Вопросы исключения участника юридического лица в свете Постановления Пленума ВС РФ от от 23.06.2015 № 25

Вопросы исключения участника юридического лица в свете Постановления Пленума ВС РФ от от 23.06.2015 № 25 Pixabay

Пленум Верховного суда РФ отдельным постановлением внес изменения в шесть своих постановлений по уголовным делам, принятых за последние почти два десятка лет. Документы актуализированы с учетом действующего законодательства и наработанной судами практики.

Особый порядок судебного разбирательства

  • Внесены изменения в постановление от 5 декабря 2006 года № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел».
  • Разъясняется, что при рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, по ходатайству обвиняемого, судам надлежит устанавливать, имеются для этого необходимые условия, а именно — обвинение должно касаться преступления небольшой и/или средней степени тяжести, должны отсутствовать основания для прекращения уголовного дела, необходимо заявление обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением, понимание обвиняемым существа обвинения и согласия с ним, заявление ходатайства, сделанное обвиняемым добровольно и в присутствии защитника, а также отсутствие возражений у государственного или частного обвинителя и потерпевшего против рассмотрения дела в особом порядке.
  • При назначении рассмотрения уголовного дела в особом порядке необходимо извещать стороны о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала.
  • Если до удаления в совещательную комнату для постановления приговора выясняются обстоятельства, препятствующие принятию судебного решения в особом порядке, судья должен вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Разъясняется, что судебные решения, принятые в особом порядке, могут быть отменены или изменены, если в апелляционных (кассационных) жалобах, представлениях содержатся данные, указывающие на существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона либо на несправедливость приговора. Но при этом не изменяются фактические обстоятельства дела (например, в связи с изменением уголовного закона, неправильной квалификацией преступного деяния судом первой инстанции, истечением сроков давности, амнистией и т. п.).

Судебная экспертиза

Внесены изменения в постановление от 21 декабря 2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Судам разъясняется, что вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний. Перед экспертом также не могут ставиться вопросы по оценке достоверности показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля.

Для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы лицо может быть помещено в соответствующую медицинскую организацию на срок до 30 дней, в случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания лица в указанной медицинской организации может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту ее нахождения еще на 30 дней.

Досудебное соглашение о сотрудничестве

Внесены изменения в постановление от 28 июня 2012 года № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Среди прочего разъясняется, что проведение судебного разбирательства в особом порядке, после того как с обвиняемым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не освобождает суд от обязанности исследования вопросов, касающихся гражданского иска и принятия по нему решения.

Суд при постановлении обвинительного приговора вправе удовлетворить гражданский иск, если его требования вытекают из обвинения, с которым согласился обвиняемый, и не имеется препятствий для разрешения его судом по существу.

При наличии соответствующих оснований гражданский иск может быть оставлен без рассмотрения, производство по нему прекращено, в его удовлетворении может быть отказано либо по иску принято решение о передаче его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Кассационное производство

Дополнено постановление от 25 июня 2019 года № 19 «О применении норм главы 47.1 УПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции».

Ходатайство уполномоченного по правам человека в РФ признано самостоятельным поводом для проверки судом кассационной инстанции вступившего в силу законного решения.

Кроме того, в пределах своей компетенции с представлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения вправе обратиться транспортный и иной специализированный прокурор, приравненный к прокурору субъекта Российской Федерации.

В случае пропуска лицом, подавшим кассационную жалобу или представление, установленного шестимесячного срока судья суда первой инстанции должен вернуть их заявителю с разъяснением порядка восстановления срока кассационного обжалования, а также права на подачу кассационных жалобы или представления в порядке выборочной кассации.

Суд кассационной инстанции при рассмотрении уголовного дела может лишь смягчить назначенное осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, но не вправе усилить наказание или применить закон о более тяжком преступлении. При наличии оснований для поворота к худшему судебное решение подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство соответственно в суд первой или апелляционной инстанции либо с возвращением уголовного дела прокурору.

Кражи с банковских счетов…

Дополнено постановление от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Указано квалифицировать как кражу тайное изъятие денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, например, если безналичные расчеты или снятие наличных через банкомат были осуществлены с использованием чужой или поддельной платежной карты.

Как кража расцениваются действия лица и в том случае, когда оно тайно похитило денежные средства с банковского счета или электронные денежные средства, использовав необходимую для получения доступа к ним конфиденциальную информацию владельца (например, персональные данные, данные платежной карты, контрольную информацию, пароли).

Кражу следует считать совершенной на момент изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу был причинен ущерб.

Местом окончания такой кражи судам следует считать место нахождения подразделения банка или иной организации, в котором владельцем денежных средств был открыт банковский счет или велся учет электронных денежных средств без открытия счета.

Территориальную подсудность уголовного дела о краже денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств судам следует определять с учетом места совершения преступления.

Обращается внимание судов на то, что при правовой оценке действий лица, совершившего хищение, следует учитывать вопрос малозначительности деяния.

Например, если речь идет о краже, необходимо учитывать совокупность таких обстоятельств, как степень реализации преступных намерений, размер похищенного, роль подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, характер обстоятельств, способствовавших совершению деяния, и др.

…и хищение безналичных денежных средств

Дополнено постановление от 30 ноября 2017 года № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Разъясняется, что местом окончания мошенничества, состоящего в хищении безналичных денежных средств, является место нахождения подразделения банка или иной организации, в котором владельцем денежных средств был открыт банковский счет или велся учет электронных денежных средств без открытия счета.

Территориальную подсудность уголовного дела о мошенничестве, предметом которого явились безналичные денежные средства, судам следует определять с учетом места совершения преступления, а также других указанных в законе обстоятельств.

Если не все участники производства по такому делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция суда, и все обвиняемые согласны на изменение территориальной подсудности данного уголовного дела, а также в иных случаях, указанных в УПК РФ, то территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена.

Шесть дел, в которых применили постановление Пленума ВС № 25

Постановление Пленума ВС № 25 от 23 июня 2015 года «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ» разрешило часть спорных вопросов и задало вектор работе судов. По данным поисковой системы анализа судебных актов Caselook, за три с половиной месяца было принято несколько десятков актов со ссылкой на это постановление. «Право.Ru» выбрало арбитражные дела, дошедшие до ВС или кассации, где разъяснения Пленума сыграли наиболее значительную роль.

Какой пункт постановления «изменил» больше всего решений

Положение 25-го постановления, которое чаще всего влекло изменение судебных решений, – это п. 133, которым Верховный суд упразднил п. 2 постановления Пленума ВАС от 4 апреля 2014 года № 22.

Согласно старому правилу, суд, который удовлетворял денежное требование, мог взыскать и проценты на случай неисполнения судебного акта (до дня, когда сумма будет фактически уплачена).

С выходом постановления Пленума 2015 года должники получили шанс обжаловать судебные акты, принятые с учетом позиции ВАС.

Одним из таких дел стало постановление 8-го ААС по делу «Тюмень Водоканала» (№ А70-15406/2014), которое вышло 1 июля 2015 года, через неделю после 25-го Пленума (решение 24 июня). Тем не менее коллегия под председательством Татьяны Зиновьевой применила прежний Пленум ВАС.

Она взыскала с ООО «Имущество» не только 639 тыс. руб. платы за загрязнение системы водоотведения, но и проценты на эту сумму по ставке рефинансирования на случай, если ответчик не исполнит акт вовремя.

Апелляцию поправил АС Западно-Сибирского округа, который 10 сентября исключил слова о процентах из резолютивной части.

Какой факт не аргумент в суде

25-й Пленум пригодился в деле ООО «Ремонтник», которое стало соинвестором строительства гаражного комплекса, а взамен должно было получить в нем площади от ООО «Пилигрим». Деньги «Ремонтник» вложил, но помещение на него так и не оформили. Инвестор отправился в суд признавать за собой право собственности на объект (дело № А40-48921/2014).

Ответчик «Пилигрим» требований не признал. В заседаниях ссылался на то, что сам не смог зарегистрировать помещение из-за того, что оно не было поставлено на кадастровый учет.

Читайте также:  Личный кабинет инвалида на сайте фри: как зарегистрироваться и какую информацию можно найти на портале

По этой причине «Ремонтник» не может требовать свой объект, согласились суды трех инстанций.

Указали они и на то, что права истца вытекают из обязательственных отношений по инвестконтракту, а значит, он не может защищаться вещным иском о признании права собственности.

Верховный суд, рассмотревший дело 15 сентября этого года, высказал иную точку зрения. Он заметил, что участнику долевого строительства достаточно акта о передаче недвижимости, чтобы обратиться в Росреестр за регистрацией своего объекта.

Поведение «Пилигрима» ВС назвал недобросовестным и сослался на п. 3 постановления 25-го Пленума.

Из него следует, что после того, как возникло основание для регистрации права собственности, стороны не могут ссылаться на отсутствие такой регистрации.

Коллегия ВС под председательством Галины Поповой обратила внимание и на то, что один из граждан-инвесторов, К. Ф.

 Ридер, обратился с аналогичным иском в Останкинский районный суд и добился признания права собственности на помещение (дело 2-5202/2013 ~ М-5192/2013), после чего и зарегистрировал его в Росреестре.

Получается, нижестоящие арбитражные суды в деле «Ремонтника» допустили неравенство физических и юридических лиц, констатировал Верховный суд. Он устранил эту несправедливость и принял решение в пользу «Ремонтника».

Два недействительных договора в одном действительном

Положения 25-го Пленума о притворных сделках оказались кстати в деле о банкротстве коммерческого банка «Ураллига» (№ А76-26516/2013). В нем конкурсный управляющий (Агентство по страхованию вкладов) оспаривал сделки одного из заемщиков, «Южно-Уральского дочернего общества «Союзлифтмонтаж», которое задолжало банку 5,5 млн руб. по кредиту.

Незадолго до своего банкротства, 19 ноября 2013 года, «Ураллига» заключила соглашение об отступном с «Союзлифтмонтажем», которое предусматривало оплату долга векселями. Получив ценные бумаги, банк в этот же день продал их за 5,5 млн руб. некому обществу «Мистраль», которое не оплатило свою покупку.

А через две недели после этого Центробанк подал в суд заявление о банкротстве «Ураллиги».

По мнению конкурсного управляющего, обе сделки, по сути, имели одну цель – перевести долг с платежеспособного «Союзлифтмонтажа», к тому же обеспеченный залогом, на «Мистраль», которое не ведет деятельности и заплатить вряд ли сможет.

Арбитражный суд Челябинской области согласился с такой логикой и признал сделки притворными, «вернув» задолженность «Союзлифтмонтажу». 18-й ААС это решение отменил, подчеркнув, что договоров было два, и каждый из них имел свои цели и правовые последствия – рассматривать их в совокупности нельзя.

А неоплата «Мистралем» векселей ничего не значит, потому что заинтересованность участников сделок не доказана. Такое постановление суд вынес 22 июня 2015 года.

На следующий день, 23-го, вышло постановление Пленума. В нем, вопреки мнению уральской апелляции, было сказано, что для прикрытия сделки может быть совершена не одна, а несколько сделок.

В этом случае «маскирующие» сделки ничтожны, а рассматривать стоит ту, которую стороны действительно имели в виду. Такие разъяснения принял во внимание АС УО под председательством Натальи Артемьевой.

В начале сентября он отменил акт апелляции и оставил в силе решение первой инстанции. Таким образом, возвращать кредит будет «Союзлифтмонтаж», который его и взял.

Как «исцелить» сделку, заключенную неуполномоченным лицом

Многие последние изменения в ГК направлены на стабилизацию договора, говорил д. ю. н., профессор, заместитель председателя ВАС РФ (в отставке) Василий Витрянский (см. «Законодатель представил юристам новые кодексы и наказания»). Этой же цели служат некоторые положения 25-го постановления. Как они действуют – можно посмотреть уже сейчас.

В деле № А46-14612/2014 рассматривался вопрос о недействительности сделки, по которой Елена Поздеева приобрела у ООО «Гилос Траст» 50 000 акций банка «Промышленно-финансовое сотрудничество» по 1000 руб. за штуку. От имени продавца договор подписал гендиректор Николай Ильин.

Эту сделку и оспорил владелец 99,9%-ной доли в продавце «ПФС Инвест», который утверждал, что не выбрал кандидатуру Ильина, а значит, у того не было полномочий заключать сделки от имени дочернего общества.

Участник сослался на то, что суд в другом деле, А46-873/2014, уже признал протоколы избрания Ильина недействительными.

Арбитражный суд Омской области и 8-й ААС приняли к сведению вывод суда из другого дела и заключили, что договор ничтожен.

Но АС Западно-Сибирского округа обратил внимание на другое: решение о регистрации Ильина как директора в ЕГРЮЛ датируется серединой 2012 года, а незаконным оно было признано лишь около двух лет спустя.

Кассация задалась вопросом, значился ли Ильин в реестре, ведь Поздеева перед покупкой акций могла проверить подписанта в ЕГРЮЛ и добросовестно заблуждаться, что он «настоящий» директор.

Коллегия АС СЗО под председательством Марины Лукьяненко процитировала пп. 119 и 122 Пленума № 25.

Они устанавливают правило: если решение об избрании единоличного исполнительного органа признано незаконным, но он значился в ЕГРЮЛ и другая сторона сделки на это добросовестно полагалась, то такая сделка действительна.

Исключение делается для случаев, когда неверные данные попали в реестр помимо воли юридического лица. Кассация решила отправить дело в первую инстанцию, которая должна выяснить, был ли Ильин включен в ЕГРЮЛ, и если да – то каким образом.

Два владельца одной вещи

Постановление стимулирует суды быть более активными участниками процесса, считает Екатерина Бибикова из Forward Legal. Примером может служить разбирательство № А60-38712/2014.

В нем решался вопрос о недействительности договора залога линии по производству ветчины, заключенного между «Россельхозбанком» и ООО «Агросервис».

К ним предъявило иск общество «Лобва», которое заявило, что это оно, а не «Агросервис», является собственником оборудования. В подтверждение своих притязаний истец представил оригиналы договора купли-продажи и акты передачи имущества.

А банк и его контрагент предъявили лишь копии договора, поэтому суды первых двух инстанций им не поверили. Они решили: «Агросервис» не доказал, что у него возникло право собственности на имущество. Обществу «Лобва» удалось одержать победу.

Такой подход раскритиковал АС Уральского округа под председательством Ирины Краснобаевой, который сослался на п. 1 Пленума № 25. Это положение говорит о том, что если суд видит признаки явно недобросовестного поведения, то может признать его таковым по своей инициативе.

В этом случае он выносит на обсуждение признаки недобросовестности, даже если стороны на них не ссылались.

АС УО решил отправить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции и велел проверить, не было ли злоупотребления правами, как банк отразил операции в учете и какова судьба заложенного имущества (на чьем балансе оно отражено, кто платит за его содержание).

«Суд определяет добросовестность действий сторон по своей инициативе – это настоящая новелла правоприменения», – комментирует Станислав Валуевиз бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры».

Когда спорную сделку «одобряет» другая

Постановление № 25, помимо прочего, выполняет две задачи: во-первых, побуждает судей к большей активности при определении круга вопросов доказывания, а во-вторых, стабилизирует гражданский оборот и уменьшает возможности «порушить» обязательство.

Как это работает, можно увидеть в деле А24-2833/2014, в котором Управляющая организация «Камчатжилстрой» пыталась взыскать задолженность по договору транспортных услуг с ООО «Инвестстрой» (этот долг оплатило лишь частично по просьбе заказчика третье лицо – «Инвестстрой Плюс»).

Но в ходе судебного разбирательства оказалось, что со стороны «Инвестстроя» договор, акты к нему и даже доверенность подписал не генеральный директор П. Насонов, а некто другой. По этой причине Арбитражный суд Камчатского края отказал истцу, и с ним согласился 5-й ААС.

Факт частичной оплаты третьим лицом они не сочли за одобрение сделки.

АС Дальневосточного округа с этим не согласился. Он проанализировал п. 123 25-го постановления, который касается способов одобрения сделки, которая заключена представителем без полномочий или с превышением полномочий.

Это положение приводит большой, но открытый перечень действий, которые могут рассматриваться как одобрение.

В их числе – заключение или изменение другой сделки, которая служит для обеспечения, изменения либо исполнения спорной.

Похоже, последний случай и обнаружил АС ДВО в документах дела. В них оказалось письмо «Инвестстрой Плюс» от гендиректора «Инвестстроя», который переслал ему счет «Камчатжилстроя» и попросил его оплатить.

Это адресат и сделал. При таких обстоятельствах, решил АС ДВО, выводы судов о том, что сделка не одобрена, «преждевременны и противоречат материалам дела».

Коллегия под председательством Елены Захаренко отправила дело на пересмотр.

Евгения Ефименко. ПРАВО.РУ

Новое постановление Пленума ВС РФ о прекращении обязательств

  • Информационное письмо № 773
  • Юридическая фирма Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP (ранее в России – Goltsblat BLP) информирует, что 11 июня 2020 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации (далее – «Пленум») принял Постановление № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств» (далее – «Постановление»).
  • Постановление содержит разъяснения, посвященные отдельным основаниям прекращения обязательств, и во многом подтверждает ранее высказанные Верховным Судом Российской Федерации (далее – «ВС РФ») и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (далее – «ВАС РФ») позиции.
  • Разъяснения Пленума в первую очередь будут актуальны для компаний, столкнувшихся с затруднениями в ходе исполнения договоров или невозможностью их исполнения на согласованных условиях (в том числе со стороны контрагентов) на фоне кризиса, связанного с пандемией COVID-19 и принятыми ограничительными мерами (такими как закрытие границ, запрет на проведение массовых мероприятий, специальный режим работы объектов розничной торговли и многие другие меры по борьбе с COVID-19).
  • Общие положения
  • Стороны вправе прекратить как договорные, так и внедоговорные обязательства, а основания прекращения могут являться односторонней сделкой, соглашением или вовсе не зависеть от воли сторон.
  • Отдельные основания прекращения обязательств
  • Отступное
Читайте также:  Как направить и получить документы при внесении изменений в устав ООО

Согласно Постановлению отступным может быть не только уплата денежных средств и передача иного имущества, указанные в ст. 409 ГК РФ, но и иное предоставление (например, выполнение работ, оказание услуг).

Согласно разъяснениям соглашение об отступном может быть сконструировано по моделям, предполагающим, что:

  1. должник предоставляет отступное в момент заключения соглашения; или

  2. должник не предоставляет отступное в момент заключения соглашения и вправе как исполнить первоначальное обязательство, так и предоставить отступное.

    Постановление в продолжение позиции ВАС РФ1 устанавливает презумпцию квалификации такой модели обязательства в качестве факультативного, позволяющего должнику заменить предмет исполнения по основному обязательству предметом, установленным в соглашении об отступном, и не позволяющего кредитору требовать исполнения обязательства по соглашению об отступном при его непредоставлении в установленный срок2. При этом стороны вправе договориться о том, что исполнение по такому соглашению будет представлять собой альтернативное обязательство, предоставляющее по общему правилу кредитору право выбора предмета исполнения, если должник не осуществил свой выбор в пределах установленного срока3.

При структурировании корпоративных сделок по российскому праву следует обратить внимание на следующее:

  1. Соглашение об отступном, по которому в качестве отступного передаются доли в ООО, должно быть заключено в нотариальной форме вне зависимости от формы соглашения, из которого возникло основное обязательство.

    При этом Постановление явно не учитывает предусмотренную возможность структурирования соглашения об отступном по модели факультативного или альтернативного обязательства, наделяющей должника правом выбора в отношении предмета обязательства, и (i) закрепленную Федеральным законом № 14-ФЗ от 8 февраля 1998 года «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – «Закон об ООО») идею о необходимости нотариального удостоверения лишь распорядительной сделки, направленной на непосредственное отчуждение долей в ООО, которая в такой модели соглашения об отступном может и вовсе не состояться, а также (ii) безусловную обязанность нотариуса по подаче заявления в регистрирующий орган в связи с переходом права на доли в ООО в течение установленного Законом об ООО срока. При буквальном толковании можно прийти к выводу, что в настоящий момент соглашение о предоставлении доли в ООО в качестве отступного можно структурировать только по модели соглашения об отступном с одним предметом исполнения, передаваемым сразу в момент заключения соглашения.

  2. При передаче взамен обязательства по уплате денег в качестве отступного имущества, в отношении которого действует преимущественное право покупки, лицо, права которого были нарушены такой сделкой, вправе воспользоваться средствами защиты, предусмотренными на случай нарушения преимущественного права.

    Таким образом, преимущественное право не действует при использовании отступного в целях прекращения неденежного обязательства.

    К сожалению, Постановление не уточняет характер преимущественного права, в отношении которого применяются разъяснения, вследствие чего суд при рассмотрении спора может с высокой долей вероятности распространить действие преимущественного права приобретения долей в ООО и акций в непубличных АО (если такое право предусмотрено уставом такого непубличного АО) другими участниками (акционерами) при передаче таких долей (акций) участником (акционером) в качестве отступного. Такая концепция опровергает подход ВАС РФ о нераспространении норм о преимущественном праве при передаче долей в ООО в качестве отступного4.

Зачет

Пленум уточнил условия осуществления зачета, которые по общему правилу должны существовать на момент совершения заявления о зачете. Согласно Постановлению:

  1. По активному требованию (требованию лица, заявившего о зачете) должен наступить срок исполнения, при этом не является необходимым наступление срока исполнения пассивного требования (требования против заявителя), если оно может быть исполнено досрочно.

  2. Требования должны быть встречными, то есть кредитор по активному требованию является должником по пассивному требованию.

  3. Требования должны быть однородными, то есть стороны после осуществления зачета должны оказаться в таком положении, как если бы их обязательства были прекращены исполнением.

    При этом требования могут возникать не из одного основания (например, можно зачесть требование о взыскании долга по договору против встречного требования о возмещении убытков из деликта или взыскании неустойки за просрочку в исполнении обязательства5).

Вместе с тем Пленум указал, что стороны вправе договориться о зачете требований, не являющихся встречными, установить автоматическое прекращение требований (в таком случае рекомендуем уделить внимание положениям договора о требованиях, подлежащих зачету, а также обстоятельствах, при наступлении которых производится зачет), либо предусмотреть, что обязательства могут быть прекращены зачетом при наличии волеизъявления всех сторон.

Постановление соответствует ранее высказанным позициям ВАС РФ6 и ВС РФ7 о моменте прекращения обязательств зачетом и поддерживает ретроактивный характер зачета.

На практике это означает, что обязательства считаются прекратившимися с момента, в который обязательства стали способными к зачету, а не с момента получения заявления о зачете.

Полагаем, что цель данного разъяснения – уравнять положение сторон в отношении установленных санкций за просрочку в исполнении обязательств, которые не должны применяться вплоть до получения стороной заявления о зачете.

Новация

Согласно Постановлению новация имеет место, если воля сторон направлена на прекращение существующего между ними обязательства другим обязательством).

В этом заключается принципиальное отличие новации от отступного, при котором новое обязательство не возникает, а у кредитора по общему правилу отсутствует право требовать от должника исполнения обязательства по заключенному соглашению об отступном.

Кроме того, при новации первоначальное обязательство прекращается в момент заключения самого соглашения, в то время как отступное прекращает обязательство в момент его предоставления.

Пленум подчеркивает, что в целях новации стороны должны согласовать новый предмет и (или) основание обязательства). Например, изменение размера долга или и (или) срока исполнения обязательства само по себе не является новацией.

Постановление также закрепляет презумпцию отступного, если из соглашения сторон не усматривается воля сторон осуществить новацию).

По общему правилу в результате новации прекращаются все дополнительные требования и обеспечения (в частности, обязательство по уплате неустойки).

При этом Постановление устанавливает возможность сохранения залога и поручительства в отношении новируемого обязательства, если поручитель или залогодатель, являющийся третьим лицом, прямо выразил согласие на сохранение обеспечения. Такое согласие может быть предоставлено до заключения соглашения о новации8).

Прощение долга

Постановление в продолжение позиции ВАС РФ подтверждает, что для квалификации действия кредитора в качестве дарения необходимо установить намерение кредитора передать имущество в качестве дара9.

Ранее ВАС РФ в качестве отсутствия такого намерения признавал взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами (например, отсрочки платежа по другому обязательству).

Дополнительно к указанному критерию ВС РФ вводит понятие «экономический интерес». При наличии у кредитора такого интереса, прямо не связанного с прощением долга, намерение передать в дар отсутствует.

В уведомлении кредитора о прощении долга должны быть указаны условия, позволяющие идентифицировать обязанность, от исполнения которой освобождается должник. В ином случае применяется презумпция прекращения обязательства в полном объеме, включая требование об уплате неустойки.

Невозможность исполнения

Постановление закрепляет критерии, присущие невозможности исполнения обязательства для целей применения ст. 416 ГК РФ:

  1. объективность, то есть должник не может исполнить обязательства как лично, так и с привлечением третьих лиц в связи с наступлением обстоятельств, не зависящих от воли и действий должника;

  2. постоянный характер, то есть такая невозможность не должна являться временным препятствием.

Читайте также:  Ответственность подрядчика за качество работ

Пленум напоминает о различии институтов невозможности исполнения и непреодолимой силы. В случае возникновения непреодолимой силы само обязательство не прекращается, если исполнение остается возможным после отпадения обстоятельств непреодолимой силы. При этом должник освобождается от ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение.

Постановление также содержит общее правило о том, что в случае прекращения обязательства в силу невозможности его исполнения встречное обязательство также прекращается.

К сожалению, Пленум не упоминает о судьбе договора при отпадении принципа встречности между обязательствами. Ранее подход о прекращении договора при отпадении принципа встречности встречался в некоторых судебных актах10.

Ликвидация юридического лица

Постановление также затрагивает последствия исключения юридического лица из ЕГРЮЛ как недействующего. Обязательства такого лица по общему правилу считаются прекращенными в силу ст. 419 ГК РФ.

Участники и кредиторы ликвидированного юридического лица не вправе самостоятельно обращаться с обязательственными требованиями такого лица к его должникам. Соответствующие требования должны предъявляться на основании специальных норм ГК РФ о распределении обнаруженных обязательственных требований.

1   П. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 года № 102 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса РФ»

2   Соответствующее положение следует из п. 1 ст. 320.1 ГК РФ, закрепляющего нормы о факультативном обязательстве

3   П. 1 ст. 320 ГК РФ, абз. 3 п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении»

4   Определение ВАС РФ от 16 апреля 2012 года № ВАС-4459/12 по делу № А65-5850/2011. При этом в судебной практике можно также встретить позицию, согласно которой преимущественное право приобретения акций в непубличном АО распространяется и на передачу акций в качестве отступного (см., например, Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 19 декабря 2019 года по делу № А45-29123/2019)

5   Соответствующим положением ВС РФ пытается разрешить спорный вопрос о возможности зачета неустойки против других денежных требований. Ранее ВС РФ высказывался о невозможности такого зачета ввиду отсутствия признака бесспорности у требования о взыскании неустойки и неоднородности зачитываемых требований (см., например, Определения ВС РФ от 18 ноября 2016 года по делу № А40-165511/2014, от 24 июля 2017 года по делу № А41-108637/2015)

6   П. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 года № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»

7   Определение ВС РФ от 16 августа 2018 года № 305-ЭС18-3914

8   П. 26 Постановления. В судебной практике также можно увидеть общую тенденцию прекращения акцессорных обеспечений в отношении новируемого обязательства (см., например, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 февраля 2012 года № 09АП-36694/2011 по делу № А40-120395/09-42-531, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 октября 2016 № 13АП-18180/2016 по делу № А56-49002/2015/тр.5)

9   П. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 года № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств», п. 31 Постановления

10  См., например, Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 июня 2013 года по делу № А72-6795/2012, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22 марта 2018 года № Ф04-193/2018 по делу № А45-8351/2017, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 3 апреля 2019 года № Ф10-785/2019 по делу № А14-24834/2017

Как применять разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о недвижимости в постановлении от 23.06.15 №25

Анастасия Найда

Пленум Верховного Суда Р Ф не выделил разъяснения по недвижимости в отдельный блок. Но это не умаляет их значимость и влияние на судебную практику. Проанализируем ключевые положения постановления, а также судебные акты по конкретным делам, которые приняты с учетом новых разъяснений высшей инстанции.

Споры с недвижимым имуществом традиционно одни из самых сложных, поскольку в этой области пересекаются интересы многих лиц и обычно никто из них не готов уступать. Поэтому формирование четких ориентиров в этой сфере наиболее важно.

Самые значимые разъяснения Верховный Суд Р Ф сделал по следующим вопросам:

  • какое значение для сторон и третьих лиц имеет запись в ЕГРП;
  • какую постройку можно признать объектом недвижимости;
  • как создать единый недвижимый комплекс;
  • как собственники помещений в нежилом здании должны нести расходы на содержание общего имущества.

Какое значение имеет запись в ЕГРП

В пункте 3 постановления от 23.06.

15 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» Верховный суд РФ еще раз указал, какое значение нужно придавать записи в ЕГРП, поставив принцип противопоставимости выше принципа внесения. Несмотря на то, что это противоречит буквальному значению пункта 2 статьи 8.1 Гражданского кодекса РФ.

Принцип противопоставимости объясняет, что государственная регистрация нужна, чтобы обеспечить публичное оглашение состоявшегося перехода прав и противопоставить зарегистрированные права третьим лицам. При этом само право возникает до регистрации, при подписании договора.

Принцип внесения говорит, что право на недвижимость возникает с момента его регистрации в реестре, а не раньше. И переходит с момента регистрации перехода права.

С момента заключения сделки с недвижимым имуществом стороны не вправе в отношениях между собой недобросовестно ссылаться на отсутствие в государственном реестре записи об этом. Однако для третьих лиц права на имущество возникают с даты внесения соответствующей записи в публичный государственный реестр, а не в момент ее совершения или фактического исполнения.

Аналогично ситуация обстоит с возникновением, изменением или прекращением прав на имущество, которые возникают на основании принятого судом и вступившего в законную силу решения (п. 2 ст. 8.1, п. 2 ст. 551 ГК РФ).

Пункт 3 постановления № 25 защищает третьих лиц от оспаривания сделок по основаниям, о которых они не могли знать. Например, учредители продали имущество третьему лицу, но после этого решили вернуть его.

Для этого они оформили задним числом документы о внесении имущества в уставный капитал и поручили директору от лица общества пойти в суд с иском об оспаривании сделки, заключенной с третьим лицом. В такой ситуации суд должен руководствуясь пунктом 3 постановления № 25 отказать в удовлетворении требований.

Похожую ситуацию рассматривал суд в деле № А56−73 237/2014 (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2015).

Примечательно, что пункт 3 постановления № 25 рассматривает в качестве реестра прав на имущество не только ЕГРП, но и ЕГРЮЛ (в отношении долей в ООО). То есть положения этого пункта в равной степени можно применять и в корпоративных отношениях.

В то же время этот пункт может защищать обоих участников договора. Например, стороны заключили договор залога. Спустя некоторое время залогодателя признают банкротом. После этого стороны регистрируют договор. Конкурсный управляющий пытается оспорить сделку, ссылаясь на то, что договор ничтожен, поскольку он зарегистрирован после признания залогодателя банкротом.

Суд в такой ситуации делает вывод, что основания для регистрации договора возникли в день его подписания, а не в день регистрации. Последующая регистрация залоговых отношений повлекла только возникновение у кредитора-залогодержателя указанных прав по отношению к третьим лицам (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.

15 по делу № А53−21 988/2010).

Что можно признать объектом недвижимости

В пункте 38 постановления № 25 Верховный суд РФ акцентировал внимание на том, что помимо неразрывной связи с землей объект недвижимости должен иметь самостоятельное функциональное назначение.

Например, относятся ли к объектам недвижимости здания, от которых в силу времени остался только фундамент. Неразрывная связь с землей есть, но самостоятельное функциональное назначение они уже утратили.

Арбитражный суд признал правомерными действия администрации и кадастровой палаты по исключению таких объектов из реестра (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.07.

2015 по делу № А41−3382/15).

Согласно ст. 130 ГК РФ, к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

В то же время фундамента достаточно, чтобы признать строение объектом незавершенного строительства. Верховный суд РФ указал, что в таких случаях судам необходимо установить, что на участке, по крайней мере, полностью завершены работы по сооружению фундамента или аналогичные им работы.

Интересно также, что объект можно признать недвижимостью с момента строительства, а не регистрации. Чтобы вещь была недвижимостью, необязательно чтобы было зарегистрировано право на нее (абз. 3 п. 38 постановления № 25).

В том числе на объект незавершенного строительства. Верховный суд РФ поддержал позицию, что понятие недвижимости является фактическим, а не юридическим.

Участок и незарегистрированный фундамент на нем — это не составной объект недвижимости, а два отдельных объекта.

Например, конкурсный управляющий должника потребовал признать право собственности на объект незавершенного строительства — часть дома, готовностью 72 процента. Требования удовлетворили со ссылкой на пункт 38 постановления № 25 (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2015 по делу № А56−14 191/2011).

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *