Когда суд снизит компенсацию из-за действий правообладателя

29.10.2021
 401

Когда суд снизит компенсацию из-за действий правообладателяКоллаж: Legal.Report

Конституционный суд РФ проверил процессуальную норму о распределении судебных расходов между участниками арбитражного судопроизводства. Поводом к рассмотрению дела стала жалоба правообладателя интеллектуальной собственности, с которого взыскали судебные расходы, понесенные нарушителем.

В 2018 году студия анимационного кино «Мельница» (Санкт-Петербург) обратилась в АС Тамбовской области с иском о нарушении своих исключительных прав на товарные знаки.

Ответчиком стала индивидуальная предпринимательница из Тамбова Наталья Панина, торговавшая детскими конструкторами «Барбоскины». Спор возник из-за незаконного использования изображений персонажей одноименного мультфильма, созданного студией.

Истец потребовал компенсацию в минимальном размере — по 10 тыс. рублей за каждое из восьми нарушений. Суд снизил компенсацию до 2500 рублей за каждое нарушение, учитывая обстоятельства дела и тот факт, что на иждивении ответчицы находится ребенок-инвалид.

Суд также решил, что поскольку требования студии были удовлетворены частично, то и судебные расходы стороны должны нести солидарно.

Панина, в свою очередь, обратилась в АС Тамбовской области с заявлением о взыскании с «Мельницы» своих судебных расходов на оплату услуг представителя и транспортных расходов. Иск был частично удовлетворен.

Девятнадцатый ААС оставил решение без изменений, за исключением той части, в которой со студии анимационного кино были взысканы апелляционные издержки. В итоге с «Мельницы» в соответствии с ч. 1 ст. 110 АПК РФ взыскали около 50 тыс.

рублей понесенных предпринимательницей судебных расходов.

«Мельница» подала жалобу в Суд по интеллектуальным правам, которая осталась без удовлетворения. В передаче кассационной жалобы в судебную коллегию по экономическим спорам ВС аниматорам было отказано.

Конституционный суд встал на сторону заявителей, которые оспорили ч. 1 ст. 110 АПК РФ. Применительно к защите прав на объекты интеллектуальной собственности КC определил, что суды при наличии исключительных обстоятельств могут снижать сумму компенсации за нарушение прав правообладателей ниже минимального предела, установленного законом.

В данном случае судом было учтено, что нарушение было совершено впервые, что спорный товар был реализован на сумму 380 рублей и что на иждивении ответчика находится ребенок с особенностями развития.

Такое снижение в правоприменительной практике может рассматриваться как частичное удовлетворение исковых требований правообладателя, что приводит к пропорциональному взысканию с него судебных расходов, понесенных ответчиком (нарушителем).

Но такое снижение, указал КС, никоим образом нельзя приравнивать к частичному удовлетворению иска, поскольку оно не обусловлено необоснованностью (чрезмерностью) его требований. Как следствие, при подобных обстоятельствах недопустимо требовать с правообладателя возмещения судебных расходов, понесенных нарушителем при рассмотрении иска.

КС постановил, что решения по делу подлежат пересмотру. Вместе с тем оспариваемая норма АПК РФ была признана не противоречащей Конституции.

Суд не вправе по своей инициативе снизить размер компенсации за незаконное использование товарного знака

Когда суд снизит компенсацию из-за действий правообладателяОбщество-правообладатель обнаружило нарушение прав на свой товарный знак со стороны ИП. Так, предприниматель осуществлял реализацию автоматического натяжителя цепи для автомобилей, на упаковке которого имелись изображения, сходные до степени смешения с товарным знаком общества, а также предлагал к продаже аналогичную продукцию.

Общество обратилось в суд с требованием взыскать с нарушителя компенсацию за нарушение его исключительных прав в размере 200 тыс. рублей. Компенсацию истец рассчитал на основании подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, исходя из двукратной стоимости права использования товарного знака. Впоследствии общество снизило размер требований до 100 тыс. рублей (однократный размер стоимости права).

Суды первой и апелляционной инстанций частично удовлетворили требования правообладателя. При этом они снизили размер заявленной компенсации в 12 раз.

Суды исходили из принципов разумности, справедливости, а также однократности нарушения и незначительной стоимости товара (595 руб.).

Кроме того, возможность снижения компенсации ниже установленного законом предела допускал ранее Конституционный суд РФ в случаях, если заявленная сумма многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков, предприниматель совершил правонарушение впервые и реализация спорных товаров не являлась существенной частью его предпринимательской деятельности (постановление от 13.12. 2016 № 28-П).

Верховный суд не согласился с позицией нижестоящих судов. Коллегия подчеркнула, что суды не вправе по своей инициативе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом. В данном случае такое снижение было возможно только при наличии мотивированного заявления предпринимателя, подтвержденного соответствующими доказательствами.

Предприниматель возражений против иска в суд не подавал, отзыв на исковое заявление не представлял. В отзыве на апелляционную жалобу предприниматель признал решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

При таких обстоятельствах суд при определении размера подлежащей взысканию компенсации не вправе по своей инициативе изменять вид компенсации, избранный правообладателем (п.

35 обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утв. Президиумом ВС РФ 23.09.2015).

Однако суды при разрешении данного спора произвольно определили размер компенсации, разделив сумму вознаграждения по лицензионному договору на 12 месяцев способом, не предусмотренным ни подп. 2 п. 4 ст. 1515, ни подп.

1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, немотивированно снизив размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом. В связи с этим Верховный суд отменил принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

Источник: определение ВС РФ от 11.07.2017 по делу № А53-22720/2016

Кс запретил необоснованно снижать размер материальной компенсации, присуждённой реабилитированному лицу

28 сентября 2021 в 16:15

Когда суд снизит компенсацию из-за действий правообладателя

Конституционный Суд опубликовал очередное Постановление. На этот раз проверке на соответствие Конституции подверглись пункт 4 части первой статьи 135, статьи 4016 и пункт 1 части второй статьи 40110 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Фабула дела

  • Согласно материалам дела, в 2014 году в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело в связи с подозрением в подделке, изготовлении или сбыте поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков.
  • По окончании производства по делу прокурор дважды возвращал его: в первом случае для производства дополнительного дознания, а во втором — для пересоставления обвинительного акта.
  • Спустя несколько месяцев дело было направлено мировому судье, но и он дважды возвращал материалы прокурору: для устранения нарушений и, как и в первом случае, для пересоставления обвинительного акта.
  • В 2016 году уголовное преследование было прекращено за отсутствием состава преступления с признанием права на реабилитацию заявителя.

Позднее заявитель потребовал возместить нанесённый ему имущественный вред, понесённым им в связи с уголовным преследованием. Суд данное требование удовлетворил в 2017 году, но через пару месяцев прокурор отменил постановление о прекращении уголовного дела, из-за чего и акт о компенсации вреда также был отменён.

Суд признал решение прокурора незаконным. Далее им вновь была предпринята попытка возбудить уголовное дело, но сделать это ему не удалось.

Заявитель вновь обратился в суд за соответствующим возмещение. Горсуд взыскал с Минфина в пользу мужчины расходы на оплату юридической помощи по уголовному делу (1 203 140 руб. 8 коп.), расходы, связанные с рассмотрением вопросов реабилитации (92 141 руб.

), и расходы на оплату экспертных услуг (21 087 руб. 24 коп.).

Решение было поддержано вышестоящими инстанциями, однако в 2019 году (уже после того, как судебный акт о возмещении был исполнен) Президиум краевого суда рассмотрел жалобу Управления и направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

Апелляционным постановлением краевого суда решение суда первой инстанции изменено со снижением присужденной суммы и с поворотом его исполнения. На реабилитированного возложена обязанность возвратить 900 027 руб. 77 коп., поскольку это, по мнению суда, не ухудшает его положения и ведет к восстановлению прав и законных интересов Российской Федерации.

Позиция КС РФ

  1. Заявитель обратился в Конституционный Суд, где утверждает, что оспариваемые законоположения не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 47 (часть 1), 48, 53 и 55 (часть 2), поскольку позволяют судам, вопреки условиям договора о предоставлении юридических услуг, отказывать реабилитированному в возмещении имущественного вреда в части сумм, выплаченных адвокату за оказание юридической помощи на условиях разумной помесячной оплаты, а равно ухудшать положение реабилитированного по истечении года после вступления в законную силу решения о компенсации расходов на адвоката и рассматривать жалобу реабилитированного на апелляционное постановление о возмещении вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, на условиях выборочной, а не сплошной кассации.
  2. Конституционный Суд напоминает, что по смыслу статьи 49 Конституции Российской Федерации, на гражданина не может быть возложена обязанность доказывать основания для возмещения вреда, непосредственно сопряженная с доказыванием невиновности в преступлении; он не может подвергаться излишним обременениям как более слабая сторона в такого рода правоотношениях.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации определяет содержание и объем возмещения имущественного вреда: пункт 4 части первой его статьи 135 прямо предписывает возмещать суммы, выплаченные лицом за оказание ему юридической помощи.

Ранее Конституционный Суд в Определении №708-О отметил, что суд обязан включить в объем возмещения имущественного вреда, причиненного лицу в результате неправомерного уголовного преследования, все суммы, фактически выплаченные им за оказание юридической помощи, а также фактически понесенные им затраты на возмещение расходов, связанных с рассмотрением вопросов реабилитации. Также КС РФ обратил внимание и на тот факт, что в УПК РФ нет специальных правил, которые позволяли бы судам по своему усмотрению уменьшать размер возмещения вреда.

Читайте также:  Работники, которых нельзя сократить. какие документы подтвердят иммунитет от увольнения

Тем не менее, если реабилитированному лицу предложены и тем более навязаны услуги, явно неуместные в защите от уголовного преследования по его делу, а он согласился их оплатить лишь из доверия к адвокату как зависимый от его мнения, то расходы на оплату и этих услуг не могут быть поставлены в причинно-следственную связь с вредом от неправомерной уголовно-процессуальной деятельности. Следовательно, такие расходы нельзя отнести к понесённым потерпевшим на восстановление нарушенных прав. Конечно, такие расходы могут быть обоснованы, например, свободой договора, но это всё же не влечет возникновения деликтных обязательств государства в отношении реабилитированного лица и не определяет их объём.

Конституционный Суд упомянул и о ситуации, когда реабилитированный рассчитывает на получение выгоды, не оправданной назначением реабилитации.

«Если судом будет установлено, что заявленная сумма понесенных расходов не обусловлена действительной стоимостью юридических услуг в пределах рыночных значений, существовавших на момент ее оказания, то он присуждает к возмещению лишь сумму, являвшуюся – с учетом всех обстоятельств дела, объема работы, квалификации субъектов оказания юридических услуг, а также правила о толковании сомнений в пользу реабилитированного – объективно необходимой и достаточной в данных конкретных условиях для оплаты собственно юридической помощи», — заявляет КС РФ.

Но это не даёт государству права требовать от лиц получать юридическую помощь по низкой/наименьшей стоимости таких услуг. Из этого следует, что высокая стоимость оказанной юридической помощи не будет основанием к сокращению объёма прав реабилитированного на возмещение причинённого ему вреда.

КС напоминает и о том, что реабилитация должна минимизировать возникновение новых негативных моментов для реабилитированного лица: каждое новое участие в судебных процессах может травмировать психику гражданина, чего государство не должно допускать.

Вопросы о снижении размера присуждённой суммы также являются психотравмирующими. Негативный эффект усугубляется особенно в том случае, когда принятое судом решение влечёт поворот исполнения судебного акта с возложением на гражданина обязательств по возвращению денежных средств, которые он должен будет изымать из своего заработка и заработка его семьи.

  • Подводя итоги, Суд обращается к статье 4016 УПК Российской Федерации, положения которой являются единственным ограничителем ухудшения положения лица.
  • «При таких обстоятельствах отсутствие в процессуальном законе, а по существу – ввиду концентрации в этой статье ограничений на поворот к худшему – отсутствие в ней правил, препятствующих ухудшению положения реабилитированного, которому на основании вступившего в законную силу решения суда были выплачены суммы в счет возмещения расходов на оплату юридической помощи, являет собою признак конституционно значимого пробела в законодательстве, что вступает в противоречие с гарантиями охраны достоинства личности, права на получение квалифицированной юридической помощи и права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов государственной власти и их должностных лиц».
  • Более подробно о компенсации морального вреда читайте в статье.
  • Читайте далее:
  • Имею право на хорошие дороги
  • Дополняется список оснований, влекущих прекращение уголовного дела
  • ВС: наказание за преступление, совершенное из-за бедности, не должно быть слишком суровым

Все ниже, и ниже, и ниже. Как уменьшить компенсацию за нарушение исключительных прав? — Сфера

Компенсация — возмещение потерь правообладателя из-за незаконного использования его объектов интеллектуальных прав, рассказывает юрист Gowling WLG Александр Довгалюк. При этом, подчеркивает эксперт, при взыскании доказывать свои убытки потерпевшая сторона не обязана.

В российском законе установлено три вида компенсации для товарных знаков и патентов:

  • Расчетная компенсация от 10 000 до 5 миллионов рублей, которая полностью устанавливается на усмотрение суда. Конечно, он учитывает требования разумности и справедливости, однако, по словам юриста, на практике никогда невозможно предугадать, какую реальную сумму взыщут с ответчика
  • Компенсация в двукратном размере стоимости права использования товарного знака. Она доступна для правообладателей патентных прав и товарных знаков.
  • Компенсация в двукратном размере стоимости товаров распространяется только на правообладателей товарных знаков. «При этом одни из самых серьезных нарушений в области интеллектуальной собственности совершаются как раз в области патентных прав, и суммы убытков в таких делах часто бывают намного выше, чем потери правообладателей товарных знаков», – уточняет Александр Довгалюк.

Одним из главных вопросов, с которыми сталкивается правовое сообщество и правообладатели, – можно ли взыскать компенсацию в большем размере, чем установлено в законе, или, наоборот, снизить ее размер вопреки установленному пределу?

Конституционный Суд РФ в 2016 году издал Постановление (от 13.12.2016 №26П), в рамках которого рассмотрел «звездное» дело о нарушении исключительных прав.

Правообладатели взыскали с индивидуального предпринимателя компенсацию в размере около 900 тысяч рублей за продажу одного контрафактного диска, на котором были записаны песни артиста Стаса Михайлова.

Компенсация была рассчитана в размере 10 тысяч рублей за каждую композицию.

КС в первую очередь уточнил правовую природу компенсации. Согласно заключениям служителей фемиды, данный конкретный случай подразумевает и штрафную, и компенсационную меру ответственности. В деле сочетаются оба этих начала, хотя, как подчеркивает Александр Довгалюк, вопрос, в каком отношении они присутствуют в компенсации, все еще не решен.

«Убытки правообладателя оценить трудно, так каждый объект интеллектуальных прав будет иметь разную стоимость. Поскольку их легко использовать незаконно, то меры ответственности должны обеспечивать общую превенцию нарушений.

В этом смысле возможность взыскания компенсации, которая будет превышать убытки, соответствует Конституции. Это очень важная мысль. Можно взыскивать компенсацию, которая будет носить в себе штрафной элемент», — поясняет юрист.

Тем не менее, в ряде случаев компенсацию можно «срезать». Это касается, в том числе, случая со сборником популярного артиста.

«Песен там было около 100 штук. Даже хардкорным правообладателям и их представителям очевидно, что 900 тысяч рублей за один контрафактный диск, — это очень много. Это крайне возбудило КС», — поясняет эксперт.   

Конституционный Суд РФ указал, что максимальный размер компенсации допустим, когда нарушение носит грубый характер, либо когда размер взыскиваемой компенсации сопоставим с размером причиненных убытков. При этом КС также выделил условия, при которых можно снижать компенсацию:

  • нарушение ИП при осуществлении предпринимательской деятельности;
  • размер компенсации многократно превышает причиненные правообладателю убытки;
  • правонарушение совершено ИП впервые;
  • нарушение прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер;
  • одновременное нарушение исключительных прав на несколько объектов интеллектуальной собственности.

«Это постановление сначала вызвало шок в юридическом сообществе среди специалистов в области интеллектуальной собственности. Все сразу же почувствовали, и не зря, что оно будет использоваться во всех делах», – рассказывает эксперт.   

В скором времени Верховный Суд РФ (определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25.04.2017 №305-ЭС16-13233) распространил это положение на юридических лиц. При этом суд самостоятельно не вправе принимать такое решение — такой исход дела возможен, если ответчик предоставил обоснованное заявление.

 «То есть ответчик не может рассчитывать на то, что суд сам во всем разберется, посчитает, как нарушителю выгодно, и снизит сумму до минимального возможного предела», — подчеркивает Александр Довгалюк.  

Со временем практика выявила у этого подхода свои изъяны. Так, одно из главных условий для применения постановления КС РФ для снижения компенсации заключалось в том, чтобы нарушитель одновременно нарушил права сразу на несколько объектов интеллектуальных прав.

Конечно, на практике такое происходит не всегда.

«Нередко нарушители оказывались на скамье подсудимых впервые, продажа контрафакта не являлась существенной, убытки правообладателя были минимальны…Однако во всех случаях право нарушалось всего лишь на один товарный знак, поэтому суды все равно отказывались идти навстречу ответчикам», — говорит юрист.  

Подобные дела привели к опубликованию еще одного Постановления от Конституционного Суда от 24.07.2020 №40-П.

«Конечно, КС сначала сделал реверанс в пользу правообладателей и подтвердил все предыдущие выводы о взыскании компенсацию выше реальных убытков, о том, что она носит штрафной характер и должна стимулировать третьи лица к мирному урегулированию вопросов. Однако это не должно привести к необоснованному чрезмерному обогащению за счет нарушителей», — подчеркивает Александр Довгалюк.

Суд подтвердил — даже если права нарушены всего лишь на один товарный знак, компенсацию все равно можно снизить.

При этом КС РФ сделал оговорку, что, если на лицо явное несоответствие суммы взыскиваемой компенсации и убытков для правообладателя, суды могут в любых обстоятельствах взыскивать компенсацию ниже существующего предела. Вместе с тем, размер такого возмещения можно уменьшить не более чем вдвое, подытоживает эксперт.

Читайте также:  Как подготовиться к защите товарного знака в споре об интернет-рекламе

Каковы критерии для расчета компенсации, какие существуют проблемы взыскания убытков за нарушение исключительных прав и как пресекать подобные нарушения — в вебинаре Александра Довгалюка «Средства защиты исключительных прав на товарные знаки и патенты».

Источник изображения: pixabay.com 

Позиция ВС РФ в делах о нарушении исключительных прав: суды не должны снижать размер компенсации ниже минимального предела по своей инициативе

При нарушении исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации правообладателю доступны установленные статьей 1252 ГК РФ способы защиты. Пунктом 3 указанной статьи установлено, что в некоторых случаях правообладатель также может требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение исключительного права.

Судебная практика последних лет показывает, что суды часто назначают компенсацию в размере гораздо меньшем, чем заявлял правообладатель. До какого предела суды могут снижать размер выплат? Какова позиция Верховного Суда по этому вопросу?

Ответы читайте в статье

Общий порядок исчисления компенсации при нарушении исключительного права

Размер компенсации суд определяет в пределах, установленных ГК РФ, с учетом требований справедливости и разумности, и оценивая обстоятельства каждого конкретного дела.

По общему правилу, компенсация может быть исчислена следующими способами:

  1. В размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей, сумму суд определяет исходя из характера нарушения (статьи 1301, 1311, 1406, 1515 ГК РФ).
  2. В двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака. При определении суммы суд исходит из цены, обычно взимаемой при сравнимых обстоятельствах за правомерное использование товарного знака (статьи 1301, 1311, 1406.1, 1515 ГК РФ).
  3. В двукратном размере стоимости контрафактных товаров (статья 1537 ГК РФ).

Если правообладатель выберет первый способ определения суммы компенсации, суд назначит подлежащую выплате итоговую сумму. Зачастую истец получает намного меньше, чем заявлял в иске.

Пример из судебной практики:

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 06.03.2018 года N С01-70/2018 по делу N А40-25125/2017

Истец — «Киностудия «СОЮЗМУЛЬТФИЛЬМ» — обратился в суд с иском к ЗАО «ПЕРЕКРЕСТОК», которое реализовало товар, маркированный товарным знаком истца. Истец заявил о компенсации в размере 500.

000 рублей за нарушение исключительного авторского права на изображения персонажей мультфильмов.

Суд снизил сумму компенсации до 50 000 рублей, мотивируя решение небольшой стоимостью спорного товара, недоказанностью возникновения у истца убытков из-за неправомерных действий ответчика.

По каким основаниям компенсация может быть снижена?

Сумму, подлежащую выплате, суд определяет с учетом:

  • особенностей конкретного нарушения
  • сроков незаконного использования
  • степени вины нарушителя
  • наличия или отсутствия нарушений, совершенных лицом в отношении этого правообладателя
  • размера вероятных убытков правообладателя

Абзац 3 пункта 3 статьи 1252 ГК РФ устанавливает, что если одним действием нарушены права сразу на несколько результатов интеллектуальной деятельности (средств индивидуализации), суд рассчитывает компенсацию за каждый неправомерно используемый объект интеллектуальных прав. Однако если права на соответствующие объекты принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации судом может быть снижен даже ниже пределов, установленных ГК РФ (но не ниже 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения).

Кроме того, в конце 2016 года Конституционный Суд РФ признал неконституционными положения закона, запрещающие снижать минимальную сумму компенсации за нарушенные исключительные права (Постановление Конституционного Суда РФ от 13.12.2016 N 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации…» (далее — Постановление КС РФ № 28-П).

После опубликования Постановления КС РФ № 28-П суды начали снижать компенсации даже ниже 10 000 рублей, ссылаясь на его положения. При этом в Постановлении КС РФ № 28-П разъяснялось, что снижение минимальной суммы допустимо при наличии следующих обстоятельств:

  • правонарушение было совершено впервые;
  • размер назначаемой компенсации многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (при этом ответчик должен доказать такое превышение);
  • использование объектов интеллектуальной собственности не является существенной частью предпринимательской деятельности нарушителя;
  • нарушение не носило грубый характер.

Однако судами указанные факторы не всегда учитывались, во многих случаях компенсация снижалась даже без соответствующего заявления ответчика.

Примеры из судебной практики:

Решение Арбитражного суда Белгородской области от 03.02.2017 года по делу N А08-6253/2016 

Студия анимационного кино обратилась с иском к ООО о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав в размере 5 000 рублей за каждый из 8 товарных знаков, и 5 000 рублей за нарушение исключительных авторских прав на 7 произведений изобразительного искусства. Ответчик нарушил исключительные права истца при реализации контрафактных игрушек.

По решению суда в пользу Студии взыскана компенсация в размере 1000 рублей за нарушение исключительных прав на каждый товарный знак и в размере 1000 рублей за нарушение исключительных авторских прав на каждое произведение изобразительного искусства. Размер компенсации был снижен судом в отсутствие соответствующего заявления ответчика.

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 марта 2018 года по делу N А57-10302/2017Истец — иностранная компания, обратилась с иском к ООО о взыскании компенсации в размере 10 000 рублей за нарушение исключительных прав на каждый из пяти товарных знаков. ООО осуществляло реализацию игрушек, на упаковке которых имелись изображения, сходные до степени смешения с товарными знаками правообладателя.

Разрешая спор, суд признал допущенное ответчиком нарушение исключительных прав истца, но снизил общий размера суммы компенсации в два раза (по 5 000 рублей за каждый факт нарушения исключительных прав компании).

Верховный суд РФ о снижении размера компенсации

С 2018 года ситуация изменилась. Стали появляться решения Верховного Суда РФ, в которых указывается, что судами неверно применяются нормы о снижении размера компенсации. 

ВС РФ разъясняет, что, принимая решения о снижении заявленных истцом сумм, суды должны руководствоваться принципами равноправия и состязательности сторон, строго соблюдать положения гражданского законодательства о компенсации при нарушениях исключительных прав, и верно трактовать положения Постановления КС РФ № 28-П.

Примеры из судебной практики:

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10.01.2019 N305-ЭС18-17030

ООО «Маша и Медведь» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к ИП о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак в размере 10 000 рублей, на произведение искусства — рисунок «Маша» в размере 10 000 рублей, на произведение искусства — рисунок «Медведь» в размере 10 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Московской области, которое впоследствии оставлено без изменения арбитражным апелляционным судом, с ИП взыскано 10 000 рублей компенсации.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу о том, что принятые по делу судебные акты подлежат отмене. ВС РФ напомнил, что согласно позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановление КС РФ № 28-П, суд может снизить минимальную сумму компенсации только при наличии определенных обстоятельств.

Необходимость снижения суммы должна быть доказана ответчиком. Если суд принимает решение о снижении компенсации, оно должно быть мотивированными и подтвержденным доказательствами.

В рассматриваемом деле ООО обратилось в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав в размере 10 000 рублей за один товарный знак и два объекта авторских прав. Следовательно, истцом было заявлено три самостоятельных требования. При этом ответчик против иска не возражал.

Однако суды по своей инициативе снизили размер компенсации до 10.000 рублей за нарушение исключительных прав в целом и не конкретизировали, в каком объеме удовлетворено каждое из требований.

В действиях судов ВС РФ усмотрел нарушение принципов состязательности сторон и равноправия. Дело было направлено на новое рассмотрение.

Невозможность снижения судами по своей инициативе размера компенсации на основании пункта 3 статьи 1252 ГК РФ подтверждена и свежими разъяснениями ВС РФ. 

Вопросу снижения компенсационных выплат посвящен пункт 64 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

ВС РФ разъясняет, что положения абзаца 3 пункта 3 статьи 1252 ГК РФ могут быть применены судом только при множественности нарушений и при условии, что ответчик заявил суду о снижении компенсации.

Таким образом, разъяснения Пленума ВС РФ и уже сложившаяся практика решений ВС РФ по рассматриваемому вопросу позволяет сделать вывод, что суды не вправе назначать компенсацию в сумме ниже минимального предела, без соответствующего заявления ответчика и при отсутствии обстоятельств, позволяющих снизить подлежащую выплате сумму.

При рассмотрении дел судами учитываются разъяснения Пленума ВС РФ. Следовательно, лица, чьи права нарушены, сегодня могут получать более существенные выплаты по сравнению с компенсациями за аналогичные нарушения, назначаемыми судами ранее.

В любом случае, процесс взыскания компенсации требует от истца осмотрительности и четко выработанной стратегии. Для решения вопроса о размере компенсационной выплаты за нарушение исключительных прав и ее взыскания в суде, рекомендуем обращаться к профессиональным юристам.

Кс разрешил судам снижать размер компенсации правообладателям в спорах по товарным знакам

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 27 июля. /ТАСС/. Конституционный суд (КС) России признал противоречащей основному закону страны норму Гражданского кодекса (ГК) РФ, которая обязывала суды рассчитывать стоимость компенсации правообладателю при нарушении авторских прав на товарный знак по его правилам, и разрешил судам снижать ее с учетом всех обстоятельств дела. Об этом говорится в постановлении КС.

«Признать подпункт 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ не соответствующим Конституции Российской Федерации, , [так как он] не позволяет суду при определении размера компенсации, подлежащей выплате правообладателю в случае нарушения индивидуальным предпринимателем при осуществлении им предпринимательской деятельности исключительного права на один товарный знак, снизить с учетом фактических обстоятельств конкретного дела общий размер компенсации, если такой размер многократно превышает величину причиненных правообладателю убытков», — говорится в документе.

Согласно материалам дела, решение вынесено после обращения Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда, в котором рассматривалась жалоба фирм «Корпорация «Матернэт» и «Зубр ОВК» к предпринимательнице из Ростовской области.

Женщина продала на рынке пять рулеток для измерения длины и три малярные кисти, на которых были нанесены логотипы известных строительных брендов, права на которые принадлежат фирмам.

Затем они подали на нее в суд с требованием взыскать с нее по 200 тыс. рублей.

Сумму иска они рассчитали исходя из цены, которую им платят другие предприниматели, реализующие товар под данными брендами, однако арбитраж Ростовской области счел требования завышенными и взыскал с женщины 50 тыс. рублей в пользу каждой компании.

Представители фирм решение обжаловали в апелляционном суде, однако судья усомнился в соответствии названной нормы ГК РФ конституции, приостановил рассмотрение жалобы и обратился в КС.

КС в постановлении указал, что правообладатель всегда выбирает наиболее жесткий метод расчета компенсации без учета обстоятельств дела, а только одно отсутствие лицензионного соглашения у бизнесмена с владельцем товарного знака не может служить доказательством нарушения с его стороны.

КС также отметил, что в таких судебных разбирательствах судам необходимо учитывать все обстоятельства дела, а не ориентироваться только на показания владельца прав на товарный знак и, при необходимости, снижать сумму взыскания до разумных пределов. Федеральные власти обязаны внести изменения в названную статью ГК РФ с учетом позиции Конституционного суда, отмечается в постановлении.

Как снизить размер компенсации за незаконное использование чужого товарного знака

 Истец обратился в суд с исковым заявлением к ответчику, в котором просил обязать ответчика прекратить незаконное использование товарных знаков, взыскать с  ответчика компенсацию за незаконное использование товарных знаков в размере 5 000 000 руб., взыскать с ответчика нематериальный (репутационный) вред в размере 1 000 000 руб.

В данном споре я представляла интересы ответчика… В результате вместо заявленных истцом требований на 6 000 000 рублей суд удовлетворил только требования на 80 000 рублей…

Ответчик остался доволен качеством оказанных ему юридических услуг…

Рассказ об этом деле следует начать с правовых оснований заявленных истцом требований.

Пунктом 4 ст.

1515 ГК РФ предусмотрено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

 Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 43.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 29 от 26.03.

2009 года «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», при определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения. Ответчик (в лице представителя) просил суд снизить размер компенсации ввиду:

  • Совершение правонарушения по неосторожности;
  • Совершение правонарушения впервые;
  • Устранение в максимально короткие сроки нарушения прав истца и прекращение использования товарного знака.

  Кроме требования о взыскании компенсации истцом были заявлены к ответчику требования о взыскании с ответчика 1 000 000 рублей нематериального (репутационного) вреда.

Представителем ответчика также было доказано, что ответчик не причинил нематериальный (репутационный) вред истцу.

В силу пункта 7 ст. 152 ГК РФ её правила о защите деловой репутации гражданина, применяются к защите деловой репутации юридического лица. Согласно пункту 5 ст. 152 ГК РФ:

гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Согласно Постановлению Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 17.07.

2012 года № 17528/11 юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать возмещения нематериального (репутационного) вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности (наличия противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца, причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца), за исключением условия о вине ответчика, поскольку действующее законодательство, ст. 1100 ГК РФ, не относит вину к необходимым условиям ответственности за вред, причиненный распространением сведений, порочащих деловую репутацию.

При этом с учетом специфики рассматриваемого спора необходимо учесть, что противоправный характер действий ответчика должен выражаться в распространении вовне (сообщении хотя бы одному лицу), в частности посредством публикации, публичного выступления, распространения в средствах массовой информации, сети Интернет, с помощью иных средств телекоммуникационной связи, определенных сведений об истце, носящих порочащий (направленный на формирование негативного общественного мнения о деловых качествах истца) и не соответствующий действительности характер.

Каждое лицо, участвующее в деле, обязано доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (часть 1 ст. 65 АПК РФ).

Истцом не представлено доказательств продажи ответчиком некачественной продукции, нанесения ему убытков, обусловленных конкурентными действиями ответчика, утраты организацией положительного мнения о ее деловых качествах в глазах общественности и делового сообщества, потери клиентов, снижения заказов, нарушения договорных связей, сведения из сети Интернет и СМИ порочащие деловую репутацию истца.

Доводы истца о наличии неблагоприятных последствий для деловой репутации истца, вызванных использованием спорных товарных знаков ответчиком, носят предположительный характер, не находят документального подтверждения, ничем не обусловлены и не подтверждены, в связи с чем указанные требования, по мнению ответчика, не подлежали удовлетворению.

Арбитражный суд Челябинской области удовлетворил требования истца частично и взыскал с ответчика 80 000 руб.

компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки вместо заявленного истцом размера компенсации 5 000 000 руб.

В удовлетворении требования взыскать с ответчика нематериальный (репутационный) вред в размере 1 000 000 руб. судом истцу было отказано.

Истцом были поданы апелляционная и кассационная жалобы, которые оставлены судами апелляционной и кассационной инстанции без удовлетворения.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *