Об оспаривании гарантии от банка

Об оспаривании гарантии от банкаСегодня дам рекомендации для защиты интересов поставщиков и подрядчиков (исполнителей) по госконтрактам в случае необоснованного получения заказчиками неустоек за счет банковской гарантии.

Очевидно, что данная проблема стоит перед исполнителями в огромном количестве случаев в ходе взаимоотношений по исполнения контрактов, заключаемых в соответствии как с законом о контрактной системе (44-ФЗ), так и о закупках (223-ФЗ), однако ответ на вопрос «что делать в подобных случаях?» поставщику надо еще поискать. У меня, например, не получилось сформулировать вопрос поисковику таким образом, чтобы получить рекомендации коллег по данному вопросу.

В результате для ответа на самые часто возникающие вопросы необходимо потратить значительное количество времени, а для человека не подготовленного становится весьма затруднительно определиться с позицией по спору.

Для наглядности попытаюсь описать вполне типичную ситуацию, а по ходу статьи предложу решение проблемы. Понятно, что в рамках статьи охватить все возможные варианты возникновения спора невозможно, поэтому если у вас, дорогой читатель, останутся вопросы – можете задать их в комментарии, либо оставить свои контакты на сайте или позвонить по телефону в рабочее время.

Банковская гарантия в качестве обеспечения исполнения контракта

  • Итак, допустим ситуацию, что между государственным заказчиком и поставщиком (или подрядчиком) заключен государственный контракт.
  • Обязательства поставщика (исполнителя или подрядчика) обеспечены банковской гарантией (исходим из того, что банковская гарантия соответствует всем требованиям).
  • Как правило, банковская гарантия обеспечивает не только исполнение по контракту, но и обязанность исполнителя по уплате неустоек.

Заказчики, которые особо не заморачиваются над содержанием контрактов, предусматривают не более двух условий к предоставляемой в обеспечение банковской гарантии: она должна быть безотзывной и срок ее действия должен превышать действие контракта на 1 месяц. Данные условия соблюдены.

Бывает, пробежит неизвестно какая «собака» между заказчиком и исполнителем и заказчик, вне зависимости от того исполнен контракт или нет, начисляет неустойку за нарушение поставщиком (подрядчиком или исполнителем) предусмотренных контрактом обязательств.

Требование об осуществлении уплаты по банковской гарантии

  1. Об оспаривании гарантии от банкаКак правило, заказчику даже не надо направлять требование об уплате неустойки поставщику (исполнителю) и он направляет требование об осуществлении выплаты по банковской гарантии прямо в банк.
  2. В моей практике вовсе были случаи, когда поставщик узнавал о наличии претензий к нему у заказчика от банка.
  3. Для того, чтобы определится с понятиями, для тех кто не совсем в теме, поясню, что в данных трехсторонних отношениях банк может также называться гарантом, поставщик (исполнитель) – принципалом, а заказчик – бенефициаром.

Зачастую поставщик (исполнитель) не согласен ни с основаниями, ни с размером начисленной неустойки. Как подсказывает опыт, далеко не всегда у заказчика есть основания для начисления неустоек. Поскольку причин для подобного поведения у заказчика может быть несколько, данные причины, по-большому счету, не имеют значения для целей настоящей статьи, самоустранюсь от описания данных причин.

Банк, получив соответствующее требование от заказчика, немедленно уведомляет поставщика (исполнителя) и передает ему копию требования заказчика.

По закону банк должен произвести выплату по банковской гарантии (в течение пяти дней после получения требования заказчика, если иное не предусмотрено в гарантии). Статьей 376 ГК РФ предусмотрены случаи, когда банк вправе приостановить платеж на срок до семи дней.

При этом банк вправе отказать в выплате по банковской гарантии только если заказчик предоставил требование после окончания срока действия гарантии или если представленные заказчиком документы не соответствуют условиям гарантии.

Выплата банковской гарантии

  • Исходя из моего личного опыта, большинство банков не имеют никакого особого желания разбираться с фактическими обстоятельствами, действует формально, не всегда надлежащим образом даже проверяет представленные заказчиком документы – направив копию требования поставщику осуществляет выплату банковской гарантии, не дожидаясь пояснения поставщика.
  • Подобная позиция банков, по всей видимости, связана исключительно с законодательным регулированием независимых гарантий:
  • 1) срок сжаты, ждать договорится поставщик (исполнитель) с заказчиком или нет банк не может;
  • 2) банк в любом случае останется «при своих», да еще и заработает:
  • – если неустойка начислена заказчиком обосновано, рисков привлечения банка к ответственности за выплату по гарантии нет, денежные средства в порядке регресса взыскиваются с принципала (поставщика или исполнителя);
  • – если заказчик незаконно начислил неустойку, банк также не несет потерь, возмещение сумм, выплаченных по гарантии также относится на принципала пока исполнитель, по факту исключительно в судебном порядке, не докажет необоснованность требований заказчика.
  • При этом если банк списал деньги, как это обычно предусмотрено условиями банковских гарантий, в безакцептном порядке с банковского счета поставщика (исполнителя), то возвращать свои деньги поставщик (исполнитель) будет в качестве возмещения ущерба за счет средств заказчика.
  • Если же принципал не возместит банку суммы, выплаченные по гарантии, и докажет в судебном порядке, что у заказчика не было оснований для предъявления требований для осуществления платежа по банковской гарантии, то банк всегда получит соответствующие суммы с учетом всех процентов за счет бюджетных средств.

Регресс по банковской гарантии

Об оспаривании гарантии от банкаОбязанность принципала (исполнителя или поставщика) по возмещению банку выплаченных по гарантии денежных средств предусмотрена ст. 379 ГК РФ.

  1. Запрет банку требовать от поставщика (исполнителя) возмещения сумм, уплаченных заказчику не в соответствии с условиями гарантии, сам по себе не освобождает поставщика от необходимости занимать активную позицию по доказыванию необходимых обстоятельств.
  2. Учитывая вышеизложенные обстоятельства, маловероятно, что банк откажется от сумм возмещения, даже если для конкретных исполнителей дойдет, что платеж по банковской гарантии был осуществлен не правильно.
  3. Исполнив требование об уплате банковской гарантии, оплатив неустойку, банк потребует от поставщика (исполнителя) возместить соответствующие суммы.
  4. Что делать если исполнитель (поставщик) не согласен с начислением неустойки.

Как правило, даже если донести до заказчика как сильно он ошибался, сам механизм возврата денежных средств может быть весьма затруднительным, поскольку заказчик не вправе распоряжаться денежными средствами, взысканными в качестве неустойки в бюджет. Соответственно готовьтесь к суду.

  • Не буду повторятся, описывать что конкретно и как надо сделать, не буду нагонять жути, настаивая на необходимости привлечения специально обученных юристов, прошедших двадцатилетнюю стажировку в монастырях арбитражного Шаолиня – дело исключительно хозяйское.
  • Получится решить вопрос своими силами – вы молодец, не получится, совершите ошибки, не сможете обосновать суду свою позицию – получите ценный опыт.
  • Ограничусь основными моментами, которые необходимо учитывать, если вы решите защищать свои законные интересы.
  • В порядке подготовки, необходимо для себя сформулировать с какими требованиями вы планируете обратится в суд.
  • В контексте рассматриваемой проблему это могут быть следующие требования:
  • – признать отказ от исполнения контракта незаконным (например, если контракт был прекращен вследствие отказа заказчика от его исполнения в связи с оспариваемым нарушением);
  • – взыскать с заказчика ущерб (необходимо определится с объемом)
  • – взыскать с заказчика неустойку.
  • После того, как вы определитесь с требованиями, необходимо соблюсти претензионный порядок (подробнее писал ранее).

По истечении срока на претензию можно обращаться в суд с соответствующими требованиями. Банк привлекается к участию в деле в качестве третьего лица.

В исковом заявлении необходимо максимально конкретно обосновать свои требования.

Дополнительно, учитывая разъяснения пленума, согласно которым заявление о применении 333 ГК РФ не является признанием нарушения обязательства, в обоснование исковых требований целесообразно просить суд применить ст. 333 ГК с приведением соответствующего контррасчета.

  1. Если поставщиком (исполнителем) не было удовлетворено требование банка о возмещении сумм, выплаченных по гарантии и банк первый подаст в суд исковое заявление, то необходимо ходатайствовать о приостановлении производства по делу по иску банка до вступления в силу решения суда по вашему иску (предполагается, что на момент подачи ходатайства о приостановлении ваш иск должен быть как минимум подан в суд).
  2. Соответственно, если требования поставщика (исполнителя) будут удовлетворены, банк откажется от своих требований (или банку откажут в связи с тем, что судебным решением по вашему иску будет установлена преюдиция отсутствия оснований для начисления и взыскания неустойки).
  3. Как в дальнейшем банк будет разбираться с заказчиком, это уже проблемы банка (очевидно, что также в суде будет разбираться).
  4. В общем понадобится помощь – обращайтесь.

Вс разъяснил, какое условие банковской гарантии считать ничтожным

05.06.2019
 4267

Об оспаривании гарантии от банка supcourt.ru

Верховный суд РФ представил обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, утвержденный 5 июня президиумом суда. В 22-страничном документе приводятся правовые позиции ВС по 17 сложным вопросам судебной практики.

В частности, Верховный суд отмечает, что при направлении бенефициаром гаранту требования о платеже, предусмотренного ст. 374 Гражданского кодекса РФ, считается соблюденным досудебный порядок урегулирования спора, установленный ч. 5 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Учреждение (бенефициар) обратилось в суд с иском к банку (гаранту) о взыскании задолженности по банковской гарантии. Определением суда первой инстанции иск оставлен без рассмотрения. Суд счел, что направлением бенефициаром гаранту требования, предусмотренного ст.

 374 ГК РФ, не может подтверждаться соблюдение досудебного порядка урегулирования спора. В случае получения отказа в совершении платежа либо при неполучении ответа на это требование в установленный срок бенефициар обязан направить гаранту второе требование – претензию.

Читайте также:  За нарушение исключительного права в сфере патентного права можно будет получить компенсацию

Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции, поскольку иск оставлен без рассмотрения без учета положений п. 5 ст. 376 ГК РФ о порядке совершения платежа по гарантии.

Исходя из предназначения института гарантии как независимого и оперативного способа беспрепятственного получения исполнения, предъявление гаранту требования в соответствии со ст.

 374 ГК РФ является достаточной мерой для урегулирования спора во внесудебном порядке, совершать дополнительные действия по направлению претензии не требуется.

Анализируя другое дело, ВС указывает, что условие банковской гарантии, обеспечивающей исполнение государственного контракта, о приложении к требованию о платеже оригинала гарантии на бумажном носителе является ничтожным.

Суд округа оставил в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении иска управления (бенефициара) о взыскании основного долга по банковской гарантии.

Cуды исходили из того, что бенефициар, приняв гарантию в обеспечение исполнения обязательств принципала перед ним (заказчиком по государственному контракту), согласился со всеми условиями этой гарантии, в том числе с тем условием, что к требованию управления о совершении платежа по гарантии должен прилагаться оригинал гарантии. Бенефициар к своему требованию приложил лишь копию гарантии на бумажном носителе.

Сославшись на положения п. 1 ст. 376 ГК РФ, суды освободили гаранта от платежа, так как представленный управлением вместе с требованием документ (копия гарантии) по своим внешним признакам не соответствовал условиям гарантии.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

Во исполнение п. 7 ч. 2 ст. 45 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе) постановлением Правительства РФ от 8 ноября 2013 г.

№ 1005 «О банковских гарантиях, используемых для целей Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» утвержден перечень документов, прилагаемых к требованию о платеже по банковской гарантии.

Этот перечень является исчерпывающим и не предусматривает представление бенефициаром оригинала банковской гарантии.

Гарант в соответствии с требованиями ст.

 45 Закона о контрактной системе с использованием государственной информационной системы выразил волю на выдачу банковской гарантии (включил все сведения о гарантии в государственный реестр, находящийся в открытом доступе, создал электронный образ выполненной на бумажном носителе банковской гарантии (путем сканирования с сохранением всех реквизитов), подписал этот образ усиленной электронной подписью и направил его через систему электронного документооборота, доведя тем самым и до сведения бенефициара), а в дальнейшем не отрицал факт выдачи банковской гарантии, в связи с чем у судов не имелось оснований не признавать юридическую силу за волеизъявлением банка, подтвержденным его же электронными сообщениями.

Условие рассматриваемой банковской гарантии о необходимости приложения к требованию о платеже ее оригинала на бумажном носителе является ничтожным как противоречащее существу законодательного регулирования в сфере обеспечения исполнения государственных контрактов, заключаемых на электронных аукционах, основанного на признании электронного документооборота (ст. 168 ГК РФ, п. 74 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Пленум ВАС РФ встал на защиту компаний, которым банки отказывают в выплатах по гарантии — Газета.Ru

Пленум Высшего арбитражного суда встал на защиту компаний, которым банки отказывают в выплатах по банковской гарантии. Отказы часто основаны на формальных признаках, считают судьи. И позволяют зарабатывать недобросовестным банкам приличные суммы, добавляют эксперты.

В пятницу пленум Высшего арбитражного суда принял постановление, в котором разъяснил нижестоящим судам свою позицию по делам об оспаривании банковских гарантий.

«Необходимость такого постановления объясняется тем, что сейчас достаточно распространена практика, которая позволяет банкам, выдавшим гарантии по обязательствам своих клиентов, уклоняться от исполнения гарантий, ставя вопрос об их недействительности», — пояснил «Газете.Ru» начальник управления частного права ВАС Роман Бевзенко.

Решение ВАС призвано сформировать такую практику, по которой будет сложнее признать банковскую гарантию недействительной. По крайней мере, по формальным основаниям, считает Бевзенко.

Банковская гарантия

— поручительство банка за выполнение клиентом денежных или иных обязательств. В случае нарушения клиентом обязательств банк-гарант несет ответственность по долгам заемщика в пределах, оговоренных в гарантии.

Формальными основаниями, в частности, можно признавать отсутствие в банковской гарантии подписи главного бухгалтера банка.

«Кроме того, недействительность гарантии банки нередко обосновывали доводами о том, что обязательство компании перед контрагентом описано не полностью, или тем, что срок гарантии банка меньше срока обязательства компании перед контрагентом. Или тем, что гарантия выдана в ненадлежащей (не на бумажном носителе) форме», — приводит примеры Бевзенко.

Во время обсуждения проекта постановления сомнение у судей вызвал только один пункт. О том, что «гарантия, выданная на срок, меньший, чем срок исполнения обеспеченного обязательства, не может быть признана недействительной». В итоге суд решил так:

если гарантия банка выдана, например, на три года, а договор между продавцом и покупателем заключен на пять лет, это не повод считать гарантию банка недействительной, если не истек ее срок.

Заместитель председателя ВАС РФ Василий Витрянский считает, что компания, у которой возникли основания требовать досрочного исполнения банковской гарантии, должна иметь право обратиться к гаранту независимо от того, перечислены ли в гарантии все возможные случаи, когда гарантия может быть истребована. Это постановление значительно скорректирует существующую судебную практику, передает агентство РАПСИ мнение зампреда ВАС.

Постановление повысит защиту интересов компаний по обязательствам, обеспеченным банковскими гарантиями,

уверен Бевзенко. Ранее аналогичное решение было принято пленумом ВАС по выдаче и применению векселей (в отношении подписи главного бухгалтера), уточняет начальник отдела юридического консалтинга юридической компании «Приоритет» Мария Калинина.

Постановления пленума об оспаривании банковских гарантий продолжает линию ВАС по защите интересов добросовестных компаний, согласен юрист адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Илья Дедковский.

Так, в феврале 2011 года высшей судебной инстанцией было принято постановление пленума по залогу, сейчас идет обсуждение разъяснений по поручительству.

«Во всех трех случаях прослеживается направленность на повышение эффективности способов обеспечения исполнения обязательств», — говорит Дедковский.

Постановление — удар по тем банкам, которые зарабатывают значительные суммы за счет того, что не выплачивают их, «прикрываясь формальными поводами, которые сами же и создают при выдаче гарантий»,

отмечает юрист юридической компании Art de Lex Алексей Тунгусов. Если покупатель товара — надежная компания, то вознаграждение может составить 2—5% от суммы сделки. Если покупатель — малоизвестная фирма, вознаграждение банка может достигать половины суммы сделки, знает Дедковский.

Но, хотя постановление ВАС ограничит банкам пространство для маневра, у них останутся возможности уклониться от исполнения обязательств, считает Тунгусов.

Отсутствие подписи главного бухгалтера нельзя считать «формальным основанием», спорит с судьями ВАС глава Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков: «Если на гарантии нет подписи главбуха банка, то это можно расценить как сговор».

Глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян называет решение ВАС разумным.

«К сожалению, получила распространение практика, при которой банки спекулируют правом по формальным, казуистическим, не хотелось бы говорить, мошенническим основаниям отказывать в исполнении гарантий.

Но главное, чтобы маятник не качнулся в другую сторону, суды тоже не должны слишком расширительно толковать обязательства по гарантиям», — говорит Тосунян.

Никифорова Екатерина Сергеевна

В случаях, когда должник добровольно не погасил долг по исполнительному документу, судебный пристав вправе изъять принадлежащее ему имущество и впоследствии реализовать его в счет погашения долга (ст.ст. 84, 87 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее – Закон № 229-ФЗ).

Перед тем, как обратить взыскание на имущество должника, судебный пристав производит оценку этого имущества по рыночным ценам (ч. 1 ст. 85 Закона № 229-ФЗ). Для оценки недвижимости и некоторых других видов имущества, а также в случае, если должник не согласен с первоначальной оценкой, пристав обязан привлечь оценщика (ч. 2-3 ст.

85 Закона № 229-ФЗ).

Если привлечение оценщика является обязательным, судебный пристав-исполнитель выносит постановление об оценке имущества  должника на основании отчета оценщика и указывает в постановлении цену имущества, определенную в отчете.

Довольно часто определенная оценщиком цена имущества кажется должнику слишком заниженной. В этом случае он вправе оспорить отчет оценщика в судебном порядке (п. 3 ч. 4 ст. 85 Закона № 229-ФЗ).

Уже на начальном этапе оспаривания возникает вопрос – будет ли это являться исковым производством, либо должнику нужно подавать в суд заявление. Не так давно Высший арбитражный суд «развернул» судебную практику относительно этого вопроса.

Второй важный момент – как доказать необъективность отчета оценщика и добиться переоценки. С учетом сложившейся судебной практики сделать это нелегко, но возможно.

Суды всех субъектов запрещали оспаривать действия оценщика с помощью самостоятельного иска.

Закон № 229-ФЗ, устанавливая, что стоимость объекта оценки, указанная специализированной организацией в отчете об оценке, может быть оспорена сторонами исполнительного производства, не содержит ответа, какое материально-правовое требование необходимо заявить лицу, чье право нарушено, и в каком из видов судопроизводств данное требование должно рассматриваться (п. 3 ч. 4 ст. 85 Закона № 229-ФЗ).

Долгое время суды считали, что способом защиты интересов должника, который считает, что указанная в отчете (и, соответственно, в постановлении судебного пристава-исполнителя) стоимость имущества явно занижена, является оспаривание самого постановления судебного пристава-исполнителя в порядке производства из публичных правоотношений, а не предъявление иска об оспаривании отчета об оценке.

Основывалась данная позиция на Информационном письме Президиума ВАС РФ от 30 мая 2005 г.

Читайте также:  Неправильное название должности в приказе помогло работнику выиграть в суде

№ 92 «О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком», где Президиум ВАС РФ сделал вывод, что «даже в том случае, когда для оценки имущества судебный пристав-исполнитель привлекал независимого оценщика, в судебном порядке может быть оспорено только постановление этого пристава-исполнителя, определяющее цену такого имущества».

Этот вывод Президиума ВАС РФ был обоснован тем, что Закон № 229-ФЗ предусматривает для судебного пристава-исполнителя обязательность привлечения независимого оценщика без установления обязательности определенной им величины стоимости объекта оценки.

Соответственно, оценка, данная имуществу оценщиком, носит лишь рекомендательный характер и не является обязательной для судебного пристава-исполнителя и, следовательно, самостоятельное ее оспаривание посредством предъявления отдельного иска не допускается.

 

Нижестоящие суды часто применяли эти рекомендации Президиума ВАС РФ и, если должник предъявлял иск об оспаривании отчета об оценке, выполненного оценщиком в рамках исполнительного производства, это заканчивалось либо отказом в иске, либо прекращением производства по делу.

Так, Определением от 07.04.

2010 № ВАС-219/10, ВАС РФ отказал в передаче дела №   А49-368/2009 для пересмотра в порядке надзора, указав, что, прекращая производство по делу, суды правомерно исходили из того, что величина рыночной стоимости объекта оценки в рамках исполнительного производства не может быть оспорена посредством предъявления самостоятельного иска, так как привлечение к оценке имущества специалиста не меняет характера отношений, возникших в ходе исполнительного производства.

Судебные споры банков с Центральным банком

Большинство дел, связанных с привлечением к ответственности кредитных организаций Банком России, по-прежнему связано с такими нарушениями как непредставление информации, представлении неполной или недостоверной информации Центральному Банку и пр.

В данной статье приводится обзор судебной практики по спорам кредитных организаций с Банком России, а также практика в части удовлетворения ходатайств банков о принятии обеспечительных мер судами по делам, связанным с оспариваем предписаний Центрального банка.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА ОТ 30.12.2015 № Ф03-5897/2015 ПО ДЕЛУ № А59-2349/2015

  • Требование:
  • О признании незаконным и отмене постановления о привлечении к ответственности за совершение правонарушения в виде административного штрафа.
  • Обстоятельства дела:
  • Банком России в рамках своей деятельности было выявлено нарушение порядка предоставления сведений, предусмотренного законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.
  • Банком России по факту выявленного нарушения было вынесено соответствующее предписание кредитной организации об штрафа в размере 10 тысяч рублей.

Банк обратился в суд с заявлением об оспаривании постановления о наложении штрафа. При этом банк не оспаривал по существу факт выявленных нарушений, а обратился в арбитражный суд ссылаясь на истечение сроков привлечения к административной ответственности.

Решение:

Арбитражный суд первой инстанции, удовлетворяя требования банка, сослался на несоблюдение Банком России процедуры привлечения к административной ответственности, установленной КоАП РФ, а также истечения сроков привлечения к ответственности.

Однако арбитражный суд апелляционной инстанции, отменил решение суда первой инстанции. В своем постановлении апелляционный суд указал, что оспариваемое предписание вынесено Банком России в пределах, предоставленных ему законом полномочий и в сроки, установленные частью 12 статьи 74 Закона о Банке России.

Суд апелляционной инстанции указал, что Законом о Банке России установлены принудительные меры воздействия, которые являются особыми мерами административной ответственности со специальным порядком их применения, отличным от административных процедур.

Ключевым моментом порядка применения Банком России мер, предусмотренного банковским законодательством, является его самостоятельный характер по отношению к административным процедурам.

Таким образом, суд указал, что Банк России в данном случае не обязан был соблюдать процедуры, установленные КоАП.

Суд кассационной инстанции поддержал доводы апелляции и отказал в удовлетворении кассационной жалобы.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 05.11.2015 N 17АП-13214/2015-АК ПО ДЕЛУ № А50-17096/2015

Требование:

Коммерческий банк обратился в Арбитражный суд Пермского края с заявлением к Центральному Банку Российской Федерации о признании незаконным и отмене предписания Банка России в части.

Банк оспаривал пункт предписания, согласно которому ему предписывалось досоздать в рамках III категории качества резерв в размере не менее 50% по ссудам 47 заемщиков-физических лиц на ближайшую месячную отчетную дату, следующую за датой направления указанного предписания.

Одновременно заявитель ходатайствовал о принятии обеспечительных мер в виде приостановления действия данного предписания Банка России в оспариваемой части до вынесения решения по настоящему делу по существу и вступления принятого судом решения в законную силу.

Обстоятельства дела:

Определением Арбитражного суда Пермского края от 29.07.2015 в порядке обеспечения заявленных требований приостановлено действие оспариваемого предписания Центрального Банка Российской Федерации в части оспариваемого пункта до вынесения решения по настоящему делу по существу и вступления принятого судом решения в законную силу.

  1. Центральный банк не согласился с принятием обеспечительных мер и направил в суд заявление об отмене указанной выше обеспечительной меры.
  2. Определением Арбитражного суда Пермского края в удовлетворении заявления Центрального Банка было отказано отказано.
  3. Не согласившись с данным определением суда первой инстанции Центральный Банк обратился с апелляционной жалобой, в которой просит определение суда первой инстанции об отказе в отмене обеспечительных мер отменить.
  4. Решение:

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд оставил апелляционную жалобу без удовлетворения. Суд руководствовался следующими доводами.

Согласно процессуальным нормам обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

На практике, учитывая, что обеспечительные меры применяются при условии обоснованности, арбитражный суд признает заявление стороны о применении обеспечительных мер обоснованным, если имеются доказательства, подтверждающие наличие хотя бы одного из оснований, которые могут сделать исполнение последующего решения суда невозможным. В целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю обеспечительные меры могут быть направлены на сохранение существующего состояния отношений (status quo) между сторонами.

Суд первой инстанции посчитал, что действие предписания может причинить значительный ущерб заявителю – банку. Суд апелляционной инстанции посчитал, что принятая судом по ходатайству заявителя обеспечительная мера соразмерна заявленному требованию, обеспечивает сохранение существующего положения сторон.

Суд указал, что принятие обеспечительных мер не повлечет за собой нарушения установленных нормативов и других показателей деятельности кредитной организации, а значит оснований для их отмены нет.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЯТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 14.11.2014 № 05АП-12598/2014 ПО ДЕЛУ № А51-19739/2014

  • Требование
  • О признании незаконными и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.
  • Обстоятельства дела
  • Центральным банком в рамках осуществления своей деятельности было установлено, что кредитной организацией было представлено в уполномоченный банк недостоверные сведения о сделках, подлежащих обязательному контролю в рамках соблюдения законодательство о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма.
  • При формировании соответствующих записей заявителем были указаны инициалы физических лиц вместо сведений о юридических лицах, участвующих в заключении договоров купли-продажи.
  • Выявленные нарушения были зафиксированы административным органом в протоколе об административном правонарушении.
  • По результатам рассмотрения материалов административного дела административным органом вынесено постановление, согласно которому заявитель привлечен к административной ответственности в виде штрафа.
  • Полагая, что постановление и представление Банка России не отвечают требованиям закона и нарушают его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании постановления и представления незаконными и их отмене.
  • Решение
  • Суды изучив представленные сторонами документы и сведения пришли к выводу о законности принятых постановления и представления.
  • Арбитражный суд Приморского края пришел к выводу о том, что имеющиеся в материалах дела документы подтверждают факт представления обществом недостоверных сведений о представителе лица, совершающего операцию, по договору купли-продажи.
  • Согласно законодательству о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны документально фиксировать и представлять в уполномоченный орган не позднее трех рабочих дней, следующих за днем совершения операции, определенные сведения, необходимые для идентификации представителя физического или юридического лица.

Согласно нормативным актам Банка России в случае заключения договора между юридическими лицами в целях идентификации такого лица необходимо указывать его наименование. Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к выводу, что указание данных физических лиц привело к предоставлению недостоверной информации.

Суды апелляционной и кассационной инстанции согласились с выводами суда первой инстанции и отказали в удовлетворении жалоб.

Обзор судебной практики применения норм о залоге в делах о несостоятельности (банкротстве)

(с изменениями, утвержденными постановлением Президиума Арбитражного суда Дальневосточного округа от 22.10.2018 № 20)

 (Окончание. Начало в № 6. 2019)

         3. Добросовестное поведение залогодержателя по договору ипотеки влечет отказ в применении к такому договору статьи 10 ГК РФ и сохранение обременения ипотекой имущества, возвращаемого в конкурсную массу должника в порядке реституции (в связи с признанием недействительным договора о его отчуждении).

Читайте также:  Возврат строительных материалов надлежащего качества: подлежат ли они по закону обмену в течение 14 дней, можно ли вернуть во «Все инструменты» лакокрасочные товары?

         В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными сделок должника: договора по отчуждению должником недвижимости обществу с ограниченной ответственностью (на основании пунктов 1, 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве); договора ипотеки, заключенного между обществом с ограниченной ответственностью и банком в счет обеспечения кредита, выданного банком обществу с ограниченной ответственностью на покупку соответствующей недвижимости (на основании статей 10, 168 ГК РФ).

         Арбитражный суд первой инстанции отказал в признании сделок недействительными; требование относительно договора ипотеки отклонено по мотиву отсутствия со стороны банка признаков злоупотребления правом.

         Апелляционная коллегия отменила определение суда первой инстанции и приняла противоположный судебный акт о признании двух сделок недействительными.

Вывод о недействительности договора ипотеки мотивирован тем, что на момент предоставления ипотеки банк, являвшийся одновременно займодавцем как для продавца (должника), так и для покупателя (залогодателя) по оспариваемому договору купли-продажи, фактически располагал сведениями о том, что предоставленное в залог недвижимое имущество (здание и земельный участок) ранее являлось значительным ликвидным активом неплатежеспособного должника, приносившим постоянный доход, который за полтора месяца до заключения договора ипотеки отчужден в пользу заинтересованного по отношению к должнику лица по заниженной цене. Между тем банк осознанно пошел на кредитование спорной сделки, имея целью получить удовлетворение требований по кредитным обязательствам должника (за счет полученных по договору купли-продажи средств продавец погасил остаток неисполненных заемных обязательств перед банком) предпочтительно перед иными кредиторами, а также удовлетворить материальный интерес по отношению к обществу с ограниченной ответственностью независимо от его платежеспособности.

         Суд кассационной инстанции не согласился с позицией апелляционного суда в части, касающейся разрешения спора о договоре ипотеки, указав следующее.

         В рамках обособленного спора обеспечительная сделка – договор ипотеки – проверена на наличие признаков недобросовестности залогодателя и залогодержателя.

         Для признания сделки недействительной на основании статей 10 и 168 ГК РФ необходимо установить признаки злоупотребления правом не только со стороны залогодателя, но и со стороны залогодержателя.

Исходя из закрепленной статьей 10 ГК РФ презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и установленного процессуальным законодательством общего принципа доказывания, лицо, от которого требуются упомянутые качества при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное.

         Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, отраженной в определении от 15.06.

2016 № 308-ЭС16-1475, о злоупотреблении правом со стороны кредитной организации при заключении обеспечительных сделок могло бы свидетельствовать, например, совершение банком названных сделок не в соответствии с их обычным предназначением (не для создания дополнительных гарантий реального погашения долговых обязательств), а в других целях, таких как: участие банка в операциях по неправомерному выводу активов; получение банком безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности; реализация договоренностей между банком и поручителем (залогодателем), направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе, не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обеспечительных обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы поручителя (залогодателя), при наличии у последнего неисполненных обязательств перед собственными кредиторами).

         Однако в рассмотренном случае обстоятельства, подобные перечисленным и свидетельствующим о заключении банком оспариваемого договора ипотеки не в целях гарантировать возврат заемных денежных средств, не установлены.

         Заключение договоров залога и поручительства в обеспечение исполнения заемщиками принятых на себя кредитных обязательств является широко распространенным в банковской деятельности способом обеспечения исполнения обязательств.

         Кредитование юридических и физических лиц относится к банковским операциям, характеризующимся относительно высокой степенью риска.

Поскольку возврат полученных денежных средств предполагается значительно позднее даты их предоставления, финансовая состоятельность заемщика и наличие у него в собственности на момент заключения кредитного договора имущества, достаточного для возврата долга и уплаты процентов, не гарантирует надлежащего исполнения заемщиком в будущем принятых на себя обязательств. Тем самым заключение обеспечительных сделок направлено на защиту интересов кредитной организации, рискующей привлеченными денежными средствами.

         В данном случае имела место реструктуризация кредитной задолженности перед банком в виде фактического перевода кредитного обязательства должника на общество с ограниченной ответственностью через цепочку взаимосвязанных сделок (должник получил от банка кредит и заложил спорное имущество; общество с ограниченной ответственностью получило от банка кредит, а затем с согласия банка как залогодержателя купило спорное имущество у должника, расплатившись с ним кредитными средствами, полученными у банка; должник досрочно погасил кредит из средств, полученных от продажи имущества; общество с ограниченной ответственностью заложило банку купленное у должника имущество в целях обеспечения уже своих кредитных обязательств).

         Согласие на продажу заложенного имущества и принятие в последующем данного имущества в залог от общества с ограниченной ответственностью не привели к получению банком неоправданной материальной выгоды, поскольку в результате указанных действий для банка изменился только заемщик по кредитному обязательству при том, что его имущественная сфера каких-либо значительных изменений не претерпела. При таких обстоятельствах банк не может быть признан недобросовестным.

         Вышеизложенные выводы послужили основанием для отмены постановления апелляционного суда в части признания договора ипотеки недействительным с оставлением в этой части в силе определения суда первой инстанции об отклонении заявления.

         Постановление от 02.05.2017 № Ф03-913/2017 по делу № А51-4827/2015 Арбитражного суда Приморского края

         4. При оценке сделки, оспариваемой по правилам главы III.1 Закона о банкротстве, необходимо учитывать особенности, связанные с участием в этой сделке залогового кредитора. Признание такой сделки недействительной не должно влечь ухудшения положения залогового кредитора в той части, в которой обязательство прекращено без признаков предпочтения.

         В деле о банкротстве общества его конкурсный кредитор – банк обратился с заявлением об оспаривании на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве сделки должника по списанию денежных средств со счета должника с перечислением их на расчетный счет колхоза, также являющегося конкурсным кредитором должника. Списание имело место в ходе процедуры наблюдения.

         Заявленное требование отклонено судами по следующим основаниям.

         Судами установлено, что спорное списание денежных средств было обусловлено распределением денежных средств, поступивших на счет должника от продажи его имущества, обремененного залогом в обеспечение обязательств должника перед колхозом.

Реализация залогового имущества согласована временным управляющим и залоговым кредитором – колхозом, вызвана необходимостью сохранить имущество, не допустить снижения его стоимости и выплатить заработную плату работникам должника из вырученных средств.

Споры относительно законности сделки купли-продажи имущества, в том числе в части цены, отсутствуют.

         При этом реализация залогового имущества по максимально высокой цене отвечает интересам, в первую очередь, залогового кредитора, к правомочиям которого отнесено, в частности, определение начальной продажной цены предмета залога (пункт 4 статьи 138 Закона о банкротстве).

         Поскольку в результате спорного перечисления погашены требования залогового кредитора из средств, полученных от реализации обеспечивающего эти требования имущества должника, то применению подлежали положения статьи 334 ГК РФ, статьи 138 Закона о банкротстве и разъяснения пункта 29.3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.

2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Согласно приведенным нормам права и разъяснениям кредитор по обеспеченному залогом обязательству имеет преимущество при удовлетворении своих требований по отношению к другим кредиторам в деле о несостоятельности; признак предпочтения при удовлетворении обеспеченных залогом требований за счет заложенного имущества может иметь место при условии, если на погашение требований кредитора по обеспеченному обязательству направлено более 70% (по кредитному договору более 80%) от стоимости предмета залога и (или) за счет этих средств погашались финансовые санкции, при этом имущества должника недостаточно для оплаты текущих расходов и погашения реестровых требований 1 и 2 очередей.

         В рассматриваемом споре выяснено, что средства, полученные от продажи заложенного имущества, направлены, наряду с перечислением в пользу колхоза, на погашение текущей задолженности, в том числе по заработной плате перед работниками должника и в Пенсионный фонд Российской Федерации. При этом колхоз не получил удовлетворения большего, чем ему причиталось при распределении денежных средств из конкурсной массы от реализации заложенного имущества, полученная сумма учтена в качестве частичного погашения основного долга.

         При таких обстоятельствах предпочтительного удовлетворения требований колхоза не произошло, а значит, отсутствовали условия для признания оспариваемой сделки недействительной.

         Подход, согласно которому статус залогового кредитора как участника сделки с должником должен учитываться при проверке этой сделки с точки зрения оказания предпочтения, приведен в определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2018 № 305-ЭС17-3098 (2).

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *