Как подача иска влияет на течение срока исковой давности

Рад всех приветствовать на своем блоге. С вами Альберт Садыков и сегодя я хотел бы закончить тему исковой давности. Тем более, что у читателей появились вопросы по поводу ее исчисления.

Напомню, что в своей прошлой статье я рассказывал о нормах об исковой давности, закрепленных в главе 12 ГК РФ. Но, как водится, в процессе применения этих норм возникает множество самых разных вопросов. Ответы на них дает обычно судебная практика. В первую очередь Постановления Пленума ВС РФ.

Ранее разъяснения по исковой давности содержались в совместном Постановлении Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Но оно не учитывало изменений, внесенных в главу 12 ГК РФ Федеральным законом от 07.05.2013 г. № 100-ФЗ.

И 29 сентября 2015 года опубликовано новое Постановление Пленума ВС РФ № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Рассмотрим самые интересные положения этого Постановления и узнаем, что сказал Верховный Суд РФ о сроках исковой давности.

Начало течения срока исковой давности

В первую очередь, в пункте 1, Пленум ВС РФ обращает внимание, что срок исковой давности (далее — СИД) начинает течь с момента:

  1. когда лицо узнало или должно было узнать о факте нарушения своего права;
  2. это лицо узнало, кто является надлежащим ответчиком по делу.

Причем необходимо одновременное наличие этих двух обстоятельств, а не одного из них.

В пункте 2 устанавливается правило определения момента начала течения СИД в отношении физических лиц, не обладающих полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособностью. Это малолетние дети и недееспособные граждане.

В случае нарушения их прав срок исковой давности, начинается со дня, когда об обстоятельствах, указанных в п. 1 ст. 200 ГК РФ, узнал или должен был узнать любой из их законных представителей, в том числе орган опеки и попечительства.

Подход очень разумный, предоставляющий право на защиту нарушенного права тому, за кем закон закрепляет возможность самостоятельно выступать в суде.

Но не исключена ситуация, когда тот же законный представитель исполнял возложенные на него полномочия явно ненадлежащим образом. В этом случае пропущенный СИД может быть восстановлен:

  • по заявлению самого представляемого;
  • по заявлению другого уполномоченного органа в интересах представляемого.

Если право лица, не обладающего полной дееспособностью, было нарушено самим законным представителем, то СИД для предъявления требования такому нарушению, исчисляется с момента:

  • когда о нарушении стало известно другим законным представителем, действующим добросовестно (например, вторым родителем);
  • когда представляемому стало известно либо должно было стать известно о нарушении его прав и он стал способен осуществлять защиту нарушенного права в суде, то есть с момента возникновения или восстановления полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособности.

Что касается юридических лиц, то СИД, в соответствии с пунктом 3 Постановления № 43,  исчисляется с момента, когда о нарушении его права и о том, кто является надлежащим ответчиком узнал единоличный исполнительный орган. Не забываем, что он может состоять из нескольких лиц.

С публично-правовыми образованиями проблема исковой давности разрешена следующим образом. От их имени выступают уполномоченные органы. Соответственно, как указал Пленум ВС РФ, исковая давность исчисляется со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении права публично-правового образования.

Общие критерии определения момента, когда уполномоченный орган не знал, но должен был узнать о нарушении своего права, Пленум не определяет.

Хотя такой подход применялся ранее коллегией по экономическим спорам ВС РФ (Определение ВС РФ от 14.07.2015 по делу N 305-ЭС14-8858, А40-161453/2012).

Вместо этого перечисляются наиболее распространенные обстоятельства, свидетельствующих о нарушении прав и интересов публично-правового образования:

  • передача имущества другому лицу;
  • совершение действий, свидетельствующих об использовании другим лицом спорного имущества.

Пункт 8 Постановления № 43 конкретизирует применение предельного «объективного» 10-летнего срока исковой давности. Этот срок начинает исчисляться со дня нарушения права независимо от того:

  • знало в этот момент лицо, чье право нарушено, о таком нарушении или же нет;
  • знало оно о том, кто является надлежащим ответчиком или же нет.

Этот 10-летний срок применяется только по заявлению стороны спора. До этого момента суд рассматривает дело в обычном порядке.

Как подача иска влияет на течение срока исковой давности

Также отмечается, что истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения 10-летнего срока имело место обращение в суд в установленном порядке или обязанным лицом совершены действия, свидетельствующие о признании долга. О том, какие именно действия об этом свидетельствуют речь пойдет ниже.

Важный момент — 10-летний срок не распространяется на требования, на которые не распространяется исковая давность в силу закона (например, ст. 208 ГК РФ).

Порядок применения исковой давности

Начинается этот раздел с положения о том, что исковая давность подлежит применения только по заявлению стороны спора, несущей бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении СИД. Как правило, таковой является ответчик.

Если о применении исковой давности заявит ненадлежащее лицо, то правового значения оно не имеет и дело будет рассматриваться дальше в установленном процессуальным законодательством порядке. Заявление третьего лица о применении исковой давности по общему правилу не влечет его применения.

Исключением, согласно пункту 10 Постановления № 43, является ситуация, когда при удовлетворении иска к ответчику, последний может предъявить регрессный иск или требование о возмещении убытков уже к третьему лицу.

Поскольку главой 12 ГК РФ каких-либо особых требований к форме заявления о применении исковой давности не содержится, то оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме на любой стадии рассмотрения дела до вынесения решения. В апелляционной инстанции возможно сделать соответствующее заявление, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в первой инстанции (ч. 5 ст. 330 ГПК РФ, ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ).

Доказать обстоятельства, свидетельствующие о прерывании или приостановлении срока исковой давности, должен истец.

Восстановление СИД возможно только в исключительных случаях и только в отношении физического лица по обстоятельствам, связанным с его личностью. Срок, пропущенный юридическим лицом, а также ИП по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, восстановлению не подлежит (п. 12).

Следует обратить внимание на условия приостановления СИД при рассмотрении дела в суде (п. 14). Даже если суд впоследствии применит иные нормы права, чем те, на которые ссылался истец, или истцом будет изменен способ защиты права, на момент приостановления течения срока исковой давности это не влияет. Он перестает течь с момента обращения в суд.

С увеличением исковых требований ситуация интересная. По общему правилу, как указывает Пленум ВС РФ, увеличение требований на определение момента, с которого исковая давность перестает течь, также не влияет. Если только увеличение требований не связано с задолженностью за иные периоды.

Касается это случаев, когда обязательство предусматривает периоды оплаты, периодические платежи, проценты.

Например, первоначально истец заявил требование о взыскании задолженности по одному периоду поставки.

Пока дело дошло до основного судебного заседания у покупателя возникла просрочка по оплате за следующий период поставки и истец (поставщик) увеличивает исковые требования.

В этом случае СИД по измененным требованиям перестает течь с даты заявления именно этих требований, а не первоначальных.

Добрались, наконец, до пункта 20 Постановления № 43. Он раскрывает содержание ст. 203 ГК РФ о действиях, свидетельствующих о признании долга. Их конкретизация необходима для определения обстоятельств, влекущих прерывание СИД. Такими действиями являются:

  • признание претензии;
  • изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа);
  • акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом.

Ответ на претензию не обязательно может содержать признание долга. Поэтому, если о таком признании в нем прямо не говорится, то СИД не прерывается.

Признание части долга, в том числе путем частичной уплаты, по общему правилу не свидетельствует о признании долга в целом.

Эта позиция противоположна той, которая была высказана в утратившем силу Постановлении № 15/18. Сейчас Пленум ВС РФ исходит из того, что исковая давность при частичной уплате долга не прерывается.

Последнее указывало на то, что о признании долга свидетельствует признание частичная уплата долга.

Пример

По договору поставки покупатель получил товар на сумму 100 000 руб. Но требует соразмерного снижения цены до 60 000 руб. вследствие ненадлежащего качества товара. Поставщик такого требования не признает. Исковая давность течет с момента, когда покупатель не произвел оплату. Спустя два месяца покупатель заплатил 60 000 руб. Спрашивается: прерывается ли срок исковой давности?

Если исходить из Постановления № 43, то — не прерывается. Пленум посчитал, что для этого необходимо явно выраженное признание долга в полном размере.

Когда должник частично оплатил задолженность и прямо указал, что признает долг в оставшейся части, то в этом случае право кредитора будет считаться нарушенным с момента неуплаты оставшейся части долга.

Иными словами, должник говорит: «Кредитор, вот тебе 60 000 руб., я знаю, что должен еще 40 000 руб., заплачу их тебе позже, у меня сейчас денег нет. Заплачу, когда появятся. А когда появятся — я не знаю».

Должник часть заплатил, признал, что должен кредитору еще, но платить пока не собирается в силу тех или иных причин. В этой ситуации должник нарушил право кредитора, когда отказался оплатить оставшуюся часть долга и срок прерывается.

Если должник не признал долг, но заплатил определенную сумму, полагая, например, что остальная часть суммы, предъявляемая к оплате является необоснованной, то с его точки зрения нарушения права кредитора нет.

Получается другая ситуация: «Кредитор, вот тебе 60 000 руб., а сверх того я тебе ничего не должен. На те 40 000 руб., о которых ты мне все твердишь, должна быть снижена цена товара ввиду его ненадлежащего качества».

Ситуация сложная. С одной стороны — часть заплатил, вроде бы срок можно прерывать. Но ведь в целом долг не признал и обосновал, почему не признал. Если прерывать срок, а впоследствии выяснится, что требование о снижении цены обосновано? Или наоборот, требование кредитора об уплате оставшихся 40 000 руб. необоснованно?

Мы помним — исковая давность течет с даты, когда кредитор узнал или должен был узнать о нарушении. Но при раскладе, когда по тем или иным причинам должник не оплачивает остальную часть долга и не оговаривает ее признание, наличие нарушения права кредитора в оставшейся части само по себе становится спорным и неочевидным.

В этой ситуации прерывать срок и исчислять его заново с момента, который не может быть однозначно определен в качестве момента нарушения, вряд ли правомерно.

Подробно вопрос разъяснил, надеюсь с этим все стало понятно. Идем дальше.

Если условия обязательства предусматривают его исполнение по частям или в виде периодических платежей, а должник признал лишь часть долга или долг по отдельному периодическому платежу, то по другим частям или платежам СИД не прерывается.

Один немаловажный момент — действия по признаю долга должны исходить от уполномоченного на это лица по правилам ст. 182 ГК РФ (п. 22).

Читайте также:  Изменение реквизитов не влияет на действительность доверенностей

Срок исковой давности по повременным платежам и процентам

В этом разделе речь идет об исчислении исковой давности по обязательствам и договорам, предполагающим исполнение по частям в виде повременных платежей (например, арендная плата) и процентов (например, по кредиту).

В соответствии с пунктом 24 Постановления № 43 исковая давность в отношении каждого просроченного платежа исчисляется отдельно.

Точно также отдельно исчисляется давность по требованию о взыскании неустойки или процентов по ст. 395 ГК РФ, начисляемым на каждый просроченный платеж.

Согласно пункту 25 Постановления № 43 признание основного долга не означает признания дополнительных требований в виде неустойки, процентов по 395 ГК РФ, возмещения убытков. Соответственно в отношении этих дополнительных требований СИД не прерывается, а продолжает течь далее.

Исковая давность по требованию об уплате процентов по ст. 317.1 ГК РФ исчисляется по аналогичным правилам.

Последний момент, в рамках Постановления № 43, который стоит рассмотреть, касается исчисления СИД в отношении главного и дополнительного требований.

Предъявление требования об уплате только основного долга не влияет на течение срока по дополнительным требованиям. При предъявлении иска только об уплате основного долга, срок исковой давности по неустойке продолжает течь.

Истек срок давности по основному требованию — истек срок и по дополнительному. Но возможно исключение.

Стороны по договору займа (кредита) могут установить, что проценты по нему уплачиваются после погашения основного долга. В этом случае СИД по требованию об уплате этих процентов исчисляется отдельно и от истечения срока по требованию об уплате основной суммы займа (кредита) не зависит.

Как подача иска влияет на течение срока исковой давности

«Снятие корпоративных покровов» и исковая давность

Мне в х к предыдущей статье вопрос задали по поводу исчисления СИД в корпоративных отношениях. Конкретно при «снятии корпоративного покрова».

Пара слов об этой доктрине.

Появилась она впервые в англо-американской доктрине права. Континентальному праву, в частности, немецкому, она де-юре именно в таком виде неизвестна, но аналогичные ситуации встречаются.

Почему «снятие корпоративного покрова»?

Юридическое лицо — это фикция. Из этого исходит англо-американская система права. Это определенная юридическая конструкция, созданная для удобства. Реально юридического лица, как осязаемого, овеществленного лица, не существует.

Выделение такой конструкции вызвано необходимостью объединить между собой не лиц, а капитал для достижения общих экономических целей.

Классическим положением, которое содержится и в ГК РФ, является ограничение пределов ответственности между корпорацией и участниками.

Учредители (участники) юридического лица не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителей (участников).

Такая конструкция и есть «корпоративный покров». Зачем его снимать?

Хотя корпорация юридически отделена от своих владельцев, последние могут пользоваться этим в достижении противоправных целей и неоправданной выгоды. Юридическое лицо, вместо того, чтобы быть инструментом способствующим достижению общих экономических целей участников, становится прикрытием для совершения противоправных действий.

В этом случае самостоятельность корпорации должна быть проигнорирована и по сделкам, юридически совершенным самой корпорацией, отвечает лично виновный участник.

В российской практике распространены случаи, когда корпорация терпит убытки из-за неправомерных действий директора. В этом случае юридическое лицо может взыскать эти убытки с директора.

Иск об этом может быть предъявлен самим юридическим лицом или участниками юридического лица.

Когда иск подается участником юридического лица, учитывается, что он в силу п. 3 ст. 53 ГК РФ и ст. 225.8 АПК РФ действует в интересах юридического лица. Срок исковой давности течет с момента, участник узнал или должен был узнать о совершении директором действий (бездействия) повлекшего для юридического лица убытки.

Но тут возникает другая проблема — как определить момент, когда участник должен был узнать или узнал о нарушении?

Зацепиться здесь можно лишь за ежегодные общие собрания. На общем собрании директор отчитывается о проделанной работе.

В таком случае именно принятие отчета или истечение срока на ознакомление с ним и является моментом отсчета для исковой давности. Сходная логика выражена в Определении ВАС РФ от 27.06.

2013 № ВАС-6286/13 по делу № А40-17159/12-13-154 (правда, в нем рассматривается не вопрос взыскания убытков с директора, а вопрос признания недействительной крупной сделки).

Как направление претензии влияет на срок исковой давности

Под исковой давностью понимают период времени, в течение которого пострадавшая сторона вправе обратиться за разрешением спорной ситуации. По общим положениям ГК РФ такой период составляет 3 года. Норма п. 1 ст. 196 ГК РФ, содержащая данное условие, распространяет свое действие на все виды гражданских правоотношений.

Момент, с которого начинается отсчет трехгодичного периода времени, важен — он влияет на приостановление срока исковой давности при предъявлении претензии; в случае обращения в суд за пределами установленного времени лицо, чье право нарушено, не сможет защитить свои интересы, в принятии искового заявления ему откажут. Исчисление трехгодичного периода времени начинается с даты, когда лицо узнало о нарушении своих прав или должно было узнать. На практике возникают моменты, которые это изменяют. Например, в случае направления контрагенту претензии и ожидании ответа от него. В этом случае 30 дней, в течение которых необходимо предоставить ответ, не включаются в трехгодичный период времени: направление претензии прерывает срок исковой давности и увеличивает его. В случае проведения иных процедур досудебного урегулирования, например, медиации, срок составляет шесть месяцев. Крайняя дата, в которую подается заявление, сместится на половину года.

Договорной претензионный порядок регулирования споров и срок исковой давности

Стороны по соглашению сторон вправе предусмотреть собственный порядок решения спора и время ответа: от нескольких дней до нескольких недель или месяцев. В этом случае срок давности по претензиям по договору увеличивается на указанное в соглашении количество дней.

Как подача иска влияет на течение срока исковой давности

Помимо тридцатидневного периода времени для обращения за разрешением спора, законом предусмотрены иные:

  • о применении последствий недействительности сделки — один год;
  • по договору подряда — в течение гарантийного периода;
  • по договорам перевозки груза — один год;
  • по имущественному страхованию — два года.

Изменяется и общее время подачи заявления.

Примеры правоприменительной практики

Возмещение вреда, причиненного преступлением

(Окончание. Начало в №2, №3, №4 · 2018)

ВОПРОСЫ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ ПО ДЕЛАМ О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

Верховным Судом Российской Федерации недавно было принято Постановление от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Однако в нем вопрос о правилах исчисления исковой давности по гражданским искам, предъявленным в рамках уголовных дел или по их итогам даже не был затронут, хотя в практическом отношении является очень актуальным.

Незатронутым оказался также весьма актуальный вопрос о начале течения исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного преступлением.

            Здесь необходимо отличать несколько разных ситуаций с точки зрения процесса.

            Во-первых, потерпевший может предъявить к лицу, причинившему вред, или лицу, ответственному за действия причинителя вреда, самостоятельный гражданский иск, не дожидаясь того, будут ли действия причинителя вреда признаны уголовным преступлением и будет ли вообще возбуждено уголовное дело по этому поводу.

            Гражданский иск, предъявленный в обычном порядке, рассматривается судом по правилам гражданского судопроизводства с распределением между сторонами бремени доказывания в соответствии с гражданским и гражданско-процессуальным законодательством.

Вина причинителя вреда, а равно противоправность его действий (бездействия) при этом предполагаются.

Соответственно, для освобождения от ответственности ответчик должен доказать отсутствие своей вины (кроме случаев, когда ответственность наступает независимо от вины) или свою управомоченность на причинение вреда.

            Возбуждение уголовного дела по факту причинения вреда, если в действиях причинителя вреда просматривается состав преступления, по общему правилу, не оказывает влияния на судьбу предъявленного гражданского иска, который рассматривается в обычном порядке, то есть независимо от возбужденного уголовного дела. Соответственно, возбуждение уголовного дела не оказывает в данном случае какого-либо влияния на исковую давность.

            Однако если суд придет к выводу о невозможности рассмотрения гражданского иска потерпевшего до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве, то он обязан приостановить производство по делу (абзац пятый статьи 215 ГПК РФ, часть 1 статьи 143 АПК РФ).

            После вступления приговора в законную силу суд возобновляет рассмотрение гражданского иска.

При этом факты, установленные в уголовном производстве, в соответствии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ (частью 4 статьи 69 АПК РФ) приобретают для суда, рассматривающего гражданский иск, преюдициальное значение, как уже указывалось в статье, по двум вопросам: (a) имели ли место определенные действия и (б) совершены ли они определенным лицом.

            Таким образом, у потерпевшего, который узнает о вредоносных действиях третьего лица, независимо от того, содержат ли эти действия признаки состава преступления или нет, появляется право предъявить обычный гражданский иск в порядке гражданского судопроизводства.

Появление такого права закон никак не связывает с преследованием ответчика в уголовно-правовом порядке. Само же предъявление иска означает, что исковая давность началась, в противном случае было бы невозможно предъявить иск.

Начало течения исковой давности при этом будет определяться на основании пункта 1 статьи 200 ГК РФ, то есть со дня, когда потерпевший узнал или должен был узнать о нарушении своего права и причинителе вреда.

            Иначе говоря, если защита прав осуществляется безотносительно к уголовно-правовой квалификации и потерпевший предъявляет иск именно в гражданско-правовом порядке, начало течения исковой давности действительно определяется на основании общего правила, предусмотренного пунктом 1 статьи 200 ГК РФ.

            Во-вторых, лицо, которому преступлением причинен имущественный вред, вправе предъявить гражданский иск в уголовном деле.

            Соответственно, гражданский иск может быть предъявлен с момента возбуждения уголовного дела до окончания судебного разбирательства в суде первой инстанции. Поэтому для гражданского иска, предъявляемого в рамках уголовного дела, началом течения исковой давности может считаться момент возбуждения уголовного дела.

            В-третьих, потерпевший вправе предъявить гражданский иск о возмещении причиненного ему преступлением вреда, опираясь на итоги рассмотрения уголовного дела.

            Гражданский иск по итогам уголовного дела предъявляется в соответствии с правилами гражданского судопроизводства и рассматривается в обычном порядке, но с учетом преюдициального значения обстоятельств, установленных приговором суда по уголовному делу.

            Такой гражданский иск может быть предъявлен в течение трех лет с момента вступления приговора по уголовному делу в законную силу. Иными словами, считается, что в данном случае исковая давность начинает свое течение только с момента признания в установленном законом порядке действий причинителя вреда преступлением.

            Российское законодательство не содержит специальных правил о начале течения срока исковой давности по гражданско-правовым требованиям лиц, чьи права нарушены совершением преступления, поэтому, казалось бы, в рассматриваемом случае должно применяться общее правило о начале течения исковой давности, предусмотренное пунктом 1 статьи 200 ГК РФ.

            Этот вывод подтверждается также положением, закрепленным в абзаце втором пункта 2 статьи 204 ГК РФ (в редакции от 1 сентября 2013 года), о том, что если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения. (До 1 сентября 2013 года данное правило было сформулировано немного иначе: если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения; время, в течение которого давность была приостановлена, не засчитывается в срок исковой давности. При этом, если остающаяся часть срока менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев (абзац второй пункта 2 статьи 204 ГК РФ)).

            Из приведенной нормы с достаточной очевидностью следует, что общее правило пункта 1 статьи 200 ГК РФ о начале течения исковой давности распространяется и на случаи, когда гражданские права нарушаются посредством деяний, которые в будущем потенциально могут быть признаны преступлениями. Напротив, какой-либо связи начала течения исковой давности по гражданскому иску с уголовно-правовой квалификацией содеянного из данной нормы не прослеживается.

            Более того, сама конструкция гражданского иска в уголовном деле основывается на том, что течение исковой давности по такому иску начинается до вынесения приговора, так как в противном случае предъявление иска в уголовном деле было бы невозможно.

Читайте также:  Работник грозит подать в суд. Как разрешить конфликт с помощью переговоров

            При этом подход российских судов к вопросу о начале течения исковой давности в случаях, когда гражданский иск предъявляется в рамках уголовного дела или по его итогам, существенно отличается от тех выводов, которые могут быть сделаны на основе буквального толкования норм статей 200 и 204 ГК РФ.

Как показывает сложившаяся судебная практика, в этих случаях гражданско-правовые иски при наличии соответствующих оснований удовлетворяются безотносительно к сроку исковой давности, несмотря на то, что сами преступления, которыми потерпевшим был нанесен тот или иной урон, были совершены задолго до предъявления иска.

Неизвестно ни одного судебного решения, которым было бы отказано в иске о возмещении вреда, причиненного преступлением, по причине пропуска срока исковой давности, если иск был предъявлен в течение трех лет с момента вступления приговора по уголовному делу в законную силу (см.

: Особенности исчисления начала течения исковой давности, если вредоносные действия являются одновременно преступлением (Сергеев А.П., Терещенко Т.А.) («Арбитражные споры», 2014, № 4)).

            В завершение вопроса об исковой давности по делам о возмещении вреда, причиненного преступлением, необходимо указать, что пункт 9 упомянутого Постановления № 43 посвящен исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта. Появление данного пункта обусловлено наличием в законе (п. 2 ст.

196 ГК РФ) специального указания на то, что предельный десятилетний срок исковой давности не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного данным преступлением.

Верховный Суд РФ путем простых логических рассуждений пришел к вполне обоснованному выводу о том, что на требования о возмещении вреда, причиненного в результате террористического акта, исковая давность вообще не распространяется.

ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ, ДЛЯ ПОТЕРПЕВШИХ И ДЛЯ ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Разрешение исков о возмещении имущественного ущерба и (или) компенсации морального вреда, их реальное исполнение либо добровольное возмещение вреда совершившими преступление (без разрешения соответствующего иска) для потерпевших означает устранение преступных последствий, восстановление нарушенных гражданских прав, что, безусловно, не означает автоматического окончания уголовного преследования совершивших преступление. Последнее слово здесь всегда за государством, за его правоохранительными и судебными органами.

            Именно они призваны также всячески стимулировать возмещение вреда от преступных действий с целью устранения преступных последствий.

Выполнению указанной задачи может в значительной степени способствовать установление в законодательстве стимулирующих процедур, побуждающих осужденных возместить причиненный преступлением вред в обмен на снижение срока или размера назначенного наказания.

            Действующим УК РФ уже предусмотрен целый ряд таких мер. Например, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, является смягчающим обстоятельством, причем это обстоятельство выделяется из других смягчающих обстоятельств повышенным поощрительным потенциалом (ч. ч. 1, 2 ст. 62 УК РФ).

            Полное или частичное возмещение осужденным вреда, причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда, является обязательным условием для отмены условного осуждения и снятия с осужденного судимости (ч. 1 ст.

74 УК РФ), а также для условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ч. 1 ст. 79 УК РФ) и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ч. 1 ст. 80 УК РФ).

Необходимо особо подчеркнуть, что такая обязательность введена лишь недавно.

            По действующему УК РФ возмещение причиненного преступлением вреда является необходимым условием для освобождения от уголовной ответственности: в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ); в связи с примирением с потерпевшим (ст.

76 УК РФ); по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК РФ). Однако далеко не все обвиняемые имеют право на освобождение по указанным основаниям даже при полном возмещении вреда, причиненного преступлением, поскольку это не единственное обязательное условие для освобождения.

Названные поощрительные нормы применяются к лицам, впервые совершившим преступление.

            При постановлении обвинительного приговора и назначении наказания, в том числе условного осуждения, возмещение вреда учитывается в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Вместе с тем пределы этого учета формализованы в уголовном законе лишь в случае отсутствия отягчающих обстоятельств: срок или размер наказания не могут превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч. 1 ст. 62 УК РФ).

            Федеральным законом от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» в УК РФ введен институт освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК РФ).

В УПК РФ тем же Законом введено новое основание прекращения уголовного дела или уголовного преследования – прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа (ст. 25.1 УПК РФ). При этом виновный должен возместить причиненный преступлением ущерб или иным образом загладить причиненный преступлением вред.

            Подытоживая сказанное, необходимо указать, что существующая в настоящее время правовая регламентация вопросов, связанных с возмещением вреда, причиненного преступлением, и с рассмотрением гражданского иска в уголовном процессе, явно недостаточна.

Уголовно-процессуальное и иное связанное с ним законодательство, порядок учета результатов рассмотрения уголовных дел в части ответственности должностных лиц правоохранительных органов и суда за обеспечение прав потерпевшего требуют дополнений и изменений.

            Будем надеяться, что изменения к лучшему – впереди.

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РФ

             Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное  решение» выпуск № 05 (187) дата выхода от 21.05.2018.

Течение срока исковой давности при защите нарушенного права в судебном порядке: влияние изменений на регулирование



В 2013 году регулирование вопроса течения исковой давности при защите нарушенного права в судебном порядке претерпело изменение, в связи с чем перед правоприменителями и представителями юридической науки встал ряд новых вопросов, которые на данный момент не имеют однозначного ответа. Безусловно вопрос течения исковой давности в период защиты своего права — один из самых часто встречающихся вопросов на практике, который непосредственно затрагивает интересы сторон спора.

В настоящее время редакция пункта 1 статьи 204 ГК РФ выглядит следующим образом: срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права. В данной статье будут рассмотрены наиболее актуальные вопросы, а именно течение срока исковой давности при предъявлении иска с нарушением установленного порядка и в случаях оставления иска без рассмотрения.

  1. Предъявление иска снарушением установленного порядка.

Условие не течения срока исковой давности, предусмотренное п. 1 ст. 204 ГК РФ имеет место, когда иск предъявлен в суд в установленном порядке. Содержание категории «установленного порядка» раскрывалось в п.

15 Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 12, 15 ноября 2001 года № 15/18: под установленным порядком понималось соблюдение правил о подведомственности и подсудности дела, о форме и содержании искового заявления, об оплате его государственной пошлиной, а также других предусмотренных ГПК РСФСР или АПК РФ требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу. Сегодня согласно абз. 3 п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 положение п. 1 ст. 204 ГК РФ не применяется, если судом отказано в принятии заявления или заявление возвращено, в том числе, в связи с несоблюдением правил о форме и содержании заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных ГПК РФ и АПК РФ требований. Более детально стоит рассмотреть вопросы предъявления иска надлежащим истцом к надлежащему ответчику и влияние ошибки в подведомственности дела как нарушения установленного порядка, поскольку на практике они вызывают ряд проблем.

1.1. Ненадлежащий субъектный состав.

Безусловно, для того, чтобы иск был принят к производству, он должен соответствовать необходимым элементам гражданско-правового отношения, которое возникло между сторонами. Поэтому одним из условий соблюдения установленного порядка обращения в суд является надлежащий субъектный состав участников — истец и ответчик.

Как правомерно отметил ВАС РФ еще до принятия новых положений, установленный порядок предъявления иска, выступающий в качестве основания перерыва срока исковой давности в соответствии со ст. 203 ГК РФ (в предыдущей редакции) возможен лишь в случаях, если иск предъявляется надлежащим истцом к надлежащему ответчику [1, с. 8].

Если же истец ненадлежащим образом реализовал свое право на судебную защиту, и предъявил иск к ненадлежащему ответчику, то течение срока исковой давности должно продолжаться до того момента, пока истец либо не предъявит иск к надлежащему обязанному лицу, либо в соответствии с законом не произведет замену ненадлежащего ответчика на надлежащего.

Предъявление иска ненадлежащим истцом, также не может выступать основанием для перерыва исковой давности, так как право предъявления иска принадлежит только лицу, чье право нарушено. Так, ФАС Северо-Кавказского округа правильно указал, что по смыслу ст.

203 ГК РФ течение срока исковой давности не может прерываться иском, предъявленным иным лицом (в защиту интересов иного лица) в рамках другого гражданского дела [2, с. 11].

Однако на практике нередко возникали ситуации, когда лицо знало о самом факте нарушения его права, но не обладало достаточными сведениями о субъекте, который несет ответственность за допущенные нарушения.

Это создавало определенные проблемы в определении надлежащего ответчика по делу, и, соответственно, не позволяло предъявить иск в установленном законом порядке.

Предъявление иска к ненадлежащему ответчику может повлечь отказ в удовлетворении иска, если только истец до вынесения решения не произведет замену ответчика на надлежащего [3, с. 16].

Как разъясняет ВС РФ в п.19 Постановления от 29.09.2015 № 43, в случае замены ненадлежащего ответчика надлежащим исковая давность по требованию к надлежащему ответчику не течет с момента заявления ходатайства истцом или выражения им согласия на такую замену (статьи 41 ГПК РФ и 47 АПК РФ). Таким образом, в целом, эти правила повторяют положения п.

15 Постановления № 15/18, однако сегодня п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 сформулирован неполно. Учитывая, что ч. 2 ст.

47 АПК РФ наряду с заменой ненадлежащего ответчика надлежащим предусматривает (в случае несогласия истца на замену ответчика другим лицом) возможность привлечения судом с согласия истца такого лица в качестве второго ответчика (течение срока исковой давности по требованию к привлеченному судом другому ответчику или второму ответчику прерывается в день заявления истцом соответствующего ходатайства, а при отсутствии такого ходатайства — с момента привлечения судом этого ответчика к участию в деле), новые положения нуждаются в расширительном толковании [4, с. 6].

Читайте также:  Полезный документ. заявление об оспаривании предписания госинспекции труда

В доктрине существует и иная позиция: при замене ненадлежащего ответчика срок давности должен считаться прерванным с момента предъявления иска к первоначальному ответчику, а не с момента его замены, поскольку ошибка в определении ответчика не является основанием ни к прекращению дела, ни к оставлению иска без рассмотрения, поэтому это обстоятельство не влияет на не течение срока [5, с. 15]. Данное мнение представляется более логичным, поскольку лицо может знать свои права и способы их защиты, но не всегда может без помощи суда установить нарушителя своего права. Тем не менее, практика придерживается первого подхода.

1.2. Ошибка вподведомственности.

Ошибка в подведомственности также может непосредственно повлиять на течение срока исковой давности. Не так давно законодатель изменил регулирование, однако ранее существовали некоторые сложности, которые находили и находят свой отпечаток уже в практике применения новых положений.

В предыдущей редакции ст.

203 ГК РФ предусматривалось, что течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, то есть с соблюдением правил о подведомственности и подсудности дела, о форме и содержании искового заявления, об оплате его государственной пошлиной, а также других предусмотренных ГПК РСФСР или АПК РФ требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу. Из данного разъяснения следует, что, в случае нарушения правил о подведомственности при подаче иска в суд, течение срока исковой давности не прерывалось и продолжало течь в общем порядке.

Такой подход создавал определенные проблемы. Одной из таких являлось определенного рода ограничение права на судебную защиту, а именно лишение такого права. Несоблюдение правил о подведомственности может иметь место в результате виновных действий истца, т. е. в случаях, когда не возникает вопроса о подведомственности спора.

В такой ситуации не вызывает никаких сомнений применение положений ст. 203 и п. 15 Постановления. Однако могут возникать ситуации, когда такая ошибка становится результатом неопределенности, неточности законодателя в вопросе о подведомственности того или иного спора. В обоих этих случаях срок исковой давности не прерывался, что вело к утрате истцом права на судебную защиту.

Некоторые исследователи считают, что если вопрос о подведомственности является спорным, то истец не должен страдать от неопределенности законодателя и лишаться права на судебную защиту, поэтому срок исковой давности должен был прерываться в целях защиты интересов истца [6, с. 17]. Таким образом, ст.

203 ГК РФ необходимо было применять только в тех случаях, когда нет никаких разногласий в подведомственности спора и когда вина в ошибке лежит на истце.

В новом Постановлении Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 вопросы подведомственности и подсудности в определении установленного порядка не выделяются. Согласно п. 17 Постановления положение п. 1 ст. 204 ГК РФ не применяется, если судом отказано в принятии заявления или заявление возвращено. Ошибка в подведомственности влечет отказ в принятии искового заявления. Однако из п.

18 следует, что начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается лишь в случаях оставления заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным абз.2 ст. 220 ГПК РФ, п. 1 ч.1 ст. 150 АПК РФ, с момента вступления в силу соответствующего определения суда либо отмены судебного приказа.

Пленум называет 2 случая, когда срок продолжается:

  1. оставление иска без рассмотрения;
  2. прекращение производство по делу по предусмотренным основаниям. В качестве оснований, предусматривающих прекращение производства по делу, ГПК РФ и АПК РФ называет случай, когда дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского/арбитражного судопроизводства, т. е. когда заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. В случае прекращения производства по делу по указанным выше основаниям, а также в случае отмены судебного приказа, если не истекшая часть срока исковой давности составляет менее 6 месяцев, она удлиняется до 6 месяцев. Таким образом, ошибка в подведомственности также учитывается при исчислении срока исковой давности — он не течет с момента обращения в суд до момента вступления в силу соответствующего определения суда.

Ранее на практике всё же существовали различные мнения: некоторые считали, что срок переставал течь, другие полагали, что он должен продолжаться в общем порядке.

Сегодня данный вопрос в практике фактически разрешен. Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации в Определении от 28.01.2016 № 307-ЭС15–12729 по делу № А56–50131/2014 признала ошибку в подведомственности извинительной.

Суд установил, что срок исковой давности по иску, поданному в ненадлежащий суд, не течет с момента принятия иска до момента вынесения определения о прекращении производства по делу по основанию неподведомственности спора.

Кроме того, в случае, если неистекшая часть срока исковой давности составляет менее 6 месяцев, она удлиняется до 6 месяцев. ВС РФ отметил, что судом кассационной инстанции были неправильно истолкованы положения ст. 204, в результате чего было нарушено право истца.

При этом ВС РФ оставил в силе решение апелляционной инстанции, которая указала, что срок исковой давность не течет с момента обращения в суд до момента вынесения определения.

Другие суды придерживаются такой же позиции. В Апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда № 33А-22705/2015 от 16 декабря 2015 г.

по делу № 33А-22705/2015, где указывается, что последующая передача гражданского дела по подсудности в иной суд не является основанием для течения в общем порядке срока исковой давности, начавшегося до предъявления иска. Таким образом, в соответствии со ст.

204 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности приостановилось в день обращения в суд).

В общем и целом, такое регулирование позволяет лицам, желающим воспользоваться своим правом на судебную защиту, не бояться прекращения такого права по обстоятельствам, которые возникают вне зависимости от них, и, соответственно, в случае, когда срок составляет менее 6 месяцев, появляется возможность увеличить срок исковой давности. Однако применение п. 3 ст.

204 ГК РФ без каких-либо оговорок в отношении прекращения производства по делу может потворствовать нарушению требований закона об обращении в суд в установленном порядке и использоваться недобросовестными лицами для постоянного удлинения срока исковой давности.

Поэтому некоторые исследователи полагают, что данные положения должны применяться применительно к отдельным случаям с учетом конкретных обстоятельств.

  1. Оставление иска без рассмотрения.

Принятие какого-либо судебного акта в результате рассмотрения спора по существу — цель обращения в суд за защитой. Однако не всегда такое разрешение по существу имеет место.

После предъявления иска в суд могут возникнуть обстоятельства процессуального порядка, которые создают препятствия для дальнейшего рассмотрения дела.

В результате такие преграды могут привести к двум формам окончания разбирательства (когда дело не заканчивается рассмотрением по существу): оставление иска без рассмотрения и прекращение производства по делу.

Как уже было отмечено, раньше абз.1 ст. 204 ГК РФ был посвящен вопросу оставления иска без рассмотрения: в этом случае начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжалось в общем порядке. Данная статья была воспроизведена в этой редакции в точности как в ч. 4 ст. 86 ГК 1964 г.

При этом, сложившаяся практика рассматривала исковое заявление, оставленное без рассмотрения, как поданным не в установленном законом порядке применительно к положениям ст.

203 ГК РФ, и соответственно, в целом, не было оснований рассматривать данный факт в качестве основания перерыва исковой давности (к примеру, Арбитражный суд РФ отказал в передаче дела для рассмотрения в Президиуме ВАС РФ, поскольку доводы заявителя о перерыве срока исковой давности не могут являться состоятельными в связи с тем, что предъявление иска, который был оставлен судом без рассмотрения, не может считаться иском, поданном в установленном порядке [7, с. 9].; аналогичную позицию высказал ФАС Западно-Сибирского округа, указав, что оставление иска без рассмотрения в соответствии со ст. 204 ГК РФ не прерывает срока исковой давности [8, с. 10]).

Также факт оставления иска без рассмотрения представлял собой реализацию своего права ненадлежащим образом. Однако сам факт принятия искового заявления к производству свидетельствует о том, что истец надлежащим образом реализовал свое право на судебную защиту, а такие обстоятельства, как последующая неявка в судебное заседание никак не влияет на вопрос предъявления иска.

Сегодня п. 2 ст. 204 ГК РФ предусматривает, что течение срока исковой давности при оставлении иска без рассмотрения, начавшееся до предъявления иска, продолжается в общем порядке, если иное не вытекает из оснований, по которым осуществление судебной защиты права прекращено.

Что подразумевает законодатель под «общим порядком»? Этот вопрос в литературе является спорным. В соответствии с гражданско-процессуальным законодательством, в случае оставления иска без рассмотрения выносится определение, устанавливающее, как устранить недостатки, препятствующие рассмотрению дела.

Возникает следующий вопрос: что происходит со временем с момента подачи иска в суд и до момента вынесения соответствующего определения?

Некоторые юристы высказывают мнение, что определение служит дополнительным основанием для приостановления течения срока исковой давности, то есть после вынесения определения исковая давность течет на оставшийся срок.

Соответственно, срок с момента предъявления иска в суд до вынесения этого определения не засчитывается в срок исковой давности, при этом применение правил о приостановлении зависит от того, когда наступило соответствующее обстоятельство и какова продолжительность оставшейся части срока исковой давности [9, с.

13]. В опровержение данной позиции одним из аргументов оппонентов является то, что ввиду того, что законодатель указал на приостановление срока при предъявлении гражданского иска в уголовном деле (абз. п. 2 ст. 204 ГК РФ), то он также ясно и недвусмысленно предусмотрел бы приостановление и для других исков.

В Апелляционном определении № 33–7/2016 33–7/2244 33А-2244/2015 от 14.01.2016 г.

по делу № 33–7/2016 Московский окружной военный суд указал, что если судебная процедура завершается оставлением иска без рассмотрения, то течение срока возобновляется в оставшейся части, и если таковая менее 6 месяцев — то она удлиняется до этого срока, т. е. срок в оставшейся части начинает течь с момента вынесения определения.

Интересным является вывод Научно-консультативного Совета при ФАС Уральского округа [10, с. 7], из которого следует, что данный спорный период рассматривается как «остановка течения срока исковой давности» со дня обращения в суд в установленном порядке и до дня вынесения определения об оставлении искового заявления без рассмотрения.

Таким образом, этот период не включается в общий срок исковой давности.

Однако в одном из решений Арбитражного суда Свердловской области, делается ссылка на данные разъяснения, но при этом фактически срок до момента вынесения определения об оставлении иска без рассмотрения засчитывается в срок исковой давности, и фактически речи о приостановлении не идет.

Постановление Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 в п.

18 определяет, что начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается лишь в случаях оставления заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным абзацем вторым статьи 220 ГПК РФ, пунктом 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, с момента вступления в силу соответствующего определения суда либо отмены судебного приказа. Позицию ВС РФ нельзя безапелляционно трактовать как то, что в случае оставления иска без рассмотрения имеет место приостановление срока, хотя исследователи приводят его в качестве аргумента.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *