10 интервью с руководителями юридических департаментов крупных компаний

10 интервью с руководителями юридических департаментов крупных компаний

Этот номер выйдет в декабре, когда уже будут подведены итоги конкурса на звание лучшего юридического департамента 2012 г., членом экспертного совета которого вы являлись. Что было самым сложным при оценке анкет номинантов?

Анкетирование проводилось таким образом, чтобы позволить каждому участнику максимально рассказать о своем юридическом департаменте. При этом участники конкурса отвечали на вопросы в свободной форме. Наибольшую сложность представляло приведение этих свободных ответов к единой базе сравнения, так сказать, к общему знаменателю.

Для этого требовалось сначала изучить ответы всех участников по одному вопросу, проанализировать их в совокупности, выделить общие черты и различия, разработать матрицу весов ответов и в соответствии с ней повторно исследовать и оценить ответ каждого участника.

Указанную процедуру необходимо повторять для каждого вопроса анкеты в отдельности – таков рецепт справедливого рассмотрения кандидатов и непредвзятой оценки.

Вы принимали активное участие в совершенствовании анкеты номинантов этого года. Что, на ваш взгляд, стоит учесть в анкете следующего года и какие рекомендации вы можете дать экспертам конкурса следующего года?

Я рекомендовал бы модернизировать анкету таким образом, чтобы вместо оценочного ответа каждый вопрос предполагал некоторое количество баллов, которые может набрать ответ на него. Такой подход учитывает разницу весов самих вопросов и обеспечивает более справедливый подход к оценке номинантов.

Например, в моем представлении вопрос о масштабах деятельности юридического департамента имеет вес в три раза больше, чем вопрос о внутренних стандартах, политиках и процедурах департамента. Объемный вопрос лучше раз-делить на несколько вопросов, каждый из которых набирает свои баллы.

Возможно, на некоторые вопросы стоит предложить варианты ответов на выбор.

Какую роль играет юридический департамент в системе управления вашей компании:

  • Руководитель юридической службы является одним из вице-президентов компании и подчиняется непосредственно генеральному директору (3 балла)
  • Руководитель юридической службы подчиняется непосредственно генеральному директору (2 балла)
  • Руководитель юридической службы подчиняется заместителю ген. директора / вице-президенту / исполнительному / административному / финансовому директору (1 балл)

и в чем заключается его роль и функция:

  • Юристы выступают в роли внутренних советников (1 балл)
  • Юристы влияют на принятие управленческих решений (обладают правом вето либо входят в проектные комитеты на постоянной основе) (2 балла)

Каким образом осуществляется взаимодействие юристов внутри компании:

  • Юристы взаимодействуют только со службой «единого окна». Взаимодействие юристов и других сотрудников компании осуществляется через службу «единого окна» (1 балл)
  • Юристы осуществляют взаимодействие непосредственно с заинтересованными подразделениями внутри компании (2 балла)
  • Юристы осуществляют непосредственное взаимодействие как с заинтересованными подразделениями внутри компании, так и с представителями внешних контрагентов / партнеров (3 балла)

Конечно, мнение членов экспертного совета по поводу веса того или иного ответа будет различаться, но при этом у них будет единый инструментарий для оценки.

Как член экспертного совета вы имели возможность познакомиться с отчетами многих своих коллег. Насколько интересен был для вас их опыт? Готовы ли вы принять и использовать что-либо в своей работе?

Мне, безусловно, полезно было ознакомиться с опытом коллег из других юридических департаментов, в том числе из других отраслей бизнеса. Сейчас я решаю задачу трансформации департамента и оптимизации его работы.

В свете этого самой познавательной информацией для меня стали сведения о количестве юристов на 100 сотрудников в разных компаниях и способах организации работы юридической службы в крупных фирмах.

Несмотря на то что выборка была достаточно широкой, анализ ответов позволил мне наметить пути решения для реализации своего проекта трансформации.

Ваш юридический департамент победил в конкурсе «Лучшие юридические департаменты России – 2011». Что дает вам участие в этом профессиональном конкурсе, где юристы выступают не персонально, а коллективно? Будете ли вы участвовать в нем в следующем году?

Прежде всего, участие в конкурсе предоставляет каждому юристу из участвующего в нем департамента возможность заявить о себе. В этом отличие данного коллективного конкурса от персональных, где соревнуются в основном гуру юриспруденции.

Благодаря общим усилиям и профессионализму наших юристов мы становились победителями конкурса два года подряд – в 2010 и 2011 гг.

В этом году мы отреагировали на растущие потребности бизнеса «Астероса» и начали реализацию проекта стратегической трансформации юридической службы, цель которой – перейти на качественно новый уровень юридического сервиса, который соответствовал бы накопленному потенциалу компании в части портфеля продуктов и компетенций, возможности развития отношений с ключевыми заказчиками, а также соответствовал бы имиджу «Астероса» – лидера российского ИТ-рынка. Уверен, что успешная трансформация департамента позволит нам создать по-настоящему уникальный юридический сервис, которому не будет равных в ИТ-отрасли. Я верю в наш успех и с удовольствием приму участие в конкурсе «Лучшие юридические департаменты России – 2013».

Существует ли, на ваш взгляд, какая-то отраслевая специфика юридических департаментов? Если да, то в чем она больше всего проявляется: в структуре, принципах работы, численном составе?..

Безусловно, существует отраслевая специфика организации внутреннего юридического сервиса. Прежде всего она просматривается в доле юристов в общей численности персонала фирмы (в страховых компаниях, на-пример, это 20 юристов на 100 сотрудников, а в добывающих – 0,2–0,5).

Значительные отраслевые отличия есть и в профиле юристов. Например, в торговых компаниях юристы сосредоточены на экспертизе договоров, а в инвестиционных много внимания уделяют сделкам слияния и поглощения и работе с международными финансовыми институтами.

Вместе с тем я уверен в том, что и для состоявшегося профессионала, и для начинающего амбициозного юриста смена отрасли не составит проблемы, а послужит новым интересным вызовом, позволяющим реализовать весь накопленный потенциал и внести весомый вклад в улучшение внутреннего юридического сервиса.

Назовите самый интересный проект (сделку, переговоры и пр.), над которым вы работали.

За свою практику я работал над многими интересными проектами, и выделять какой-то один из них в качестве самого интересного не совсем корректно и справедливо.

Только за последние три года, что я работаю в «Астеросе», бизнес компании вырос в два раза, и практически каждый месяц у меня появляются новые интересные проекты. Если говорить о личных предпочтениях, то мне больше всего интересны акционерные сделки, сделки по привлечению капитала, а также сделки слияния и поглощения.

  • Что самое сложное в работе руководителя юридического департамента?
  • Самое сложное для руководителя высокопрофессионального коллектива – это принятие вынужденного решения по сокращению персонала.
  • В чем вы видите секрет успеха юридического департамента?

Самое главное – это доверие менеджмента и акционеров компании. Без него успешное функционирование внутреннего юридического сервиса невозможно.

Назовите пять наиболее важных событий уходящего года.

Президентские выборы в России; вступление России в ВТО; олимпиада в Лондоне; чемпионат Европы по футболу и, если верить календарю майя, конец света, который должен произойти 21 декабря.

Чем может быть специфичен 2013 год? Чего вы ждете от него?

Я живу за городом, и для меня важным событием 2013 г. будут выборы губернатора Подмосковья. В профессиональном плане нельзя обойти вниманием ожидаемое принятие нового Гражданского кодекса РФ. Многие, возможно, ожидают введения нового расчета налога на недвижимость для физических лиц, но лично я слабо верю в вероятность этого.

В целом уходящий год был насыщен хорошими и радостными эпизодами, и я хочу, чтобы в 2013 г. таких эпизодов у всех нас было еще больше.

Если бы вы брали интервью у руководителя юридического департамента, то какой главный вопрос задали бы ему?

Прежде всего, я поинтересовался бы, сколько часов в неделю работает этот человек. Как правило, собеседники отвечают на такой вопрос развернуто, не ограничиваясь сухими цифрами.

Я считаю нормальным работать 40–50 часов в неделю. Я не видел ни одного руководителя юридической службы, которому удавалось бы работать менее 40 часов.

В то же время я глубоко убежден в полной неэффективности работы свыше 50 часов в неделю.

Если бы вы не стали юристом, то кем бы могли или хотели быть?

Ответ на этот вопрос родом из детства. В моем детстве было принято считать, что все мальчики мечтают стать космонавтами. Однако я не мечтал об этом. Мне всегда нравились путешествия.

И когда у меня не будет необходимости зарабатывать деньги, работая юристом, я обязательно стану путешественником. Приобрету яхту, возможно, апартаменты на море, приму участие в ралли на внедорожниках.

Это реально исполнимо в отличие от космоса, но до этого еще далеко, и предстоит многое сделать.

10 интервью с руководителями юридических департаментов крупных компаний

Константин Самыкин родился в 1978 г. в городе Алма-Ата. После окончания школы в 1995 г. переехал в Москву. В 1999 г. с отличием окончил Московский юридический институт МВД РФ.

С 1999 по 2004 г. работал в органах внутренних дел. С 2001 по 2004 г. проходил обучение в аспирантуре Московского университета МВД РФ. В 2005–2006 гг. руководил юридическим отделом холдинга Next media Group. В 2006–2009 гг. работал старшим юристом подразделения инвестиций в недвижимость Группы компаний АТОН. Осенью 2009 г. присоединился к команде «Астероса».

Отвечал за юридическое сопровождение взаимодействия с Международной финансовой корпорацией (IFC). Летом 2010 г. назначен руководителем отдела корпоративного управления. Отвечал за проведение корпоративной реструктуризации и построение холдинговой структуры. С 1 апреля 2011 г. возглавляет юридический департамент ГК «Астерос».

Читайте также:  Работник уволился после выявления недостачи. Как его разыскать и потребовать возмещения убытков

Тренды в управлении | The Paragraph Magazine

  • Не так давно случилось обсуждать складывающиеся тенденции в управлении юридической функцией и развитии юридической профессии с несколькими руководителями юридических департаментов нескольких российских компаний федерального уровня.
  • Что я вынес для себя из этих разговоров:
  • Состояние юридической среды и место юридического отдела
  • В целом юридические руководители смотрят на юридическую и судебную среду в России со сдержанным оптимизмом. С одной стороны, отдельные громкие дела со спорными вердиктами не радуют, но в большинстве своём воспринимаются как единичные аномалии.  Признаётся колоссальный прогресс и эволюция за последние десять-пятнадцать лет, невзирая на то, что в целом система далека от идеальной.  Как метко выразился один из собеседников: «Наш президент недавно сказал, что мы пока ещё только строим правовое государство.  Вот и не надо впадать в панику по поводу того, что какие-то элементы пока ещё работают с огрехами».
  • У юридических инструментов, естественно, есть границы. Но в рамках этих границ задача юридического департамента – отрабатывать на все 100%, не делать ошибок, предотвращать проблемы.

Ценность юридической работы

  • Ценность юридической работы для компании, реноме и роль юридического департамента сильно зависят от внутренней убеждённости руководителя в той пользе, которую он(а) приносит, и от его(её) амбиций. Хочет он(а) быть стратегическим партнёром бизнесу, невзирая на изначальный скепсис этого бизнеса?  Это совершенно реально, но требует целенаправленных усилий и специальной стратегии.  Не хочет руководитель этим заниматься – будет прозябать в роли «пожарника» и постоянно жаловаться, что его (её) не ценят и не вовлекают в нужные решения.
  • В своей массе юридические руководители уже воспринимают «клиентоориентированность» или «бизнес-партнёрство» как естественный формат взаимодействия юридического департамента и бизнеса. Как выразился один из собеседников: «Это как почистить зубы утром – обсуждать, надо ли это делать, уже даже неприлично».
  • Но некоторые отмечали, что в стремлении выстроить конструктивные отношения с бизнесом, нельзя перегибать палку, потакая всем запросам. Ценность юриста — в независимости его мнения, важно её не терять.
  • Один из собеседников также подверг критике распространённое во многих компаниях разделение на «фронт-офис» (департаменты, взаимодействующие с клиентами) и «бэк-офис» (поддерживающие функции), считая его контрпродуктивным. По его словам: «Если решение о форме и факте заключения сделки принимает юрист, и он же проводит 80% переговоров по контракту, то как можно говорить, что он приносит меньше ценности, чем «бизнес», согласовавший несколько финансовых параметров?
  • Любопытным показался подход к определению собственной ценности одного из руководителей: что юридический департамент участвует в создании прибыли через создание системы правовой безопасности. Позиция базируется на одном из тезисов экономической теории о том, что для того, чтобы заработать прибыль, надо на себя принять риски.  А потом заработанное ещё и сохранить.  Собственно, в этом и состоит задача юридического департамента: чтобы риски, которые принимала компания, были адекватны и не излишни тем целям, которые компания перед собой ставит, и чтобы потом заработанное не отобрали — как конкуренты, так и государство.
  • Один из подходов в управлении рисками: транспарентность в раскрытии последствий людям, принимающим решения, согласование с бизнесом, и принятие максимум возможных усилий по снижению риска и его последствий.

Соотношение права и GR

  • Практические все мои собеседники отметили возрастающую роль government relations (управления взаимодействием с государственными органами).
  • Но большинство не согласны считать, что стоит выбор «или юридическая поддержка, или GR» и что GR будет подменять собой юридическую работу, отмечая, что эти направления, хотя и должны работать синергетически, различаются как по задачам, так и методам и технологиям их решения. При этом игнорировать GR полностью тоже неправильно, так как формирование правильной регулятивной среды, учитывающей баланс частного и публичного интереса — должно быть одной из задач юридического отдела.  А как это достигается технологически — вопрос технический.
  • Один из навыков юриста, который всё больше становится востребованным в ситуации повышения роли GR — умение вести переговоры и по-человечески общаться с представителями госорганов: госорганы любят общаться именно с представителями компаний, а не нанятыми сторонними специалистами.

Управление затратами и повышение эффективности

  • Главный тренд последних лет: повышение эффективности управления и качества юридической поддержки с одновременным сокращением бюджетов на обеспечение работы юридической функции. Но при этом запрос на сокращение затрат не специфичен к юристам — это справедливо в отношении всех «поддерживающих функций».
  • Требования по повышению отдачи от затрат на юридическую функцию, как правило выливается в:
    • Избавление от «мусорных» процессов
    • Сокращение издержек
    • Максимизацию IT-решений, прежде всего в отношении типовых и рутинных процессов и сделок
  • Некоторые примеры из практики моих собеседников:
    • Из всего массива работы департамента выделить работу, которую может сделать «неюрист», и отдать её другим подразделениям, а юристам оставить только то, что требует соответствующей специальной квалификации.
    • Стандартизировать и автоматизировать то, что может быть стандартизировано и автоматизировано, прежде всего типовые и рутинные операции: шаблоны, конструкторы договоров (например, FreshDoc), стандартная переписка, автоматизация подачи исков в типовых ситуациях и т.п.
    • Применять здравый смысл: надо ли судиться по каждому поводу, или разумно установить нижний лимит?
  • «Правильного» количества юристов и размера затрат на юридическую функцию нет — в схожих по размеру компаниях может быть и 1 юрист, и 20, и 200. Важно договориться, что именно юридический отдел делает — а чего не делает, — и  какие задачи решает в рамках оговорённого бюджета.

Новые технологии

  • Большинство собеседников скептически относятся к термину LegalTech, считая что вокруг него много ненужного хайпа, при этом считая, что глава юридического отдела обязан эффективно и оптимально использовать все доступные ему технологии и технологические ресурсы: от шаблонов договоров и программных продуктов по управлению договорами (Contract Management Software) до автоматизированных систем для ведения чатов и организации работы служб поддержки.

Есть над чем задуматься…

10 интервью с руководителями юридических департаментов крупных компаний

Андрей ШПАК, Руководитель исследовательско-консалтингового направления Центра управления благосостояния и филантропии бизнес-школы СКОЛКОВО

«…Юрист, которого наниматели хотят видеть у себя в команде, — это активный бизнес-партнер…»

Справка о юридической службе

Юридический департамент как подразделение создан и начал функционировать в 2011 г. До этого периода предприятие обходилось силами одного юрисконсульта. Помимо руководителя департамента в подразделении работают заместитель начальника отдела Ольга Мацкевич и юрисконсульт Денис Зайцев. Юридический департамент подчинен по структуре первому заместителю директора Анатолию Владимировичу Окунею.

— Кирилл Викторович, рады приветствовать Вас на страницах нашего журнала. Поздравляем Вашу юридическую службу с победой в конкурсе «Лучшие юридические департаменты Беларуси», а также с 15-летием компании.

Начиная нашу беседу, хотелось бы выяснить, какое место Ваша юридическая служба занимает в структуре предприятия.

Ваше управление решает, как правило, уже возникшие проблемы и дает рекомендации тогда, когда его об этом попросят, или юристы Вашего управления участвуют в решении текущих вопросов постоянно?

— Спасибо за поздравление. Юридический департамент фактически ежедневно (планово или в экстренном порядке) привлекается к обсуждению вопросов по стратегическому развитию предприятия.

Например, на юридический департамент было возложено правовое обеспечение проекта «ЕвроАвтоСервис», который объединяет независимые СТО нашей страны в единую сеть с целью обеспечения высокого уровня сервисного обслуживания и ремонта автомобилей.

Основная задача — оперативно дать правовую оценку планируемой сделке или сложившейся ситуации, предусмотреть все риски, дать более доступную для понимания сотрудников трактовку законодательных актов.

Справка о предприятии

Частное предприятие «ШАТЕ-М ПЛЮС» создано в 2001 г. и, как и журнал «Юрист», в этом году отмечает 15-летний юбилей. Собственником и руководителем компании является Константин Георгиевич Шавель. Основное направление деятельности «ШАТЕ-М ПЛЮС» — оптовая и розничная торговля автомобильными деталями, узлами, принадлежностями.

Компания также оказывает логистические услуги, связанные с заказом, поставкой и обработкой оптовых партий автокомпонентов, складским хранением, и услуги по последующей доставке контрагентам товаров. По итогам 2011 г. предприятие признано лучшим предпринимателем в сфере оптовой и розничной торговли Минской области. «ШАТЕ-М ПЛЮС» в 2010–2014 гг.

реализовало в Минском районе строительство и осуществило ввод в эксплуатацию комплекса придорожного сервиса и комплексного логистического центра в рамках реализации инвестиционного проекта. В 2015 г. компанией реализован масштабный проект — открытие авторизованного центра BOSCH для ремонта автотранспорта.

Компания является владельцем торговой марки автозапчастей Patron и развивает ее с 2004 г.

Главный принцип работы компании — порядочность и социальная ответственность.

— А как Вы считаете, необходимо ли для эффективной работы юрслужбы четкое разграничение функций в рамках юридического департамента? Как распределены функции между юристами в Вашем управлении?

— Я считаю и стараюсь доводить это до подчиненных, что каждый специалист должен быть универсалом и должен уметь заменить отсутствующего специалиста в любой момент и оказать оперативную и квалифицированную правовую помощь по вопросу любой сложности. Но все же разграничение функций необходимо, хоть и минимальное.

Так, у нас в департаменте на Дениса Зайцева возложены функции по осуществлению претензионно-исковой работы. С этим направлением он успешно справляется, применяя свои наработки и нестандартные креативные решения.

Читайте также:  Как определить сумму неустойки или процентов с учетом изменений закона

Ольга Мацкевич осуществляет правовое обеспечение основного подразделения — отдела продаж. Она очень строго относится к соблюдению сотрудниками внутренних положений и инструкций предприятия.

Однако в случае поступления запроса о правовой помощи и отсутствия специалиста, который чаще работает с тем или иным вопросом, всегда можно обратиться к любому специалисту департамента.

— В настоящее время юрист — это не просто специалист, знающий нормы права и применяющий их, но и немного экономист, бухгалтер и т.д. Что необходимо юристу, чтобы эффективно выполнять свои обязанности?

— На сегодняшний день помимо стандартных качеств наиболее важным в работе юриста коммерческой организации является соответствие требованиям, предъявляемым к юристу со стороны бизнеса. Эти требования в отличие от некоторых норм кодексов, принятых еще советской властью, постоянно меняются.

Современная тенденция заключается в том, что юридический департамент рассматривается не иначе как активно поддерживающее бизнес подразделение.

В связи с этим юрист, которого наниматели хотят видеть у себя в команде, — это активный бизнес-партнер, профессионал, имеющий четкое понимание, что его решения влияют на бизнес.

  • Юрист должен быть ориентирован на принятие решений, способствующих развитию бизнеса, он должен стремиться предложить не только правовое решение, но и бизнес-решение, основанное на нормах права, а также нести за него ответственность.
  • На сегодняшний день важны такие качества, как умение мыслить стратегически, проявлять мобильность и гибкость в принятии решений, умение быстро реагировать на изменения не только в законодательстве, но и в бизнес-процессах.
  • Наиболее успешны те юристы, которые способны оперативно предоставить решение в меняющихся условиях.

Также для юриста сегодня важны и коммуникативные навыки. Современный юрист — это не только специалист, погруженный в работу с правовой базой и различными документами, это еще и коммуникатор, которому необходимо находить общий язык как с представителями контрагентов и партнеров, государственных учреждений, так и с сотрудниками компании, в которой он работает.

– А как Вы, руководитель юрслужбы, оцениваете эффективность работы юриста?

— Первое и самое важное, на мой взгляд, это отсутствие обоснованных жалоб со стороны руководителей и специалистов тех подразделений, которые находятся на правовом обслуживании и в постоянном контакте со специалистом. Ну а далее — конкретные достижения и результаты по внешней деятельности подразделения.

— На Международном конгрессе юридических служб одна из сессий была посвящена управлению юридической службой, рассматривался вопрос построения системы поощрений и наказаний юридической службы. А как Вы считаете, что эффективнее: постоянный кнут сзади или пряник впереди? Какие формы мотивации эффективно используются в отношении работников Вашего управления?

— Скорее постоянный кнут сзади. Как отметил один из известных спортсменов нашей страны, в ментальности белорусов почему-то изначально заложена заниженная самооценка.

Часто приходилось слышать и не обязательно от юристов: «там нам никогда такое не согласуют» или «это нереально, у нас в стране такое не прокатит». Это в меньшей степени относится к юристам, но тем не менее их тоже касается.

Хотя на сегодняшний день различные формы лишений в отношении подчиненных пока не приходилось использовать.

10 интервью с руководителями юридических департаментов крупных компаний

— Расскажите о последней решенной юридической службой проблеме. Какой-нибудь необычный запрос от внутреннего или внешнего клиента?

— Наша компания осуществляет экспортные поставки в Российскую Федерацию и по условиям сделок обязана доставлять товар нерезидентам. Объемы заказов таковы, что нашим транспортом почти каждый день осуществляется перевозка грузов.

Как известно, таможенный контроль на границе между странами — участницами Таможенного союза отсутствует.

Вместе с тем Федеральная таможенная служба РФ на границе, как и наша таможенная служба, проводит мониторинг транспортных средств, следующих из Беларуси в Россию.

И вот от водителей стала поступать информация о том, что при проверке сопроводительных документов представителями Федеральной таможенной службы РФ были высказаны претензии в неправильном оформлении накладных, а именно в отсутствии обязательных сведений о номере и дате грузовой таможенной декларации по товарам, происходящим из третьих стран, и в отсутствии самих грузовых таможенных деклараций.

Специалисты юридического департамента оперативно разобрались в ситуации и подготовили памятку как для каждого из наших водителей, так и для представителей Федеральной таможенной службы РФ, разъясняющую нормативное регулирование данной ситуации.

В памятке были приведены выдержки из решения Комиссии Таможенного союза от 17.08.

2010 № 335, согласно которому Комиссия Таможенного союза именно по предложению Федеральной таможенной службы РФ установила основания признания статуса товаров Таможенного союза, происходящих из третьих стран и выпущенных в свободное обращение на территориях государств — членов Таможенного союза, исключительно на основании наличия стандартных коммерческих и товарно-транспортных документов. И далее выдержка из нормативных правовых актов Республики Беларусь, регулирующих осуществление международных перевозок и порядок заполнения товаросопроводительных документов.

После изучения памятки вопросы по сопроводительным документам со стороны представителей ФТС прекратились.

— А могут ли иметь место конфликты бизнес-интересов и законности? Что должен в таких случаях делать юрист?

— На самом деле на сегодняшний день они не только могут быть, а регулярно присутствуют. Если бы их не было, то юристы компаний и адвокаты уже забыли бы про Кодекс об административных правонарушениях, а судьи — про административные дела в отношении субъектов хозяйствования.

Задача любого юриста — дать правовую оценку бизнес-процессу, предполагаемому к реализации проекту, условиям сделки, предлагаемым к согласованию, представив полную информацию о возможных рисках и последствиях, санкциях на юридическое лицо и отдельно — на ответственных за хозяйственную операцию должностных лиц. Свою позицию юристу следует четко зафиксировать и донести до лица, ответственного за принятие решения, подкрепив судебной практикой, необходимыми компетентными ми и разъяснениями.

— Как Вы думаете, достаточен ли текущий уровень профессионального взаимодействия юристов предприятий между собой? Считаете ли Вы, что следует поднимать уровень такого профессионального общения и консолидации?

— На сегодняшний день уровень взаимодействия недостаточен. У юристов компаний всегда есть необходимость в поиске решения практических задач через успешный опыт коллег иных предприятий и лицензиатов и в обмене опытом.

На примере соседей в РФ есть необходимость создания некой регулярно действующей площадки, доступного для всех форума, на котором регулярно бы велся диалог и обсуждались общие темы, острые вопросы как практикующими юристами компаний, лицензиатами, так и представителями государства, судьями, прокурорами, представителями контролирующих органов, министерств. Результатом такого взаимодействия могло бы стать совершенствование практики правоприменения, действующего законодательства.

На сегодня мы видим, что работа в этом направлении ведется, в том числе журналом «Юрист».

Это и круглые столы, организуемые редакцией, и Международный конгресс юридических служб LawSpring, и сообщество «Юристы Беларуси» в соцсетях.

Также необходимо отметить уже давно существующий форум jurgroup.com, где есть серьезное правовое наполнение и обмен опытом практикующих юристов, в том числе и моим.

— Как Вы оцениваете проводимый журналом «Юрист» конкурс «Лучшие юридические департаменты Беларуси»? Полезен ли он юристам предприятий?

— Это очень серьезное конкурентное соревновательное мероприятие юридических служб предприятий. Исходя из состава привлекаемых экспертов у конкурса республиканское значение и он фактически проводится при поддержке Совета Министров.

  1. Для нас участие в конкурсе было возможностью немного отвлечься от постоянного напряжения растущих объемов и посмотреть на итоги работы департамента со стороны, а по результатам победы почувствовать еще большую уверенность в своих силах.
  2. Я думаю, что и у остальных юридических служб компаний примерно такие же ощущения от участия в конкурсе.
  3. — Большое спасибо за беседу!

Как делают карьеру. 7 вопросов о карьере юриста

Людмила Губанова – заместитель генерального директора по юридическим и административным вопросам в ЗАО  «Ренна-Холдинг» – встречает меня на лестнице, чтобы проводить в переговорную.

На стенах висят фотографии симпатичных коров, по углам стоят шкафы с яркими упаковками, которые заставляют меня судорожно задуматься о необходимости срочно докупить йогуртов, и ещё молока, и мороженого тоже… Я задумчиво рассматриваю эргономичную мебель и красочные картины сочных тонов, перевожу глаза на Людмилу и мгновенно подпадаю под обаяние и магнетизм этой энергичной и позитивной женщины. Как только моя собеседница начинает рассказывать о своей жизни, из головы вылетают и йогурты, и картины – ощущение такое, словно я погрузилась в один из романов Юрия Полякова.

Людмила начала свою карьеру ещё при Советском Союзе инспектором по начислению пенсий в отделе социального обеспечения г.

Тюмени, потом стояла у истоков создания и становления налоговой службы в Ямало-Ненецком автономном  округе, а в 1998 году (год дефолта) переехала в Москву и в одночасье, как и многие другие тогда в России, потеряла  свои сбережения, которые предназначалось для покупки жилья в Москве.

 Людмила умудрилась правовым путём добиться возвращения  банком утраченных денег.

Потом она работала на  АООТ «Бусиновский мясоперерабатывающий комбинат» начальником отдела персонала и юридического отдела, была заместителем генерального директора ОАО «Гостиничный комплекс «Шереметьево-2», более двенадцати лет руководила юридической службой одного из крупнейших в России импортёров  алкогольной продукции – компании  ООО «БРАВО-Д». Калейдоскоп сфер попросту завораживает – становится понятным, что этот человек умеет преодолевать трудности, постоянно учится, движется вперёд и развивается.

Читайте также:  Когда в суде можно обойтись без оригинала документа

Вопрос 1.  Как Вы встретились со своей работой – сразу, по воле случая или в результате долгого поиска?

Людмила: Чуть ли не с пятнадцати лет я юрист – именно тогда я стала обучаться этой профессии. Ещё в школе я решила, какая работа лучше всего для меня – тогда шёл один сериал, в котором образ серьёзного и уважаемого человека, адвоката, мне очень запомнился. Это и предопределило в дальнейшем выбор профессии.

Но в СССР стать юристом было не так-то просто – для поступления в институт требовалось не менее двух лет трудового стажа после окончания школы. Правда, был ещё один путь, более короткий – поступить после восьмого класса в юридический техникум, три года отучиться и окончить его с «красным дипломом», чтобы получить направление для поступления  в институт.

Юридических техникумов было в СССР всего шесть.  Я выбрала г. Армавир – поближе к дому, и сдала экзамены. Передать невозможно, как я ждала письмо-уведомление о зачислении в техникум, каждый день заглядывала в почтовый ящик. И конечно, письмо пришло именно тогда, когда я была занята – его мне принёс мой папа.

Как же я была счастлива и прыгала от  радости!

Я тогда поступила при огромном конкурсе (более 6 человек на одно место), а далее  судьба мне ещё раз  улыбнулась, и я, закончив с отличием техникум, получила заветное направление для поступления в институт.

Я подала документы в Свердловский юридический институт им. Руденко – один из четырёх существовавших на тот момент в России юридических вузов – и параллельно начала работать по специальности в  г.

Тюмени, куда попала по  государственному распределению.

Нагрузка была очень большая, работа тяжёлая. А я ещё училась – и чтобы сдавать зачёты с экзаменами, я ездила на сессии из Тюмени в Свердловск.

Как-то сразу карьера начала складываться – быстро из инспектора по начислению пенсий доросла до старшего инспектора по проверке правильности их начисления.

Отработав один год, приняла участие в Тюменском областном конкурсе «Лучший по профессии» и заняла второе место среди работников сферы социального обеспечения.

А по окончании института в 1988 году я уже была полноценным дипломированным юристом со всеми вытекающими последствиями, а главное – с опытом работы. Вышла замуж и уехала с мужем в г. Ноябрьск Тюменской области на Крайнем севере, родила дочь и вышла на своё первое место работы в новом для меня городе – в налоговую инспекцию г.

Ноябрьска. На тот момент в Ямало-Ненецком округе я была единственным юристом в налоговых органах, и со всех налоговых инспекций округа ко мне обращались с вопросами и проблемами, которые приходилось решать впервые, поскольку сама налоговая служба была новой структурой, и налоговое законодательство тоже только формировалось.

Кстати, адвокатом я-таки стала, как и мечтала в школе. Но этот опыт мне не понравился. У нас не бывает таких семейных адвокатов, которых показывали в сериалах, в России адвокат – это человек, который  чаще всего защищает преступников или людей, оступившихся в жизни и попавших в беду.

То есть, адвокат больше нужен, когда речь идёт об уголовных делах, а это мне было совсем не интересно. И в итоге, хотя у меня был статус адвоката, я решила, что работать в этой области не хочу – уголовные дела никогда меня не интересовали, да и посещения мест лишения свободы, КПЗ и т. п.

никак не добавляют положительных эмоций в жизни. Тем не менее, моя мечта сбылась.

Вопрос 2. Какое место в Вашей жизни занимает работа?

Людмила: Я ею буквально живу – за свою жизнь успела поработать в самых разных отраслях, постоянно учусь, и мне это нравится.

Что любопытно, мне никогда не приходилось искать работу – каждое последующее место работы находило меня само  через приглашения поработать от бывших сослуживцев.

Да и сейчас – вроде бы уже пенсионер, но в пятьдесят лет сменила работу и опять новый виток в жизни, новые эмоции и новый опыт. Я бы сказала, что мои интересы и выбор профессии полностью совпали.

Что же до обучения – в нашей профессии учиться приходится постоянно, поскольку законодательство постоянно обновляется и изменяется. Некогда полученные знания – базис – дают возможность всегда идти в правильном направлении и быть в курсе всех новшеств применительно к сфере профессиональной деятельности и профилю компании.

Вопрос 3. С какой музыкой Вы бы сравнили свою работу?

Людмила: С музыкой Бетховена. У него очень разная музыка – есть спокойная, есть взрывная… Похожа на жизнь – то тихо, то штормит. Его музыка величественная, всеобъемлющая и какая-то такая, что трогает любого человека – Бетховена можно любить или не любить, но равнодушных к его музыке  нет.

Вопрос 4.  Если бы вы искали себе преемника, на что  Вы бы обращали внимание?

Людмила: Для меня прежде всего важны человеческие качества. Юристу мало иметь профессиональный потенциал, он должен уметь строить отношения с коллегами,  вести диалог, убеждать. А ещё – сделать так, чтобы ему доверяли как профессионалу.

Второе, на что я непременно бы обратила внимание – это есть ли у него качества, необходимые для руководителя.

Далеко не все понимают, как организовать работу таким образом, чтобы получить желаемый результат, и есть много юристов, которые являясь хорошими профессионалами, никогда не смогут выполнять административные функции.

Они прекрасные исполнители, но руководителями быть не могут, скоординировать деятельность других не сумеют. Руководитель же отличается тем, что умеет мыслить глобально, стратегически, может правильно поставить задачу и организовать её выполнение.

Вопрос 5.  Что раздражает в Вашей работе, утомляет? Что даёт силы двигаться дальше?

Людмила: Иногда расстраивает отношение к тому, что ты делаешь. Зачастую люди не понимают, в чём заключается роль юриста. Например, многие считают, что абсолютно все вопросы по договору – это в юридическую службу.

А ведь на самом деле договор сначала должны посмотреть все службы, начиная от исполнителя, которому предстоит воплощать его в жизнь и работать непосредственно со второй стороной.

Финансисты должны оценить, насколько этот договор выгоден и нужно ли вообще его заключать – может, имеет смысл провести мониторинг и получить аналогичные услуги за меньшую цену.

А уже после того, как все прочие службы договор прокомментировали, на базе их замечаний юрист добавляет свои и составляет протокол разногласий. К сожалению, у нас получается так, что мало кто умеет работать с договором, а читать его вообще никто не хочет, и в итоге за всех приходится работать юристу.

Ещё раздражает то, что некоторые относятся к бухгалтерской и юридической службам, как к второстепенным по значимости структурам – нахлебникам, которые «съедают» деньги, заработанные другими службами.

А ведь на сегодняшний день нормальное существование организации без них попросту невозможно – и успех крупной компании, и повышение эффективности малого бизнеса напрямую от них зависит.

Задачи юридической службы – это организация работы и документооборота компании в правовом поле, чтобы предприятие могло нормально функционировать и быть максимально защищённым от фискальных органов и проблем в бизнесе.

А силы мне всегда давала семья, за которую я всю жизнь несла ответственность. С мужем я развелась ещё на севере, и обеспечивать комфортную жизнь семьи могла только я – с одной стороны, печально, что не было возможности расслабиться, почувствовать себя женщиной «за каменной стеной», с другой стороны – у меня была любимая работа и интересная жизнь.

Вопрос 6. Что бы Вы посоветовали самой себе в начале карьерного пути?

Людмила: Совет я бы себе дала такой – больше слушать, что говорят другие. Всегда надо уметь слушать вторую сторону. Говорят, что в споре рождается истина – я не согласна.

Истина никогда не рождается в споре, потому что один из спорящих говорит, а второй в это время ждёт возможности сказать о том, что его волнует, и никто никого не слышит, что исключает возможность достижения компромисса.

На самом деле, истина рождается в общении, в диалоге, и надо чётко понимать, когда стоит внимательно слушать собеседника, а когда – говорить самому. Юрист непременно должен это уметь.

Вопрос 7.  Вы могли бы заниматься чем-то ещё? Чем именно?

Людмила: Мне всегда нравилась медицина, я до сих пор люблю читать литературу на эту тему. Особенно меня интересует нетрадиционная медицина.

Я сама себя лечу, и коллеги мои на предыдущей работе зачастую ко мне за советом приходили. Так что не стань я юристом, пошла бы в медицинский.

Но если бы мне пришлось выбирать свой жизненный путь, я бы оставила его в том же варианте, какой есть. Я считаю, что мне очень повезло в жизни и мне есть, чем гордиться.

Беседовала Ольга Ладыгина

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *