Четыре способа доказать связь с фирмой однодневкой

Четыре способа доказать связь с фирмой однодневкой

Советы юристов

Создание фиктивных компаний обусловлено в первую очередь желанием недобросовестных субъектов уклониться от уплаты фискальных обязательств.

Такие фирмы используются как посреднические или как фирмы-перекупщики.

На сегодняшний день, согласно информации пресс-службы ФНС, фирмы-однодневки составляют порядка 5% от общего количества всех фирм. Масштабная чистка ЕГРЮЛ началась в 2016 г.

, когда в законную силу вступили поправки в Федеральный закон № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Фирму-однодневку можно вычислить по ряду прямых и косвенных признаков, которые сформулированы в письмах ФНС.

Поэтому при выборе контрагента нужно тщательно изучать информацию о нем, проверять ее с помощью сайтов-помощников (а таких для проверки контрагентов достаточно) и другими доступными способами.

Такой сознательный подход к выбору контрагента поможет избежать связей с фирмами-однодневками и тем самым обезопасить себя, так как помимо ответственности за создание фиктивной компании предусмотрена также ответственность за работу с ней.

Четыре способа доказать связь с фирмой однодневкой

Очень важно проявлять должную осмотрительность и добросовестность, выбирая партнера.

Особое внимание следует уделить адресу юридического лица, наличию сотрудников, являющихся таковыми более чем в десяти компаниях, проверить, есть ли дисквалифицированные сотрудники, которые имеют право действовать от имени компании.

Эти признаки «однодневки» особенно тщательно проверяются налоговиками, а значит, обратив на них внимание при выборе контрагента, можно предотвратить связи с недобросовестными партнерами.

Если такая связь имеет место быть, то добросовестная компания помимо проблем с Федеральной инспекцией рискует потерять еще и деловую репутацию, что для бизнеса является очень серьезным ударом.

Результатами связи с фиктивной компанией станут:

  • признание договора и сделки фиктивными и притворными;
  • возможное приобретение залогового имущества;
  • риск невозврата авансового платежа;
  • отказ в вычетах НДС и признании расходов по налогу на прибыль;
  • штраф согласно ст. 122 НК РФ в размере 40% от неуплаченного налога.

Четыре способа доказать связь с фирмой однодневкой

Тем не менее, согласно судебной практике, в ряде случаев ответственности за связь с «однодневкой» можно избежать.

Налоговики часто используют в качестве обвинений в связях с неблагонадежными партнерами аргументы массовости адреса регистрации, непредставления отчетности в налоговую инспекцию, незначительные показатели либо нулевые показатели в отчетности контрагента, спорные финансово-хозяйственные операции, не отраженные в отчетности, и другие. Данные аргументы в суде можно оспорить. Например, согласно Постановлению Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12 октября 2006 г. № 53, «факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды».

Налоговики должны самостоятельно доказать, что налогоплательщику было известно о недобросовестности контрагента, что он действовал без должной осмотрительности и осторожности, а также аффилированность налогоплательщика с контрагентом.

Доказать данные обстоятельства в суде, как правило, достаточно сложно, поэтому суд обычно становится на сторону налогоплательщика. По поводу аргумента о непредставлении отчетности контрагентом в налоговые органы можно возразить, сославшись на ст.

102 НК РФ, где четко прописано, что все данные о налоговой отчетности и суммах уплаченных налогов – налоговая тайна, поэтому получить их в открытом доступе невозможно.

Четыре способа доказать связь с фирмой однодневкой

Таким образом, самые распространенные доводы налоговиков могут быть оспорены в суде, что хорошо видно в постановлениях ФАС Северо-Кавказского округа от 25 сентября 2009 г. № А32-15701/2008-70/159 и ФАС Московского округа от 2 февраля 2009 г. № КА-А40/13417-08.

Конечно, есть и более серьезные аргументы, по которым судебная практика высказывается неоднозначно, это касается присутствия у контрагента одновременно нескольких признаков фирмы-однодневки, например, массовость учредителя и массовость адреса или наличие крупных денежных сумм, не отраженных в налоговой отчетности. Также спорным фактом будет и то, единственный это недобросовестный контрагент у налогоплательщика или таких несколько. В таких случаях решение суда зависит от доказательств компанией реальности сделки и доказательств налоговиков, тем не менее практика решений в пользу налогоплательщиков существует.

Однако не стоит забывать, что самый лучший способ избежать ответственности за связь с фирмой-однодневкой – это тщательно проверять своих контрагентов по всем признакам, присущим недобросовестным компаниям, запрашивать выписки из соответствующих органов, анализировать информацию из открытых источников, то есть собрать достаточное количество сведений о будущем контрагенте, проявив неоспоримую должную осмотрительность и добросовестность.

Четыре способа доказать связь с фирмой однодневкой

Каким образом доказывается умышленная связь с «однодневкой»

Рассказываем о признаках умысла и способах доказывания преднамеренности сделок с фирмой-однодневкой. А также о надежном способе проверки контрагентов, который поможет защититься от возможных обвинений в будущем.

Четыре способа доказать связь с фирмой однодневкой

В отличие от случайного взаимодействия с фиктивной организацией, умысел характеризуется осознанным совершением противоправных действий и пониманием последствий. Целью участия в налоговых схемах является получение необоснованной налоговой выгоды и, нередко, вывод денежных средств из легального оборота. 

При выявлении налоговыми органами факта неполной уплаты налогов в бюджет возникает вопрос о наличии или отсутствии преднамеренности в действиях налогоплательщика. 

Возможны два варианта развития событий:

    1. Если причина кроется в ошибках ведения учета при отсутствии умышленного уклонения от уплаты налогов, то будет назначен штраф в размере 20% от величины недоплаты. 
    2. Если руководители организации сознательно избегали начисления налоговых платежей в полном размере, то будет применен штраф уже в размере 40%. Кроме того, наличие умысла в их действиях делает возможным направление результатов проверки в следственный комитет для возбуждения уголовного дела. 

Четыре способа доказать связь с фирмой однодневкой

Сбором доказательств преднамеренности действий налогоплательщика занимается как налоговая инспекция в рамках проверки, так и следственный комитет – в случае положительного решения вопроса о возбуждении уголовного дела. 

Для выявления признаков умысла и закрепления доказательств контролеры применяют допросы, проведение встречных проверок, запросы в банки, истребование документов или их выемку, осмотры, получение пояснений. В результате таких мероприятий могут быть выявлены документы «черной бухгалтерии», обнаружены печати фиктивных организаций и тому подобное.

Анализируются и сопоставляются события хозяйственной деятельности. Например, при выявлении обналичивания денежных средств выявляются эпизоды передачи наличных иным лицам без отражения в регистрах бухгалтерского учета. Устанавливаются факты использования материальных, трудовых и иных ресурсов организации для имитации деятельности связанной «однодневки». 

В обязательном порядке проверяется взаимная доля участия в капитале контрагентов и иных участников цепочки расчетов.

Особое значение придается взаимодействию организаций, руководителем или учредителем которых является одно и то же лицо.

Например, пристальное внимание контролеров привлечет сделка по приобретению материалов организацией у индивидуального предпринимателя, если он является одновременно директором или учредителем этой организации.

  1. Подтверждение участия в имитации финансово-хозяйственной деятельности «однодневок». Такие действия требуют согласованности работы всех участников схемы и влекут за собой расходы. Деятельность контролеров направлена на выявление и фиксацию подобных фактов. Выясняется, что именно, кто, когда и каким образом совершил.
  2. Неуплата налогов является сознательным действием и выступает одним из весомых доказательств умысла. Как следствие, упреждающая самостоятельная уплата налогов с сомнительных сделок до начала проверки является способом избежать уголовного преследования.
  3. Участие во взаимодействии с «однодневкой» руководителя и иных уполномоченных лиц организации. Виновность рядового менеджера в выборе сомнительного контрагента не повлечет ответственности организации. Пример – если руководитель был введен в заблуждение корыстным сотрудником и это было установлено в ходе расследования.

В хозяйственной практике контакты с постоянными поставщиками часто переходят на уровень менеджеров. При этом перевод поставок на новое юридическое лицо менеджер поставщика объясняет обычной реорганизацией.

Такая смена поставщика может пройти без надлежащей проверки контрагента.

Если в дальнейшем выяснится, что новый поставщик подпадает под признаки фирмы-однодневки, то пристальное внимание контролирующих органов гарантировано. 

Участие в различных схемах с использованием «однодневок» по умолчанию считается признаком преднамеренного сокрытия доходов от налогообложения. Поиск партнеров производится через Интернет, заключение договоров – посредством почты. Не всегда есть возможность побывать на производстве, в офисе и на складах поставщиков. 

Тем не менее, нормативные документы и судебная практика возлагают на руководителей предприятий обязанность заключать сделки с должной осмотрительностью.

Это значит, что при обнаружении среди контрагентов организации фирм-однодневок сам налогоплательщик будет доказывать, что собрал о контрагенте всю возможную информацию.

Эта информация должна быть достоверной и позволять сделать вывод об отсутствии у контрагента признаков «однодневки».

Читайте также:  Расшифровка штрих-кода: таблица, как по штрих-коду товара определить страну производителя

Таким образом, важно с осторожностью подходить к выбору партнеров и заранее позаботиться об исключении обвинений в умышленной связи с фирмой-однодневкой.

В качестве профилактической меры имеет смысл использовать бесплатный сервис мгновенной проверки контрагентов XFIRM. Данные из официальных источников предоставляются без регистрации, сайт доступен с любого устройства.

Можно быстро получить сведения о всех предприятиях, учредителем или руководителем которых является определенное лицо.

Кроме того, доступны сведения о среднесписочной численности сотрудников, налоговых платежах, выручке и прибыли.

Судебный вердикт: сделка с однодневкой не лишает вычета по НДС

Четыре способа доказать связь с фирмой однодневкой Арбитражный суд Волго-Вятского округа в Постановлении от 17.01.2018 № А31-2091/2017 признал, что совершение сделки с фирмой-однодневкой не является достаточным основанием для признания полученной налоговой выгоды необоснованной.

  • Предмет спора: Налоговая инспекция отказала организации в получении вычета НДС по сделке с компанией, имеющей признаки фирмы-однодневки.
  • За что спорили: 929 099 рублей
  • Кто выиграл: организация

Организация оспорила решение инспекции об отказе в вычете НДС и доначислении налога. В вычете было отказано по причине того, что контрагент заявителя не мог осуществлять поставку продукции, потому что не являлся реально действующей компанией.

В ходе проверки были установлены следующие обстоятельства. У контрагента не было недвижимости, транспортных средств и трудовых ресурсов.

Он был зарегистрирован непосредственно перед заключением спорной сделки и ранее никакой деятельности не вел.

Сделка носила разовый характер, и по ней не существовало никакой переписки и переговоров относительно условий поставки и стоимости. По юридическому адресу контрагент не располагался. Адрес регистрации являлся массовым.

На основании этого инспекция пришла к выводу, что спорную поставку осуществил не заявленный контрагент, а неустановленное лицо. Поэтому основания для вычета НДС по выставленному контрагентом счету-фактуре отсутствуют.

Суд кассационной инстанции признал отказ в вычете незаконным. Суд пояснил, что плательщик доказал реальность совершенной сделки. В подтверждение реальности приобретения товара и его поставки организация представила договор, счета-фактуры, товарно-транспортные накладные, ветеринарные свидетельства и удостоверения качества и безопасности товара.

Продукция поступила к нему на баланс и была полностью оплачена. В том числе, был уплачен и выделенный в счете-фактуре НДС. В дальнейшем продукция была использована в сделках, облагаемых данным налогом. Инспекция не оспорила реальность сделки и не доказала, что никакой продукции в действительности заявителю не поставлялось.

В ходе допроса руководитель контрагента подтвердил факт подписания первичных документов, а также факт поставки товара организации.

В связи с этим суд признал, что при реальности сделки и независимости контрагентов у налоговой инспекции нет оснований для отказа в получении вычета. При этом наличие у поставщика отдельных признаков однодневки таким основанием не является.

Как доказать свою добросовестность, если ИФНС посчитала контрагента однодневкой — Контур.НДС+

Что делать, если налоговая инспекция подозревает вашего контрагента в недобросовестности? Например, его могут посчитать однодневкой из-за отсутствия активов и персонала, регистрации по массовому адресу и транзита денежных средств через его счета. Сделки, которые компания проводила с таким контрагентом, могут посчитать нереальными, а ее саму обвинить в получении необоснованной налоговой выгоды. Результатом станут доначисления, пени и штрафы.

Если это произошло, и ваш бизнес пострадал из-за ненадежного контрагента, есть возможность отстоять свою правоту в суде. В этой статье рассмотрим, с помощью каких доводов и документов налогоплательщикам в последнее время удавалось убедить суд в том, что сделки с подозрительными партнерами носили реальный характер.

Больше документов, хороших и разных

Когда речь идет о реальности сделки и добросовестности контрагента, целесообразно представить суду как можно больше различных документов, подтверждающих это.

В ход могут пойти счета-фактуры, договоры и прочие документы, подтверждающие взаимоотношения спорного контрагента с его другими партнерами по бизнесу.

Именно такой подход выбрала компания из Северо-Кавказского ФО, пытаясь доказать, что сделка на самом деле была проведена. Помимо обычных документов, которые подтверждали отношения между ним и ненадежным (по мнению ИФНС) контрагентом — договоров, счетов-фактур, товарных накладных — в суд были представлены бумаги, подтверждающие перевозку товара:

  • счет на оплату услуг перевозчика;
  • акт оказанных услуг;
  • счет-фактура;
  • распечатки из 1С рекламации по поводу брака;
  • фотографии бракованного товара и другое.

В данном случае суд также  расценил, что компания проявила должную степень осмотрительности — это подтверждалось отчетом о предварительной проверке поставщика на основе различных ресурсов Налоговой службы. В итоге суд посчитал, что компания и спорный контрагент провели реальные сделки, поскольку ИФНС не доказала обратного (постановление АС Северо-Кавказского округа от 20.03.2018 года по делу №А53-25393/201).

Похожий подход применила компания из Москвы, однако она пошла еще дальше. К суду были приобщены сведения в виде ведомостей, в которых налогоплательщик отразил покупку строительных материалов у разных поставщиков.

Среди них был и тот, относительно добросовестности которого у налоговой инспекции возникло сомнение.

К таблице были приложены первичные документы — договоры, счета-фактуры, акты, справки, накладные и прочие, которые подтверждали содержащиеся в ведомости сведения.

Тем самым налогоплательщик продемонстрировал суду, что приобретал строительные материалы как у спорного контрагента, так и у множества других. И эти материалы использовались в строительных работах, которые компания осуществляла для заказчиков (постановление АС Московского округа от 16.02.2018 года по делу №А40-249120/2016).

Итак, не стоит останавливаться на стандартном наборе документов, пытаясь доказать реальность сделки или другие обстоятельства, из-за которых ИФНС начисляет налоги и штрафы. Тем более что судебная практика показывает — сами налоговики, пытаясь доказать свою правоту, привлекают всевозможные доказательства.

Например, доказывая нереальность факта перевозки товара, они могут предоставить сведения от оператора мобильной связи о том, что аппарат водителя не покидал домашнего региона, а также данные с видеокамер наружного наблюдения и из журналов пропуска о том, что он на территорию покупателя не въезжал.

Доказательства реальности поставщика

Если ИФНС настаивает на том, что контрагент существует лишь на бумаге, нужно убедить суд в обратном. В качестве доводов можно привести показания других его партнеров по бизнесу. Естественно, это не отменяет необходимости представить все документы, в том числе и такие, о которых сказано выше.

Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-260/18 от 19.03.2018 года по делу № А76-32147/2016. В этом споре налогоплательщику удалось доказать, что он произвел налоговый вычет обосновано. Подтверждая реальное существование и ведение деятельности спорными контрагентами, налогоплательщик указал следующие:

  • все сделки были отражены в налоговом и бухгалтерском учете;
  • товары, которые закуплены у спорных поставщиков, были использованы в хозяйственной деятельности компании;
  • сами эти контрагенты ведут реальную деятельность, о чем говорят заключенные ими договоры на транспортировку топлива, их исполнение и оплата;
  • ИП, с которыми указанные в предыдущем пункте договоры были заключены, подтвердили то, что осуществляли перевозку топлива.

Налоговая же настаивал на том, что спорными контрагентами руководили номинальные лица, а суммы НДС в сделках с ними не отражались в счетах-фактурах. Кроме того, документы от этих компаний были подписаны неустановленными лицами, а сами компании не находились по адресам регистрации.

По мнению арбитров, представители ИФНС не смогли убедительно доказать свои предположения, как и того, что компания и контрагент действовали в сговоре и осуществляли номинальные сделки, имея целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Другой пример — постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2018 года по делу № А13-12372/2016. В этом деле компания заключила договор с перевозчиком через посредников.

Это стало причиной внимания со стороны ИФНС — проверяющие посчитали посредников звеном номинальным. Исход дела решил предприниматель, который в итоге осуществлял перевозку в интересах налогоплательщика.

Он рассказал о подробностях сделки и убедил суд в том, что посредники не были номиналами.

Чтобы подтвердить реальность деятельности контрагента, можно использовать самую разную информацию. Например, сведения из интернета и СМИ. Помимо сайта организации, можно использовать отраслевые и региональные ресурсы, каталоги, справочники и так далее. Хорошим подспорьем станут отзывы покупателей или клиентов, особенно если они оставлены в разные годы.

Читайте также:  Как выбрать кофе. 5 главных правил

Учет ранее вынесенных решений суда

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 13.02.2018 года по делу № А53-32464/2016 в качестве доказательства надежности контрагента выступило другое судебное решение. Проверяя налогоплательщика, ИФНС углядела в его сделках связи с однодневками.

Однако сгоряча к разряду таковых проверяющие отнесли вполне добропорядочных партнеров организации. Подтверждая их надежность, компания представила доказательства своего долгосрочного с ними сотрудничества.

Кроме того, их добросовестность ранее уже была подтверждена судом в других разбирательствах.

Похожая ситуация сложилась и в другом деле, в отношении которого вынесено постановление АС Поволжского округа №Ф06-30805/2018 от 03.04.2018 года по делу №А12-17016/2017.

Доказательство реальной потребности в товарах и услугах

Иногда налогоплательщики придерживаются такой тактики: доказывают, что сделка была, поскольку закупленные товары были ей нужны для осуществления деятельности.

И главное — показывают, что эти товары действительно использовались для дела: были реализованы или пошли в производство.

Причем в качестве доказательства целесообразно представить не только документы, но и показания сотрудников — как собственных, так и контрагента, поставившего спорные точки зрения ИФНС товары.

Приведем пример — постановление АС Поволжского округа №Ф06-28668/2017 от 13.02.2018 года по делу № А12-10631/2017. ИФНС подозревала компанию в приобретении продуктов у недобросовестных поставщиков. Однако налогоплательщику удалось доказать, что приобретенный товар — овощи и фрукты — были поставлены в торговые сети.

Были выборочно проверены товарные накладные и фрагментарные карточки счета по спорным поставщикам. В итоге выяснилось, что в сети были поставлены именно те продукты, покупка которых вызвала у ИФНС сомнения.

Дополнительным доказательством реальности поставки послужил тот факт, что налогоплательщик арендовал специальные помещения для хранения приобретенных овощей и фруктов.

Налоговая приводила стандартные аргументы — отсутствие у поставщиков имущества, транспорта, сотрудников и их нахождение не по адресу регистрации. Суд указал, что все это не говорит о нереальности контрагентов и сделок, и встал на сторону налогоплательщика.

Помощь поставщика спорного контрагента

Хорошо, если удастся привлечь к разбирательству организацию или ИП, которые осуществляли поставку спорному контрагенту товаров, впоследствии попавших к налогоплательщику. В судебной практике последнего времени есть пример, как это смогло перевесить чашу весов на сторону компании (постановление АС Уральского округа №Ф09-197/18 от 15.02.2018 года по делу №А76-31970/201).

ИФНС обвинила налогоплательщика в работе с лишним посредником. Однако поставщик этого посредника рассказал суду, что он является их региональным представителем и работает добросовестно. Факт сотрудничества подтверждался договорами об организации поставок и дилерским соглашением. В итоге суд признал решение ИФНС недействительным.

Лучшая защита — нападение

ИФНС убеждена в том, что компания сотрудничает с однодневками. Налогоплательщик решается на неожиданный ход  — вместо того, чтобы отпираться, сам нападает на налоговый орган и указывает на его недоработки. Такая тактика была применена в ходе разбирательства по делу  №А71-2901/2017, по которому АС Уральского округа вынес постановление № Ф09-66/18 от 08.02.2018 года.

Налогоплательщик настаивал: ИФНС не приняла во внимание, что Налоговый кодекс не ставит право на применение вычета НДС в зависимость от действий контрагента. Он указал на следующее:

  1. То что контрагент нарушил свои налоговые обязательства, не подтверждает получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
  2. Заявляя свое право на вычет, налогоплательщик не должен представлять документы, подтверждающие фактическую уплату налога всей цепочкой поставщиков.
  3. Налоговый орган не доказал, что спорные контрагенты не включили в базу по НДС выручку, полученную от налогоплательщика.
  4. ИФНС не доказала, что налогоплательщик и его контрагент действовали в сговоре с целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Суд признал правоту компании и отметил, что ИФНС не смогла доказать его недобросовестность.

Доказать проявление должной осмотрительности

Если налогоплательщик серьезно подходит к выбору подрядчиков и поставщиков, это всегда ему на руку — суды принимают во внимание проявление должной осмотрительности.

В следующем примере из судебной практики (постановление АС Уральского округа №Ф09-8685/17 от 08.02.2018 года по делу №А60-9439/2017) компания искала подрядчиков для ремонта торгового центра. Был объявлен открытый конкурс, рассмотрены заявки и выбран победитель, который впоследствии показался ИФНС номинальным. Ремонт он выполнял не сам, а привлек для этого субподрядчиков.

Налоговики указывали на то, что у субподрядчиков отсутствовали квалифицированные кадры, техника и прочее мощности для проведения ремонтных работ. Суд установил, что это не имеет правового значения, поскольку ИФНС не доказала, что налогоплательщик об этом знал.

К выводу о том, что подрядчик является номинальной организацией, инспекция пришла на основании показаний руководителя, который отрицал какое-либо причастие к деятельности этой компании.

Однако документально подтвердить этот факт ИФНС не смогла.

Также не были приняты во внимание бездоказательные доводы инспекции о том, что компания-контрагент обналичивала денежные средства либо осуществляла их транзит.

А вот налогоплательщик смог доказать, что работы реально были проведены. На помощь пришли охранники и прочие сотрудники Торгового центра, которые письменно подтвердили проведение ремонта.

Забыть события трехлетней давности не грех

Надо признаться, выглядит довольно странно, когда сотрудники компании слово в слово повторяют обстоятельства, имевшие место 2-3 года назад. Подспудно возникает мысль, что дело тут вовсе не прекрасной памяти, а в тщательной подготовке.

Между тем суды признают: забыть обстоятельства, которые произошли 3 года назад, вполне нормально. Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-1549/18 от 03.04.

2018 года по делу №А76-18751/2016. В нем судьи сослались на то, что с момента сделки прошло более 3 лет, поэтому участники и путаются в показаниях.

Арбитры решили, что это не говорит о нереальности сделки.

О применении статьи 54.1 нк рф

Многие налогоплательщики уповают на статью 54.1 НК РФ. Но не стоит забывать, что она распространяется на правоотношения, возникшие после 19 августа 2017 года.

Правда, иногда суды этот момент упускают и применяют эту норму закона в делах, относящихся к более ранним периодам, что играет на руку налогоплательщикам. Но не стоит на это рассчитывать, собираясь в суд.

Пример тому — постановление АС Уральского округа №Ф09-8934/17 от 17.02.2018 года по делу №А50-11339/2017.

Лучший способ — тщательно выбрать контрагента

Исключение рисков уголовной и налоговой ответственности за работу с «фирмами-однодневками»

Настоящий материал подготовлен Управляющим партнером Адвокатского бюро «Домкины и партнеры» Павлом Домкиным на основании норм действующего законодательства России с учетом сложившейся судебной практики.

В случае необходимости получения юридической помощи по вопросам исключения рисков уголовной и налоговой ответственности Вы можете обратиться в Адвокатское бюро «Домкины и партнеры», специализирующему на вопросах защиты от обвинения в совершении налоговых преступлений.

Публикация подготовлена на основании норм закона по состоянию на 21.02.2012

Законом №407-ФЗ от 06 декабря 2011 года в Уголовно-процессуальный кодекс России введены поправки, призванные урегулировать вопрос уголовного преследования за совершение налоговых преступлений.

С названной даты поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.2 Уголовного кодекса РФ, служат только те материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах.

Выявление налоговых преступлений со стороны сотрудников министерства внутренних дел, а также сотрудников иных правоохранительных органов отныне вне закона.

Таким образом, налоговые органы получили исключительное право постановки вопроса об уголовном преследовании по следующим статьям Уголовного кодекса РФ:

  • Статья 198. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица
  • Статья 199. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации
  • Статья 199.1. Неисполнение обязанностей налогового агента
  • Статья 199.2. Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов.
  • Указанные полномочия у ФНС России существовали до принятия указанных поправок, но не предусматривалось условие об их исключительной принадлежности фискальным органам.
  • Так, в соответствии с частью 3 статьи 32 Налогового кодекса РФ, если в течение двух месяцев со дня истечения срока исполнения требования об уплате налога или сбора, направленного налогоплательщику на основании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, налогоплательщик не уплатил в полном объеме указанные в данном требовании суммы недоимки, размер которой позволяет предполагать факт совершения нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления, соответствующих пеней и штрафов, налоговые органы обязаны в течение 10 дней со дня выявления указанных обстоятельств направить материалы в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
  • Учитывая изложенные изменения закона, введение в уголовное законодательство «стимулирующего» положения об освобождении лица, возместившего ущерб бюджетной системе, от уголовной ответственности, а также вектор государственной политики, направленный на поиск новых статьей пополнения бюджета, всё большую юридическую значимость приобретают решения, принимаемые налоговыми органами по результатам проверок налогоплательщиков.
Читайте также:  Взыскание неустойки и убытков по новым правилам

Как свидетельство этому, в правоприменительной практике всё чаще встречаются случаи привлечения налогоплательщиков к ответственности за получение необоснованной налоговой выгоды, ввиду отсутствия реальности сделки, недобросовестности контрагентов налогоплательщика или, проще говоря, за наличие хозяйственных взаимоотношений с «фирмами-однодневками». Если налоговый орган при провдении проверки установит, что экономический источник вычета или возмещения НДС не создан, а поставщик или исполнитель услуг в период взаимодействия с проверяемым налогоплательщиком не имел экономических / материальных / финансовых / трудовых ресурсов, необходимых для исполнения предмета договора, в связи с чем сделка в действительности исполнена иными лицами, которым обязательство по ее исполнению поставщик не мог передать в силу своей номинальности, данные обстоятельства могут указывать на то, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагента.

Выявление подобных фактов в деятельности юридического лица – это не только финансовые риски в виде взыскания недоимки, пеней и иных штрафных санкций.

На сегодняшний день сложилась устойчивая уголовно-правовая практика, когда наличие финансовых операций с «однодневками» расцениваться как сознательное уменьшение налогооблагаемой базы, влекущее за собой привлечение к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов.

С одной стороны, осознанная работа через «однодневки» с вытекающими правовыми последствиями может быть осознанным выбором юридического лица, с другой — подобная «случайная связь» может обернуться для добросовестного руководителя постановкой вопроса об осуществлении его уголовного преследования.

Во избежание подобных негативных последствий следует соблюдать нижеизложенные правила «финансовой гигиены».

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации неоднократно разъяснял, что при избрании контрагентов по сделке, налогоплательщик свободен в своем выборе, ввиду чего он должен проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагента.

В случае недобросовестности контрагентов налогоплательщик несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства он лишается возможности произвести налоговые вычеты либо воспользоваться льготным порядком исчисления налогооблагаемой базы ввиду отсутствия надлежаще оформленных первичных бухгалтерских документов.

  1. Одним из свидетельств получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды является непроявление должной осмотрительности при выборе контрагентов.
  2. Министерство финансов Российской Федерации неоднократно, (в частности, в письме №03-02-07/1-177 от 10 апреля 2009 года) давало рекомендации о должной осмотрительности налогоплательщиков при заключении сделок.
  3. На основании письма свидетельством проявления такой осмотрительности при заключении договорных отношений будут являться:
  • получение налогоплательщиком у контрагента копии свидетельства о постановке последнего на учет в налоговом органе,
  • проверка факта занесения сведений о контрагенте в ЕГРЮЛ, путем получения соответствующей выписки,
  • получение доверенности или иного документа, уполномочивающего то или иное лицо подписывать документы от лица контрагента,
  • использование официальных источников информации, характеризующих деятельность контрагента.

Полагаем, что последний пункт Письма требует более детального толкования.

Так, из анализа подборки решений арбитража следует, что суды рекомендуют налогоплательщикам проводить некую финансовую разведку и узнавать:

  • есть ли квалифицированный штат работников у контрагента,
  • узнавать сведения о его деловой репутации,
  • устанавливать местонахождение офисов контрагента, складских помещений, а также контактные телефоны и иные средства коммуникации,
  • запрашивать у контрагента информацию о том, не привлекался ли он к налоговой или административной ответственности,
  • проверять историю контрагента через общедоступные источники информации.

Кроме того, суды обращают внимание налогоплательщиков, что запрос указанной информации у контрагента необходимо осуществлять исключительно до заключения договоров.

Как налоговые органы выявляют и доказывают связи с «однодневками»

Роман Шишкин, помощник президента МКА «Филиппов и партнеры» по особым поручениям, к.ю.н., рассказывает об основных критериях определения налоговой связи компаний с недобросовестными организациями-«контрагентами» и объясняет, как не попасть под подозрение ФНС

Взаимодействие с недобросовестными организациями является одним из самых распространенных оснований для налоговых доначислений. Интересно, что у ряда руководителей может возникнуть вопрос о том, почему налоговый орган заинтересовался именно конкретными организациями среди множества различных партнеров по бизнесу.

При этом у налоговых инспекций достаточно эффективно настроена так называемая система предпроверочного анализа деятельности компании, которая потенциально рассматривается в качестве объекта налоговой проверки. Установив определенную совокупность признаков недобросовестности, налоговый орган предъявит претензии к включению расходов по налогу на прибыль и вычетам по НДС по операциям с сомнительным контрагентом.

  • Благодаря действующим системам автоматизации, сама система представляет данные по уровню и динамике налоговой нагрузки каждого предприятия, наличия у нее активов, имущества и так далее.
  • Например, в Приказе ФНС России от 30 мая 2007 года № ММ-3-06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок» указывается, что под сомнение будет поставлена деятельность компаний, доля вычетов по налогу на добавленную стоимость от суммы начисленного с налоговой базы налога у которых равна либо превышает 89 % за период 12 месяцев, а также компании, у которых опережающий темп роста расходов над темпом роста доходов от реализации товаров (работ, услуг).
  • Отдельным признаком недобросовестности как самой организации, так и ее контрагентов является убыточность деятельности.

Статьей 2 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что предпринимательская деятельность преследует цель извлекать доход, из чего следует, что деятельность должна быть долгосрочной и должна приносить собственникам доход.

В связи с этим отдельной категорией рисковых контрагентов признаются ликвидированные компании, а также налогоплательщики, вступившие в стадию банкротства.

Очень часто на практике речь идет о начале процедуры закрытия организации уже после окончания договорных правоотношений с нашей компанией, однако претензии предъявляются все равно.

Для наиболее эффективной правовой защиты компании стоит акцентировать внимание инспекторов на период взаимоотношений с конкретным контрагентом и отсутствием в данный период каких-либо претензий к его деятельности. Также значение может иметь временной период (например, контрагент вступил в процесс ликвидации через год после последней поставки товара).

Безусловно, одним из основных признаков сомнительности контрагента является «массовость» генерального директора.

Несмотря на то, что понятие «массовых признаков» недобросовестности контрагентов законодательно не определено, в настоящее время налоговые органы определили перечень критериев, которые они используют в работе: так, по мнению ФНС России, изложенному в Письме от 3 августа 2016 года № ГД-4-14/14126@, в отношении организаций, зарегистрированных после 1 августа 2016 года, лица, имеющие право действовать от имени юридического лица без доверенности (в том числе управляющие компании), а также участники юридических лиц в целях налогового контроля рассматриваются как «массовые» в случае, если являются таковыми одновременно более чем в 5 юридических лицах, а адрес государственной регистрации для целей налогового контроля рассматривается как «массовый» в случае, если адрес, указанный в ЕГРЮЛ, одновременно является адресом более чем 10 юридических лиц.

Также с учетом появления новой статьи 54.1 НК РФ (необходимость анализа реальности сделок), помимо самого факта наличия первичных документов анализируется реальная возможность по выполнению условий сделок.

Например, наличие на балансе компании транспортных средств и водителей в случае организации перевозок, наличие необходимых лицензий и разрешений, а также штата с профильным образованием при выполнении строительных работ.

Если вы заметили опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *