Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе

Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе Основания и порядок производства обыска регламентированы статьей 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. 

Основанием для производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела, также обыск может производиться и в целях обнаружения разыскиваемых лиц и трупов.

Обыск проводится на основании постановления следователя. До начала производства обыска, лицам предъявляется судебное решение, разрешающее производство обыска.

Перед началом обыска участвующим лицам и понятым разъясняются их права, ответственность, а также порядок производства обыска, сообщается о возможности обжалования постановления о разрешении производства обыска в жилище.

При производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. Кроме того, при производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск.

До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск.

При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть, также следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц. Если в ходе обыска будут обнаружены предметы и документы, запрещенные в свободном обороте, то они подлежат немедленному изъятию. 

Протокол обыска составляется в ходе этого следственного действия или непосредственно после его окончания, предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственном действии, подписывается ими и следователем; копия протокола, в котором зафиксированы ход и результаты проведенного обыска, вручается лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи после составления протокола.

При этом стоит отметить, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит требований о заблаговременном уведомлении о проведении обыска лиц, в чьём жилище он производится

И.о .прокурора города советник юстиции                                                                    С.Д. Изместьев
  • Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе
  • Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе
  • Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе
  • Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе
  • Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе
  • Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе
  • Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе
  • Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессе

Следователь отказывает адвокату в участии в обыске

Обыск УПК РФ ст 182: понятие и значение в уголовном процессеС. С. Малаховецавтор ответа, консультант Аскон по юридическим вопросам

Вопрос

Законен ли отказ следователя допустить адвоката на обыск?

Ответ

Согласно позиции Конституционного суда РФ в УПК РФ не содержится статей, которые позволяют следователю произвольно отклонить ходатайство лица, в чьем жилище производится обыск, о допуске адвоката для участия в таком следственном действии.

Предоставленные следователю полномочия реализуются им не произвольно, а по основаниям и по правилам, установленным уголовно-процессуальным законом.

Наделяя следователя полномочием самостоятельно направлять ход расследования, принимать процессуальные решения, законодатель не освобождает следователя от выполнения всего комплекса мер, предусмотренных УПК РФ, и не предполагает возможности отказа в допуске к участию явившегося на обыск адвоката лица, в помещении которого он производится.

Обоснование

Согласно ч. 11 ст. 182 «Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ при производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск.

Извлечение из Статья: Обзора правовых позиций в определениях Конституционного Суда России (Даньшов В.) («Сравнительное конституционное обозрение», 2020, N 2):

Определение от 14 января 2020 года N 4-О по жалобе общества с ограниченной ответственностью «Челябинский завод по производству коксохимической продукции» (ООО «Мечел-Кокс») на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 части второй статьи 38 и частью одиннадцатой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

(Официальный интернет-портал правовой информации; номер опубликования: 0001202001310017; дата опубликования: 31.01.2020.)

Правовые категории в Определении: присутствие адвоката при производстве обыска; законность проведения следственного действия; право на получение квалифицированной юридической помощи.

Судья-докладчик: Ю.М. Данилов.

Заявитель: ООО «Челябинский завод по производству коксохимической продукции» (ООО «Мечел-Кокс») (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет жалобы: пункт 3 части второй статьи 38 УПК РФ, который закрепляет полномочие следователя самостоятельно направлять ход расследования и принимать решение о производстве процессуальных действий, за исключением случаев, когда требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа, а также часть одиннадцатая статьи 182 УПК РФ, устанавливающая круг лиц, участвующих и имеющих право присутствовать при производстве обыска.

Позиция заявителя. Оспариваемые положения противоречат статьям 15 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 45 (часть 2), 48 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции РФ в той мере, в какой они лишают организацию и ее представителей права воспользоваться помощью адвоката при производстве обыска в принадлежащих ей помещениях.

Позиция суда. Оспариваемые положения предоставляют явившемуся защитнику, а также адвокату того лица, в помещении которого производится обыск, право присутствовать при проведении следственного действия, а на следователя возлагают обязанность обеспечить возможность осуществления этого права.

Мотивы решения. Обыск в помещении юридического лица является следственным действием, при производстве которого возможно применение принуждения.

Это предполагает ограничение конституционных прав на неприкосновенность частной жизни, на свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, на владение и пользование имуществом, гарантированных статьями 23 (часть 1), 34 (часть 1) и 35 (части 1 и 2) Конституции РФ.

Производство этого следственного действия затрагивает интересы как лиц, которые могут стать обвиняемыми по уголовному делу, так и учредителей или участников юридического лица, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми. Обеспечение их права на квалифицированную юридическую помощь выступает важнейшей гарантией защиты прав указанных лиц при проведении обыска в помещении юридического лица.

Оспариваемое положение статьи 182 УПК РФ в целях защиты прав владельца помещения, в котором производится обыск, устанавливает правило о том, что при производстве данного следственного действия участвует лицо, в помещении которого производится обыск, а также гарантирует право присутствовать при его проведении адвокату этого лица. Такой адвокат не является защитником, поскольку действующее правовое регулирование не предусматривает возможности привлечения к уголовной ответственности юридического лица.

Положение части восьмой статьи 182 УПК РФ, согласно которому следователь вправе запретить присутствующим при обыске лицам покидать это место, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска, не означает, что следователь вправе запретить присутствовать и не допустить к участию после начала обыска лицо, в помещении которого оно производится, или представляющего интересы такого лица адвоката. Иное расценивалось бы как отступление от требований названной нормы, а также свидетельствовало бы о необоснованном ограничении права на квалифицированную юридическую помощь.

Участие адвоката юридического лица в проведении обыска позволяет ему осуществлять предусмотренные уголовно-процессуальным законом действия в целях оказания квалифицированной юридической помощи, что не может расцениваться как препятствование производству следственного действия.

Праву адвоката присутствовать при проведении обыска корреспондирует обязанность следователя обеспечивать возможность осуществления данного права. Выполнение следователем этой обязанности не предполагает приостановления производства обыска для обеспечения явки адвоката (Определения от 17 февраля 2015 года N 415-О, от 23 апреля 2015 года N 998-О, от 28 сентября 2017 года N 2240-О и др.).

Как отмечал Конституционный Суд РФ, требование о незамедлительном обеспечении права на помощь адвоката (защитника) не может быть распространено на случаи проведения следственных действий, которые не связаны с дачей лицом показаний, а также подготавливаются и проводятся без предварительного уведомления лица об их производстве ввиду угрозы уничтожения (утраты) доказательств. Это не исключает участия адвоката лица, в помещении которого производится обыск, в данном следственном действии для оказания ему квалифицированной юридической помощи.

Конституционный Суд РФ ранее также указывал, что часть одиннадцатая статьи 182 УПК РФ не может рассматриваться как позволяющая следователю произвольно отклонить ходатайство лица, в чьем жилище производится обыск, о допуске адвоката (защитника) для участия в таком следственном действии (Определения от 17 июля 2014 года N 1788-О, от 25 февраля 2016 года N 259-О и др.). Сформулированная позиция в равной мере распространяется и на владельца обыскиваемого нежилого помещения, в том числе на юридическое лицо.

Предоставленные следователю полномочия реализуются им не произвольно, а по основаниям и по правилам, установленным уголовно-процессуальным законом.

Наделяя следователя полномочием самостоятельно направлять ход расследования, принимать процессуальные решения, законодатель не освобождает его от выполнения всего комплекса предусмотренных УПК РФ, в частности статьями 7, 11, 14 и 16, мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (Постановления от 29 июня 2004 года N 13-П и от 21 ноября 2017 года N 30-П; Определения от 24 января 2008 года N 63-О-О, от 16 июля 2015 года N 1616-О, от 26 января 2017 года N 4-О и др.) и не предполагает возможности отказа в допуске к участию явившегося на обыск адвоката лица, в помещении которого он производится.

Воспрепятствование присутствию адвоката в рассматриваемой ситуации является нарушением уголовно-процессуального закона.

Суд в случае поступления обращения от юридического лица, признав факт нарушения права владельца помещения на присутствие адвоката при обыске (статья 125, часть пятая статьи 165 УПК РФ), вправе вынести частное определение (постановление) в адрес органов дознания, предварительного следствия о фактах нарушений закона, требующих принятия необходимых мер (часть четвертая статьи 29 УПК РФ), а юридическое лицо — воспользоваться компенсаторными механизмами, предусмотренными законодательством.

Читайте также:  Объект строится на чужом земельном участке. Варианты договорного оформления

Статья: Обзор правовых позиций в определениях Конституционного Суда России (Даньшов В.) («Сравнительное конституционное обозрение», 2020, N 2)

Кс пояснил порядок производства обыска у юрлица и участия в нем адвоката

14 января Конституционный Суд РФ вынес Определение № 4-О по жалобе ООО «Челябинский завод по производству коксохимической продукции» (ООО «Мечел-Кокс») на несоответствие Основному Закону п. 3 ч. 2 ст. 38 и ч. 11 ст. 182 УПК РФ из-за недопуска адвоката к проведенным на территории этого общества обыскам.

Повод для обращения в КС РФ

Как ранее сообщала «АГ», 23 мая 2018 г. в утреннее время на территорию одного из челябинских предприятий без предъявления документов прибыла вооруженная группа лиц на транспорте без опознавательных знаков, повредив при этом имущество на КПП.

Как оказалось, это были сотрудники Росгвардии, которые явились во главе со следователем ГСУ МВД России по Челябинской области Антоном Корлыхановым для проведения обысков в здании заводоуправления в рамках расследования уголовного дела по факту загрязнения воздуха. На въезде на территорию предприятия был поставлен заслон, входы и выходы здания заблокировали.

Обыски проводились в кабинетах главного инженера, главного энергетика, начальника технического управления и в иных помещениях.

Адвокат добивается признания незаконным недопуска его к участию в обыскахПодана апелляционная жалоба на решение суда, посчитавшего, что следователь вправе запрещать адвокату, являющемуся представителем юрлица, присутствовать при проведении обыска в помещениях на территории этого предприятия

По словам партнера АБ «КРП» Михаила Кириенко, соответствие проводимых следственных действий требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ ограничилось тем, что при проведении обысков были вынесены постановления в порядке ст. 182 УПК РФ и составлены протоколы.

Адвокат прибыл на место уже после начала обысков и предъявил следователям ордер, согласно которому ему было поручено представлять интересы предприятия и его главного юриста, также он предоставил письменное ходатайство о допуске его к участию в обысках.

Однако на это следователь ГСУ Елена Батуева сообщила, что заявление будет рассмотрено в течение трех дней, в допуске к участию в обыске адвокату было отказано. В результате на протяжении всего времени проведения обыска Михаил Кириенко находился около административного здания. Присутствие адвоката и отказ следователя в его допуске были зафиксированы на видеозаписи.

Точно так же Михаила Кириенко не допустили к участию в проведении обыска 30 мая в других помещениях предприятия.

Суды общей юрисдикции отказали адвокату в защите его нарушенных прав

Адвокат обратился в Центральный районный суд г. Челябинска с жалобой в порядке ст.

125 УПК РФ, в которой он просил признать незаконным решение следователей о проведении обысков в кабинетах должностных лиц предприятия и обязать следствие устранить допущенные нарушения.

Всего в суд первой инстанции адвокатом было направлено семь жалоб, которые впоследствии были объединены в одно производство.

26 июля 2018 г. суд рассмотрел жалобу адвоката и вынес постановление об отказе в ее удовлетворении, мотивируя это тем, что не имеется доказательств того, что следователи следственной группы вышли за пределы своих полномочий при производстве обысков. Суд указал, что в соответствии с ч. 11 ст.

182 УПК РФ в производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого проходит обыск, либо несовершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого проходит обыск.

Указанная норма, отметила первая инстанция, не регламентирует порядок приглашения, назначения и замены защитника, случаи его обязательного участия в уголовном судопроизводстве, предусмотренные ст. 50 и 51 УПК РФ. По смыслу ст.

157, 164, 165, 182 и 183 Кодекса требование о незамедлительном обеспечении права на помощь адвоката (защитника) не распространяется на случаи проведения следственных действий, которые не связаны с дачей показаний лицом, подготавливаются и проводятся без предварительного уведомления об их проведении ввиду угрозы уничтожения (утраты) доказательств. К числу таких следственных действий относится и обыск, производство которого не исключает участия явившегося адвоката, но и не приостанавливается для обеспечения его явки.

При этом обязательное присутствие адвоката при проведении обыска в помещении организации законом не предусмотрено, поэтому непринятие следователем мер к обеспечению участия адвоката, представляющего интересы как юрлица, так и сотрудников организации, в чьих помещениях проводились обыски, не противоречит уголовно-процессуальному законодательству. Закон не устанавливает обязанности следователя, производящего обыск, обеспечить участие в нем адвоката. Суд пришел к выводу, что понятые и лица, представляющие предприятие, присутствовали при производстве обысков и имели возможность фиксировать происходившее.

Суд также отметил, что вопросы правомерности проведения обысков с участием указанных в протоколе лиц и их полномочий на момент проведения следственных действий подлежат тщательной проверке и последующей оценке судом при разрешении вопроса о допустимости, достоверности, относимости протокола обыска.

Сделать это на досудебной стадии производства не представляется возможным, так как в соответствии с п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела.

В частности, судья не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и о квалификации деяния.

Впоследствии апелляция оставила в силе постановление первой инстанции. Челябинский областной суд и Верховный Суд РФ отказались рассматривать кассационные жалобы заявителя под предлогом отсутствия адвокатов на момент начала производства обысков, которые не ходатайствовали о своем допуске к участию в этих следственных действиях перед их началом.

В жалобе в КС РФ, поданной в интересах общества, Михаил Кириенко отметил, что оспариваемые им нормы неконституционны в той мере, в какой они лишают организацию и ее представителей права воспользоваться помощью адвоката при производстве обыска в принадлежащих ей помещениях.

КС отказался рассматривать жалобу, но пояснил порядок проведения обысков

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд указал, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными способами и спорить с государством в лице любых его органов. Такая универсальная правовая позиция приобретает особое значение не только применительно к юридической ответственности, к которой по уголовному закону не может быть привлечено юрлицо, но и применительно к публичному принуждению или ограничению прав.

Суд напомнил, что обыск в помещении юрлица является следственным действием, производство которого сопряжено с возможностью применения значительного принуждения (например, вскрытие помещений, повреждение имущества, принудительное изъятие предметов, документов и ценностей), то есть с ограничением ряда конституционных прав. «Вместе с тем производство этого следственного действия затрагивает интересы как лиц, которые гипотетически могут стать обвиняемыми по уголовному делу, так и учредителей или участников юридического лица, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми. Следовательно, обеспечение их права на квалифицированную юридическую помощь применительно к взаимоотношениям с государством, связанным (обусловленным) с производством по уголовному делу, выступает важнейшей гарантией защиты прав указанных лиц при проведении обыска в помещении юридического лица», – отмечено в определении Суда.

Как пояснил КС, ч. 11 ст.

182 УПК РФ в целях защиты прав владельца помещения, в котором производится обыск, устанавливает правило о том, что при производстве данного следственного действия участвует лицо, в помещении которого производится обыск, а также гарантирует право присутствовать при его проведении адвокату того лица, в помещении которого проводится это следственное действие. «Такой адвокат, представляющий интересы юридического лица – владельца подвергнутого обыску помещения, не является защитником, поскольку действующее правовое регулирование не предусматривает возможности привлечения к уголовной ответственности юридического лица», – подчеркивается в определении.

Указанной гарантии, отметил Суд, корреспондирует установленная ч. 1 ст. 11 «Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве» УПК обязанность следователя обеспечивать возможность осуществления данного права.

Тем не менее выполнение следователем этой обязанности не предполагает приостановления обыска для обеспечения явки адвоката.

«Это, впрочем, не исключает участия явившегося адвоката лица, в помещении которого производится обыск, в данном следственном действии для оказания ему квалифицированной юридической помощи», – говорится в определении.

Со ссылкой на ряд собственных правовых позиций КС отметил, что ч. 11 ст. 182 УПК РФ не может рассматриваться как позволяющая следователю произвольно отклонить ходатайство лица, в чьем жилище производится обыск, о допуске адвоката (защитника) для участия в нем. Данная позиция в равной мере распространяется и на владельца обыскиваемого нежилого помещения, в том числе на юрлицо.

Таким образом, Конституционный Суд заключил, что спорные нормы предоставляют явившемуся защитнику, а также адвокату того лица, в помещении которого производится обыск, право присутствовать при проведении этого следственного действия и обязывают следователя обеспечить возможность осуществления этого права.

«Воспрепятствование присутствию адвоката лица, в помещении которого производится обыск, при проведении указанного следственного действия является нарушением уголовно-процессуального закона. Соответственно, суд в случае поступления обращения от юридического лица, признав факт нарушения права владельца помещения на присутствие адвоката при обыске (ст. 125, ч. 5 ст.

165 УПК РФ), вправе вынести частное определение (постановление) в адрес органов дознания, предварительного следствия о фактах нарушений закона, требующих принятия необходимых мер (ч. 4 ст.

29 названного Кодекса), а юридическое лицо – воспользоваться компенсаторными механизмами, предусмотренными законодательством (обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства о возмещении вреда, требовать привлечения должностных лиц к ответственности и др.)», – резюмировал КС.

Читайте также:  Cрок рассмотрения жалобы в прокуратуре

Представитель заявителя прокомментировал выводы Суда

В комментарии «АГ» адвокат Михаил Кириенко отметил, что защита представляла интересы юридического лица, втянутого в резонансное уголовное дело.

По его словам, все судебные инстанции общей юрисдикции (вплоть до Верховного Суда) заняли позицию, что спорные статьи УПК РФ не предусматривают участие адвоката в обыске помещений, принадлежащих юридическим лицам, поэтому следователь имеет право не допускать адвоката.

«Могу сказать, что в течение всего периода обжалования ко мне обращались адвокаты с разных субъектов РФ, которые оказались в аналогичной ситуации, и это пугало, так как следственная и судебная практики выработали подход полного игнорирования прав юрлиц и, соответственно, адвокатов, их представляющих в уголовном судопроизводстве, – отметил адвокат. – Пути назад не было, и, несмотря на все риски, было принято решение обращаться в Конституционный Суд РФ, который проявил пример лучших традиций конституционного правосудия, указав на несколько концептуальных положений уголовного процесса, за что я ему премного благодарен».

По словам адвоката, во-первых, КС признал, что юрлица являются полноценными участниками уголовного судопроизводства.

«Во-вторых, квалифицированная юридическая помощь, оказываемая адвокатами любым участникам расследования, имеет приоритет над процессуальной самостоятельностью следователя, который обязан обеспечить участие явившегося адвоката в обыске, без привязки к тому, физическое это лицо или юридическое. В-третьих, судьи обязаны реагировать на подобные факты противоправного поведения следователей путем вынесения частных определений», – полагает Михаил Кириенко.

Он выразил надежду на то, что комментируемое определение Суда поможет коллегам, столкнувшимся с процессуальным бесчинством стороны обвинения, и будет способствовать развитию процессуальной независимости адвокатов. «Уверен, что следователи, прокуроры и судьи обратят внимание на данное толкование, казалось бы, очевидных для правоприменителей положений УПК РФ», – подытожил адвокат.

Другие адвокаты неоднозначно отнеслись к выводам КС

Адвокат, партнер АБ «ЗКС» Сергей Дякин пояснил, что действовавшая до 29 мая 2002 г. редакция ч. 11 ст. 182 УПК РФ ставила участие адвоката в проведении обыска в зависимость от решения следователя.

«После внесения изменений в указанную норму адвокат вправе участвовать в проведении обыска независимо от желания или нежелания следователя. Как справедливо отмечено в комментируемом определении, ч. 11 ст. 182 УПК РФ в действующей редакции коррелирует со ст.

11 УПК РФ, которая обязывает следователя обеспечивать возможность осуществления прав участников уголовного судопроизводства, в том числе права на получение квалифицированной юридической помощи», – отметил он.

Эксперт добавил, что на практике нередко встречаются ситуации, когда суды не удовлетворяют жалобы на действия следователя по недопуску адвоката к участию в обыске, ссылаясь на формальные, а иногда и не соответствующие действительности обстоятельства.

«Уголовно-процессуальный закон в целом дает достаточно гарантий соблюдения прав участников уголовного судопроизводства.

Нужно, чтобы суды при рассмотрении жалоб на действия и решения стороны обвинения выносили основанные на законе решения, а не шли на поводу у органов следствия в отстаивании удобной для них позиции», – полагает Сергей Дякин.

По его мнению, Конституционный Суд фактически признал необоснованными решения судов общей юрисдикции, объясняя, почему право на оказание квалифицированной юридической помощи в конкретной ситуации было нарушено.

«Остается надеяться, что такой судебный акт положительно повлияет на практику рассмотрения жалоб в порядке ст.

125 УПК РФ, а суды общей юрисдикции будут внимательнее относиться к соблюдению прав участников судопроизводства в данном вопросе», – считает адвокат.

Адвокат АП г. Москвы Евгений Москаленко считает, что КС пришел к верному выводу относительно того, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции РФ. «Тем не менее следует признать, что они могут трактоваться по-разному (хотя бы, например, потому что в УПК РФ отсутствует понятие “обыск”).

Трактовкой подобных терминов, как известно, занимается Верховный Суд РФ, который последние 10 лет не усматривает в серьезных процессуальных нарушениях по конкретным делам нарушения прав граждан и юрлиц и защищает позицию органов расследования даже несмотря на вопиющие ошибки», – отметил он.

По словам адвоката, проблема не в несовершенстве закона, а в системе, которая не желает исправляться и портить себе статистику. «Отрадно, что Конституционный Суд РФ встал на сторону адвоката, однако навряд ли оно повлияет на практику, поскольку ВС РФ может иметь отличную точку зрения по указанному вопросу», – подытожил Евгений Москаленко.

Вице-президент АП Омской области Евгений Забуга полагает, что определение КС РФ носит несколько противоречивый характер.

«С одной стороны, Конституционный Суд совершенно справедливо процитировал нормы, закрепляющие право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, а с другой стороны – ограничил право лица, в чьем помещении производится обыск, на участие в нем адвоката, сославшись на то, что обыск относится к следственным действиям, проводимым без предварительного уведомления», – отметил он.

По словам эксперта, зачастую в силу внезапности обыска адвокат не может находиться в месте его производства «здесь и сейчас», однако предоставление разумного времени для его явки по ходатайству лица, в чьем помещении будет производиться следственное действие, – это важная процессуальная гарантия, а добросовестный следователь обеспечит лицу такое право.

«Несмотря на специфику обыска, полагаю, что при правильной его организации следователь (а также привлекаемые им лица) имеют возможность контролировать сохранность предметов на месте производства обыска и обязаны исполнять требования ст.

11 УПК РФ, обеспечивая право лица на участие адвоката.

Считаю, что ожидание адвоката в течение разумного времени не приведет к каким-либо негативным последствиям для стороны обвинения, а, напротив, будет способствовать проведению следственного действия при строгом соблюдении процессуальных норм», – полагает Евгений Забуга.

Он добавил, что уголовное судопроизводство в России – достаточно сложная сфера деятельности и общественных отношений, которая требует обеспечения и соблюдения повышенных правовых гарантий для лиц, в нее вовлеченных.

Обыск и выемка: понятие, виды, общие процессуальные правила проведения. Личный обыск

Определение 1

Обыск и выемка представляют собой предусмотренные ст. 182 УПК РФ действия, которые состоят в принудительном обследовании местности, помещения, или некоторых лиц. Они необходимы для поиска и изъятия скрываемых объектов, которые имеют значение для уголовного дела. В их число можно включить орудие преступления, предмет, документацию, ценности, разыскиваемых людей и трупы.

Понятие «обыск» в соответствии с целями похоже на следственный осмотр. Обыск, как и следственные осмотры, концентрируется на обнаружении следов преступления и прочих предметов и документации, которые играют роль в уголовном деле.

Тем не менее, между этими следственными действиями можно выделить несколько существенных отличий, которые касаются процессуальной регламентации их производства.

В первую очередь обыск необходимо отличать от следственного осмотра посредством принудительного характера, потребностью в ограничении рамками закона, прав граждан на личную свободу и неприкосновенность жилья. Именно по этой причине все стадии обыска в жилищах производят только на основании судебного решения.

Следственные осмотры, включая осмотр места происшествия, производят при обнаружении признаков преступления. Обыск же осуществляется по инициативе следователей и при наличии достаточных оснований полагать, что в определенном месте или у соответствующих лиц могут находиться объекты, которые интересуют следствие.

Обыск можно классифицировать в соответствии со следующими основаниями:

  1. обыскиваемым объектом:
    1. помещение (квартира, дом, служебный кабинет и др.);
    2. участки местности (приусадебные участки и прочие места, не являющиеся помещениями, включая подвалы, погреба, автомашины и др.;
    3. человек (личный обыск);
  2. последовательностью осуществления обыска:

Повторный обыск производят тогда, когда первичный обыск был осуществлен поверхностно или в неблагоприятных условиях, когда разыскиваемые объекты, которые ранее удалены заинтересованными лицами, возвращаются на прежнее место, когда на месте произведенного первичного обыска появляются новые объекты, когда возникает необходимость найти и изъять предметы, которые не представляли интерес в ходе первичного обыска;

  1. формой организации:
    1. единичные обыски (у одного человека, в одном месте или помещении);
    2. групповые обыски (производится одновременно несколько обысков у различных людей в разных местах, что относится к одному уголовному делу).

Рассмотрение общих процессуальных правил осуществления обыска

Процессуальную процедуру осуществления обыска определяют статьи 182 и 184 УПК. В соответствии с этой процедурой, основанием производства обыска может являться наличие необходимых и достаточных сведений полагать, что в определенном месте или у определенного лица могут быть орудия преступления, документы, ценности и предметы, имеющие значение для уголовного дела.

Замечание 1

Достаточность сведений заключается в понимании фактических данных, которые получены из процессуальных источников. В ходе решения проблемы достаточности оснований для производства обыска необходим учет информации, которая поступила от сотрудников, проводивших ОРД.

Обыск производят на основе мотивированного постановления следователей, исключая обыск жилища, осуществляемый на основе судебного решения, которое принимается в порядке статьи 165 УПК.

Постановление следователя включает установленные обстоятельства дела, которые дают основание полагать, что в соответствующем месте были скрыты объекты, которые имеют значение для дела. Там необходимо указывать, в каком помещении и у каких лиц производится обыск.

В некоторых ситуациях, когда производство обыска не терпит отлагательства, подобное следственное действие может производиться на основе постановления следователя, для чего нет необходимости получать судебное решение.

В этой ситуации следователь в течение суток с момента начала производства обыска должен уведомить судью и руководителя следственного органа о начале осуществления следственных действий. К уведомлению необходимо приложить копию постановления об обыске и протокол обыска с целью проверки законности.

Читайте также:  Задолженность жкх по лицевому счету: как узнать сумму онлайн через госуслуги и гис, а также как проверить офлайн

Если судья признал осуществленный обыск незаконным, то все доказательства необходимо признать недопустимыми.

Замечание 2

В процессе обыска должны обязательно принимать участие понятые. Для того чтобы избежать негативных последствий нравственного характера, специалисты не рекомендуют приглашать в качестве таких лиц граждан, которые знакомы с обыскиваемым лицом, хотя законодательство это не запрещает.

Обыск производят при участии лица, в помещении которого осуществляют обыск (совершеннолетних членов семьи). Когда обыск происходит в помещении предприятия, то обязательным является участие в нем представителей со стороны администрации этого предприятия.

Обыск в служебном и жилом помещении дипломатического представительства можно производить лишь при наличии просьбы или после получения согласия дипломатических представителей, включая обязательное присутствие в процессе обыска прокурора (работника МИД России).

К процессу производства обыска привлекается в некоторых случаях специалист, который способен помочь следователю обнаружить тайник, следы преступления, вскрыть запертые помещения, хранилища, определить индивидуальные признаки и оценить сумму изымаемого имущества, на которое налагается арест. В процессе обыска для обнаружения и задержания разыскиваемого человека часто приглашаются и работники дознавательного органа.

Замечание 3

В рассматриваемом мероприятии могут принимать участие защитники подозреваемых, обвиняемых лиц, адвокат человека, помещение которого обыскивается.

До того, как начать обыск, следователь должен предъявить постановление о его производстве. Если происходит обыск жилища, то предъявляется судебное решение.

Следователь также должен предложить добровольную выдачу предметов, которые подлежат изъятию и имеют значение для уголовного дела.

Если человек выдает их добровольно и не существует оснований опасаться, что в месте обыска могут быть скрыты другие объекты, следователь имеет право ограничиться изъятием только выданных предметов, не осуществляя последующих поисков.

В ходе обыска возможно вскрытие любых запертых помещений в случае, когда владелец отказывается открывать их добровольно. Здесь недопустимо повреждение имущества. Процессу принудительного вскрытия должно предшествовать разъяснение со стороны следователя прав на такие действия. Следует отметить, что несогласие на это обыскиваемого лица приводит к повреждению вскрываемого объекта.

В некоторых ситуациях поисковые действия следователя приводят к беспорядку на месте осуществления обыска. По этой причине он, руководствуясь нравственными соображениями, должен по возможности придавать обстановке первоначальное состояние.

Следователь должен предусмотреть меры для того, чтобы обстоятельства частной жизни лица не были оглашены. Также запрещено оглашать личную и (или) семейную тайну, обстоятельства частной жизни прочих граждан.

Этот запрет реализуется несколькими путями, включая привлечение понятых в лице граждан, которые не знают обыскиваемых, умолчание о найденных письмах, дневниках, документах, которые включают указанную информацию, но не имеют отношения к делу.

Следователь также может разъяснить участвующим и присутствующим лицам информацию, касающуюся недопустимости разглашать сведения, в том числе получить от них подписки о неразглашении и предупредить об ответственности.

Следователь имеет право запретить тем лицам, которые присутствуют в месте обыска, или тем лицам, которые прибыли на место во время обыска, покинуть его, общаться друг с другом и другими людьми по телефону (другим способом) до того момента, пока не закончится обыск.

Подобные меры принудительного характера необходимы для того, чтобы исключить возможность уничтожения интересующих следствие предметов или документов; вынесения из обыскиваемых помещений искомых объектов, документации или ценностей; информирования заинтересованных в исходе дела лиц о факте обыска, включая его результаты.

Замечание 4

Использовать перечисленные меры необходимо в случае наличия настоящей потребности, разумных пределов, в зависимости от сложившейся ситуации и обстоятельств дела.

Нужна помощь преподавателя? Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Уголовное законодательство содержит положение о том, что следователь может подвергать личному обыску лиц, которые находятся в помещении или другом месте, где осуществляется обыск.

Это предусмотрено для случаев, когда есть основания полагать, что эти лица скрывают при себе определенный предмет или документ, имеющий значение для уголовного дела.

Производство личного обыска может происходить и для того, чтобы обеспечить безопасность участников обыска, исключить возможность оказывать ими вооруженного сопротивления.

В рассмотренных случаях личный обыск производят, не вынося соответствующее постановление. Произведение такого обыска должно осуществлять лицо одного пола с обыскиваемым лицом и в присутствии понятых такого же пола. Специалисты, которые участвуют в личном обыске, должны быть одного пола с обыскиваемыми лицами.

Любые предметы, документы и ценности, изъятие которых происходит, должны предъявляться понятым и прочим лицам, которые присутствуют при обыске. По необходимости предметы подлежат упаковке и опечатыванию на месте обыска, что важно подтвердить с помощью подписей указанных лиц.

Замечание 5

Упаковка и опечатывание производится для обеспечения достоверности и сохранности изъятых предметов. Особенно это касается тех случаев, когда доказательственное значение предметов можно установить, производя соответствующую судебную экспертизу.

Производя обыск в любом случае производят изъятие обнаруженных объектов, изъятых из оборота или хранящихся без специального разрешения. В их число включаются огнестрельное оружие, взрывчатые вещества, боеприпасы, сильнодействующий яд, драгоценные металлы и камни, которые извлечены из недр земли и др.

Осуществляя это следственное действие, следователь может изымать имущество, арест на которое наложен.

Изыматься должны и награды, ордена, медали государства, нагрудные знаки и подтверждающая документация к ним в случаях, если они находятся в собственности подозреваемого или обвиняемого, а также, когда не установлены принадлежность и право на хранение.

Перечень и описание изымаемого при обыске имущества, на которое налагается арест, необходимо внести в отдельную опись. Его можно передать под расписку для ответственного хранения обыскиваемому лицу или представителям администрации.

Лицам, которые принимают изъятое при обыске имущество, необходимо разъяснить степень ответственности, которую предусматривает ст. 312 УПК.

Ответственность наступает за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, что важно отметить в сохранной расписке, которая должна приобщаться к протоколу обыска.

В завершение обыска специалист составляет протокол, который должен соответствовать статьям 166 и 167 УПК.

Он содержит информацию о месте и обстоятельствах обнаружения предметов, документов или ценностей, их добровольной или принудительной выдаче.

Всю совокупность изымаемых предметов, документов и ценностей необходимо перечислить, точно указывая их количество, меру, вес, индивидуальные признаки и по возможности стоимости.

В случае, когда в ходе обыска лица предприняли попытку уничтожения или сокрытия предметов, подлежащих изъятию, то в протокол необходимо внести соответствующую запись с указанием принятых мер.

Если составлена опись имущества и есть копии протокола, то их необходимо вручить лицу, в помещении которого производился обыск (совершеннолетнему члену семьи). Если производство обыска было в помещении предприятия, то копии протокола и описи необходимо отдать под расписку представителю администрации этого предприятия.

Осуществление личного обыска и выемки

Основание для личного обыска предполагает наличие достаточных данных полагать, что у подозреваемых или обвиняемых лиц могут храниться орудие преступления, предмет, документация, ценности, которые играют роль в решении уголовного дела. Подобный обыск производят, основываясь на мотивированное постановление для обнаружения и изъятия этих предметов.

Для осуществления личного обыска не обязательно наличие соответствующего постановления не только для производства обыска помещения (местности), но для задержания лица, заключения его под стражу.

Что касается выемки, то основания и порядок ее осуществления устанавливает ст. 183 УПК.

Определение 2

Выемка представляет собой следственное действие, осуществляемое в случае необходимости изымать у гражданина или юридического лица требуемых объектов, предметов, документов, которые имеют значение в решении уголовного дела. Выемка производится в случае, когда точно известно местонахождение искомых предметов.

Выемку производят в соответствии с мотивированным постановлением следователя, где содержится информация об основаниях, составе предметов и документов, которые подлежат выемке. Информация включает наименование гражданина или предприятия, включая адрес производства следственного действия.

Выемка документации и предметов, которые содержат государственную или другие типы охраняемой федеральным законодательством тайну, сведения о вкладах и счетах лиц в банках и прочих кредитных компаниях, вещей, которые заложены или сданы на хранение в ломбард, осуществляется только на основе судебного решения.

До момента начала выемки следователи могут предложить лицам выдать предметы и документы для изъятия. Если лица отказываются, то выемку производят в принудительном порядке.

Принудительное осуществление выемки предполагается только для случаев, когда следователь точно знает местонахождение этих предметов и документов.

При отсутствии данной информации может появиться потребность произвести обыск, при этом следователь должен вынести постановление о его производстве и произвести его немедленно. В последующем законность обыска, который производится в помещении, должна определяться в судебном порядке.

О произведенной выемке составляется протокол, соответствующий статьям 166 и 167 УПК. В случае выемки вещей, заложенных (сданных на хранение) в ломбард, в трехдневный срок необходимо уведомить об этом заемщика или поклажедателя.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *