Какие перспективы у корпоративного спора, если суд оценит действия директора формально

Какие перспективы у корпоративного спора, если суд оценит действия директора формально

Корпоративные споры нередко возникают в бизнесе, и если их вовремя не урегулировать, они могут принести большие проблемы компании и ее руководству. Однако и разрешение корпоративных споров – задача непростая, особенно если не знать особенности таких конфликтов, каков механизм урегулирования и что предпринять, чтобы эффективно выйти из сложившейся ситуации и не потерять контроль над бизнесом. Обо всём этом, а также о том, как предупредить возникновение корпоративных споров в будущем, мы расскажем в рамках данной статьи.

Хотя корпоративные споры относятся к арбитражным и «наследуют» многие их свойства, существует и ряд особенностей, которые отличают этот вид конфликтов от всех остальных, которые возникают в сфере предпринимательства. Вот наиболее заметные из них:

  • спор является внутренним – пожалуй, главное отличие корпоративных споров от всех остальных в том, что подобные конфликты касаются только лиц, которые имеют непосредственное отношение к компании. Чаще всего спор может возникать между отдельными руководителями или держателями акций, между владельцами и управляющими, между отдельными сотрудниками, действующими и бывшими должностными лицами компании и т. д. С одной стороны, может показаться, что регулировать такой конфликт проще, поскольку в нем нет посторонних участников, с другой – может оказаться, что на самом деле это намного сложнее, ведь стороны знают друг друга и не хотят уступать;
  • споры могут тянуться достаточно долго – большинство корпоративных споров относятся к «долгоиграющим»: на поиск решения ситуации могут потребоваться месяцы и даже годы. Частично это связано с самой природой подобных споров, частично – с тем, что на кону серьезные ставки, иногда вообще весь бизнес, и уступить в такой борьбе не хочется никому. Так или иначе, при урегулировании корпоративных споров не стоит рассчитывать на быстрое решение, скорее всего, в поисках варианта, который бы устроил всех, придется приложить немалые усилия;
  • часто корпоративный спор доходит до судебной стадии – хотя существуют варианты урегулирования корпоративного конфликта в досудебном порядке, на практике часто такие споры отправляются в суд, и уже там решается, какая из сторон права. Это объясняется, во-первых, тем, что никто не хочет уступать в конфликте, а во-вторых, большим объемом аргументов с каждой из сторон, которые досконально изучить и принять по ним решение может только суд. Это не означает, что именно в вашем случае обязательно придется идти в арбитражный суд для урегулирования корпоративного спора, но такая вероятность есть, и достаточно большая;
  • решающую роль играют документы – в корпоративных спорах слова, показания и другие аргументы, которые нередко помогают разрешить спорную ситуацию, имеют мало значения. Всё решают документы: устав и другие уставные бумаги компании, протоколы собрания акционеров или совета директоров, приказы и распоряжения руководства и т. д. И только если в них не удастся отыскать необходимые для урегулирования ситуации сведения, будут применяться общеправовые нормы. Потому для урегулирования корпоративного спора необходимо провести серьезную подготовительную работу, в частности, тщательно поработать с документами – только тогда появляются шансы на победу в суде.

Если учитывать перечисленные особенности рассмотрения корпоративных споров в арбитражном процессе, добиться победы в корпоративном споре будет проще.

Как уже упоминалось выше, разрешить корпоративный спор можно и без обращения в суд. Конечно, это будет достаточно сложно, но в любом случае попытаться стоит. Вот как порядок действий в данном случае:

  • подготовка документов и других материалов – без тщательной подготовки результата не добиться, потому потребуется собрать все аргументы, которые так или иначе могут повлиять на вторую сторону спора и убедить участников в вашей правоте. Документы могут быть самые различные – от уставных документов компании до выписок из различных реестров и протоколов собрания акционеров. Готовить бумаги лучше при содействии адвоката по корпоративным делам – так можно быть уверенным в том, что всё будет сделано правильно;
  • официальное изложение претензий ко второй стороне – для правильного урегулирования конфликта в досудебном порядке очень важно направить оппонентам все претензии, которые у вас к ним есть. Грамотное и полное изложение сути спора и претензий – уже само по себе путь к урегулированию. Кроме того, это поможет в суде как доказательство того, что претензионный порядок урегулирования споров был соблюден. Подготовленные претензии передаются лично или направляются заказным письмом по почте;
  • проведение переговоров – досудебное урегулирование спора обязательно включает в себя переговоры или другое взаимодействие между противоборствующими сторонами. Кроме обычных переговоров часто применяется медиация, когда участвует третья сторона, не задействованная непосредственно в споре, но обладающая достаточным авторитетом для оппонентов и помогающая найти оптимальное решение в споре. Если компромисс был найден, очень важно зафиксировать его документально, чтобы затем ни одна из сторон не решила отказаться от своих слов.

Если же добиться разрешения спора в досудебном порядке не удалось, следует обращаться в суд, который и поставит точку в конфликте.

Большинство корпоративных конфликтов так или иначе доходят до судебной стадии, потому следует рассчитывать на то, что, скорее всего, и вам придется участвовать в судебных заседаниях. И если хорошо подготовиться к суду, ничего страшного в нем нет. Итак, вот что включает в себя порядок разрешения корпоративных споров:

  • подготовка аргументации своей позиции – перед тем как подавать судебный иск, необходимо тщательно проработать обоснование для своей позиции. То есть, если вы хотите добиться того или иного решения, его нужно подкрепить соответствующими документами, показаниями свидетелей, постановлениями органов власти и т. д. Рекомендуется заручиться юридической помощью, чтобы всё было сделано правильно;
  • подготовка и подача искового заявления – в иске указывается предыстория конфликта и попытки его урегулировать в досудебном порядке, ваша позиция в споре, а также требования ко второй стороне. Все документы, которые прилагаются к иску, необходимо перечислить в списке в конце искового заявления. Когда иск готов он вместе с сопутствующими бумагами направляется в арбитражный суд по месту регистрации ответчика или в тот суд, который определён корпоративными документами для урегулирования споров;
  • участие в судебном процессе – после подачи иска необходимо поучаствует в судебных заседаниях по данному спору, чтобы рассчитывать на положительный эффект. Личное присутствие не обязательно – вы можете воспользоваться услугами корпоративного адвоката, который будет представлять ваши интересы и отстаивать их во время судебных слушаний. Не исключен также вариант, что в суде первой инстанции добиться необходимо решения не удастся, и придётся подавать апелляцию в вышестоящий орган.

Заключение

Корпоративные споры имеют ряд отличий от других арбитражных конфликтов, и их необходимо учитывать при урегулировании и поиске решения проблемы. Существуют варианты досудебного и судебного урегулирования, но, так или иначе, вам обязательно понадобиться помощь грамотно юриста по корпоративным вопросам.

Обзор судебной практики по наиболее важным корпоративным спорам за 2 квартал 2021

01.09.2021

Эксперт: Никита Луцкий Анастасия Галкина Время чтения: 42 минуты

Какие перспективы у корпоративного спора, если суд оценит действия директора формально

Юристы КИАП Никита Луцкий и Анастасия Галкина специально для «Адвокатской газеты» подготовили обзор наиболее интересных корпоративных споров, рассмотренных судами во 2 квартале 2021 г.

Авторы включили в обзор те дела, по которым суд какой-либо инстанции принял решение в рассматриваемый период.

Они касаются, в частности, результатов раздела имущества между супругами, надлежащего уведомления участников общего собрания, нарушения права преимущественной покупки, злоупотребления правом, исключения участника из общества.

  • 1. Раздел имущества не приводит к получению корпоративных прав
  • Дело №: 305-ЭС20-22249.
  • Статус: Рассмотрено в Верховном Суде Российской Федерации, направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 06.04.2021 по делу №305-ЭС20-  22249.

Описание ситуации: В результате развода одного из участников Общества, владевшего 50% долей в уставном капитале, был произведен раздел имущества. Согласно решению суда, доли супругов в праве общей собственности в отношении спорных долей были определены равными. Таким образом, в результате развода бывшая супруга участника Общества стала обладателем 25% доли в уставном капитале.

На основании заявления бывшей супруги в ЕГРЮЛ была внесена запись, в соответствии с которой она стала числиться участником Общества с долей 25% уставного капитала. Мажоритарный участник обратился с требованием о переводе доли с бывшей супруги, поскольку считал, что доля приобретена с нарушением порядка принятия, закрепленного в Уставе Общества (в отсутствие согласия участников Общества).

Читайте также:  Когда суд снизит компенсацию из-за действий правообладателя

Ключевой вопрос: Возможно ли приобретение имущественных прав на долю без приобретения корпоративных?

Позиция нижестоящих судов: Согласно позиции судов, право на долю в Обществе перешло к бывшей супруге на основании судебного решения, а не сделки (для перехода в результате которой необходимо согласие участников).

При этом положения Устава Общества не содержат ограничений или специальных требований в случае раздела общего имущества супругов.

Таким образом, согласие участников на переход доли к бывшей супруге не требовалось и основания для перевода доли отсутствуют.

Позиция Верховного суда: Верховный Суд не согласился с позицией нижестоящих судов. При расторжении брака судом не разрешался вопрос о приобретении бывшей супругой статуса участника Общества. В результате решения суда она приобрела лишь имущественные права на долю в уставном капитале.

 Приобретая право на долю, бывшая супруга должна была соблюсти всю корпоративную процедуру, в том числе получить согласие участников Общества на вхождение в их состав.

При этом решение регистрирующего органа и внесение сведений в ЕГРЮЛ само по себе не ведет к возникновению у бывшей супруги корпоративных прав.

  1. 2. Решение о признании банкротом как существенное изменение обстоятельств
  2. Дело №: А55-1163/2020.
  3. Статус: Рассмотрено в Арбитражном суде Поволжского округа, судебные акты первой и апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20.04.2021 № Ф06-2663/2021 по делу №А55-1163/2020.

Описание ситуации: Между Истцом и Ответчиком был заключен договор купли-продажи 67% доли в уставном капитале Общества.

Согласно договору, продавец (Ответчик) гарантировал, что до подписания договора доля в уставном капитале Общества никому другому не продана, не подарена, не заложена, не обременена правами третьих лиц, в споре и под арестом (запрещением) не состоит.

Однако когда покупатель (Истец) в целях реализации своих прав начал процесс регистрации изменений ЕГРЮЛ, в совершении таких действий ему было отказано.

Отказ был вызван тем, что еще за два года до заключения договора купли-продажи был наложен запрет на совершение регистрационных действий на основании постановления судебного пристава-исполнителя. Впоследствии, Общество, доли которого были объектом сделки, было ликвидировано (в связи с завершением процедуры банкротства). Истец обратился с требованием о расторжении договора купли-продажи и о взыскании суммы, которая была уплачена по сделке.

Ключевой вопрос: Является ли банкротство Общества существенным изменением обстоятельств при условии, что заявление о банкротстве было подано до заключения договора купли-продажи?

Позиция нижестоящих судов: Требование было удовлетворено в полном объеме: договор подлежит расторжению, а денежные средства – возврату покупателю. Согласно позиции судов, покупатель не имел возможности зарегистрировать свое право и реализовать полномочия собственника доли. Кроме того, были применены положения о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

Позиция суда кассационной инстанции: Суд кассационной инстанции обратил внимание на следующие доводы заявителя кассационной жалобы.

Во-первых, продавцом были сообщены покупателю все сведения о хозяйственно-финансовом состоянии Общества, размере кредиторской задолженности, иных значимых для определения финансового положения Общества показателях.

Во-вторых, на момент заключения договора, Обществом было подано заявление о банкротстве. Отдельно суд отметил, что суды при определении банкротства Общества как существенного изменения обстоятельств не учли требований п. 2 ст. 451 ГК РФ.

С учетом указанного, суд кассационной инстанции счел преждевременным решение об удовлетворении требований в полном объеме и расторжении договора, возврате денежных средств покупателю, и направил дело на новое рассмотрение.

  • 3. Надлежащее уведомление участников вне зависимости от размера доли
  • Дело №: А40-24015/2020.
  • Статус: Рассмотрено в Девятом арбитражном апелляционном суде после направления на новое рассмотрение.

Судебный акт, принятый в рассматриваемый период: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2021 № 09АП-24109/2021 по делу № А40-24015/2020.

Описание ситуации: На внеочередном общем собрании миноритарные акционеры с суммарной долей участия в уставном капитале Общества 26% не присутствовали.

Доказательств направления юридически значимых сообщений о проведении внеочередного собрания в порядке ст. 165.1 ГК РФ представлено не было.

Считая, что собрание было проведено с нарушением требований об информировании участников Общества, миноритарии обратились с иском к Обществу.

Ключевой вопрос: Влечет ли недействительность решения, принятого на общем собрании, отсутствие уведомления миноритарных акционеров, которые не смогли бы в любом случае повлиять на решение?

Позиция нижестоящих судов

Четыре типичных повода для корпоративного спора. Изучаем судебную практику

В предыдущем номере мы систематизировали причины корпоративных конфликтов, а также способы их избежать. К сожалению, здесь, как с беременностью или интересными болезнями – ​средства предохранения люди часто не используют, несмотря на их наличие. И причины те же: романтика (доверие) и недооценка рисков (русский авось).

Но даже использование защитных средств не дает 100% гарантии от корпоративного конфликта. Поэтому нам есть чем продолжить тему. В настоящей статье мы обратимся к конкретным судебным делам и вникнем в детали нашумевших корпоративных конфликтов. Уверены, многие читатели увидят параллели с их собственными компаниями.

А может быть, даже диагностируют тревожные симптомы.

Говорящие цифры

Судебная статистика гласит: в 2016 г. арбитражными судами было рассмотрено 15 668 корпоративных споров; в 2017 г. – 18 390; а в 2018 г. – 20 2551. Как видно, количество таких дел из года в год неуклонно увеличивается. Вероятно, участники корпоративных отношений склонны искать защиту именно в суде.

Хотя каждому известно, что худой мир всегда лучше доброй войны. Простой экономический расчет наверняка покажет, что без суда при разумном подходе решить любой корпоративный конфликт просто выгоднее.

Но, увы, действиями участников конфликта часто руководят не расчеты, а эмоции, традиции, эгоизм, гордыня, жажда мести и т.п.

Перспективы в суде

Итак, вы не озаботились вопросом о том, как цивилизованно конфликтовать или «разбегаться» при возникновении конфликта. И не смогли решить все вопросы по-доброму. А конфликт у вас немаленький. Связан, например, с анализом деятельности компании за несколько лет. С обоснованием, почему ваш ответчик – нехороший человек по тем или иным причинам. Что ждет вас в суде?

Бывают, конечно, достаточно динамичные, короткие по времени споры. Но в стандартном корпоративном конфликте чаще всего не так. Вы будете платить немалые деньги юристам, тратиться на госпошлины и нести массу других издержек.

Например, терять выручку и прибыль, отказываться от участия в закупочных процедурах, привлекать новых контрагентов, нести репутационные потери. Обязательно найдутся и другие статьи неожиданных расходов. Каждый спор индивидуален.

Известен случай, когда суд удовлетворил иск участника об истребовании документов ООО и назначил астрент (специальный штраф за неисполнение судебного решения) – 5000 руб. в день до полного исполнения решения. Вроде не так и много, но передача документов по решению идет уже четвертый месяц…

Кроме того, вы можете столкнуться:

  • с необходимостью вести несколько (иногда десятки) судебных дел параллельно;
  • попытками ареста счетов и имущества;
  • судебными запретами на распоряжение долями и внесение изменений в ЕГРЮЛ;
  • апелляциями и кассациями;
  • административными проверками компании (во всех мыслимых сферах), в т.ч. по инициативе оппонентов;
  • визитами правоохранительных органов (в рамках уголовных дел и прокурорского надзора);
  • криминальными методами воздействия;
  • созданием «красочной» картинки в СМИ;
  • банкротством и т.д.

И, конечно, вас будут терзать сомнения о том, что в суде все заранее решено против вас. Будет казаться, что в связи с этим нужно срочно предпринимать какие-то действия. И касаться это будет не только суда, но и всех остальных государственных органов.

В общем, конфликтный способ разрешения корпоративного спора – это нервно, долго, дорого и рискованно по отношению к вашему бизнесу. Хотя иногда другого выхода или нет, или его вам просто не оставляют.

Третейское разбирательство

Вот только решение корпоративных конфликтов в третейском разбирательстве пока не пользуется популярностью. Дело в том, что за третейскими судами закрепилась негативная слава. Совсем недавно их насчитывалось несколько тысяч, и большинство из них были «карманные». Кроме того, корпоративный конфликт плохо ассоциируется с третейским судом.

В защиту третейского разбирательства есть несколько веских аргументов.

Во-первых, все «нехорошие» третейские суды «убил» только что упомянутый Федеральный закон от 29.12.2015 № 409-ФЗ, который вступил в силу осенью 2016 г. Те суды, которые могут рассматривать корпоративные споры, получают разрешение на осуществление деятельности напрямую в Правительстве РФ по представлению Минюста России. И с осени 2016 г. таких судов появилось только пять.

Во-вторых, если сопоставить расходы, которые стороны корпоративного конфликта при его полномасштабном развитии могут понести в суде, и стоимость третейского разбирательства, то последнее наверняка выиграет с большим отрывом.

В-третьих, обычная судебная процедура публична. «Грязное белье» компании будут полоскать все, кому не лень (или кому интересно). Простой пример: в рамках нашей статьи мы разбираем чужие кейсы – они открыты и общедоступны. А третейское разбирательство – практически всегда тайное. Поэтому рассказать о третейском споре мы просто не сможем.

Представим, что есть какой-то принципиальный вопрос, для решения которого требуется независимый арбитр. Стороны готовы к конструктивному диалогу, но решить свой спор сами не могут. При этом они не успели пуститься «во все тяжкие»: административные и правоохранительные органы не привлечены, СМИ тоже не в курсе. Третейская процедура в данном случае – то, что доктор прописал.

Читайте также:  Что проверяет Роспотребнадзор: план контроля на 2021 год, требования к продуктам питания в магазине и медицинским учреждениям, график проверок и штрафы

В-четвертых, третейское разбирательство не только тайное, но и, нередко, более профессиональное. Кроме того, в этой процедуре вы можете постараться обезопасить себя от влияния на спор коррупционных факторов. Если для рассмотрения спора по договоренности сторон назначается три арбитра (можно и больше), то одного из них выберете и назначите вы. Он даже не обязательно должен быть юристом.

Поводы для споров

Теперь перейдем к конкретным примерам конфликтов. Охватить все возможные причины и поводы мы не сможем.

Но пока рассмотрим только дедлок (когда два участника с долями по 50% не могут прийти к единому мнению), выход участника из ООО, истребование документации общества.

А также ситуацию, когда бизнес оформлен на номинальное лицо и, чтобы защитить активы, истинный бенефициар компании вынужден выйти из тени (иногда применяется такой интересный термин, как «корпоративный стриптиз»).

1. Дедлок

Ситуация, когда переговоры зашли в тупик, а формального перевеса ни у кого нет, характерна для непубличных АО и ООО. В прошлой статье мы рассказывали про риски распределения бизнеса 50 на 50.

Если в компании два собственника с равными долями и между ними случится конфликт, то разрешить их разногласия порою не поможет даже суд.

Возникает логичный вопрос: что можно реально сделать в этой ситуации? Есть несколько вариантов.

1) Провести повторное собрание с заниженным тридцатипроцентным кворумом. Эта возможность предусмотрена только в АО (п. 3 ст. 58 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее – Закон об АО).

Но это всегда нечестный путь. Невозможно представить себе оппонента, который в ситуации конфликта два раза подряд получил извещение о собрании и осознанно не пришел.

Обычно впоследствии выясняется недобросовестность инициатора собрания при извещении второго акционера.

2) Признать неголосующими акции или долю второго участника на конкретном собрании из-за того, что тот злоупотребляет правами. Идея, конечно, интересная, но шансы реализовать ее практически нулевые.

3) Исключить оппонента из состава участников ООО (в отношении АО подобный механизм отсутствует). Такая опция предусмотрена в абз. 4 п. 1 ст. 67 ГК РФ и в ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО).

Это возможно только при грубом нарушении участником своих обязанностей. Или в ситуации, когда он своими действиями (бездействием) затрудняет деятельность общества. Например, не ходит на собрания или не голосует, чем мешает нормальной деятельности общества.

Эффективно использовать этот инструмент на практике тоже почти невозможно.

Судебная практика

Два собственника владели равными долями в уставном капитале ООО. Они договорились, что каждый из них по очереди будет генеральным директором и меняться они будут раз в пять лет.

Спустя время отношения между участниками разладились, и один из них обратился в суд с требованием об исключении другого из общества. Он указал, что за пять лет директор ни разу не провел очередных собраний, действовал в ущерб интересам компании, причинил ей убытки.

Ответчик подал встречный иск: обвинил истца в неоднократном уклонении от участия в общих собраниях, а также в действиях, затрудняющих работу фирмы.

Суды разных инстанций удовлетворяли то основной иск, то встречный. Точку поставил ВС РФ: отказал обоим. Он указал, что задача суда – защитить ООО.

Когда недоверие между участниками достигает критической отметки, они перестают защищать интересы фирмы и начинают сводить счеты друг с другом. В такой ситуации правильно либо ликвидировать фирму, либо одному из участников выйти из нее.

А вот оснований для исключения участника из общества в такой ситуации нет (определение ВС РФ от 08.10.2014 по делу № 306-ЭС14-14, А06-2044/2013).

Логика суда в подобных случаях такова: для исключения из компании участник должен совершить слишком много «подвигов». А основной посыл ВС РФ в данном деле: разбирайтесь сами.

Выводы высшей судебной инстанции были восприняты другими судами (см., например, решения Арбитражного суда Брянской области от 29.03.2018 по делу № А09-7751/2017, Арбитражного суда Омской области от 01.10.

2015 по делу № А46-16210/2014).

4) Принудительно ликвидировать компанию в связи с невозможностью дальнейшей деятельности (подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ). Случаи применения этого способа крайне редки. Но, мы полагаем, они бывают чаще, чем исключение участника из ООО. К тому же такая ликвидация может быть применена к любой компании: и к АО, и к ООО.

К слову сказать, АО так и не было ликвидировано. Но лишь потому, что уже в 2016 г. акционеры, наконец, смогли договориться и заключили мировое соглашение. Вероятно, грозящие при ликвидации потери активов наконец-то смогли произвести отрезвляющий эффект.

Для предотвращения подобных ситуаций напоминаем совет из нашей первой статьи: не допускайте равное распределение долей (акций) в обществе. А если по-другому не получается, заключите корпоративный договор и предусмотрите в нем механизм выхода из дедлока.

2. Участник (акционер) истребует документы

За невыполнение требований о предоставлении документов или информации компанию могут оштрафовать на сумму до 700 000 руб. (ч. 1 ст. 15.19, ч. 2 и 11 ст. 15.23.1 КоАП РФ, п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ»).

Казалось бы, все процедуры четко регламентированы законом. Но и здесь не обходится без споров. Иногда для менеджмента компании (реже – для участников или акционеров) чье-то стремление получить бухгалтерские и иные документы не несет ничего хорошего. Особенно часто так бывает, когда в компанию пришли новые собственники.

При получении информации и документов участник (акционер) может развернуть кампанию по оспариванию сделок и взысканию убытков с контролирующих лиц, которые прежде спокойно жили и потихоньку выводили активы. Бывает, что долю в компании купили конкуренты и стоит задача до последнего защищать тайны бизнеса.

Один из самых нашумевших споров (по упоминаниям в СМИ и последствиям для акционеров) по поводу получения информации о деятельности общества произошел между ОАО «Тольяттиазот» и ОАО «Объединенная химическая компания “Уралхим”» (далее – ОАО ОХК «УРАЛХИМ»).

Неоднозначные вопросы трудовых споров с директорами. Новые разъяснения от Верховного суда

Пленум Верховного суда недавно принял постановление, регулирующее неоднозначные вопросы труда руководителей компаний. Большей частью постановление посвящено нюансам именно трудовых споров и применения трудового права, но в некоторых случаях эти вопросы пересекаются с корпоративными спорами.

Споры, связанные с трудовой деятельностью руководителей компаний, всегда вызывали много вопросов на практике.

Это связано, во-первых, с двойственностью правового статуса руководителя: он выступает и как единоличный исполнительный орган хозяйственного общества, и как наемный работник одновременно.

Во-вторых, с отсутствием единообразия в практике судов общей юрисдикции, в том числе большим количеством противоречий в решениях самого Верховного суда.

Недавно Верховный суд попытался уточнить подходы к разрешению трудовых споров с руководителями. В результате было принято постановление Пленума Верховного суда от 02.06.

15 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» (далее – постановление № 21). Это постановление № 21 должно снять некоторые спорные вопросы судебной практики.

В то же время некоторые вопросы так и остались неразрешенными либо решения, предлагаемые в постановлении № 21, сформулированы не совсем ясно.

Один из ключевых вопросов, которым посвящено постановление № 21, связан с разграничением подведомственности споров с директорами.

Необходимость в прояснении этого вопроса действительно имелась, потому что споры с одним и тем же предметом в зависимости от обстоятельств можно рассматривать и как трудовые, и как корпоративные.

Правда, нельзя сказать, что разъяснения Верховного суда эту проблему полностью сняли: некоторые формулировки постановления № 21 требуют дополнительного толкования.

Подведомственность судов общей юрисдикции. Верховный суд обозначил категории дел, которые относятся к компетенции судов общей юрисдикции (п. 3 постановления № 21).

Это только трудовые споры, то есть споры между обществом и руководителем по поводу их трудовых отношений.

Таким образом, иски, где стороной являются иные лица (например, участники общества), а не само общество, а также иски, не связанные с трудовыми отношениями руководителя и компании, не относятся к подведомственности судов общей юрисдикции.

Верховный суд приводит примеры типичных трудовых споров, которые рассматривают суды общей юрисдикции.

Во-первых, это дела об оспаривании руководителями решений о досрочном прекращении их полномочий, возникших в силу трудового договора. Надо сказать, что формулировка этого примера не вполне удачна. Дело в том, что полномочия руководителя возникают по установленным гражданским законодательством основаниям.

Трудовой договор лишь регулирует трудовые отношения руководителя с компанией. Поэтому с учетом изложенного в пункте 3 постановления № 21 общего принципа о подведомственности судам общей юрисдикции только тех споров, которые возникают из трудовых отношений, эту формулировку нужно, по-видимому, толковать следующим образом.

Если требования основаны на нормах трудового законодательства – например, бывшая руководительница (генеральный директор) просит восстановить ее на работе, ссылаясь на факт беременности на дату увольнения, то дело рассматривает суд общей юрисдикции.

Если же требования основаны на нормах гражданского права – к примеру, в аналогичной ситуации бывшая руководительница (генеральный директор) ссылается на несоблюдение корпоративных норм при принятии решения о прекращении ее полномочий, такой спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Это вытекает также из пункта 4 статьи 225.

1 Арбитражного процессуального кодекса, согласно которому к корпоративным спорам, рассматриваемым арбитражными судами, отнесены споры, связанные с прекращением полномочий лиц, входящих или входивших в состав органов управления.

Во-вторых, это споры по искам одной стороны трудового договора к другой стороне об оспаривании и признании не подлежащими применению условий трудовых договоров, в том числе о размере оплаты труда, выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудового договора.

В-третьих, иски об оспаривании руководителями применения к ним мер дисциплинарной ответственности.

Читайте также:  Неточное описание предмета аренды. как избежать признания договора незаключенным

Подведомственность по спорам о взыскании с руководителей убытков. На практике неоднозначная ситуация с подведомственностью складывается также в отношении споров о взыскании с директоров убытков (материального ущерба).

Дело в том, что возможность привлечения директора к материальной ответственности предусмотрена как гражданским (ст. 53.1 ГК РФ), так и трудовым законодательством (ст. 277 ТК РФ).

В пункте 7 постановления № 21 приведена лишь общая формулировка о том, что дела по спорам о взыскании убытков с директоров рассматриваются как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами в соответствии с правилами о разграничении компетенции, установленными процессуальным законодательством (то есть по нормам части 3 статьи 22 ГПК РФ, пункта 2 части 1 статьи 33 и пункта 3 статьи 225.1 АПК РФ).

Применительно к искам о взыскании с руководителя причиненных компании убытков, предъявляемых участниками и акционерами, сложностей не возникает. В силу прямого указания пункта 3 статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса такие иски рассматривают арбитражные суды. А вот по аналогичным искам, где истцом выступает сама компания, единой позиции не сложилось.

Тренды комплексных корпоративных конфликтов

С учетом посткоронавирусного кризиса в экономике текущий год может ознаменоваться взлетом ярких корпоративных споров, считают юристы практики разрешения споров «Лемчик, Крупский и Партнеры» Инна Иваникова, Артем Рубанов и Кирилл Понасюк, ведь помимо популярной тенденции разрешать корпоративные конфликты уголовным преследованием споры об исключении участников из обществ также заиграют новыми красками.

Число корпоративных акционерных конфликтов увеличивается с каждым годом — не стал исключением и текущий. Часть из них оборачивается кровопролитными войнами, на которых по обыкновению «все средства хороши».

Первостепенная задача консультанта при подготовке к такому спору — предугадать развитие сценария в долгосрочной перспективе и разработать комплексную «дорожную карту».

Литигаторы, сопровождающие такие конфликты, запускают десятки арбитражных споров, продолжающихся до тех пор, пока цели, желаемые доверителями, не будут достигнуты, а необходимые сделки — закрыты.

Для привлечения к спору общественного внимания его участники прибегают не только к Litigation PR (публикациям в СМИ, социальных сетях, Telegram-каналах), возбуждению уголовных дел по надуманным основаниям, но также и к инструментам исключения участников из общества.

Продавить в споре, чтобы взыскать убытки

Возбуждение уголовного дела не столько способ распределения активов, сколько мощный метод воздействия на противника, при котором стороны могут диктовать свои условия. Среди наиболее распространенных методов борьбы можно выделить обвинения бывших бизнес-партнеров в хищении, мошенничестве, превышении должностных полномочий или сговоре с контрагентами.

Уголовное производство, развивающееся на фоне корпоративных арбитражных споров, часто становится механизмом, который позволяет заявителям игнорировать основные принципы и нормы гражданского права, добиваясь удовлетворения своих требований за счет уголовного преследования. Причем само вменение совершения преступления может сопровождаться тем, что базовые нормы уголовного права грубо нарушаются, а нормы гражданского права толкуются искаженно.

В качестве актуального примера можно привести дело против экс-главы крупнейшего в мире производителя титана — один из нашумевших в последнее время в СМИ уголовных процессов в рамках корпоративного конфликта.

Вскоре после того, как советом директоров предприятия было принято решение о смене генерального директора, титановая корпорация показала значительный убыток.

Что привело к такой ситуации — пандемия COVID-19, в результате которой отпала необходимость закупок титана для комплектующих авиатранспорта, либо же действия бывшего руководства по завышению цен на закупку сырья — в этом решили разобраться правоохранители.

В то же время предприятие накопило долги перед контрагентами на немалую сумму, и, вероятно, на фоне уголовного производства в арбитражном суде также развернется баталия из коммерческих споров по долгам компании.

Можно предположить, что одним из доводов защиты корпорации против кредиторов станут ссылки на неразумные действия предыдущего руководства по заключению сделок. Корпоративный конфликт в данном случае может быть использован как инструмент защиты от кредиторов, а уголовное дело — как препятствие для инициирования и развития коммерческих споров по искам поставщиков предприятия.

Возбуждение дел стало так любимо участниками корпоративных споров еще и потому, что уголовное дело позволяет не только давить на оппонента в споре, но и предвосхищает вопрос взыскания убытков при заявлении соответствующего иска — согласно ч. 4 ст. 69 АПК РФ, приговор, вступивший в законную силу, по вопросам о том, совершались ли определенные действия конкретным лицом, обязателен для арбитражного суда.

Метод исключения участника — позиция ВС РФ

Еще одним интересным трендом в разрешении корпоративного спора становится метод исключения участника, в том числе мажоритарного, причем после утверждения президиумом Верховного суда (ВС) РФ 25 декабря 2019 года «Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах» в этом направлении прогнозируется существенное увеличение судебной практики.

Во-первых, ВС указал, что наличие корпоративного конфликта, а также равное распределение долей между сторонами корпоративного конфликта не являются основаниями для отказа в иске об исключении участника из общества (50/50).

Во-вторых, закон не устанавливает ограничений на исключение из ООО того участника, в чьем владении находится более 50% долей в уставном капитале компании. В-третьих, ВС РФ полагает, что причинение существенного ущерба обществу выступает достаточным основанием к тому, чтобы исключить участника.

Эта возможность не зависит от того, могут ли быть последствия действий участника устранены без того, чтобы лишать нарушителя возможности управлять компанией.

Суды уже ссылаются на этот «Обзор». К примеру, недавно Арбитражный суд города Москвы положил конец многолетней корпоративной тяжбе. Недобросовестный участник компании без согласия второго учредителя осуществил ряд шагов, в результате которых управление фирмой перешло в руки его близких родственников.

Полагая, что эти действия вредят интересам бизнеса и не способствуют получению прибыли, добросовестный учредитель обратился в суд с иском об исключении нарушителя из числа участников фирмы.

Основываясь на рекомендациях ВС РФ, суд удовлетворил иск, посчитав, что в условиях затяжного корпоративного конфликта дальнейшее нормальное функционирование компании возможно только при исключении из нее недобросовестного участника.

Привлечение к убыткам реальных собственников бизнеса

Взыскание убытков, нанесенных корпорации, с ее бенефициаров становится все более частой практикой.

В рамках крупных корпоративных конфликтов речь идет не о прямом или косвенном (через третьих лиц) владении более чем 25-процентной долей в компании, а о фактическом контроле ее деятельности и возможности давать руководству обязательные к исполнению указания.

Подобные дела отличаются сложным процессом доказывания, поскольку установить реального собственника бизнеса — задача не из простых. Информация о бенефициаре часто скрыта в цепочке офшоров и в ряде стран недоступна из открытых источников.

Из-за объективной невозможности истца документально подтвердить статус бенефициара, привлекаемого к ответственности по убыткам, в ход идут любые средства доказывания: личные переписки, показания свидетелей, информация из социальных сетей и иные косвенные подтверждения владения.

В 2018 году, рассматривая вопрос о привлечении бенефициара к субсидиарной ответственности, ВС определил: конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, не заинтересован в раскрытии своего статуса контролирующего лица.

Возможность его влияния на должника тщательно скрывается, а отношения с подконтрольным обществом не регулируются документами, которые бы устанавливали соответствующие стандарты поведения. В такой ситуации ВС рекомендует судам анализировать поведение должника и лица, привлекаемого к ответственности.

На подконтрольность могут указывать следующие обстоятельства: синхронность их действий не вызвана объективными экономическими причинами, эти действия противоречат экономическим интересам должника и одновременно ведут к существенному приросту имущества лица, привлекаемого к ответственности, действия не могли иметь место ни при каких иных обстоятельствах, кроме как при наличии подчиненности одного другому и т. д. Кредиторам или арбитражному управляющему зачастую сложно получить прямые подтверждения того, что бенефициар давал указания должнику, и судам следует учитывать совокупность косвенных доказательств, основанных на анализе их поведения. Если доводы и доказательства, приведенные заинтересованными лицами в пользу возникновения отношений фактического контроля и подчиненности, оказались достаточно убедительными, бремя доказывания обратного в силу статьи 65 АПК РФ переходит на привлекаемое к ответственности лицо.

Такой подход сформирован в рамках банкротного дела, но в силу отсутствия аналогичных разъяснений в отношении взыскания убытков с бенефициаров он может использоваться и для успешного разрешения будущих корпоративных конфликтов.

Записала Юлия Карапетян

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *