Оспаривание сделок генерального директора, невыгодных для общества

Если участники общества инициировали сделку, но из-за этого общество понесло убытки, то ответственность все равно должен нести директор.

Новые участники, кредиторы или миноритарии могут заявить иск о привлечении к ответственности либо директора, либо директора солидарно с другими участниками.

Как складывается судебная практика по таким спорам? Поможет ли директору 100% одобрение сделки участниками?

Оспаривание сделок генерального директора, невыгодных для общества

Андрей Егоров,

к.ю.н., руководитель образовательных программ Школы для юристов-практиков «Лексториум», главный редактор журнала «Цивилистика», профессор НИУ «Высшая школа экономики»

Оспаривание сделок генерального директора, невыгодных для общества

Юлия Михальчук,

адвокат, советник «Савельев, Батанов и Партнеры»

Директор должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно. Если он своими действиями причинил убытки обществу, ему придется их возместить (ст. 53.1 ГК РФ).

Сегодня суды часто толкуют эту норму таким образом, что директор должен действовать в интересах общества, даже если это противоречит интересам его участников. Это касается в том числе ситуаций, когда невыгодную для общества сделку участники одобрили единогласно.

Состав участников может измениться, компания может уйти в банкротство, на место директора может прийти новый руководитель.

Если директор, действуя в интересах и по указанию участников общества, продавал по заниженной цене имущество, выдавал заведомо невозвратные кредиты или иначе причинил ущерб обществу, новые участники, новый директор и конкурсные кредиторы, с большой вероятностью, взыщут убытки именно с директора.

Новый тренд: одобрение не оправдывает директора

Особенности и порядок рассмотрения корпоративных споров

К корпоративным спорам закон относит споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также некоммерческой организацией, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей. Обычно, это связано с разногласиями, возникающими между участниками (акционерами) по поводу вопросов, связанных с управлением и ведением хозяйственной деятельности организации, и влекущими нарушение их прав. Данная статья подробно описывает порядок и особенности корпоративных споров.

Участники и предмет корпоративных споров

Предметом корпоративного спора может быть любой конфликт участников (акционеров), который затрагивает интересы как самой организации, так и ее участников. Претензии, которые лежат в основе корпоративных споров, возникают по разнообразным поводам.

В качестве предмета спора могут выступать:

  • учреждение юридического лица;
  • ликвидация или реорганизация предприятия;
  • восстановление прав участника (акционера);
  • обжалование решений органов управления организации;
  • вопросы реализации преимущественных прав участников (акционеров) при продаже долей (акций) организации;
  • оспаривание сделок, совершаемых обществом;
  • взыскание убытков, причиненных юридическому лицу или его участникам;
  • устранение нарушений законодательства и локальных норм;
  • понуждение выполнить определенные юридические действия: например, созыв внеочередного собрания, истребование хозяйственных документов общества и т.д. 

Корпоративные конфликты затрагивают интересы многих лиц, что влияет на специфику судебного производства. Поэтому в качестве стороны корпоративного спора могут участвовать:

  • участники (акционеры), учредители;
  • сама корпорация как юридическое лицо;
  • орган управления юридического лица;
  • члены совета директоров;
  • третьи лица, к которым относятся как коммерческие организации (например, организации, осуществляющие деятельность по ведению реестра акционеров), так и  государственные контролирующие органы (например, ЦБ РФ, осуществляющий государственную регистрацию выпуска ценных бумаг).

Особенности корпоративных споров

Действующим законодательством предусмотрены особенности рассмотрения дел по корпоративным спорам в арбитражном суде.

Прежде всего, необходимо отметить, что по данной категории дел от сторон не требуется соблюдения мер по досудебному урегулированию. Истцу не нужно направлять претензию ответчику и выжидать тридцатидневный срок для ответа на нее. 

Вместе с тем, в случаях оспаривания решения общего собрания либо предъявления требований о возмещении причиненных обществу убытков, признания сделки общества недействительной или применения последствий недействительности сделки, истец должен уведомить в письменной форме заблаговременно (не позднее, чем за 5 дней до подачи иска) участников общества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу. Такое уведомление направляется истцом непосредственно на юридический адрес общества, которое должно довести его до других участников (акционеров).

Основные причины возникновения споров

Существуют субъективные и объективные причины возникновения корпоративных споров. Так, объективными причинами споров является несовершенство действующего законодательства, отсутствие жестких санкций за нарушение корпоративных обязательств. В рамках данной статьи мы рассмотрим только субъективные причины возникновения корпоративных споров.

Использование подставных лиц

Желание обезопасить себя в случае банкротства компании, действующий запрет на ведение предпринимательской деятельности и другие обстоятельства становятся причиной оформления бизнеса на подставных лиц. Однако номинальный директор со временем может попытаться захватить бизнес и стать фактическим его владельцем.

Чтобы избежать подобных проблем, необходимо зарегистрировать компанию на реальных собственников.

Оформление долей в пропорции 50 на 50

Если у ООО два владельца, чаще всего они делят бизнес пополам. Проблем нет, если оба учредителя имеют одинаковый взгляд на ведение бизнеса (или один из них занимает пассивную позицию, доверяя управление компанией своему партнеру).

Однако если между участниками возникают конфликты и ссоры (даже личного характера), принимать решения становится фактически невозможно. Участники в судебном порядке могут обжаловать протоколы общих собраний, сделки общества и т.д.

Существует немало способов решения данной проблемы. Так, например, участники вправе составить корпоративный договор, согласно которому одна сторона может отказаться от управления обществом. Взамен она будет получать ежемесячное денежное вознаграждение.

Доверие к руководству

Как правило, директором компании становится кто-то из учредителей. Он получает возможность руководить организацией, совершать от ее имени юридически значимые действия. Недобросовестный директор, пользуясь своим положением, может постепенно выводить активы компании и иным образом вредить ей.

Поэтому остальным учредителям необходимо помнить о таком варианте развития ситуации. Во избежание корпоративных конфликтов рекомендуется ограничить полномочия директора, например, путем установления лимита по совершаемым им сделкам. Также необходим постоянный мониторинг деятельности директора.

Сроки исковой давности

Срок исковой давности по корпоративным спорам общий – 3 года с момента, когда лицу стало известно (должно было стать известно) о нарушении его прав. Однако в некоторых случаях могут применяться сокращенные сроки.

  • ·         для признания недействительным решения общего собрания АО и ООО устанавливаются сроки 3 и 2 месяца соответственно;
  • ·         для оспаривания сделки устанавливается срок в 1 год (если сделка ничтожная, то признать ее недействительной можно в течение 3 лет);
  • ·         для перевода на себя прав и обязанностей покупателя при нарушении права преимущественной покупки устанавливается срок в 3 месяца (речь идет об участниках непубличных обществ);
  • ·         для возмещения убытков, причиненных ненадлежащим определением стоимости выкупаемых ценных бумаг, устанавливается срок в 6 месяцев.
  • Оспаривание сделок генерального директора, невыгодных для общества

Проект наших партнеров Андрея Шевченко и Михаила Кучин, где они разбирают самые резонансные события в стране и их последствия для всех нас.

Все о новых законах и громких делах в России и в мире максимально доступно и без занудства.

Примеры корпоративных споров

Корпоративные споры весьма разнообразны по своему субъектному составу и характеру спорных правоотношений. Причем с каждым годом сложность и запутанность таких споров только возрастает. Ниже мы рассмотрим наиболее яркие и часто встречающиеся на практике примеры корпоративных конфликтов. Однако, конечно, мы привели не весь список возможных спорных ситуаций.

Причинение убытков действиями генерального директора ООО

С директора компании, принимавшего неверные бизнес-решения, можно взыскать убытки – это следует из положений ст.53.1 ГК РФ. Для этого необходимо доказать:

  1. ·         факт недобросовестного и неразумного поведения директора;
  2. ·         наличие убытков;
  3. ·         причинно-следственную связь между поведением директора и наступившими неблагоприятными последствиями.

Например, недобросовестным поведением является сокрытие/искажение информации о сделке, совершение сделки без согласия соответствующих органов и т.п.

При этом директор не освобождается от ответственности даже в том случае, если его действия были ранее одобрены уполномоченным органом юридического лица.

Исключение одного участника из ООО

Возможность исключения участника из ООО закреплена ст.10 14-ФЗ. Согласно положениям данной статьи, лицо может быть исключено при наличии одного из следующих условий:

·         участник допускает серьезные нарушения своих обязательств;

·         участник своими действиями (бездействием) значительно затрудняет деятельность ООО или вовсе делает ее невозможной.

Типичными поводами обращения в суд является систематическое уклонение от участия в общих собраниях, заключение заведомо невыгодных сделок и т.п.

Обратиться в суд с соответствующим иском вправе другие участники компании, совокупная доля которых превышает 10 %. Само общество не может заявлять подобные иски.

Оспаривание участником решения общего собрания

#{data.title}

Признание сделки недействительной – один из предложенных законом способов защиты гражданского права (ст. 12 ГК РФ). Это имеет непосредственное отношение к предпринимательской деятельности, т.к.

связано с довольно распространенной практикой, когда генеральный директор заключает договор, который не выгоден обществу.

Цель таких сделок – передача активов компании близкому к руководителю лицу (родственнику).

Казалось бы, вред, который наносит оспариваемая сделка обществу, очевиден. Но для успешного решения проблемы необходимо тщательно составить исковое заявление и учесть многочисленные нюансы, многие из которых были раскрыты в определениях ВАС и ВС РФ.

Право на оспаривание сделок принадлежит лицу, которое должно

  • доказать нарушение своего личного права;
  • предложить порядок его восстановления;
  • доказать причинно-следственную связь между сделкой и ее негативными последствиями (убытками).

Если истец не смог доказать факт нарушения своих прав или законных интересов, в удовлетворении иска будет отказано.

Одного отсутствия необходимого по закону одобрения крупной сделки недостаточно для того, чтобы суд признал ее незаконной. Кроме того, эта сделка может быть одобрена после ее совершения.

Все необходимые доказательства должен предоставить истец (ст. 65 АПК РФ). Суд по его ходатайству поможет в их получении. При этом отсутствие документов по сделке не является препятствием для ее оспаривания.

Истцу достаточно доказать наличие спорного имущества у продавца до совершения сделки.

Покупатель, в свою очередь, может представить суду доказательства того, что он приобрел это имущество у другого лица или создал его самостоятельно, для себя.

Читайте также:  Неточное описание предмета аренды. как избежать признания договора незаключенным

ВАЖНО! Закон не предусматривает такой способ защиты права, как признание действий руководителя неправомерными (например, не было одобрения сделки участниками ООО) или незаконными (генеральный директор потратил деньги общества на личные нужды).

Существенное отличие цены договора от рыночной, то есть явный ущерб для одной из сторон, является основанием для оспаривания сделки. Доказательством станет аналогичный договор с третьим лицом.

Срок исковой давности для оспаривания сделок составляет 1 год. Но иногда приходится решать вопрос о начале этого срока.

Если ранее действующий руководитель (конкурсный управляющий) не проявил интереса в отношении того, что договор недействительный, признание его таковым имеет срок исковой давности в 1 год. Но течение данного срока начинается с того момента, когда новый управляющий узнал (должен был узнать) о сделке.

Конкурсный управляющий, который решил обратиться в суд, ранее исполнял свои обязанности временно? Срок для его обращения в суд начинается с того момента, когда его статус изменился.

Институт регулирования хозяйственной деятельности постоянно совершенствуется. Принятый 03.07.2016 Федеральный закон № 343-ФЗ внес существенные изменения в правила заключения крупных сделок и сделок с заинтересованностью. В частности, значительно сокращен перечень сделок, на которые не нужно получать согласия или последующего одобрения контролирующих лиц.

Для успешного решения поставленных задач необходимо отслеживать все изменения в правовом регулировании хозяйственной деятельности. Не хотите тратить на это силы и время? Обращайтесь к экспертам юридического холдинга МосЮрКонсалта!

Договор от имени контрагента подписал лжедиректор. Как отстоять действительность сделки

Основной вопрос: что грозит компании в случае заключения сделки с контрагентом, от имени которого договор подписал директор, который был незаконно назначен или лишен полномочий?
Решение: если генеральный директор был незаконно назначен из-за нарушения процедуры принятия такого решения, то есть шанс, что сделка останется действительной. А если имели место мошеннические действия, то сделка будет признана ничтожной.

Перед заключением сделки юристам приходится проверять не только содержание договора, но и полномочия генерального директора, который совершает сделку от имени контрагента. Это связано с риском признания сделки ничтожной в случае, если лицо, которое позиционировало себя в качестве директора, на самом деле не могло действовать от имени контрагента, в том числе подписывать договоры. Однако на практике распространены ситуации, когда даже после тщательной проверки полномочий директора, запроса выписки из ЕГРЮЛ сделки все равно признаются ничтожными на основании статьи 168 Гражданского кодекса. Например, если выясняется, что решение о назначении нового единоличного исполнительного органа было оспорено уже после подписания им договора, хотя на момент его подписания компания еще не могла знать, что решение о назначении директора недействительно. Правда, последняя судебная практика показывает, что при определенных обстоятельствах доказать действительность такой сделки все-таки возможно.

Решение о назначении директора оспорено из-за нарушения корпоративных процедур

Положения пункта 1 статьи 183 Гражданского кодекса о том, что такая сделка будет считаться совершенной от имени и в интересах совершившего ее лица, не применяются, поскольку орган юридического лица не является представителем компании ( постановление Президиума ВАС РФ от 08.10.02 № 6113/02).

На практике, даже удостоверившись в наличии у генерального директора полномочий по данным Единого государственного реестра юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ), можно попасть в достаточно неприятную ситуацию.

К примеру, компания проверила полномочия по реестру, заключила сделку, а потом акционер контрагента оспорил решение о назначении генерального директора.

Обычно такие сделки признаются ничтожными на основании статьи 168 Гражданского кодекса как совершенные лицом, не имеющим на это полномочий в силу закона, а именно статей 53 и 209 Гражданского кодекса.

Но в 2007 году в судебной практике наметилась новая тенденция, связанная с необходимостью защиты интересов контрагентов.

Ведь при заключении сделки он может и не догадываться о том, что у директора, подписавшего договор, не было полномочий.

Например, если решение о назначении генерального директора было оспорено в суде по причине отсутствия кворума на собрании уже после того, как сделка была заключена.

Nota bene!

В проекте Гражданского кодекса проблема заключения сделок с лжедиректорами решена следующим образом: можно будет полагаться на запись в ЕГРЮЛ о директоре, но если эта запись внесена мошенническим путем в результате противоправных действий, то тогда сделка будет недействительной (п. 2 ст. 51 ГК РФ в редакции проекта).

В закрытом акционерном обществе (далее – ЗАО) совет директоров несколько раз составлял решения о назначении одного и того же директора. В этот период назначенный директор заключил договор на ведение реестра владельцев ценных бумаг.

Впоследствии все решения совета директоров о назначении единоличного исполнительного органа были признаны судом недействительными. ЗАО обратилось с иском о признании этого договора незаключенным. Суд первой инстанции удовлетворил иск.

Апелляция решение отменила, в иске отказала, поскольку подписание договора неуполномоченным лицом свидетельствует о недействительности сделки, а не о незаключенности.

А отсутствие у директора полномочий не было подтверждено, поскольку на дату подписания договора именно он числился в ЕГРЮЛ как единоличный исполнительный орган, что подтверждала выписка из реестра. Кассация встала на сторону суда первой инстанции. Все точки расставил Президиум ВАС РФ. Он указал, что не было доказательств того, что контрагент знал или должен был з

нать об обстоятельствах, свидетельствующих о недействительности решения совета директоров. То есть бремя доказывания этих обстоятельств ВАС РФ возложил на истца.

Но самый важный вывод заключался в том, что признание судом недействительным решения совета директоров об избрании или назначении генерального директора не является основанием для признания договора недействительным либо незаключенным, если сделка совершена до вступления в силу решения суда.

Поэтому в силе остался судебный акт апелляции об отказе в признании сделки недействительной (постановление Президиума ВАС РФ от 24.07.07 № 3259/07).

Таким образом, можно сделать вывод, что конфликт между акционерами или участниками обществ не должен касаться третьих лиц. А сделки, совершенные директором до того, как было оспорено решение о его назначении, не могут быть признаны ничтожными.

Тем более если компания доверилась данным из ЕГРЮЛ. Но стоит учитывать, что здесь речь идет только о конфликте, связанном с ошибками при оформлении решения о назначении директора.

Это может быть ситуация, когда решение принято в отсутствие кворума или с нарушением компетенции органа, принимающего такое решение.

Но на признание сделки действительной рассчитывать не приходится, если на момент подписания договора в ЕГРЮЛ числился новый директор, а сделку совершил бывший. Такое возможно, если контрагент не проверил данные из реестра либо изначально знал, что директором является абсолютно другое лицо, но при этом заключил с ним договор.

Подобная ситуация описывается в постановлении Президиума ВАС РФ от 03.11.09 № 9035/09 . В целом это дело напоминает предыдущий пример: сначала было оспорено решение собрания акционеров о назначении директора из-за отсутствия кворума на собрании.

После этого был подан иск о признании недействительным договора купли-продажи акций, заключенный в период действия лжедиректора. Казалось бы, как и в деле № 3259/07, контрагент не мог знать о том, что директор был назначен незаконно.

Однако при рассмотрении этого вопроса, в частности о добросовестности контрагента, выяснилось, что уже за месяц до заключения договора в ЕГРЮЛ числился новый директор. Такое поведе

ние было признано недобросовестным, поэтому Высший арбитражный суд поддержал позицию нижестоящих судов, подтвердив правомерность признания сделки недействительной.

Решение о назначении директора принято в результате мошеннических действий третьих лиц

Все гораздо сложнее, если директор был назначен в результате реализации мошеннических схем.

К примеру, решение о назначении директора было принято вообще неизвестным лицом, после чего в ЕГРЮЛ были внесены изменения и состоялась продажа имущества.

В этом случае, как правило, защиту получают компании-продавцы по заключенному договору, даже несмотря на то, что контрагенты тоже могут не знать о мошенническом назначении директора. Вот показательный пример.

Некий гражданин подал в налоговую протокол собрания участников, в котором было указано, что участник, имеющий долю 54,5 процента, исключен из общества, с него же сняты полномочия генерального директора, а гражданин-заявитель стал новым директором. Эти изменения были зарегистрированы в ЕГРЮЛ.

Впоследствии новый директор продал объект недвижимости другой компании. За полтора года здание поменяло еще пять собственников. После того как все эти обстоятельства выяснились, участник общества оспорил решение собрания и обратился с иском об истребовании здания из незаконного владения последнего приобретателя.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в иске. Однако кассация и Президиум ВАС РФ не согласились с такой позицией.

Надзорная инстанция указала, что признание судом недействительными решений собрания само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этой компании, совершенные до признания этих решений недействительными. Но здесь нужно было учесть и другие

обстоятельства, а именно тот факт, что имели место мошеннические действия.

В частности, корпоративные решения участниками общества в действительности не принимались, свою волю на выбытие имущества из владения компании ни участники, ни органы юридического лица не выражали, выбытие имущества произошло помимо воли общества в результате противоправных действий иных лиц.

Таким образом, суд кассационной инстанции правомерно применил пункт 1 статьи 302 Гражданского кодекса, предусматривающий право собственника на истребование имущества от добросовестного приобретателя в случае, когда имущество выбыло из владения собственника помимо его воли (постановление Президиума ВАС РФ от 02.06.09 № 2417/09).

Читайте также:  Замена стояков канализации и водоснабжения в квартире, в том числе на кухне и в туалете, и кто должен проводить ремонт по законодательству в многоквартирном доме?

Гендир заключил невыгодную сделку: как оспорить?

Директор получил одобрение акционеров для сделки и заключил её, но акционеры решили, что он выручил за активы слишком мало. Мог ли акционер оспорить такую сделку и в каком порядке, разбирался Верховный суд РФ (определение от 17.09.2019 305-ЭС19-8975.

На внеочередном собрании акционеры ЗАО «Капитал Ре» одобрили сделку по увеличению уставного капитала ООО «РГС Мед-Инвест». Сделать это решили путём внесения 100% от ООО «Медсис», находившегося в собственности «Капитал Ре». При этом на собрании не был установлен размер доли в уставном капитале «РГС Мед-Инвеста», который должен был получить «Капитал Ре» по итогам сделки.

Позднее размер приобретаемой доли был указан в соглашении между сторонами. Отдав 100% фирмы «Медсис», компания получила долю в 3,8957% от «РГС Мед-Инвеста». От компании «Капитал Ре» его подписал директор Даур Джениа.

С учётом того что рыночная стоимость «Медсиса» была больше стоимости полученной доли «РГС Мед-Инвеста», основной акционер «Капитал Ре», «КС-Холдинг», подал иск к Джениа на 827 млн руб. Истец указал, что именно в результате неразумных и недобросовестных действий директора «Капитал Ре» не получило имущественные и корпоративные права, эквивалентные переданному активу

АСГМ своим решением удовлетворил иск: судья пришла к выводу, что директор в короткий срок совершил ряд сделок, «которые привели к отчуждению ценных активов в пользу третьих лиц без равноценного встречного предоставления». А потому именно Джениа должен возместить крупный убыток.

9-й ААС, с выводами которого согласился суд округа, в иске отказал. Апелляция решила, что акционеры сами согласились на сделку, выразив в её одобрении свою волю и согласие.

Кроме того, суды решили, что ссылка истца на экономическую необоснованность сделки по отчуждению долей необоснованная, ведь отчуждение произошло в результате корпоративного решения истца, а не действий директора по его исполнению.

Апелляционный суд признал: истец выбрал ненадлежащий способ защиты права, потому что вопрос о распределении долей должен быть рассмотрен при оспаривании протокола внеочередного собрания участников.

Экономколлегия выяснила: решение общего собрания акционеров не содержало указания совершить сделку. Более того, по общему правилу к компетенции общего собрания акционеров такие полномочия и вовсе не отнесены, хотя их и можно предусмотреть в уставе.

Но даже в таком случае директор вправе не выполнять указания, содержащиеся в решениях общего собрания акционеров, если это принесёт вред интересам общества, поскольку наличие указаний общего собрания акционеров не освобождает директора от обязанности действовать добросовестно и разумно.

При этом единоличный исполнительный орган не может ссылаться на то, что он действовал во исполнение решения общего собрания, поскольку оценка в ходе управления обществом, насколько те или иные действия выгодны для общества и не причинят ли они вреда, составляет часть его обязанностей. «Это позволяет единоличному исполнительному органу избежать ответственности и передать вопросы на рассмотрение общего собрания акционеров», – уточнил ВС.

Тройка судей признала ошибочным и вывод апелляции о том, что взысканию убытков препятствует факт того, что решение, которым одобрено совершение сделки по внесению имущественного вклада, не было оспорено. Кроме того, о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить, указал ВС.

С учётом этого экономколлегия направила спор на пересмотр в АСГМ.

Работающая возможность оспорить сделку

  • Почти три года назад появилась новая возможность оспорить сделку, которой начинают активно пользоваться в последнее время, рассказала РАПСИ адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева.
  • Она напомнила, что 1 сентября 2013 года вступил в силу введенный в мае 2013 года пункт 2 в статью 174 ГК РФ, который звучит так:
  • «Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица».

На первый взгляд может показаться, что норма касается только сделок, совершенных юридическими лицами. Однако это не так.

По словам Расторгуевой, можно оспорить:

– сделку, совершенную представителем. При этом не имеет значения, кого представлял представитель: физическое или юридическое лицо;– сделку, совершенную от имени юридического лица его органом, действующим без доверенности. Как правило, речь о генеральном директоре.

Тем не менее, большая часть судебной практики на сегодняшний день имеется у арбитражных судов, то есть оспариваются в основной массе сделки, совершенные коммерческими юрлицами. Однако большинство положительных решений отмечается у судов общей юрисдикции.

Оспорить сделку может:

– представляемый;– юридическое лицо, от имени которого заключена сделка;

– в случаях, предусмотренных законом, иное лицо в интересах представляемого или юридического лица. Например, участник корпоративного юридического лица в соответствии с пунктом 1 статьи 65.2 ГК РФ.

  1. Эксперт отметил, что сделка должна быть признана недействительной в любом из двух случаев:
  2. – если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица;– если имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.
  3. То есть в любом из двух возможных вариантов нужна совокупность обстоятельств:
  4. – явный ущерб представляемому или юрлицу и то, что контрагент знал или должен был знать о таковом;– сговор (либо иные совместные действия представителя или органа юрлица и контрагента по сделке) и ущерб интересам представляемого или юрлица.

Какая ответственность Генерального директора при совершении невыгодной для общества сделки?

Юридическая фирма «АВЕНТА». Апрель, 2015

До недавнего времени в судебной практике России практически отсутствовали дела, связанные с привлечением к материальной ответственности недобросовестных директоров юридических лиц.

Большей частью это было связано с отсутствием единообразного понимания «недобросовестности» в действиях директора, а также правового механизма привлечения виновных должностных лиц к ответственности. Данные пробелы восстановил Пленум Высшего Арбитражного суда РФ, который 30 июля 2013 г.

принял Постановление №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – «Постановление»).

В указанном Постановлении даны разъяснения по вопросам, касающимся ответственности органов управления за убытки, причиненные юридическому лицу, в том числе установлении оснований ответственности руководителя за совершение невыгодной сделки от имени общества, а также о возложении обязанности по доказыванию добросовестности и разумности поведения руководителя. 

На основании ст. 53 и ст. 53.1 Гражданского кодекса РФ генеральный директор (руководитель) обязан действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

В случае нарушения этой обязанности он по требованию юридического лица, его учредителей (участников) должен возместить убытки, причиненные таким нарушением возглавляемому им лицу при условии доказанности истцом их наличия (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса РФ).

Указанное Постановление немного смягчает учесть директора и предписывает арбитражным судам принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил генеральный директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Таким образом, Генеральный директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

Если представлены доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) генерального директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия), указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, неправомерные действия третьих лиц и иные события) и представить соответствующие доказательства. В случае отказа генерального директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (статья 1 ГК РФ), бремя доказывания с обвиняющей стороны будет возложено на директора и тогда ему предстоит собрать факты, подтверждающие отсутствие нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

Недобросовестность действий (бездействия) генерального директора считается доказанной, в частности, когда он:

  1. действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;
  2. скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  3. совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
  4. после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
  5. знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом.
Читайте также:  Статья 958 ГК РФ: досрочное прекращение договора страхования

Под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента). Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения.

Генеральный директор освобождается от ответственности, если докажет, что невыгодная сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам юридического лица.

Неразумность действий (бездействия) генерального директора считается доказанной, в частности, когда он:

  1. принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;
  2. до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;
  3. совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).
  • При оценке добросовестности и разумности арбитражные суды учитывают насколько совершение тех или иных действий (бездействия) генерального директора входило или должно было входить в круг непосредственных обязанностей генерального директора, принимая во внимание обычную деловую практику и масштаб деятельности юридического лица.
  • Таким образом, если действия (бездействие) директора, повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска, если отсутствуют признаки доказанной недобросовестности и неразумности действий  директора и есть основания полагать, что сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам общества, в удовлетворении требований к директору о возмещении убытков будет отказано. 
  • Юридическая фирма «АВЕНТА». Апрель, 2015

Исковая давность при оспаривании сделок с заинтересованностью

26 мар 2019

Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

Вопрос исчисления срока исковой давности при оспаривании сделок с заинтересованностью давно вызывал значительные разногласия среди правоприменителей. С одной стороны, в соответствии с п.1 ст. 65.2 ГК РФ участник, предъявляя иск об оспаривании сделки, выступает в качестве его законного представителя. С другой, в судебной практике сформировалась позиция, согласно которой, срок исковой давности нужно отсчитывать с момента, когда о сделке узнал сам участник. В этом случае, возможность оспаривания сделки с заинтересованностью защищает личный интерес участника (Определение ВС РФ от 26.08.2016 по делу № 305 – ЭС16-3884). 

 Конец различным точкам зрения положил Пленум Верховного суда РФ, принявший Постановление от 26 июля 2018 г. № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность».

Пункт 2 вышеназванного Постановления устанавливает годичный срок исковой давности по требованиям о признании сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности, исчисляемый по правилам п. 2 ст. 181 ГК РФ. 

 Положения пп. 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» предусматривают несколько вариантов исчисления срока давности при оспаривании сделок с заинтересованностью. 

 1. Исчисление исковой давности «по директору» 

 Пункт 2 Постановления устанавливает общее правило.

Согласно ему, срок исковой давности по искам об оспаривании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, исчисляется со дня, когда лицо, которое самостоятельно осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа (в большинстве случаев — директор), узнало или должно было узнать, что сделка совершена с нарушением закона. В том числе, если это лицо непосредственно совершало сделку. 

  •  2. Исчисление исковой давности «по добросовестному директору» 
  •  В ситуации, когда директор находился в сговоре с другой стороной сделки, срок исковой давности исчисляется со дня, когда о соответствующих нарушениях узнал или должен был узнать новый директор или другой «добросовестный» директор (в случае наличия в обществе нескольких единоличных органов). 
  •  3. Исчисление исковой давности «по участнику»
  •  Если «добросовестные» члены единоличного исполнительного органа отсутствуют, то срок исковой давности исчисляется с момента, когда о нарушениях при заключении сделки узнал участник общества или член совета директоров. 
  •  Участник является осведомленным об обстоятельствах, свидетельствующих о нарушениях при заключении сделки: 
  •  А) Исковая давность не считается пропущенной при подаче иска совместно несколькими участниками, если хотя бы один из участников, имеющих право на предъявление иска, не пропустил этот срок. 

 Б) В случае раскрытия обществом информации о совершенной сделке в порядке, предусмотренном законодательством о рынке ценных бумаг, считается, что его участники узнали об оспариваемой сделке с момента публичного раскрытия информации. Т. е., когда из нее можно было сделать вывод о совершении такой сделки с нарушением порядка совершения. 

 В) Устанавливается презумпция, согласно которой участник считается осведомленным о совершении сделки с нарушением порядка совершения сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка.

Есть и исключения, например, когда информация о сделке скрывалась от участников или из представленных на общем собрании участникам материалов не представлялось возможным сделать вывод о совершении сделки (сведения об изменении состава основных активов не раскрывались в бухгалтерском балансе).

 

 Данные правила исчисления срока исковой давности не применяются, если участник общества два и более раза не участвовал в общих собраниях и не запрашивал информацию о деятельности общества.

Таким образом, предельный срок для оспаривания сделки участником не может превышать двух лет, за исключением тех случаев, когда информация о сделке скрывалась от участника.

По сути, положение о том «что участник не участвовал два и более раза подряд не участвовал в общих собраниях» выступает презумпцией того, что исковая давность истекла. 

 С точки зрения Верховного Суда РФ, участник должен проявлять «заботливость», «активность» по отношению к обществу, иное поведение будет означать пропуск общего годичного срока исковой давности. 

 Данная позиция нашла свое отражение в судебной практике. Например, в судебном споре Семнадцатый Арбитражный Апелляционный суд в Постановлении от 22 октября 2018 г. N 17АП-13033/2018-ГК по делу А60-20166/2018 отказал в применении срока исковой давности.

Он посчитал, что истец, являясь близким родственником директора общества, и, с учетом отсутствия сведений о наличии корпоративного конфликта, в силу родственных отношений с момента вступления директора в должность должен был знать о заключении оспариваемого договора аренды.

Истец, выступая учредителем и участником общества, должен был интересоваться деятельностью общества, его финансовыми документами, занимать более «активную деловую позицию».

Однако он длительное время не запрашивал информацию о деятельности общества, а директор общества — дочь истца — не проводила ни годовых, ни внеочередных собраний, где бы участники должны были принять решения по одобрению совершенных сделок, в которых имеется заинтересованность. 

 В Постановлении Шестого Арбитражного Апелляционного суда от 20 ноября 2018 г. N 06АП-6231/2018 нашла отражение похожая позиция.

Согласно ей, «суд первой инстанции правильно пришел к выводу о пропуске срока исковой давности, поскольку ссылка истца на то, что годовые общие собрания акционеров в обществе в 2015, 2016, 2017 годах не проводились, не должна приниматься во внимание, так как специфика корпоративных прав предполагает необходимость совершения акционером активных действий в целях их реализации». Истец должен был проявить интерес к деятельности общества и своевременно узнать о заключенных обществом сделках и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделок недействительными. Однако, доказательств, подтверждающих невозможность получения истцом информации о финансовом положении общества и совершенных сделках, суду представлено не было. 

 Интересной позиции придерживается Десятый Арбитражный Апелляционный суд. В Постановлении от 29 октября 2018 г.

по делу N А41-85411/17 он не потребовал от истцов активных действий в реализации их корпоративных прав, поскольку в рамках уголовного дела экспертизами не был подтвержден факт подписания истцом протокола собрания участников.

Сторонами оспариваемого дополнительного соглашения истцы не являлись и доказательств последующего одобрения указанной сделки участниками Общества не было представлено. В связи с этим, доводы ответчика о пропуске срока исковой давности подлежат отклонению. 

 Таким образом, анализируя положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.

2018 N 27, можно прийти к выводу, что правовые позиции в части срока исковой давности, в целом, направлены на защиту стабильности имущественного оборота путем закрепления общего правила исчисления исковой давности «по директору».

Определение срока исковой давности во всех случаях по «участнику» давало бы огромные возможности для недобросовестных участников (акционеров) для манипулирования сроком исковой давности. 

 Однако такой подход идет вразрез со значительной частью судебной практики, имевшей место до принятия Постановления и существенно нарушает баланс интересов сторон.

Фактически, теперь отсутствует возможность перейти к исчислению срока исковой давности «по участнику» с учетом предъявляемых положениями Постановления к этому условий. На практике это способно привести к злоупотреблению со стороны «недобросовестных» руководителей общества.

К тому же, новая судебная практика исходит из необходимости «постоянного проявления активности со стороны участников в реализации своих корпоративных прав», что в действительности не всегда является возможным. 

 В итоге, разъяснения Пленума ВС об оспаривании сделок с заинтересованностью в части исковой давности, по большей части ужесточают процедуру оспаривания сделок с заинтересованностью.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *