Основные изменения в законе о полиции

Основные изменения в законе о полиции

Евгений Разумный / Ведомости

Полиция оказалась в центре общественного внимания и в США, и в России. В США происходят массовые беспорядки после гибели человека во время жесткого задержания. В России же идет общественное обсуждение поправок в принятый более девяти лет назад закон о полиции.

Часть экспертов, особенно профессионально связанных с полицией, поправки, которые МВД продвигает с 2018 г., приветствует.

Закон, по их мнению, не только даст наконец-то права людям быть защищенными от полицейского произвола, но и увеличит гарантии для самих полицейских.

Однако большинство комментаторов сошлись во мнении, что предложенные нововведения ничего нового не принесут, поскольку они лишь закрепляют то, что и так уже воплощено в рутинных действиях полиции.

Закон о полиции 2010 г., наверное, единственный документ, который был принят после широкой общественной дискуссии и при участии правозащитников.

Новым законом старались стереть образ морально разложившейся милиции, представители среднего руководства которой, как печально известный майор Евсюков, в пьяном виде стреляют в людей.

Закон формировал имидж полиции как хорошо обеспеченной и профессиональной, ответственной перед людьми службы, с серьезными критериями профессионального отбора, высокими стандартами и главное – законностью принятых полицейскими решений.

Жизнь показала, что подобные установки реформы просуществовали в полиции недолго, а все достижения материального обеспечения полицейских были перечеркнуты инфляцией (см. «Ведомости» от 21.02.2019).

Когда полиция совершенно безнаказанно избивает людей на улицах Москвы летом 2019 г.

или так же безнаказанно задерживает людей на разрешенных массовых мероприятиях, как это было на прошлогодней майской демонстрации в Санкт-Петербурге, никто уже не удивляется отказам представиться или применению силы при задержании.

Гарантии закона о полиции сегодня полиции больше мешают, чем помогают: они продолжают транслировать нормативный идеал подотчетного населению, профессионального и уважительного полицейского, безупречно исполняющего закон. А новые поправки снижают этот стандарт и приводят его к реально действующему правоприменению.

Однако нужно отметить, что не все новеллы так уж страшны, если бы у нас была полиция «здорового человека», т. е. если бы российский полицейский действовал всегда как добропорядочный правоприменитель. Нет ничего плохого, если закон о полиции перестанет закреплять идеальный образ полиции с большим набором ограничений и станет четко регулировать исключения из общего стандарта.

Почти все обсуждаемые поправки – о том, что, когда речь идет о спасении жизни или о прекращении преступления, полицейский может отойти от стандарта. Но общественные опасения состоят как раз в том, что все закрепляемые новые нормы вместо исключения будут означать правило.

Например, полиция станет в типовых, а не в особенных случаях задерживать людей, не представляясь и не объясняя причин.

Часть нововведений, как, например, подробное регулирование вскрытия транспортных средств, можно оценить положительно, так как они восполняют действующий пробел в законодательстве.

Если необходимо кого-то спасти из машины или пресечь незаконное удержание в ней человека, полицейские и сейчас вынуждены вскрывать транспортное средство, но это всегда было сложно оформить и было чревато проверками со стороны руководства – и следовательно, санкциями в отношении полицейского, который хотел добросовестно выполнить свою работу.

Либерализация применения огнестрельного оружия тоже не такая уж страшная для типовой практики правоприменения новелла. Это сигнал полицейским: «не бойтесь». Применение полицией огнестрельного оружия в России – исключительная, а не типовая вещь, практически ЧП в профессиональной рутине отдела полиции.

Сегодня по каждому такому случаю проводится обязательная проверка, и у российского полицейского (особенно у тех, кого можно отнести к добропорядочным правоприменителям) выработаны большие опасения в необходимости вообще использовать оружие.

Поэтому чаще всего, если принимается решение стрелять (как в недавнем случае в Екатеринбурге, когда был застрелен мужчина, укравший четыре рулона обоев), полиция при любой возможности зовет Росгвардию и разделяет с этим ведомством ответственность.

А вот что действительно вызывает опасения – поправки, которые кажутся просто техническими и связаны с правилами оцепления и блокирования полицией места преступления. Взглянем на них пристальней, тем более что они почему-то выпали из общественного внимания.

Во всем тексте закона слова «участок местности» предлагается заменить на «территорию». Что в этом страшного, спросит обыватель? Действительно, преступление может быть совершено не на открытой местности, а в помещении, здании и прилегающей к нему территории.

Однако закон и ранее уже уточнял, что оцеплять и блокировать можно здания и сооружения (ч. 4 ст. 13 действующей редакции). Более того, там был сформулирован открытый перечень и при необходимости можно было оцеплять и блокировать все, что угодно, понятое как локальное пространство.

Так зачем же было менять слова?

Поправки вводят практически особый режим доступа людей на оцепленную и блокированную территорию: станет возможно проводить личный досмотр всех находящихся в оцеплении людей, их вещей и находящихся на территории или въезжающих транспортных средств. И правильно, скажете вы, – если на месте, например, ограбления были задержаны люди, разумно их досмотреть.

Но пояснительная записка к законопроекту о поправках показывает, что речь совсем о другом. Авторы новеллы смотрят шире.

Они ссылаются на установившуюся практику выявления наркотических преступлений в Москве и других регионах, где территорией контроля за передвижением наркотических средств объявлен весь субъект Федерации.

И именно это дает основание полицейским досматривать практически каждого, кто въезжает или перемещается по той же Москве, на предмет хранения наркотических средств.

Полиция осуществляет досмотр людей или водителей и в других крупных городах во время оперативно-профилактических операций («Мак» – поиск наркотиков, «Анаконда» – оружия и боеприпасов и т. п.), хотя по тому же закону о полиции для осуществления таких проверок личных вещей у полицейских должны быть законные основания иметь подозрения в отношении конкретного человека.

Досматривать поголовно всех и часто вообще без понятых и видеофиксации – практика не вполне основанная на законе о полиции и КоАП РФ, но массово применяемая во время полицейских операций.

Теперь же поправка даст такие основания – приказом руководителя регионального УВД или местного ОВД целый регион или отдельный населенный пункт (а не, как ранее, лишь локальный «участок местности») можно будет объявить оцепленной или блокированной территорией и ввести особый режим проверки людей и транспортных средств для обнаружения следов любых преступлений.

Ничего не было бы в этом страшного, если бы в России все полицейские действовали как добропорядочные правоприменители. Однако поправки в закон о полиции создают условия для злоупотреблений – это дает более весомые правовые основания для тотального досмотра людей при оперативно-профилактических операциях, нежели внутриведомственные приказы и инструкции.

Теперь полиция сможет вскрывать машины и блокировать жилье

Дмитрий Сергеев

майор полиции в отставке

Профиль автора

Президент подписал поправки к федеральному закону «О полиции». Они вступили в силу с 21 декабря 2021 года — со дня официального опубликования. Теперь полиция может вскрывать автомобили, а если жизни полицейского или окружающих угрожает опасность, то он имеет право не представляться, пока не пресечет преступление или административное правонарушение.

По такому алгоритму сотрудник полиции должен был действовать в любой ситуации. Даже если своими действиями преступник создавал реальную угрозу — сначала сотрудник должен был представиться и только потом принимать меры против угрозы.

Что изменилось. В закон «О полиции» добавили статью 5.1, которая в таких ситуациях позволяет сотруднику полиции представляться, предъявлять удостоверение и разъяснять права уже после пресечения преступления или административного правонарушения. Но поступать так полицейский сможет только в ситуации, когда ему или другим гражданам угрожает опасность.

Но это не значит, что можно вскрывать любую квартиру на усмотрение полиции и искать там людей, которые, возможно, что-то совершили. Например, разбил человек стекло у машины и спрятался в квартире.

Свидетели его видели, опознали, показывают на квартиру, где он прячется. Преступление это или нет, пока непонятно: он вполне может оказаться владельцем этой машины — а сам к себе претензии он предъявлять не будет. Но основания для проникновения в квартиру уже есть.

А вот если нет показаний свидетелей — нет и оснований для проникновения.

Как было раньше. Порядок вскрытия транспортных средств законом «О полиции» никак не регламентировался — и в результате пьяный водитель после ДТП мог закрыться в машине и ждать, пока протрезвеет, а полиция часами ждала снаружи.

Для пьяных водителей плохие новости: теперь машину можно вскрывать. Еще ее можно вскрыть для осмотра автомобиля или груза, если есть основания полагать, что в машине находится что-то запрещенное — например наркотики или оружие. Также основанием для вскрытия автомобиля будет наличие в нем пострадавших — например в результате ДТП.

Перед вскрытием машины сотрудник полиции обязан назвать свою должность, звание, фамилию и предъявить служебное удостоверение по требованию владельца или находящихся в автомобиле граждан. Еще он должен предупредить, что планирует вскрыть машину, и разъяснить причину и основания для вскрытия.

Исключение — ситуации, когда промедление создает угрозу жизни и здоровью сотрудника полиции или других граждан. Также полицейский может не представляться, если необходимо немедленно пресечь преступление или административное правонарушение либо преследовать тех, кто совершил их.

О вскрытии автомобиля необходимо уведомить его собственника — на это закон отводит не более 24 часов с момента вскрытия. Если собственник присутствовал при вскрытии, отдельно его можно не информировать.

Что изменилось. Все эти обязанности остались, но право давать полиции письменные поручения получили еще и дознаватели — они ведут расследование по уголовным делам, перечисленным в части 3 статьи 150 УПК РФ.

Дознание — это упрощенная форма предварительного расследования по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, не представляющих большой сложности. Раньше такое письменное поручение направлял руководитель органа дознания, сейчас дознаватель может направлять его от своего имени.

Что изменилось. Теперь полицейские обязаны и выявлять, и пресекать административные правонарушения.

На этом полномочия заканчивались. Например, провести осмотр автомобиля при наличии одного только заявления от потерпевшего было нельзя — даже если потерпевший утверждал, что в автомобиле находятся следы или орудия преступления или административного правонарушения.

Осмотр — это визуальное обследование, при котором сотрудник полиции может заглянуть в салон автомобиля, двор частного дома, документы. Главное условие осмотра — гражданин не возражает и показывает все сам, а сотрудник полиции смотрит, но ничего не трогает. Иногда осмотр на начальном этапе снимает подозрение в совершении преступления.

По результатам осмотра сотрудники полиции должны составить акт осмотра.

Осмотр — не то же самое, что досмотр или обыск. О том, чем они различаются, мы рассказывали в статье «ГИБДД хочет провести обыск машины. Это законно?». Осмотр заканчивается там, где сотрудник полиции к чему-либо прикоснулся: это уже либо досмотр, либо обыск. Там другие процедуры, обязательно участие понятых и все фиксируется.

Другие формы контроля за территорией были описаны общими словами — как другие формы охраны общественного порядка. Что это значит, в законе не уточнялось.

Чем именно будут огораживать и как именно обозначать эти места — вероятно, пропишут в ведомственных приказах МВД. Но пока их не утвердили.

Блокирование жилых помещений, строений и иных объектов было возможно только для предотвращения угрозы жизни и здоровью граждан, если это нельзя сделать иным способом.

Что изменилось. Теперь блокировать жилые помещения, строения и другие объекты можно по тем же основаниям, что и территории. Такое решение может принять не только руководитель территориального органа, но и замещающий его сотрудник.

Оснований для блокирования тоже стало больше. К ним добавились:

  1. Поиск оружия, наркотиков, взрывчатых веществ или любых других предметов, свободный оборот которых ограничен.
  2. Основания полагать, что в границах территорий или в помещениях готовится, совершается или уже совершено преступление.
Читайте также:  179 УК РФ: принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения

На оцепленной территории полиция может проводить личный осмотр граждан, их вещей, автомобилей и грузов. Если гражданин откажется от осмотра — на заблокированную территорию его не пустят. Если он хочет покинуть территорию, его могут не выпустить.

Закон «О полиции» — федеральный. Полиции он дает определенные права, и все, что требует полиция от граждан в рамках этих прав, обязательно для исполнения гражданами. В том числе и теми, кто этот закон не читал.

Соответственно, если гражданин попал в зону блокирования и его не выпускают, придется подчиниться. Ругаться и зачитывать сотрудникам полиции статьи Конституции бесполезно. Сначала придется выполнить их требования, а уже потом, если гражданин считает, что его права нарушены, можно жаловаться на сотрудников в прокуратуру или в суд.

Зато при проверке сообщений о преступлениях от граждан у полиции появится больше полномочий — теперь можно провести исследование без лишней волокиты. В итоге граждане от этого выиграют.

Эти поправки сложно оценивать с точки зрения «хорошо или плохо». Все зависит от того, как они будут применяться. И каждый случай будет индивидуальным.

  • Плохо — для того, чью машину вскрыли, так как свидетели ошиблись и указали сотрудникам полиции, что в ней спрятались уличные грабители.
  • Хорошо — для тех, кому вернули похищенное, вскрыв квартиру, где прятались реальные грабители.
  • Замечательно — для тех, чью жизнь успел спасти сотрудник полиции, потому что ему не нужно было перед этим представляться.

Подписан закон, направленный на совершенствование правовых основ работы полиции

Документы

Владимир Путин подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О полиции».

  • Федеральный закон принят Государственной Думой 8 декабря 2021 года и одобрен Советом Федерации 15 декабря 2021 года.
  • Справка Государственно-правового управления
  • Федеральный закон направлен на совершенствование правовых основ деятельности полиции.
  • В этих целях в Федеральный закон «О полиции» внесены
    изменения, согласно которым полиции предоставлены дополнительные полномочия,
    необходимые для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан, для
    противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для
    обеспечения общественной безопасности.

В частности, сотрудники
полиции наделены правом проникать в жилые и иные помещения, на земельные
участки и территории для задержания лиц, застигнутых на месте совершения
преступления и (или) скрывающихся с него, а также лиц, на которых потерпевшие
или очевидцы указывают как на совершивших преступление.

Сотрудники полиции
вправе в связи с проверкой зарегистрированных в установленном порядке заявлений
и сообщений о происшествиях осматривать место происшествия, местность,
помещения, транспортные средства, предметы, документы и иные объекты в целях
фиксации обстоятельств, имеющих значение для принятия решения по заявлению и сообщению о происшествии, а также вскрывать транспортные средства в случаях,
установленных законодательством Российской Федерации.

Кроме того, сотрудникам
полиции предоставлены полномочия по обозначению мест совершения преступлений,
административных правонарушений, мест происшествий, мест проведения публичных и массовых мероприятий, территорий и объектов, нахождение граждан на которых
ограничено или представляет угрозу для их безопасности, а также по осуществлению временного ограждения указанных мест и объектов.

Уточнён порядок действий
полиции в границах оцепления (блокирования).

Так, в случае отказа гражданина
подвергнуться личному осмотру или предоставить для осмотра транспортное
средство и перевозимые грузы полиция имеет право не допускать проход такого гражданина на территории, в жилые помещения, строения и на другие объекты, где проводится
оцепление (блокирование), или его выход за пределы границ оцепления
(блокирования), а также въезд или выезд транспортного средства до снятия
оцепления (блокирования).

Одновременно из Федерального закона «О полиции» исключены положения,
дублирующие нормы Федерального закона «О службе в органах внутренних дел
Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты
Российской Федерации».

Что важно знать бизнесу о новых изменениях в законе «О полиции» — новости Право.ру

8 декабря 2021 года Государственная дума приняла в третьем чтении изменения в Федеральный закон № 3-ФЗ «О полиции».

В пояснительной записке к законопроекту авторы указали, что «законопроект направлен на усиление гарантий защиты прав и законных интересов граждан, совершенствование практической деятельности сотрудников полиции по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений и иных правонарушений, уточнение и детализацию их обязанностей и прав, исключение из отраслевого законодательства норм, которые носят неопределенный характер».

Законодательство Полиции расширят полномочия

Но все ли так однозначно в принятых изменениях в закон «О полиции», отвечают ли они принципу определенности нормы права, не могут ли привести к нарушениям прав субъектов предпринимательской деятельности?

По моему мнению, расширение полномочий полиции может затронуть интересы бизнеса. 

Заявления о преступлении нет, проверка есть

Новый п. 3.1 ст.

13 закона дает полиции право в связи с проверкой зарегистрированных заявлений и сообщений о происшествиях производить осмотр места происшествия, местности, помещений, транспортных средств, предметов, документов и иных объектов в целях фиксации обстоятельств, имеющих значение для принятия решения по заявлению и сообщению о происшествии, а также составлять по результатам указанного осмотра акт осмотра.

Подобные полномочия уже предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством РФ и Кодексом об административных правонарушениях РФ. Новелла гласит, что они теперь будут распространяться на предусмотренные ведомственным приказом заявления и сообщения о происшествиях.

Заявление о происшествии — письменное заявление о событиях, угрожающих личной или общественной безопасности, в том числе о несчастных случаях, дорожно-транспортных происшествиях, авариях, катастрофах, чрезвычайных происшествиях, массовых отравлениях людей, стихийных бедствиях, в отношении которых требуется проведение проверочных действий с целью обнаружения возможных признаков преступления или административного правонарушения (п. 2.1.3 Инструкции «О порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях», утвержденной приказом МВД от 29.08.2014 № 736).

Таким образом, заявление о происшествии — это некое письменное сообщение о событиях, не относящееся к заявлениям и сообщениям о преступлениях или административных правонарушениях, но предположительно содержащее о них сведения.

То есть это может быть заявление о вымышленных фактах. Тому, кто его подаст, не грозит никакая ответственность. Зато оно позволит полиции проводить проверочные действия, аналогичные проверкам по заявлениям и сообщениям о преступлениях или административных правонарушениях.

Новая почва для злоупотреблений

В ряде норм закона формулировка «при наличии данных о том…» заменяется на формулировку «при наличии оснований полагать».

Таким образом, требование закона о наличии каких-либо объективных данных, позволяющих полиции реализовать те или иные полномочия, заменяется на субъективную конструкцию мышления о том или ином факте конкретного должностного лица, из чего следует, что проверить законность его действий невозможно. 

А еще в соответствии со ст. 16, ч. 2, п.

6 закона «О полиции», «…полиция имеет право проводить оцепление (блокирование) территорий, жилых помещений, строений и других объектов по решению руководителя территориального органа или лица, его замещающего в ходе мероприятий, направленных на обнаружение предметов, изъятых из гражданского оборота или ограниченно оборотоспособных, либо при наличии оснований полагать, что в границах территорий или на объектах готовится, совершается (совершено) преступление». При большом желании по этому основанию можно блокировать помещения любого юридического лица с соответствующим осмотром и изъятием документов и техники. 

Опасность злоупотребления должностным положением содержится и в п. 6 ч. 1 ст. 15.

1 закона, который позволяет полиции вскрыть транспортное средство, в том числе проникнуть туда, «… для осмотра транспортного средства и (или) груза, если имеются основания полагать, что в транспортном средстве находятся без специального разрешения предметы или вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченно оборотоспособные».

Ст. 5 дополнена ч. 5.1 следующего содержания: «При возникновении обстоятельств, угрожающих жизни и здоровью сотрудника полиции или иных граждан, и при необходимости незамедлительного пресечения преступления или административного правонарушения либо преследования совершивших их лиц предусмотренные ч.

4 и 5 настоящей статьи положения (это порядок представления сотрудника полиции при обращении к гражданину либо гражданина к нему. — Прим. авт.) реализуются сотрудником полиции сразу после прекращения указанных обстоятельств или действий». При всей очевидной необходимости этого изменения имеется и оборотная сторона.

К примеру, сотрудник полиции или группа сотрудников без опознавательных знаков кого-либо преследует, проникая на территорию объекта, охраняемого вооруженным частным охранным предприятием, и в силу закона не считает необходимым представиться. А охранники решат, что это вооруженное нападение.

Закончиться все может очень печально…

Подводя итог краткому анализу изменений в законе «О полиции», хотелось бы посоветовать представителям бизнес-сообщества регулярно проводить инструктажи персонала на случай экстренной ситуации, а если она произойдет, незамедлительно приглашать адвоката — специалиста в области уголовной и административной практики, алгоритм действий с которым должен быть оговорен заранее.

  • Правоохранительные органы

Вадим Клювгант – о поправках в Закон о полиции

В интервью «Фонтанке» он проанализировал изменения и дал свою оценку происходящему

Правительство РФ внесло в Государственную Думу ФС РФ законопроект № 955380-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О полиции»». Поправки существенно расширяют полномочия сотрудников МВД и снимают с них ответственность за негативные последствия их работы. Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы, партнер, соруководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов Pen&Paper Вадим Клювгант в интервью «Фонтанке» проанализировал изменения и дал свою оценку происходящему.

– Вадим Владимирович, в пояснительной записке к документу все объясняется интересами самих граждан, а также правоприменительной практикой и мнением ветеранов МВД. Вы – ветеран МВД. Нужно ваше мнение…

– Начну немного издалека. Я не только бывший сотрудник МВД, но и лицо пенсионного возраста, которому государство платит «огромную» пенсию в 15 тысяч рублей.

Это к тому, что давно живу на свете и хорошо помню, что все самые… Надо же сказать дипломатично, а хотелось сказать «гадости и мерзости»… В общем, все самые одиозные решения периода советской власти всегда принимались исключительно «по многочисленным просьбам трудящихся».

Цены повышались, сбережения сгорали, займы государство принудительно размещало, новая программа КПСС принималась или какое-нибудь постановление партии и правительства, которые никто не читал. Расстрелы и пытки тоже были «по многочисленным просьбам».

Сегодня у нас такой ренессанс не лучших советских традиций наблюдается. Власти снова стремятся все делать со ссылкой на интересы народа, ветеранов и так далее. Это значит, что мы должны быть всегда счастливы. Как в той сказке Леонида Филатова: «Утром мажу бутерброд, сразу мысль “А как народ?”.

И икра не лезет в горло, и компот не льется в рот…» Ничего нового во всем этом нет. Но не дотягивают ребята. Даже в СССР умели все это пропагандистское сопровождение делать поэлегантнее. Сейчас работают прямолинейно, агрессивно, втупую.

– Вы удивились, когда в апреле узнали о подготовке такого законопроекта? Тогда это была собственная информация журналистов, но все подтвердил документ на сайте Думы.

– Неожиданности никакой я в этом не увидел. Немного отвлекусь, но это будет по теме. Ведь наша нынешняя «коронавирусная» ситуация обнажает все, что в обычной жизни могло оставаться для кого-то еще незаметным или несистемным. Сейчас же все стало очень наглядно. И мы видим, каковы реальные приоритеты власти.

Все меры по поддержке населения по факту не работают или все еще находятся в разработке. Готовят и анонсируют какие-то комплексные общенациональные планы, что-то еще. Считаем «пакеты» мер по поддержке. Ждем их. Зато все, что касается репрессивных мер, выскакивает сразу, с большим опережением, как чертенята из табакерки.

Читайте также:  Статья за оскорбление личности: Уголовный кодекс РФ

Самые первые решения были про ответственность за новые деяния, которые очень быстро внесли в Уголовный и Административный кодексы. Тут же началась такая взрывная практика их применения, что даже пришлось сверху укороты давать.

Сейчас очень удобный момент, чтобы под видом уточнений, упорядочивания, удовлетворения запросов ветеранов провести именно такой законопроект. Логика нерадостная, но и уже не удивляющая.

– Обращает на себя внимание тот факт, что документ подписан не премьером Михаилом Мишустиным, а врио председателя Правительства РФ, бывшим помощником Владимира Путина Андреем Белоусовым. Просто совпадение?

Добавили полномочий: полиции разрешили вскрывать машины и проникать в квартиры — Газета.Ru

Подписанный президентом закон опубликован на официальном портале правовой информации. Поправки внесены в федеральный закон «О полиции» и вступают в силу со дня их официального опубликования.

Одно из ключевых нововведений – теперь полицейские при необходимости смогут вскрывать транспортные средства, в том числе личные автомобили. В законе «О полиции» появилась специальная статья, которая это регулирует, под номером 15.1.

Раньше, если полицейским надо было вскрыть машину, они могли ссылаться на статью 15 того же закона, которая предусматривает вскрытие помещений и проникновение в них. Проблема в том, что в условиях правовой неопределенности насчет вскрытия транспорта, действия полиции можно было оценивать по-разному.

Без веских причин полицейским, в теории, за вскрытие личной машины могла грозить статья 286 Уголовного кодекса о превышении полномочий.

Теперь в законодательстве четко прописано, когда полиция может вскрыть машину, и как этот процесс должен проходить. Полиция сможет вскрыть машину в следующих случаях:

— Чтобы спасти жизнь человека;
— Если в машине находится преступник или подозреваемый в преступлении.

Речь идет и о случаях, если в автомобиле заперся человек, на которого потерпевшие или очевидцы укажут как на совершившего преступление;
— Если «имеются основания полагать», что в машине находится пьяный, который совершил административное правонарушение;
— Сотрудники полиции также смогут вскрывать машины для спасения жизни граждан или обеспечения их безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях; — Для «установления обстоятельств несчастного случая». Под это подходит ситуация с ДТП, после которого пострадавший человек оказался заблокированным в автомобиле;
— Чтобы предотвратить теракт или пресечь преступление;

— Полиция также сможет вскрыть машину, если подозревает, что внутри есть запрещенные вещи, например, наркотики.

Если внутри машины находится человек, полицейский обязан сначала представиться и объяснить причину, по которой намерен вскрыть автомобиль. Однако, если есть угроза для жизни и здоровья граждан либо самого полицейского, правоохранитель может не медлить и пропустить этот пункт.

Если при вскрытии автомобиля на месте не было собственника машины, полиция должна уведомить его о случившемся в течение суток. После вскрытия полиция также должна сделать так, чтобы в открытую машину не проникли посторонние, пока к ней не приедет владелец.

Когда смогут ломать дверь в квартиру

Впервые полиция получила право проникать в жилье, если внутри находится человек без процессуального статуса (то есть, против него не было возбуждено уголовное дело или выдвинуто официальное обвинение).

Теперь достаточно, чтобы потерпевшие или очевидцы показали на квартиру и сказали, что внутри может быть предполагаемый преступник. После этого полиция, по новому закону, имеет право проникнуть в квартиру и устроить в ней обыск.

Как добавляется в документе, полиция может проникнуть в квартиру или иное помещение, если это необходимо для задержания злоумышленников, «застигнутых на месте преступления или скрывающихся с него».

Как и в случае с машиной, полиция обязана сообщить собственнику жилья о взломе квартиры в течение 24 часов.

Кто заплатит за поврежденную машину или сломанную полицией дверь?

Россияне смогут требовать возмещения ущерба от взлома полицейскими автомобиля или квартиры через суд.

Часть третья 19-й статьи закона «О полиции» требует от правоохранителей, чтобы ущерб имуществу был минимален. Однако, нанес полицейский ненужный вред в процессе или нет, это вопрос спорный.

Если полиция при вскрытии соблюдала все формальности, суд может встать на сторону правоохранителей.

Что еще меняет новый закон

Теперь полицейский сможет представляться уже после задержания, если возникли «обстоятельства, угрожающие его жизни и здоровью» или необходимо «незамедлительно пресечь преступление или правонарушение».

Граждане, обращающиеся к полицейским, напротив, обязаны будут представиться по требованию сотрудника.

Также полицейские теперь смогут досматривать граждан, их личные вещи и транспорт не только при подозрении на наличие оружия, наркотиков и других запрещенных веществ, но и при наличии оснований полагать, что они «скрывают предметы хищения».

Полицейский, вслед за бойцами Росгвардии, получает право оцеплять места происшествий, а также любые строения и территории. Более того, в оцеплении сотрудник МВД теперь без понятых сможет лично осматривать граждан и машины.

Как объясняют необходимость поправок

Внесенные поправки возникли не на пустом месте, гражданам не стоит их опасаться, но и не факт, что они серьезно изменят ситуацию, отмечала «Медузе» (организация включена Минюстом в список иноагентов) (издание признано в России иноагентом) научный сотрудник Института проблем правоприменения при Санкт-Петербургском Европейском университете Мария Шклярук.

«Эти поправки явно собирали с мест, анализируя накопившиеся проблемы. Понятно, откуда эти поправки происходят — из конкретных случаев, когда законных полномочий не хватило для дела.

Где-то надо было срочно вскрыть машину или ломать дверь в квартиру. Ребенка не могли вытащить или преступник заперся в квартире — сломали дверь, получили по голове от начальства и прокуратуры за то, что неправильно сломали.

По-хорошему, полиция должна иметь такие полномочия», — пояснила эксперт.

По ее мнению, из-за необходимости отписывать множество рапортов и уведомлений полиция могла до последнего медлить и не ломать дверь.

Шклярук призвала не относиться к нововведениям с чрезмерным страхом.

«На эти поправки есть две точки зрения. Первая, свойственная настроениям людей в Москве и отчасти Санкт-Петербурге. «Это ужас и паника, беспредел, им разрешили везде стрелять (речь идет о поправке, которую из последней версии законопроекта убрали – «Газета.

Ru»), куда мы катимся». Я отношусь к этому сильно спокойнее, потому что реальная полицейская работа «на земле» в обычных российских городах совсем другая. Там совсем другая картина. Там понимаешь, что машину иногда по делу надо вскрыть», — заявила эксперт.

В то же время, отмечала специалист, в основном новый закон ничего не улучшит и не ухудшит ни для полицейских, ни для граждан. «Дело в том, что у людей в Госдуме есть иллюзия, что как они напишут в документе, так все и будет на самом деле. Закон сработает ровно так, как они его придумали. Они ошибаются. Он или вообще не работает, или работает не так», — уверена Шклярук.

В пояснительной записке к законопроекту о расширении полномочий полиции говорилось, что его цель — усилить «гарантии защиты прав и законных интересов граждан». Кроме того, закон должен улучшить работу полиции. Авторы инициативы поясняли, что изменения обусловлены накопленным опытом работы полиции.

История вопроса

Правительство внесло в Госдуму законопроект о расширении полномочий полиции в мае 2020 года. Госдума приняла его в третьем и окончательном чтении в начале декабря этого года, Совет Федерации – 15 декабря. При этом в процессе документ вызвал общественный резонанс и претерпел ряд изменений.

Главное, что убрали из закона в окончательной версии – поправку о том, когда полицейский может использовать огнестрельное оружие.

Действующий закон «О полиции» дает полицейскому, который уже достал табельное оружие, право стрелять по нарушителю, если тот пытается «приблизиться к сотруднику полиции, сократив при этом указанное им расстояние, или прикоснуться к его огнестрельному оружию».

Авторы законопроекта предложили разрешить полиции стрелять, если нарушитель пытается совершить любые действия, которые можно расценить как «угрозу нападения». Расплывчатую формулировку раскритиковали правозащитники, и ко второму чтению в Думе этот пункт вообще убрали.

В исходной версии законопроекта авторы также предлагали освободить сотрудников полиции от ответственности за действия, которые они совершили при исполнении обязанностей в установленном законодательством порядке. Эту норму также в итоге исключили.

Полицейские нам больше не обязаны

 Русская ПланетаРусская Планета

В третьем (окончательном) чтении приняты поправки в Федеральный закон «О полиции», расширяющие полномочия сотрудников МВД и сводящие к минимуму их обязанности по отношению к гражданам.

Депутаты старательно вымарали слово «обязан», которое было, к примеру, в наиболее востребованной у «слишком грамотных» граждан статье № 5 Федерального закона «О полиции».

Если вчера полицейский при обращении к гражданину был обязан представиться и предъявить по требованию служебное удостоверение в развернутом виде, то теперь слово «обязан» заменено на глагол в настоящем времени «представляется». Что-то похожее наблюдается и далее по тексту.

Не «обязан пресекать», а «пресекает», не «обязан разъяснить», а «разъясняет» не «обязан обеспечить», а «обеспечивает».

Что это значит на практике? Во-первых, если «слишком грамотному» гражданину захочется указать полицейскому на его обязанности, коп может веско возразить, что лично нам он ничем не обязан.

А во-вторых, если ваш автомобиль останавливает человек в форме сотрудника полиции, то в ответ на ваше требование представиться и предъявить служебное удостоверение, теперь он может совершенно спокойно отказаться, разъяснив, что подозревает вас в управлении транспортным средством в отсутствии у вас соответствующего права.

Как же так? Ответ кроется в статье 51 новой редакции ФЗ «О полиции»: при угрозе жизни полицейского или при необходимости незамедлительного пресечения преступления или административного правонарушения либо преследования совершивших их лиц, предусмотренные частями 4 и 5 настоящей статьи положения реализуются сотрудником полиции сразу после прекращения указанных обстоятельств или действий.

Если коротко: пока вы качаете свои теперь уже эфемерные права, русский полисмен пресекает возможное правонарушение, и ничего не обязан предъявлять до тех пор, пока вы не отдадите ему в руки водительское удостоверение, свидетельство о регистрации и страховку.

Дальнейшая полемика с ним вполне способна породить еще один состав административного правонарушения с вашей стороны, предусмотренный статьей 19.

3 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации («Неповиновение законному требованию сотрудника полиции»).

Тоже, надо сказать, «крайне опасное деяние», пресекать которое сотрудник может до потери пульса (разумеется, речь о пульсе гражданина).

Автоматически утрачивается право, дарованное гражданам пунктом 5.7 ФЗ «О полиции». Сюда тоже внесены коррективы, в какой-то мере противоречащие ст. 24.2 Конституции Российской Федерации.

Если вчера в пункте 5.7 было четко прописано, что полиция обязана обеспечить каждому гражданину возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не установлено федеральным законом, то теперь слово «обязана» сменило слово «обеспечивает»— глагол в настоящем времени, которое, как известно, может длиться бесконечно.

Ранее практика была такова. Вас беспричинно останавливает сотрудник ГИБДД. Зачем? За что? «Для проверки документов». Вспоминаем п. 106 Административного регламента ГИБДД, где перечислены поводы для того, чтобы проверить у вас водительское удостоверение и документы на автомобиль.

· Выявление признаков нарушения ПДД

· Проведение мероприятий по предупреждению ДТП

Вы совершенно законно, руководствуясь пунктом 5.7 ФЗ «О полиции» требуете:

— Ознакомьте с документами на проведение операции «Анаконда» (как вариант — «Трезвый водитель») или с ориентировкой на мое транспортное средство», — И часто диалог с представителем власти на этом заканчивался его фразой «Счастливого пути». Причина?

Читайте также:  Статья 196 УПК РФ: обязательное назначение экспертизы в уголовном процессе

Документы на спецоперацию были где-то далеко (на посту, у ответственного от руководства и так далее), а раз нет возможности обеспечить ознакомление с документами, то, если подойти к вопросу с точки зрения соблюдения прав гражданина, у полицейского нет оснований для проверки документов.

Сейчас же ситуация кардинально меняется. Даже невинная просьба представиться и предъявить служебное удостоверение может вызвать массу последствий, самым меньшим из них может быть вопрос отечественного полисмена:

«А где в законе сказано, что я обязан это сделать?»

Изменения в законе контрастируют с тем, что записано в статье 24.2 Конституции России, где прямо говорится: «органы государственной власти обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы. Правда, в этой же статье идет оговорка «если иное не предусмотрено законом».

В котором, напомним, словосочетание «полиция обязана» табуировано.

Ну, а уж если полицейский увидит у вас в глазах что-то недоброе, и заподозрит вас в чем-то нехорошем, то обязаны ему будете вы. В том числе, похоже, и представиться полицейскому. Статья 13 ФЗ «О полиции», где ведется речь о правах полиции, после слов «проверять документы» вдруг оказалась дополнена фразой:

«требовать от граждан в случае их обращения (прим. автора: кого и к кому? — полицейского к гражданину или гражданина к полицейскому?) назвать свои фамилию, имя и отчество».

Кто-то может возмутиться: «А в чем проблема назвать полицейскому свои данные?». Для некоторых категорий россиян никаких проблем не существует в принципе. Не проблема предъявлять документы при беспричинной проверке. Не проблема получать зарплату с задержкой в два месяца. Не проблема посидеть, если посадили за решетку. Не проблема выселиться из квартиры, если кому-то помешал.

Другие, напротив, борются за свои конституционные права, которые вскоре – вангуем! – могут стать маленькими, как камень в почке. Именно за свои, а не за непрерывно расширяющиеся права карательного аппарата всея Руси.

И права, предусмотренные ст. 51 Конституции Российской Федерации, не может отменить даже эта норма федерального закона «О полиции». Конституция главенствует над всеми законами. Она гласит:

«Никто не обязан свидетельствовать против себя». Не хотите давать полицейскому показания?

Никакие, в том числе, персональные данные? — Это ваше святое право. Храните молчание.

Говорят, даже «Железный Феликс» (прим. автора: Ф.Э. Дзержинский, председатель ВЧК), памятники которому сегодня восстанавливают повсеместно, в том числе, во дворах школ, рекомендовал лапотному населению послереволюционной России:

«Не думай. Если думаешь — не говори. Если думаешь и говоришь — не пиши. Если думаешь, говоришь, пишешь — не подписывай. Если думаешь, говоришь, пишешь и подписываешь — не удивляйся».

Вам оставляют право произнести короткую фразу: «Отказываюсь от дачи показаний», а не расплываться в заискивающей улыбке: «Команди-и-ир», раскрывая свой кошелек пошире (прим. автора: дача взятки должностному лиц карается по закону). Идем далее.

«Доброму» полицейскому и окно дверь

Даже из заголовка ст. 15 ФЗ «О полиции» куда-то исчезло слово «вхождение» (речь о праве полицейских заходить в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории).

Осталось лишь слово «проникновение». Если включить логику, то можно понять, что войти можно только через дверь. А проникнуть? Через окно, крышу, вырытый подземный лаз и даже канализацию.

Отныне мы можем ждать полицейских отовсюду!

Но слово «проникновение» имеет и несколько иной смысл. Вхождение несет официальную коннотацию. Проникновение может, в том числе, быть тайным, негласным. Куда более важный момент. Если раньше, в п. 6 статьи 15 ФЗ «О полиции» говорилось, что:

«О каждом случае проникновения сотрудника полиции в жилое помещение в возможно короткий срок, но не позднее 24 часов с момента проникновения информируются собственник этого помещения и (или) проживающие там граждане, если такое проникновение было осуществлено в их отсутствие, то теперь после слова «информируются» вставляется фраза:

«в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел»

Вам понятно? Сама полиция регулирует порядок, согласно которому она будет уведомлять вас, пока вы были на работе, а к вам силовики проникли в помещение, где вы живете. Как? Может, голубиной почтой? Может, «Почтой России» по адресу регистрации пошлет уведомление в конверте? Туда, где вы появитесь через три года или не появитесь никогда?

В 7 пункте статьи 15 ФЗ «О полиции» еще вчера говорилось, что в течение 24 часов уведомляется прокурор. Уведомляется и точка. А что у нас в новой версии закона? Вдруг появились «случаи, когда существует специальный порядок уведомления». Кто не понял, читай выше. Порядки у нас полиция устанавливает сама для себя.

Дополняется федеральный закон и статьей 151, регулирующей порядок вскрытия транспортного средства. Теперь транспортные средства полиция может скрывать в широчайшем наборе ситуаций.

Когда дело касается таких моментов, как спасение жизни граждан или задержание преступников, вопросов, конечно, ни у кого не возникает (хотя и тут могут быть нюансы). В иных случаях тему, кто писал этот закон, хотелось бы взглянуть в глаза, чтобы оценить их юридическую грамотность.

В пункте 6 статьи 151говорится, что вскрытие транспортного средства может проводиться… для осмотра.

Как неоднократно разъясняли должностные лица ГИБДД, осмотр заключается в визуальном обследовании транспортного средства и перевозимого груза.

Если имеет место проникновение в транспортное средство или даже его вскрытие, то ни о каком осмотре не идет и речи. Это досмотр — совершенно иная процедура.

Мы имеем законодателя, путающегося в понятиях, которыми он оперирует?

Чем дальше, тем страшнее! Транспортное средство может быть вскрыто, если есть основания полагать, что внутри находятся:

· предметы, изъятые из гражданского оборота

· ограниченно оборотоспособные вещи

«А также для проверки сообщения об угрозе террористического акта»

В теории, если одному недобросовестному гражданину захочется «наказать» другого, который поставил свой автомобиль на его «законное» парковочное место, то теперь ему достаточно снять трубку и сообщить «куда следует» о том, что у соседа в багажнике «вещи, изъятые из оборота» или что-то пострашнее.

«Если имеются основания полагать»

Формулировка, которая очень часто встречается в новой версии закона и может быть использована недобросовестными сотрудниками полиции против любого гражданина.

Ваш автомобиль, например, может быть вскрыт, если имеются основания полагать, что вы находитесь внутри него в нетрезвом состоянии. А какие, простите, основания полагать, что вы находитесь в автомобиле в нетрезвом состоянии, могут быть у полицейского, не являющегося наркологом?

· покраснение кожных покровов лица

В суде полицейский заявит, что у вас было «красноватое лицо», и вы хотели проверить его удостоверение, хотя 97% остановленных водителей хотели дать ему не только документы, но и готовы были оставить ключи от квартиры. Именно поэтому ему пришлось вскрыть вашу машину.

Вы уснули в неестественной позе в припаркованном автомобиле, а вам вынесли стекло? С точки зрения закона, полицейский прав.

У него были «основания полагать»! Ну, а то, что вам краска могла броситься в лицо от встречи с очень ретивым блюстителем законности? Такое в расчет, конечно же, не берется.

И, наконец, статья 24.2 новой редакции Федерального закона «О полиции», где говорится о «гарантиях полицейского». Сотрудники полиции получают право на применение огнестрельного оружия не только, если вы прикоснулись к его огнестрельному оружию, но и «совершили иные действия, дающие основания расценить их как угрозу нападения на сотрудника полиции».

Какие, например? 4 года назад лейтенант ДПС на Гагаринском посту наводил на меня свой автомат АКСУ за невинную просьбу представиться, объяснить цель и причину обращения, в ответ на его требование предъявить паспорт, адресованное мне, пассажиру, в 2 часа ночи при внезапной остановке сотрудниками ГИБДД автобуса «Москва-Минск».

От более решительных действий его, видимо, удержала включенная мною для фиксации возможных противоправных действий с его стороны камера мобильного телефона. Лайфхак – во всех случаях общения с полицией включайте камеру. Вести видеофиксацию действий полицейских в общественном месте не запрещает даже новая редакция ФЗ «О полиции».

Но помните: применить оружие сотрудник полиции может, как теперь следует из новой редакции закона, если вы «совершили иные действия».

И все же, какие? Например, если в качестве звонка на смартфоне у вас стоит боевое улюлюканье индейцев из популярных кинолент о ковбоях.

Как будет сказано в суде, полицейский услышал боевой клич и понял, что вы намерены совершать «иные действия». Весьма агрессивные, как он понял. В конце концов, может быть и так:

«Гражданин потянулся во внутренний карман правой рукой, я подумал, что там у него пистолет и нажал на спусковой крючок…»

Основания полагать были? Еще какие! Сотрудник полиции даже при таком раскладе остается в рамках закона. Подытожим.

Полицейские отныне имеют право «вскрывать, проникать, применять» на основании того, что у них есть «основания полагать». Власть дает полномочия тем людям, которым, согласно опросам, доверяет чуть больше половины россиян – всего 57% по данным ВЦИОМ на ноябрь 2021 года.

Расширение полномочий полиции происходит в предлагаемых обстоятельствах, когда совершенно очевидно, что их нужно сужать, и максимизировать общественный контроль за работой российской полиции.

Дня не проходит, чтобы мы не прочли в новостях, что очередной блюститель законности оказался на скамье подсудимых за взятки, подкинутые журналистам наркотики, пьяные ДТП, крышевание, изнасилования или даже убийства.

Что-то подсказывает, что число «правоохранителей», которые ушли от ответственности, намного больше тех, кого коснулись посадки.

И этим людям сегодня «расширяют права», усердно работая над тем, чтобы придумать очередной повод отправить граждан за решетку за просушенные на Вечном огне носки или оскорбление чьих-то чувств фотографией в соцсетях.

Там, в колониях и тюрьмах, не полицейских, а рядовых граждан встретят дружелюбные сотрудники отечественной системы исполнения наказаний. Встретят как положено. С набором швабр и весьма изощренным энтузиазмом.

Но это будет уже другая, не менее печальная, история.

Остается поблагодарить Государственную Думу, что в последний момент из новой редакции ФЗ «О полиции» убрали слова о том, что «полицейские не могут преследоваться за действия, совершенные при исполнении». Глядишь, руководствуясь такой логикой, через год-два дали бы вольную майору Евсюкову. Ведь он расстреливал мирных граждан в форме сотрудника МВД.

Значит, был при исполнении.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *