Верховный суд против формального подхода к рассмотрению дел

Пленум Верховного суда России принял постановление, в котором содержатся рекомендации для судей при рассмотрении дел о преступлениях экстремистской направленности. В частности, в документе говорится о привлечении к ответственности за лайки и репосты.

В Верховном суде указали, что при возбуждении дела необходимо учитывать контекст, наличие злого умысла, информацию о личности человека, который подозревается в нарушении, и другие факторы. Кроме того, в ВС подчеркнули, что постановление пленума имеет обратную силу.

В ближайшее время также вопрос об ответственности за лайки и репосты рассмотрят и в Госдуме.

В четверг, 20 сентября, состоялось заседание пленума Верховного суда Российской Федерации. Среди прочих рассматривался вопрос внесения поправок в постановление №11 от 28 июня 2011 года «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».

Как сообщил по итогам заседания зампредседателя Верховного суда, председатель уголовной коллегии РФ Владимир Давыдов, лайки и репосты не могут быть поводом для возбуждения уголовных дел.

«Вообще в УК РФ нет ответственности за лайки и репосты. Есть ответственность за возбуждение вражды, ненависти и так далее. Сами эти факты, конечно, не должны быть криминальными. Даже если материал экстремистский, всё равно нужно доказывать умысел», — цитирует Давыдова агентство Интерфакс.

При этом в Верховном суде РФ указали, что заключения экспертов о преступлениях экстремистской направленности не обладают преимуществом перед другими доказательствами. Отмечается, что экспертизы должны давать оценку исходя из общих правил и в совокупности с другими доказательствами.

«Вопрос, являются ли те или иные действия публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности или к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ, а также возбуждением ненависти либо вражды, а равно унижением человеческого достоинства, относится к компетенции суда», — подчёркивается в документе.

При этом в новом пункте постановления пленума ВС отмечается, что суду необходимо тщательно проверять наличие не только повода, но и основания для возбуждения дела.

«К таким данным относится не только сам факт размещения в сети интернет изображения или файла, содержащего признаки возбуждения вражды или ненависти… но и иные сведения, указывающие на общественную опасность деяния, мотив его совершения», — приводит РИА Новости текст постановления.

При этом привлечение к ответственности по статье «Экстремизм» возможно, только если человек осознавал, что его действия нарушают основы конституционного права, и намеренно пытался разжечь ненависть, вражду или унизить человеческое достоинство. Кроме того, будут учитываться контекст, содержание страницы автора в соцсетях, сведения о его деятельности и другие факторы.

Кроме того, даже если в публикации есть формальные признаки уголовного деяния, её размещение не будет считаться преступлением при условии, что «в силу малозначительности» она не представляет общественной опасности.

В связи с принятым на пленуме постановлением Верховный суд РФ ожидает пересмотра уголовных дел об экстремизме, которые были возбуждены за лайки и репосты в социальных сетях. По словам Давыдова, для ВС всегда было очевидно, что доказывать надо умысел.

«Конечно, постановление пленума имеет обратную силу — ведь мы разъясняем действующий закон», — сказал Давыдов.

Верховный суд против формального подхода к рассмотрению дел

  • Зампредседателя Верховного суда, председатель уголовной коллегии РФ Владимир Давыдов
  • РИА Новости
  • © Владимир Федоренко

«Разъяснения призваны сформировать взвешенный подход»

В ближайшее время в комитете Госдумы по информполитике, информационным технологиям и связи тоже будет рассмотрен вопрос об уголовной ответственности за лайки и репосты. Об этом заявил заместитель председателя комитета Владимир Крупенников в беседе с RT.

«Репостнуть можно со своим комментарием: «Какой кошмар!» или «Давайте поддержим!». И это совершенно разные позиции по поводу одного и того же поста, который может быть экстремистским. Соответственно, я считаю, что нужно и по-разному относиться к этим вещам», — сказал депутат.

Также по теме

Верховный суд против формального подхода к рассмотрению дел Лайк, репост, статья: ОНФ и Генпрокуратура предложат Путину поправки к антиэкстремистскому закону

Активисты Общероссийского народного фронта проводят анализ правоприменительной практики по статье УК о возбуждении ненависти и вражды….

Его коллега, зампред комитета по информполитике и член партии ЛДПР Андрей Свинцов также высказался за смягчение наказания за лайки и репосты в социальных сетях.

«Молодёжь интересуется, много читает, занимается, развивается, развлекается, но при этом может пострадать из-за определённых увлечений, или какого-то юношеского максимализма, или некорректных высказываний.

Поэтому мы категорически против уголовного наказания за такого рода преступления. И, безусловно, решение этого пленума смягчит наказание в отношении некоторых представителей нашей молодёжи.

Но проблему это не решит», — подчеркнул Свинцов в разговоре с RT.

В Генеральной прокуратуре РФ заявили, что в документе, представленном по итогам пленума ВС РФ, были даны ответы на наиболее острые вопросы, связанные с привлечением к уголовной ответственности за размещение материалов экстремистской направленности в интернете.

«Разъяснения призваны способствовать формированию взвешенного подхода при применении мер уголовно-правового характера по таким делам и определению соразмерности общественной опасности содеянного», — говорится в сообщении пресс-службы.

Верховный суд против формального подхода к рассмотрению дел

  • Здание Верховного суда РФ в Москве
  • РИА Новости
  • © Алексей Куденко

Между тем специалисты скептически отнеслись к решению Верховного суда. Алексей Бушмаков — адвокат Марии Мотузной, ставшей фигуранткой нашумевшего уголовного дела за публикацию «экстремистских мемов», — считает, что принятые на пленуме решения не повлияют на уже вынесенные приговоры.

«Верховный суд уже достаточно рассмотрел дел по этой статье — 282-й. Но отмены приговоров не последовало. Поэтому этот пленум ни на что не повлияет. Скажем так: это не очень приятная попытка как-то сгладить общественный резонанс по делам о репостах», — отметил Бушмаков.

При этом адвокат добавил, что на слушаниях по делу своей подзащитной он напомнит о решении пленума, в очередной раз отметив, что злого умысла в действиях Мотузной не было.

«Реакция, конечно, будет. Мы в очередной раз укажем суду, что отсутствует состав преступления, поскольку нет умысла. Об этом мы суду уже говорили, но суд тогда отверг наши доводы и продолжил рассмотрение этого дела, хотя мы просили прекратить его либо вернуть дело прокурору», — заявил Бушмаков.

В то же время он подчеркнул, что изменять необходимо не саму 282-ю статью, а практику её применения, поскольку статья правильная.

«Статья в принципе правильная, но по ней должны наказывать только тех людей, которые высказывают именно призывы для осуществления насилия в отношении социальных групп либо отдельных людей по расовому, половому признаку, по национальности…

Был клиент, который оставил антисемитскую надпись в лифте. Специально написал. Вот за это надо наказывать. А за сохранённые картинки — не надо.

Поэтому декриминализации, конечно, не будет, но практику применения статьи надо менять», — уверен адвокат.

Вс остался недоволен формальным подходом нижестоящих судов в деле об аренде

Верховный суд против формального подхода к рассмотрению дел

Аренда земельного участка для строительства объекта нередко может обернуться для арендатора «боком» и «вылиться» в одностороннее расторжение арендодателем. «В одних ситуациях виноват арендатор, даже не пытавшийся исполнить обязательства по строительству, в других, более распространенных случаях, наниматели действуют добросовестно и принимают все меры для исполнения планов по возведению здания», что и произошло в споре ЗАО «Интер МТД» с Департаментом городского имущества Москвы (ДГИ), говорит адвокат Люберецкой коллегии адвокатов Вера Ефремова.

В конце 2005 года правительство Москвы обязало «Интер МТД» спроектировать и ввести в эксплуатацию до конца 2010 года торговый комплекс типа «Кэш энд Керри» с административно-офисным центром. Для этого в июне «Интер МТД» заключила с ДГИ на 49 лет договор аренды земельного участка на 29 290 кв. м.

для строительства и эксплуатации комплекса. Однако строительство здания так и не началось, в результате в апреле 2014 года ДГИ расторг в одностороннем порядке договор аренды, сославшись на то, что строительство не завершено в оговоренный срок, а также по истечении пяти лет со дня его заключения отсутствует разрешение на строительство.

Свое решение чиновники подтвердили ссылкой на п.22 ст.

3 ФЗ-137 «О введении в действие Земельного кодекса РФ», по которому чиновники Москвы и Санкт-Петербурга вправе в одностороннем порядке расторгать заключенные до 1 января 2011 года договоры аренды муниципальных или государственных участков, если арендатор существенно нарушит условия аренды или изменятся обстоятельства[1].

«Интер МТД» был с этим не согласен, так как, по его мнению, он не смог выполнить условия по «независящим от него обстоятельствам» — госорганы Москвы нарушали сроки согласования документации, а в момент выдачи разрешения на строительство изменили технико-экономические показатели объекта и его целевое назначение. Арбитражный суд Москвы (Вадим Дудкин), куда пожаловался «Интер МТД», признал недействительным одностороннее расторжение договора. Суд решил, что арендатор «принял все меры для надлежащего исполнения обязательства и использует земельный участок надлежащим образом». В частности, компания сразу же после заключения договора аренды приступила к проектированию объекта. Суд применил п.4 ч.2 ст.46 ЗК, по которому из времени неиспользования участка исключается срок, «в течение которого [тот] не мог быть использован по назначению ввиду обстоятельств, исключающих такое использование».

С этим не согласились Девятый арбитражный апелляционный суд (Марина Кораблева, Татьяна Левина, Александр Тихонов) и Арбитражный суд Московского округа (Владимир Кобылянский, Наталья Калинина, Ольга Шишова).

Они сочли, что чиновники вправе расторгнуть договор вне зависимости от причин, по которым арендатор нарушил сроки строительства. Это им позволяет п.22 ст.

3 закона № 137-ФЗ (существенные нарушения условий договора аренды).

Однако экономическая коллегия Верховного суда РФ нашла огрехи в позициях всех нижестоящих судов. Судьи ВС Галина Попова, Ольга Киселева, Алексей Маненков 5 июля отменили все судебные акты и отправили дело на пересмотр в Арбитражный суд Москвы.

Коллегия осталась недовольна тем, что апелляция и первая кассация «необоснованно ограничились установлением формальных условий применения» п.22 ст.3 закона № 137-ФЗ.

Кроме того, она обратила внимание на то, что 9-ый ААС не дал оценку выводам суда первой инстанции о наличии обстоятельств, исключающих возможность завершения строительства в установленные договором сроки.

Тем временем Конституционный суд РФ в определении от 6 октября 2015 года № 2317-О говорил о том, что суд в подобных случаях обязан исследовать по существу фактические обстоятельства дела и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы об одностороннем отказе от договора аренды. Так как добросовестный арендатор может не получить в срок разрешение на строительство из-за обстоятельств непреодолимой силы либо из-за действий арендодателя, уполномоченных органов публичной власти, подведомственных организаций, должностных лиц.

Ни АСГМ, ни 9-ый ААС не оценили доводы «Интер МТД» о том, что они добросовестно пытались исполнить условия договора.

«[Это] позволило одной стороне договора — арендодателю, получить необоснованное преимущество в отношениях с другой стороной — арендатором в виде одностороннего досрочного расторжения договора аренды земельного участка», — решила экономколлегия.

Читайте также:  ВС РФ об общих правилах рассмотрения дел в упрощенном порядке

Например, компания сетовала на то, что префектура Юго-западного округа столицы выпустила распоряжение о сносе гаражей на арендованном участке менее чем за год до предполагаемого окончания строительства — в январе 2010 года.

«Самая главная обязанность арендующего лица — это представить доказательства исполнения обязательств по строительству, которыми могут являться договоры по проведению работ по планировке территории, подготовке градостроительного размещения объекта, проработке и согласованию проектной и иной документации и др.», — считает Ефремова.

По словам старшего юриста компании RE Legal (группа компаний RE Group) Евгения Дружинина, спор достаточно рядовой для множества регионов России.

«ВС РФ совершенно обоснованно указал на то, что для наступлений предусмотренных в действующем законодательстве неблагоприятных для арендатора последствий, исходя из общих норм ГК РФ (ст.

450 ГК РФ), необходимо исследовать, действительно ли арендатор допустил существенное нарушение договора или же его ненадлежащее исполнение явилось следствием обстоятельств, за которые последний в соответствии с действующим законодательством не отвечает», — считает он.

  • Примечания:
  • 1. Существенным нарушением условий данного договора, по которому допускается его расторжение в одностороннем порядке органом государственной власти или органом местного самоуправления, является:
    неисполнение обязательств по строительству, реконструкции объекта недвижимого имущества в срок, предусмотренный данным договором, или при отсутствии такого срока в данном договоре в срок, на который выдано разрешение на строительство, реконструкцию этого объекта, в случае, если строительная готовность объекта недвижимого имущества на последний день такого срока составляет менее чем сорок процентов общего объема его строительства, реконструкции, предусмотренного утвержденной в установленном законодательством Российской Федерации порядке проектной документацией;
  • отсутствие по истечении пяти лет со дня заключения данного договора разрешения на строительство, реконструкцию объекта недвижимого имущества, строительство которого предусмотрено данным договором, в случае, если в данном договоре не предусмотрен срок окончания строительства, реконструкции этого объекта.

Жалоба без ошибок — Верховный суд ставит барьер от судебных ошибок и произвола

В Верховном суде РФ рассказали о поправках в процессуальное законодательство, результатом внедрения которых станет существенное повышение качества правосудия. Одновременно удастся свести к минимуму беззаконие, допускаемое порой на местах судьями, испытывающими на себе давление со стороны чиновников и силовиков.

Выступая 10 апреля на семинаре-совещании председателей советов судей субъектов России, глава ВС РФ Вячеслав Лебедев рассказал о принципиальной позиции высшей судебной инстанции страны относительно инициативы по созданию отдельных кассационных судов.

Главной целью проводимой ныне реформы является именно изменение системы рассмотрения кассационных жалоб.

Напомним суть идеи: сегодня жалобы на решения районных, городских и гарнизонных судов рассматривает вышестоящий региональный судебный орган, а апелляционные определения судов субъектов РФ изучает президиум этого же суда.

В связи с этим авторам жалоб сложно рассчитывать на то, что в ходе кассационного или апелляционного рассмотрения судья примет решение, отличное от мнения своего коллеги, с которым он трудится в одном городе, а порой и в одном здании. В особенности это чувствуется в регионах, отчего единственным независимым арбитром остаётся Верховный суд.

Сплошная проверка

Создание экстерриториальных кассационных и апелляционных судебных инстанций призвано в корне изменить сложившуюся ситуацию. Соответствующий законопроект был направлен на рассмотрение в Государственную Думу ещё в феврале.

В настоящее время в Верховном суде идёт работа над проектом закона о внесении изменений и дополнений в действующие кодексы судопроизводства.

Однако главная новость, о которой сообщили в ВС РФ, заключается в другом: по ходу работы стало понятно – обеспечить качественную проверку кассационных жалоб возможно только в условиях сплошного судопроизводства, а не выборочной кассации, как это принято сейчас.

Таким образом удастся устранить действующий ныне фильтр в виде единоличного решения судьи, от воли которого зависит, принимать кассационную жалобу к рассмотрению или же нет. Очевидно, что подобные коренные изменения в подходе к жалобам позволят гораздо лучше обеспечить права граждан на справедливое судебное разбирательство, также повысят эффективность работы кассационной и надзорной инстанций.

Как считает доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артём Осипов, инициатива Верховного суда имеет крайне важное значение.

О существовании «судейского фильтра» юристам давно известно и такое положение дел не раз подвергалось заслуженной критике.

В связи с этим некоторые уже поспешили назвать анонсированные перемены революционными, уточняя, что они наверняка помогут исправить немало судебных ошибок.

Пересмотру не подлежит?

«Всего в России в 2017 году только по основанию несправедливости назначенного наказания было отменено или изменено приговоров в отношении 2 тысяч 247 человек», — отмечает судья Верховного суда РФ в отставке Михаил Шалумов.

Одним из показательных примеров юристы называют дело экс-министра министра имущественных отношений Нижегородской области Александра Макарова.

Весной 2016 года Советский районный суд Нижнего Новгорода приговорил его к четырём с половиной годам лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной гражданской службе и в органах местного самоуправления сроком на два года.

По мнению суда, Макаров превысил свои должностные полномочия, подписав распоряжение о передаче частной компании в обход закона земельного участка.

При этом как следствие, так и суд проигнорировали обстоятельство, на которое указывали наблюдавшие за процессом юристы: факт превышения полномочий по сути доказан не был — в полномочия министра как раз входило подписание документов, тогда как их подготовку и проверку всех обстоятельств осуществляли подчинённые.

Установить факт заинтересованности Макарова и получение им каких-либо благ следователи также не смогли. В связи с этим привлечённые в качестве экспертов профессора Высшей школы экономики и МГУ Геннадий Есаков и Ирина Шиткина указали, что никаких нарушений Макаров не допустил, вследствие чего приговор суда подлежит отмене с прекращением уголовного дела в силу отсутствия состава преступления. Однако Нижегородский областной суд отклонил апелляцию Макарова на вынесенный приговор и отказал в рассмотрении кассационной жалобы. Теперь кассационная жалоба по делу Александра Макарова находится на рассмотрении в Верховном суде.

Судьи под присмотром

Не исключено, что данное дело может оказаться в центре внимания ещё и по другой причине. Как стало известно, гражданская коллегия ВС РФ вынесла целый ряд частных определений в отношении 18 судей, указав на допущенные ими факты игнорирования требований закона в ходе рассмотрения дел.

В частности, было установлено, что в Карелии судьи допустили беззаконие в отношении гражданина, у которого со счёта в банке списали 40 миллионов рублей. Произошло это благодаря судье горсуда Петрозаводска Ольге Витухиной, которая выдала исполнительный лист, не дожидаясь вступления решения в законную силу.

И хотя позже указанный гражданин выиграл процесс, деньги ему не вернули. При этом Верховный суд Карелии и квалификационная коллегия судей признавали действия Витухиной правомерными. Не повлияло на их позицию и мнение Верховного суда РФ, ранее уже указывавшего на нарушение прав истца.

На этот раз в ВС вновь отменили решение карельских судей, конкретно перечислив имена причастных к вынесению незаконного постановления и вынеся в их адрес частные определения.

Тамара Морщакова, советник председателя Конституционного суда РФ считает, что вынесение частных определений в адрес судей в большей степени популизм, от которого нет особого толка, кроме шума.

С другой стороны, здесь возникает вопрос: возможно ли в принципе привлекать судей к ответственности за выносимые ими решения, поскольку это нарушает положение, прямо прописанное в федеральном конституционном законе.

Ведь под угрозой привлечения к ответственности судьи будут только смотреть, чего от них хочет вышестоящая инстанция.

Тем не менее задачу по повышению качества оправления правосудия никто не отменял. И новые инициативы, как отмечают эксперты, указывают на стремление Верховного суда навести порядок в системе и сделать процесс судопроизводство скрупулёзно соответствующим требованиям закона и справедливости.

Александр Забейда, управляющий партнёр юридической фирмы «Забейда и партнёры»

— Я не сторонник закручивания гаек в судебной системе. Вынесение объективного и беспристрастного судебного решения всецело зависит от того, насколько сам судья чувствует себя защищенным.

В настоящее время сложилась такая ситуация, при которой отмена судебного решения может повлечь привлечение судьи к дисциплинарной ответственности, особенно если решение вынесено в пользу гражданина, а не государства. Эту практику нужно искоренять.

Однако же, это не должно отражаться на качестве правосудия, незаконные и несправедливые решения должны отменяться, и фильтр безусловно не должен быть выборочным. Надеюсь, позиция Верховного суда РФ по этому вопросу будет услышана законодателем.

Верховный суд изменил порядок рассмотрения дел об экстремизме в сети — Газета.Ru

Экстремистские посты в соцсетях теперь не являются преступлением, если в них нет прямого умысла разжигать ненависть и вражду. К такому выводу пришел Верховный суд на пленарном заседании.

ВС призвал нижестоящие инстанции более взвешенно подходить к рассмотрению дел об экстремизме — в том числе оценивать контекст опубликованной информации, бэкграунд подозреваемого и размер его аудитории. Эксперты «Газеты.

Ru» считают, что поправки дают людям, уже обвиняемым в экстремизме за репосты и лайки в соцсетях, шанс доказать свою невиновность.

Верховный суд России внес поправки в постановление пленума от 28 июня 2011 года «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».

Теперь экстремистские посты в соцсетях не будут считаться преступлением, если они не несут опасности для общества. Об этом «Газете.

Читайте также:  Может ли инспектор ГИТ требовать исполнения предписания через суд

Ru» заявили в пресс-службе Верховного суда по итогам пленарного заседания, которое состоялось утром 20 сентября.

«Суду необходимо тщательно проверять наличие не только повода, но и основания для возбуждения дела, что предполагает представление в суд материалов, содержащих достаточные данные, указывающие на признаки соответствующих преступлений», — говорится в постановлении пленума.

В суде отметили, что помимо самого факта размещения в интернете изображения, возбуждающего ненависть или вражду, следователи также должны предоставить другие сведения, доказывающие общественную опасность деяния и мотив его совершения.

Первый пункт постановления пленума от 2011 года будет дополнен абзацем про то, что Конституция России гарантирует гражданам право на свободу мысли и слова, а также возможность свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любыми законными способами. «Эти права могут быть ограничены только в исключительных случаях», — заявили в Верховном суде.

Среди упомянутых исключительных случаев — защита конституционного строя, нравственности, обеспечение обороны и безопасности страны, а также ряда прав человека, отметили в ВС.



Дело об экстремизме может быть заведено только в случае, когда человек, разместивший подобный материал, «осознавал направленность своего поступка и целенаправленно нарушал основы конституционного строя», а «также имел цель возбудить ненависть или вражду».


Чтобы выявить преступный умысел, судьи обязаны учитывать контекст размещенной информации и изучать страницы обвиняемых в социальных сетях. Кроме того, суд должен брать во внимание данные о личности предполагаемого нарушителя — к примеру, его приверженность к радикальной идеологии и то, что его ранее привлекали к административной или уголовной ответственности.

Помимо прочего, пленум Верховного суда призвал учитывать размер аудитории, которая увидела экстремистскую информацию, количество просмотров постов, а также влияние этого контента на поведение аудитории.

«Не является преступным действие, хотя формально содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности», — заключили в ВС.

Высший судебный орган также рекомендовал изменить подход к экспертным заключениям, которые определяют, насколько публикация соответствует критериям экстремизма. Сегодня эти решения зачастую становятся основным доказательством виновности человека, отметили в ВС.

Теперь же заключения экспертов не должны иметь преимущества перед остальными доказательствами. Суды будут исследовать их в совокупности с другими доказательствами. При этом, подчеркнули в Верховном суде, окончательное решение должно принадлежать судьям, а не экспертам.



Эксперт им больше не судья

Адвокат Евгений Корчаго убежден, что изменения пленума ВС обусловлены возрастающим в обществе негодованием по количеству приговоров за лайки и репосты.

«Даже президент обращал внимание на нелепость и бездумность некоторых обвинений.

До настоящего времени судье, чтобы постановить обвинительный приговор, было достаточно заключения лингвистической экспертизы, которая признавала публикацию экстремистской.

Теперь же Верховный суд обязал в каждом конкретном случае выявлять наличие умысла при совершении подобных преступлений», — сообщил он «Газете.Ru»

Юрист также заявил, что разъяснение пленума Верховного Суда является обязательным ориентиром для нижестоящих инстанций.

«Органы, расследующие подобные дела, будут вынуждены принимать во внимание изменение подхода ВС. Следовательно, у лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, появляется больше шансов доказать свою невиновность», — объяснил Корчаго.

В то же время юрист BMS Law Firm Тимур Хутов не считает, что поправки ВС незамедлительно повлияют на уголовную практику по делам об экстремизме.

«Вероятно, понадобится отмена многих приговоров, основанных на формальных признаках, чтобы суды прекратили поддерживать сторону обвинения в массовом возбуждении подобных дел. В целом, ВС РФ сейчас держит курс на отказ от формального подхода при возбуждении уголовных дел, чем и объясняется появление таких разъяснений», — заявил он «Газете.Ru».

Напряженность в обществе возникла именно из-за абсурдности и формального подхода к расследованию дел об экстремизме, напоминает адвокат Тарас Котосин.

«Достаточно было факта публикации и формального заключения эксперта, а другие обстоятельства, на которые указывает ВС, не устанавливались. Однако эти моменты надо изучать наряду с другими доказательствами.

Данный подход существует в процессуальной науке и закреплен в кодексах — суды должны учитывать совокупность обстоятельств, и, соответственно, оценивать заключение эксперта только вместе с ними», — сообщил он «Газете.

Ru».

Лайки отдельно, котлеты отдельно

  • Отметим, что 10 сентября пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что практика уголовных дел за репосты и лайки демонстрирует, что действующая система оценки подобных деяний устарела — сегодня необходим «тонко настроенный оценочный механизм».
  • «Мне кажется, сейчас принципиально важно посмотреть на тот массив дел, который у нас появился за последнее время, и отделить те, где репосты и мемы вели к негативным последствиям, и те, где это использовалось лишь для того, чтобы получить лайк», — отметил Песков.
  • Он также заявил о возможности создания в России специализированных судов для рассмотрения дел в области цифрового права.

В августе Совет по правам человека предложил декриминализировать статью УК РФ «О возбуждении ненависти или вражды», а также «Об оскорблении чувств верующих».

Такие нарушения должны быть отнесены в область административной ответственности, считают в СПЧ.

«В пользу полной декриминализации статьи 282 УК РФ высказались многие представители интернет-индустрии, однако совет полагает целесообразным декриминализировать только неотягощенный состав», — отметили в совете.

15 августа компания Mail.Ru Group, в активы которой входит соцсеть «ВКонтакте», обратилась к Госдуме, Верховному суду и Министерству юстиции России с просьбой декриминализовать действия пользователей соцсетей и амнистировать уже осужденных за репосты и лайки людей.

«Пользователи «ВКонтакте» все чаще становятся фигурантами подобных дел. И нас это чрезвычайно беспокоит. Правоохранительные органы часто не принимают во внимание контекст, не отличают публикацию от репоста, а изображение с сомнительной шуткой приравнивают к действительно опасным уголовным преступлениям», — заявил управляющий директор «ВКонтакте» Андрей Рогозов.

Инициативу Mail.Ru Group поддержали сотрудники Минкомсвязи России и уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. В РПЦ также выступили за отмену уголовных наказаний за репосты в соцсетях, а в Госдуме пообещали изучить этот вопрос.

При этом замглавы Минкомсвязи Алексей Волин еще в июне 2015 года заявлял, что «лайки и репосты не являются выражением чего бы там ни было».


«Ты перепащиваешь некую строчку, содержание которой может поменяться. Что такое перепост? Ты указываешь некий адрес, но по этому адресу в жизни сегодня может стоять сарай, а завтра булочная.

И ты, указывая адрес, можешь иметь в виду сарай. А через 15 минут там что-то изменилось», — заявлял Волин в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

Он также сообщил, что ведомство выступает против ответственности за посты в соцсетях.

При этом, по данным опроса фонда «Общественное мнение», проведенному в конце августа, большинство россиян (55%) поддерживают уголовное наказание за репосты. Треть респондентов считают, что наказывать за это нужно так же, как и за авторство материала. По мнению опрошенных, репост равносилен распространению информации, расшатывающей общество и приносящей ему вред.

Самый рьяный округ в мире

Пока общество обсуждает вопрос декриминализации ответственности за картинки в соцсетях, в Барнауле в разгаре рассмотрение уголовных дел, возбужденных по 282 статье УК РФ.

Среди них — дело студентки Марии Мотузной, которой грозит до пяти лет лишения свободы. Несколько лет назад девушка сохранила у себя на странице «ВКонтакте» фотографии, которые, по словам следствия, возбуждают ненависть и вражду, а также унижают человеческое достоинство.

С жалобой на Мотузную к правоохранителям обратились две студентки юридического факультета барнаульского университета. 11 сентября они дали свидетельские показания в суде. По словам одной из девушек, Дарьи Паутовой, картинки на странице Мотузной вызвали у нее неприязнь. Ее подруга, Юлия Схоменко, в свою очередь, сообщила, что при просмотре фотографий у нее «возникла ненависть к религии».

В качестве свидетеля в суде также выступил бывший молодой человек обвиняемой. Он рассказал суду, что Мария Мотузная никогда не пропагандировала какие-либо идеи и не высказывалась в отношении рас или религий.

По его словам, хотя девушка и является атеисткой, она ходит в церковь вместе с верующей мамой.

По данным Генпрокуратуры, только на июнь 2018 года в Алтайском крае были выявлены девять лиц, совершивших преступления экстремистской направленности. При этом всего за 2017 год таковых было 23.

Помимо Мотузной, в Барнауле параллельно идет процесс в отношении 38-летнего Андрея Шашерина. Его обвинили в публикации изображений, дискредитирующих РПЦ. Среди таких картинок — мем про «часы патриарха», также снимок роскошной церкви с золотыми куполами, рядом с которой стоит разваливающийся дом.

Вс напомнил об обязанности судов исследовать доказательства по делу в полном объеме

Гражданин Святослав Ляшко являлся единственным учредителем, участником и гендиректором ООО «ДАС-Групп Логистик Проджектс». В июне 2015 г. он получил в налоговой инспекции выписку из ЕГРЮЛ, из которой узнал, что 9 сентября 2013 г.

он перестал являться единственным участником этого общества, поскольку в состав участников за счет внесения дополнительного вклада в уставный капитал введен некий Сергей Власов, а 26 сентября Ляшко был выведен из состава его участников, и его доля распределена в пользу Власова.

В этой связи Ляшко в сентябре 2015 г. обратился в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительной сделки по выходу из состава участников общества и о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, путем внесения в ЕГРЮЛ записи о принадлежности 100% доли уставного капитала ему.

Судом было возбуждено производство по делу № А40-164995/2015, в ходе производства по которому ответчик представил подписанное Ляшко решение о введении нового участника общества, существование которого и позволило в дальнейшем вывести основателя компании из числа участников.

Однако истец утверждал, что он этот документ не пописывал и данный документ не выражает его действительную волю и решение.

В связи с этим Ляшко обратился в арбитражный суд с новым иском о признании данного решения недействительным и о применении последствий его недействительности. При этом ответчик в отзыве на иск указал на пропуск срока исковой давности, в связи с чем просил отказать в удовлетворении исковых требований.

Читайте также:  Отвод судье в гражданском процессе

Суд первой инстанции согласился с доводами ответчика и отказал в удовлетворении иска. При этом он отказал и в удовлетворении ходатайств истца об истребовании доказательств и назначении судебной почерковедческой экспертизы. Апелляция и кассация оставили решение без изменения.

Суды указали, что поскольку оспариваемое решение было принято единственным участником общества, то п. 4 ст. 43 Закона об обществах с ограниченной ответственностью не применяется для исчисления срока исковой давности и в данном случае применяется общий срок исковой давности в 3 года. Обжалуемое решение датировано 9 сентября 2013 г.

, тогда как в суд он обратился только 12 декабря 2016 г.

Рассмотрев кассационную жалобу Святослава Ляшко и материалы дела № А40-246017/2016, Судебная коллегия ВС РФ по экономическим спорам вынесла Определение № 305-ЭС17-22588, которым отменила нижестоящие судебные акты и отправила дело на новое рассмотрение.

ВС отметил, что внесение вклада в уставный капитал ООО третьим лицом, оформленное решением участника этого общества, является сделкой.

При этом в заявлении участника ООО и в заявлении третьего лица должны быть указаны размер и состав вклада, порядок и срок его внесения, а также размер предполагаемых долей.

Одновременно с решением об увеличении уставного капитала также принимаются решения о принятии третьего лица в общество и вносятся изменения в его устав в связи с увеличением уставного капитала и изменением размеров долей. Датой увеличения уставного капитала считается дата внесения изменений в ЕГРЮЛ.

Верховный Суд указал, что в материалах дела отсутствуют устав общества в редакции, действовавшей на дату, предшествующую принятию оспариваемого решения, а также зарегистрированные в установленном порядке изменения устава и истцу судом отказано в истребовании доказательств, имеющих отношение к рассматриваемому спору. Оказались не исследованы вопросы о наличии (или отсутствии) в уставе общества запрета на принятие в состав участников третьих лиц за счет внесения ими вкладов, о соблюдении процедуры увеличения уставного капитала.

Также Судебная коллегия указала, что вывод нижестоящего суда о том, что истец именно в дату принятия решения узнал или должен был узнать о его принятии, судом не мотивирован. ВС сослался на Постановление Конституционного Суда от 10 апреля 2003 г.

№ 5-П, согласно которому течение срока исковой давности должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать о факте совершения сделки.

А в целях применения срока исковой давности нужно оценивать не только фактическую информированность истца, но и наличие возможности быть информированным о совершении оспариваемой сделки и наличии оснований для признания ее недействительной.

Своим отказом суд лишил истца возможности представить доказательства в обоснование заявленных им требований и опровергнуть заявление ответчика о применении срока исковой давности, указал ВС.

Также Коллегия отметила, что первая инстанция не исследовала и не оценивала утверждение Ляшко об иной дате, в которую он получил информацию о принятии оспариваемого решения, не проверяла обстоятельства, связанные с тем, когда он, добросовестно осуществляя права и обязанности участника и исполняя надлежащим образом функции исполнительного органа общества, мог или должен был узнать о сделке по увеличению уставного капитала.

«При новом рассмотрении судам следует учесть изложенное, установить обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения настоящего дела, оценить доказательства в соответствии с требованиями гл. 7 Кодекса в их совокупности и взаимной связи применительно к установленным обстоятельствам и с учетом этих обстоятельств разрешить настоящий спор», – заключила Судебная коллегия ВС.

Как отметил Кирилл Данилов, руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья», суды установили, что по формальным основаниям истцом был пропущен срок исковой давности, соответственно, в силу п. 2 ст.

199 ГК РФ, этого достаточно для отказа истцу в иске без долгого и изнурительного рассмотрения дела по существу.

«При этом суды никак не стали объяснять или мотивировать свой вывод о моменте начала течения срока исковой давности, что совершенно справедливо отметил ВС РФ в качестве одного из основных доводов для отмены решений», – полагает эксперт.

По словам юриста, суды по непонятным причинам не исследовали и не оценили доводы и доказательства истца, не назначили почерковедческую экспертизу, не привлекли к участию в деле лиц, права которых могут быть затронуты решением суда: «То есть целому ряду доказательств, которые предлагал со своей стороны истец, суды предпочли одно-единственное доказательство со стороны ответчика, которое позволяло суду первой инстанции разрешить спор, не вникая во всю совокупность фактических обстоятельств и доказательств, предлагаемых истцом».

«Суды трех нижестоящих инстанций крайне формально подошли к рассматриваемому делу и не захотели разобраться в действительных фактических обстоятельствах», – заключил Кирилл Данилов, добавив, что ВС РФ ранее уже неоднократно указывал на то, что формальное рассмотрение дела недопустимо (см., например, Определение ВС РФ от 25 июля 2016 г. по делу № А41-48518/2014).

Юрист Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Вадим Стеценко также отметил, что Суд в очередной раз обратил внимание на излишне формальный подход судов нижестоящих инстанций при разрешении споров.

По его мнению, если решение суда первой инстанции можно объяснить, но ни в коем случае не оправдать сильной загруженностью и большим потоком дел, то в ситуации с апелляционным и кассационным судами подобные объяснения представляются совсем не состоятельными. «Ни один из них не разобрался в деталях дела, не установил момент, с которого начинает течь срок исковой давности, надлежащим образом.

При этом активная позиция истца, который стремился указанное обстоятельство выяснить, осталась без поддержки, а сам истец – без возможности защитить свои права в судебном порядке», – указал он.

Публикации

Коллектив авторов, VEGAS LEX

Скачать файл

Файл добавлен 24.10.2019
Презентация .pdf (152 Кб)

В процессуальных кодексах нет правил по отводу всего суда. На практике отвод суда редко, но случается. Примеры успешных отводов всего суда — в статье.

ЧЕМ РЕГУЛИРУЮТСЯ ВОПРОСЫ О БЕСПРИСТРАСТНОСТИ СУДЕЙ

Беспристрастность суда – одно из фундаментальных условий справедливого судебного разбирательства, которое является сущностным свойством судебной власти. Это условие закреплено нормативно.

Каждый имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом (п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических права, п. 1ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Конституция РФ предполагает запрет какого-либо влияния на судью при осуществлении правосудия, провозглашая его независимость и беспристрастность (ч. 1 ст. 120).

Закон о статусе судей призывает судью избегать всего, что могло бы вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности (п. 2 ст. 3).

АПК предусматривает, что справедливое разбирательство беспристрастным судом относится к задачам судопроизводства. Суд сохраняет беспристрастность для обеспечения состязательности процесса (п. 3 ст. 2, ч. 3 ст. 9).

В ГПК РФ беспристрастность предусмотрена как условие осуществления судом своих функций (ч. 2 ст. 12).

Действующий Кодекс судейской этики требует от судьи способствовать поддержанию уверенности общества и участников процесса в беспристрастности его и органов судебной власти. В целях объективного рассмотрения дела судья должен стремиться к исключению каких-либо сомнений в его беспристрастности (ст. 9).

Когда закон допускает отвод всего суда

Судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо есть иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности (п. 5 ч. 1 ст. 21 АПК, п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК). Для отвода достаточно обоснованных сомнений в беспристрастности. Заявителю нужно представить лишь косвенные, а не прямые доказательства, вызывающие такие сомнения. 

При определенных обстоятельствах могут возникнуть сомнения в беспристрастности всех судей конкретного суда, в том числе не участвующих в рассмотрении дела.

Но ни АПК, ни ГПК не предусматривают возможности заявления отвода всему суду.

Закон допускает передачу дела в другой суд лишь в случае, если невозможно сформировать новый состав суда для рассмотрения дела в связи с удовлетворением самоотводов и отводов (ч. 3 ст. 26 АПК, ст. 21 ГПК).

Если буквально толковать закон, то чтобы удовлетворить заявление об отводе всего суда, нужно последовательно удовлетворить отвод или самоотвод в отношении каждого судьи этого суда по отдельности.

Очевидно, что такой формальный подход существенно нарушает принцип процессуальной экономии, однако суды активно его используют при мотивировке отказов в отводе всего суда. Такая позиция представляется недопустимой.

Она может нарушить права участников процесса на рассмотрение дела беспристрастным судом при наличии реальных обоснованных сомнений в его незаинтересованности.

Случаи, когда арбитражные суды отказывают в отводе всего суда

Арбитражные суды отказывают в отводе всего суда в подавляющем большинстве случаев. Это происходит как в ситуациях, когда заявитель не обосновал ходатайство объективными обстоятельствами (например, ссылается на недоверие ко всей судебной власти округа) (определение АС Удмуртской Республики от 25.06.2015 по делу № А71-3282/2015)), так и при указании более весомых мотивов для отвода. 

Формальным мотивом отказов часто становится указание на то, что отвод всем судьям суда не предусмотрен действующим законодательством (ст. 25 АПК).

По закону отвод можно заявить лишь конкретному судье (нескольким судьям или составу суда при коллегиальном рассмотрении), рассматривающему дело.

Подобный формальный подход реализуется арбитражными судами при разрешении отводов, заявленных по самым различным основаниям.

Представитель одной из сторон раньше был судьей. В одном из дел недоверие ко всем судьям было обосновано тем, что руководитель ответчика (юридической компании) в прошлом являлся судьей данного арбитражного суда.

Он неоднократно заявлял о наличии у него возможности разрешать все судебные дела в указанном суде в свою пользу.

Однако председатель состава, рассматривая заявление об отводе, сочла эти обстоятельства недостаточными, чтобы сомневаться в беспристрастности любого судьи суда (определение АС Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 14.10.2016 по делу № А75-4243/2016). 

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *