трудового договора в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ в виде компенсации, которая определяется трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка (ст. 279 ТК РФ).

Положения данной нормы действуют только при отсутствии виновных действий (бездействия) со стороны увольняемого руководителя. В свою очередь ВС РФ в п.

9 Постановления № 21 уточнил, что возможность расторжения трудового договора, как срочного, так и бессрочного, с руководителем организации допускается без указания мотивов принятия решения.

Далее, в п. 10 Постановления № 21 ВС РФ поясняет, что невыплата компенсации руководителю организации при увольнении сама по себе не означает обязанности впоследствии восстановить его на работе. По сути, ВС РФ закрепил подход, ранее выработанный в судебной практике.

Неоднократно суды указывали, что невыплата выходного пособия не влияет на законность увольнения (например, определение Московского городского суда от 14 ноября 2013 г. по делу № 4г/4-11438; определение Верховного суда Республики Карелия от 21 марта 2014 г.

по делу № 33-980/2014; апелляционное определение Кировского областного суда от 5 марта 2015 г. по делу № 33-731/2015). 

ТК РФ регулирует порядок прекращения трудовых отношений и закрепляет основания и процедуру правомерного увольнения.

При прекращении трудовых отношений работнику гарантированы определенные выплаты, также установленные в ТК РФ.

При этом важно, что ошибки в расчетах причитающихся выплат, а также нарушения сроков и порядка расчетов приводят к нарушению трудового законодательства, однако не влияют на законность увольнения.

При невыплате работодателем руководителю организации при прекращении трудового договора компенсации суд вправе взыскать сумму этой компенсации и проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока ее выплаты, а также удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда (ст. 394 ТК РФ, п. 10 Постановления № 21). 

Немного истории 

Нередко суды отказывали руководителям организаций во взыскании выходных пособий, если их размер, установленный трудовым договором, был выше предусмотренного законодательством. Суды аргументировали отказ тем, что соответствующие условия отсутствовали в локальных нормативных актах организации.

Однако ВС РФ в Определении от 24 мая 2013 г. № 5-КГ13-48 встал на сторону работника, указав, что закон не запрещает устанавливать в трудовом договоре условие о выплате выходного пособия в повышенном размере, независимо от того, предусмотрено ли это локальными нормативными актами.

Читайте также:  Работник не смог доказать наличие задолженности по «вредным» отпускам за советский период

Новейшие прецеденты ВС РФ. Как использовать их в интересах компании

В прошлом году Верховный Суд РФ принял несколько ключевых решений по вопросам применения трудового законодательства. Традиционно большинство из них коснулось восстановления нарушенных прав работников. Но были и такие, которые развязали руки работодателям.

Ни для кого не секрет, что решения Верховного суда РФ имеют большое значение. Даже в тех из них, которые не включены в обзоры судебной практики, содержатся важные выводы. Хотя такие решения и не являются преюдициальными, все нижестоящие суды стараются руководствоваться позицией высшей судебной инстанции при разрешении споров.

Поэтому каждой компании важно учитывать их в работе. Особенно это касается решений, вынесенных в пользу работодателей. В качестве примера можно привести ситуацию по спорам о взыскании золотых парашютов.

В мае этого года высшая судебная инстанция поддержала работодателя, мотивировав решение доказанным фактом злоупотребления правом при включении в трудовой договор условия о выплате золотого парашюта. Также вопреки устоявшейся позиции она сослалась на отсутствие условия о золотом парашюте в локальных актах компании.

Тем самым работодатели снова могут использовать данный аргумент в спорах с работниками. Другое решение развязало руки тем работодателям, которые хотят взыскать убытки с директоров.

В феврале прошлого года судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ высказала точку зрения, что дела по данной категории споров подведомственны судам общей юрисдикции. Но арбитражные суды продолжают настаивать на том, что это их компетенция. Поэтому компании могут выбрать суд по своему усмотрению.

Проблема взыскания выходных пособий в пользу работников, порой астрономических размеров, не первый год на слуху.

Нередко выплата крупных сумм при увольнении прописываются сторонами только в тексте трудового договора или соглашения об увольнении. При этом в локальных актах или коллективном договоре такие выплаты не закрепляются.

Обычно подобные схемы используются незадолго до смены команды управленцев. Так директор и топ-менеджеры напоследок стараются обогатиться за счет компании.

Часто новое руководство не желает терять деньги и отказывает в выплате золотых парашютов. Тогда работники обращаются в суд. На практике компании несколько лет успешно использовали в судах аргумент о том, что золотой парашют не может быть взыскан, если его выплата не предусмотрена локальными актами компании. Поэтому многие топ-менеджеры так и не получили денег. 

Но в один момент Верховный суд РФ стал пресекать такую практику. Тем самым он защитил принцип допустимости улучшения положения работника трудовым договором.

Суд разъяснил, что если стороны договорились об этом, то золотой парашют должен быть выплачен.

Отказ в выплате допустим только в случае противоречия закону или доказанного злоупотребления правом при включении в трудовой договор или соглашение об увольнении условия о золотом парашюте.

Сотрудники получили выплаты перед банкротством должника. Когда их можно оспорить — Эксиора

Сотрудники получили выплаты перед банкротством должника. Когда их можно оспорить

Татьяна Иванова, юрист АБ «Эксиора»

Арбитражная практика. 2019. № 1.

Трудовые правоотношения в банкротстве занимают особое место. С одной стороны, законодатель оберегает работников должника от негативных последствий введения банкнотных процедур. Их требования об оплате труда удовлетворяются во вторую очередь преимущественно перед иными кредиторами по денежным обязательствам (п. 2, 4 ст. 134 Закона о банкротстве).

С другой стороны, закон позволяет использовать банкротные механизмы для пресечения злоупотреблений со стороны работников должника. Так, правила гл. III.

1 Закона о банкротстве об оспаривании сделок должника могут применяться к оспариванию действий по исполнению обязательств в рамках трудовых правоотношений (п. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве).

Рассмотрим, в каких случаях суд встанет на сторону кредиторов.

Специальные основания для оспаривания выплат работникам

В последнее время банкротные нормы все чаще используют для оспаривания сделок в рамках трудовых правоотношений: трудовых договоров и дополнительных соглашений к ним, приказов о премировании сотрудников и пр. В основном выплаты работникам оспариваются на основании ст. 61.2 Закона о банкротстве (подозрительные сделки).

В соответствии со ст. 61.2 Закона о банкротстве оспариваются подозрительные сделки должника:
Совершенные при неравноценном встречном исполнении (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве) Совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве)
Период: сделка совершена в течение 1 года до принятия судом заявления о признании должника банкротом или после принятия данного заявления Период: сделка совершена в течение 3 лет до принятия судом заявления о признании должника банкротом или после принятия данного заявления
Что требуется доказать:
¾                Неравноценность встречного исполнения.
  • Что требуется доказать*:
  • ¾                Сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
  • ¾                В результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
  • ¾                Другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

Что такое "золотой парашют" при увольнении

Прекращение трудового договора для работника несет негативные последствия в виде потери стабильного заработка.

Трудовым законодательством предусмотрены так называемые выходные пособия — материальная поддержка при увольнении сотрудника. Подобные выходные пособия имеют несколько разновидностей.

Что означает термин «золотой парашют», и в отношении кого он применяется, подробно расскажет сервис Brobank.ru.

Что такое «золотой парашют»

Термин «золотой парашют» означает материальную компенсацию в отношении сотрудников, занимающих руководящие должности. Она выплачивается в случае увольнения руководителя или топ-менеджера по собственному желанию, либо при смене собственника организации.

Такое наименование выплата получила по причине ее размера. «Золотой парашют» по своим размерам может достигать сотни миллионов рублей. Отличием от «классического» выходного пособия является не только сумма.

Данная выплата доступна только работникам высшего руководящего звена — руководителям организаций и их заместителям, начальникам отделов и подразделений, главным бухгалтерам, и всем остальным, кто входит в категорию топ-менеджмента предприятия.

Именно в России эта форма поощрения сотрудников предприятий превратилась инструмент по их разорению. Нередко после выплаты «золотого парашюта» компания подходила к порогу финансового краха. И это несмотря на то, что размер такой компенсации не превышал 1% от рыночной стоимости организации.

Проблема «золотых парашютов» в России

Выплата компенсации изначально регулировалась внутренними актами компании. На корпоративном уровне организация решала, какой размер выходного пособия получит топ-менеджер при наступлении определенных обстоятельств.

В виде таких обстоятельств принимаются:

  • Увольнение по собственному желанию.
  • Смена собственников организации.
  • Поглощение компании.
  • Уход менеджера в отставку.

При этом законодательно размер компенсации изначально никак не регулировался: компании указывали в трудовых соглашениях суммы, которые достигали астрономических размеров. Проблема получила распространение и на государственный сектор, в котором выплаты производятся по большей части из бюджета Российской Федерации.

Впервые о проблеме заговорили в 2008 году: во время глубокого финансового кризиса, который переживала страна, топ-менеджеры некоторых государственных корпораций при увольнении получили компенсацию в несколько десятков и даже сотен миллионов рублей.

В марте 2013 года Владимир Владимирович Путин предложил внести поправки в действующее трудовое законодательство. Касались эти поправки, в первую очередь, размеров компенсаций при увольнении менеджеров высшего звена.

Такие выплаты часто преследуют другую цель: к примеру, компания путем «золотого парашюта» выводит деньги перед банкротством. Размеры выплат были не ограничены законодательством, поэтому сумма, по сути, могла быть любой.

«Золотой парашют» при увольнении — подъемная выплата, которая должна помочь сотруднику обеспечить себе привычный уровень жизни до того, как он найдет новую работу. В России же наблюдалась иная картина. Пример: бывший глава Ростелекома при увольнении получил «золотой парашют» в размере 280 млн рублей. Позднее выплата была аннулирована по решению суда.

С 2014 года размер выходного пособия для топ-менеджмента частных и коммерческих компаний не может превышать 6 месячных окладов сотрудника.

Если компания работает с государственным капиталом, то максимальный размер «золотого парашюта» ограничивается тремя месячными окладами. По фактической сумме выплаты никаких законодательных ограничений нет.

Положение о трех месячных окладах закреплено в ст. 279 ТК РФ.

Возможно ли оспорить размер «золотого парашюта»

За время применения подобных форм компенсаций в российской судебной практике сложилась неоднородная ситуация.

До введения законодательных ограничений так называемые «золотые парашюты» становились предметом длительных судебных разбирательств.

Ситуация осложнялась еще и тем, что в 2016 году в Государственной Думе РФ рассматривалась возможность сохранения компенсационных выплаты непереизбранным на повторный срок депутатам.

Размер выплат оспаривать могут заинтересованные лица, в числе которых и новые владельцы компании и акционеры, которые на момент увольнения топ-менеджера не управляли компанией. Это правило введено для того, чтобы новое руководство организации не сталкивалось с финансовыми трудностями по причине выплаты прежнему директору «золотого парашюта».

Таким образом, если новый акционер компании недоволен тем, что бывший топ-менеджер уволился, получив миллионную компенсационную выплату, он может подать в его отношении иск. По результатам рассмотрения иска суд может снизить размер выплаченного топ-менеджеру «золотого парашюта».

Подведомственность дел о «золотых парашютах»

Сложность заключалась еще и в том, что было не до конца понятно, какие суда должны рассматривать подобные дела.

Разногласия между руководителем организации и самой организацией подпадают под категорию трудовых споров, которые рассматриваются судами общей юрисдикции.

Такое решение принял Верховный Суд в Постановлении №21 от 2015 года. Суды общей юрисдикции решают разногласия между руководителем и организацией следующих видов:

  • Об оспаривании руководителем организации правомерности применения в его отношении мер дисциплинарной ответственности.
  • В связи с оспариванием условий трудового договора с руководителем организации (иск подается любой из сторон) — размер заработной платы, выходного пособия, компенсаций и иных выплат, связанных с прекращением трудовых отношений.
  • Ввиду несогласия руководителя организации о досрочном прекращении его полномочий.

Разъяснение ВС РФ имеет крайне важное значение, так как до 2015 года подобные дела рассматривались арбитражными судами, что было ошибкой. К ведению арбитражных судов относятся такие дела только в том случае, если они рассматриваются в контексте дел о несостоятельности (банкротстве). В остальных случаях разногласия имеют сугубо трудовой характер, поэтому разрешаются судами общей юрисдикции.

Источники:

  • Справочно-правовая система «Гарант» — ссылка.
  • Трудовой Кодекс Российской Федерации — ссылка.
  • Закон.ру (социальная сеть для юристов) — ссылка.

Об авторе

Ирина Русанова — высшее образование в Международном Восточно-Европейском Университете по направлению «Банковское дело». С отличием окончила Российский экономический институт имени Г.В. Плеханова по профилю «Финансы и кредит».

Десятилетний опыт работы в ведущих банках России: Альфа-Банк, Ренессанс Кредит, Хоум Кредит Банк, Дельта Кредит, АТБ, Связной (закрылся). Является аналитиком и экспертом сервиса Бробанк по банковской деятельности и финансовой стабильности.

rusanova@brobank.ru

Эта статья полезная? Помогите нам узнать насколько эта статья помогла вам. Если чего-то не хватает или информация не точная, пожалуйста, сообщите об этом ниже в х или напишите нам на почту admin@brobank.ru.

Споры о золотых парашютах. Можно ли оспорить компенсацию при увольнении как сделку

«Золотой парашют» относится к компенсационным выплатам, которые предусмотрены трудовым законодательством, а именно статьями 181 ТК РФ и 279 ТК РФ. Правом на то, чтобы претендовать на данное возмещение, обладают следующие категории работников, с которыми при зачислении в штат были оформлены трудовые соглашения

Читайте также:  Описание будущего объекта недвижимости в договоре. Как разрешаются спорные ситуации

:

  • директора предприятий;
  • заместители руководителей компаний;
  • главные бухгалтера;
  • члены исполнительных органов.

При этом для предоставления дополнительной выплаты в виде «золотого парашюта» должно выполняться условие – увольнение перечисленных категорий руководящих сотрудников должно произойти из:

  • государственного унитарного предприятия;
  • учреждения (предприятия) муниципальной принадлежности;
  • компании, учреждения, корпорации государственной принадлежности;
  • небюджетного форма страны;
  • общества, часть уставного капитала которого, превышающая 50% акций, относится к муниципальной или государственной собственности.

Важно!

«Золотой парашют» не обязательно должен быть предоставлен в виде денежного вознаграждения – в качестве компенсации может быть оформлена корпоративная пенсия или выданы акции предприятия.

Условие о выплате компенсации в случае расторжения трудового договора может быть предусмотрено пунктом трудового соглашения или дополнительного соглашения к договору с работодателем. И в том, и в другом случае возмещение может быть предоставлено, если увольнение произошло на одном из следующих оснований:

  • ликвидация организации;
  • изменение в составе собственников организации;
  • сокращение штата сотрудников;
  • личное желание трудящегося;
  • соглашение между сторонами трудового договора.

  Материальная ответственность работодателя перед работником

Что написано в Трудовом кодексе

Между тем, вопрос «»золотой парашют» при увольнении — что это?» не возникает из воздуха, а опирается на вполне реальные и действующие законодательные нормы. В статье 279 ТК РФ предусмотрено, что руководитель организации имеет преференции при увольнении, по сравнению с обычными работниками. Это, в частности, компенсация в размере трехмесячного заработка.

  • генеральным директорам;
  • исполнительным директорам;
  • заместителям руководителя;
  • управляющим;
  • главным бухгалтерам;
  • финансовым директорам.

Чем крупнее и богаче компания, тем больше у ее топ-менеджеров «золотые парашюты». Традиционно в числе лидеров банки и государственные корпорации. Правда, для некоторых лиц из государственных организаций (главных бухгалтеров и руководителей) нормами статьи 349.3 ТК РФ установлено ограничение в сумме такого выходного пособия.

Его размер не может превышать трех­крат­ный сред­не­ме­сяч­ный заработок этих ра­бот­ни­ков. В этом случае законодательный минимум и максимум равны. Это ограничение распространяется на все ор­га­ни­за­ции, в которых более 50% акций (долей) в устав­ном ка­пи­та­ле принадлежит госу­дар­ству (муниципалитету).

По каким причинам управленцы получают «Золотой парашют»

Целью выплаты компенсаций лицам, занимавшим в компании управленческие должности, является уменьшение недовольства управленца, с которым расторгается трудовой договор. Возмещение в денежной или иной форме заставляет бывших топ-менеджеров воздержаться от недобросовестных действий внутри организации (к примеру, от финансовых провокаций, таких как вывод активов).

  • Кроме того, управленческая должность предполагает большую заработную плату, и если компания была поглощена, «золотой парашют» для увольняемых управленцев сглаживает негативные последствия потери солидного заработка.
  • Учитывая цели выплаты «золотого парашюта», сумма выходного пособия определяется с учетом продолжительности периода до окончания срока действия трудового договора и величины доходов, которые могли бы быть получены менеджером в случае продолжении трудовых отношений
  • .

Налогообложение

В соответствии с налоговым законодательством выходные пособия и компенсации, предусмотренные законом, не облагаются НДФЛ в пределах установленных лимитов:

  • три месячных заработка — для всех работников;
  • шесть — для работников районов Крайнего Севера и приравненных к ним.

Такой позиции придерживается Минфин и ФНС в своих разъяснениях.

Соглашение о «золотом парашюте»: баланс интересов менеджеров и акционеров

Галиева, О. С. Соглашение о «золотом парашюте»: баланс интересов менеджеров и акционеров / О. С. Галиева.

— Текст : непосредственный // Право: история, теория, практика : материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2016 г.). — Санкт-Петербург : Свое издательство, 2016. — С. 49-53.

— URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/182/10733/ (дата обращения: 22.11.2021).



Статья посвящена анализу и исследованию споров, связанных и выплатой денежной компенсации руководителю компании в случае прекращения трудового договора по решению уполномоченного органа юридического лица.

Ключевые слова: «золотые парашюты», корпоративные споры, сделка с заинтересованностью, судебная практика

Вопросы о «золотых парашютах» для топ-менеджеров компаний, об их размере и обоснованности уже долгое время являются источниками многочисленных дискуссий как в среде людей активно занимающихся бизнесом, так и в рамках юридического научного сообщества.

В чем смысл и значение термина «золотой парашют»? Какими нормами регулируются, и в чем заключается правовая природа данного явления? Каким образом соглашение о «золотом парашюте» может повлиять на права и законные интерсы акционеров и причинить вред юридическому лицу? Ответы на эти и другие вопросы — в настоящем докладе.

1. История «парашютов»: от жестяного до золотого.

Термином «парашют», «компенсационный парашют» («severance parachutes») юристы и бизнесмены именуют нечто иное, как предусмотренную трудовым договором норму о выплате работнику определенной денежной суммы в случае досрочного расторжения с ним трудового договора.

Почему именно термином «парашют» обозначаются данные выплаты? Парашют в рассматриваемом случае представляет собой явление, которое является определенной материальной защитой, гарантией и опорой для уволенных работников не по своей инициативе.

В теории корпоративного права существует три вида «парашютов», которые предоставляют корпорации своим работникам: золотой («golden parachutes»), серебряный («silver parachutes») и жестяной («tin parachutes») [1].

Серебряный парашют — это компенсационный парашют, заключаемый со средним менеджментом корпорации и отличающийся от золотого парашюта значительно меньшими компенсационными выплатами.

Иногда серебряным парашютом называют золотой парашют, заключенный с топ менеджером компании, по которому проходит незначительная сумма денежных средств.

Жестяной парашют — это компенсационный парашют, которым наделяются все работники компании. [1].

Таким образом, «золотой парашют» — это компенсационный парашют, заключаемый с топ-менеджментом корпорации. Именно они получили на практике наибольшее распростарнение и представляют наибольший интерес как предмет многочисленных корпоративных споров.

«Золотой парашют» представляет ценность на практике в качестве защиты руководителя юридического лица от ситуаций, когда другое юридическое лицо имеет цель на поглощение данного юридического лица с последующим отстранением от должности руководителя компании (действующего менеджера) и назначением собственного руководителя. Безусловно руководитель имеет наибольший процент зависисимости от владельцев компании в отличии от других категориев работников: он напрямую связан с интересами и желаниями акционеров. В связи с этим формируются особые трудовые отношения, в рамках которых уполномоченному органу юридического лица предоставляется право без объяснения причины прекратить трудовые отношения. В связи с особым статусом трудовых отношений необходим и особый механизм предоставления гарантий и защиты данному работнику.

На сегодняшний на практике выделяют две функции «золотого парашюта»: как гарантия от неблагоприятных последствий после увольнения, и как определенного рода барьер для тех, кто хочет поглатить компанию и устранить от должности руководителя.

2. Законодательное регулирование. Практика.

Название данной выплаты не зря отслылает нас к одному из видов самого драгоценного металла, поскольку сумма денежной компенсации довольно часто имеет достаточно большой размер.

Периодические печатные издания не раз публиковали рейтинг самых больших «золотых парашютов» современности.

Одним из самых известных примеров — выплата экс-президенту ПАО «Ростелеком» Александру Провоторову «золотого парашюта» в размере 200 млн рублей в 2015 году [2].

Трудовые споры с директорами — Сам себе адвокат

Верховный суд попытался уточнить подходы к разрешению трудовых споров с руководителями. В результате было принято постановление Пленума Верховного суда от 02.06.

15 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» (далее – постановление № 21). Это постановление № 21 должно снять некоторые спорные вопросы судебной практики.

Однако, некоторые вопросы так и остались неразрешенными либо решения, предлагаемые в постановлении, сформулированы не совсем понятно.

Подведомственность дел по спорам с директорами

Один из ключевых вопросов, которым посвящено названное постановление, связан с разграничением подведомственности споров с директорами.

Необходимость в прояснении этого вопроса действительно имелась, потому что споры с одним и тем же предметом в зависимости от обстоятельств можно рассматривать и как трудовые, и как корпоративные.

Но и сейчас, нельзя сказать, что разъяснения Верховного суда эту проблему полностью сняли: некоторые формулировки постановления требуют дополнительного толкования.

Подведомственность судов общей юрисдикции. Верховный суд обозначил категории дел, которые относятся к компетенции судов общей юрисдикции (п. 3 ). Это только трудовые споры, то есть споры между обществом и руководителем по поводу их трудовых отношений.

Таким образом, иски, где стороной являются иные лица (например, участники общества), а не само общество, а также иски, не связанные с трудовыми отношениями руководителя и компании, не относятся к подведомственности судов общей юрисдикции.

Но даже в таких типичных ситуациях возможны исключения, когда спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде, а именно: когда закон относит его к ведению арбитражных судов (абз. 5 п. 3 ). В постановлении приводится только один пример такой исключительной ситуации: статьями 61.1 и 61.8 ФЗ от 26.10.

02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено рассмотрение арбитражным судом в деле о банкротстве должника заявлений об оспаривании действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих, в частности, в соответствии с трудовым законодательством.

Это могут быть дела об оспаривании соглашений или приказов об увеличении размера заработной платы, о выплате премий или об осуществлении иных выплат в соответствии с трудовым законодательством и об оспаривании самих таких выплат.

Верховный суд приводит примеры типичных трудовых споров, которые рассматривают суды общей юрисдикции:

1. Дела об оспаривании руководителями решений о досрочном прекращении их полномочий, возникших в силу трудового договора. Надо сказать, что формулировка этого примера не вполне удачна. Дело в том, что полномочия руководителя возникают по установленным гражданским законодательством основаниям.

Трудовой договор лишь регулирует трудовые отношения руководителя с компанией. Поэтому с учетом изложенного в п. 3 постановления общего принципа о подведомственности судам общей юрисдикции только тех споров, которые возникают из трудовых отношений, эту формулировку нужно, по-видимому, толковать следующим образом.

Если требования основаны на нормах трудового законодательства – например, бывшая руководительница (генеральный директор) просит восстановить ее на работе, ссылаясь на факт беременности на дату увольнения, то дело рассматривает суд общей юрисдикции.

Если же требования основаны на нормах гражданского права – к примеру, в аналогичной ситуации бывшая руководительница (генеральный директор) ссылается на несоблюдение корпоративных норм при принятии решения о прекращении ее полномочий, такой спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Это вытекает также из п. 4 ст. 225.

1 АПК РФ согласно которому к корпоративным спорам, рассматриваемым арбитражными судами, отнесены споры, связанные с прекращением полномочий лиц, входящих или входивших в состав органов управления;

2. это споры по искам одной стороны трудового договора к другой стороне об оспаривании и признании не подлежащими применению условий трудовых договоров, в том числе о размере оплаты труда, выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудового договора;

3. иски об оспаривании руководителями применения к ним мер дисциплинарной ответственности.

Подведомственность по спорам о взыскании с руководителей убытков

Читайте также:  Компания подает претензию контрагенту. Три частые ошибки

На практике неоднозначная ситуация с подведомственностью складывается также в отношении споров о взыскании с директоров убытков (материального ущерба). Дело в том, что возможность привлечения директора к материальной ответственности предусмотрена как гражданским (ст. 53.1 ГК РФ), так и трудовым законодательством (ст. 277 ТК РФ).

В пункте 7 постановления приведена лишь общая формулировка о том, что дела по спорам о взыскании убытков с директоров рассматриваются как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами в соответствии с правилами о разграничении компетенции, установленными процессуальным законодательством (то есть по нормам части 3 статьи 22 ГПК РФ, п. 2 ч.1 ст. 33 и п.

3 ст. 225.1 АПК РФ).

Применительно к искам о взыскании с руководителя причиненных компании убытков, предъявляемых участниками и акционерами, сложностей не возникает. В силу прямого указания п. 3 ст. 225.1 АПК РФ такие иски рассматривают арбитражные суды. А вот по аналогичным искам, где истцом выступает сама компания, единой позиции не сложилось.

Верховный суд всегда придерживался мнения, что такие дела подведомственны судам общей юрисдикции . Но одновременно действовала противоположная позиция Высшего арбитражного суда . Согласно пункту 9 постановления Пленума Высшего арбитражного суда от 30.07.

13 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», требование о возмещении убытков, причиненных руководителем, подлежит рассмотрению арбитражным судом, даже если истец или ответчик ссылаются в обоснование своих требований или возражений на ст. 277 ТК РФ.

В настоящее время иски компаний о взыскании с руководителей убытков рассматриваются как арбитражными судами так и судами общей юрисдикции.

К сожалению, общая фраза из пункта 7 постановления вряд ли может поставить окончательную точку в этом расхождении практики. Однако в силу особенностей правого статуса руководителя компании и в силу прямого указания п. 4 ст. 225.

1 АПК РФ споры о взыскании с руководителей убытков должны рассматривать все-таки арбитражные суды.

Принятие обеспечительных мер

Бывшие директора, оспаривающие свое увольнение, иногда прибегали в судах к таким обеспечительным мерам, как приостановление действия решения о прекращении их полномочий и обязание компании-ответчика (бывшего работодателя) допустить их к исполнению своих обязанностей.

Верховный суд указал, что по делам об оспаривании решений о прекращении полномочий руководителя, возникших в силу трудового договора, суды общей юрисдикции не должны применять такие обеспечительные меры (п. 4 ).

Данная позиция основана на статье 139 ГПК РФ, согласно которой обеспечительные меры допускаются, только если их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

А по делам о восстановлении на работе сложно представить обстоятельства, которые могли бы привести к невозможности исполнения решения суда в случае удовлетворения иска. Аналогичной позиции Верховный суд придерживался и ранее в постановлении Пленума от 20.11.03 № 17.

При рассмотрении корпоративного спора в арбитражном суде применение таких обеспечительных мер возможно. АПК РФ содержит дополнительное основание для применения обеспечительных мер – риск причинения значительного ущерба заявителю (ст. 90 АПК РФ).

Например, в случае корпоративного конфликта незаконная смена руководителя может создавать серьезную угрозу бизнесу (вывод основных активов компании и т. д.). Именно с этим связана оговорка в п.

4 постановления о том, что применение обеспечительных мер не исключается по корпоративным спорам, рассматриваемым арбитражными судами.

Споры о «золотом парашюте»

Раньше суды общей юрисдикции нередко отказывали во взыскании выходных пособий директорам в повышенных по сравнению с установленными законодательством размерах, ссылаясь лишь на отсутствие соответствующего условия в локальных нормативных актах компании.

Речь идет о ситуации, когда условие о выплате дополнительного выходного пособия было включено в трудовой договор с директором, а в локальных нормативных актах такая возможность не предусматривалась. Причем позиция Верховного суда по этому вопросу была неоднозначна.

Так, в 2013 году он встал на сторону работника, указав, что закон не запрещает устанавливать в трудовом договоре условие о выплате выходного пособия в повышенном размере независимо от того, предусмотрено ли это локальными нормативными актами.

Но спустя год Верховный суд согласился с нижестоящими судами, которые отказали во взыскании «золотого парашюта», в том числе на том основании, что эта выплата не была предусмотрена системой оплаты труда в компании.

Столь жесткая позиция, блокировавшая выплату дополнительного пособия только потому, что оно не было предусмотрено в локальном нормативном акте, противоречила закону, поскольку в силу ч. 4 ст. 57 ТК РФ в ТД могут предусматриваться любые дополнительные условия, не ухудшающие положение работника.

Вместе с тем постоянно возникают ситуации, когда формально не противоречащие закону действия представителя работодателя и работника по установлению «золотого парашюта» явно недобросовестны.

Например, предусматривается выплата компенсации в таком размере, который ставит под угрозу весь бизнес, или предусматривается выплата повышенного выходного пособия даже в случае увольнения руководителя по собственному желанию либо при совершении им дисциплинарных проступков.

«Невыплата выходного пособия сама по себе не может стать достаточным основанием для восстановления руководителя на работе».

Практика последних лет показала, что единственным надежным критерием для разрешения спора о выплате «золотого парашюта», обоснованности его размера, правомерности его выплаты в конкретных обстоятельствах является оценка того, допущено ли при установлении дополнительного выходного пособия злоупотребление правом или нет.

В недавнем громком деле Верховный суд признал решение совета директоров о выплате выходного пособия незаконным, ссылаясь также на нарушение такой выплатой законных интересов общества и его акционеров.

В этом деле акционеры ОАО «Ростелеком» оспаривали в арбитражном суде решение совета директоров о назначении президенту общества компенсации в размере более 200 млн рублей в связи с прекращением с ним трудового договора по решению совета директоров.

Обстоятельства были следующими: трудовой договор с президентом компании предусматривал компенсацию на случай его досрочного прекращения в размере заработных плат, которые президент получил бы, продолжая работать до окончания срока действия данного договора, но не более чем за два года.

Совет директоров принял решение о прекращении полномочий президента и выплате ему компенсации в размере свыше 200 млн рублей (сумма была рассчитана с учетом зарплаты за два года, а также переменных частей в виде неполученных премий).

Первая инстанция удовлетворила иск акционеров, указав, что совет директоров безосновательно включил в расчет компенсации составляющие, касающиеся квартальных и годовых премий, определенные исходя из максимально возможных выплат (если бы эти премии выплачивались по итогам работы в течение двух лет, то размер квартальных премий в зависимости от достигнутых результатов работы варьировал бы от 0 до 40 процентов, а годовых – от 0 до 80 процентов от должностных окладов). Апелляция с таким решением согласилась, а первая кассация нет. В свою очередь коллегия Верховного суда, рассматривая дело, указала, что компенсация являлась чрезмерной, базировалась на безосновательном предположении о достижении максимальных показателей, характеризующих деятельность общества, не учитывая при этом фактические результаты, сложившиеся в период, предшествующий прекращению полномочий уволенного президента компании. Это привело к нарушению прав и интересов самого общества и его акционеров. В итоге оставлены в силе акты судов первой и апелляционной инстанций (определение от 30.03.15 № 307-ЭС14-8853 по делу № А56-31942/2013).

Эта формулировка не вполне удачна, поскольку охватывается категорией злоупотребления правом, а сама по себе может использоваться для необоснованного отказа во взыскании выходных пособий (выплату крупного «золотого парашюта» можно рассматривать как противоречащую интересам работодателя). Но в целом п. 11 стоит признать удачным как задающий разумные критерии разрешения споров о «золотых парашютах» и дающий надежду на унификацию практики.

Именно эти два подхода были закреплены в постановлении.

Суд вправе отказать во взыскании выходного пособия либо уменьшить его размер, если такая выплата нарушает требования трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, в том числе общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, либо законные интересы организации, других работников, иных лиц, включая собственников организаций (п. 11 ).

Невыплата «золотого парашюта» как основание для признания увольнения незаконным. Еще одна важная позиция, закрепленная в постановлении, заключается в том, что невыплата работодателем выходного пособия сама по себе не может служить достаточным основанием для восстановления на работе уволенного руководителя (п. 10 ).

Аналогичный подход выработан в судебной практике по делам о взыскании денежной компенсации при расторжении трудового договора по соглашению сторон. Суды, как правило, указывают, что невыплата выходного пособия не влияет на законность увольнения (например, определения

Суть в том, что неполнота расчетов с работником не должна влиять на оценку законности его увольнения. Правомерность прекращения трудовых отношений зависит от наличия законного основания для увольнения и соблюдения установленной законом процедуры (заблаговременно уведомление при сокращении, предложение вакантных должностей в определенных случаях и т. д.).

Расчеты же с работником являются следствием решения о прекращении трудового договора, поэтому нарушение сроков и порядка расчета не влияет на законность самого увольнения и не должно приводить к восстановлению на работе.

При таком нарушении со стороны работодателя у бывших работников есть иные способы защиты – взыскание судом невыплаченных сумм, процентов за нарушение сроков выплаты и компенсации морального вреда.

Указание на то, что суд вправе установить размер компенсации «при возникновении спора о ее размере» представляется не совсем удачным, поскольку суд должен исходить из условий договора (ст. 279 ТК РФ).

Эту фразу нужно понимать так, что по своему усмотрению суд определяет размер выходного пособия только при отсутствии соглашения сторон либо при наличии такого соглашения, если установлен факт злоупотребления правом при согласовании условия о выходном пособии.

Определение размера «золотого парашюта» судом

В п. 12 постановления указано, что размер компенсации, предусмотренной ст. 279 ТК РФ при прекращении трудового договора, определяется судом в том случае, если этот вопрос не урегулирован трудовым договором или при возникновении спора о размере компенсации (то есть когда в договоре размер компенсации указан, но одна из сторон не желает это условие исполнять).

Верховный суд указал, что суд определяет размер компенсации исходя из целевого назначения выплаты, направленной на предоставление защиты от негативных последствий, которые могут наступить для уволенного руководителя в результате потери работы, но не ниже его трехкратного среднего месячного заработка. Также при принятии решения о размере компенсации суд должен учитывать фактические обстоятельства дела, например, длительность периода работы в должности руководителя, время, остающееся до истечения срока трудового договора, трансформацию срочного трудового договора в трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, размер сумм, которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя, дополнительные расходы, которые он может понести в результате прекращения договора.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *