Если российская компания поставляет товары за границу, то к договорам, заключенным с потребителями, будет применяться иностранное право

Большинство компаний вовлечены во внешнеэкономическую деятельность: занимаются импортом, экспортом, совершают инвестиции, берут займы за рубежом.

В этих процессах приходится соблюдать не только российское законодательство, но и иностранное. Любые деловые отношения основываются на контракте, который стороны заключают в начале сотрудничества.

Заключение договора с иностранной компанией имеет определенные особенности, о них мы расскажем в статье.

Подготовка к сделке с зарубежным контрагентом

Перед заключением контракта изучите все возможные риски и последствия работы с иностранной фирмой. На что вам нужно обратить внимание:

Различия в законодательстве и деловой практике

Сделка заключается с учетом законов государств, в которых ведется бизнес. Поэтому возникает проблема расхождений в формулировках. Один и тот же термин может пониматься совершенно по-разному. Чтобы избежать противоречий, обратитесь к Инкотермс. Это сборник с терминологией, которая важна при оформлении международных сделок. В 2019 году действует редакция от 2010 года.

Учитывайте особенности бизнес-культуры в стране контрагента. Общайтесь с деловым партнером на одном языке. Международным языком сделок, как правило, является английский. Помните о разнице во времени и особенностях работы банков при проведении операций и расчетов.

Благонадежность зарубежного предприятия

Обратите внимание на резидентство вашего потенциального контрагента. Минфин РФ публикует список офшорных зон — стран и территорий с льготными условиями уплаты налогов.

К ним относят Монако, ОАЭ, отдельные регионы Великобритании. Операции с компаниями из офшоров часто используют для вывода средств за рубеж.

Поэтому договору с контрагентом из офшора налоговики и банк уделят особое внимание.

Изучите информацию о вашем контрагенте, оцените его благонадежность. Запросите у будущего партнера документы, подтверждающие его регистрацию. Обратитесь в специальную компанию, которая поможет проверить контрагента. Так вы избежите возможных проблем с правоохранительными органами и ФНС.

Государственный контроль сделки

Если российская компания поставляет товары за границу, то к договорам, заключенным с потребителями, будет применяться иностранное право

Налогообложение

При заключении договора поставок за рубеж вы становитесь плательщиком экспортного НДС. Формально в бюджет он не уплачивается, так как ставка равна 0%.

Право на эту ставку должно быть подтверждено таможенной декларацией, контрактом, а также сопроводительной документацией.

Российская компания может отказаться от права применять нулевую ставку, если такой вариант удобен или выгоден для сделки.

Если вы импортер, то при ввозе товара уплатите ввозной НДС. Затем эту сумму можно заявить к вычету. Ставка зависит от вида товара или услуги. За некоторые из них налог не уплачивается, например, за определенные группы медицинских изделий и лекарств.

Заключив сделку с иностранной фирмой, вы можете стать ее налоговым агентом. Например, это касается договоров займа или предоставления прав на интеллектуальную собственность.

Зарубежная компания получает от вас доход: проценты или роялти. По общим правилам, с такого дохода вы уплачиваете налог на прибыль за вашего контрагента.

Этот налог не платится, только если между странами есть соглашение об избежании двойного налогообложения.

Что включает договор с иностранной компанией

Четко пропишите условия контракта. Все положения составляются с учетом интересов обеих сторон на двух языках: русском и языке страны партнера. Обычно контракты выглядят так: листы соглашения делятся на две колонки, в одной из них идет текст на иностранном языке, а в другой — на русском.

В контракте пропишите:

Предмет договора. В этом пункте приводится его краткая характеристика. Учтите, что некоторые виды продукции нельзя ввозить или вывозить на территорию тех или иных стран.

Цена и валюта расчетов. Валютой международных сделок могут быть рубли или другая валюта. Во втором случае придется заключить договор на открытие валютного счета в банке. Такие операции подлежат валютному контролю.

Условия поставки и расчетов. Укажите порядок доставки, приемки-передачи, сроки. Четко определите момент перехода права собственности на продукцию. Укажите порядок и сроки оплаты и частоту платежей. При необходимости добавьте условие предоплаты.

Характер поставок. Определите, является ли операция разовой или же сотрудничество будет долгосрочным.

Ответственность поставщика и покупателя за неисполнение или ненадлежащее исполнение контракта (срывы поставок, плохое качество и пр.). Обычно за нарушения предусматриваются штрафы.

Наличие дополнительных услуг и их цена. Например, поставщик может оказать услуги монтажа или установки проданного оборудования, хранения товаров и пр.

Прочие коммерческие условия. В контракте может предусматриваться скидка для контрагента.

Для международных контрактов высок риск срыва поставок по не зависящим от предприятий причинам. На ситуацию влияет политическая обстановка, резкие изменения экономических условий, изменения в законах. Поэтому в контракте уделите внимание порядку действий при форс-мажорных ситуациях.

Бухгалтерский и налоговый учет импорта и экспорта легко вести в облачном сервисе Контур.Бухгалтерия. Кроме просого учета — зарплата, отчетность, интеграция с банками, автоматизация операций, поддержка специалистов — без доплат.

Автор статьи: Валерия Текунова

Ведите учет экспорта и импорта на УСН в веб-сервисе Контур.Бухгалтерия. Валютный учет и инструкции по работе, налоги, авторасчет зарплаты и отправка отчетности в одном сервисе

Попробовать бесплатно

При импорте товаров организации и предприниматели уплачивают обязательные таможенные платежи и сборы. Если ввозят подакцизный товар, надо заплатить акциз. Разберемся, какие товары облагаются акцизами, как уплачивать акцизы, отчитываться по ним и отражать в учете.

, Михаил Кобрин

Инвойс — это необходимый для международной торговли документ. В статье расскажем, какие сведения указывают в инвойсе, как этот документ отправляется, за что отвечает.

Экспорт медуслуг — это не выезд врачей за рубеж, а оказание врачебной помощи иностранцам-нерезидентам на территории России. Этот рынок в нашей стране стремительно развивается, и любая частная медицинская фирма может занять на нем достойное место. В статье расскажем о перспективах медицинского экспорта, его налогообложении и бухучете.

Иностранная подсудность и применимое право в спорах с потребителями

Все чаще компании, зарегистрированные в иностранных юрисдикциях, но осуществляющие свою деятельность на территории Российской Федерации, стали включать в публичную оферту для физических лиц условия, изменяющие подсудность и/ или применимое право.

Примеров тому масса, вот несколько из них:

  •  «6.2. В случае, если спор, возникающий из указанного Договора или касающийся указанного Договора, его нарушения, прекращения или недействительности, не удалось решить в претензионном порядке, такой спор подлежит разрешению в суде по месту нахождения Исполнителя в соответствии с действующим законодательством Республики Кипр» (https://cartel.market/public-offer-contract)
  • «6.10. Не ограничивая права Исполнителя в части места разрешения спора, Стороны соглашаются, что все иски, возникающие из настоящего Договора подлежат рассмотрению по месту регистрации Заказчика судом города Лимассол (Республика Кипр)» (https://tips.i-retail.com/documents/partner_offer_tips.i-retail_170120.pdf)

А теперь представим, что Потребитель остался недоволен, например, качеством оказанных услуг. Вправе ли он при наличии акцепта такой оферты рассчитывать на применимость ЗоЗПП к данным правоотношениям? Интуитивно кажется, что да, однако все не так однозначно.

Итак, первая проблема, с которой столкнется Потребитель – иностранное применимое право (как в нашем примере, законодательство республики Кипр).

Данная проблема решается наделением суда активной ролью в спорах с участием потребителей.

В соответствии с позицией ВС РФ российский суд вправе по собственной инициативе применить нормы ЗоЗПП даже при наличии соглашения сторон о выборе применимого права, если профессиональная сторона (продавец, исполнитель и т.

д.) осуществляет свою деятельность в Российской Федерации или направляет свою деятельность на территорию Российской Федерации.

При этом под «направлением деятельности» подразумевается наличие сайта, содержание которого свидетельствует о его ориентации на российских потребителей, если одним из его языков является русский язык, цены приведены в российских рублях, указаны контактные телефоны с российскими кодами и т.д.

Соответственно, если деятельность иностранной компании подпадает под один из указанных критериев, суд праве по своей инициативе применить нормы ЗоЗПП для защиты потребителя как слабой стороны.

Однако даже если суд приходит к выводу, что к отношениям между потребителем и иностранной компанией подлежат применению нормы ЗоЗПП, данный закон не запрещает изменение подсудности по соглашению сторон.

Соответственно, вторая проблема, препятствующая обращению Потребителя в российский суд – предусмотренная офертой иностранная подсудность (суд города Лимассол (республика Кипр), суд города Шымкент (Казахстан) и т.д.).

  • В отличие от вопроса о применимом праве российский суд не может самостоятельно признать свою компетенцию по спорам с участием потребителей, даже если видит, что установление подсудности спора суду иностранного государства очевидно нарушает интересы Потребителя и фактически лишает его правовой защиты.
  • Высшими судами (ВС РФ, КС РФ, а ранее также ВАС РФ) была сформирована единая позиция относительно применимого в рассматриваемом случае способа защиты права.
  • Конституционный суд РФ, неоднократно рассматривавший жалобы потребителей о незаконности установления банками договорной подсудности по месту нахождения банка, рассуждает следующим образом.

В соответствии с п. 1 ст. 16 ЗоЗПП условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Соответственно, если Потребитель обратился в российский суд по месту своего жительства с иском к иностранному юридическому лицу, при этом договором установлена подсудность суда города Лимассол, и данное условие не оспаривается Потребителем как недействительное – положение договора об иностранной подсудности является действующим. В этой связи российский суд обязан вернуть исковое заявление как неподсудное данному суду.

Из необходимости предварительного оспаривания Потребителем в соответствии с п. 1 ст. 16 ЗоЗПП положения об иностранной подсудности, содержащегося в типовом договоре или оферте, исходит и ВС РФ.

Таким образом, в исковом заявлении Потребитель должен обосновать:

  • Необходимость применения к отношениям из оферты с иностранным юридическим лицом положений ЗоЗПП;
  • Необходимость признания положений о договорной подсудности иностранному суду недействительными как противоречащих ЗоЗПП;
  • Наличие у российского суда компетенции на рассмотрение данного спора в соответствии с общими положениями ЗоЗПП.

Однако даже если Потребитель выбрал надлежащий способ защиты права, и российский суд признал свою компетенцию на рассмотрение настоящего спора, финальной проблемой становится экзекватура судебного решения на территории иностранного государства (по месту нахождения ответчика для принудительного исполнения решения суда).

Читайте также:  Изготовление упаковки с чужим товарным знаком может повлечь за собой ответственность

Подготовка соответствующего заявления, обоснование компетенции российского суда, легализация документов и их пересылка, уплата пошлины в совокупности с проблемами на этапе принятия иска российским судом – все это фактически делает нерентабельным обращение Потребителя в суд по бытовым спорам, когда сумма иска не исчисляется миллионами рублей, что в конечном итоге означает нарушение права на судебную защиту ввиду ее недоступности.

Необходимо отметить также, что выявление Роспотребнадзором условий о договорной подсудности в договорах с Потребителями, очевидно нарушающих интересы последних, влечет для банков, операторов связи и т.д. административную ответственность по ст. 14.

8 КоАП РФ и получение предписания устранить допущенное нарушение ЗоЗПП.

Однако для иностранных юридических лиц, опять же, привлечение к административной ответственности и присуждение штрафа на территории Российской Федерации упирается в его взыскание на территории иностранного государства.

В этой связи, фактически ситуация выглядит таким образом, что установление иностранной подсудности и применимого права даже в отношениях с Потребителем — субъектом, которому законом предоставляется повышенная защита, освобождает иностранную компанию от предъявления к ней требований в судебном порядке.

Какой суд разрешит спор российского потребителя и иностранной компании?

Как часто вы покупаете товары и авиабилеты, бронируете отели и автомобили через сайты иностранных компаний? Случается такое? Тогда лучше сразу разобраться, куда жаловаться, если товар или услуга окажутся некачественными

Мы уже привыкли приобретать товары и получать услуги через сайты международных и иностранных компаний.

Многие россияне используют их сервисы для покупки авиабилетов, бронирования гостиниц и автомобилей, получения доступа к услугам такси, образовательным и финансовым услугам и т.д.

Вот только куда жаловаться, если товар или услуга оказались некачественными? Обычно крупные компании стремятся урегулировать споры в пользу потребителей, но все же лучше знать о своих правах для их эффективной защиты.

Иностранные компании, ведущие электронную торговлю на территории России, часто включают в договор купли-продажи (оферту), с которым покупатель знакомится и соглашается на сайте продавца, оговорку о месте рассмотрения спора (подсудность) и применимом праве.

В ст. 1212 Гражданского кодекса РФ указано, что иностранный продавец товара, работ или услуг, являющийся профессионалом в соответствующей области, и российский покупатель, который приобретает их для личных, семейных, домашних нужд, могут заключить соглашение о применимом праве к заключаемому между ними договору.

Но при этом потребителя нельзя лишить права на защиту своих интересов по нормам права в государстве своего места жительства, если иностранный продавец осуществляет деятельность в стране места жительства потребителя либо любыми способами направляет свою деятельность на территорию этой страны, при условии, что договор связан с такой деятельностью продавца.

Иными словами, если у иностранного продавца или исполнителя на территории России есть постоянное представительство (филиал, офис) или его сайт содержит информацию, направленную на российского потребителя, то тогда гражданин РФ вправе защитить свои нарушенные права в соответствии с российским законодательством в российском суде.

В середине 2019 г. Верховный Суд РФ более подробно высказался об указанном выше праве российского потребителя1.

Суд указал, что иностранный продавец считается направляющим свою деятельность на территорию России (место жительства потребителя), в частности, в том случае, когда такой продавец поддерживает в Интернете сайт, содержание которого свидетельствует о его ориентации на потребителей из России.

Сайт может рассматриваться как ориентированный на российских потребителей, если одним из его языков является русский, цены приведены в российских рублях, указаны контактные телефоны с российскими кодами или имеются другие доказательства (например, владелец сайта заказывал услуги, направленные на повышение цитируемости его сайта у российских пользователей сети Интернет).

Позже Роспотребнадзор дал более развернутые пояснения о том, что подразумевается под направленностью деятельности иностранной компании на территорию России. В качестве критериев такой направленности допускается считать следующие:

  • продавец (исполнитель) использует русскоязычную версию интернет-сайта, или из содержания такого сайта следует, что информация о товарах (услугах) предназначена для потребителей, владеющих русским языком или языком народов Российской Федерации;
  • продавец (исполнитель) использует доменное имя сайта, связанное с Россией или субъектом РФ (.ru, .рф, .su, .москва, moscow и т.п.);
  • обеспечена возможность осуществления расчетов в российских рублях или с использованием платежных инструментов, доступных только российским потребителям;
  • эквайринг продавца (исполнителя) осуществляется российским банком или небанковской кредитной организацией;
  • предусмотрена возможность исполнения на территории РФ заключенного на сайте продавца (исполнителя) договора (доставка товара, оказание услуги или пользование цифровым контентом на территории России);
  • размещена реклама на русском языке, отсылающая к сайту продавца;
  • имеются иные обстоятельства, явно свидетельствующие о намерении продавца заключить договор купли-продажи (возмездного оказания услуг) с российским потребителем.

Вышеизложенная позиция Верховного Суда РФ стала закономерным обобщением формировавшейся до этого, нередко разрозненной, судебной практики.

В 2017 г. Московский городской суд посчитал правомерным рассмотрение российским судом иска к нидерландской компании Booking.com.B.V.

Суд установил, что компания распространяла в Интернете рекламу своих услуг, направленную на привлечение внимания российских потребителей (онлайн-бронирование отелей и апартаментов, авиабилетов, автомобилей, ресторанов), у нее есть офис в России и стороны не заключили соглашение о подлежащем применению праве2.

В 2018 г. Президиум Московского городского суда отменил определение нижестоящего суда об отказе в принятии к рассмотрению иска к компании Wargaming Group Limited, зарегистрированной на Кипре, которая на момент рассмотрения жалобы являлась владельцем и администратором сайтов www.worldoftanks.ru и www.wargaming.net.ru.

Суд установил, что Wargaming Group Limited осуществляла распространение в Интернете информации, направленной на привлечение внимания российских пользователей. Компания использовала русифицированный сайт www.worldoftanks.ru, где «.

ru» – национальный домен верхнего уровня для Российской Федерации, что само по себе свидетельствует о цели привлечения потребителей из числа граждан РФ. Московский городской суд указал, что по выбору истца (потребителя) иск к Wargaming Group Limited в соответствии с положениями ст.

402 Гражданского процессуального кодекса РФ может быть рассмотрен российским судом3.

В одном из прошлогодних определений Верховный Суд РФ утвердил свою позицию, указав, что иск жительницы Мурманска о расторжении договора на оказание медицинской услуги к белорусской клинике подлежит принятию и рассмотрению российским судом.

ВС РФ отметил, что нижестоящие суды не учли наличие на сайте ответчика (белорусской компании) информации на русском языке о предоставлении им как медицинским учреждением стоматологических услуг иностранным гражданам и гражданам РФ, а также то, что цены на услуги приведены в российских рублях.

Дело было направлено в суд первой инстанции для решения вопроса о принятии иска к производству4.

Для информирования потребителей Роспотребнадзор опубликовал на своем сайте перечень наиболее популярных интернет-сервисов, которые принадлежат иностранным компаниям.

В случае если иностранная компания осуществляет деятельность в России или любыми способами направляет деятельность на территорию нашей страны, российский суд вправе защитить права потребителя, применив нормы российского права. Этому не может препятствовать даже заключение соглашения между потребителем и иностранной компанией о выборе права иностранного государства для разрешения споров и рассмотрения их в иностранном суде.

Для понимания своих прав российскому покупателю, заказчику услуг или работ на сайте иностранной компании рекомендуется обратить внимание на следующие моменты:

  • есть ли на сайте информация на русском языке;
  • находится ли доменное имя сайта в русской доменной зоне (.ru, .su, .рф);
  • имеются ли у иностранной компании представительства на территории РФ (есть ли филиалы, указан ли адрес офиса);
  • в какой валюте указаны цены на сайте;
  • какие платежные системы используются на сайте;
  • есть ли на сайте иная информация, из которой следует, что продаваемый продукт направлен на российского потребителя.

Ознакомление с сайтом поможет понять, является ли компания иностранной и есть ли у нее представительства в России, подпадает ли информация на сайте под критерии, допускающие обращение потребителя за защитой своих прав в российский суд по месту своего жительства на основании ст. 402 Гражданского процессуального кодекса РФ.

1. Подготовка и направление иностранной компании претензии на электронный адрес (адреса), указанный на ее официальном сайте.

2. При отказе удовлетворить претензию или отсутствии ответа со стороны иностранного продавца – подготовка иска и его направление ответчику. Целесообразно это сделать как почтовым отправлением с описью вложения и уведомлением о вручении, так и по электронной почте, указанной на сайте компании (возможно, по нескольким известным адресам).

3. Подача иска с необходимыми приложениями в суд общей юрисдикции в соответствии с правилами подсудности по месту жительства потребителя. С правильным определением суда может помочь юрист или адвокат.

Эффективно защитить свои права через обращение в российский суд при наличии спора с иностранной компанией потребителю удастся в том случае, если у Российской Федерации имеется соглашение о признании решений российских судов с государством, резидентом которого является иностранный продавец. Потому стоит обращать внимание на местонахождение иностранной компании и наличие двустороннего соглашения у России с этой страной. Можно воспользоваться информацией о двусторонних договорах, размещенной на сайте Министерства иностранных дел РФ.

Читайте также:  У банка отозвана лицензия. Советы юристу компании, у которой там счета

После вступления в законную силу решения российского суда нужно будет пройти в иностранном государстве установленную местным законодательством процедуру признания решения. Только после этого можно будет предъявить его к исполнению на территории иностранного государства.

Таким образом, приобретая у иностранной компании товары (заказывая работы, услуги), потребитель должен понимать, сможет ли он обратиться за защитой своих прав в российский суд в случае возникновения спора, возможно ли будет исполнение решения суда в иностранном государстве и целесообразно ли это с материальной точки зрения.

1 Пункты 45–47 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2019 г. № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации».

2 Апелляционное определение Московского городского суда от 22 сентября 2017 г. по делу № 33-25854/17.

3 Постановление Президиума Московского городского суда от 18 сентября 2018 г. по делу № 44г-259/18.

4 Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15 декабря 2020 г. № 34-КГ20-6-К3.

Юридические последствия ограничений для внешнеторговых и внутренних контрактов

Настоящая статья описывает проблемы в самом общем виде. Большинство из затронутых в ней вопросов могут быть предметом обсуждения и имеют множество неосвещенных нюансов. В сложившихся условиях нет какого-то универсального рецепта решения возникающих проблем, каждая ситуация заслуживает индивидуального подхода.

В условиях международных санкций, введенных против России, и ответных санкций России заключение международных договоров, как, впрочем, и внутренних, требует установления процедуры комплаенса. Прежде чем вступать в договорные отношения, участнику рынка нужно ответить себе на два вопроса.

Не подпадает ли под действие санкций предмет предполагаемой сделки? Не подпадает ли под действие санкций сам потенциальный контрагент? Ответ на второй вопрос требует должной осмотрительности и тщательной проверки в связи с наличием в механизме санкций критерия контроля (санкции распространяются не только на непосредственно поименованные в соответствующих документах компании, но и на компании, контролируемые ими на 50% и более).

Если речь идет о санкциях, введенных против России, вопрос комплаенса, вероятнее всего, будет интересовать в первую очередь зарубежных контрагентов ввиду серьезной ответственности, установленной законодательством США и стран — членов Европейского союза за нарушение режима санкций.

Однако осмотрительность исключительно важна и со стороны субъектов российского права, так как даже в том случае, если зарубежный контрагент решит по каким-то причинам рискнуть, заключенный договор будет крайне сложно исполнить в принудительном порядке, если добровольно он исполнен не будет.

Введение санкций имеет разные юридические последствия для внешнеторговых и внутренних (последующая перепродажа) договоров.

Запрещение экспорта или импорта товаров в/из страны одного из контрагентов, делающее невозможным исполнение договора, является, согласно большинству оговорок о форс-мажоре, основанием для освобождения стороны от ответственности за неисполнение обязательств по договору. Этого же мнения придерживается Торгово-промышленная палата РФ (далее — ТПП РФ), такая же позиция была озвучена Международным коммерческим арбитражным судом при ТПП РФ (далее — МКАС) в решении от 17.04.2003 № 73/2002.

Конвенция ООН о международной купле-продаже товаров, заключенная в г. Вене 11 апреля 1980 г.

(далее — Венская конвенция), допускает освобождение стороны по договору, нарушившей его, от ответственности, в случае если неисполнение произошло вследствие обстоятельств вне ее контроля, а также по вине третьего лица, если неисполнение такого третьего лица произошло вследствие обстоятельств вне его контроля (ст. 79).

Это значит, что, если к отношениям применяется Венская конвенция, продавец не несет ответственности перед покупателем за неисполнение своих обязательств по поставке товара, если это вызвано невозможностью импорта товара продавцом или получения товара от третьего лица вследствие обстоятельств форс-мажора.

Таким образом, в соответствующих случаях (спор из международного договора купли-продажи, содержащего соответствующую оговорку о форс-мажоре или подчиненный Венской конвенции или иному материальному праву с аналогичными нормами) введение санкций может расцениваться как обстоятельство непреодолимой силы.

В большинстве случаев контрактом устанавливается обязанность заинтересованной стороны поставить своего контрагента в известность о наступлении обстоятельств форс-мажора для того, чтобы приобрести право ссылаться на них как на основание для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств. Срок, установленный для такого уведомления, бывает зачастую не очень продолжительным.

Однако само по себе возникновение таких обстоятельств может не освобождать стороны от ответственности, для освобождения может требоваться подтверждение факта форс-мажора компетентным органом того государства, на территории которого такое обстоятельство имело мес¬то.

Например, во внешнеторговых контрактах с участием российских организаций может содержаться условие, в соответствии с которым неотъемлемой частью контракта является Положение о порядке свидетельствования ТПП РФ обстоятельств форс-мажора (утв.постановлением Правления ТПП РФ от 30.09.

94 № 28-4) (далее также — Положение).

В таком случае подтверждением наступления на территории Российской Федерации обстоятельств форс-мажора для целей применения указанных в договоре последствий является Сертификат о форс-мажорных обстоятельствах (далее — Сертификат), выдаваемый в установленном ТПП РФ порядке. Само же по себе наступление таких обстоятельств, без соответствующего оформления, не является форс-мажором и ограничения ответственности не влечет.

Несмотря на установленный Положением порядок подтверждения форс-мажорных обстоятельств, заинтересованной стороне целесообразно незамедлительно уведомлять своих контрагентов о наступлении таких обстоятельств, не дожидаясь выдачи Сертификата.

Как правило, договорные условия о форс-мажоре предполагают обязанность уведомления контрагента в срок, начинающий течь с момента возникновения соответствующих обстоятельств, а не с момента получения Сертификата.

Поэтому, ожидая изготовления Сертификата, заинтересованная сторона рискует пропустить установленный срок и лишиться права ссылаться на обстоятельства форс-мажора как на основание освобождения от ответственности.

Иные последствия имеют санкции для внутренних договоров, заключенных между российскими организациями, одна из которых (дилер) закупает подпавший под ограничения импорта товар у зарубежных контрагентов, а вторая (покупатель) закупает такой товар у дилера.

В случае если такая сделка регулируется российским правом, запрет на ввоз ряда товаров может не быть признан судами обстоятельством непреодолимой силы, а равно и существенным изменением обстоятельств (в порядке ст. 451 ГК РФ).

В судебной практике существует позиция суда относительно того факта, что предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск (абз. 3 п. 1 ст.

2 ГК РФ), а также что запрет на ввоз тех или иных товаров вводился и ранее, а значит, вступая в договорные отношения, стороны могли предвидеть наступление таких обстоятельств (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.06.2014 по делу № А21-8837/2012).

Однако российское право предлагает для подобных случаев иной способ правовой защиты: обязательство, исполнение которого стало невозможным вследствие издания акта государственного органа, в соответствии с правом РФ прекращается полностью или в соответствующей части (п. 1 ст. 416, п. 1 ст. 417 ГК РФ; при этом для целей прекращения обязательства нормы ст. 417 ГК РФ являются специальными по отношению к положениям ст. 401 ГК РФ, которые в данном случае применению не подлежат).

При решении вопроса о том, является ли запрет на импорт в Российскую Федерацию отдельных категорий товаров, произведенных в конкретных странах, основанием для прекращения обязательств, необходимо учитывать в том числе формулировки условий соответствующих договоров о товаре. Представляется, что в рассматриваемом случае обязательство подлежит прекращению, только если его исполнение невозможно именно в том виде, в котором оно согласовано в договоре. Такая ситуация возникает либо в том случае, когда в договоре прямо указана страна, из которой должна быть осуществлена поставка, и в отношении именно этой страны Россией введены санкции, либо в том случае, когда товары, являющиеся предметом договора, производятся исключительно в странах, попавших в санкционный список, и не производятся где-либо еще.

Во всех остальных ситуациях обязательство дилера поставить товар подлежит исполнению ввиду отсутствия ограничений на импорт аналогичных товаров из государств, не попавших под действие санкций. В соответствии с абз. 3 п. 1 ст.

2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, и невозможность поставить товар, приобретенный дилером у конкретного поставщика (при наличии возможности поставить аналогичный товар путем его покупки у других поставщиков), вследствие прекращения деловых отношений, существовавших на момент заключения договора, должна признаваться одним из таких рисков.

Читайте также:  Статья 196. Общий срок исковой давности

Невозможность исполнения договорного обязательства может означать также прекращение действия договора в целом — в том случае, если прекращенные обязательства исчерпывают содержание до¬говора. В иных случаях договор остается в силе в части не прекращенных невозможностью исполнения обязательств.

Товары, поставленные до прекращения обязательства, подлежат оплате покупателем в соответствии с условиями договора и ст. 486, 513 ГК РФ.

Предоплату за товар, обязательство по поставке которого прекратилось, поставщик должен вернуть на основании п. 3 ст. 487 ГК РФ.

Отдельного внимания заслуживает то, что санкции, введенные против России, не имеют обратного действия, в то время как ответные санкции фактически распространяются также на договоры, заключенные до их введения. Это связано с иным механизмом российских санкций.

Если в зарубежных странах за несоблюдение режима санкций предусмотрены очень серьезные меры ответственности (и предполагается наличие государственного контроля за соблюдением санкционного режима), то Россия избрала более эффективный и более гуманный для собственного бизнеса механизм: запрещенные к ввозу товары попросту подлежат задержанию на границе.

При этом действующим законодательством никакой ответственности российских организаций за попытку обойти санкции пока не предусмотрено, хотя уже и подготовлен проект соответствующих изменений в Кодекс об административных правонарушениях.

Однако предписание органам таможенного контроля о запрете доступа на территорию РФ запрещенных к ввозу товаров начало действовать немедленно вне зависимости от даты заключения контракта, по которому осуществляется поставка.

Так как же можно понудить контрагента к выполнению обязательств по договору, затронутому санкциями, если такое исполнение, с учетом вышеизложенного возможно?

В отношении санкций, введенных Россией, ситуация двоякая: возможность фактического исполнения договора в данном случае зависит вовсе не от поставщика, а от органов таможенного контроля РФ (подробно см. выше).

Это означает, что, даже получив благоприятное решение суда или арбитража, покупатель не может рассчитывать на то, что оно будет исполнено.

То есть даже в случае, если иностранный импортер, действуя добросовестно в соответствии с обязательством, или в ходе исполнения решения суда или арбитража предпримет попытку импортировать попавший под санкции товар на территорию России, такой товар, вероятнее всего, будет задержан на границе.

Таким образом, исполнение договора в данном случае не зависит от воли сторон. Поэтому эффективным способом защиты права в данном случае будет ссылка на форс-мажорные обстоятельства с последующим прекращением договора или прекращение договора в связи с невозможностью его исполнения, как это было описано выше.

Однако, несмотря на то что возможность исполнения международных договоров поставки фактически не зависит в рассматриваемом случае от воли сторон, она зависит от условий договора, а именно — от способа поставки в части определения момента перехода прав на товар, момента исполнения обязательства.

Так, возможна ситуация, в которой, согласно условиям договора, обязательство поставщика считается исполненным в момент передачи товара за пределами границы РФ. Представляется, что в таком случае договор должен считаться исполненным поставщиком надлежащим образом.

В таком случае, на наш взгляд, отсутствуют основания для предъявления к поставщику каких бы то ни было претензий.

Менее мрачные перспективы судебного разбирательства у споров по договорам поставки, заключенным между российскими организациями. В данном случае покупатель имеет возможность понудить дилера к исполнению договора в случаях, когда условия договора сформулированы способом, допускающим замену подлежащего поставке товара на аналогичный, не запрещенный к импорту, товар (подробно см. выше).

В отношении сделок, затронутых санкциями зарубежных государств, процессуальные нюансы разрешения споров еще более сложные.

Во-первых, определенные сомнения вызывает сама возможность рассмотрения некоторых возникающих споров. Так, ст. 11 Директивы (ЕС) от 31.07.

2014 № 833/2014 устанавливает запрет на удовлетворение связанных с введением санкций требований, заявленных поименованными в Приложении III лицами (в отношении которых введены санкции), любыми иными российскими физическими, юридическими лицами или государственными органами, а также любыми лицами, действующими через или от лиц, поименованных выше субъектов права.

  • Этой же статьей установлен запрет на приведение в исполнение решений, вынесение которых запрещено рассматриваемой статьей (принятых на основании заявлений перечисленных в предыдущем абзаце лиц).
  • Таким образом, можно прийти к выводу, что если само по себе получение решения в пользу российского лица, пострадавшего в результате введения санкций, еще возможно (в частности, обращение в арбитражи государств, не принимающих участия в санкциях), то в случае необходимости принудительного исполнения таких решений на территории стран — участников ЕС у российской стороны могут возникнуть значительные сложности вплоть до полной невозможности исполнения.
  • Еще один интересный момент — споры, рассматриваемые МКАС.

В случае, если сторонами международного договора купли-продажи не согласовано материальное право, подлежащее применению, к заключенному договору в большинстве случаев применению подлежит Венская конвенция. Вопросы, не урегулированные этой Конвенцией, регулируются правом, применимым в силу норм международного частного права. На основании п. 2 ст.

28 Закона РФ от 07.07.93 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» МКАС применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. В соответствии с положениями ст.

1211 ГК РФ в отсутствие указания закона или соглашения сторон об ином применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания до¬говора.

В случае договора купли-продажи или поставки (являющегося разновидностью купли-продажи, в соответствии с ч. 5 ст. 454 ГК РФ) стороной, осуществляющей существенное исполнение, признается поставщик.

Таким образом, если сторонами не достигнута договоренность о применимом материальном праве в соответствии с российскими коллизионными нормами, применению подлежит право страны продавца (поставщика), а следовательно, и установленные таким правом санкции.

О полном возмещении понесенных организациями в связи с введением санкций убытков можно только мечтать. Однако предпринять отдельные действия для минимизации финансовых потерь вполне возможно.

Как уже было сказано выше, в соответствии с российским правом в случае прекращения обязательства покупатель несет обязанность по оплате товаров, поставленных до такого прекращения. Кроме того, поставщик обязан возвратить покупателю предоплату за товар, обязательство по поставке которого прекратилось.

Данные меры по уменьшению убытков применимы в большей мере в отношениях между российскими компаниями (поставщик и дилер), затронутых санкциями зарубежных стран.

Поскольку отношения таких участников рынка с большой вероятностью подчинены российскому праву и подлежат рассмотрению в российских судах, мы не усматриваем непреодолимых сложностей для достижения положительного для заинтересованной стороны решения и его исполнения.

В случае спора между российским покупателем и зарубежным поставщиком у российской компании гораздо меньше шансов на благоприятный исход дела.

Это связано в первую очередь с высокой степенью вероятности применимости норм государства, участвующего в санкциях против России, к рассмотрению такого спора и, во-вторых, со значительными сложностями принудительного исполнения благоприятных для российской стороны решений на территории государств, применяющих санкции против России.

В отношении российских ответных санкций существует еще один, хотя и чрезвычайно тернистый, путь к уменьшению расходов — оспаривание акта государственного органа.

Стороны, понесшие убытки в результате невозможности исполнить обязательство в связи с принятием акта государственного органа, вправе требовать их возмещения. В соответствии со ст.

13 ГК РФ акты государственного органа, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны недействительными. А в соответствии со ст.

16 ГК РФ, убытки, причиненные незаконными действиями государственных органов, подлежат возмещению.

Таким образом, для того чтобы обратиться к РФ о взыскании убытков, необходимо сначала в судебном порядке признать незаконными те акты, которые, по мнению заявителя, привели к возникновению таких убытков.

В настоящее время такая попытка уже была предпринята: это дело по иску ОАО «Мурманский рыбокомбинат» (дело № ¬АКПИ14-1124). Заявитель оспаривал список запрещенных к ввозу товаров в части запрета на ввоз живой рыбы.

Свою позицию заявитель обосновывал в том числе тем, что введение подобного запрета не соответствует Указу Президента РФ от 06.08.

2014 № 560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», противоречит основным целям государственной политики в области развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *