Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований должником

Юридическая энциклопедия МИП онлайн — задать вопрос юристу » Гражданское право — разделы » Обязательства » Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику

Это сделка, которая корректирует права лиц в отношении друг друга при объявлении должником дефолта по своим обязательствам.

Содержание

Произошедшая в 2015 году реформа гражданского законодательства предусматривает ряд серьезных нововведений. Одним из них выступает соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику.

Оно призвано служить не только способом реализации договоренностей кредиторов, но и возможностью этих субъектов увеличивать прибыль или минимизировать риски, связанные с исполнением обязательств тем или иным лицом.

Общие правила, применяемые к этому соглашению, изложены в ст. 309.1 ГК РФ.

Понятие и принцип соглашения кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику

Указанные выше нормы не устанавливают непосредственного определения этого документа. Однако сложившаяся практика позволяет воспользоваться следующим определением.

Под таким соглашением кредиторов понимается сделка, которая корректирует права этих лиц в отношении друг друга при объявлении должником дефолта по своим обязательствам, в сравнении с предусмотренным законом порядком.

Иначе его называют установлением субординации вниз.

Этот договор зачастую заключается между консорциумом инвесторов перед осуществлением вложений на начальных стадиях проектов. Сложившаяся практика требует определения и распределения рисков перед началом финансирования.

Особенности соглашения

Такое соглашения обладает следующими характеристиками:

  • состав обязательств участников носит открытый характер. Закон указывает на очередность и непропорциональность как на возможные условия соглашения, которые не являются исчерпывающими;
  • предметом договора могут быть только однородные обязательства должника. Как правило, речь идет о его действиях, имеющих денежный характер;
  • участниками могут быть как отдельные кредиторы, так и их группы. Последний вариант может использоваться, если в число этих лиц входят различные холдинговые структуры. Другим основанием выделить группу кредиторов служит вид предоставляемых услуг или поставляемых товаров. Закон не ограничивает применение иных способов группирования участников соглашения;
  • как правило, реализация этого договора начинается при объявлении должником дефолта. Речь идет о распределении рисков и премий за их принятие между участниками;
  • дополнительным предметом соглашения является воздержание от действий, противоречащих ему.

Нарушение условий соглашения, последствия

Ст. 309.1 ГК устанавливает недопустимость нарушений этого соглашения подписавшими его кредиторами. В их число входят следующие действия:

  • нарушения, касающиеся очередности исполнения. Они могут заключаться в понуждении должника к расчетам и подаче судебных исков. Такое нарушение приобретает оконченный вид в момент исполнения обязательств перед недобросовестным участником соглашения. Предполагается, что кредиторы осуществляют координацию действий и обладают всей полнотой информации о действиях должника;
  • нарушения, касающиеся установленной непропорциональности исполнения. В этом случае, способов совершения гораздо больше. Это касается как понуждения к исполнения в объеме, превышающим условия соглашения, так и в несообщении другим кредиторам о его принятии. Оно считается совершенным в момент принятия исполнения сверх установленного соглашением размера;
  • возможны и другие нарушения. Они зависят от того, что является предметом соглашения.

Ч. 2 ст. 309.1 ГК предусматривает последствия нарушений условий этого договора. Речь идет об обязанности его участника передать полученное исполнение в адрес того кредитора, которому оно полагалось по условиям соглашения.

В связи с этим, возникает вопрос о том, на что сможет рассчитывать уже получившее исполнение лицо, поскольку должник будет считать свои обязательства перед ним прекратившимися. Закон устанавливает правило, согласно которому происходит переход права требования к передавшему кредитору. Сторонам нет необходимости заключать соглашение об уступке.

Права третьих лиц

Закон устанавливает необязательность этого соглашения для 3-х лиц.

Среди них, отдельно упоминается должник. Несмотря на то, что обязанности не распространяются на него, он может быть участником соглашения. Более того, включать его в состав целесообразно, чтобы обеспечить соблюдение установленных договором очередности и размера платежей.

Существуют и другие категории 3-х лиц.

К ним относятся конкурсные управляющие и судебные приставы. Законодательство устанавливает императивный характер их деятельности, поэтому соглашение к ним неприменимо. Получившие исполнение стороны должны самостоятельно его распределить.

Другой категорией 3-х лиц вступают лица, выкупающие долги п договору цессии. Поскольку они не являются участниками соглашения, то последнее не распространяется на них. Этот правовой пробел позволяет недобросовестным младшим кредиторам избежать негативных последствий договора.

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику — новелла гражданского законодательства (Гуреев В.А.)

Дата размещения статьи: 08.09.2016

Проблема надлежащего исполнения обязательств в современных реалиях гражданского оборота стоит весьма остро и, как правило, связывается с совокупностью обстоятельств юридико-правового, экономического, социального, психологического характера.

При этом, безусловно, правовые конструкции обязательственного права должны в наибольшей степени удовлетворять разумным интересам как кредиторов, так и должников, и лишь при таких условиях они будут способны обеспечивать эффективное правовое регулирование складывающихся в указанной сфере общественных отношений.

Проводимая реформа отечественного гражданского законодательства носит длящийся характер, затрагивает многие правовые институты и зачастую выступает в некотором смысле рефлексией на потребности практики. К числу таких нововведений можно отнести и появившуюся ст. 309.

1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) «Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику» .

——————————— СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Содержащаяся в названной статье правовая норма затрагивает случаи, когда кредиторы принимают решение о регламентации порядка удовлетворения их требований к должнику, для чего и заключается между ними подобное межкредиторское соглашение.

По существу само появление такового вида соглашения обусловлено принципом свободы договора (ст. 421 ГК РФ), хотя и ранее арбитражная практика постоянно подчеркивала возможность заключения непоименованных договоров, не предусмотренных законом и иными правовыми актами (п.

5 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 16 «О свободе договора и ее пределах») .———————————

СПС «КонсультантПлюс».

В этой связи представляет значительный интерес ответ на вопрос о целесообразности появления новой ст. 309.1 ГК РФ и, пожалуй самое главное, о ее потенциальной востребованности среди участников обязательственных правоотношений.

Конструкция межкредиторских соглашений не является отечественным изобретением.

Достаточно широкое распространение указанный вид соглашений получил в международной банковской практике, особенно при синдицированном кредитовании, выпуске облигаций, при иных совместных проектах .———————————

См.: Буркова А.Ю. Межкредиторское соглашение в банковской практике // Экономика и право. 2015. N 9.

Российское соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику уже из самого своего названия предполагает, что сторонами соглашения выступают кредиторы должника.

О чем они могут достигнуть соглашения между собой? В качестве примера в статье приводится очередность удовлетворения требований кредиторов, а также непропорциональность распределения исполнения между ними. Разумеется, лишь этим соглашение может и не ограничиваться.

В нем могут быть и обязанности по своевременному информированию о действиях должника в части исполняемых им обязательств, поведение кредиторов в отношении должника, включая запрет на совершение действий, направленных на получение исполнения от должника в нарушение условий указанного соглашения, иные условия.

Читайте также:  Кэшбек за путешествия по россии: продление государственной программы

Кроме того, стороны способны предусмотреть в соглашении также и последствия несоблюдения его положений. Так, общее правило, изложенное в ч. 2 ст. 309.

1 ГК РФ, гласит, что «исполнение, полученное от должника одним из кредиторов в нарушение условий соглашения между кредиторами о порядке удовлетворения их требований к должнику, подлежит передаче кредитору по другому обязательству в соответствии с условиями указанного соглашения».

При этом стороны данного соглашения, как представляется, с большой долей вероятности захотят установить и дополнительные неблагоприятные правовые последствия несоблюдения его условий в виде неустойки или изменения очередности удовлетворения требований конкретного кредитора.

Принятое кредитором от должника исполнение и переданное другому кредитору в соответствии с заключенным межкредиторским соглашением создает положение, при котором к кредитору, передавшему полученное от должника исполнение другому кредитору, переходит требование последнего к должнику в соответствующей части.

Вполне объяснимый законодательный подход, который, однако, весьма схематично отражен в норме рассматриваемой статьи.Существует базовое ограничение на заключение соглашения кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику — его предметом могут выступать лишь однородные обязательства.

В первую очередь речь идет, конечно же, о денежных обязательствах, наиболее «сопоставимых» в практике, однако вовсе не исключаются и иные варианты «однородности», касающиеся передачи товаров, выполнения однотипных работ или же оказания услуг. Хотя следует отметить, что в основном вероятнее всего с денежными обязательствами будут связаны подобные соглашения.

Может ли должник участвовать в данном соглашении в качестве его стороны? С одной стороны, п. 3 ст. 309.1 ГК РФ специально подчеркивает, что соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, в том числе для должника.

Это полностью соответствует общему правилу, согласно которому обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц), изложенному в ст. 308 ГК РФ. При этом кредиторы не обязаны не только спрашивать согласия должника на заключение подобного соглашения, но даже и уведомлять о факте его существования.

В определенных ситуациях в отношении межкредиторского соглашения может быть применен режим NDA-соглашений (соглашений о неразглашении) с согласия всех его сторон.Таким образом, должник, выступая третьей стороной в случае заключения подобного соглашения, свободен от возникших между кредиторами обязательств, регламентирующих особый порядок удовлетворения их требований.

В этом случае справедливо будет говорить о регламентации кредиторами порядка распределения между собой предмета исполнения со стороны должника. Не более. Сам же должник должен исполнять существующие обязательства вне зависимости от факта заключения рассматриваемого соглашения кредиторов.

С другой стороны, следуя все той же логике принципа свободы договора, соглашение может быть подписано и должником, но тогда оно уже перестает быть в чистом виде «соглашением кредиторов» и превращается в смешанный договор, сочетающий в себе элементы соглашения кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику, а также соглашения между кредиторами и должником об изменении порядка исполнения обязательств. Последнее, к примеру, вполне может охватываться нормами гражданского законодательства о новации или отступном. Возможен и другой вариант — кредиторы наряду с заключаемым между собой межкредиторским соглашением дополнительно заключают все вместе или же каждый из них в отдельности соглашение с должником относительно порядка исполнения своих обязательств последним. Как бы то ни было, участие должника в подобных договорных конструкциях, на наш взгляд, самым существенным образом влияет на предназначение рассматриваемого института.Дело в том, что смысл заключения межкредиторского соглашения может быть обусловлен для кредиторов, в первую очередь, желанием согласовать свои собственные интересы, затрагивающие (влияющие) и иные, даже не связанные с должником правоотношения. В этих случаях подобное соглашение может выступать определенным дополнением к «основным» договорам кредиторов — сторон в соответствующих договорных обязательствах. Видится подобная ситуация умеренно распространенной. В том же случае, когда мы говорим о стремлении посредством правового инструментария создать условия для адаптации интересов кредиторов к существующему экономическому положению должника, самого по себе межкредиторского соглашения, очевидно, уже будет недостаточно. Любая попытка реструктуризации задолженности должника не может быть эффективно осуществлена вне изменения порядка исполнения обязательств должником, на что в этом случае потребуется уже его волеизъявление. В этой связи представляется, что именно смешанная конструкция договора будет востребована на практике в большей степени, так как, с одной стороны, позволит значительно упростить взаимные расчеты между кредиторами, а с другой — осуществить согласованное с должником изменение обязательств, влекущее для последнего правовые последствия.Кроме того, возникает и другой вопрос: каково будет значение межкредиторского соглашения в ситуациях, когда должник не в состоянии удовлетворить требования всех кредиторов в полном объеме?Так, конкурсное законодательство США признает межкредиторские соглашения. К примеру, ст. 510(а) Кодекса о банкротстве США устанавливает, что договоры о субординировании являются действительными. Более того, отдельные европейские правопорядки также признают межкредиторские соглашения в процедурах банкротства. К примеру, испанский суд в 2011 г. в деле по несостоятельности Martinsa-Fadesa констатировал, что межкредиторское соглашение по испанскому праву, заключенное между участниками синдиката для целей урегулирования очередности удовлетворения требований кредиторов, является действительным и применимым в случае несостоятельности должника. Суд обратил внимание на то, что межкредиторское соглашение изменяет только очередность кредиторов, которые обычно имеют равную очередность, и права третьих лиц в результате этого не будут затронуты.В соответствии с российским законодательством о несостоятельности (банкротстве) должник при наличии признаков неплатежеспособности обязан обратиться с соответствующим заявлением в арбитражный суд, что вполне может привести к введению в отношении него процедур банкротства и возникновению особого правового режима удовлетворения требований кредиторов — конкурсных кредиторов . Если предположить, что межкредиторское соглашение было заключено ранее введения процедур банкротства в отношении должника и не являлось смешанным договором, а потому не связывает какими-либо дополнительными обязательствами должника как сторону договора, то гипотетически само по себе это не порождает оснований для признания такого соглашения недействительным в силу ст. 61.3 «Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами» Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» . В то же время названный Закон устанавливает императивные правила удовлетворения требований конкурсных кредиторов и распределения денежных средств между ними, что в идеале должно быть учтено в заключенном межкредиторском соглашении. К тому же перераспределение полученных в ходе процедур банкротства денежных средств между конкурсными кредиторами хотя и находится, строго говоря, за рамками законодательства о несостоятельности, однако осознание кредитором того факта, что передача денежных средств не позволит в дальнейшем удовлетворить свои требования к должнику в полном объеме, с большой долей вероятности будет способствовать неисполнению межкредиторского соглашения.——————————— См. более подробно о банкротстве должников — граждан, не осуществляющих предпринимательскую деятельность: Гуреев В.А. Новеллы законодательства о несостоятельности граждан как фактор развития исполнительного производства // Вестник исполнительного производства. 2015. N 1. С. 44 — 52.

СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Читайте также:  Суд признал правомерным увольнение за отказ выполнять дополнительные обязанности

Если же мы говорим о случаях заключения смешанного договора между кредиторами и должником, то, по всей вероятности, после введения процедур банкротства подобное соглашение будет противоречить императивным положениям Закона о несостоятельности и, как следствие, не подлежащим применению к отношениям между кредиторами и должником.Думается, что законодателем пока так и не решен вопрос о соотношении межкредиторского соглашения с процедурами банкротства, что неизбежно будет вызывать вопросы в судебной практике.

  • Таким образом, соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику, без сомнения, найдет определенную нишу своего применения на практике, но, как представляется, в отсутствие скорейших законодательных ответов на вопрос о возможности интеграции подобной договорной конструкции в процедуры банкротства рассуждать о широком влиянии межкредиторских соглашений на реструктуризацию долгов в России пока не приходится.
  • Библиографический список

1. Буркова А.Ю. Межкредиторское соглашение в банковской практике // Экономика и право. 2015. N 9.2. Гуреев В.А. Новеллы законодательства о несостоятельности граждан как фактор развития исполнительного производства // Вестник исполнительного производства. 2015. N 1.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:



Вернуться на предыдущую страницу

Последние новости

Бесплатная консультация юриста по телефонам:

  • Москва, Московская область+7 (499) 703-46-28
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область+7 (812) 336-43-00

Звонки бесплатны.Работаем без выходных

22 ноября 2021 г.Проект Федерального закона № 22118-8 «О внесении изменений в статьи 5 и 6 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)»

Законопроектом устанавливается предельный размер ежедневной процентной ставки по потребительским кредитам (займам) 0,8% в день, предельное значение полной стоимости потребительского кредита (займа) в размере 292% годовых и предельного размера суммы всех платежей по договору потребительского кредита (займа) сроком до года до 130%  от суммы предоставленного потребительского (кредита) займа.

16 ноября 2021 г.Проект Федерального закона № 19332-8 «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»

Целью законопроекта является совершенствование процедуры государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности. Так, для упрощения процедуры регистрации индивидуальных предпринимателей, законопроектом предусматривается исключение предоставления копии паспорта гражданина РФ в регистрирующий орган.

8 ноября 2021 г.Проект Федерального закона № 14285-8 «О внесении изменений в Федеральный закон «О страховании вкладов в банках Российской Федерации»

Цель законопроекта — ликвидация препятствий юридического характера для возможности обращения в Агентство с требованием о выплате возмещения по вкладам в электронной форме, в том числе с использованием федеральной государственной информационной системы ЕПГУ.

28 октября 2021 г.Проект Федерального закона № 9703-8 «О внесении изменений в Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации»

Задача законопроекта — установление права заказчиков обеспечивать реализацию программ по развитию субъектов малого и среднего предпринимательства в целях их потенциального участия в закупках товаров, работ, услуг.

21 октября 2021 г.Проект Федерального закона № 4768-8 «О внесении изменений в статью 18 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» и статью 7 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ»

Целью законопроекта является защита жилищных прав граждан, проживающих в жилых помещениях (общежитиях или служебных жилых помещениях), принадлежащих ранее организациям, признанным несостоятельными (банкротами). Законопроектом предусматривается система гарантий по сохранению права пользования гражданами такими помещениями, а также их право на приватизацию указанных помещений.

Правовые проблемы эффективной защиты интересов кредиторов (Шичанин А.В., Гривков О.Д.)

Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику | Студент-Сервис

Содержание соглашения

Участвуя в гражданском обороте, его субъекты почти всегда имеют несколько долгов, состоят в различных обязательствах, возникающих в основном в связи с потреблением товаров, результатов работ и услуг и т.п.

Конкурентная среда рынка часто приводит к тому, что должники по договорным обязательствам сначала получают предоставление по обязательству (товары, работы, услуги), а потом оплачивают его, причем нередко должник, не рассчитавшись еще по одному обязательству, испытывая определенные потребности, обязывается по другому обязательству. Доступность кредитных средств на рынке также создает картину закредитованности должников. Наличие текущих обязательств является совершенно естественным положением дел. Образно говоря, должник постоянно окружен кредиторами, притязающими на удовлетворение их требований к нему.

Обычно кредиторы самостоятельно взаимодействуют с должником, никак не согласовывая действия между собой, будучи кредиторами по изолированным (самостоятельным) обязательствам. Каждый преследует свой интерес и свою выгоду, невзирая на интересы других кредиторов.

В условиях состоятельности должника такие действия не таят в себе какой-либо опасности и соответствуют принципу гражданского права о том, что субъекты гражданского права действуют своей волей, в своем интересе (п. 2 ст.

1 ГК РФ) и осуществляют свои гражданские права по своему усмотрению (п. 1 ст. 9 ГК РФ).

Это также соответствует принципу относимости в обязательственном праве: обязательства не создают прав и обязанностей для лиц, в них не участвующих, взаимоотношение по обязательству между кредитором и должником является их личной, приватной сферой и третьих лиц не касается.

Иногда, особенно в коммерческой сфере, у кредиторов одного должника возникает потребность вступить в соглашение между собой о порядке удовлетворения их требований к должнику (соглашение о субординации кредиторов).

Вопрос о допустимости такого соглашения возникать не должен, поскольку принцип свободы договора в гражданском праве служит надежной опорой для такой сделки. В принципе соглашение о субординации может быть заключено кредиторами по обязательствам с любым предоставлением, в том числе с разнородным.

Однако если это допустить в качестве общего правила, возникли бы затруднения в соотношении кредиторами своих притязаний по их ценности, что могло бы привести к трудноразрешимым спорам, а также затруднило бы исполнение таких соглашений, особенно в тех случаях, когда фактически полученное исполнение от должника не соответствует условиям соглашения кредиторов. Поэтому более целесообразно допустить субординационные соглашения только по однородным обязательствам.

Читайте также:  Верховный суд о документах по договору подряда

Предмет такого соглашения всецело зависит от кредиторов должника, поскольку ими определяются их действия и они свободны в установлении любых не противоречащих друг другу условий данного договора. Соглашение кредиторов регулирует их действия между собой и зачастую направлено на перераспределение рисков на взаимовыгодной основе.

Некоторые эмпирические данные позволяют описать лишь наиболее вероятные составляющие содержания соглашения кредиторов о субординации, которые зачастую заинтересованы в определении очередности удовлетворения их требований к должнику и в установлении непропорциональности распределения исполнения.

На первый взгляд выстраивание очередности и установление непропорциональности выглядит неестественным для самостоятельных кредиторов, особенно если до вступления в такое соглашение они являлись совершенно независимыми друг от друга. Установление очередности и непропорциональности явным образом клонится к выгоде одних кредиторов и к невыгоде других.

Однако экономические закономерности и распределение рисков в гражданских отношениях образуют несколько более сложную картину, нежели та, в которой ближайшая выгода всегда предпочтительнее отдаленной.

Уступив в одном, можно приобрести в другом; пожертвовав малым за счет одного, можно получить большее за счет другого; увеличив риск в одном, можно снизить риск в другом. Одним словом, речь здесь идет о расчете.

Обратимся к примеру модели, которая в самых общих чертах обосновывает рациональность соглашения кредиторов. Предположим, что два банка прокредитовали заемщика для целей реализации последним некоего коммерческого проекта. Для успешного завершения проекта заемщик нуждается еще в одном дополнительном кредите.

Однако два первоначальных банка в силу тех или иных причин (недостаток собственных средств, нежелание увеличивать кредитный риск и т.п.) не готовы сами предоставить новый кредит. Если проект не будет завершен, то он не будет приносить прибыль заемщику, что лишит его финансовой возможности обслуживать уже выданные кредиты.

В этих обстоятельствах банки обращаются к третьему банку с предложением выдать новый кредит заемщику. Новый банк, оценивая свои риски, в том числе принимая во внимание обязанность заемщика по уже выданным кредитам, не готов выдать новый кредит.

Здесь и открывается возможность для первоначальных кредиторов предложить новому кредитору снижение его риска в обмен на кредитование заемщика.

Они могут предложить ему приоритет перед своими требованиями в части исполнения обязанностей заемщика или предложить непропорциональное разделение платежей заемщика, с тем чтобы бóльшая часть шла на удовлетворение требований нового кредитора, а меньшая часть – на удовлетворение требований первоначальных кредиторов.

В таких соглашениях достаточно высок риск отступления его сторон от согласованных действий, поскольку старшие кредиторы находятся  в более выгодной позиции, чем младшие.

Последние в нарушение соглашения могли бы предпринять те или иные действия на получение исполнения от должника приоритетно, в том числе обходным путем, через третьих лиц или иным образом.

Поэтому принцип надлежащего исполнения обязательства приобретает особую важность для укрепления доверия кредиторов друг к другу.

Изложенные штрихи к портрету соглашения кредиторов в позитивном праве реализуются в достаточно лаконичной норме.

Исполнение соглашения

В силу ряда причин фактически полученное исполнение кредиторами может отклоняться от договоренностей кредиторов по соглашению о субординации. Это может являться следствием неправомерных действий одного или нескольких кредиторов, действующих в противоречии с соглашением, но может и не являться следствием их действий.

Полученное кредитором от должника исполнение может полностью соответствовать их соглашению между собой, но не соответствовать соглашению кредиторов о субординации. Цель кредиторского соглашения как раз и заключается в преодолении такого несоответствия в отношениях между кредиторами.

Каким же образом привести в соответствие экономические результаты с юридическими договоренностями?

Если, например, младший кредитор с меньшим приоритетом получает от должника исполнение, которое по условиям соглашения о субординации причитается старшему кредитору, младший кредитор обязан передать полученное старшему кредитору.

Но в таком случае младший кредитор лишается своего права требования к должнику (оно уже удовлетворено), а также лишается полученного от должника, передав его старшему кредитору. Образуется явная экономическая аномалия.

Для ее исправления необходимо, чтобы право требования старшего кредитора к должнику в объеме полученного от младшего кредитора перешло к последнему, тогда экономический баланс восстанавливается.

Субординация соблюдена, младший кредитор не остается ни с чем, он по-прежнему имеет право получить исполнение от должника, но приоритет между кредиторами соблюдается. Так в общих чертах выглядит основание нормы закона об исполнении субординационных соглашений, а сама норма гласит следующее.

Исполнение, полученное от должника одним из кредиторов в нарушение условий соглашения между кредиторами о порядке удовлетворения их требований к должнику, подлежит передаче кредитору по другому обязательству в соответствии с условиями указанного соглашения. К кредитору, который передал полученное от должника исполнение другому кредитору, переходит требование последнего к должнику в соответствующей части (п. 2 ст. 309.2 ГК РФ).

Относительность соглашения

В соглашении о субординации кредиторов участвуют только кредиторы. Должник в них не участвует, поскольку не имеет непосредственного интереса в том, каким образом разделяется полученное от него исполнение между самими кредиторами.

Конечно, и должник мог бы быть включен в такое соглашение, но тогда он будет связан его условиями и найденные ранее законодательные решения, вызванные образованием экономических диспропорций и необходимостью их устранения, просто не понадобятся, ибо их возникновение означало бы ненадлежащее исполнение своих обязанностей должником, что регулируется иными правилами в обязательственном праве. Включение должника в субординационное соглашение кредиторов привело бы к изменению содержания обязательств между кредиторами и должником, а само соглашение получило бы другое значение. Именно несвязанность должника субординационным соглашение может порождать такие последствия, когда полученное кредитором от должника не соответствует соглашению кредиторов. Должник в нем не участвует, им не связан и может вовсе не знать об этом соглашении. Но даже если бы он и знал о наличии такого соглашения и его условиях, он не обязан им подчиняться, поскольку его обязанность действовать определенным образом установлена в условиях обязательства с каждым из кредиторов, а не в соглашении о субординации.

Субординационное соглашение, порождающее обязательства между кредиторами, подчиняется принципу относимости. Эти обязательства относятся только к лицам, являющимся сторонами соглашения, и не могут затрагивать других лиц, в том числе должника.

Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, в том числе для должника (статья 308) (п. 3 ст. 309.1 ГК РФ).

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *