Компания оспаривает выплату парашюта. новые аргументы, которые помогут в суде

В последнее время участились случаи вывода средств со счетов компаний под видом «золотых парашютов» увольняющихся сотрудников.

При этом уличить компанию сложно: выплата компенсации при увольнении — договоренность сторон, которая практически ничем не ограничена.

На подобные крупные выплаты банки обращают внимание и принимают решение о блокировке таких операций на свой страх и риск, поскольку судебная практика по данному вопросу пока крайне противоречива.

О том, что недобросовестные компании взяли на вооружение выплаты «золотых парашютов» для вывода средств, рассказали “Ъ” участники рынка.

«Речь идет о случаях, когда небольшие компании переводят крупные суммы на счет физлица с назначением платежа «выплата компенсации при увольнении»»,— рассказывает собеседник “Ъ” в банке топ-50.

«При этом, даже если банк сомневается в легальности подобной операции, клиент с готовностью представляет свои внутренние документы — договор с клиентом, приказ о выплате «золотого парашюта» и т. д.,— рассказывает другой собеседник “Ъ”.

— В редких случаях даже платежку на уплату НДФЛ с этой суммы в размере 13%». В то же время, по словам Евгения Корчаго, члена совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета федерации, 13% — это небольшая плата за вывод средств, на черном рынке расценки за подобную услугу выше.

По словам сопредседателя комитета Ассоциации российских банков по вопросам ПОД/ФТ и комплаенс-рискам Алексея Тимошкина, при подобном выводе средств со счета компании банкам сложно доказывать сомнительность сделки. «По тем же сделкам со спорными контрагентами аргументом банка может быть транзитный характер операций, массовый директор или адрес и т. д.»,— рассуждает он.

Компания оспаривает выплату парашюта. Новые аргументы, которые помогут в суде

«Но физлица в большинстве своем не имеют сомнительных признаков, кроме того, размер компенсации компания вольна определять сама. Если дело доходит до суда, то решение зависит от субъективного взгляда судей на одну проблему, и потому по схожим кейсам могут быть диаметрально противоположные решения»,— добавляет Алексей Тимошкин.

В итоге банкам приходится действовать на свой страх и риск, ставя в зависимость спорность операции по выплате «золотого парашюта» от других факторов, указывающих на сомнительность деятельности компании. Но это не всегда срабатывает.

Пример тому — рассмотренный на этой неделе спор Локо-банка с клиентом «Химоптторгом», которому банк отказал в проведении выплаты в пользу уволившегося гендиректора (он же по совместительству и единственный учредитель) «золотого парашюта» в размере 1 млн руб.

Банк в суде заявил, что его клиент ни разу не выплачивал зарплату с данного расчетного счета, налоговая нагрузка у организации минимальна (является признаком сомнительной деятельности по положению ЦБ 375-П).

Также банк указал, что компания неоднократно попадала в список банковских отказников по решению других банков из-за сомнительности ее деятельности.

За пару месяцев до спорной выплаты банк отключил «Химоптторг» от ДБО и запросил документы, подтверждающие реальность деятельности, которые не были представлены в полном объеме. Однако, по мнению суда, непредставление части документов по запросу банка и «их относимость к конкретной операции» были неочевидны. В итоге суд обязал банк перечислить выходное пособие.

Компания оспаривает выплату парашюта. Новые аргументы, которые помогут в суде

Если же банк пропустит подобную трансакцию, считая ее зарплатой, то может получить претензии за недостаточную бдительность. Пример тому — спор Сбербанка с налоговиками. Банк провел зарплатный платеж со счета, ранее заблокированного за неуплату налогов.

В общих ситуациях это нормальная практика, поскольку зарплата имеет очередность ниже, чем налоги.

Однако налоговики убедили суд, что банк должен был догадаться об истинной цели перечислений, поскольку данная компания никогда раньше с этого счета не платила ни зарплату, ни налоги, да и учредитель у нее массовый. В результате банк был оштрафован.

В итоге складывается ситуация, в которой фактически любое решение банка относительно сомнительных компенсационных выплат при увольнении сотрудников чревато рисками.

«Банкам необходимо индивидуально разбирать каждый факт выплаты «золотого парашюта», оценивая его реальность,— рассуждает Евгений Корчаго.

— И компаниям, которые планируют совершить подобную выплату, необходимо заранее озаботиться подготовкой документов, подтверждающих реальность операции».

Внести ясность в ситуацию мог бы ЦБ, который устанавливает критерии сомнительной деятельности с точки зрения антиотмывочного закона.

Но там сообщили, что в каждом конкретном случае банки самостоятельно осуществляют оценку риска клиента на основе анализа имеющихся документов, сведений и информации в соответствии с правилами внутреннего контроля, руководствуясь законодательством и нормативными актами.

Вероника Горячева

В конце декабря ЦБ опубликовал рекомендации по раскрытию информации в годовых отчетах о вознаграждениях руководства публичных акционерных обществ (ПАО). Они касаются как членов советов директоров, так и высшего менеджмента.

Регулятор рекомендует подробно раскрывать структуру вознаграждения, условия получения тех или иных бонусов, их размеры и другие детали.

Эксперты считают, что прозрачность в этом вопросе — идеал, к которому нужно стремиться, однако указывают, что на его достижение уйдут годы.

Читать далее

Судебный вердикт: чьи «золотые парашюты» учитывают в расходах

Компания оспаривает выплату парашюта. Новые аргументы, которые помогут в суде Верховный Суд РФ в Определении от 27.11.2018 № А40-87651/2017 признал, что налоговики правомерно сняли с организации расходы по выплате уволенным сотрудникам «золотых парашютов».

Предмет спора: организация уменьшила налогооблагаемую прибыль на сумму выходных пособий («золотых парашютов»), выплаченных уволенным сотрудникам. Общая сумма таких выплат превысила 157 млн рублей. ИФНС признала, что «золотые парашюты» нельзя учесть в расходах, и доначислила организации налог на прибыль.

За что спорили: 157 599 404 рубля.

Кто выиграл: налоговая инспекция.

Доначисляя налог, ИФНС исходила из того, что спорные выплаты являются средством личного обогащения работников на период после их увольнения. С деятельностью организации они никак не связаны, на получение прибыли не направлены.

Напротив, данные выплаты влекут для работодателя лишние убытки. Поэтому их нельзя учесть в составе расходов, уменьшающих облагаемую прибыль.

Верховный Суд РФ согласился с доводами инспекции и отказал плательщику в удовлетворении его требований. ВС РФ установил, что выплаты некоторым сотрудникам были произведены в размере семи и более окладов. Ряд выплат доходил до 14 месячных окладов сотрудников. Подобные выходные пособия были ничем не обоснованы.

Между тем, чтобы признать выходные пособия экономически оправданными расходами, выплата пособий не должна быть направлена исключительно на обогащение уволенных сотрудников.

Выходные пособия выполняют функцию защиты работника от временной потери дохода до трудоустройства. Если размер выплат в значительной мере превышает величину обычных выходных пособий, такие выплаты рассматриваются в качестве личного обеспечения работников («золотые парашюты»).

Целью выплаты «золотых парашютов» должно являться разрешение возможных конфликтных ситуаций при увольнении, которые в перспективе могут грозить организации причинением ущерба.

В связи с этим при значительном размере выходных пособий плательщик обязан обосновывать природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.

В спорном случае организация не смогла объяснить, каким именно образом рассчитывался размер пособий уволенным сотрудникам. Не смогла она пояснить и того, зачем вообще потребовались выплаты в подобных размерах.

Следовательно, заключил суд, инспекция обоснованно доначислила организации налог на прибыль.

Банкирам предлагают закатать "золотые парашюты" — РБК

Минэкономразвития подготовило проект закона, ограничивающего размер выходного пособия и иных компенсаций при увольнении топ-менеджмента банка, в отношении которого Агентство по страхованию вкладов (АСВ) осуществляет меры по предупреждению банкротства. Так, в качестве потолка для «золотых парашютов» бывшего топ-менеджмента предлагается установить минимальный размер выплат, согласно Трудовому кодексу, — три среднемесячных заработка в случае увольнения из-за смены собственника.

Компания оспаривает выплату парашюта. Новые аргументы, которые помогут в суде

Depositphotos

В перечень лиц, подпадающих под это ограничение, разработчики проекта включили председателя правления, зампредов, членов коллегиального исполнительного органа банка, руководителей филиалов, а также главного бухгалтера, его заместителей и главных бухгалтеров в филиалах. При этом расчет средней зарплаты будет производиться на основе ее размера за полгода до санации, а также не будут учитываться полученные топ-менеджерами стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки, премии и иные поощрительные выплаты), сообщает газета «Коммерсантъ».

О намерении ограничить выплату бонусов топ-менеджерам банков-банкротов и санируемых банков зампред ЦБ Михаил Сухов говорил еще в марте 2012г., однако с тех пор никаких подвижек в этом вопросе не произошло, и оспорить завышенные начисления бывшим сотрудникам все еще возможно лишь в судебном порядке.

«Ситуация усугубляется тем, что уже за полгода до принятия Центральным банком решения о дальнейшей судьбе пошатнувшегося банка зарплаты членам правления, как правило, вырастают в два-четыре раза», — поясняет глава АСВ Юрий Исаев. Впрочем, это характерно и для банков с отозванной лицензией, поэтому уже на следующей неделе АСВ рассмотрит вопрос о внесении предложений распространить ограничения и на случаи отзыва, а не только санации, уточняет Ю.Исаев.

«Любой источник пополнения конкурсной массы чрезвычайно важен для банка, и мы через суд оспариваем все завышенные, с нашей точки зрения, выплаты», — говорит он.

Опрошенные «Коммерсантом» эксперты полагают, что исправить положение банка за счет ограничения выплат уволенному руководству вряд ли удастся, однако введение предложенных ограничений считают целесообразным.

Золотой парашют при увольнении: мечтать или требовать

«Золотой парашют» при увольнении — что это? Так называют денежную выплату при расторжении трудового договора, как правило, руководителям высшего звена.

Трудовой кодекс Российской Федерации прямо не предусматривает такого термина, соответственно, нет и никаких размеров выплаты — его определяют в трудовом договоре на усмотрение администрации или высшим органом управления (для руководителя).

Обычно выплачивают высшему руководству, но не запрещено установить такую компенсацию для любого другого сотрудника. Ведь это не ухудшает права работников.

Уместно отнести эти деньги к гарантиям и компенсациям. Так, ст. 165 ТК РФ упоминает наряду с другими основаниями случай прекращения правоотношений.

Читайте также:  Арбитражное соглашение с 1 сентября 2016 года

Почему при увольнении топов платятся крупные суммы

Можно выделить две причины. Первая — это попытка исключить захват компании со стороны конкурентов. Никому не выгодно заполучить фирму, где высшему руководству положены приличные отступные.

Второй момент касается самого руководства: с его помощью привлекаются и удерживаются ценные кадры. Часто директора работают по срочным контрактам. Это непостоянство может оттолкнуть кандидата от принятия решения трудоустроиться, ведь через некоторое время опять искать работу, что-то менять. Но перспектива достойной компенсации при увольнении может сгладить негатив.

Встречаются на практике и недобросовестные схемы, когда огромные выплаты закрепляются в договорах перед продажей самой фирмы. При таком раскладе их могут прописать не только в контракте руководителя, но и облагоденствовать, например, бухгалтера или замов. Конечно, тут расчет на то, что особо тщательно проверять документы потенциальные владельцы не будут.

В судебной практике имеется пример, когда подобная схема сработала. При этом в контрактах прописали, что компенсация положена даже при увольнении по собственному желанию сотрудника.

Конечно, сразу после смены собственника юрист и экономист поспешили уволиться по горячему собственному желанию, претендуя на получение денег.

Администрация им отказала, что послужило основанием для обращения в суд, который встал на защиту прав работника, несмотря на абсурдность и кабальность условия для собственников.

Этот пример указывает на то, что запрет в предоставлении выплаты запрещен. Конечно, в каждом случае необходимо внимательно изучать условия трудового договора. Возможно, где-то прописано, что компенсация положена при наступлении некоторых условий одновременно, допустим, не должно быть виновных действий увольняемого.

Какова величина «парашюта» для руководителя

Как уже было сказано, размер устанавливается индивидуально. Напомним, что 279 статья ТК РФ закрепляет компенсацию размером в три зарплаты. Это минимум. А вот максимум законом не установлен. Обычно речь идет о миллионах рублей. Да, можно прописать фиксированную сумму или кратность среднему доходу за месяц или год.

Но если речь о государственных компаниях и корпорациях, а также тех юридических лицах, где более 50 % акций (доли капитала) принадлежит государству, то трехмесячная зарплата — это возможный максимум компенсации.

Облагается ли «золотой парашют» налогом

Обратимся к абз. 8 п. 3 ст. 217 НК РФ, где говорится, что такие компенсации не облагаются НДФЛ до предела трех зарплат, а для жителей РКС — шести.

Иными словами, работник госкомпании получит всю сумму на руки, а вот работник коммерческой компании расстанется с частью денег, которые удержат в качестве налога на доходы физических лиц (с суммы, превышающей трехкратный среднемесячный доход).

Чудеса от Грешилова: как продать бизнес и требовать "золотых парашютов"

Основатель и глава АО «Корпорация «Гринн»» (владеет в Черноземье гипермаркетами «Линия» и крупными ТРЦ) Николай Грешилов предпринял попытку вернуть себе должность гендиректора компании через суд, обратившись с апелляционной жалобой на решение Заводского суда Орла, который ранее отказался восстанавливать его в должности

Апелляционная жалоба принята к рассмотрению, сообщается в картотеке суда. Ответчиком в деле выступает сама корпорация «Гринн», акционеры которой уволили господина Грешилова с поста гендиректора и назначили своего руководителя после того, как у компании появились новые собственники, пишет Ъ.

Сумма сделки оценивается на уровне 19 млрд руб. с учетом дисконта через переуступку долгов перед Сбербанком, Россельхозбанком и банком «Россия» на 24 млрд руб.

В первом иске о восстановлении на работе Заводской суд Орла отказал Николаю Грешилову в июле. Инстанция пришла к выводу, что действия новых владельцев не нарушили закон и права господина Грешилова.

Стоит напомнить, что конфликт между старым и новым собственником развивался с конца 2019 года, а его апогей пришелся на февраль 2020-го.

Тогда решения об увольнении господина Грешилова он заявил, что сохраняет работу, а «незаконные действия акционеров» обжаловал в суд, полицию и прокуратуру.

Лояльная ему охрана, по данным “Ъ-Черноземье”, тогда даже блокировала проход в офисы новым управленцам.

Правда, трудности у бизнеса Грешилова начались достаточно давно. Уже в 2018 году на выплату только процентов по кредитам уходило более 40% валовой прибыли, а убытки выросли с 1 до 1,5 млрд рублей за неполный год.

Тогда же приходилось «экспериментировать» с зарплатами сотрудниками, — часть их перевели на специальные подарочные карточки, тратить с которых можно было только в магазинах «Линия».

А в 2019-м ситуация стала совсем критической — дело дошло до попыток инициировать собственное банкротство.

С учетом того, что бизнес Грешилова обеспечивал тысячи и тысячи рабочих мест, спасти его пытались и местные власти — в начале прошлого года администрация Курской области помогла ему добиться реструктуризации 20 млрд рублей долга перед банками.

Об этом врио губернатора Курской области Роман Старовойт рассказывал на пресс-конференции 17 января 2019 года.

Помощь корпорации господина Грешилова руководитель региона назвал одной из заслуг администрации региона в прошлом году. «Мы стояли на пороге банкротства корпорации «Гринн», – рассказал Роман Старовойт. – Вы все знаете, что у Николая Николаевича возникли определенные проблемы. На предприятиях его группы возникла достаточно большая кредитная нагрузка – более 20 млрд рублей».

Три крупных банка – Сбербанк, «Россельхозбанк» и «Россия» – ставили вопрос о банкротстве «Гринна», говорит Роман Старовойт. «Таким образом, эти, пусть и вызывающие вопросы, крупные торговые площадки, в том числе и у нас, в Курской области, могли оказаться уже сейчас закрытыми. Более 4 тыс. человек потеряли бы рабочие места», – сказал губернатор.

По словам господина Старовойта, ему пришлось включиться в работу по исправлению ситуации и провести личные встречи с руководителями банков. «Совместно с Грешиловым нам удалось прийти к договоренности. Это произошло буквально перед Новым годом.

Банки приняли решение и снизили процентную ставку, – пояснил Роман Старовойт. – Таким образом, у предприятия появилась возможность диверсифицировать [кредитную] нагрузку. Мы сохранили это предприятие».

Напоследок глава региона выразил надежду на то, что принятые решения помогут корпорации войти в нормальный режим работы и занять устойчивое экономическое положение…

Однако государственная помощь бизнесу Грешилова не помогла. Вопрос встал о смене владельцев и управленцев компании.

Год назад, в ноябре 2019-го, корпорация официально меняет владельцев, получив вторую путевку в жизнь: в бизнес были сделаны хорошие инвестиции, рабочие места сохранены, гипермаркеты реанимированы.

Казалось бы, история со счастливым концом: Грешилов получает деньги, новые владельцы — новый бизнес, а целый ряд областей (Брянская, Курская и др.

) избежали резкого ухудшения социальной обстановки, к чему привели бы массовые увольнения (и это в период кризиса из-за пандемии). Но не тут было. До счастья оказалось далеко.

Внезапно выяснилось, что бывший владелец никак не хочет расстаться с креслом генерального директора. Уже после того как сделка была совершена, Грешилов ошарашил новых собственников требованием выплатить ему отступные в несколько десятков миллионов рублей. Так называемый «золотой парашют».

Юридически схема выглядит следующим образом: он отказывается писать заявление об увольнении. В этом случае освободить от занимаемой должности его может общее собрание акционеров.

Но у трудового договора Грешилова оказалось дополнительное соглашение, заключенное еще в 2012 году, о котором в процессе сделки, естественно, никто не знал и согласно которому при увольнении директора по решению собрания, ему выплачивается «золотой парашют».

Некоторое время после продажи бизнеса Грешилову удалось тянуть с проведением собрания акционеров и оформлением собственного увольнения. Это время не было потрачено впустую — уходящий гендир щедро начислял себе премии, повышал зарплаты «своим» людям в компании и, по сути, пытался списывать деньги уже новых собственников, всячески уменьшая проданные им активы.

Ведь с такого теплого места действительно жалко уходить, поэтому не удивительно, что в начале года Грешилов даже нанимал добрых молодцев из близкого ему ЧОПа, чтобы блокировать офисы компании. Однако в феврале 2020 года с ним всё же удалось расстаться. А осенью он пошел в суды.

Оспаривает свое увольнение и требует либо отступного, либо вернуть ему контроль над уже чужим бизнесом.

Итак, подведем итоги. Под управлением горе-бизнесмена большая корпорация приходит к собственному краху и оказывается под угрозой закрытия.

Спасают ее буквально всем миром: государство участвует в реструктуризации долгов, новые владельцы вкладывают свои деньги.

В ответ Грешилов убыточное детище продает и начинает заниматься откровенным шантажом, требуя выплачивать ему бонусы за руководство компанией, которую он же и разорил.

Юристы говорят, что самое время подключаться правоохранительным органам. По факту мы имеем сначала доведение до банкротства, затем продажу, а после вымогательство отступного.

«Золотой парашют» перестал быть «золотым» (обзор судебной практики)

Ни для кого не секрет, что досрочное расторжение трудового контракта или договора с топ-менеджерами компании ― всегда огромный стресс как для бизнеса или компании, так и для самого руководителя компании, если он принял подобное решение по собственной инициативе.

Увольнение эффективного топ-менеджера обязательно приводит к выплатам выходных пособий, что является правильным юридическим термином, или, как их ещё называют, «золотых парашютов». При этом подобные выходные пособия доходят до нескольких десятков, а порой и сотен миллионов рублей.

Подобные заоблачные суммы иногда берутся просто «с потолка», наносят колоссальный вред компании, причиняя многомиллионный ущерб, однако к этому уже давно все привыкли, в том числе и суды, рассматривающие споры о выплатах «золотых парашютов».

Так, к примеру глава «Ростелекома» Александр Протоворов при увольнении получил 200,88 млн рублей выходного пособия (2013 год), гендиректор «Норникеля» Денис Морозов ― 597 млн рублей (2007 год), а его преемник Владимир Стржаловский получил более 3 млрд рублей (2012 год). Стоит отметить, что все эти выплаты были внесудебными, но такое бывает не всегда, и практика в настоящее время не столь благосклонна к топам.

При расторжении трудовых контрактов с топ-менеджерами применяются не только общие нормы, которые устанавливаются в ст. 77 Трудового кодекса РФ (далее ― ТК РФ), но и дополнительные, которые изложены в трудовом контракте, оговаривающие основания или причины и процесс расторжения трудового контракта с руководством высшего звена, а также ст. 278 ТК РФ, если речь идёт о банкротстве компании.

Читайте также:  Льготы для инвалидов 1 группы в 2021 году: какую поддержку оказывает государство, в том числе для лиц, которые осуществляют уход

Из сложившейся практики условие о выплате «золотого парашюта» может быть прописано в трудовом договоре или в дополнительном соглашении к нему, поскольку возможность выплаты выходного пособия определяется частью 4 ст. 178 ТК РФ, где закреплено, что размер и основания для выплаты устанавливаются соглашением сторон.

Также для руководителей подобные отступные прямо предусмотрены статьёй 279 ТК РФ, где указано, что в случае расторжения трудового договора при отсутствии виновных действий руководителя ему должна быть выплачена компенсация в размере, указанном в трудовом договоре, но не ниже трёхкратного среднего месячного заработка.

Законодатель закрепил два основания выплаты компенсации:

  • в случае расторжения трудового договора с топ-менеджером в связи со сменой собственника имущества организации (ст. 181 ТК РФ);
  • в связи с принятием решения о прекращении трудового договора (п. 2 ст. 278 ТК РФ).

Оба основания устанавливают, что увольняемому лицу должна быть выплачена компенсация не ниже трёхкратного среднемесячного заработка, что предусмотрено статьёй 279 ТК РФ. Однако по выплатам сумм компенсации сложилась разнообразная и в чём-то противоречивая судебная практика, о которой изложено далее.

Даже при наличии в законе таких прав со стороны топ-менеджеров подобные трудовые споры не редкость, и возникают они, как правило, если компания при увольнении отказывается выплачивать руководителю оговорённую с ним сумму или платит её не полностью.

Указанные тяжбы разрешаются в судах общей юрисдикции, но при условии, если не оспаривается действительность соглашения о «золотом парашюте» как крупной сделки или сделки с заинтересованностью, поскольку в таком случае спор приобретает статус корпоративного и подлежит рассмотрению в арбитражных судах.

Выплаты «золотых парашютов» топ-менеджерам ограничены

«Кадровые решения» №8 2014 / Оплата труда

С 13 апреля 2014 г. вступил в силу Федеральный закон от 02.04.

2014 № 56-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части введения ограничения размеров выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудовых договоров для отдельных категорий работников» (далее ― Федеральный закон № 56-ФЗ), которым ограничены размеры выходных пособий, выплачиваемых при увольнении топ-менеджерам и главным бухгалтерам компаний с государственным участием.

Кроме того установлен запрет на выплату выходных пособий при увольнении работников по отдельным основаниям (в частности, по основаниям, которые относятся к дисциплинарным взысканиям). Рассмотрим подробнее, какие требования теперь должны соблюдать работодатели.

Предыстория вопроса

В конце 2013 года в СМИ появились публикации о выплате «золотых парашютов» увольняемым руководителям организаций (в том числе с государственным участием).

Размеры этих выплат исчислялись сотнями и десятками миллионов рублей.

Эта информация взбудоражила общественность, и в итоге был разработан и внесен на рассмотрение в Государственную Думу РФ законопроект, ограничивающий размеры таких выплат. Законопроект был принят и подписан в короткие сроки.

Вопрос о «золотых парашютах» — компенсации, выплачиваемой руководителям акционерного общества в случае их увольнения либо ухода в отставку по собственной инициативе, — стал актуальным в апреле. Поводом послужил размер компенсации 200 млн руб., которую «Ростелеком» выдал уходящему в отставку главе компании Александру Провоторову. На это в ходе конференции «Общероссийского народного фронта» (ОНФ) обратил внимание Владимира Путина депутат-единоросс Валерий Трапезников, который заявил, что такое «россиянам непонятно». Президент дал поручение главе Правительства Дмитрию Медведеву до 1 июля «разработать меры по ограничению ”золотых парашютов” для руководителей госкорпораций». Однако господин Трапезников и его коллеги из числа участников ОНФ, входящих во фракцию «Единой России», успели раньше правительства. http://www.kommersant.ru/doc/2192472

Ограничения на выплату «золотых парашютов»

Ограничения на выплату «золотых парашютов» установлены ст. 349.3 ТК РФ и распространяются на следующие категории работников:

  •  руководители, их заместители, главные бухгалтеры и заключившие трудовые договоры члены коллегиальных исполнительных органов государственных корпораций, государственных компаний, а также хозяйственных обществ, более 50 % акций (долей) в уставном капитале которых находится в государственной или муниципальной собственности;
  • руководители, их заместители, главные бухгалтеры государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, государственных или муниципальных учреждений, государственных или муниципальных унитарных предприятий.

В отношении указанных выше топ-менеджеров и главных бухгалтеров законодательно установленные ограничения заключаются в следующем:

  • условие о выплате выходного пособия (компенсации, иной выплаты в любой форме) нельзя включать в соглашение о расторжении с ними трудового договора по ст. 78 ТК РФ;
  • размеры компенсаций, предусмотренных ст. 181 ТК РФ (в случае расторжения трудового договора в связи со сменой собственника имущества организации[1]) или ст. 279 ТК РФ (в случае прекращения трудового договора в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора[2]), которые выплачиваются этим работникам, ограничены трехкратным средним месячным заработком. Отметим, что в первоначальной редакции законопроекта планировалось ограничить размер выплат шестикратным средним месячным заработком этих работников[3];
  • совокупный размер выплачиваемых этим работникам выходных пособий (компенсаций, иных выплат в любой форме) при увольнении по любым основаниям не может превышать их трехкратный средний месячный заработок. При определении совокупного размера выплат работнику не учитывается размер следующих выплат[4]:
  • 1) причитающаяся работнику заработная плата;
  • 2) средний заработок, сохраняемый за работником:
  • – в случаях направления работника в служебную командировку;
  • – в случаях направления работника на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование с отрывом от работы;
  • – в других случаях, в которых в соответствии с трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, за работником сохраняется средний заработок;
  • 3) возмещение расходов, связанных со служебными командировками, и расходов при переезде на работу в другую местность;
  • 4) денежная компенсация за все неиспользованные отпуска (ст. 127 ТК РФ);

5) средний месячный заработок, сохраняемый на период трудоустройства (ст. 178, 318 ТК РФ).

В тоже время законом предусмотрены ограничения, которые касаются выплат при увольнении всем без исключения категориям работников. Статей 181.1 ТК РФ запрещено предусматривать выплату выходных пособий (компенсаций, иных выплат в любой форме) при увольнении любых работников по основаниям, которые относятся к дисциплинарным взысканиям (ч.

3 ст. 192 ТК РФ) или связаны с совершением работниками виновных действий (бездействия). Условия об этих выплатах нельзя включать в коллективные договоры, трудовые договоры, соглашения, локальные нормативные акты, решения работодателя, уполномоченных органов организации, собственника имущества организации или уполномоченных собственниками лиц (органов).

Раньше трудовое законодательство таких ограничений на выплаты выходных пособий (компенсаций) не содержало. Поэтому стороны трудового договора (работник и работодатель) на основании норм ч. 4 ст. 178 ТК РФ вполне могли договориться о выплате выходного пособия или компенсации работнику, которого увольняют, например, за прогул и включить такое условие в трудовой договор (дополнительное соглашение к трудовому договору). Теперь же такая договоренность не будет иметь юридической силы, поскольку противоречит нормам ст. 181.1 Трудового кодексаТК РФ.

Напомним, что к дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по следующим основаниям:

  • неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание (п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • прогул, то есть отсутствие на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствие на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены) (подпункт «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • появление работника на работе (на своем рабочем месте либо на территории организации – работодателя или объекта, где по поручению работодателя работник должен выполнять трудовую функцию) в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения (пп. «б» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника (подпункт «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • совершение по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения, установленных вступившим в законную силу приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях (подпункт «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • установленное комиссией по охране труда или уполномоченным по охране труда нарушение работником требований охраны труда, если это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на производстве, авария, катастрофа) либо заведомо создавало реальную угрозу наступления таких последствий (подпунккт «д» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя (когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей) (п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • непринятие работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, непредставления или представления неполных или недостоверных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера либо непредставления или представления заведомо неполных или недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, открытия (наличия) счетов (вкладов), хранения наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владения и (или) пользования иностранными финансовыми инструментами работником, его супругом (супругой) и несовершеннолетними детьми в случаях, предусмотренных Трудовым кодексом РФ, другими федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента и Правительства РФ, если указанные действия дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя (когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей) (п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы (если аморальный проступок совершен работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей) (п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • принятие необоснованного решения руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями и главным бухгалтером, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации; (п. 9 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • однократное грубое нарушение руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей (п. 10 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
  • повторное в течение одного года грубое нарушение устава организации, осуществляющей образовательную деятельность (п. 1 ст. 336 ТК РФ);
  • спортивная дисквалификация на срок шесть и более месяцев (ст. 348.11 ТК РФ);
  • нарушение спортсменом, в том числе однократное, общероссийских антидопинговых правил и (или) антидопинговых правил, утвержденных международными антидопинговыми организациями, признанное нарушением по решению соответствующей антидопинговой организации (ст. 348.11 ТК РФ).
Читайте также:  Гарантия Ситилинк: гарантийный ремонт и как проверить статус заказа по серийному номеру, можно ли продлить обслуживание, как сдать товар, каковы условия возврата?

Как быть с ранее заключенными трудовыми договорами топ-менеджеров?

Поскольку в трудовых договорах, заключенных до 13 апреля 2013 г.

(даты вступления в силу Федерального закона № 56-ФЗ), нередко содержались условия о выплате выходных пособий и компенсаций топ-менеджерам и главным бухгалтерам компаний с государственным участием без учета действующих сейчас ограничений, эти условия целесообразно привести в соответствие с требованиями действующего трудового законодательства. То есть с указанными категориями работников работодатели могут заключить дополнительные соглашения к трудовым договорам и исключить противоречащие закону условия.

Однако даже если этого не сделать, то условия трудовых договоров, заключенных до 13 апреля 2013 г., которые противоречат перечисленным выше требованиям, прекращают действие с указанной даты и, соответственно, не будут применяться (ст. 2 Федерального закона № 56-ФЗ).

К примеру, если в трудовом договоре с топ-менеджером государственной компании содержалось условие о выплате ему выходного пособия (компенсации) при увольнении по основаниям, которые относятся к дисциплинарным взысканиям, то работодатель не обязан выплачивать увольняющемуся топ-менеджеру выходное пособие (компенсацию), даже если он его потребует. Отказ работодателя в такой выплате будет правомерным.

Кстати, в первоначальной редакции проекта Федерального закона № 378667-6 содержалось требование о том, что работодатели должны привести трудовые договоры с топ-менеджерами и главными бухгалтерами компаний с государственным участием, в части, касающейся размеров выходных пособий и компенсаций, выплачиваемых таким работникам при увольнении, в соответствие с новыми требованиями в течение трех месяцев со дня вступления в силу этого закона[5]. Но в окончательной редакции закона, принятой Государственной Думой РФ, эта формулировка из ст. 2 была исключена.

 

[1] Пункт 4 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

[2] Пункт 2 ст. 278 ТК РФ.

[3] Статья 1 проекта Федерального закона № 378667-6 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части введения ограничения размеров компенсаций, выходных пособий в связи с прекращением трудового договора для отдельных категорий работников государственных корпораций, государственных компаний, государственных унитарных предприятий, хозяйственных обществ, более пятидесяти процентов акций (долей) в уставном (складочном) капитале которых находится в государственной собственности» (в первоначальном варианте законопроект имел такое название).

[4] Часть 5 ст. 349.3 ТК РФ.

[5]Статья 2 проекта Федерального закона № 378667-6.

И. Г. Умяров, юрист

Золотой парашют: как топ-менеджеру получить вознаграждение при увольнении

Топ-менеджер инвестирует в своих работодателей дорогостоящие знания, опыт и управленческие таланты. И если что-то на новом месте не сложится — финансовые и репутационные риски велики. Новые карьерные перспективы могут быть туманны, ведь найти аналогичную должность бывает не всегда просто.

Самая популярная причина увольнений топ-менеджеров — смена руководства компании. Но на самом деле факторов, влияющих на то, что отношения с работодателем могут безвременно закончиться, много.

Среди них – сложные отношения с акционерами компании, несовпадение взглядов на развитие бизнеса и его управление.

Еще одна из проблем – «незримые войны» в компаниях и необходимость нового руководителя вписаться в такой коллектив.

Понятие «золотых парашютов» пришло к нам с Запада. Крупные выплаты за увольнение делали смену менеджмента экономически невыгодной, поэтому компенсации были механизмом борьбы с недружественными поглощениями. Интересно, что максимальные зарубежные выплаты предшествовали кризису 2008 года.

Самой большой зафиксированной выплатой стала компенсация Стиву Винну из Wynn Resorts в $358,1 млн при увольнении с поста генерального директора в связи с продажей компании. Отметим, что при таких колоссальных выплатах Стив, хотя больше не занимается операционным управлением, остался в совете директоров Wynn Resort.

По данным Financial Times, в 2013 году средняя выплата исполнительному директору из 25 компаний рейтинга Fortune 500 составила $29,9 млн.

Сегодня «золотые парашюты» помогают компаниям привлекать лучших управленцев. Кроме того, считается, что крупные выплаты позволяют топ-менеджерам принимать смелые, прогрессивные решения и не бояться увольнения.

 Интересно, что некоторые западные компании включают в «золотой парашют» и другие опции — например, оставляют медстраховку, предлагают надбавки к пенсии или оставляют за бывшим начальником корпоративный транспорт.

В России само понятие «золотого парашюта» законодательно не закреплено, но его ценность для топа очевидна. Во-первых, если наниматель готов обсуждать выплаты на случай увольнения — это знак благонадежности его как работодателя. Во-вторых, существенные выплаты при увольнении гарантируют комфортные условия поиска новой работы и возможность сохранить условия жизни.

Идеальная ситуация — оформить будущие выплаты еще во время трудоустройства. В большинстве случаев, чтобы получить предложение о «золотом парашюте», нужно самостоятельно проявить инициативу и грамотно провести переговоры.

Юридически верно будет прописать размер компенсации в трудовом договоре и в локальных нормативных актах организации.

К ним относятся — положения о премировании, правила внутреннего трудового распорядка, положения, устанавливающие размер и порядок выплат и льгот, соглашения акционеров, учредительных документах. Лучше всего, чтобы в этом процессе на вашей стороне выступал юрист.

Он сможет предварительно изучить внутренние документы компании и прописать грамотные формулировки. Например, если в документах будет содержаться фраза «выплаты при условии», то важна предельная конкретизация этих условий.

Сам размер компенсационного пакета можно привязывать к будущим показателям и результатам. Либо договориться о фиксированных отступных. Недавний случай — в трудовом договоре одного из топов была прописана сумма в размере 12 окладов.

В западной практике, например, используются понятия «золотых парашютов» для управленцев топового уровня, «серебряных» для ключевых менеджеров и «жестяных парашютов» для особо ценных сотрудников. Расчет самих сумм следующий — берется годовой доход и умножается на определенный коэффициент.

Для  топа это 3, для ключевых менеджеров этот же коэффициент снижается до 2, а для ценных сотрудников — до 1,5.

Если соглашение о «золотом парашюте» не было заключено заранее, а процесс увольнения уже начался, не стоит отчаиваться. Настройтесь на процесс переговоров, продумайте все аргументы.

Важно во время общения с теперь уже бывшим работодателем прийти к точке взаимных интересов.

Помните, компания при увольнении топ-менеджера обычно не заинтересована в придании этому широкой огласки и тем более доведения конфликта до суда.

Вы будете дополнительно защищены, если головной офис вашей компании находится за границей. Для такого бизнеса важно выполнять все обязательства перед своими управленцами во избежание международных скандалов.

Ситуацию до суда лучше не доводить, если нет твердых доказательств своей позиции. Так, суды до 2013- 2014 годов чаще всего вставали на сторону управленцев. Позднее победа все чаще стала оставаться на стороне компаний.

Согласно практике, суды считают, что выплата в 3-6 окладов бывшему топу – то, что надо.

В случае судебных разбирательств стоит аргументированно продумывать запрашиваемую сумму отступных. Например, в выплаты не принято включать размеры квартальных и годовых премий, которые выплачивались бы во время работы при достижении определенных KPI.

Так, при увольнении президента «Ростелеком» совет директор назначил «золотой парашют» размером более 200 млн рублей.

Акционеры были возмущены и с помощью суда выяснили, что в выплату были включены премии, которые управленец мог бы получить за ближайшие два года при условии выполнения всех задач. Так судом сумма была существенно снижена.

Всегда также помните, что о выплатах не будет речи, если увольнение происходит из-за грубых нарушений, проступков.

В последнее время полет топ-менеджеров стал более турбулентным, а приземление жестче.

По данным Towers Watson, число топ-менеджеров, получавших тройную выплату при увольнении, с 2010 года сократилось на 14 %.

Поэтому готовьте «золотой парашют» заранее, продумывайте все возможные ситуации, ваш вклад в компанию и оформляйте ваши договоренности документально. Тогда «парашют» не подведет и раскроется вовремя.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *