Нарушение обязательства действовать разумно и добросовестно может повлечь взыскание убытков с директора

Нарушение обязательства действовать разумно и добросовестно может повлечь взыскание убытков с директора

Рассказываем, как лишиться личного имущества. Без субсидиарки. И без банкротства.

В своих статьях мы делаем акцент на субсидиарке (СО), которая нависает над головами топ-менеджеров и бенефициаров бизнеса. Но вот какое дело — это далеко не единственное, откуда может прилететь по шапке. В этой статье я расскажу об убытках. А точнее кто и как их взыскивает с генеральных директоров. И как от этого увернуться.

Субсидиарка VS убытки

Если вы вдруг забыли, то к субсидиарной ответственности привлекают как в банкротстве, так и без него. Освежить знания можно здесь: «Субсидиарная ответственность без банкротства». Собственно, и убытки можно взыскивать как в деле о банкротстве, так и в случае, если у компании все хорошо и она продолжает работать. «Холмс, так в чем разница? И как понять когда и за что привлекать?» «Элементарно, Ватсон!»

В чем отличия убытков от субсидиарки

Если директор «Тюльпанчика» купил помидоры по цене 200 рублей за килограмм, хотя в палатке по соседству такие же стоили 1 рубль — с него можно взыскать убытки. Ведь из-за этого «Тюльпанчик» понес неоправданные расходы. Если же купив эти самые помидоры, «Тюльпанчик» по итогу не смог расплатиться по кредиту в банке и упал в банкротство — это уже основание для субсидиарки. То есть: 1. Субсидиарка:

  • взыскивается в пользу кредиторов компании,
  • подразумевается, что компания неплатежеспособна (банкрот).

2.Убытки:

  • взыскиваются в пользу бенефициаров бизнеса,
  • подразумевается, что вменяемые действия ответчика не привели к банкротству.

Это в общем случае. На практике между субсидиаркой и убытками весьма тонкая грань, теоретизирование о которой не является целью данной статьи. Ниже я буду говорить только о тех реальных ситуациях, когда владелец бизнеса подозревает топ-менеджера в воровстве денег у компании. И хочет его проучить. При этом компания на плаву, ведет активную деятельность и является платежеспособной, поэтому возможность привлечения руководителя к субсидиарке отсутствует. И бенефициар подает иск о взыскании убытков. Убытки можно взыскать с директора, члена коллегиального органа и любого другого участника общества, если будет доказано, что конкретное лицо причинило конкретный ущерб на конкретную сумму. Но сегодня мы поговорим только о директорах.

Как доказывают причинение убытков

Суд взыщет убытки, если увидит наличие 3 условий:

  • недобросовестность/неразумность действий директора (вина лица). Либо директор ведал, что творил и сознательно шел на нарушение. Либо сделал глупость по неосторожности, не проявив необходимой на данной должности заботливости и осмотрительности.
  • факт причинения убытков компании. Вариант: «Петя кажется что-то сделал и есть ощущение, что мы из-за этого что-то недополучили. Но это неточно» — не работает. Нужно рассчитать точный размер понесенных убытков и указать его в исковом заявлении вплоть до копейки.
  • причинно-следственную связь между действиями и наступившими убытками. Необходимо доказать, что компания точно получила бы доход, если бы директор вел себя молодцом. Потребуется показать цепочку между виной лица и наступлением убытков из которой однозначно вытекает что: «вот такое-то конкретное действие, привело вот к таким-то потерям».

Отсутствие одного из этих условий приведет к отказу в удовлетворении иска. При этом наибольшие вопросы вызывает пункт про неразумность/недобросовестность. К примеру: Петя заключает сделку на поставку краски, делает предоплату. Контрагент краску не привозит и скрывается с деньгами. Что это? Неразумность?  Или обычный коммерческий риск от которого никто не защищен? Чтобы наглядно показать, как это работает, разберем неразумность и недобросовестность на конкретных примерах. Отправной точкой станет Постановление пленума ВАС, в котором и было дано разъяснение этих понятий. Чтобы получить указанное постановление оставьте свой е-мейл здесь:

  • Неразумность и недобросовестность
  • Принял решение без учета известной ему значимой информации.
  • Не принял мер по получению значимой информации до принятия решения.
  • Совершил сделку с нарушением обычных для юрлица процедур.
  • Действовал при наличии конфликта интересов, информация о котором не была раскрыта.
  • Скрыл от участников юрлица достоверную информацию о сделке.
  • Совершил сделку без одобрения, требующегося в силу закона или устава.
  • После ухода с должности не передал документы, что повлекло неблагоприятные последствия.
  • Действовал в ущерб интересам юрлица, о чем знал или должен был знать.
  • И напоследок…
  • Залёт на убытки: разбор практики
  • Первая инстанция
  • Апелляция

Неразумность директора в причиненных убытках считается доказанной, если он: Пример 1: Петя и его «Ромашка» планировали закупить у «Облачка» пару тонн краски. Петя достоверно знал, что «Облачко» уже полгода задерживает поставки, тупо кидает своих покупателей после получения денег, и все равно подписал сделку. При этом верил, что вот с ним-то точно так не поступят. Как итог: договор подписали, деньги перевели, краску не поставили, «Ромашка» попала на деньги, а Петя — на убытки. Пример 2: Петя и его «Ромашка» всё ещё хотят купить краску, но не знают у кого. В интернете Петя натыкается на «Облачко». При этом об «Облачке» он узнал впервые, никогда раньше с ним не работал, да и из окружения никто о нем не слышал. Петя читает сайт «Облачка», где «Облачко» рисует себя самым классным-топовым-качественным поставщиком краски. Да ещё и при звонке сотрудник «Облачка» говорит, что они супер-пупер-кайфовые. Не запросив ни отчётность компании, не проверив информацию о судах в отношении поставщика или хотя бы отзывы о компании, Петя закупает не пару, а сразу десятки тонн краски. Итог вы знаете. Пример 3: Петя с «Ромашкой» в поисках краски. Натыкаются на сайт «Облачко», где супер предложение — 50 тонн краски по цене 25 тонн и аванс всего 200 000 рублей. Но важное условие — предложение актуально только до конца дня. Пете рвёт крышу, он делает заказ. И на первый взгляд вроде бы все «ок». Вот только краска поганая, эти 50 тонн не стоили и 100 рублей. А еще Петя оформил сделку без согласования с юр. отделом, бухгалтерией и маляром Васей. А в регламенте «Ромашки» четко прописано: любую сделку дороже 80 рублей нужно согласовать по всем кругам бюрократии. Итог — встряла «Ромашка», платит Петя. Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, когда он: Пример 4: Петр всё ещё директор «Ромашки», при этом «Ромашка» занимается продажей автомобилей. Петр решает продать 100 автомобилей «Тюльпанчику», в котором супруга Петра является учредителем. Сделка совершается по цене 600 рублей/авто, вместо стандартных 1000 рублей с другими покупателями. Если в дальнейшем «Тюльпанчик» продаст тачки по 300 рублей, в целом, все будет ок. Если же Тюльпанчик продаст их за 1000 рублей/авто — Пете не поздоровиться, ведь он не довел до учредителей информацию о конфликте интересов. Точнее — о выгоде своей семьи. Пример 5: Петя с «Ромашкой» всё ещё хотят купить краску. Петя решает купить краску «Тюльпанчика». Краска дешевая, но паршивого качества — об этом Петя знает наверняка. Вопрос о покупке выносится на одобрение участников Общества. На собрании Петя умалчивает информацию о причинах низкой стоимости. В итоге — краску купили, воспользовались, через месяц она облезла. Участники провели экспертизу, где и всплыло отвратительное качество. Раз Петя совершил сделку, скрыв достоверную информацию о ней, значит… «Петя, иди сюда!». Пример 6: Петя взял и заключил сделку по покупке краски на 200 000 рублей без одобрения участников. При этом для компании такая сделка являлась крупной. Участники вообще не планировали такие расходы и в таком объеме. Как итог — «ай-я-яй, недобросовестный Петя. Возмещай!» Пример 7: Петя решил уволиться из «Ромашки». При передаче бразд правления новому директору, Петя забыл отдать документы по сделке с компанией «Технари». Как итог, «Технари» пошли в суд и взыскали с «Ромашки» долг с учетом неустоек и штрафов. Кто виноват? Петя! Пример 8: Петя доподлинно знал, что ООО «Помойка» это фирма-однодневка, но все равно перевел ей деньги за покупку краски, которую… Дальше вы знаете. Из примеров выше может показаться, что почти за любую сделку директора можно притянуть к убыткам. Здравое зерно в этом есть, но… хотя нет, давайте я еще немного вас покошмарю. Итак, бонусный пример 9: Петя максимально добросовестный директор с максимально добросовестными намерениями в отношении своей «Ромашки». Прям всей душой за компанию болеет. Но внезапно владельцы бизнеса принимают решение купить 1000 тонн краски. Хотя смысла особого в этом нет: краска сейчас не особо нужна, да и по конской цене ее продают. Один из миноритариев, кстати, против заключения сделки. Да и Петя не видит необходимости в этой покупке. Однако, Пете тыкают протоколом собрания участников и напоминают, что если нет желания работать, то приемные часы на бирже труда по вторникам и четвергам с 9:00 до 13:00. А у Пети, как назло, ипотека, жена в декрете, 3 ребенка, собака, да и мерс не мешало бы обновить…. Скрипя душой, Петя подписывает договор. В итоге сделка приводит к убыткам на миллионы. А тот самый несогласный миноритарий обращается в суд с требованием взыскать сумму потерь с директора (как подписанта) и всех участников, одобривших сделку. И что вы думаете? Взыскали со всех вышеуказанных, включая Петю. Суд сослался на все тот же Пленум ВАС: директор обязан действовать в интересах юридического лица, у него своя голова на плечах. Если был против — не надо подписывать. Раз подписал, значит, согласился со сделкой и готов отвечать за ее последствия. А вот еще реальный пример из практики, как делать…НЕ надо. Действующие лица: налоговая, компания «Экситон», директор Сулейман, акционер Сергей. Сулейман заключил договор с подрядчиком и перечислил 4,1 млн за ремонт помещения. Только никакого ремонта не случилось. Договор был нужен для снижения налогооблагаемой базы. Что и вскрылось в ходе последующей проверки. По итогу компании доначислили 1,6 млн налогов + 600 тысяч пеней и штрафов. «Будьте добры оплатить!». Чтобы получить судебные акты по разобранной практике, оставьте свою почту ниже: Узнав о произошедшем, Сергей, один из акционеров компании, обратился в суд для взыскания с Сулеймана убытков. Логика проста: он директор и ответственное лицо. Раз он провернул непонятную сделку, из-за которой был причинен вред компании, пусть и платит из своего кармана. Но в судах все оказалось не так просто. Суд посчитал, что сам факт привлечения компании к налоговой ответственности, еще не значит, что директор действовал недобросовестно или неразумно. Хоть ремонт «не совсем» сделан, это еще не значит, что сделка была совершена только для виду и с целью причинить ущерб компании. Более того, в материалы дела были приложены товарные накладные, счет-фактуры, приказ об инвентаризации, и прочая макулатура, согласно которой стройматериалы для ремонта имелись в наличии. Пусть и частично. Итог: суд посчитал, что Сергей не доказал, что именно действия Сулеймана причинили компании убытки. А значит — во взыскании отказать. Что интересно, практика такова, что почти в 60% случаев первая инстанция отказывает в удовлетворении исков о взыскании убытков. Сергей проигрыш воспринял спокойно, вдохнул полной грудью и пошагал в апелляцию. В апелляционной инстанции Сулеймана ждал разгром по каждому пункту:

  • Товарные накладные. Все эти документы имелись на дату проведения налоговой проверки. При этом в ходе проверки подтверждения выполнения перечисленных работ не обнаружено. В налоговой не дураки работают: раз просмотрев эти документы, веры в чистоту сделки не прибавилось, «не зря мы тут все собрались, товарищи!».
  • Инвентаризационные описи, которые приложены к делу, были составлены, когда суд уже рассматривал дело по взысканию убытков. Компания же не в банкротство упала, мало ли что у неё появилось за это время.
  • Счет-фактуры от подрядчика были подписаны директором, который на момент подписания документов уже… умер.
Читайте также:  Нужно ли цитировать в иске текст закона?

В общем, этого оказалось достаточно (особенно последнего гвоздя), чтобы отменить решения первой инстанции и притянуть директора к 5 млн. рублей убытков.

  1. Кассация
  2. Как не встрять на убытки
  3. Срок исковой давности

Оставила в силе постановление апелляции. Ужасов мы нарассказывали, пора бы и расслабиться. Варианты отбиться от убытков есть. И да, рецепты не только в заповеди: «не косячь и будет тебе счастье». Вот базовые моменты, на которые надо обратить внимание, когда судебный процесс начнет набирать обороты: Для начала важно понять, что заявление о привлечении  директора к убыткам, может подать: 1) само юридическое лицо (к примеру в лице нового директора) или 2) участники/акционеры компании, но в интересах Общества. Во всех случаях срок исковой давности составляет 3 года. Но вот отсчитываться он может очень по-разному. Все зависит от того, кто подает заявление о взыскании убытков:

  • Если заявление о взыскании убытков подается участником в интересах Общества, то все просто: срок для его исчисления будет течь с момента, когда участник узнал или должен был узнать о нарушении.
  • Если заявление о взыскании убытков подает само юридическое лицо (в лице нового директора), то срок давности может исчисляться по-разному. Все зависит от того, кого считать лицом заинтересованным в деятельности компании и чьи интересы затрагиваются директором-бякой. Разберем на примере:

Как привлечь гендиректора к гражданско-правовой ответственности перед кредиторами хозяйственного общества

Так, п. 2 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» установлено, что за нарушение обязанности по подаче заявления должника о банкротстве в случаях и в срок, установленный ст. 9 указанного закона, директор несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 данного закона.

На практике предполагается, что директор должен обратиться с заявлением в суд, если:

удовлетворение требований одного/нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения обществом платежных обязательств в полном объеме перед другими кредиторами;

общим собранием акционеров (участников) хозяйственного общества принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;
обращение взыскания на имущество хозяйственного общества существенно осложнит или сделает невозможной его хозяйственную деятельность;
хозяйственное общество — должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.
Корпоративным законодательством на директора возложена общая обязанность действовать разумно, добросовестно, что в рамках процесса банкротства проявляется следующим образом.

Перед принятием решения о подаче заявления о банкротстве директор должен, во-первых, проявить разумность – информированность, принятие мер по получению необходимых данных для вынесения взвешенного решения.

Как представляется, разумность означает, что избранный генеральный директор должен обладать специфическими навыками, уровнем знаний в силу занятия должности управленца, что отличает его от обычного добросовестного, разумного человека. Конкретный перечень подобных навыков нормативно не установлен, однако, полагаем возможным выделить наиболее важные из них.

Так, лицо должно знать и учитывать особенности ведения деятельности, участия в гражданском обороте конкретного хозяйственного общества, директором которого оно является; быть способным к прогнозированию, составлению долгосрочных планов функционирования общества на основании анализа всей имеющейся информации с учетом возможного изменения рыночных условий; оценивать и принимать от имени общества обоснованные риски с целью достижения максимальных результатов, в т.ч. получения обществом значительной прибыли, при одновременной минимизации затрат.

На практике суды оценивают разумность директора, например, через необходимость ознакомления им с материалами бухгалтерской отчетности общества за соответствующий период: если с такими документами директор не знаком, но есть признаки неплатежеспособности общества, и им не подано заявление о банкротстве в установленный срок, к нему будут применены меры субсидиарной ответственности[4].

Во-вторых, директор должен действовать добросовестно, что предполагает осознание лицом наличия у него соответствующих знаний и предвидение им причинения возможного вреда третьим лицам (в частности, кредиторам) в результате использования или неиспользования им данного знания в процессе управления.

То есть, если общее собрание принимает решение о подаче заявления о банкротстве, то директор должен принять меры по его непосредственной реализации; или если при изучении финансовых документов, показателей деятельности общества директор выявляет риск признания его неплатежеспособным, он должен обратиться в суд с заявлением о признании общества банкротом.

В материалах судебной практики можно обнаружить следующий довод о том, что факт неплатежеспособности должника подтверждается его бухгалтерскими балансами, и установив данные обстоятельства, директор с необходимостью должен обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом в кратчайший срок[5].

Исходя из изложенного, общие критерии оценки поведения директора: «добросовестность», «разумность» применимы и при квалификации его действий (бездействий) в отношениях с кредиторами общества.

В принципе, это обоснованно, так как интересы кредиторов хотя и не являются первостепенными для единоличного исполнительного органа, все же с необходимостью должны им учитываться в целях обеспечения удовлетворения интересов самого общества и его акционеров (участников).

Ведь в случае нарушения интересов кредиторов дальнейшее функционирование компании может стать невозможным, и как следствие это повлечет нарушение интересов как самого общества, так и его участников, которые фактически лишатся права на получения прибыли.

Что касается конкретизации указанной обязанности директора по своевременному обращению в суд, то п. 2 ст.

9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» установлено, что данное лицо несет обязанность по подаче заявления в кратчайший срок, но в любом случае не позднее чем через 1 месяц с даты возникновения соответствующих описанных выше обязательств.

Таким образом, в случае если основной должник – общество не удовлетворил требования кредиторов или кредитор не получил от общества в разумный срок ответ на предъявленное требование, требование может быть переадресовано директору как лицу, несущему субсидиарную ответственность.

При рассмотрении данной категории дел суды акцентируют внимание на неосуществление расчетов с кредиторами на момент предъявления требований о привлечении к субсидиарной ответственности, отсутствие доказательств наличия имущества, составляющего конкурсную массу, за счет которого требования кредиторов могли быть удовлетворены[6].

В рамках рассматриваемой темы важно определить правовую природу ответственности единоличного исполнительного органа.

Если речь идет о деликтной ответственности, то для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности в таком случае необходимо наличие состава, который включает 4 традиционные элемента: противоправность, убытки (вред), причинная связь между ними, а также вина нарушителя. Для договорной ответственности характерно другое основание – нарушение самого обязательства.

Исходя из выше изложенного, основанием привлечения директора хозяйственного общества к субсидиарной ответственности перед кредиторами является нарушение им обязанности по подаче заявления о банкротстве или несвоевременная подача такого заявления в суд, а необходимым условием – возникновение обязательств общества именно после истечения установленного месячного срока, причем размер такой ответственности будет зависеть от размера указанных обязательств, а не от общего размера неудовлетворенных требований кредитора.

Буквальное толкование положений п. 1 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» указывает на то, что ни вина директора, ни ее формы правового значения не имеют. Однако, при решении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности суд в обязательном порядке устанавливает наличие всех элементов состава, в т.

ч. и вины. В связи с тем, что директор не состоит в договорных отношениях с кредиторами общества, а лишь представляет общество, говорить о договорной ответственности, в принципе, будет необоснованно. Скорее подобное ненадлежащее поведение директора в силу причинения вреда кредиторам более характерно для деликтной ответственности.

Кроме описанного случая директор несет субсидиарную ответственность по обязательствам общества, если оно признано банкротом вследствие его действий и (или) бездействий. Так, п. 4 ст.

10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» установлены презумпции наличия причинно-следственной связи между указанными событиями (например, если причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения директором или в пользу директора либо одобрения им одной или нескольких сделок должника; документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством РФ, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют).

Кроме того, директор не несет субсидиарной ответственности в описанных ситуациях, если докажет, что его вина в признании должника банкротом отсутствует. Он будет считаться невиновным, если он действовал добросовестно и разумно в интересах должника. В указанном случае понятие вины отождествляется с недобросовестностью, неразумностью директора.

Читайте также:  Жалоба в конституционный суд рф: причины, сроки, образец

Приведенные выше положения привлечения единоличного исполнительного органа к субсидиарной ответственности п. 4 ст. 10 можно проиллюстрировать следующими примерами из судебной практики:

генеральный директор совершил сделку на невыгодных для общества условиях, что привело к невозможности дальнейшего осуществления обществом деятельности и как следствие невозможности исполнения финансовых обязательств перед кредиторами[7];
генеральный директор не исполнил предусмотренную законом обязанность по своевременной подаче заявления о признании должника банкротом в арбитражный суд, хотя он знал о неудовлетворительной структуре баланса общества (превышение обязательств должника над его имуществом)[8];
генеральный директор ненадлежащим образом исполнил обязанность по сбору, составлению, учету и хранению бухгалтерской документации[9].

Размер субсидиарной ответственности директора равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника. Размер подлежит соответствующему уменьшению, если директором будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по его вине, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за его счет (абз. 8, 9 п. 4 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Суд в обязательном порядке оценивает всю совокупность условий, необходимых для привлечения директора к субсидиарной ответственности.

Так, например, в случае непредставления доказательств противоправных действий, повлекших неплатежеспособность должника, и доказательств возникновения у должника обязательств перед кредитором не ранее чем через месяц после возникновения у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества суд отказывает в удовлетворении требований, поскольку при этом также невозможно точно определить дату возникновения обязанности подать заявление о банкротстве, а следовательно, и достоверно определить размер субсидиарной ответственности[10].

Относительно проблемы доказывания наличия причинно-следственной связи следует обратиться к разъяснениям, содержащимся в п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996г.

№6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», которыми установлено, что при разрешении споров, связанных с ответственностью лиц, которые имеют право давать обязательные для юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями.

Кроме того, нужно иметь в виду, что при рассмотрении вопроса о привлечении директора к гражданско-правовой ответственности перед кредиторами суды применяют положения п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ №62 от 30.07.

2013г., согласно которому не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора было одобрено решением органа управления общества.

Резюмируя выше сказанное, следует отметить, что в последнее время дела о привлечении директоров (бывших директоров) хозяйственных обществ к субсидиарной ответственности перед кредиторами не редкое явление в судебной практике, однако, единообразная позиция по данной категории дел не сформировалась. Нормативно закреплена презумпция виновности директора, а это значит, что бремя доказывания обратного (отсутствие вины и наличие добросовестных и разумных действий) возлагается именно на него.

Для минимизации рисков привлечения к субсидиарной ответственности директору, как представляется, необходимо принимать ряд превентивных мер, как то:

получение одобрений от органов управления общества на совершение сделок, выходящих за рамки обычной хозяйственной деятельности, которые потенциально могут оказать влияние на финансовое положение общества (не только крупные сделки);
проявление разумности и добросовестности при выборе контрагентов, совершении сделок, в целом при исполнении своих обязанностей, в т.ч. путем анализа и оценки текущего состояния дел общества, целей его деятельности в ближайшей и долгосрочной перспективе.

Директор должен быть готов в случае судебного рассмотрения доказать, что все его действия имели бизнес цель, были в интересах общества, и возникновение убытков в данном случае не может являться единственным и безусловным основанием для применения мер субсидиарной ответственности.

[1] Ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

[2] Абз. 2 п. 2 ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах».

[3] Ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

[4] Постановление ФАС Уральского округа от 07.06.2012 г. №Ф09-3452/12.

Ответственность собственника, директора по долгам компании

Согласно действующему российскому законодательству юридические лица приобретают гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы.

Как следствие – вопрос профессионализма и направленности воли отдельных лиц, входящих в органы управления компаний, – будь то члены общего собрания участников, совета директоров, или директор, имеет чрезвычайно важное, определяющее значение для стабильности гражданского оборота.

В связи с этим при ведении бизнеса наибольшую опасность представляют ситуации, при которых действия органов управления организации по распоряжению ресурсами перестают соответствовать целям самой организации, обязательства не исполняются, что ведёт за собой неисполнение обязательств контрагентами первоначальных должников, невыплатой заработной платы работникам и множеством других трагических последствий.

Как можно заметить, к вышеуказанным последствиям в любых случаях ведут действия именно физических лиц, управляющих компаниями. Однако, учитывая рисковый характер предпринимательской деятельности, для её стимуляции законодателем между действиями физических лиц и их последствиями создана опосредующая правовая конструкция – ограниченная ответственность юридических лиц.

Так, учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника.

Если вопрос ответственности предпринимателей и владельцев компаний в данном контексте звучит достаточно определенно, то вопрос ответственности единоличных исполнительных органов является более запутанным, поскольку и без того тонкая грань между противоправным умыслом или некомпетентностью, с одной стороны, и непредвиденными неудачами, с другой стороны, обусловленными рисковым характером предпринимательской деятельности, становится ещё более тонкой из-за концентрации власти в руках управленца при принятии множества оперативных решений в компании.

Несмотря на то, что в п. 3 ст.

53 ГК РФ предусмотрена обязанность лиц, выступающих от имени организации, возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу, на первый план в данном вопросе выходит проблема самой возможности в некоторых случаях привлечь руководителей к ответственности.

Взыскание убытков с директора хозяйственного общества в судебной практике

Идея написания данного обзора родилась после прочтения вопроса Евгения Гермашева из Волгограда.

Суть его вопроса заключалась в том, что делать, если предыдущий директор ООО заключил договор с юристом на оказание услуг по представлению интересов в арбитражном суде по заведомо завышенной цене, т.е. по цене значительно превышающий стоимость таких услуг.

Как юридическому лицу в данном случае защитить свои права. Можно ли взыскать сумму превышения разумной стоимости юридических услуг с бывшего директора? Думаю, что мой обзор поможет ответить на вышеназванный вопрос.

Итак, когда с директора общества (ООО или АО) можно взыскать убытки? Сразу отмечу, что здесь речь идет не о привлечении к субсидиарной ответственности в рамках процедур банкротства, а именно об исках, основанных на нормах корпоративного законодательства.

Нормы, регулирующие поведение исполнительных органов АО и ООО и их гражданско-правовую ответственность перед обществом

Ст.

44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» содержит следующие требования к осуществлению деятельности органами ООО: Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий при осуществлении ими прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества добросовестно и разумно.

Аналогичный стандарт исполнения обязанностей содержится и в ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах».

Далее ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах» предусматривается, что

Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

С иском о взыскании убытков в пользу ООО может обратиться само общество или его участник, а с иском о взыскании убытков с АО в суд может обратиться общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества. Если с иском в суд обращается  общество, то это прямой иск, а если участники или акционеры то такие иски называют косвенными или производными, так как взыскание идет не в пользу истцов, а в пользу общества.

Какое поведение директора является добросовестным и разумным? 

Примерные критерии добросовестности даны в п.2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». Они следующие:

  • Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:
  • 1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;
  • 2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  • 3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
  • 4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
Читайте также:  Как выбрать кофе. 5 главных правил

Материальная ответственность директора за ущерб, причиненный им в ходе управления компанией

Директор принял бизнес-решение, которое оказалось ошибочным и повлекло за собой убытки компании.

Что это? Предпринимательский риск собственников юридического лица, которые должны были оценить компетентность директора, назначая его на эту должность? Или все же директор, являясь самостоятельным участником бизнес-отношений, должен отвечать за свои решения, в том числе и личным имуществом?

  • Формально ответ на этот вопрос содержится в Гражданском кодексе РФ и специальных законах.
  • Цитируем документ:
  • Пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса РФ:

Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Такую же обязанность несут члены коллегиальных органов юридического лица (наблюдательного или иного совета, правления и т.п.).

Пункт 2 статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»:

«Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами».

Аналогичные положения содержатся в статье 77 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

Таким образом, законодатель прямо указал на ответственность директора за убытки, причиненные обществу в результате его «неразумного и недобросовестного» управления.

Формула доказывания убытков традиционно складывается из четырех элементов, определенных статьями 15 и 401 Гражданского кодекса РФ:

Причинно-следственная связь

Факт причинения убытков Событие правонарушения Вина причинителя вреда

При этом бремя доказывания распределяется следующим образом:

истец должен доказать факт нарушения обязательств ответчиком (то есть наличие самого события правонарушения), факт причинения убытков (в том числе их размер) и причинно-следственную связь между этими двумя элементами; ответчик же должен доказать отсутствие своей вины.

В спорах о взыскании убытков с физических лиц суды традиционно предъявляют высокие стандарты доказывания.

Требуя с директора возмещения убытков, причиненных невыгодной сделкой, истцу бывает сложно доказать, что директор допустил нарушение какой-либо нормы права, и особенно затруднительно представить доказательства прямой причинно-следственной связи между возникшими у общества убытками и действиями директора.

Так, в деле № А41-15164/2015 Верховный Суд РФ отказал в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам, указав, что судами сделан правильный вывод об отсутствии доказательств, достоверно свидетельствующих о совершении ответчиком заведомо противоправных действий, выразившихся в заключении договоров строительного подряда и повлекших возникновение на стороне истца убытков в истребуемом размере.

В деле № А07-13530/2015, отказывая в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам, Верховный суд РФ согласился с выводами нижестоящих судов об отсутствии причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и негативными последствиями, наступившими для истца (определение Верховного Суда РФ от 05.04.2016 № 309-ЭС16-3646).

Ответственность для директора

По гражданскому законодательству директор компании должен действовать добросовестно и разумно, однако соблюдают этот принцип далеко не все руководители. По данным сайта Арбитражного суда Свердловской области, ежегодно число споров о взыскании убытков с директоров возрастает на 10–15%.

Чаще всего руководители заключают от имени компании противоправные сделки или начисляют незаконные премии. В условиях ужесточения норм права директор должен действовать максимально осмотрительно.

О способах и практике взыскания убытков с директоров рассказывает управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов.

По Гражданскому кодексу РФ и закону об обществах с ограниченной ответственностью (ООО) руководитель обязан возместить убытки, которые он виновно причинил обществу.

Однако нужно доказать, что директор, исполняя свои обязанности, действовал недобросовестно или неразумно.

В том числе что его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску. Тогда директор может быть привлечен к гражданской ответственности.

Куда обращаться с иском к директору

Дела о взыскании убытков с директора рассматривают арбитражные суды. При этом срок исковой давности по искам о взыскании убытков с директора исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда общество получило возможность узнать о нем либо когда о нарушении узнал или должен был узнать не аффилированный с директором конт­ролирующий участник.

Когда и в чью пользу можно взыскать убытки

Согласно АПК РФ, если учредитель подал иск о возмещении убытков, решение принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск. Иски о возмещении убытков к директору можно предъявить, если убытки возникли в ряде случаев.

При нарушениях в трудовых отношениях. Если директор увеличил себе зарплату или выплатил себе или другим работникам компании премии, при отсутствии решения компетентного органа управления общества, ему придется возместить убытки компании согласно Постановлению Арбитражного суда Центрального округа от 22 января 2016 года № Ф10-4437/2015.

Также если директор без согласия компетентного органа управления общества утвердил штатное расписание с повышенной тарифной ставкой для работников, он должен возместить компании причиненные этим убытки.

Однако только при условии, что обязательность такого согласия компетентного органа предусмотрена в уставе компании, говорится в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 23 января 2013 года по делу А32-50074/2011.

Впрочем, есть случаи, когда взыскать убыток с директора не удастся.

Например, если он в рамках законных полномочий выплатил премии работникам или увеличил свою зарплату, либо выплатил материальную помощь работнику, который является его близким родственником.

Оба эти действия не являются основанием для взыскания убытков компании по Постановлению Арбитражного суда Уральского округа от 4 сентября 2015 года № Ф09-5354/15.

При ведении отчетности, уплате обязательных платежей и исполнении обязательных решений. По вопросу о том, можно ли взыскать с директора убытки, возникшие в связи с доначислением обществу налоговых платежей на основании решения о привлечении к налоговой ответственности, существует две позиции судов.

Более свежая позиция судов — с директора могут быть взысканы убытки, понесенные обществом, в размере доначисленных сумм налогов на основании решения о привлечении к налоговой ответственности.

Оно основано на Постановлении пленума ВАС РФ № 62.

Однако, обосновывая добросовестность и разумность своих действий, директор может доказать, что на момент совершения они очевидно не квалифицировались как нарушение из-за отсутствия единообразия в применении законодательства.

А вот ранее суды настаивали, что с директора нельзя взыскать убытки, причиненные компании в связи с доначислением ей налогов (Постановление ФАС Московского округа от 10 октября 2008 № КГ-А40/8164-08). Суды ранее указали, что не уплаченные обществом налоги не являются доказательством причинения директором убытков обществу.

Если у ООО есть убытки, которые отражены в бухгалтерском учете, совсем не обязательно, что их взыщут с директора.

А вот если по вине руководителя общество не исполнило судебные акты, с него можно взыскать размер штрафов и исполнительского сбора, которые заплатила компания.

Такая практика описана в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12 августа 2015 года № Ф04-21557/2015.

При совершении сделок. Директор может заключить сделку, которая повлечет негативные последствия для компании. Если такое произошло, то взыскать убытки можно, даже если такую сделку одобрил уполномоченный орган общества.

Ранее в судебной практике существовала позиция не взыскивать с директора убытки по сделке, одобренной уполномоченным органом общества (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19 июня 2013 по делу А33-12782/2012; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16 ноября 2011 по делу А45-63/2011).

Убытки с руководителя можно взыскать в случае, если он заключает договор с фиктивным контрагентом, который впоследствии не исполняет обязательства. До заключения сделки директор должен принять меры для проверки контрагента и убедиться, что тот способен выполнить условия договора, следует из Постановления Арбитражного суда Московского округа от 3 февраля 2015 года № Ф05-16762/2014.

Также если директор по договору поставки принял товар, но не передал его компании, с него можно взыскать стоимость этого товара. Такая практика описана в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 9 октября 2014 года № Ф05-8337/14.

Однако убыток взыскать не удастся, если между компанией и директором (единоличным исполнительным органом) заключен договор займа — согласно Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 19 октября 2010 года по делу А45-4107/2010 это не является достаточным основанием для взыскания.

При распоряжении деньгами компании. Вопрос о том, является ли незаконное перечисление компанией денег на счет другого юрлица основанием для взыскания убытков с директора перечислившей деньги компании, пока остается спорным в судебной практике.

Позиция 1. Перечисление обществом денежных средств со своего расчетного счета на расчетный счет другого юридического лица, если отсутствуют обязанность по их уплате и встречное исполнение, является основанием для взыскания убытков с директора общества (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 2 ноября 2015 года № Ф09-4937/14).

Позиция 2. Перечисление обществом денежных средств со своего расчетного счета на расчетный счет другого юридического лица, если отсутствуют обязанность по их уплате и встречное обеспечение, не является основанием для взыскания убытков с директора общества (Постановление ФАС Уральского округа от 25 января 2011 года № Ф09-11645/10-С4).

А вот выдача с расчетного счета общества денежных средств физическому лицу без каких-либо правовых оснований и встречного предоставления на основании чека, подписанного директором, является основанием для взыскания с него убытков (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 12 февраля 2016 года № Ф03-6209/2015).

С директора также взыскиваются убытки в размере снятых с расчетного счета общества (изъятых из кассы) денежных средств (в том числе сумма банковской комиссии за их снятие со счета), если не подтвержден тот факт, что директор использовал указанные средства на нужды общества.

При распоряжении имуществом. С директора, заключившего по заниженной цене договор по распоряжению имуществом общества, могут быть взысканы убытки. С директора, который заключил договор, направленный на приобретение обществом имущества по заведомо завышенной цене, также взыскиваются убытки (подп. 5 п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года № 62).

В результате иной деятельности. Участники ликвидированного общества вправе требовать взыскания в свою пользу убытков с директора ООО, если прекращение деятельности общества было обусловлено неправомерными действиями такого лица (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 1 сентября 2014 года № Ф03-3154/2014).

На практике количество исков о взыскании убытков с директора компании каждый год в среднем увеличивается на 10–15%. Таких споров становится все больше.

Это говорит о том, что в новых реалиях директор, принимая те или иные решения, должен действовать не только добросовестно и разумно, но и максимально осмотрительно, реалистично и с учетом позиций судов оценивая возможные последствия своих действий.

Алексей Охлопков

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *