Сделка заключена с превышением полномочий. Как доказать, что контрагент знал об ограничении в уставе

Сделка заключена с превышением полномочий. Как доказать, что контрагент знал об ограничении в уставе 05.10.2015
Бухгалтерский ДЗЕН
подписывайтесь на наш канал
Сделка заключена с превышением полномочий. Как доказать, что контрагент знал об ограничении в уставе

В рамках реформы гражданского законодательства были внесены значимые изменения в Гражданский кодекс РФ, касающиеся организационно-правовых форм юрлиц, реорганизации и ликвидации, представительства и др. Верховный суд РФ подготовил разъяснения, которыми суды должны руководствоваться при разрешении споров и применении положений раздела I части первой ГК РФ. Они касаются сделок и их действительности, проверки полномочий лиц, заключающих сделку, определения размера реального ущерба, реорганизации и ликвидации компаний. Так, отмечено, что организация может быть ликвидирована по иску учредителя, если другие участники (учредители) уклоняются от участия в управлении, и поэтому нельзя достичь кворума и принять решения. Комментарий экспертов «1С» читайте в этой статье.

Содержание

При применении части первой ГК РФ, особенно норм, которые подверглись изменениям, суды сталкиваются с рядом вопросов.

Пленум Верховного Суда РФ взялся разъяснить отдельные моменты, связанные с толкованием не вполне ясных положений, рассмотрев их в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.

2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление).

Рассмотрим некоторые из разъяснений, данные Верховным Судом РФ.

Если сторона пострадала от неправомерных действий контрагента, она имеет право на возмещение реального ущерба. В состав ущерба входят не только фактически понесенные лицом расходы (утрата и повреждение имущества), но и расходы, которые необходимо понести для восстановления нарушенного права (ст. 15 ГК РФ).

К таким расходам относятся, например, расходы на восстановление испорченного имущества, а также расходы на устранение повреждений.

Как правило, для этого используются новые материалы, из-за чего стоимость поврежденного имущества может увеличиваться по сравнению со стоимостью предмета до повреждения.

Пленум ВС РФ отметил, что подобные расходы учитываются при определении реального ущерба истца полностью. Такой принцип применяется только в том случае, если законом или договором не установлен соответствующий запрет.

Вместе с тем размер возмещения может быть уменьшен, если ответчик докажет (или из дела будет очевидно), что существует иной, более разумный и распространенный в обороте способ исправления повреждений подобного имущества (п. 13 Постановления).

Реальным ущербом считается также уменьшение стоимости имущества, которое может проявиться лишь при отчуждении его в будущем. Примером такого ущерба можно считать утрату товарной стоимости автомобиля, поврежденного в результате ДТП (п. 13 Постановления).

Если полномочия генерального директора ограничены учредительными документами, он может совершать сделки только в рамках предоставленных ему полномочий. При заключении директором договора с превышением полномочий сделка может быть признана недействительной, если контрагент знал или должен был знать о таких ограничениях (п. 1 ст. 174 ГК РФ).

Как правило, в преамбуле договора вместе с фамилией, именем и отчеством генерального директора указывается, что он действует на основании устава.

По мнению Пленума ВС РФ, такая ссылка на устав сама по себе не доказывает, что контрагент знал об ограничении полномочий генерального директора.

Ведь контрагент, не входящий в состав органов организации и не являющийся ее учредителем или участником, не обязан проверять учредительные документы такой организации с целью выявить ограничение полномочий у генерального директора.

Для проверки ему доступны только сведения, внесенные в ЕГРЮЛ. Сведения, занесенные в ЕГРЮЛ, по умолчанию являются достоверными (п. 2 ст. 51 ГК РФ).

Поэтому лицо, полагающееся на них, вправе исходить из неограниченности полномочий генерального директора.

Вместе с тем доказывать, что сторона в договоре знала об ограничении полномочий на совершение сделки должно лицо, в интересах которого было установлено ограничение (п. 22 Постановления).

Согласно пункту 3 статьи 51 ГК РФ регистрирующий орган должен проверять достоверность сведений, вносимых в ЕГРЮЛ. Вместе с тем он не обязан проверять их содержание на соответствие федеральным законам или иным нормативным актам (п. 4.1 ст. 9, п. 1 ст. 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ).

Комментируя данные положения, Пленум ВС РФ отметил, что эти правила применяются как при учреждении организации, так и в случае ее реорганизации (п. 23 Постановления).

Данный вывод Пленума ВС РФ является закономерным итогом сложившейся арбитражной практики. Напомним, регистрирующий орган нередко отказывает в проведении регистрационных действий при наличии сомнений в правомерности содержания учредительных документов.

При этом сами арбитражные суды нередко высказывались в пользу организации, указывая, что налоговый орган не вправе проводить правовую экспертизу учредительных документов (см. например, постановление ФАС Центрального округа от 19.05.2010 № А64-5901/08-27).

С принятием Постановления данный принцип получил одобрение у Верховного Суда РФ. Однако по-прежнему остается непонятным, где пролегает грань между проверкой достоверности сведений и правовой экспертизой учредительных документов.

Представляется, что данный вопрос суды должны решать исходя из представленных им доказательств и конкретных обстоятельств дела.

Согласно пункту 1 статьи 58 ГК РФ при слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенной организации (п. 2 ст. 58 ГК РФ).

Комментируя данные нормы, Пленум ВС РФ указал, что при слиянии и присоединении организаций права и обязанности переходят в порядке универсального правопреемства (независимо от составления передаточного акта и его содержания).

При этом факт правопреемства в отношении организаций, прекративших деятельность в результате слияния или присоединения, можно подтвердить документом о реорганизации лица, выданным регистрирующим органом.

Кроме того, в подтверждение факта правопреемства можно представить документы реорганизованных компаний, определяющие права и обязанности, в отношении которых наступило правопреемство (п. 26 Постановления).

Как доказать реальность сделки налоговой

Сделки, которые совершаются не в реальности, а на бумаге, – предмет деятельности фирм-однодневок, с которыми постоянно сражается налоговая служба.

Если контрагент будет заподозрен в «проблемности», налоговики в ходе проверки могут попытаться доказать, что хозяйственная операция не имела места в действительности, а только значится таковой по документам.

И даже если в настоящий момент все хорошо, в будущем контрагент может быть взят проверяющими органами на заметку. Поэтому всегда лучше иметь на руках доказательства чистоты и добросовестности совершения сделки в тот момент, когда это происходило.

Вопрос: Как в целях соблюдения требований п. 2 ст. 54.1 НК РФ подтвердить реальность исполнения сделки именно контрагентом (какими документами)? В течение какого времени нужно хранить документы, подтверждающие выполнение мероприятий по должной осмотрительности?
Посмотреть ответ

Рассмотрим, как можно противодействовать попыткам налоговиков признать сделку не имевшей места в действительности.

Кто и что должен доказывать

Если контрагент, с которым фирма имела финансовые дела, признан недобросовестным (иными словами, относится к числу «однодневок»), проверок налоговых органов не избежать. Инспекторы будут рассматривать каждую сделку на предмет получения неправомерной налоговой выгоды. При этом они изучают:

  • движение денежных и товарных потоков (ведет ли фирма деятельность или только «пропускает» через себя деньги и товары);
  • возможную взаимозависимость участников сделки;
  • вероятность налоговой выгоды.

Как доказать ФНС реальность сделки и цены?

Каждое из этих положений в отдельности еще не является доказательством ненадежности контрагента.

Поэтому, несмотря на то что бремя доказательств законодательно лежит на налоговой, в интересах фирмы подтверждать реальность своих сделок самостоятельно.

При установлении фиктивности договоров фирма, совершившая сделку с однодневкой, может быть лишена вычета по НДС и/или списания расходов по налогу на прибыль.

ВАЖНО! Налоговая инспекция должна доказать, что сделок с недобросовестным партнером в действительности НЕ БЫЛО, а фирма-налогоплательщик – опровергнуть это утверждение, доказав реальность сделок.

На что «смотрит» налоговая

Что именно вменено в обязанность налоговикам в качестве поиска доказательств:

  1. Подконтрольность недобросовестного партнера налогоплательщику. Если будет выявлена финансовая или иная зависимость контрагента от фирмы, с которой он заключил сделку, то совершенно ясно, что это сделано с целью получения налоговой выгоды. Создавать фирмы-однодневки запрещено законом, а в этой ситуации налогоплательщик не мог не знать, что он сотрудничает с такого рода контрагентом.
  2. ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Такого рода нарушение встречается не так часто, добросовестные фирмы предпочитают не идти на сознательное нарушение закона и не создавать собственных однодневок.

  3. Почему именно этот партнер. Чаще встречается ситуация, когда контрагенты не связаны между собой. Если один из них оказался недобросовестным, налоговая будет исследовать вопрос, почему он был выбран для сотрудничества. Причины выбора контрагента очень важны в доказательстве реальности сделки. Вот почему крайне важно уделять внимание проверке благонадежности потенциального партнера до совершения сделок.
  4. Что такое реальный и консенсуальный договоры и чем они отличаются?

  5. Подписи на документах. Все документы, подписанные от имени контрагентов, должны иметь подписи лиц, имеющих на это соответствующие полномочия. Если окажется, что таковых полномочий подписавшее лицо не имело либо оно вообще не установлено, сделка может быть признана фиктивной.
  6. К СВЕДЕНИЮ! Несовпадающие подписи не могут служить единственным доказательством, особенно в суде, ведь в реальной жизни у партнеров редко имеются возможности производить сличение подписей в паспортах уполномоченных лиц и на документах при заключении сделки.

  7. Оценка достаточности и разумности проверки контрагента. Если налогоплательщик не позаботился о проверке добросовестности будущего партнера, он сам виноват, если тот окажется однодневкой. Необходимо предпринимать ряд мер, устанавливающих «адекватность» партнеров, и пренебрежение ими недопустимо. Налоговики будут исследовать следующие моменты:
    • существует ли установленный порядок отбора контрагентов;
    • если существует, был ли он нарушен в случае выбора данного контрагента;
    • имел ли налогоплательщик дело с другими недобросовестными агентами раньше;
    • как именно проверялась платежеспособность потенциального партнера, его деловая репутация, наличие необходимых условий для выполнения сделки;
    • как оценивалась коммерческая составляющая сделки.
Читайте также:  Нарушение обязательства действовать разумно и добросовестно может повлечь взыскание убытков с директора

Формирование доказательной базы

Чтобы сформировать доказательства фиктивности сделки, сотрудники налоговой будут обращать внимание на такие обстоятельства и подробно их анализировать:

  1. Предварительный контакт. Были ли предварительные встречи или звонки между руководством или уполномоченными лицами налогоплательщика и потенциального партнера? Отсутствие личных контактов – почти гарантия нереальности сделки.
  2. Доказательства обсуждений. Обговаривались ли условия сделки? Если да, то, значит, она имела место в действительности. Подтверждения могут быть документальные (например, проект договора) и свидетельские.
  3. Осведомленность налогоплательщика. Знает ли контрагент, где именно находятся, к примеру, склады или торговые площади партнера? Если сделка имела место, он не может быть не осведомлен о таких важных моментах.
  4. Как получили информацию о контрагенте? Налоговая заинтересуется, откуда налогоплательщик получил сведения о партнере, если у того нет своего сайта, он не размещал рекламу в СМИ, не имеет рекомендаций от других партнеров и т.п.
  5. Проверяли ли лицензию? Если для осуществления деятельности контрагенту была необходима лицензия, а он ее не имеет, то налицо недостаточная проверка его добросовестности.

Рекомендации добросовестным налогоплательщикам

Самым простым способом избежать неприятностей с налоговой был бы совет не сотрудничать с однодневками. Однако от столкновения с ними никто не застрахован. Даже самая тщательная предварительная проверка может не дать негативных результатов, и при этом в контрагентах окажется недобросовестный партнер.

Например, фирма давно работает с данным контрагентом, не сомневается в нем, заказывает товар или услугу, и слышит ответ: «Это мы делаем через такую-то компанию». Товар получен, но потом выясняется, что «такая-то» компания оказалась однодневкой, и вот у добросовестного налогоплательщика появляются проблемы.

Если он сможет доказать, что сделка была реальной, недобросовестность контрагента в данном контексте не будет иметь значения – он получит свой вычет НДС и включение расходов в базу налога на прибыль. Поэтому нужно позаботиться о своевременной фиксации доказательств, которые будут признаны налоговиками или судом.

ВНИМАНИЕ! Если фирма получила запрос из налоговой о предоставлении документов, касающихся взаимоотношений с тем или иным агентом, это повод не ждать налоговой проверки, а исчерпывающе оказать свою добросовестность.

Доказательства предварительной проверки контрагента

Необходимо сохранять все данные проверки будущего партнера в виде бумажных документов или их сканов или скринов в электронном виде. Проверка должна проводиться не столько, «чтобы быть спокойным самому», сколько для того, чтобы обелить налогоплательщика в случае претензий к контрагенту. Среди этих документов могут числиться:

  • данные из открытых источников (реестры Минюса, ФНС, плательщиков НДС и т.п.);
  • дополнительные документы (не только учредительные, но и доказывающие наличие материально-технической базы, необходимой для оказания услуги или поставки товара).

Регламент заключения договоров

С юристом или самостоятельно руководству следует разработать и утвердить внутренний нормативный документ, регламентирующий способ отбора контрагентов, и в дальнейшем не нарушать эту процедуру при отборе новых потенциальных партнеров.

Аккуратная первичка

Следует составить перечень основных хозяйственных операций, которыми занимается фирма, и соответствующий им набор обязательных первичных платежных документов:

  • накладные;
  • акты выполненных работ или оказанных услуг;
  • отчеты о выполненной работе;
  • счета-фактуры;
  • счета на оплату;
  • технические заявки и др.

Набор первичной документации, доказывающей реальность сделки, будет отличаться в зависимости от предмета конкретной сделки: поставка товара, оказание услуги, выполнение работы.

Обязателен контроль составления всей первичной документации, сопровождающей сделку, и ее непременное сохранение. Чем больше корректной первичной документации, тем меньше вопросов у налоговой по поводу реальности сделки.

Дополнительные доказательства

Приведенные выше рекомендации должны стать частью повседневной деятельности компании. Но иногда можно применить и дополнительные доказательства, уже прошедшие «обкатку» судебной практикой:

  1. Прозрачная дальнейшая судьба предмета сделки. Если налоговые органы сомневаются в реальности сделки с материальными объектами либо правом на имущество, их может убедить отслеживание пути этого товара. Если фирма-налогоплательщик использует их в производстве, продала третьим лицам или они имеются в наличии, сделка не может быть фиктивной.
  2. Налог на имущество платится только с реальных товаров! Если налоговая признала объект спорной сделки базой налога на имущество, значит, сделка была действительной либо налог на имущество окажется переплаченным. Это может быть дополнительным аргументом против налоговой в суде.
  3. «От противного». Фирма может обратиться в третейский суд с иском о признании сделки недействительной и взыскании расходов по ней с контрагента. Тогда доказательства реальности сделки будут подтверждены другой инстанцией. Если сделка была реальна, это будет несложно, тем более истец сам в этом заинтересован. Третейское решение – сильный аргумент, хотя формально оно не имеет законодательной силы для арбитражного суда.
  4. Заключение стороннего эксперта. Закон разрешает налогоплательщику самостоятельно проводить экспертизу по существу дела. Это затратный способ для ответчика, но в случае выигрыша дела расходы возместит налоговая. Экспертиза будет особенно уместна, если налоговики обвиняют в завышении указанных расходов.
  5. Свидетельские показания. Налоговики могут вызывать свидетелей по своему усмотрению, но если дело доходит до суда, там это право есть и у налогоплательщика. Он подает ходатайство о заслушивании свидетеля, отмечая в нем, какие обстоятельства дела он может прояснить (например, видел, как разгружали привезенный товар и т.п.). Реальность сделки может быть подтверждена свидетельскими показаниями, и чем их больше, тем лучше.

Гораздо лучше и эффективнее не собирать доказательства по факту налоговых требований, а иметь их наготове всегда и по любой сделке, особенно с высоким суммовым порогом или увеличенной степенью риска.

Ограничения в уставе для генерального директора есть: можно признать сделку недействительной?

  • Статьей 174 ГК РФ предусмотрена возможность признать недействительной сделку, совершенную генеральным директором общества, полномочия которого ограничены уставом общества, если указанное лицо вышло за пределы этих ограничений.
  • Сделку на основании статьи 174 ГК РФ можно признать недействительной только в случаях, когда доказано,что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях.
  • К сожалению, в суде именно это обстоятельство не так просто доказать.

Правило

ВАС РФ [1] в постановлении отметил: «статьей 174 Кодекса установлено, что сделка по указанным в данной норме основаниям может быть признана недействительной лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий органа юридического лица, заключившего сделку. В связи с этим необходимо учитывать, что указанное обстоятельство входит в предмет доказывания по данным делам.» В соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации бремя доказывания этого обстоятельства возлагается на истца, заявившего иск о признании оспоримой сделки недействительной.

Продолжая логику своего рассуждения ВАС РФ отмечает, что «поскольку из смысла статьи 174 Кодекса следует, что закон допускает случаи, когда другая сторона в сделке не знала и не должна была знать об установленных учредительными документами ограничениях, ссылка в договоре, заключенном от имени организации, на то, что лицо, заключающее сделку, действует на основании устава данного юридического лица, должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не может иметь для арбитражного суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях».

Читайте также:  Возврат просрочки в магазин. 5 простых шагов

Изложенные выводы нашли свое отражение и в практике ВАС РФ по конкретным спорам.

Так, в одном из дел ВАС РФ поддержал точку зрения нижестоящих судов, которые «отказали в признании договоров займа недействительными по признаку совершения сделок с превышением полномочий, поскольку ответчиком не представлено надлежащих доказательств, свидетельствующих о том, что займодавец при заключении оспариваемых договоров знал или заведомо должен был знать о каких-либо ограничениях полномочий председателя правления потребительского общества на заключение оспариваемых сделок» [2].

Так, отказывая в признании сделки недействительной на основании статьи 174 ГК РФ, ВАС РФ сослался на тот факт, что «отсутствуют доказательства, достоверно подтверждающие факт информированности общества при заключении дополнительного соглашения об ограничениях, установленных в уставе истца по стоимости совершаемых генеральным директором сделок» [3]. В других делах, рассмотренных ВАС РФ, основанием для отказа в признании недействительным договора по статье 174 ГК РФ, стало следующее:

  • «заводом не доказано, что Банк знал или мог знать об установленных уставом завода ограничениях полномочий генерального директора на совершение сделки по выдаче векселя» [4],
  • «истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что на момент заключения спорного договора ответчик знал о необходимости одобрения советом директоров сделки по продаже имущества до 50% балансовой стоимости активов хозяйствующего субъекта»[5],
  • и другие подобные дела.

Доказательства осведомленности контрагента об ограничениях, указанных в уставе

Для того, чтобы признать сделку недействительной по статье 174 ГК РФ нужно доказать, что другая сторона знает об ограничениях, указанных в уставе.

Одним из таких примеров может служить подача такой стороной на регистрацию договора вместе с необходимым для этого комплектом документов, в который входит устав [6]. То есть сторона «держала» устав в руках и могла его прочитать.

Но таких дел на практике не так много. В большинстве случаев суды отказывают в признании сделки недействительной по статье 174 ГК РФ в связи с неосведомленностью, о чем было сказано выше.

Исключения… (которые должны быть правилом?)

К примеру, в одном из дел ФАС Московского округа установил, что «суды указали на осведомленность истца о том, что генеральный директор … действует на основании устава, в связи с чем истец имел возможность и должен был проверить наличие полномочий генерального директора на подписание договора поручительства.

Вместе с тем, истцом не представлено каких-либо доказательств того, что он был лишен возможности исследовать вопрос о наличии полномочий генерального директора лица, выступающего в качестве поручителя, и одобрении Советом директоров данной сделки, а также не доказан факт уклонения от предоставления истцу копии устава либо предоставления ему недостоверных сведений. Несовершение истцом указанных действий, ссылаясь на сложившиеся доверительные отношения с ответчиком, являются предпринимательским риском истца» [7]. При этом доказательств осведомленности истца о наличии ограничений полномочий генерального директора ответчика в деле нет.

В другом деле ФАС Северо-Западного округа, признавая недействительным договор аренды установил, что «стороны по спорным договорам при той степени заботливости и осмотрительности, какая от них требовалась по характеру обязательства и условиям гражданского оборота, были обязаны удостовериться о полномочиях представителей контрагентов на совершение оспариваемых сделок. Ссылка в преамбуле договоров на уставы презюмирует ознакомление сторон с их содержанием в части определения компетенции лиц, заключающих сделку» [8]. Таким образом, суд сделал попытку ввести обязанность сторон по сделкам в любом случае изучать устав контрагента.

Сложно однозначно объяснить, почему суды в приведенных примерах не последовали выводам ВАС РФ о необходимости доказать осведомленность другой стороны по сделке о наличии ограничений на ее совершение у лица, действующего от имени контрагента. Такие споры можно отнести скорее к исключениям.

Правило, обязывающее стороны изучать учредительные документы контрагента

К таким сделкам относятся действия, связанные с приобретением долей ООО при наличии ограничения или запрета на приобретение в уставе.

В одном из дел, признавая в соответствии со статьей 174 ГК РФ недействительной сделку по отчуждению доли третьему лицу без согласия остальных участников, ФАС Поволжского округа установил, что приобретатель, «желая приобрести права и обязанности участника общества и участвовать в предпринимательской деятельности, проявив необходимую степень заботливости и осмотрительности, должен был ознакомиться с учредительными документами общества, а, следовательно, заведомо должен была знать об ограничениях на совершение сделки по безвозмездной передаче участником принадлежащей ему доли» [9]. Данная точка зрения была поддержана и ВАС РФ [10].

Данная позиция ВАС РФ была изложена в похожем споре, рассмотренном ранее. В данном деле суд установил, что «иностранная компания, заключая … договор купли-продажи доли в уставном капитале общества …, не могла не ознакомиться с уставом данного общества, поэтому заведомо должна была знать о наличии запрета и предвидеть негативные последствия своего поведения» [11].

Таким образом, мы видим, что на практике не так просто доказать осведомленность лица о наличии ограничений на совершение сделки. 

Для контроля за действиями генерального директора общества можно:

  1. Предусмотреть ограничения в уставе общества (одобрение сделок, одобрение действий, на которые распространяется правила одобрения сделок и т.д.);
  2. Ввести в обществе механизм, «заставляющий» ограничения для директора, указанные в уставе, работать в интересах участников/акционеров. Например, в трудовом договоре с генеральным директором можно указать обязанность генерального директора при заключении любого договора – передать/организовать передачу под роспись устав общества и/или включать во все заключаемые обществом договоры пункт, что другая сторона получила копию устава общества. К сожалению, передавать устав лучше в бумажном виде. При использовании электронных средств связи для передачи устава возможны сложности с доказыванием. Нарушение со стороны генерального директора такой обязанности будет говорить о его неразумности и недобросовестности, и позволит взыскивать убытки с генерального директора.
  1. Но увы, для признания сделки недействительной по статье 174 ГК РФ, нужно будет доказать осведомленность другой стороны об ограничениях в уставе общества.
  2. Наталья Бреева
  3. 07 июля 2014 года

1. Постановление Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок».

Вс решал, можно ли одобрить сделку без подписи — новости право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов За компанию перед банком поручились физлица, чтобы фирме дали кредит. Они отдали под залог участок и ипотечную квартиру. После того, как организация не вернула заем, банк взыскал долг с поручителей. Один из них настаивал, что сделать это нельзя, так как ипотечный договор от его имени заключили по доверенности. Будет ли документ действительным, если личную подпись доверительницы на договоре подделал ее представитель, разбиралась коллегия по гражданским спорам Верховного суда.

ООО «Грес» занималось оптовой торговлей лесоматериалами и стройматериалами. Компания решила развивать бизнес, и в 2011 году взяла кредит в УралКапиталБанке. Она заключила несколько кредитных договоров, обеспечителями по которым стали физлица Елена Сулейманова, Ольга Газова и Игорь Насреддинов*. Под залог отдали недвижимость – цех спецмеханизмов и участок. Все это стоило в совокупности более 190 млн руб. Вся цена пришлась на цех, а долю в праве собственности на земельный участок по соглашению сторон оценили в 1 рубль.

Компания не смогла платить по кредитам и задолжала более 242 млн руб. В отношении компании ввели процедуру наблюдения (дело № А07-8698/2020), банк пошел взыскивать долги с обеспечителей. Одна из них, Сулейманова, подала встречный иск.

Она настаивала, что никакого договора с банком не подписывала, и требовала признать его незаключенным. Она настаивала, что была нарушена простая письменная форма договора. Сулейманова попросила суд назначить почерковедческую экспертизу.

В результате эксперты пришли к выводу, что подпись Сулеймановой действительно поддельная и принадлежит другому человеку. Позже оказалось, что сделка была совершена не самой Сулеймановой, а обладателем доверенности на ее имя.

Сулейманова получала согласие мужа на ипотеку, а ипотека по договору залога была зарегистрирована в управлении Росреестра по нотариально удостоверенной доверенности, выданной лично залогодателем представителю Л. Ниловой. 

Подпись по доверенности

Советский районный суд г. Уфы частично удовлетворил иск банка. Общество обязали выплатить 242 млн руб. и обратили взыскание на доли в праве собственности – цех и участок, принадлежащие Газовой и Насреддинову. В удовлетворении остальной части иска, касающейся долей Сулеймановой, суд отказал.

Читайте также:  Запрет на третейскую оговорку в договоре

Соответственно, встречный иск Сулеймановой удовлетворили – суд признал ее договор залога незаключенным. В решении сослались на то, что не доказано, что именно сама Сулейманова подписывала договор. А экспертиза признала, что подпись на договоре, которая идет после расшифровки, не оригинальная, она просто скопирована.

Вышестоящие инстанции оставили такое решение без изменений. 

Конкурсный управляющий ГК АСВ оспорил судебные акты в ВС (дело № 49-КГ20-26-К6). В коллегии под председательством судьи Сергея Романовского обратили внимание на значимое обстоятельство дела: согласие супруга Сулеймановой на ипотеку и выдачу доверенности ее представителю. 

ВС в определении указал: по п.1 ст. 183 ГК (заключение сделки неуполномоченным лицом) сделка между третьим лицом и представляемым не считается заключенной, то есть вообще не существует. При этом получается, что заключенной должна быть сделка между представителем и третьим лицом. Но чтобы установить, что представитель и третье лицо договорились, необходимо соблюсти много условий.

При этом если представляемый одобрил сделку (такое одобрение действует с обратной силой), сделка с представителем преобразуется в действительную сделку с представляемым, указал ВС.

Коллегия перечислила, что можно понимать под «последующим одобрением сделки».

— Письменное или устное одобрение независимо от того, кому оно адресовано;— Признание представляемым претензии контрагента;— Другие действия представляемого, свидетельствующие об одобрении сделки (например, полное или частичное принятие исполнения по оспариваемой сделке, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке, подписание уполномоченным на это лицом акта сверки задолженности);— Заключение, а также одобрение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой;— Просьба об отсрочке или рассрочке исполнения;

— Акцепт инкассового поручения.

Источник: Определение ВС по делу  49-КГ20-26-К6

ВС отметил: зарегистрировала договор ипотеки не сама Сулейманова, а ее представитель на основании доверенности, но это обстоятельство суды никак не оценили. ВС отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию (на момент написания материала не рассмотрено – прим. ред.).

Юристы анализируют риски

Светлана Гузь, управляющий партнер бюро юридических стратегий Региональный рейтинг.

группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство
, отмечает, что, направляя дело на новое рассмотрение, ВС фактически дал указание нижестоящим судам исследовать обстоятельства последующего одобрения сделки и действительного волеизъявления стороны. Есть сомнения в добросовестности поведения ответчика, предъявившего встречные исковые требования о признании договора незаключенным, отмечает Гузь.

Если решения нижестоящих судов изменят, это создаст спорный прецедент, полагает Гузь. По его мнению, не получится вовремя изменить решение по той или иной сделке: «Все ранее полученные документы даже после истечения срока исковой давности по их оспариванию будут трактоваться в пользу взыскателя».

Адвокат Андрей Саунин считает спорным вопрос о том, может ли представитель одобрять не подписанные доверителем сделки. Так, в рассмотренном деле неочевидно, что представитель имел право заключать сделки или подписывать договоры.

«Если в доверенности не было таких полномочий, то по сути представитель действовал без полномочий на подписание и заключение. А если были в доверенности полномочия, то тогда ничего сверхъестественного я не вижу», – говорит адвокат. Он считает, что суд изучит, было ли в действиях сторон уголовное преступление.

Сама по себе позиция, по которой одобрение сделок без подписи возможно, могла бы спровоцировать рост мошенничества, уверен он.

«Коллегия защитила интересы кредитора в ситуациях, когда залогодатель пытается недобросовестно избежать обращения взыскания на заложенное имущество, ссылаясь на незаключенность договора залога», – полагает Андрей Шубин, старший юрист Федеральный рейтинг.

группа Экологическое право группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании
. В его практике были случаи, когда залогодатель ссылался на схожие обстоятельства, влияющие на оценку факта заключения договора. Например, на проставление факсимиле вместо собственноручной подписи. «Если при этом залогодатель очевидно знал или должен был знать о таких обстоятельствах, например, знал о передаче в залог принадлежащего ему имущества, но никак не опротестовал это, залог должен считаться действующим», – уверен Шубин.

По оценке юриста, решение ВС подчеркивает, что надо не только формально оценивать факт надлежащего заключения договора. Следует учитывать другие обстоятельства, свидетельствующие о намерении залогодателя передать вещь в залог, а также то, как он вел себя в дальнейшем.

* Имена и фамилии участников спора изменены

Пленум ВС: крупные сделки и сделки с заинтересованностью по-новому

Пленум Верховного суда принял новое постановление об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

В числе прочего ВС рассказал о сроках исковой давности для таких споров, выделил количественные и качественные их критерии, распределил бремя доказывания между истцами и ответчиками и разъяснил сроки исковой давности.

В 2014 году Пленум Высшего арбитражного суда принял постановление по поводу крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

В то же время подход к оспариванию крупных сделок и сделок с заинтересованностью в ходе законодательных реформ «существенно изменился», в связи с чем Верховный суд решил актуализировать разъяснения. Часть разъяснений ВАС осталась актуальной и по сей день и вошла в текст нового документа, однако были высказаны и принципиально новые позиции.

Проект постановления был впервые представлен на заседании Пленума ВС 14 июня. Ко «второму» чтению в ряд положений документа внесены редакционные правки, некоторые разъяснения получили уточнения.

1

Пленум ВС указывает: для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков: количественного, или стоимостного, и качественного. 

Так, согласно количественному критерию, сделка будет признана крупной, если ее предметом выступит имущество, балансовая стоимость которого составляет 25% и более от балансовой стоимости активов общества.

Качественный критерий крупной сделки, в свою очередь, применим, когда сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, то есть ее совершение «очевидно приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов». Например, к наступлению таких последствий может привести продажа или передача в аренду основного производственного актива компании.

2 Сделки с периодическими платежами

Пленум ВС дает разъяснения относительно критериев признания крупной сделки, предусматривающей обязанность производить периодические платежи, – то есть договоры аренды, оказания услуг и другие.

Такие договоры будут признаваться крупными в случаях, когда сумма платежей по ним за период действия соглашения превысит 25% от балансовой стоимости активов компании.

Договоры, заключенные на неопределенный срок, признают крупными, если их стоимость превысит четверть стоимости компании за год действия сделки.

3

ВС указывает: любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано иное.

Бремя доказывания «запредельности» такой сделки, согласно позиции Пленума, лежит на истце.

Это существенно отличает документ от «старой» версии разъяснений ВАС, согласно которой ответчик должен доказывать, что сделка была заключена в ходе обычной хозяйственной деятельности. 

«Данное разъяснение создает еще одно ограничение для оспаривания крупных сделок. Так, может возникнуть ситуация, когда участник не всегда сможет доказать, что сделка по отчуждению крупного актива общества выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности», – рассказывает Иван Веселов, партнер практик по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. 

Также вводится презумпция отсутствия обязанности изучать, является ли сделка крупной или сделкой с заинтересованностью для контрагента. Например, тому не нужно будет изучать бухгалтерские документы компании-контрагента.

На истце, согласно позиции Пленума, лежит бремя доказывания того, что другая сторона по сделке знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной или в отношении нее имелась заинтересованность.

4

Если сделка является одновременно и крупной, и сделкой с заинтересованностью, она подлежит совершению с соблюдением как правил о крупных сделках, так и правил о сделках с заинтересованностью. В случае, когда устав компании не предполагает одобрения для сделок с заинтересованностью, она подлежит одобрению только как крупная сделка. 

5

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *