Контрагент ссылается на незаключенность договора подряда. как доказать согласованность предмета

  • Контрагент ссылается на незаключенность договора подряда. Как доказать согласованность предметаЕсли попроще, то неосновательное обогащение – это приобретенное или сбереженное, в отсутствие на то правовых оснований, имущество, которое приобретатель (лицо, которое без установленных на то оснований приобрело или сберегло имущество) обязан возвратить потерпевшему.
  • Собственно в рамках договора строительного подряда неосновательное обогащение может возникнуть, например, в следующих ситуациях: заказчик оплатил работу, а объем фактически выполненных работ не соответствует объему, предусмотренному договором; либо стороны не заключили договор строительного подряда, либо подписанный договор является незаключенным в силу закона, а заказчик отказывается оплачивать выполненную работу.
  • За время работы в различных строительных организациях, а также оказывая юридическую помощь по сопровождению различных строительных проектов, мне не раз приходилось сталкиваться с ситуациями, когда, например, подрядчик завышал стоимость работ.
  • О стоимости работ по договору подряда
  • Несмотря на прямое указание на необходимость включения в договор подряда условия о цене подлежащей выполнению работы и способе ее определения, вопрос о существенности условия о цене выполняемых работ в договоре подряда является открытым, как нет и единого подхода по данному вопросу в судебной практике.

Неоднозначность подходов к вопросу о существенности цены в договоре вызвана наличием положения ст. 709 ГК РФ, в соответствии с которым при отсутствии в договоре цены или способа определения, цена определяется как цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные работы (ст. 424 ГК РФ).

Нет единообразия в судебной практике и по вопросу определения цены работ, если цена в акте выполненных работ отличается от цены, предусмотренной по договору.

Одни суды считают, что если работы приняты по акту на сумму, отличную от цены по договору, применяется твердая цена по договору, другие суды считают, что вне зависимости от того, превышает цена в акте или она меньше цены, предусмотренной в договоре, применяется цена по акту.

  1. Таким образом, определение цены работ является весьма важным вне зависимости от того, является это условие существенным или нет.
  2. Оказывая юридическую помощь по взысканию задолженности, мне не раз встречались ситуации, когда в силу различных особенностей предмета подряда предусмотреть твердую цену в договоре подряда не представлялось возможным, и учитывая предоставленную законом возможность заключать договор подряда с приблизительной или открытой ценой, договоры подряда заключались с условием оплаты по актам выполненных работ.
  3. Представляя интересы заказчиков по договору строительного подряда, иногда приходилось сталкиваться с ситуацией, когда итоговая цена, указанная в акте выполненных работ существенно отличалась от суммы указанной в договоре подряда.
  4. Судебная практика по данному вопросу пошла по пути применения цены, указанной в акте выполненных работ.
  5. Рассмотрим ситуацию с «неотработанным авансом».
  6. Данная ситуация может быть вызвана оплатой заказчиком частично выполненных или вообще не выполненных подрядчиком работ.
  7. В данном случае, конечно, не идет речь об экономии подрядчика, которая допускается только при соблюдении предусмотренного договором строительного подряда объема работ.
  8. Каким образом определить размер неосновательного обогащения?

Размер неосновательного обогащения в таком случае может определяться на основании акта выполненных работ по форме № КС-2. По крайней мере, это следует из Постановления Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 № 2724/12.

Суды, устанавливая наличие неосновательного обогащения одной из сторон по договору подряда, исходят из отсутствия доказательств фактического выполнения работ на сумму, перечисленную в счет их оплаты, а также разницы между стоимостью фактически выполненных работ и работ, принятых по актам по форме № КС-2.

О неосновательности обогащения у подрядчика свидетельствует отрицательная разница между объемом работ, указанным в актах выполненных работ по форме № КС-2, и фактическим объемом работ.

Также отмечу, раз уж вспомнил про экономию подрядчика, что использование более дешевых, чем предусмотрено договором, материалов экономией не является. При этом разница в цене материалов в качестве неосновательного обогащения не взыскивается.

В свою очередь, подрядчику будет интересно знать, что положения ст. 710 ГК РФ о том, что подрядчик сохраняет право на оплату по цене, предусмотренной договором, если фактические расходы подрядчика оказались меньше тех, которые учитывались при определении цены работы, в случае признания договора незаключенным не применяются.

Теперь что касается неосновательного обогащения заказчика, возникающего вследствие уклонения от возмещения стоимости выполненных работ по незаключенному договору

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 № 2724/12 однозначно указано, что доказательства выполнения работ и принятия результата работ, как и размер полученного приобретателем имущества, могут быть установлены на основании форм № КС-2, № КС-3.

Далее Президиум ВАС РФ сформировал следующую правовую позицию: акт выполненных работ по форме КС-2 и справка о стоимости работ по форме КС-3 имеют существенное доказательственное значение, в случае признания договора строительного подряда незаключенным и возникновения спора о взыскании неосновательного обогащения, так как именно на основании КС-2 судом определяется объем выполненных работ, а на основании КС-3, соответственно стоимость фактически выполненных работ

Если договор подряда признан незаключенным , то в соответствии с существующей судебной практикой стоимость выполненных работ может определяться исходя из размера, предусмотренного данным договором, если только кем-нибудь не будет доказана другая стоимость. В данном случае стоимость выполненных работ может установить эксперт.

  • Несколько слов об оплате дополнительных работ по договору строительного подряда
  • По вопросу оплаты дополнительных работ по договору подряда суды принимают решение исходя из наличия или отсутствия трех фактов: был ли извещен заказчик о проведении таких работ, согласился ли он на проведение дополнительных работ, а также принял ли он результат дополнительных работ (мог ли им воспользоваться).
  • Если дополнительные работы не были согласованы и подрядчик не известил заказчика об их проведении, шансы подрядчика получить оплату в судебном порядке крайне малы.

Отсутствие нормального документооборота в большинстве строительных компаний приводит к тому, что непорядочные заказчики «кидают» подрядчиков, злоупотребляя своими правами. Только такое злоупотребление доказать можно не всегда.

Чтобы защитить свои законные интересы подрядчик должен в данном случае доказать в суде, что выполненные работы представляют для заказчика потребительскую ценность и он намерен воспользоваться результатом работ.

Напоследок о процентах за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения

Закон позволяет начислять проценты на сумму неосновательного обогащения. Проценты начисляются на пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Иногда сторона договора, намеревающаяся взыскать в суде проценты за пользование чужими денежными средствами, сталкивается с проблемой – с какого момента начислять проценты, учитывая то, что в соответствии со ст. 1107 ГК РФ проценты начисляются с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Как определить в какой момент приобретатель узнал или должен был узнать о том, что он пользуется чужими денежными средствами в отсутствие на то оснований.

Президиум ВАС РФ (Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 № 2724/12) сформировал правовую позицию, в соответствии с которой таким моментом, может являться момент составления субподрядчиком актов о приемке выполненных работ по форме N КС-2, содержащих не соответствующие действительности сведения, а также момент получения денежных средств в счет оплаты за такие работы.

Если у Вас есть вопросы по поводу взыскания неосновательного обогащения по договору строительного подряда, вы можете задать их арбитражному адвокату ЗДЕСЬ.

С наилучшими пожеланиями,
Адвокат, к.ю.н., Мугин Александр С.

Договор подписало неустановленное лицо

Контрагент ссылается на незаключенность договора подряда. Как доказать согласованность предметаС.А. Токмина,автор ответа, консультант Аскон по юридическим вопросам

ВОПРОС

В случае если на договоре стоит подпись не директора или иного уполномоченного лица, а договор подписан неустановленным неизвестным лицом, данный договор считается незаключенным или недействительным? Если недействительным, то оспоримым или ничтожным?

ОТВЕТ

Однозначного ответа на поставленный вопрос нет. Согласно судебной практике, в 1990-е годы договоры, подписанные неустановленным лицом, признавались незаключенными в связи с отсутствием воли уполномоченного лица на заключение сделки. Однако с начала 2000-х годов начала формироваться практика признания подобных договоров ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ.

Однако после изменений, внесенных в ст. 168 ГК РФ в 2013 году, сделки, нарушающие требования законодательства, по общему правилу оспоримыми, а не ничтожными, как это было до принятия новой редакции 168 ГК РФ.

Ничтожными в настоящее время являются сделки, которые не только нарушают требования законодательства, но и посягают на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

В настоящее время согласно действующей редакции ст. 168 ГК РФ такие сделки иногда признаются в практике ВС РФ оспоримыми.

Однако поскольку заключение договора неустановленным лицом имеется посягательство на охраняемые законом интересы третьих лиц, то при решении вопроса о недействительности такой сделки правильно будет применение п. 2 ст. 168 ГК РФ, устанавливающего норму о ничтожных сделок.

Однако если договор в последующем прямо одобрен юридическим лицом, это снимает вопрос о его недействительности или незаключенности ввиду подписания неустановленным лицом. Такой вывод прямо следует из пункта 2 статьи 183 ГК РФ: последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

ОБОСНОВАНИЕ

Статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии со статьей 160 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

В силу положений статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации о незаключенности договора может свидетельствовать несогласование его сторонами существенных условий договора.

В соответствии со статьей 425 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора становятся обязательными для его сторон после его заключения, следовательно, незаключенный договор не влечет за собой правовых последствий и не порождает для сторон прав и обязанностей.

Подписание договора не лицом, обладающим соответствующими полномочиями, является основанием для проверки сделки на ее недействительность, а не на незаключенность (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.02.2018 N Ф06-19782/2017 по делу N А55-16800/2015).

В соответствии со статьей 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным названным Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в данном Кодексе.

Согласно статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, оспорима.

Однако сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима. п.

6 «Обзора судеб-ной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2019)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 24.04.2019).

Читайте также:  Мотивировочная часть решения суда по АПК РФ

Если сделка от имени юридического лица заключена неизвестным лицом, то оно также рассматривается как неуполномоченное лицо.

Вместе с тем вывод о нарушении требований к форме сделки, если она подписана неустановленным лицом, не является абсолютно категоричным.

Согласно абзацу шестому пункта 7 информационного письма Президиума ВАС РФ N 165 «при наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной статьей 10 ГК РФ».

Во-первых, если договор от имени юридического лица подписан неустановленным лицом, но при этом данный договор признавался юридическим лицом (например, был частично им исполнен), то ссылка стороны на дефект формы договора должна расцениваться не иначе как злоупотребление гражданским правом.

Во-вторых, необходимо исследовать, скреплен ли договор печатью.

Хотя наличие на экземпляре договора оттиска печати организации согласно действующему законодательству по общему правилу не является обязательным и не влияет на действительность договора, в соответствии со сложившейся российской хозяйственной практикой договоры, заключаемые между юридическими лицами, обычно скрепляются печатями. (В силу абзаца третьего пункта 1 статьи 160 ГК РФ скрепление сделки печатью представляет собой одно из дополнительных требований к ее форме, которое может быть установлено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Примером служит пункт 18 Соглашения об общих условиях поставок товаров между организациями государств — участников Содружества Независимых Государств от 20.03.92, который предусматривает, что договор на поставку товаров должен заключаться в простой письменной форме, подписываться руководителем субъекта хозяйствования или уполномоченными им лицами и скрепляться печатями. Если требования об обязательном скреплении договора печатью законом или соглашением сторон не установлены, и даже если они установлены, но не определены последствия их несоблюдения, то отсутствие в договоре оттиска печати не порождает никаких негативных юридических последствий.

В-третьих, если договор в последующем прямо одобрен юридическим лицом, это снимает вопрос о его недействительности или незаключенности ввиду подписания неустановленным лицом. Такой вывод прямо следует из пункта 2 статьи 183 ГК РФ: последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Хотя закон не содержит конкретных требований, предъявляемых к одобрению сделки представляемым, из смысла закона можно вывести следующие условия:

  • а) одобрение сделки представляемым должно последовать в пределах нормально необходимого или установленного при совершении сделки срока;
  • б) по своей юридической природе одобрение сделки является односторонней сделкой, которая совершается исключительно по усмотрению самого представляемого. Это означает, что вступление сделки в силу для представляемого не зависит от того, желает ли этого третье лицо, которое заключило сделку с неуполномоченным представителем;
  • в) хотя в законе упоминается о «прямом одобрении» сделки представляемым, эти слова не следует понимать слишком буквально. Представляемый может одобрить сделку как путем совершения формального акта одобрения (например, направив неуполномоченному представителю и/или третьему лицу письмо об одобрении сделки), так и посредством конклюдентных действий (например, приняв исполнение, произведя оплату, воспользовавшись правами, возникающими из сделки, и т.п.). Важно лишь то, чтобы из поведения представляемого однозначно следовала его воля на признание данной сделки. Подобный подход разделяется судебной практикой. Так, пункт 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2000 N 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации» гласит: «При разрешении споров, связанных с применением пункта 2 статьи 183 ГК РФ, судам следует принимать во внимание, что под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке; признание представляемым претензии контрагента; конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке); заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой; просьба об отсрочке или рассрочке исполнения; акцепт инкассового поручения»;
  • г) если речь идет о сделке, для которой соблюдение письменной формы является обязательным под риском признания ее недействительной, одобрение сделки представляемым должно быть также выражено в письменной форме. При этом необязательно, чтобы одобрение сделки носило выраженный формальный характер, достаточно и того, чтобы воля представляемого на одобрение сделки была зафиксирована в письменной форме.

Подытоживая, можно сделать общий вывод о том, что нарушения, допускаемые при подписании гражданско-правовых сделок, могут оказывать различное влияние на их судьбу и потому должны оцениваться с учетом всей совокупности сопутствующих обстоятельств. 

Незаключенность договора строительного подряда: историческая проблема и советы юристам-практикам

Как известно, наиболее строго в договоре строительного подряда должен быть согласован предмет. Данный подход представляется правильным, так как стороны, вступая в договорное правоотношение должны понимать какие работы будут производиться и какой результат получится в итоге.

В случае, если контрагент обратился в суд с иском о признании договора строительного подряда незаключенным и заявляет, что предмет договора был не согласован, то возможно применение сложившейся судебной практики. В соответствии с ней, фактическое выполнение работ подрядчиком по договору строительного подряда свидетельствует о том, что предмет договора согласован.

На первый взгляд, такая правовая позиция может быть подвергнута критике, так как можно помыслить следующую ситуацию: стороны ведут переговоры о строительстве коровника на земельном участке заказчика, подрядчик получает допуск на участок, но договор еще не подписан и начинает возводить коровник на 100 коров. Заказчик хочет коровник на 250 голов. Предмет договора в данном случае явно не согласован. Заказчику экономически нецелесообразно строить коровник меньших размеров, но работы уже частично выполнены подрядчиком.

Но в судебной практике выработано и уточнение – работы должны быть приняты.

Ярким примером такой практики является Постановление ФАС Северо-Кавказского округа, отличающееся глубокой политико-правовой аргументацией: «Таким образом, в силу названных правовых норм существенными для спорного договора подряда являются условия о содержании и объеме работ (предмете) и сроках их выполнения.

Вопрос о незаключенности договора ввиду неопределенности в данном случае его предмета следует обсуждать до его исполнения, поскольку неопределенность данных условий может повлечь невозможность исполнения договора.

Если договор исполнен, условие о сроках и технической документации, определяющей объем, содержание работ и другие предъявляемые к ним требования не считается несогласованным, а договор незаключенным.

Категория существенных условий, соглашение по которым должно быть достигнуто сторонами под страхом незаключенности договора, установлена законодателем в целях придания порождаемому договором обязательству той степени определенности, которая обусловливает его исполнимость.

При этом договор, являющийся незаключенным по причине отсутствия соглашения сторон о предмете и сроке, может быть исцелен в качестве основания возникновения обязательства его исполнением в случаях, когда исполнение принято заказчиком и его относимость к договору не оспаривается, когда совершение сторонами действий, определенных в качестве предмета обязательства, явно свидетельствует об отсутствии спора по вопросу о сроке и предмете их исполнения.

Материалами дела подтверждается, что работы выполнялись подрядчиком на согласованном сторонами объекте (сторонами данное обстоятельство не оспаривается), при выполнении подрядчиком спорных работ, последний не заявлял о несогласованности предмета договора, у сторон не возникло разногласий по составу и содержанию технической документации, в связи с чем они сочли возможным приступить к исполнению договора».[1]

Аналогичный подход также отражен в п. 7. Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165. В соответствии с данной правовой позицией, если работы выполнены подрядчиком до согласования всех существенных условий с заказчиком и при этом приняты им, то договор не может быть признан незаключенным, а обязательства не возникшими.

Ценность данного пункта заключается еще и в том, что он установил направление для судов при разрешении споров в сфере строительного подряда.

Рассматривая аналогичные дела, суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной статьей 10 ГК РФ.

Комментируя этот же пункт Обзора, необходимо остановиться на правовой конструкции, создаваемой здесь Президиумом. Судьи высшей судебной инстанции указали, что в случае, если стороны не согласовали какое-либо существенное условие, будь то срок или предмет договора, но исполняя договор, совместными действиями «оживили» его, то такой договор незаключенным признавать нельзя.

С точки зрения борьбы за установление и укрепления принципа добросовестности в гражданском праве такой подход Президума представляется правильным – проблема, которая длительное время мучила отечественный правопорядок решена. Но, в то же время, направленность суда на сохранение всех возможных договоров может негативно сказываться на договорной дисциплине и являться излишне патерналистической мерой.

Не менее распространенным случаем было подписание сторонами соглашения о признании договора незаключенным. Данная конструкция является в корне не правильной. Признание договора незаключенным – это вопрос применения судами норм права, а не доказывания каких-либо обстоятельств сторонами.

Такие соглашения не имели и не имеют юридической силы. Данный подход подтверждается судебной практикой.

Обратим внимание на следующую правовую позицию: «…Оценив и проанализировав совокупность исследованных доказательств, апелляционный суд пришел к выводу, что вышеперечисленные договоры следует признать заключенными, так как установлено, что существенные условия договора подряда согласованы сторонами настоящего спора.

Объем, содержание и стоимость подлежащих выполнению подрядчиком работ перечислены и подписаны истцом и ответчиком в приложениях к договорам. Факт подписания данных документов полномочными лицами ни истцом, ни ответчиком в ходе судебного разбирательства не оспаривался.

Подписание сторонами соглашения о признании договоров незаключенными не принимается апелляционным судом в силу того, что оценка заключенности договора относится к вопросам применения судом правовых норм, а не к фактам, требующим доказывания каждой из сторон»[2].

Таким образом, в случае, если контрагент заявляет о незаключенности договора, ссылаясь на то, что предмет или срок не согласованы, наиболее правильным способом доказывания является ссылка на приведенную выше судебную практику и нормы ГК РФ о добросовестности, а также новеллу, внесенную в ГК РФ с июня 2015 г (п.3. ст. 432 ГК РФ), если она распространяет свое действие на возникшее правоотношение. Данные возражения помогут защититься от недобросовестных действий другой стороны в обязательстве, если работы исполнялись или были исполнены, но оплата за них не поступила.

Не стоит забывать, что на многих предприятиях документооборот ведется достаточно плохо и договор может быть утерян. Или, при плохом развитии событий, успешно оспорен контрагентом и признан незаключенным. В таком случае также имеются механизмы защиты для стороны, ставшей жертвой недобросовестных действий.

Читайте также:  Методы контроля качества продукции: правовые основы в РФ, формы и виды этих проверок, а также стандартизация выпускаемых товаров по ГОСТ 16504-81, выходные испытания

Вопрос защиты нарушенного права в подобных ситуациях сложнее, чем кажется. Он упирается в понимание разницы между обязательствами, возникающими из договора и неосновательным обогащением. Перед юристом-практиком встает вопрос – применить гл.

37 или гл. 60 ГК РФ.

Разница между правовыми режимами существенна, например, при выборе неосновательного обогащения будет отсутствовать возможность начисления штрафных санкций, которые возможны при выборе договорной модели защиты нарушенного права.

Приемка заказчиком выполненных работ, исходя из анализа судебной практики, может свидетельствовать о возникновении подрядных отношений и дает возможность взыскать денежные средства на основании гл. 37 ГК РФ.

Исходя из п.7.

Обзора «Если работы выполнены до согласования всех существенных условий договора подряда, но впоследствии сданы подрядчиком и приняты заказчиком, то к отношениям сторон подлежат применению правила о подряде».

Таким образом, Президиум ВАС РФ указал, что даже при отсутствии договора или его прекращении, неосновательное обогащение не возникает. При наличии договорных отношений имеют место несколько стадий, которые подробно анализируются в доктрине. Договор – это не только исполнение, но и обязанность действовать добросовестно на стадии переговоров и после его расторжения.

Интересна и ситуация, когда сторонами договор подписан не был, однако подрядчик был допущен на строительную площадку и выполнил некоторые работы, а заказчик, в свою очередь, от подписания акта выполненных работ отказался. Такие случаи распространены в деловом обороте.

В данном случае нужно обратить внимание на основания для отказа заказчика от подписания акта выполненных работ. В случае, если такой отказ не мотивирован, подрядные отношения и обязательства по оплате выполненных работ считаются возникшими.

Об этом свидетельствует обширная судебная практика: «…Разрешая настоящий спор, суды обеих инстанций, руководствуясь статьями 432, 708, 740 ГК РФ, признали договор на выполнение строительных работ от 01.03.

2008 незаключенным ввиду отсутствия доказательств согласования сторонами существенных условий договора подряда, в частности сроков и объема выполнения работ.

Заказчик, принявший результаты работ, выполненных подрядчиком, не вправе недобросовестно уклоняться от их оплаты, ссылаясь на незаключенность договора подряда

К. обратился в суд с иском к обществу о взыскании денежных средств по договору подряда, компенсации морального вреда.

В обоснование иска указано, что между сторонами был заключен договор подряда на выполнение работ по ремонту и реконструкции здания школы, работы выполнены в полном объеме и без замечаний, а поскольку денежные средства выплачены не были, истец просил взыскать с ответчика оплату по договору подряда, компенсацию морального вреда и судебные расходы.

Общество с требованиями К. не согласилось и обратилось в суд со встречным иском о признании договора подряда незаключенным, ссылаясь на то, что сторонами не были согласованы существенные условия договора и договор не исполнялся.

К участию в деле были привлечены третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (школа и две строительные компании).

Судом установлено и из материалов дела следует, что по результатам аукциона в электронной форме между школой и обществом (ответчиком по делу) заключен контракт на выполнение работ по реконструкции здания школы. Составлены локальный сметный и сводный сметный расчеты.

Между обществом (заказчик) и К. (исполнитель) подписан договор на выполнение работ (подряда), по условиям которого исполнитель обязался выполнить по заданию заказчика определенные работы (услуги), сдать результат работ (услуг) заказчику, а заказчик обязывается принять результат работ (услуг) и оплатить их.

В силу договора исполнитель обязуется выполнить работы по реконструкции здания школы, объем работ определяется соглашением сторон (согласованной сметой).

Отказывая в удовлетворении заявленных К.

требований и удовлетворяя встречный иск, суд первой инстанции исходил из того, что договор подряда не может быть признан заключенным, поскольку соглашение сторон спора о видах и объеме работ, подлежащих выполнению в рамках данного договора, то есть о предмете договора, достигнуто не было, смета не составлялась. При этом суд указал, что фактов сдачи результата работ и их принятия лицом, для которого они были выполнены, не установлено.

  • Суд также сослался на то, что обществом (ответчиком) представлены договоры подряда на выполнение спорных работ по реконструкции школы, заключенные с другими организациями, с приложением технических заданий, актов, счетов-фактур, бухгалтерских справок, платежных поручений.
  • Суд апелляционной инстанции согласился с данными выводами суда первой инстанции.
  • Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судов ошибочными.

В соответствии с п. 1 ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых между сторонами должно быть достигнуто соглашение.

Пунктом 3 ст. 432 ГК РФ установлено, что сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (п. 3 ст. 1).

В п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 г.

N 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора» разъяснено, что, если сторона приняла от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердила действие договора, она не вправе недобросовестно ссылаться на то, что договор является незаключенным (п. 3 ст. 432 ГК РФ).

Например, если работы выполнены до согласования всех существенных условий договора подряда, но впоследствии сданы подрядчиком и приняты заказчиком, то к отношениям сторон подлежат применению правила о подряде и между ними возникают соответствующие обязательства.

Таким образом, если стороны не согласовали какое-либо условие договора, относящееся к существенным, но затем своими действиями по исполнению договора и его принятию фактически выполнили такое условие, то стороны не вправе ссылаться на его незаключенность.

Кроме того, незаключенность договора подряда не освобождает заказчика от оплаты фактически выполненных подрядчиком и принятых заказчиком работ, имеющих для последнего потребительскую ценность.

В случае если результат выполненных работ находится у заказчика, у него отсутствуют какие-либо замечания по объему и качеству работ и их результат может им использоваться, незаключенность договора подряда не может являться основанием для освобождения заказчика от оплаты работ.

Суды первой и апелляционной инстанций, обосновывая вывод о том, что истец не выполнял каких-либо работ по договору подряда, исходили из отсутствия актов приема-передачи выполненных работ и утверждения ответчика о выполнении работ, предусмотренных договором между сторонами, другими организациями.

Между тем акты выполненных работ хотя и являются наиболее распространенными в гражданском обороте документами, фиксирующими выполнение подрядчиком работ, в то же время не являются единственным средством доказывания соответствующих обстоятельств. Законом не предусмотрено, что факт выполнения работ подрядчиком может доказываться только актами выполненных работ (ст. 60 ГПК РФ).

Возражая против утверждений ответчика о выполнении работ другими лицами (строительными компаниями), К.

ссылался на то обстоятельство, что договоры строительного подряда заключены обществом (ответчиком по делу) со строительными компаниями уже после фактического допуска К.

на объект (здание школы) и начала им ремонтных работ и на иные виды работ, которые истец не выполнял, за исключением работ по заливке стяжки полов.

Однако суд первой инстанции данным возражениям истца оценки не дал и, в нарушение ст. 67, 198 ГПК РФ, не создал условий для выяснения имеющих существенное значение для правильного разрешения спора обстоятельств соответствия характера и объемов выполненных работ.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации апелляционное определение отменила и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение N 77-КГ19-17

Доказывание ключевых обстоятельств по спорам, вытекающим из договора строительного подряда

В современном арбитражном процессе доказыванию отведено центральное место. Доказательствам и доказыванию посвящена отдельная седьмая глава Арбитражного процессуального кодекса.

Обязанность доказывания прямо установлена в статье 64 АПК РФ — Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Из приведенной нормы усматривается суть и смысл доказывания: суд, будучи арбитром в споре участников процесса, не может основывать свое решение лишь на голословных утверждениях одного из них.

Однако легального определения понятия доказывания кодекс не содержит, в связи с чем, как это обычно бывает, обратимся к теории вопроса.

Многие авторы под доказыванием понимают, в сущности, установление истинности утверждений лиц, участвующих в деле, в установленной процессуальным законом форме. Подобного рода понимание доказывания осложняется использованием неопределенного термина – истины. В самом общем виде под установлением истины понимают признание каких-либо обстоятельств соответствующих реальной действительности.

Вместе с тем, суд, в силу принципа состязательности сторон, не может самостоятельно устанавливать истину по делу. Точнее, такое его право в известной степени ограничено АПК РФ.

Даже если отдельно взятый судья убежден, что требования стороны законны и обоснованны, без представления такой стороной соответствующих доказательств он просто не вправе принимать решение об удовлетворении требований.

Суд может лишь предложить стороне представить определенные доказательства или истребовать их по ходатайству этой стороны. Иное означало бы, что суд фактически принимает сторону одного из лиц, участвующих в деле, и исполняет его обязанности.

Таким образом, доказывание можно определить как урегулированный нормами процессуального законодательства процесс установления истинности тех обстоятельств, которые имеют значения для дела.

Тема настоящей статьи неизбежно отсылает нас к еще одному теоретическому понятию – предмету доказывания. М.К.

Треушников, наверно, наиболее известный специалист в области арбитражного и гражданского процессов, определяет предмет доказывания как совокупность обстоятельств (юридических фактов) основания иска и возражений против него, на которые указывает норма материального права, подлежащая применению.

Другими словами, те обстоятельства, которые необходимо доказать лицу, участвующему в деле, содержатся непосредственно в самой материальной норме права, на которой основывает свои требования это лицо и которая подлежит применению в данном конкретном случае. Перейдем от теории к практике.

Доказывание ключевых обстоятельств по спорам, вытекающим из договора строительного подряда

Как уже было отмечено выше, те обстоятельства, которые подлежат доказыванию, содержатся в нормах материального права, предмет доказывания определяет суд. В случае со строительным подрядам необходимо руководствоваться, в первую очередь, нормами главы 37 ГК РФ и, в частности, статьями 740-757.

Ключевыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию, будут следующие: 1) наличие и заключенность договора 2) надлежащее исполнение договора, а именно выполнение работ качественно, в установленные сроки и в согласованных объемах 3) Факт приемки работ заказчиком или генподрядчиком 4) Оплата работ

В силу ст. 740 ГК РФ истцу необходимо доказать наличие договора строительного подряда и его заключенность. Последнее доказывается, если достигнуто соглашение о всех его существенных условиях, то есть, в данном случае, предмете договора и его сроках.

Читайте также:  Управление работой региональных юридических служб холдинга

Существенные условия договора. Признание договора незаключенным — Сам себе адвокат

Зачастую при заключении договора стороны, не отражают в нем положения договора, которые по соглашению сторон относятся к существенным условиям этого договора. В тоже время недостижение соглашения по всем существенным условиям является формальным основанием, для стороны признать договор незаключенным в суде.

Правовые последствия признания договора незаключенным во многом зависят от того, исполнялся спорный договор сторонами или нет. Если договор фактически не исполнялся, то никаких последствий (кроме самого признания его незаключенным) для сторон не возникает. Другое дело, если договор исполнен одной или обеими сторонами.

В таком случае суду нужно решить, можно ли конвалидировать сделку и что делать с уже исполненным по договору.

Существенные условия договора— это тот минимум, который необходим для среднестатистического участника оборота, чтобы определить встречную волю контрагента и исполнить обязательство согласно этой воле.

Отсюда, отсутствие в договоре существенного условия может привести к тому, что другая сторона договора не сможет установить волю контрагента, либо установит ее неправильно.

Признание договора незаключенным в судебной практике

Последствия признания договора незаключенным на основании п. 1 ст. 432 ГК РФ зависят от того, исполнен договор одной или двумя сторонами. Если договор исполнен одной стороной, представляется, что последствия должны быть разными в зависимости от того, исполнен договор распознающей стороной или нет.

В практике существуют два подхода относительно последствий признания сделки незаключенной, если такую сделку надлежаще исполнили обе стороны.

К незаключенному исполненному договору суды применяют по аналогии положения о соответствующих сделках.

Суды, которые придерживаются первого подхода, признают, что договор не был заключен, однако между сторонами возникли фактические отношения, к которым по аналогии применяются положения о конкретных сделках.

При этом стороны не возвращают друг другу все полученное по сделке. Суды лишь взыскивают разницу в сумме требований по правилам о неосновательном обогащении в пользу стороны, которая произвела исполнение в большем объеме.

Некоторые суды, решая споры по договору подряда, ссылаются на правовую позицию, изложенную в п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда»

Буквальный смысл указанного пункта в том, что выполненные по договору подряда работы должны быть оплачены только после приемки данных работ заказчиком. Тем самым, данная норма защищает интересы заказчика, предоставляя ему возможность не оплачивать работы, результат которых не соответствует требованиям договора.

Применение этого пункта к отношениям сторон по незаключенному договору не соответствует смыслу, который закладывался Президиумом ВАС РФ в данный пункт при его разработке.

Фактические действия по исполнению договора свидетельствуют о согласованности спорных условий.

На практике существует второй подход судов к договорам с несогласованными существенными условиями. Так, если стороны исполнили сделку, суды отказывают в признании договора незаключенным. Следовательно, положения о кондикции к отношениям сторон не применяются.

Суды с таким подходом ссылаются разъяснения, изложенные в п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» (далее — Информационное письмо № 165).

В нем говориться, что при наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений (ст. 10 ГК РФ).

Если стороны не согласовали какое-либо условие договора, относящееся к существенным, но затем совместными действиями по исполнению договора и его принятию устранили необходимость согласования такого условия, то договор считается заключенным.

Большинство юристов склоняются к тому, что правильным представляется тот подход, который помогает сохранить договор в силе на ранее согласованных условиях, то есть второй.

Потому что если стороны не согласовали все существенные условия, однако уже согласованных условий для сторон достаточно, чтобы исполнить обязательство, и они это подтверждают фактическим исполнением, то логично признать данный договор заключенным, а встречные воли сторон распознанными и согласованными. Получается, что условия, не согласованные в тексте договора, фактически определены действиями сторон.

Условия для полного исполнения договора не всегда могут применяться, если договор исполнен в части.

Нередко сохранять договор в силе на изначально согласованных сторонами условиях просто нецелесообразно. Например, в случаях когда предмет договора определяется не только качественными, но и количественными признаками.

При этом стороны согласовали только количественный признак, а в отношении качественного признака у сторон имеются разногласия (т.е условия о предмете не согласованы).

Между тем одна из сторон исполнила договор в части (по количеству), а вторая — приняла такое исполнение.

В такой ситуации будет неверным признавать качественный признак согласованным относительно того, что еще не исполнено сторонами по договору. Следовательно, относительно того, что еще не исполнено договор является незаключенным.

Похожий подход применялся судами при решении споров о признании незаключенным договора поставки товара отдельными партиями по причине несогласования условия о предмете. Суды признавали такой договор незаключенным.

Однако если отдельные партии товаров были фактически поставлены, суды квалифицировали состоявшиеся правоотношения как разовые сделки купли-продажи, предмет которых стороны согласовали в товарно-транспортных накладных.

Недостаток такого подхода состоит в том, что суды признавали первоначальный договор незаключенным, следовательно, все условия, даже согласованные сторонами, теряли силу. Хотя путем толкования волеизъявления сторон можно было оставить согласованные сторонами условия в силе, но применять данные условия только к тому, что уже исполнено по договору.

При этом надо учитывать, что при согласовании условий договора стороны исходят из того, что договор будет исполнен в полном объеме. И некоторые условия, которые справедливы при исполнении договора полностью, не всегда будут справедливыми, если договор исполнен в части.

Таким образом, чтобы сделать второй подход более гибким нужно буквально толковать волеизъявления сторон, выраженные действиями. А также предусмотреть в ГК РФ правило, руководствуясь которым можно было бы аннулировать неразумные и несправедливые условия договора, который признан заключенным в части.

Но в практике арбитражных окружных судов можно встретить другую позицию.

Суды указают, что соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное (п. 1 ст. 452 ГК РФ). Например, если спорный договор подряда заключен в форме отдельного письменного документа, то и изменения в него должны быть внесены в той же форме.

Данное утверждение представляется спорным, поскольку далеко не все действия, которые стороны совершают в связи с заключенным между ними договором, оформляются как условия договора. Совершая те или иные действия, которые опосредованы договором, но не отражены в нем, стороны, по сути, дополняют согласованные в тексте условия иными, фактически совершенными условиями.

Несмотря на различия в приведенных выше подходах, они подчиняются общему правилу: все, что эквивалентно и возмездно получено стороной по незаключенному договору, не подлежит возврату. В этом главное отличие последствий незаключенности договора от реституции, целью применения которой является возврат сторон в первоначальное состояние.

  • Таким образом, при незаключенности отсутствует необходимость соблюдать синаллагму, так как возврату подлежит только то, что сторона исполнила в одностороннем порядке, и в ответ на такое исполнение не получила встречное предоставление.
  • Исполненное по незаключенному договору возвращается на основании норм о неосновательном обогащении.
  • Если только одна из сторон исполнила свои обязательства по договору, который впоследствии признан незаключенным по причине несогласования существенных условий, то сторона, принявшая исполнение, обязана возвратить все полученное по договору на основании положений о неосновательном обогащении.

Незаключенность договора означает отсутствие каких-либо договорных обязательств между его сторонами. Если имело место фактическое исполнение договора (передача имущества, выполнение работ, оказание услуг), последствия незаключенности договора определяются исходя из норм, регулирующих внедоговорные обязательства: вследствие неосновательного обогащения или в связи с причинением вреда.

Правоприменительная практика арбитражных окружных судов по данному вопросу единообразна и соответствует правовой позиции ВАС РФ (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 20.10.2003 по делу № А32-23809/2003-2/17.

Однако последствия должны быть иными, если исполнение произвела только распознающая сторона, а ее контрагент принял данное исполнение.

При этом происходит дополнение уже согласованных условий договора действиями одной стороны по его исполнению, а другой — по принятию такого исполнения. Данная ситуация не сильно отличается от ситуации, когда договор исполнен обеими сторонами.

Различие только в том, исполнил контрагент распознающей стороны встречное обязательство или нет. При этом по данному встречному обязательству неопределенности между сторонами нет.

В случае, когда договор исполнен обеими сторонами, и когда исполнение произвела только распознающая сторона, а контрагент принял исполнение, последствия должны быть одинаковыми, а именно: суды должны отказывать в признании договора незаключенным и в применении кондикции как последствия незаключенности.

Данный подход удобен и с практической точки зрения. Так как если договор признан незаключенным, то все его условия (кроме соглашения о подсудности или третейского соглашения) теряют силу. И условие о цене в частности.

Если рассуждать последовательно, то сумма неосновательного обогащения лица, которому оказаны услуги, выполнены работы, передана вещь, уступлено право, должна определяться не на основании договорного условия о цене, а по правилам о неосновательном обогащении.

При этом на практике возникают трудности с определением такой цены.

Запрет на признание договора незаключенным должен распространяться на сторону, которая приняла исполнение. Недостижение соглашения по всем существенным условиям — это формальный критерий, руководствуясь которым суды признают договор незаключенным.

Логично предположить, что если суды не будут признавать исполненный договор незаключенным (несмотря на то, что стороны формально не достигли соглашения по всем существенным условиям), то исчезнет и проблема применения последствий такого признания.

Сторона может лишиться права признать договор незаключенным при двух условиях:
1) она должна своими действиями подтвердить действие договора;
2) требование о признании договора незаключенным, заявленное этой стороной, должно противоречить принципу добросовестности.

И если второе условие определяется полностью на основании судебного усмотрения, то для первого законодатель конкретизировал общее правило и указал, что принятие полного или частичного исполнения от другой стороны договора в любом случае подтверждает действие договора.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *