Убытки по договору подряда заказчика и исполнителя: основания для возмещения потерь и порядок взыскания средств, в том числе при расторжении контракта

Убытки по договору подряда заказчика и исполнителя: основания для возмещения потерь и порядок взыскания средств, в том числе при расторжении контракта

Все чаще и чаще на фоне пандемии предприниматели вынуждены менять свои планы, отказываться от осуществления тех или иных проектов и даже расторгать ранее заключенные договоры с исполнителями.

Рассмотрим порядок учета операций по расторжению договора с исполнителем у Заказчика.

Расторжение договора. Что говорит гражданское законодательство

Отметим, что договор возмездного оказания услуг регулируется гл. 39 «Возмездное оказание услуг» ГК РФ.

Так, согласно п. п. 1, 2 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик — оплатить их.

Правила гл. 39 ГК РФ применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением:

  • услуг, оказываемых по договорам подряда (гл. 37 ГК РФ);
  • на выполнение НИОКР (гл. 38 ГК РФ);
  • перевозки (гл. 40 ГК РФ);
  • транспортной экспедиции (гл. 41 ГК РФ);
  • банковского вклада (гл. 44 ГК РФ);
  • банковского счета (гл. 45 ГК РФ);
  • договорам, предусмотренным гл. 46 «Расчеты» ГК РФ;
  • договорам хранения (гл. 47 ГК РФ);
  • поручения (гл. 49 ГК РФ);
  • комиссии (гл. 51 ГК РФ);
  • и доверительного управления имуществом (гл. 53 ГК РФ).

При этом заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг (п. 1 ст. 781 ГК РФ).

Условия одностороннего отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг предусмотрены ст. 782 ГК РФ.

Согласно данной норме, гражданское законодательство в данной ситуации прежде всего защищает интересы заказчика.

Так, если от договора отказывается заказчик, то он обязан оплатить исполнителю только фактически понесенные тем расходы (п. 1 ст. 782 ГК РФ), в то время как исполнитель, если отказ заявляет он, должен возместить заказчику его убытки (п. 2 ст. 782 ГК РФ).

Напомним, что согласно гражданскому законодательству убытки — это расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Иными словами, убытки — это расходы, возникающие в результате нарушения права.

Норма п. 1 ст. 782 ГК РФ, предусматривающая право заказчика отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, является императивной и подлежит применению независимо от условий договора (Постановление ФАС МО от 04.06.2009 N КГ-А40/4745-09).

Это значит, что стороны не могут изменить ее договором, например установить, что заказчик обязан возместить исполнителю его убытки, причиненные односторонним отказом заказчика от исполнения договора. Поэтому, даже если договор с подобным условием будет подписан, применяться к правоотношениям сторон в случае отказа заказчика от договора все равно будет п. 1 ст. 782 ГК РФ.

Заказчик вправе отказаться от исполнения договора в любое время как до начала исполнения услуги, так и в процессе ее оказания, но, разумеется, не после того, как предусмотренные договором услуги полностью оказаны (см., например, Постановление ФАС ВСО от 05.06.2009 N А58-1784/08-Ф02-2500/09).

При этом право заказчика отказаться от услуг не связано с возникновением каких-либо обстоятельств, достаточно отсутствия у него желания к дальнейшему исполнению сделки. Объяснять причины своего отказа исполнителю заказчик не обязан.

Удержание исполнителем полученной от заказчика предоплаты. На чьей стороне закон?

Ответ на этот вопрос в общем-то очевиден с учетом всего сказанного ранее: незаконно.

В случае отказа заказчика от исполнения договора исполнитель обязан вернуть ему полученный аванс за вычетом фактически понесенных по договору расходов.

Поэтому все условия договора оказания услуг типа «в случае отказа заказчика от оплаченных услуг менее чем за один календарный месяц исполнитель обязуется вернуть заказчику перечисленную сумму за вычетом 50% от общей суммы договора» применяться не могут, как противоречащие действующему законодательству.

Бухгалтерский учет у Заказчика

Суммы фактически понесенных расходов, которые заказчик компенсирует исполнителю, не являются расходами, связанными с оказанием услуг.

Поэтому данные расходы относятся заказчиком к прочим расходам (п. п. 4, 11 ПБУ 10/99 «Расходы организации» (Утверждено Приказом Минфина России от 06.05.1999 N 33н) и должны учитываться на счете 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет «Прочие расходы».

Фактически понесенные затраты, которые заказчик компенсирует исполнителю отражаются предприятием-заказчиком на дату выставления ему исполнителем к оплате счета на сумму фактически понесенных расходов с приложением подтверждающих документов или признания претензии исполнителя в сумме, признанной организацией (п. 16 ПБУ 10/99).

Налоговый учет у Заказчика

Налог на прибыль

Здесь возникает вопрос: На основании какого пункта ст. 265 НК РФ при налогообложении прибыли следует учесть фактически понесенные расходы исполнителя, компенсируемые заказчиком.

В налоговом кодексе РФ есть две нормы, согласно которым, в целях налогообложения прибыли, фактически понесенные расходы исполнителя, компенсируемые заказчиком, могут учитываться заказчиком в составе внереализационных расходов:

  • на основании пп. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ);

или

  • на основании пп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ (как расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба).

Так как фактически понесенные расходы исполнителя, компенсируемые заказчиком, нельзя приравнять к убыткам, то данные расходы, по нашему мнению, должны учитываться в составе внереализационных расходов на основании пп. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ (другие обоснованные расходы), а не пп.

13 п. 1 ст. 265 НК РФ (расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба).

При применении метода начисления датой признания рассматриваемых расходов является дата выставления исполнителем счета на сумму фактически понесенных расходов или признания претензии исполнителя (п. 1 ст. 272 НК РФ).

Пример

Компания-заказчик заключила договор с исполнителем — рекламным агентством на оказание услуг по созданию рекламного видеоролика и показу его на телевидении и перечислило исполнителю предоплату в размере 800 000 руб.

На момент, когда услуги еще не были оказаны, компания-заказчик направила исполнителю — рекламному агентству уведомление об отказе от дальнейшего исполнения договора, в котором просило представить ему на оплату счет на сумму фактически понесенных в связи с исполнением договора расходов рекламного агентства.

В ответ исполнитель — рекламное агентство представил компания-заказчик счет на сумму 450 000 руб. и приложил к нему подтверждающие расходы документы.

Компания-заказчик, не имея претензий по счету, согласилась полностью оплатить его. Исполнитель удержал 45 000 руб. из перечисленной ему ранее предоплаты.

В бухгалтерском учете компании-заказчика будут сделаны следующие записи:

Содержание операции Дебет Кредит Сумма, руб.
Перечислена предоплата 60 51 800 000
На дату согласия оплатить счет исполнителя
Отражена сумма расходов, предъявленная исполнителем к оплате 91-2 76 450 000
Удержана исполнителем сумма понесенных им расходов 76 60 450 000
На дату завершения расчетов с исполнителем
Возвращена исполнителем оставшаяся сумма предоплаты(800 000 — 450 000) руб.
  • 51
  • 60
  • 350 000

Можно ли взыскать с заказчика убытки при расторжении контракта?

Статья актуальна на 15 марта 2021

Поставщик тратит деньги на участие в закупке: например, оплачивает услуги по подготовке заявки, комиссию банку или торговой площадке. Если заказчик необоснованно отказывается заключать контракт или расторгает его, можно ли компенсировать убытки? Посмотрим, что говорит 44-ФЗ и суды. 

Убытки по договору подряда заказчика и исполнителя: основания для возмещения потерь и порядок взыскания средств, в том числе при расторжении контрактаиллюстратор — Маргарита Федосеева

Когда могут возникнуть споры

Поставщики могут получить убытки в нескольких случаях: 

  • Заказчик незаконно отказался заключать контракт. 
  • Приходится расторгать контракт в одностороннем порядке: например, заказчик задерживает оплату или отказывается  от части товара.
  • Контракт расторгается по соглашению сторон, но остались претензии.   

П. 23 ст. 95 дает возможность возместить убытки по 44-ФЗ, но только реальный ущерб, то есть фактически понесенные денежные или материальные потери. Возместить  упущенную выгоду не получится. 

Например, в аукционе заказчик отклонил участника, который победил по цене, по вторым частям заявки,  и заключил контракт с другим. Затем ФАС признала отклонение незаконным, а заключенный  недействительным. Участник, чью заявку отклонили, не сможет требовать возместить упущенную выгоду. 

Как возместить ущерб 

Взыскание убытков из-за расторжения государственного контракта начинается с официальной претензии: 

  1. Прежде всего нужно рассчитать размер ущерба: материального или денежного. 
  2. Отправить заказчику претензию, включив в нее требование возместить убытки. Важно не только перечислить потери и их размер, но и обосновать причинно-следственную связь между действиями заказчиками и убытками.
  3. Если заказчик откажется оплачивать убытки, подать в суд. 

Если контракт расторгается по соглашению сторон, участники могут описать в нем  порядок возмещения потерь и сумму. Тогда претензия и иск не нужны. Если, несмотря на договоренности, заказчик не оплачивает расходы, поставщик вправе отправить официальную претензию и затем обратиться в суд.

Судебная практика 

Заказчик отказался заключать контракт с победителем, поскольку тот представил банковскую гарантию, которая не соответствовала требованиям закона. Свое решение он прописал в протоколе, который суд по другому признал незаконным. 

Из-за срыва контракта победитель закупки потерпел убытки и обратился в суд, который взыскал с заказчика: 

  • Неосновательное обогащение, а именно стоимость обеспечения заявки. 
  • Проценты за пользование деньгами. 
  • Расходы на госпошлину. 

При этом суд не стал возмещать: 

  • Стоимость услуг на поиск закупки и подготовку заявки, 
  • Проценты банку за кредит на обеспечение заявки.
  • Стоимость банковских услуг за предоставление гарантии, которую не принял  заказчиком, так как его вина не была доказана.

Суд посчитал, что расходы возникли не по вине заказчика и не были связаны с исполнением контракта.

Поставщик подал апелляцию, которую суд частично удовлетворил: дополнительно взыскал стоимость услуг по поиску аукциона и подготовке заявки. Суд решил, что доказательства, которые предоставил поставщик, подтверждают ущерб победителя.

Кассационный суд также отказался возмещать остальные расходы: 

  • Проценты по кредиту нельзя считать убытком. Из документов не следовало, что выплаты в банк производились ради участия в аукционе.
  • Стоимость услуг банка за предоставление гарантии, которая не была принята заказчиком, также взыскать нельзя. Неясно, по какому контракту обеспечивались обязательства.
Читайте также:  Сказка об иване-юристе, простом ёкселе и обещании награды

Вывод

Теоретически возможность взыскать убытки предусмотрена законом о Контрактной системе.  Также есть решения судов, когда решение выносится в пользу поставщиков. Однако на практике пользоваться ею стоит, когда ущерб дороже отношений с заказчиком. Также важно помнить, что: 

  • Взыскать можно только понесенные убытки. 
  • Важно тщательно подходить к доказательствам причинно-следственной связи между действиями заказчикам и понесенными убытками.

Эксперты ответят на ваши вопросы по теме статьи в первые сутки после публикации. Потом отвечают только участники закупок, а вопрос экспертам можно задать в специальной рубрике.

Обычные и необычные убытки заказчика по договору подряда, связанные с контролем выполняемой работы

В соответствии с п. 3 ст. 723 ГК РФ если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.

О каких убытках может идти речь? Так, например, заказчик может потребовать от подрядчика компенсации расходов на управление и контроль выполняемой работы, порученной третьему лицу. Можем ли мы быть уверены в том, что эти расходы будут компенсированы в том случае, если работа не завершится положительно? Как формируется по этому вопросу практика? И можем ли мы способствовать ее формированию?

Как следует из пункта 1 статьи 393 ГК РФ, должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

В судебной практике России сложился следующий подход: лицо, требующее возместить убытки, должно доказать факт нарушения своего права противоправными действиями (бездействием) ответчика, наличие понесенных убытков и их размер, причинную связь между нарушением права и возникшими убытками. Недоказанность одного из необходимых оснований возмещения убытков исключает возможность удовлетворения требований.

В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.

2016 N 75 Верховный суд РФ дал некоторые ориентиры для решения вышеназванных вопросов: «По смыслу статей 15 и 393 ГК РФ, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (статья 404 ГК РФ).

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение.

Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков».

В связи с этим, если заказчик заявил требование о взыскании с подрядчика расходов на контроль выполнения договора подряда, порученного третьему лицу, то необходимо оценить, являются ли такие расходы и действия заказчика обычными для делового оборота в целом, или для практики взаимодействия заказчика и подрядчика, в частности. Рассматривать эти вопросы можно как с точки зрения существа работ (их обычности и стандартности), так и с точки зрения размера расходов. На вопрос об оценке обычности убытков могут влиять и иные факторы, например, иные сделки или корпоративные отношения между заказчиком, подрядчиком и лицом, которое контролировало проект.

Как обратил внимание Верховный Суд РФ в Определении № 307-ЭС19-5190 от 18 июля 2019 г.

по делу N А56-88551/2017 размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности, и определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства (пункт 5 статьи 393 ГК РФ).

В указанном Определении ВС РФ кассационная жалоба индивидуального предпринимателя передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в связи с тем, что размер заявленных убытков кредитора превысил цену контракта, заключенного с должником, и при этом правового и фактического обоснования взыскания убытков в сумме, превышающей цену контракта, обеспечивающей соблюдение принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства, суды нижестоящих инстанций не привели. 15 августа 2019 г. решение первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции были отменены, дело направлено на новое рассмотрение. Таким образом, если расходы на услуги, заявляемые кредитором как убытки, превышают стоимость договора, который был нарушен должником, это также может свидетельствовать о необычном характере данных расходов и необходимости более высокого стандарта доказывания их связи с договором, заключенным между кредитором и должником.

Для рассмотрения вопроса о предвидимости и характере убытков по их существу имеют значение сложившиеся доктринальные подходы. Кратко эти подходы описаны В.В. Байбаком в комментарии к статье 393 ГК РФ «Договорное и обязательственное право (Общая часть): постатейный комментарий к статьям 307-453 Гражданского кодекса РФ» (1).

Так, В.В, Байбак пишет, что в российском праве пока не сложилась доктрина о пределе несения нарушителем риска убытков, возникающих у кредитора в связи с нарушением, но: «В некоторых странах для отсечения слишком отдаленных убытков учитывается предвидимость убытков на момент заключения договора […].

Те убытки, возникновение которых в результате возможного нарушения должник не мог разумно ожидать в момент заключения договора, не подлежат взысканию (в некоторых правовых источниках этот критерий ограничения ответственности не действует при наличии умысла или грубой неосторожности должника).

В качестве альтернативной модели ограничения объема взыскиваемых убытков в некоторых правопорядках используется доктрина адекватной причинности, которая также ориентируется на то, какие убытки могут считаться естественными и прогнозируемым последствием нарушения, но оценивает эту прогнозируемость и обычность не на момент заключения договора, а на момент его нарушения.

Необычные и непредвидимые на момент нарушения убытки, таким образом, возмещению не подлежат, даже если они находятся в объективной причинно-следственной связи с нарушением. У каждой из этих моделей имеются свои преимущества и недостатки. Пока нет признаков того, что российское право выбрало какой-то из этих вариантов решения проблемы.

До тех пор, пока ясность в этом вопросе не наступила, при проведении черты, за которой возникающие убытки являются отдаленными и не подлежат возмещению, судам придется полагаться на свое ощущение справедливости и здравого смысла» (2).

К аналогичным выводам пришли и авторы книги и обзора практики «Глобальный арбитражный обзор. Рекомендации по оценке убытков в международном арбитраже» (2018): «Как правило, истец может взыскать только те убытки, которые ответчик мог предвидеть.

Разные страны применяют этот принцип по-разному, но большинство, если не все, признают этот принцип как принцип, ограничивающий возмещаемый ущерб. В то же время нюансы этого принципа различаются в разных правовых системах.

[…] Французское и английское право оценивает предвидимость в момент заключения договора, в то время как немецкое право оценивает предвидимость в момент нарушения обязательства» (3).

А.О. Овсянникова указывает также на следующее: «Презюмируется, что для должника, как правило, являются предвидимыми такие расходы кредитора, которые связаны непосредственно с исполнением (реализацией) договора и их осуществление является неизбежным. В этих случаях кредитор просто обязан произвести такие расходы в соответствии с договором или законом.

Например, затраты на нотариальное удостоверение договора, расходы на получение исполнения (вывоз товара со склада и т.д.), плата за регистрацию перехода права на недвижимое имущество и др.

В отношении всех остальных расходов, которые в конечном счете не направлены на реализацию договора, а являются, по сути, вытекающим из договора последствием, предвидимость устанавливается в каждом конкретном случае отдельно в зависимости от обстоятельств и условий заключенного договора.

В данном случае существенными для определения наличия критерия предвидимости убытков являются: 1) предусмотренные в договоре обязанности сторон и общее представление сторон договора о его целях; 2) обязательные публично-правовые предписания; 3) указания и рекомендации должника; 4) обычаи гражданско-правового оборота» (4).

В определенных случаях и спорах могут применяться международные акты. Это, например, Венская конвенция о международной купле-продаже товаров 1980 г. и Принципы международных коммерческих договоров (принципы УНИДРУА). Статья 74 Венской конвенция о международной купле-продаже товаров 1980 г.

гласит: «Убытки не могут превышать ущерба, который нарушившая договор сторона предвидела или должна была предвидеть в момент заключения договора как возможное последствие его нарушения, учитывая обстоятельства, о которых она в то время знала или должна была знать». В статье 7.4.

Читайте также:  Запрет на ночные работы в договоре субподряда. Как запретить в договоре субподряда проведение работ в ночное время.

4 принципов УНИДРУА установлено, что неисполнившая сторона отвечает только за ущерб, который она предвидела или могла разумно предвидеть при заключении договора как вероятное последствие ее неисполнения.

Аналогичный подход был разработан и в английском праве: «Ответчик несет ответственность только за те убытки, которые являются следствием нарушения и которые могут быть разумно предвидимы сторонами на момент заключения договора, иные убытки считаются «слишком отдаленными» (См.

, например, дело Hadley v Baxendale (1854) 9 Exch 341, цитата из книги Пола Ричардса «Договорное право» (Paul Richards. Law of Contract)(5)).

Как пишет Пол Ричардс, правило, установленное в деле Hadley v Baxendale, получило два направления: 1) либо убытки являются естественным следствием обычного хода вещей и неизбежным следствием нарушения договора, которое должник должен был ожидать, 2) либо нестандартные убытки должны быть предвидимы обеими сторонами на момент заключения договора (6).

Некоторые уточнения в английской судебной практике к оценке предвидимости возникли в связи с делом Transfield Shipping Inc. v. Mercator Shipping Inc. (Transfield Shipping Inc. v Mercator Shipping Inc. (The Achilleas) [2008] UKHL 48; [2008] 3 WLR 345).

В этом деле суд посчитал необходимым оценить волю сторон исходя из толкования договора, направленную на принятие нарушителем договора риска ответственности за убытки, не являющиеся обычным следствием нарушения.

Суд определил, что ответчик не принимал на себя риск ответственности за убытки, заявленные истцом, и не имеющие характера обычных (7).

Как пишет В.А. Короткова в статье «Предвидимость договорных убытков»: «[…] волевой подход к предвидимости представляет собой̆ общую тенденцию развития современного правового регулирования. Он является возращением к истокам доктрины предвидимости, заложенным в труде французского цивилиста Р.Ж. Потье.

Косвенно этот подход нашел выражение в Германии (теория защиты цели договора) и в практике применения Венской конвенции о международной купле-продаже товаров 1980 г.» (8).

В этой статье автор исследует практику Франции, Англии и Германии в отношении предела ответственности должника за убытки кредитора и приходит к выводу, что «общей тенденцией является признание воли сторон в качестве ключевого фактора для установления предвидимости убытков.

В соответствии с волевым подходом суду путем толкования договора надлежит установить прямое или косвенное принятие должником на себя ответственности за экстраординарные последствия нарушения договора. При отсутствии воли должника на расширение договорной ответственности или невозможности установления его воли риск необычайных убытков несет кредитор» (9).

В России суд также в некоторых случаях отказывает в компенсации убытков, которые имеют необычный характер (то есть такой, когда ответчик не мог разумно ожидать возникновения необычных убытков и не принял на себя ответственность за эти убытки): см.

например, определение Верховного Суда РФ от 15 декабря 2015 г. № 309-ЭС15-10298, определение Верховного Суда РФ от 18 декабря 2017 г. № 301-ЭС17-19815, Постановление Арбитражного суда Московского округа по делу № А40-166935/2017 от 1 августа 2018 г.

По делу N А50-17401/2014, которое обсуждалось в определении Верховного Суда РФ от 15 декабря 2015 г. № 309-ЭС15-10298, Верховный суд РФ определил отказать истцу во взыскании убытков с ответчика.

Истец требовал взыскать с ответчика расходы по оплате неустойки третьему лицу в связи с нарушением ответчиком своих обязательств.

Верховный суд РФ обратил внимание на то, что ответчик не принимал участие в определении размера неустойки, согласованной истцом и его контрагентом.  Ставки неустоек были существенны и носили необычный характер.

По делу N А79-9323/2016 Верховный суд РФ (см. определение Верховного Суда РФ от 18 декабря 2017 г.

№ 301-ЭС17-19815) поддержал постановление апелляционного суда по снижению размера убытков, основанное, в том числе на следующем аргументе: размер убытков заявлен истцом на основании договора поставки, стороной которого ответчик не являлся, следовательно, не мог повлиять на его условия, устанавливающие двойную ответственность за одно и то же нарушение и чрезмерно высокий процент неустойки. Апелляционный суд решил, что применение двойной ответственности за одно и то же нарушение не является обычным последствием нарушения обязательства, а согласованный истцом и его контрагентом размер пени (0,5 %) за непоставку товара значительно превышает обычно применяемые при таком виде нарушений санкции. В этом деле Верховный суд РФ согласился с апелляционным судом, поскольку ответчик не мог предвидеть такого рода убытки в силу их необычного характера и не принимал на себя риск их оплаты.

По делу № А40-166935/2017 Арбитражный суд Московского округа отменил решение суда первой инстанции, руководствуясь названными выше определениями Верховного суда, в аналогичной ситуации, когда ответчик не мог предвидеть вид и размер убытков, заявленных истцом.

Во взыскании убытков в последствии было отказано, так как суд не установил прямой причинно-следственной связи между нарушением обязательства ответчика и убытками истца, связанными с оплатой штрафа по договору своему контрагенту (и аффилированному с ним лицу).

Арбитражный суд Московского округа посчитал такие последствия необычными и не находящимися в прямой связи с нарушением ответчика и определил, что необходимо учитывать тот факт, что ответчик не принимал на себя ответственность за такого рода убытки.  Арбитражный суд Московского округа ссылался также на п. 3 ст.

308 ГК РФ, которая устанавливает правило, что обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

Таким образом, в условиях, когда последствия нарушения являются необычными для гражданского оборота, требуется оценить, предвидела или приняла ли на себя сторона, нарушившая договор, риск этих необычных убытков, заявленных другой стороной, и какова была воля сторон в отношении расходов, производимых сторонами договора для достижения его цели. Иной подход может привести к злоупотреблениям участников гражданского оборота.

Сторонам договора подряда можно было бы заранее согласовывать, что в случае нарушения подрядчиком договора подряда, заказчик заявит те или иные расходы, связанные с выполнением работы. Чем более сложной является компания заказчика и необычными задачи, которые она перед собой ставит, тем менее очевидными являются последствия нарушений договоров для ее контрагентов.

Для того, чтобы подрядчики могли принять те или иные риски, связанные с управлением и контролем их работы третьими лицами, подрядчиков необходимо информировать о таких расходах.

  Этот подход, по мнению автора, способствует обмену информацией между сторонами договора, более продуктивному и прозрачному сотрудничеству и отвечает принципам равенства участников гражданских правоотношений и свободы договора.

Ссылки:

  1. Договорное и обязательственное право (Общая часть): постатейный комментарий к статьям 307-453 Гражданского кодекса РФ» под ред. А.Г. Карапетова, Москва, 2017 – Стр. 642-643.
  2. Там же.
  3. Крейг Майлз и Дэвид Вайс. Обзор принципов снижения убытков // «Глобальный арбитражный обзор. Рекомендации по оценке убытков в международном арбитраже», 3-е издание под ред. Джона А. Тренора, Law Business Research Ltd, 2018 – Стр. 89 // см. также электронную версию рекомендаций:  

https://globalarbitrationreview.com/edition/1001283/the-guide-to-damages-in-international-arbitration-third-edition.

  1. А.О. Овсянникова. Компенсация убытков, вызванных «обманом доверия» к исполнению сделки // «Опыты цивилистического исследования: сборник статей (выпуск 3)» (рук. авт. кол. и отв. ред. А.М. Ширвиндт, Н.Б. Щербаков), Статут», 2019 – Стр. 204.
  2. Пол Ричардс «Договорное право» (Paul Richards. Law of Contract), 9-е издание, 2009, стр. 408
  3. Там же, стр. 409
  4.  Там же, стр. 413
  5.  В.А. Короткова. Предвидимость договорных убытков // Журнал «Вестник экономического правосудия Российской Федерации, No 1/2018 — Стр. 125.
  6. Там же, стр. 147.

Вс пояснил, когда заказчик не вправе взыскивать убытки с подрядчика свыше общей стоимости работ

21 августа Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС19-5190 по спору о взыскании заказчиком с подрядчика убытков по договору строительного подряда, состоящих из расходов на устранение недостатков выполненных работ и издержек на проведение строительно-технической экспертизы.

Читайте также:  Описание будущего объекта недвижимости в договоре. Как разрешаются спорные ситуации

В июле 2017 г. ООО «Тич Ми Плиз Рус» (заказчик) и предприниматель Юлия Кузнецова (подрядчик) заключили договор строительного подряда, общая стоимость которого составила 400 тыс. руб. Согласно условиям договора общество перечислило предпринимателю предоплату на сумму 220 тыс. руб.

В предусмотренный договором срок согласованные сторонами работы не были выполнены подрядчиком, а выполненные имели дефекты. Подрядчик не устранил недостатки, несмотря на просьбы заказчика, поэтому последний обратился в суд с иском о взыскании с ИП расходов на устранение недостатков выполненных им работ (свыше 692 тыс. руб.

) и издержек на проведение строительно-технической экспертизы (25 тыс. руб.).

Арбитражный суд удовлетворил иск в полном объеме, взыскав с Юлии Кузнецовой все вышеуказанные денежные суммы. Далее апелляционный суд отказал в принятии жалобы ИП в связи с отказом в восстановлении пропущенного срока на ее подачу. Впоследствии кассационная инстанция оставила в силе решение суда первой инстанции.

Удовлетворяя требования общества в полном объеме, суды исходили из доказанности факта возникновения дефектов в пределах гарантийного срока.

Суд первой инстанции признал некачественный характер выполненных ответчиком работ, оценив представленное истцом экспертное заключение ООО «Лаборатория строительной экспертизы».

Выводы данного экспертного заключения были положены судом в основу решения об определении размера убытков в виде предстоящих расходов на устранение выявленных недостатков.

Тогда Юлия Кузнецова обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, ссылаясь на нарушения норм материального и процессуального права.

Изучив обстоятельства дела № А56-88551/2017, высшая судебная инстанция со ссылкой на п. 13 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25 разъяснила, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

ВС также указал, что если для устранения повреждений имущества истца используются новые материалы, то (за исключением установленных законом или договором случаев) расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, даже если стоимость имущества увеличится по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчик докажет или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной, более разумный и распространенный в обороте, способ исправления подобных повреждений аналогичного имущества.

Со ссылкой на п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 Суд отметил, что по смыслу ст.

15 и 393 ГК РФ кредитор доказывает наличие у него убытков, а также обосновывает их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и такими убытками.

Должник вправе возражать относительно размера причиненных кредитору убытков и предъявлять доказательства о том, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК РФ).

В рамках рассматриваемого дела, как пояснил Верховный Суд, основанием для удовлетворения иска явилось нарушение ответчиком качества выполненных работ по обустройству пола, что было подтверждено заключением эксперта.

Содержание экспертного заключения рекомендовало демонтировать напольное покрытие по всей площади до основания, обеспылить поверхность и выполнить укладку ПВХ-покрытия. В подготовленной экспертом смете на устранение недостатков стоимость оклейки полов плиткой ПФХ превысила 396 тыс. руб.

Смета также предусматривала работы по разборке цементных полов на сумму свыше 71 тыс. руб.

Таким образом, сумма убытков, необходимая для устранения недостатков выполненных ответчиком работ, превысила согласованную сторонами цену всего договора (400 тыс. руб.). ВС РФ также подчеркнул, что в соответствующем приложении к договору стороны согласовали создание наливного бетонного пола, и такие работы подлежали выполнению из материала заказчика.

«Удовлетворяя иск в заявленной сумме, состоящей в большей части из расходов на приобретение плитки ПВХ, не согласованной сторонами в качестве материала при выполнении работ, суды не дали должной правовой оценки возможности и необходимости в целях восстановления права истца возложить на ответчика ответственность в виде взыскания убытков, включающих стоимость работ и материалов, отличных от предусмотренных условиями договора. Исходя из абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ, кредитор не вправе требовать возмещения убытков в размере большем, чем ему был причинен вред, и необходимом для восстановления его прав нарушением обязательства ответчиком, кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом», – отмечено в определении ВС РФ. Таким образом, Суд заключил, что судебные акты нижестоящих инстанций нельзя признать законными и обоснованными в отсутствие правового обоснования взыскания убытков в сумме, превышающей цену договора.

В связи с этим ВС отменил нижестоящие судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует учесть приведенные в определении положения о толковании и применении ст. 15, 393 ГК РФ, а также установить разумный размер расходов, необходимых на устранение недостатков выполненных ответчиком работ.

Комментируя определение, адвокат АК «Бородин и Партнеры» Олеся Спиричева отметила, что законодатель не ограничивает размер убытков пределом цены договора, однако такое ограничение может быть установлено сторонами добровольно в условиях заключаемого ими договора, что встречается достаточно часто.

«Основанием для отмены судебных актов нижестоящих инстанций послужил не сам по себе факт превышения размера убытков над ценой договора, а возмещение убытков истцу в размере большем, чем размер причиненного ему вреда (нарушение абз. 2 п.

2 ст. 393 ГК РФ), – пояснила эксперт. – Сторонами договора было согласовано выполнение работ гораздо более дешевыми строительными материалами (бетон), чем те материалы, которые были взяты экспертами для расчета размера убытков (плитка ПВХ)».

Юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова полагает, что определение ВС РФ не ограничивает возможность заявлять убытки в размере больше стоимости работ по договору: «Оно лишь устанавливает необходимость полного выяснения всех обстоятельств дела для его правильного рассмотрения, в том числе досконального изучения условий спорного договора».

По словам эксперта, размер убытков в рамках рассматриваемого дела по большей части складывался из стоимости материалов для проведения работ. «В смете к договору не был согласован ни данный вид материала, так как его приобретение входило в обязанности заказчика, ни вид работ, для которого нужно было бы закупить этот вид материала.

Соответственно, суду первой инстанции теперь предстоит дать оценку, возможно, посредством проведения еще одной, уже судебной, экспертизы, проведение каких видов работ и с использованием каких материалов могло бы восстановить нарушенное право заказчика в связи с ненадлежащим качеством выполнения работ», – предположила Екатерина Хазова.

Юрист полагает, что ВС подчеркнуто не ограничивает размер убытков в виде расходов для восстановления нарушенного права размером указанной в договоре стоимости и не исключает возможность увеличения стоимости имущества лица, которому причинен ущерб, за счет взыскания размера реального ущерба.

«Суд лишь устанавливает, что такие убытки должны быть обоснованы исходя из всех условий соответствующего договора и всех обстоятельств его исполнения.

Можно предположить, что взыскание убытков в размере большем, чем стоимость работ по договору, возможно, например, когда посредством некачественного выполнения работ были причинены существенные повреждения имуществу, устранение которых потребует несения значительных расходов», – пояснила она.

По мнению Екатерины Хазовой, определение Суда не создает новых постулатов, которые бы изменили принципы или порядок взыскания убытков, а лишь лишний раз подчеркивает необходимость более тщательного изучения нижестоящими судами всех фактических обстоятельств дела при вынесении решения.

Партнер «Law & Commerce Offer» Антон Алексеев отметил, что ВС РФ сделал логичный и законный вывод о том, что в рассматриваемом случае восстановление прав кредитора должно быть в том объеме, в каком это закреплял спорный договор.

«На практике не исключены попытки ограничить размер убытков, понесенных кредитором, ценой договора подряда, однако при этом нельзя исключать из суммы убытков и расходы кредитора, связанные с устранением (демонтажом) некачественных работ», – считает он.

Эксперт добавил, что ВС определил для подрядчиков некоторые границы, в рамках которых с них могут быть взысканы убытки при некачественном выполнении работ.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *