Нестандартные ситуации причинения убытков. какие аргументы помогут добиться взыскания

Иллюстрация: Право.Ru/Оксана Острогорская За последние годы практика российских судов по делам о взыскании убытков стала более благоприятной для взыскателей. Это повлекло за собой предъявление исков, основания для которых гораздо разнообразнее, чем были ранее: взыскиваются и убытки из недобросовестного поведения, и предвидимые убытки, и прочие виды убытков. На конференции «Право.ru» эксперты поделились своими мыслями на этот счет.

Модератор тематической конференции «Право.ru» Виктор Петров, руководитель арбитражной практики Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря
, поделился статистикой по убыткам (на основе данных Суддепа при ВС), которая показала: процент удовлетворенных исков о взыскании убытков остается «стабильно высоким». Удовлетворено примерно два иска об убытках из трех поданных.

То стимулирование судов к снижению стандарта доказывания убытков, которое было объявлено как значимая тенденция для практики, действительно стало работать.

Виктор Петров

Максим Григорьев, партнер, руководитель специальных проектов Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря
, рассказал, какие типичные ошибки совершали суды в спорах о взыскании убытков в 2019 году.

Они в первую очередь завышали стандарт доказывания причинно-следственной связи, то есть игнорировали правило о разумной степени достоверности. «Суды, когда не хотят взыскивать убытки, зачастую прикрываются тем, что они не видят «причинно-следственной связи», – объяснил эксперт.

Из других распространенных ошибок – взыскание чисто символических убытков; неправильное распределение доказывания вины; отказ во взыскании убытков из-за того, что истец не проявил разумную осмотрительность.

Эксперт также остановился и на тенденциях, которые сейчас преобладают по этой категории споров:

  • число «мелких» исков о взыскании убытков растет;
  • стандарт доказывания факта и размера убытков снижается;
  • суды ведут себя все более активно при определении размера убытков, то есть задают вопросы участникам процесса, предлагают предоставить дополнительные доказательства;
  • также суды принимают во внимание степень предвидимости ответчиком убытков и их размера.

Также суды все больше внимательны к порядку определения убытков именно в договоре. Кроме того, сейчас встречается и «перевыставление» административных штрафов, когда истца привлекают к административной ответственности из-за действий его контрагента. Например, когда подрядчика привлекают из-за субподрядчика. Верховный суд признал такого рода «перевыставление» штрафов правомерным.

Максим Григорьев

Еще одной тенденцией Григорьев выделил «альтернативность взыскания договорных и деликтных убытков». Больше о деликтных убытках рассказала Анна Маркелова, аспирант Института законодательства и сравнительно правоведения при Правительстве РФ.

По ее словам, к деликтному взысканию убытков сейчас принято относится осторожно: «слишком далеко такие убытки могут простираться».

Но и ВС, и Гражданский кодекс, по словам эксперта, больше исходят из того, что деликтное право не такое ущербное и довольно широкое, его можно использовать как средство, когда есть препятствия для взыскания договорных убытков. 

Практика Взыскиваем убытки: тенденции судебной практики

И особенно остро проблема взыскания деликтных убытков стоит в случае «утраты шанса». Например, когда кому-то незаконно отказывают в допуске к торгам. «Теоретически и принципиально нет препятствий в том, чтобы распространять деликтное право на такие споры», – уверена Маркелова.

Но если несостоявшийся участник может взыскать убытки, то как их доказать и посчитать? Ведь не факт, что он выиграл бы конкурс, не факт, что исполнил бы договор надлежащим образом. Как доказать убытки? В одном из дел компания строила свое доказывание на том, что она уже выигрывала подобные конкурсы много раз именно у этого заказчика.

Истец приводил в пример процент чистой прибыли по предыдущим контрактам. Но суды решили, что факторов слишком много и высказаться о наличии убытков однозначно нельзя. В некоторых зарубежных юрисдикциях учитывается вероятность наступления события, рассказала эксперт.

«Можно считать через вероятность, понятно, как это сделать, но успешных подобных кейсов я не знаю», – заявил Илья Жарский (экспертная группа VETA).

Андрей Егоров, главный редактор Журнала РШЧП и руководитель образовательных программ Школы для юристов-практиков Lextorium, обсудил с участниками конференции такой институт, как «заранее оцененные убытки».

Считается, что такие убытки пришли из англо-американского права, где нельзя взыскать штрафы и штрафные неустойки с контрагента, поэтому там заранее договариваются о том, какие убытки могут быть взысканы.

Но приемлемы ли «заранее оцененные убытки» в России? Егоров уверен, что да, но со своими особенностями.

К сожалению, нужно констатировать, что в практике встречаются подходы, когда люди зафиксировали заранее оцененные убытки, а суд говорит, что это и не неустойка, и не убытки, то есть «доказывай по полной программе». Но это вопиющая ошибка суда. С этим надо бороться. Успешной практики (например, решения Верховного суда) нет.

Андрей Егоров

Нельзя приравнять к заранее оцененным убыткам и возмещение потерь: в этом составе гражданско-правового нарушения нет противоправного события, с которым могут быть связаны соответствующие потери.

«Поэтому отличие от заранее оцененных убытков понятно. Этот институт остается в зоне ответственности. Если нет противоправности, то нет оснований и взыскивать даже оцененные убытки», – сказал Егоров.

В этом сюжете

  • Верховный суд призвал быть внимательным к экспертизе

По мнению эксперта, смысл заранее оцененных убытков сводится к переброске бремени доказывания. «Так это работает в Германии, и мне кажется, что это эффективный способ», – объяснил он. По словам Егорова, «это очень интересный и полезный институт». Даже если он не сработает, ответчик уже не сможет сказать, что убытки оказались большими и непредвиденными.

Актуальным остается вопрос о том, можно ли снизить оцененные убытки. Ответ на него, по словам Егорова, зависит от того, как их воспринимать: если как неустойку, то ст. 333 позволяет их снизить.

Но если заранее оцененные убытки воспринимать только как переброску бремени доказывания, то они все равно сильно облегчают задачу в суде. «Мой совет – не прописывайте определенную цифру, а прописывайте механизм, как вы проверяете оцененные убытки.

В этом случае бремя доказывания убытков будет переложено на ответчика», – заключил эксперт.

Илья Жарский из экспертной группы VETA в заключение рассказал, как экспертиза помогает взыскивать упущенную выгоду с контрагентов.

«Убытки делятся на реальный ущерб и упущенную выгоду, я сконцентрируюсь на последних, потому что это более эфемерная история, сложная для расчета.

Какой-то определенной формулы нет, но нужно понимать, что это всегда неполученная чистая прибыль», – рассказал эксперт.

Главная особенность таких дел с точки зрения оценщика заключается в том, что оценка может хорошо работать в качестве доказательства, а не только как способ определения размера убытков.

Илья Жарский

В некоторых случаях экспертиза даже позволяет проверить причинно-следственную связь между (без)действием ответчика и недополучением выгоды.

Например, в деле № А40-223924/2016 об упущенной выгоде из-за запрета на курсирование железнодорожных вагонов эксперты смогли в ходе оценки выяснить, что нехватка вагонов действительно была и были договоры, по которым их можно было «гонять», следовательно, можно было и заработать деньги. Таким образом, помимо самой оценки размера упущенной выгоды можно получить много другой информации, которая поможет при доказывании.

Практика Убытки за срыв переговоров: почему их трудно взыскать

Рассказал Жарский еще об одном деле – дилера оборудования, который закупает в Германии и продает в России. Вся его деятельность застрахована. Когда наступил страховой случай, страховщик не захотел платить, поэтому дело ушло в суд. Прошло полтора года, пока истец добивался выплаты.

И за это время, если бы страховая выплата произошла вовремя, компания успела бы «прокрутить» эти деньги, решили юристы организации и потребовали эту упущенную выгоду от страховой компании.

Но экспертиза показала, что у компании были свободные денежные средства, поэтому задержка с выплатой никак не сказалась с точки зрения ущерба на основной деятельности и получении прибыли.

В конце выступления Жарский дал несколько общих советов по экспертизе упущенной выгоды и убытков. Любые расчеты должны подкрепляться аналитикой и рыночными данными.

«Ответчик может оспорить каждый показатель, поэтому в хорошем экспертном заключении они должны подкрепляться информацией с рынка и аналитикой», – пояснил эксперт.

Кроме того, очень важно не пренебрегать правом предлагать судье свою постановку вопросов, потому что в таких делах это может серьезно повлиять на расстановку сил как в одну сторону, так и в другую.

Приходите! У нас интересно, полезно и весело. 

  • Вот какие еще мероприятия мы запланировали на февраль: 
  • – 14 февраля: «Маркетинг юридической фирмы Х», офис юридической фирмы «Городисский и партнеры»;
  • – 19 февраля: «Налоговая практика и налоговые споры: 2019–2020», Ararat Park Hyatt.
  • – 28 февраля: «Судебная практика – 2019-2020: ключевые кейсы», Ararat Park Hyatt.

Расписание всех запланированных конференций – по ссылке. Там же можно приобрести билеты и материалы с прошедших мероприятий.

Взыскание убытков | юристы | БОЛЬШОЕ ДЕЛО

Взыскать убытки бывает сложнее, чем кажется. Для этого нужно доказать совокупность из 4-х факторов (подробнее об этом ниже), но юристам с небольшим опытом работы не всегда удаётся это сделать. В таком случае суд по взысканию убытков будет проигран, а оппонент сможет взыскать судебные расходы. Поэтому, придя в суд взыскивать убытки, есть риск остаться должным.

Перед тем, как начинать дело по взысканию убытков, надо очень точно рассчитать перспективу. У нас есть опыт взыскания убытков, и в этой статье мы делимся с вами информацией, как это сделать и что надо предусмотреть, перед тем, как начинать суд по убыткам.

Что такое убытки? Это:

  • реальный ущерб: 1. расходы, которые контрагенту-нарушителю придётся понести, чтобы восстановить ситуацию такой, какой она была до убытков. А также это расходы, которые уже пришлось понести; 2. стоимость утраты или повреждения имущества. Например, Ромашка перевозила транспортом товар Лютика, но не довезла его, а разбила и испортила. Ромашке придётся возместить Лютику стоимость товара. А если Ромашка откажется это сделать добровольно, и Лютику придётся идти в суд, то Ромашке придётся возмещать еще и траты, связанные с судом — экспертизу, сбор доказательств, работу юристов и т.д.
  • упущенная выгода — это доходы, которые истец получил бы, если бы не «косяк» контрагента.
Читайте также:  В договоре поручительства может быть достаточно ссылки на кредитный договор

Ущерб — это не только про взаимоотношения компаний. «Внутри» одной компании тоже может возникнуть ущерб. Например, директор может нанести его фирме, которой руководит.

В нашей практике был случай, когда директор принял на работу иностранных граждан, но не уведомил об этом Федеральную миграционную службу, хотя должен был. Иностранцы какое-то время отработали, а потом уволились. После этого пришла проверка, которая и обнаружила нарушение. Компания получила штраф — 800 тыс руб и уплатила его.

А потом владельцы компании предъявили иск директору о взыскании убытков, ведь это по его вине компанию оштрафовали. Суд решил, что владельцы компании правы и убытки с директора взыскал.

Четыре условия для взыскания убытков

Просто так убытки не взыщешь. Надо, чтобы выполнялись 4 условия:

  • причинитель убытков допустил правонарушение или нарушил право. Возвращаясь к примеру про директора — правонарушение заключалось в том, что он обязан был уведомить ФМС о том, что принял на работу иностранцев, а после того, как они уволились, уведомить и об этом факте, но не сделал этого;
  • есть вина в действии или бездействии: директор должен был совершить действие (уведомить ФМС), но не совершил его;
  • есть последствия в виде убытков, и размер убытков точно известен. Пример выше соответствует этому требованию: и убытки есть (штраф), и размер известен — 800 тыс руб;
  • есть причинно-следственная связь между нарушением права лицом и убытками. Все верно — компании прилетел штраф только потому, что директор нарушил закон.

Если бы одного из пунктов выше не было, то взыскать с директора убытков не удалось бы. Для взыскания нужно, чтобы чётко выполнялись все 4 пункта, иначе ничего не выйдет.

Например, предприниматель арендовал у фирмы киоск для торговли одеждой. По договору ИП должен возместить фирме материальный ущерб, который возникает по вине ИП или его сотрудников. Киоск сгорел.

И фирма обратилась в суд, требуя взыскать убытки с предпринимателя, но суд отказал, т.к. вина предпринимателя в пожаре не доказана. То есть нет одного из пунктов выше. Дело №А01-261/2012, №А01-2064/11.

А что с упущенной выгодой?

Когда ООО «Ромашка» нарушила договор с ООО «Лютик» (не поставила товар, например, или поставила, но не того качества и т.д.) Лютик упускает выгоду. Ведь он продал бы этот товар и заработал, а так не вышло.

Можно ли получить с Ромашки упущенную выгоду? Можно. Но сложно. Уж очень хитро надо доказывать размер упущенной выгоды. А делать это обязан всецело истец. Он должен привести все расчёты упущенной выгоды (и убытков других видов тоже).

В другой нашей статье вы можете прочитать практические рекомендации о том, как доказывать в судах размер упущенной выгоды.

Почему доказать причинение убытков на практике сложно?

Представим ситуацию: компания «Строитель» строит коттеджи. Компания «Поставщик» привозит Строителю стройматериалы для этих коттеджей.

Однажды Поставщик привёз Строителю цемент хуже, чем надо было. Что в таком случае должен сделать приемщик стройматериалов или прораб со стороны Строителя?

Он должен заметить, что качество цемента ниже оговоренного и отправить претензию Поставщику с требованием поставить хороший цемент. Можно ещё расторгнуть договор, конечно, но это уже не в компетенции прораба.

А что произойдет, если никто не заметит, что цемент плохой, и этот цемент будет использован при строительстве? Взыскать убытки будет уже практически невозможно, ведь цемент будет принят Строителем, оплачен и использован. И это не все, с чем может столкнуться данная компания.

Если сотрудник Строителя заметит, что цемент хуже, чем прописано в договоре и предъявит претензию, то Поставщик может начать отнекиваться или тянуть время. А у Строителя-то сроки сдачи коттеджей. Из-за спора между Поставщиком и Строителем последний может сорвать сроки сдачи, ему могут «прилететь» претензии покупателей, он не получит выгоду, на которую рассчитывал.

Тут уже получается упущенная выгода. Но взыскать её ещё сложнее, чем убытки, потому что необходимо просчитать массы переменных — какие затраты пришлось бы понести Строителю, чтобы получить прибыль, почему Строитель заявляет, что рассчитывал получить именно такую прибыль, а не меньше или больше и т.д. Судебная практика подтверждает, что убедить судей в размере упущенной выгоды непросто.

Предприниматель требовал от крестьянского (фермерского хозяйства) взыскание долга, процентов за пользование его деньгами, упущенную выгоду, оплату услуг адвоката. Дело было в том, что предприниматель сделал хозяйству предоплату за свёклу, но что-то пошло не так, и свёклу предприниматель не получил.

Отсюда и требования. Суды решили, что предприниматель должен получить все, что требует, кроме упущенной выгоды.

Почему? Потому, что когда ИП считал, сколько денег он недополучил (466 тыс руб), он забыл учесть: — транспортные расходы на перевозку свёклы и сахара, который он планировал получить из свёклы; — налоги;

— зарплату работникам.

Дело №А01-814/2010.

Выше мы писали про качество цемента. Но где прописано это качество? На каком основании Строитель может требовать цемент определённого качества?

Оно прописано в договоре поставки или спецификациях. Вернее, должно быть прописано.

А если не прописано? Как Строитель может заявлять, что Поставщик привез плохой цемент, если непонятно, какой цемент необходимо привезти?

Как на практике рассчитать убытки?

Иногда размер убытков понятен, и рассчитывать ничего не приходится.

Например, водитель-сотрудник ООО выпил и устроил ДТП на служебной машине. ГИБДД привлекло его в административной ответственности (вина есть). Правонарушение есть (нарушены ПДД).

Убыток тоже есть — это стоимость ремонта авто, которая подтверждается документами с СТО с указанием стоимости ремонта.

Но что, если ситуация сложнее, и требуется расчёт убытков? Или ООО сначала хочет взыскать убытки с водителя, а только потом заниматься ремонтом авто (то есть на момент взыскания убытков они ещё не понесены)?

Убытки считают специально обученные люди — оценщики. Если нанесён реальный ущерб или вред имуществу, оценщик приезжает, все фотографирует, считает амортизацию, износ, стоимость восстановительного ремонта и т.д.

Но контрагент всегда хочет занизить размер убытков. Как с этим бороться? У нас есть средство борьбы: мы контролируем действия оценщиков (которые работают с нашей стороны и со стороны оппонента). Поэтому мы всегда готовы:

  • отстаивать в суде оценку, которую представим мы;
  • опровергать позицию «враждебного» оценщика.

Когда мы идём в суд, мы прикладываем к иску документы, подтверждающие ущерб (или документы, которые подтверждают уже понесённые траты или оценку, которая показывает, сколько денег придётся потратить в будущем). Поэтому позиция наших клиентов в судах по убыткам — сильная.

Другая сторона в таких делах может или ничего не делать (для вас это хорошо) или активно сопротивляться (это хуже). Если оппонент ничего не делает, то мы все взыскиваем без проблем. А что, если другая сторона провела «свою» оценку, где размер убытков серьёзно занижен или добилась, чтобы суд назначил судебную экспертизу? Мы умеем с этим бороться.

Пример из нашей практики: управляющая компания сбивала зимой наледь с крыши дома. Наледь упала и повредила вывеску магазина, а также разбила ступеньки его крыльца. Магазин обратился к нам, оценщики по нашему поручению провели оценку ущерба (вывеска + ступеньки). Мы пошли в суд за взысканием убытков.

Но УК с нашими расчётами не согласилась и добилась проведения судебно-технической экспертизы. Эксперт решил, что никакой связи между падением наледи и ущербом для ступенек нет. Якобы ступеньки износились от времени (физический износ). А значит, УК тут вообще ни при чём.

Эксперта вызвали в судебное заседание. Наш юрист задала ему несколько вопросов, от которых эксперт «сел в лужу», а его выводы стали выглядеть очень бледно. Выяснилось, это эксперт:

  • не может назвать марку бетона, из которого были сделаны ступеньки. Хотя он обязан был выяснить марку, проводя экспертизу;
  • не изучил траекторию падения наледи. На каком основании он в таком случае вообще утверждает, что ступеньки повредились не наледью?

А на вопрос юриста «как Вы определили, что износ ступенек — физический?» он вообще ответил: — Я строитель, я так считаю.

Такие смехотворные ответы нас, конечно, не устроили, и мы ходатайствовали о проведении повторной экспертизы. Суд согласился.

Мы добились проведения повторной экспертизы потому, что были готовы задать эксперту оппонента вопросы, на которые он не смог ответить. Ведь мы заблаговременно изучили материалы его экспертизы. Юристы нашей компании всегда готовятся к судебным заседаниям. Благодаря этому мы находим слабые стороны у оппонентов и максимально используем их.

Ещё пара дел, доказывающих, что при взыскании убытков не все так однозначно

Предпринимательница заказала у предпринимателя печать 2000 календарей с рекламой её салона штор. Печатали в два подхода — сначала 1000 штук и потом ещё 1000 штук. Предпринимательница приняла календарики, а потом выкатила иск предпринимателю, ведь в календарях были ошибки в нумерации дней недели.

Читайте также:  Технический надзор за выполнением строительно-монтажных работ, также государственный, операционный и иной контроль качества: виды, организация проведения, СНИПы

Но суды ей отказали, ведь она приняла и оплатила календари. Раз приняла и оплатила, то нечего теперь… Тем более, когда она смотрела первую партию календарей, она могла заметить ошибку, но не заметила. Дело №А01-189/2011. У пристава лежал исполнительный лист, согласно которому кооператив должен был получить с компании 1,8 млн руб.

Но пристав ничего не делал, чтобы взыскать с компании эти 1,8 млн руб, хотя по р/с компании проходили куда более значительные суммы. А потом компания обанкротилась, и исполнительный лист превратился в бумажку, ведь теперь взыскивать по нему было не с кого. Кооператив обратился в суд, требуя взыскать с приставов убытки — 1,8 млн руб.

Суд согласился, что требование обоснованно и взыскал убытки. Дело №А01-296/2011.

Выводы

Убытки — это реальный ущерб (расходы и стоимость утраты или повреждений) и упущенная выгода. Доказывать упущенную выгоды сложнее, чем ущерб, потому что приходится доказывать, какую прибыль истец получил бы в будущем (то есть надо доказывать факт, который мог бы произойти, но не произошёл) и что истец не смог получить эту прибыль именно по вине ответчика.

Чтобы взыскать убытки, надо доказать правонарушение или нарушение права, вину, последствия в виду убытков и причинно-следственную связь.

На практика взыскание убытков — сложное и в чём-то даже коварное дело, к которому надо готовиться и все просчитывать. Взыскание убытков начинается с точного и грамотного договора.

Другая сторона может «ставить палки в колёса» и заявлять свою оценку или экспертизы, занижая тем самым размер убытков. Мы знаем, какие меры надо принимать, чтобы суд согласился с нами относительно размера убытков.

Автор публикации: Юлия Огуреева

Как взыскать убыток с контрагента – разбираем реальные ситуации | Rusbase

Он складывается из реального ущерба и упущенной выгоды.

  • Реальный ущерб – это прежде всего утрата или повреждение имущества, принадлежащего пострадавшей стороне, а также расходы, необходимые для его восстановления.
  • Упущенная выгода – это неполученные доходы, которые пострадавшая сторона могла бы получить, если бы ее право не было нарушено.

Судебная практика конкретизирует понятие реального ущерба. Под ним понимаются, например, расходы на новые материалы, которые используются для восстановления имущества, уменьшение стоимости и полная утрата имущества, деньги, заплаченные в качестве штрафа.

Документами, подтверждающими реальный ущерб, являются калькуляция расходов, акты об утере или повреждении товаров, счета-фактуры на оплату приобретенных материалов для ремонта, отчет оценщика.

Немного сложнее обстоят дела с определением упущенной выгоды.

  • Упущенная выгода – это неполученный доход, а значит ее расчет носит приблизительный и вероятностный характер. Но данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске.

Верховный суд указывает, что при определении упущенной выгоды пострадавший вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие, которые говорят о возможности ее извлечения.

Например, заказчик ремонта магазина предъявил подрядчику иск о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора подряда. После выполнения ремонтных работ обнаружилась коррозия и трещины в штукатурном слое, поэтому заказчик не мог продавать товары.

В этом случае упущенную выгоду можно рассчитать на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения или после его устранения.

В любом случае расчет упущенной выгоды должен быть максимально достоверным и приближенным к действительности, а также документально подтвержденным.

Такими документами могут быть договоры с третьими лицами, платежные документы, подтверждающие расходы. Также можно использовать заключения эксперта-оценщика, которого может привлечь потерпевшая сторона.

Однако бывают ситуации, когда это не обязательно: например, если есть документально закрепленные данные по предыдущим финансовым сводкам или выписки с бухгалтерских счетов.

Обязательные условия для взыскания убытков

Взыскание убытков является формой гражданско-правовой ответственности бизнеса. Поэтому они могут быть взысканы с контрагента только при наличии необходимых условий:

Примеры и суть приведены выше. Также обязательно для суда указать размер причиненных убытков.

Это может выражаться как в совершении незаконных действий, так и в бездействии. К числу подобных может относиться нарушение прав в виде причинения вреда не только в рамках договорных отношений, но и без наличия таковых.

Важно отметить, что поведение будет считаться противоправным независимо от того, знал ли контрагент о неправомерности своего поведения. В соответствии со сложившейся судебной практикой всякое причинение вреда определяется противоправным.

Примеры противоправного поведения:

1. Односторонний отказ от договора при наличии условия о том, что он запрещен

Арендатор обратился в суд с иском к контрагенту-арендодателю о взыскании убытков, возникших в результате одностороннего расторжения договора аренды недвижимого имущества.

Стороны не предусмотрели в договоре право арендодателя на досрочное расторжение договора в одностороннем порядке, поэтому ответчик нарушил правила расторжения сделки, что свидетельствует о противоправности его поведения.

2. Расторжение договора лизинга в отсутствие долга по лизинговым платежам

Крупный лизингодатель в одностороннем порядке расторгнул договор лизинга автобусов с контрагентом, который исправно вносил платежи по сделке.

Лизингополучатель не согласился с этим и обратился в суд, чтобы признать действия бизнес-партнера недействительными и взыскать с него убытки. Суд установил, что истец добросовестно исполнял свои обязательства, поэтому у лизингодателя не было законных оснований для расторжения договора и последующего изъятия автобусов.

  • Причинно-следственная связь между противоправным поведением контрагента и убытками

Данное условие трудно доказуемо. Прежде всего из-за субъективной оценки связи.

На практике пострадавшему бизнесу надо доказать, что противоправные действия контрагента привели или стали причиной возникновения убытков.

Например, в одном из дел суд посчитал причинно-следственную связь не доказанной, так как между сторонами не был заключен договор.

В другом деле пожар, произошедший в сданном в аренду ангаре, был вызван несоблюдением арендатором противопожарных норм, что привело к убыткам собственника здания. Причинно-следственная связь в данной ситуации очевидна.

В российском гражданском праве существует презумпция вины правонарушителя. Более того, он обязан доказать отсутствие вины.

Компания, которой причинен убыток, может ссылаться на вину контрагента, не доказывая ее. Однако правонарушитель может быть признан невиновным при условии, что он принял все меры для надлежащего исполнения своих обязательств или для устранения отрицательных последствий, которые от него требовались.

В таком случае пострадавший бизнес должен предъявить доказательства того, что указанные меры контрагентом не предпринимались.

Например, подрядчик, зная об обстоятельствах, угрожающих прочности и сохранности здания заказчика, своевременно не предупредил его об этом и не предпринял всех возможных мер для их устранения. Его вина очевидна.

  • При определенных условиях возмещение убытков возможно и без вины контрагента

Воздушный кодекс предусматривает, что при столкновении воздушных судов ответственность за вред, причиненный находящимся в них пассажирам и имуществу третьих лиц, несет владелец самолета, то есть невиновное в столкновении лицо. В этой ситуации после выплаты убытков компания-владелец вправе требовать с виновного возмещения затрат.

Для взыскания убытков с контрагента пострадавшая компания обязательно должна доказать все условия правонарушения. Отсутствие даже одного из них означает, что бизнес не сможет защитить свои права.

Как бизнесу подготовиться к суду

К сожалению, ни Гражданский кодекс, ни другие нормативные акты не регламентируют механизм взыскания убытков. Бизнесу перед началом процедуры следует тщательно подготовиться.

  • Во-первых, установить и доказать все элементы правонарушения.
  • Во-вторых, при расчете убытков подтвердить полученный результат (калькуляция затрат, сметы, иные подтверждающие документы).

Стоит отметить, что суд не вправе отказать в возмещении убытков только на том основании, что их размер не может быть установлен с разумной степенью достоверности.

В этом случае их величина определяется судебным органом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности. Однако даже в этом случае нет гарантий, что суд посчитает убыток доказанным и обяжет контрагента возместить потери.

Убытки могут быть возмещены в меньшем объеме, чем это предусмотрено законом или договором. Например, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора энергоснабжения виновный контрагент обязан возместить только реальный ущерб, без упущенной выгоды.

Также исключительно реальный ущерб (без упущенной выгоды) взыскивается с ссудодателя, не передавшего деньги или вещь ссудополучателю.

  • Материалы по теме:
  • Как узнать секреты бизнес-партнера — 9 правовых способов
  • Как пиарщику защитить свою честь и репутацию
  • 7 юридических тонкостей для владельца интернет-магазина
  • Как помочь бизнесу, не отходя от монитора
  • Этот новый вид инвестиций поможет найти деньги для похода в суд

Эффективное взыскание убытков

  • В условиях экономического кризиса иск о взыскании убытков как возможность компенсировать потери кредитора приобретает особую актуальность.
  • Известно, что нарушение условий договора зачастую является экономически более выгодной моделью поведения, и нормы частного права призваны восстановить баланс интересов. 
  • Распространенным видом убытков являются убытки, возникшие при нарушении или расторжении договора, условия которого нарушены.

По смыслу ст. 15 и 393 ГК РФ кредитор обязан представить доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, обосновать с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и возникшими убытками.

Должник вправе предъявить возражения относительно размера убытков и представить доказательства того, что кредитор мог уменьшить убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК).

Читайте также:  Как недобросовестные правообладатели нарушают закон о конкуренции

В аспекте причинно-следственной связи должник несет ответственность только за убытки, которые являются следствием нарушения и могут быть разумно предусмотрены на момент заключения договора, взыскание иных убытков остается под большим вопросом.

Если кредитор не принял разумных мер для уменьшения убытков, их размер тем не менее может быть снижен. Стандарт добросовестного поведения кредитора с учетом его возможностей в каждом конкретном случае индивидуален.

В коммерческом договоре вину кредитора в нарушении договора устанавливать не требуется. Если сторона заключила договор не с целью извлечения прибыли, решение вопроса о применении меры ответственности по правилам п. 1 ст.

401 ГК будет зависеть от того, можно ли рассматривать в качестве предпринимательской деятельность лица, в процессе которой было нарушено обязательство.

Если договор заключен физлицом или некоммерческой организацией с целью извлечения прибыли, ответственность будет наступать и при отсутствии вины.

  1. В случае с коммерческим договором привлечения к ответственности в виде компенсации убытков за нарушение договора удастся избежать, только если неисполнение обусловлено обстоятельствами непреодолимой силы. 
  2. Безусловно, многих волнует вопрос, является ли ситуация с пандемией Covid-19 обстоятельством непреодолимой силы, и как будут применяться санкции за нарушение договорных обязательств.
  3. На мой взгляд, пандемия отвечает критериям непреодолимой силы.

Однако признание пандемии обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников – независимо от типа их деятельности и условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего наличие обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.).

 Для освобождения от ответственности непреодолимая сила должна влечь невозможность исполнения обязательства (п. 3 ст. 401 ГК). Положения ст. 416–417 Кодекса трактуют ее как полную невозможность, в связи с чем обязательство прекращается и сторона договора вправе требовать от госорганов и органов местного самоуправления возмещения убытков (ст. 417 ГК).

В то же время указанные нормы не регулируют, как быть, если исполнить обязательство можно, но это требует несоразмерных затрат и рисков? Возникает непонятная ситуация, когда не представляется возможным точно определить, является ли пандемия коронавируса обстоятельством непреодолимой силы в конкретном случае. Необходимо также обратить внимание на условия договора о форс-мажоре, так как норма п. 3 ст. 401 ГК предусматривает освобождение должника от ответственности, если только иное не предусмотрено законом и договором.

Есть и более сложный путь – изменение условий договора или его расторжение в судебном порядке в соответствии со ст. 451 ГК в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны, совершая сделку.

Указанная норма как раз о том случае, когда исполнение обязательств в принципе возможно, но в такой степени нарушает имущественный интерес, что сторона, заключившая договор, лишается того, на что вправе была рассчитывать.

Существенное изменение обстоятельств в соответствии со ст. 451 ГК принципиально отличается от невозможности исполнения ввиду обстоятельств непреодолимой силы. В первом случае необходимо судебное решение, во втором –обязательство прекращается само.

Особо строить иллюзии о возможности изменения договора по ст. 451 ГК, полагаю, не стоит, поскольку судебная практика по данному вопросу консервативна. Но возможно, в случае с пандемией коронавируса она будет складываться иначе.

Существует также норма, позволяющая взыскать убытки, когда нарушение только предполагается (предвидимое нарушение) – например, убытки, возникшие в результате отказа от договора при реальной угрозе нарушения. Когда кредитор понимает реальность угрозы нарушения обязательств в будущем, он вправе отказаться от договора и взыскать убытки в соответствии с п. 2 ст. 328 ГК.

Убытки могут быть взысканы за правомерные действия. Так, ст. 711 и 782 ГК закреплено, что исполнитель имеет право отказаться от договора, но при этом обязан возместить заказчику убытки. В законах определены также случаи возмещения убытков за правомерные действия со стороны органов государственной власти или местного самоуправления. 

КС: Изменение режима землепользования не обязывает владельца участка доказывать факт причинения ему убыткаСуд подчеркнул, что основанием для возмещения убытков могут быть не только противоправные, но и правомерные действия госорганов или органов местного самоуправления

Примечательно недавно рассмотренное Конституционным Судом РФ дело по жалобе Ирины Бутримовой, участок которой попал в границы зоны культурного наследия и в результате изменения вида разрешенного использования кадастровая стоимость изменилась с 5,8 млн руб.

до 1 руб. В законе данный случай прямо не урегулирован, поэтому суды всех инстанций отказали во взыскании убытков. Но КС внес ясность, указав в Постановлении от 5 марта 2020 г.

№ 11-П, что возмещать убытки необходимо и при наличии неопределенности в толковании закона. 

Убытки также могут возникнуть в случае выявления кредитором недостоверной информации. В частности, ст. 431.2 ГК позволяет взыскать их, если причиной возникновения убытков стали ложные заверения об обстоятельствах.

Это происходит, когда сторона в ходе переговоров (до или после заключения договора) предоставляет другой стороне недостоверную информацию о себе, активе и т.д.

, в результате чего другая сторона, положившись на заверения, понесла убытки.

Так, Верховный Суд РФ направил на пересмотр дело несостоявшегося покупателя фитнес-клуба в г. Москве, требовавшего взыскать со стороны, внезапно вышедшей из переговоров, 580 тыс. руб. убытков на услуги юристов, сопровождавших сделку (см. Определение от  29 января 2020 г. по делу № 305-ЭС19-19395).

Новеллой является взыскание чисто экономических убытков. Это бывает, если между причинителем вреда и потерпевшим отсутствует связь – когда лицо не причинило вред, но своими действиями спровоцировало у другого лица потери или лишило выгоды, на которую оно рассчитывало.

Судебная практика показывает, что убытки можно взыскать и в таких случаях – примерами служат дела, рассмотренные ВС (определения от 22 мая 2017 г. по делу ООО «Бомарше» № 303-ЭС16-19319; от 11 мая 2018 г. по  делу ООО «Магадан-тест» № 306-ЭС17-18368).

Например, в деле общества «Магадан-тест» речь шла о взыскании чисто экономических убытков за ненадлежащее исполнение обязанности по сертификации товара.

Истец приобрел автомобиль по договору лизинга, а иск предъявил к лицу, осуществившему сертификацию, так как на момент обнаружения недостатков право на иск к продавцу было утрачено. Убытки составляли разницу между уплаченной по договору лизинга ценой самосвала и рыночной стоимостью металлолома.

ВС указал: «небрежность ответчика при исполнении регламентированных законом обязанностей находится в причинной связи с возникшими у истца убытками». 

Необходимо различать деликтный и договорной способы взыскания убытков – они существенно отличаются и зачастую ведут к разным результатам.

При договорном способе взыскания убытков наличия вины не требуется – деликтная ответственность строится на началах вины. Стороны в договоре могут ограничить размер убытков, предусмотрев возмещение только реального ущерба. 

В случае с деликтом это невозможно. 

На практике встречаются случаи, когда сложно определить, с каким исковым заявлением обратиться – например, при исполнении договора причинен вред имуществу кредитора и из договора прямо не следует обязанность его возместить.

Судебная практика придерживается мнения о недопустимости произвольного выбора кредитором деликтного или договорного способа взыскания убытков и утверждает приоритет договорного, хотя это не всегда очевидно.

Исход дела напрямую будет зависеть от выбора иска. 

Возможность взыскания убытков и их размер зависят от правовой квалификации. 

Столкнувшись с нарушением, кредитор может понести реальный ущерб в виде понесенных трат или расходов, которые будут понесены в будущем, и упущенную выгоду – доход, который он мог получить, если бы права не были нарушены. 

Упущенная выгода, как и неустойка, не служит основанием для включения в реестр кредиторов, а также не может использоваться при возбуждении дела о банкротстве. Для целей взыскания этот нюанс необходимо учитывать. Иногда закон позволяет взыскать только реальный ущерб.

Бывают ситуации, когда вид убытков сложно определить. В ст. 393.1 ГК закреплен способ взыскания договорных убытков, рассчитанный конкретным или абстрактным методом определения ценовой разницы, без отнесения к конкретному виду убытка.

Есть мнение, что вид убытков зависит от того, кто их взыскивает по замещающей сделке. Для покупателя это реальный ущерб, так как он вынужден купить по более высокой цене, а для продавца – упущенная выгода, поскольку он рассчитывал продать товар по более высокой цене, в итоге продал по низкой.

Существует и иная точка зрения – о том, что в обоих случаях это реальный ущерб. 

Договорное ограничение размера убытков не препятствует их взысканию.

Взыскание неустойки не лишает кредитора права взыскать убытки в сумме, не покрытой неустойкой. Если стороны ограничили объем ответственности исключительно неустойкой в соответствии со ст.

394 ГК, ограничение можно преодолеть в случае умышленного характера нарушения (п. 4 ст. 401 Кодекса). В коммерческих договорах вина должника презюмируется, в некоммерческих – условие об ограничении убытков имеет силу лишь при наличии вины.

Договорная неустойка зачастую не покрывает убытки, так как «срезается» судом.

Несмотря на широкие правовые возможности для возмещения убытков, эффективность защиты напрямую зависит от учета специфики конкретного дела. В случае с Covid-19 и невозможности исполнения обязательства целесообразно внимательно изучить условия договора и незамедлительно уведомить контрагента о невозможности исполнения ввиду форс-мажора. 

В заключение добавлю: принимая решение о неисполнении обязательства, необходимо соотнести свою ситуацию с критерием невозможности исполнения условий договора контрагентом.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *