Как юристы используют в работе правовые алгоритмы

Как юристы используют в работе правовые алгоритмы

Правильная защита прав. Практический алгоритм защиты

Допустим, у вас есть проблемы. Ну, например, перед вами образовался денежный долг, не выполнены обязательства по сделке, нарушены условия договора, вы попали в непростую дорожную ситуацию.

Или возник спор по имуществу, причинен материальный ущерб имуществу или в результате ДТП, или иных действий. Или если бездействует полиция, например.

В первую очередь у вас возникает вопрос что делать?

Большинство людей теряются, но некоторые способны самостоятельно произвести примерную оценку проблемы, знают об основных действиях по защите своих интересов. А вы знаете как правильно защищать права? Нет, сейчас мы говорим не об уголовных делах, по ним иная защита…

Начинаем защиту с анализа

Решение любых проблем имеет свой алгоритм определенных действий. А решение проблем легальным путем защиты прав посредством правовых методов состоит из несколько этапов.

Защита прав начинается с оценки предмета проблемы — было ли событие, из которого возникло требование, спор, личный конфликт. Кто является участником этих событий, а кто является участником спора. И стоит ли вообще готовить защиту или проблема мнимая.

Если проблема очевидная и подлежит разрешению правовыми методами, то необходимо вначале определить к какой отрасли права относится проблема. Это очень важно понимать, так как от отрасли права зависят и способы разрешения проблемы. Например, по уголовным делам я рекомендую свой особый алгоритм действий.

Есть такие проблемы, которые можно разрешить путем переговоров или защитить права в административном порядке, путем подачи заявления, жалобы или ходатайства. Или все же необходимо защищаться в суде. Конечно же, для такого анализа необходимы знания юриспруденции.

Все эти способы разрешения проблем могут быть отдельными объектами внимания

Наибольшей же сложностью для неподготовленного человека является судебный способ защиты нарушенных или оспоренных прав. Это только кажется, что судебное заседание достаточно понятное мероприятие, что надо лишь выполнять требования судьи в процессе.

Судебный способ защиты прав сложен процессуальными требованиями к порядку и правилам судебного производства дел. Очевидно, что такие требования закона каждый участник дела должен изучить и знать, чтобы правильно и эффективно использовать их в судебном процессе — с момента подготовки документов в суд, а не только в судебном заседании.

Внимание к личности судьи

В каждом проблемном случае стоит задача разрешить ее оптимальным способом, быстро, эффективно и без потерь. Если дело все же доходит до суда и защиту прав надо осуществлять там, то первоочередной интерес у сторон спора вызывают личные качества судьи, принявшего дело к производству.

Спорщикам важно знать стоит ли доверять этому судье, насколько он честен, принципиален, ответственный, добросовестный и вообще профессионал ли он.

Это объяснимо, ведь, у сторон спора всегда стоят задачи снизить, а лучше исключить риск неожиданностей, связанный не столько с обстоятельствами по делу, сколько с личностью самого судьи.

О значении личных, морально-нравственных качеств судей и особенностях взаимоотношения с ними есть отдельная публикация здесь.

Сторонам спора следует знать, что производство по делу в суде начинается с процессуальных действий, устанавливающих порядок и правила рассмотрения дела и которые являются основой для действий по разрешению спора по существу. Однако, несмотря на важность процесса рассмотрения дела, для спорщиков важнее конечный результат, исход дела -содержание принятого по делу решения, а не процедура рассмотрения дела.

Действующее процессуальное законодательство сложное

Оно имеет тонкую настройку и хороший профессионал может манипулировать не только процессом рассмотрения дела, но и доказательствами по делу. В таком случае очевидно, что даже при казалось бы достаточных, полных доказательствах по делу, решение по нему может стать неожиданным для сторон спора.

А основными манипуляторами по делу всегда являются судьи и профессиональные представители сторон (адвокаты, юристы). Судьи потому, что они по закону управляют судебным процессом, а профессиональные представители — потому что знают процессуальное законодательство и знают как его использовать с пользой.

При таких обстоятельствах всем должно быть понятно, что для участия в судебных заседаниях сторонам спора целесообразно направлять своих профессиональных представителей, а не надеяться только на себя!

Альтернативный способ судебной защиты

Если вероятность процессуальных манипуляций по делу столь значительна, то не логично ли их минимизировать? Конечно! Минимизация влияния должна заключаться в сокращении числа и в простоте процессуальных действий по делу, в их ясности для участников. Кроме того, логично минимизировать также личностное негативное влияния судьи на процесс рассмотрения дела и принятия по нему решения.

Задачей минимизации должно быть достижение такого порядка рассмотрения дела, когда все внимание, время и силы будут направлены на непосредственное разрешение спора по существу, на представление, на изучение, на оценку доказательств по делу.

Продолжая рассуждения о минимизации негативных влияний на принятие решений в суде, возникают вопросы о возможности минимизировать такое влияние в государственном суде.

Где назначенный по делу судья сторонам неизвестен и, по сути, случаен.

Там, где судья и участники по делу вынуждены соблюдать процессуальное законодательство, от знания и использования которого зависит их степень влияние на исход дела.

Вывод логически очевиден — нет, исключить или даже минимизировать негативное процессуальное влияние на исход дела и принятие решение в государственном суде невозможно! К сожалению, участники по делу никак не могут влиять на состав суда.

Минимизация решения

Вариантом реализации минимизации можно считать альтернативный государственному судебный порядок разрешения споров.

Это такой способ судебной защиты нарушенных или оспоренных прав, когда стороны спора сами устанавливают правила рассмотрения их дела или когда принимают предложенный судьей порядок, или когда полагаются на авторитет судьи и тот может применить произвольный, но оптимальный для них порядок рассмотрения дела.

Внимание, оптимальный вариант защиты

Но во всех этих случаях авторитет судьи, рассматривающего дело должен быть достаточный для полного ему доверия сторонами. А потому стороны спора должны хорошо знать этого судью и желать, чтобы именно он рассмотрел их дело.

Такой альтернативный судебный способ установлен Федеральным законом от 29.12.2015 N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» и был специально принят законодателем для подобных случаев разрешения споров.

Логика этого закона, да и самого этого способа разрешения споров в целом, устанавливает и предполагает, что, если спорщики выбрали такой судебный способ разрешения своей проблемы, то исполнение решения предполагается в добровольном порядке.

Практика показывает, что так и происходит обычно. Например, из моих нескольких сотен решений принятых в качестве третейского судьи (арбитра) всего лишь несколько были оспорены сторонами.

В идеале каждый человек должен иметь на примете арбитра, пользующегося у него доверием, который смог бы разрешить его проблему в судебном порядке. Но это не значит, конечно, что этот арбитр обязательно должен выносить решения в его пользу. Справедливость судебных решений должна быть в приоритете, иначе такой арбитр не будет пользоваться доверием.

Выводы и советы

  • Мне приходилось встречать людей без юридического образования, но которые успешно участвовали в судебных заседаниях, понимали процесс и умели пользоваться доказательствами. Да, есть такие очень способные люди, но все же они являются исключением. В основном люди не имеют знаний, не умеют защищаться, неуверенны в себе и им необходима профессиональная помощь и защита.
  • Но на самом деле работа юридического специалиста похожа на айсберг, большая часть которого скрыта от обычного взгляда. Юриспруденция требует от профессионала самоотверженного к себе отношения, особых способностей, академических знаний, особого интуитивного мышления. Не всякий знаток норм права способен их применять эффективно. Поэтому неподготовленному человеку невозможно увидеть полную работу профессионала, обычно он видит только внешнее выражение в виде документов или конкретных действий. Он неспособен самостоятельно защитить себя в полной мере и качественно.
  • Как бы вы не были уверены в себе, но для решения проблем рекомендую приглашать юридических специалистов. И чем они опытнее, тем лучше. А теоретиков с учеными степенями и званиями, с высокими должностями предпочитайте опытному практику.
  • Не поручайте ведение своего дела неизвестным, случайным людям, о которых ничего не известно, не доверяйте их словам и обещаниям. Перед оформлением поручения с представителем обязательно соберите о нем информацию, оцените его профессиональные и личные качества. Но лучше заблаговременно изучайте заслуживающих внимание профессионалов, даже если их помощь пока вам не нужна.
  • Не торопитесь делать выбор, изучайте варианты защиты, особенно это касается судебных споров. Не рассчитывайте на русский авось, защита прав требует серьезных знаний и подготовки.
  • Помните русскую поговорку: «От тюрьмы и от сумы не зарекайся!». Проблемы как и болезни возникают неожиданно, поэтому будьте всегда в режиме правового просвещения, профилактируйте проблемы, изучайте предмет своих предстоящих действий, чтобы избежать ошибок. Например, неправильно оформленное завещание может привести к многолетним тяжбам родственников и даже ссорам.
  • Берите инициативу в свою руки, влияйте на свои споры и контролируйте их решение своими знаниями. Пусть это будет государственный суд или третейский, не имеет значения.

Подписывайтесь, обучайтесь, обращайтесь!

P. S. Если мой сайтРОСТОВСКИЙ АДВОКАТ Вы считаете полезным и он может еще пригодиться в жизни, оставьте его в закладках или поделитесь им с друзьями. И не забудьте получить мой бесплатныйСПРАВОЧНИК КЛИЕНТА.

Как юристы используют в работе правовые алгоритмы

"Хороший юрист пишет договор, как алгоритм"

В преддверии 3-й Международной конференции о внедрении инноваций в сферу права Skolkovo LegalTech. BlackEdition, которая пройдет 29 ноября в Инновационном центре «Сколково», мы пообщались с управляющим партнером компании «Томашевская и партнеры» Жанной Томашевской.

Она уже 15 лет занимается международно-правовым консультированием бизнеса. С 2014 года рейтинг Best Lawyers отмечает ее как одного из лучших юристов России в области корпоративного права.

Жанна начала свою карьеру в крупной инвестиционной компании, где позднее возглавила корпоративную службу, затем руководила московским офисом юридической компании, а три года назад основала собственную фирму «Томашевская и партнеры».

Она рассказала о том, как высокие технологии изменят правила игры на рынке юридических услуг, что нового смогут предложить специалисты в эпоху тотальной алгоритмизации и стоит ли юристам опасаться, что их заменят роботы.

LegalTech — это для юристов или вместо юристов? Юрист как бизнес-партнер — каковы его ключевые компетенции?

В большей степени LegalTech нужен для юристов. Новые инструменты — как микроскоп для врача: улучшают эффективность, поднимают качество, открывают новые возможности.

Читайте также:  Злоупотребления при увольнении по собственному желанию. как доказать в суде правоту компании

Технологии помогут избавиться от многих рутинных операций, освободить время для более глубокого погружения в клиентские задачи. Для замены юриста на таких задачах потребуется кардинальный рывок в технологиях по сравнению с тем, что доступно сейчас.

И это, скорее всего, будет означать переход на другой уклад жизни, где и право, и суды, и юристы будут выглядеть не так, как сейчас.

Юристов подталкивает к роли бизнес-партнеров много факторов помимо LegalTech. Основной — это исчезновение роли юриста — носителя информации.

Во-первых, информация как таковая становится доступнее, во-вторых, она переносится в более надежные носители, чем голова юриста.

Благодаря этому от нас ждут уже несакральных знаний, а умения принимать или рекомендовать решения в условиях обилия, даже переизбытка информации.

Как юристы используют в работе правовые алгоритмы

Как инновации в сфере права формируют новую образовательную модель

Каковы сейчас главные запросы на рынке юридических технологий? Что юристы ждут от изобретателей?

Мы ждем, что с нас снимут рутинную работу по сбору данных, подготовке типовых документов и их форматированию, что алгоритмы научатся анализировать документы на русском языке, с нашими падежами и окончаниями.

Сейчас в силу относительно невысоких издержек почти все споры разрешаются в суде. Как вы думаете, приведет ли развитие LegalTech-инструментов, в частности, анализа судебной практики и оценки вероятности исхода процесса к тому, что большее число споров будет урегулироваться в досудебном порядке?

Не могу согласиться с тем, что все споры доходят до суда. На моей практике большинство сложных споров все же пытаются решить путем переговоров. Конечно, судебные издержки — это не всегда суд в Лондоне (который может исчисляться миллионами фунтов), но сложный спор все равно может стоить достаточно дорого.

С моей точки зрения, инструменты анализа судебной практики действительно бурно развиваются, более того, по всему миру их уже начали запрещать. Это делается как раз для того, чтобы нельзя было заранее просчитать решение для каждого конкретного случая.

Например, во Франции официально запретили использовать юридическую аналитику для прогнозирования поступков или решений отдельных судей. Регуляторные препоны не позволяют пока говорить о том, что уже завтра можно будет спрогнозировать решение любого суда.

Но тренд четко говорит о том, что через десять лет мы будем жить в совершенно другом мире.

Как вы думаете, почему юристы одними из последних перешли к использованию высоких технологий в своей практике?

Я думаю, что юридический рынок меньше остальных, поэтому он позже воспринял инновации, чем, скажем так, более дорогие индустрии.

То, что для юристов сейчас звучит как инновации и LegalTech, во многом лишь реинжиниринг бизнес-процессов и автоматизация: этот путь финансовый сектор прошел лет десять назад.

Действительно прорывные вещи (например, программы, анализирующие документы и выявляющие риски) активно развиваются, но еще не стали массовыми.

Вы любите определение, в соответствии с которым юриспруденция — это «счет понятиями». На ваш взгляд, в связи с развитием LegalTech профессия юриста станет более гуманитарной и креативной?

Как юристы используют в работе правовые алгоритмы

Эксперты обсудят, как подготовить юридический сектор к внедрению технологий

До поступления на юридический факультет я считала, что право — это гуманитарная наука.

Право оперирует алгоритмами: хороший юрист пишет договор, как алгоритм, а в голове он постоянно просчитывает бесконечные связи «если А, то Б». Это совершенно не означает отсутствия креативности.

Напротив, чем лучше юрист понимает связи между понятиями, тем более креативную цепочку действий или условий договора он может предложить.

Я думаю, что с развитием технологией документы будут более логичными и юриспруденция станет ближе к математике, чем к литературе.

Как LegalTech изменит рынок юридических услуг? Что бы вы ответили тем, кто опасается, что программисты со временем просто вытеснят юристов из их профессиональной области?

Я думаю, что юридический рынок подстроится под новую цифровую реальность. Изменения начнутся с образования: рано или поздно мы перестанем учить будущих юристов запоминать информацию, а начнем учить с ней обращаться. Уменьшится набор в юридические фирмы — техническую работу будут делать машины, а молодые юристы сразу начнут с юридических задач.

Точно изменится способ работы с информацией.

Сейчас принято отправлять друг другу документы в Microsoft Word, в будущем решения будут более технологичными, и юридические фирмы или их техноконкуренты будут доставлять клиенту решение в виде законченного IT-продукта. Например, уже сейчас мы можем предложить клиенту не просто сделать типовые договоры, а создать конструктор договоров под него, и это только самая базовая функция.

Какова роль собственно юристов в разработке продуктов LegalTech? Насколько юристам и разработчикам удается найти общий язык?

Юрист, разрабатывающий LegalTech-продукты, — это переводчик между юристами и программистами, которому нужно перевести юридические знания в блок-схему, а затем эту блок-схему — в техническое задание для разработчика.

Например, если вы создали продукт, который регистрирует компании, юрист проверяет все детали алгоритма — от выбора названия и заканчивая получением документов в налоговой. В проектных группах часто работает менеджер, задача которого — «переводить» запросы участников друг к другу.

Обычно такими менеджерами работают «технари» со вторым юридическим образованием. У нас таким переводчиком выступает юрист, разбирающийся в технологиях, и диалог в целом складывается успешно.

На мой взгляд, среди различных профессий юрист и программист неплохо в целом сочетаются и умеют донести свои взгляды друг до друга. Безусловно, кто-то более совместим с IT, кто-то менее.

Но и те и другие мыслят алгоритмами, построенными на одной и той же формальной логике.

Только у юристов эта логика нужна, чтобы определить применимые нормы права или обеспечить исполнение договора, а у разработчика эта же логика обеспечивает работу математических методов.

Могли бы выделить актуальные тренды развития сегмента LegalTech в России и мире? Известны ли вам необычные интересные кейсы внедрения LegalTech-решений?

Самый актуальный тренд — это искусственный интеллект. Развитие машинного обучения позволит компьютеру читать, понимать и извлекать ключевую информацию из документов: договоров, судебных решений.

Такая обработка может происходить с такой скоростью, которую не обеспечит даже самая крупная юридическая фирма.

Например, проверяя компанию перед сделкой поглощения (Due Diligence), нейросети могут проанализировать тысячи контрактов и аккуратно разложить их по типам, а также выявить среди контрактов аномальные (необычные условия расторжения, особые бонусы и т. п.).

Наиболее необычным решением мне показалась карта преступлений Москвы, собранная по адресам, фигурирующим в приговорах судов.

Аналогичные системы, построенные на закрытых данных (на протоколах и полицейских рапортах), сейчас тестируются в США: зная, в каком районе и в какое время может случиться преступление, полицейские заранее направляются туда.

Искусственный интеллект, по сути, прогнозирует преступность — почти как в фильме «Особое мнение».

Второй тренд, который в России пока не до конца проявился, но его ждет большое будущее, — это так называемая «суверенная цифровая личность», sovereign identity. Идея в том, что данные человека можно в зашифрованном виде записать в облако или блокчейн, предоставив защищенный доступ к ним — например, по снимку лица, как это делает IPhone.

В результате человек получает безопасность и контроль в отношении своих данных, а государство и бизнес могут создавать сервисы, основанные на идентификации пользователя. Практическое внедрение sovereign identity — это удаленная проверка возраста (например, на сайтах), телемедицина (удаленное получение рецептов на лекарства), финансовые услуги.

Правовые алгоритмы Дмитрия Устинова и Сергея Фролова

Алексей Машкевич

Говорят, что кризисы – золотое время для юристов, спрос на их услуги в тяжёлые для бизнеса времена сильно возрастает.

Что делать предпринимателям: брать юристов в штат или довериться специализированным бюро? Если пойти по пути аутсорсинга, то к кому обратиться, кого выбрать? Об этом я поговорил с юристами Дмитрием Устиновым и Сергеем Фроловым, участниками ООО «Правовые алгоритмы», работу которых видел в суде, знаю клиентов их компании, слышал отзывы о работе. Ну и околоюридические темы затронули: телефонное право в судах, налоговый схематоз, банкротства, врачебные ошибки.  

Сегодня реально добиться в суде правды, особенно когда речь идёт о судах общей юрисдикции? Насколько суды свободны от того, что раньше называли «телефонным правом»?

Сергей Фролов: Конечно, добиться правды в суде можно. То, о чём вы говорите – о делах, в которых есть чья-то заинтересованность, ангажированность – это ничтожно малая доля процента. Основная масса – это дела о насущных проблемах людей и бизнеса, в которых нет политики, и в которых никто не пытается оказать влияние на суд. Как юристы используют в работе правовые алгоритмыВидимо, это профессиональная деформация – я чаще слышу о громких публичных делах с высокими интересантами. — Совершенно верно, и из-за этого получается не слишком репрезентативная выборка. Основная масса дел другая: люди идут в суд за алиментами, например, и из ста обратившихся девяносто автоматом получают решение или судебный приказ. В десяти оставшихся случаях в суд явятся ответчики, обоснованно возразят, опровергнут расчёты, предъявят расходы – и там решением будут скорректированы требования истца. Можно ли в этой категории дел говорить об ангажированности судебной системы? Уверен, что нет.

Читайте также:  В каких случаях не придется платить неустойку на просрочку поставки

Дмитрий Устинов: Если же речь идёт о громких политически окрашенных делах, в которых замешаны интересы крупного бизнеса и присутствуют фигуры, способные как-то влиять на систему, на процесс… И тогда мы сталкиваемся с проблемой вольного и разностороннего толкования законов – иногда не в русле права.

Как юристы используют в работе правовые алгоритмыВы сталкивались с делами, в которых внешне всё не так, как на самом деле? С.Ф.: Давайте возьмём пласт дел, связанных с медициной: ятрогенные преступления (против жизни и здоровья человека) и медицинские ошибки, реальные или предполагаемые. И вытекающие из них отношения – уголовно-правовые на стадии проверок и уголовных дел, а также гражданско-правовые, когда речь идёт о взыскании компенсации морального вреда в пользу тех людей, которым, по их мнению, якобы был причинён ущерб здоровью неправильными действиями врачей.

  • Вы сразу говорите «якобы» потому, что чаще представляете интересы лечебных учреждений?
  • Мне кажется или в делах о вреде здоровья всегда много эмоций.
  • На ваш взгляд, говорить о виноватом и крайнем в такой ситуации – одинаково правильно?

— Не как правило, а исключительно. Мы с 2007 года работаем с ивановским здравоохранением, постепенно наращивая количество учреждений и всё лучше и лучше понимая медицинскую тематику. И уж если мы защищаем интересы медицинских учреждений, то на другую сторону не работаем. Желающих судиться на стороне пациентов и без нас хватает – разнообразные общества защиты прав потребителей, пациентов, адвокаты, правоохранительные органы. А желающих представлять интересы здравоохранения, медицинских организаций и конкретных врачей, понимая весь пласт проблем, немного… Это не только суды с пациентами, а и регулирование закупок, проверочная деятельность, лицензирование и многое другое. — Да, потому что объяснима сильная эмоциональная составляющая у человека, недавно потерявшего близкого: найти виноватого, крайнего. — Мы часто видим, что подобных делах изначально нет правильного расследования, первая экспертиза делает неверный вывод. Есть дела, где экспертиза показывает, что нарушений со стороны врача не было, но включаются правоохранители – Следственный комитет, прокуратура – которые утверждают обвинительные заключения, а потом и суд настаивает на том, что кто-то должен ответить за смерть пациента. В таких делах мы стараемся смягчить участь врача и лечебного учреждения, уменьшив сумму присужденного возмещения.

Есть мнение, что профессиональные сообщества живут по принципу «рука руку моет». Полицейская служба собственной безопасности никогда не соглашается со мной, что полицейские неправы, даже когда это очевидно. Люди уверены, что ни один главный врач не признает, что в его заведении допустили халатность и будет покрывать коллег. Вы сталкиваетесь с этим?

С.Ф.: Не скажу, что этого нет, руководитель никогда не хочет бросить тень на учреждение. Но если врач виноват – ничего не поделаешь. Если есть явная ошибка, то профессионалы и эксперты сразу видят. Всегда можно сделать повторную экспертизу в другом регионе, если сомневаешься в местной. Желание главврачей помочь и как-то облегчить участь организации и подчинённых – да. Но чтобы, терялись улики и доказательства – в медицине такого нет.

Сейчас в профессиональных сообществах остро стоит проблема профессионализма. Часто слышу от людей, соприкасающихся с судами, что уровень судей неумолимо падает – особенно когда речь идёт не об алиментах, а о сложных хозяйственных спорах. Что скажете об уровне компетентности современного суда?

Д.У.: Случается, что одни и те же положения закона применяются по-разному в разных обстоятельствах. И часто бывает, что дело не в квалификации местных судей, а в толкованиях и позиции Верховного суда, который может менять ранее сложившееся в судебной практике понимание норм права. И получается, пока мы не дойдем до высшей инстанции и не получим разъяснений, мы не можем защитить права и законные интересы наших клиентов… Есть проблемы и в самих законах, в том, как они написаны – некоторые положения допускают двоякое толкование, а это хуже всего. Такое встречается в практике: например, в госзакупках руководители бюджетных учреждений сталкиваются с ситуацией, когда они обязаны обеспечить пациентов какими-то медикаментами, но не могут сделать этого, не допустив нарушений. Потом приходят прокуратура, трудовая инспекция, иные контролирующие органы, находят это «что-то» и материал уходит в суд, который толкует норму так, как сочтёт нужным.

Уж если заговорили о бизнесе – недавно мы писали о том, как банк заблокировал счёт предприятию, несмотря на решение налоговой. Вы помогаете бизнесу в таких ситуациях?

С.Ф.: Это было неисполнение определения суда банком и мы, конечно, помогаем в таких ситуациях. Вопрос в адекватности стороны, с которой сталкивается бизнес и как далеко придётся зайти, чтобы её к этой адекватности принудить. Но каждую конкретную ситуацию надо анализировать. Д.У.: Ещё одна проблема, с которой часто сталкивается бизнес – это 115-ФЗ «О противодействии легализации». Уже давно банкам дали право блокировать подозрительные операции по переводу и снятию денег, самим оценивать рискованность и законность. Ситуация постепенно выравнивается, но ещё недавно любая операция свыше какого-то лимита денежных средств считалась отмыванием. На сегодняшний день создана специальная межведомственная комиссия при ЦБ РФ, рассматривающая жалобы предпринимателей на блокировку счетов и дело, после множественных обращений юристов в суды, сдвинулось с мёртвой точки. Можно идти в суд и выигрывать, обосновывая реальность операций – уже есть победы.

Вы как-то сказали, что расшиваете проблемы с привлечением банковского финансирования. О чём идёт речь?

Д.У.: Мы часто помогаем предпринимателям в привлечении кредитов на инвестиционные нужды и на пополнение оборотных средств. Раньше банки давали кредиты на раз-два, только бери. Сейчас же они сосредоточились на навязывании физикам кредитных карт – видимо, это выгоднее. А бизнес не может получить деньги, чтобы работать и зарабатывать, потому что банки выставляют нереальные условия, даже если у предприятия есть залоговая масса. Видимо, это позиция ЦБ. Раньше цена залога могла раздуваться, часто необоснованно, а сейчас наоборот – залог сильно дисконтируют, он может стоить копейки по сравнению с реальной ценой имущества. Или есть достаточный залог, но предприятие недавно работает, у него нет кредитной истории, и при отсутствии оборотов оно не может рассчитывать на нужные суммы. Тут мы предлагаем предпринимателям смотреть не на банки, а на потенциальных частных инвесторов, которые готовы вкладывать деньги в проекты. Предприятие получит возможность начать полноценно работать – под какое-то обеспечение и гарантию возвратности – а потом перекредитоваться в банке на более выгодных условиях. Как один из множества вариантов.

Отдельная тема в предпринимательской среде – процедуры банкротства. Было время, когда банкротство использовали для передачи активов самому себе и для бегства от кредиторов. Много говорили о злоупотреблениях должников и кредиторов в процедурах банкротства. Что-то изменилось?

Д.У.:

Как юристы используют в работе правовые алгоритмы — Домашний юрист

В октябре 2021 года весь юридический мир взорвала новость о том, что создан алгоритм, угадывающий решения Страсбургского суда с вероятностью до 79%. Создатели алгоритма, ученые из США и Великобритании, уверены, что со временем он будет востребован при отборе и сортировке дел по важности.

Что это: научный эксперимент или начало LegalTech-революции?

О том, как новые технологии проникают в юриспруденцию рассказывает Ирина Цветкова, основатель Platforma и практикующий юрист. 

Считается, что инновации в юридической отрасли — больной вопрос прежде всего для самих юристов. Они продают человеко-часы, а внедрение технологий не только упростит бизнес, но и снизит маржинальность. Идея юридических сервисов именно в том и заключается: сделать юридические услуги понятнее, доступнее и дешевле.

Сейчас технологии в юридической сфере развиваются по следующим направлениям: автоматизация типовых юридических услуг, рост юридических онлайн-сервисов для клиентов, переход системы правосудия в онлайн, а также создание решений на основе искусственного интеллекта.

Читайте также:  Погашение кредита досрочно полное и частичное: выгоднее ли погасить потребительский займ по аннуитетной схеме, как можно правильно рассчитать платежи с процентами?

1. Боты-юристы и контрукторы

  • В России главной новостью юридической сферы в 2021 году стал запуск «Сбербанком» робота-юриста, который будет оформлять исковые заявления.
  • Нововведение повлечет за собой сокращение трех тысяч сотрудников банка.
  • Да, банк предложит возможность переобучения потерявшим работу сотрудникам, тем не менее «Сбербанк» не скрывает, что в будущем планирует запускать целый ряд подобных роботов.

Область права удобна для автоматизации.

Типовые функции, которые выполняются юристом изо дня в день, будут в первую очередь автоматизированы.

Причем автоматизацией занимаются не только крупнейшие российские компании, но новые сервисы, где клиенты самостоятельно и онлайн могут подготовить несложное исковое заявление, составить договор, зарегистрировать бизнес, задекларировать доходы. Отличный пример — российский онлайн-конструктор документов FreshDoc.

Прекрасно подходят для автоматизации какой-либо одной функции боты в мессенджерах.

Например, Autolaywer, бот компании ГлавстрахКонтроль, поможет сформировать жалобу в страховую компанию на самую распространенную ошибку — неправильно определенный коэффициент бонус-малус для ОСАГО.

Для составления претензии бот предлагает ответить на несколько вопросов: были ли зафиксированы аварии в прошлом, имеются какие-либо скидки и так далее. Эти же вопросы юрист задаст на консультации.

Только юрист возьмет 3–5 тысяч рублей, а боту деньги не нужны.

На Украине юристы lexnet.io в конце декабря 2021 года начали использовать телеграмм-бота для регистрации бизнеса: теперь бот проверяет название компании, помогает выбрать систему налогообложения и запрашивает фото или сканы документов клиента.

Однако и конструкторы, и боты выступают лишь как полезный инструмент, упрощают первый шаг в решении вопроса, но не обладают экспертизой профессионального юриста.

2. Онлайн-юристы и краудфандинг в судебных процессах

Юридические интернет-сервисы для клиентов Pravoved.ru или 48 Prav.ru объединяют широкую базу юристов, которые консультируют по типовым вопросам. Главное преимущество – юридическую консультацию можно получить онлайн, без потери времени.

По мере роста доверия к юридическим онлайн-сервисам, увеличится количество пользователей. Это как с рынком такси — нужен технологический рывок, чтобы сервис стал доступнее.

Именно поэтому юридические консультации переходят в мобайл, например, одобренный Иннополисом сервис ConsApp для круглосуточной консультации с юристом в режиме онлайн-чата.

Если кейс серьезный и требует дополнительного финансирования, то можно воспользоваться краудфандинговыми платформами для привлечения инвестиций в судебные процессы. Это касается в первую очередь коммерческих споров или социально-значимых случаев.

Крупнейшие корпорации обслуживаются топовыми юридическими фирмами, и мало кто рискует вступить с ними в конфликт, предвидя значительные судебные издержки.

Поэтому сервисы по привлечению инвестиций, такие как американский LexShares или российская Platforma, помогут предпринимателям или компаниям-андердогам вступить в спор с гигантами. Инвестор покрывает все юридические расходы и при выигрыше дела получает процент от суммы к взысканию.

Кроме того, Platforma подыскивает адвокатов, работающих по модели no win no fee, когда адвокат получает вознаграждение только в случае выигрыша дела и взыскания денег истцом.

Для поиска финансирования социально-значимых дел есть, например, британский краудфандинговый сервис СrowdJustice. Он был запущен в Америке недавно из-за иммиграционного закона нового президента.

Двум братьям из Йемена, имевшим визу США, отказали во въезде на территорию страны из-за нового указа. Требовалось собрать 15 тысяч долларов для старта рассмотрения их дела.

Сумму собрали очень быстро, и уже через 10 дней молодые люди получили право ступить на землю Америки.

Таким образом, даже если у самого истца нет денег для судебного процесса через подобные сервисы инвестиции можно получить у третьей стороны.

3. Правосудие онлайн

Взаимодействие с судебными органами тоже переходит в онлайн. Еще в 2011 году, пользуясь сервисом «Мой Арбитр», можно было подать заявление в арбитражный суд РФ через интернет. С 2021 года Московский городской суд и районные суды Москвы начали принимать документы в электронном суде через портал mos-gorsud.ru.

Благодаря этому нововведению появится возможность подавать любые процессуальные документы в электронном виде от гражданских исков до жалоб на приговоры. В рамках развития системы электронного правосудия планируется видео и аудио-фиксация всех заседаний. Так что ждем заседаний, слушаний и прений сторон по скайпу.

Важно отметить, что сервисы arbitr.tu и casebook собирают данные о результатах дел и судебных процессов. Следующий шаг здесь – предиктивная аналитика, то есть прогноз вероятности того или иного дела.

4. Юрист с искусственным интеллектом

В США в 2021 было несколько примечальных кейсов внедрения ИИ в сферу права. Так юридическая фирма Baker & Hostetler наняла робота-юриста, работающего на основе искусственного интеллекта.

Росс, разработанный IBM на базе компьютера Watson, будет возглавлять отдел по делам банкротства.

Другая команда американских разработчиков создала алгоритм, который способен предсказать верное решение Верховного суда США в 70% случаев.

В России тоже зарождаются проекты в сфере ИИ-технологий и предиктивной аналитики. Их используют разработчики сервиса Casebook, чтобы рассчитывать вероятность исхода и продолжительности того или иного дела.

Кроме того, в скором будущем разработчики Casebook обещают запустить предсказание банкротства компаний на основе machine learning-технологий. Еще один перспективный проект родился в Казани.

Студенты местного университета создают робота-юриста, способного наподобие американского алгоритма предсказать решения суда.

Legaltech революция

Я уверена, что сейчас происходит настоящая legaltech революция. Она, безусловно, сделает юридические услуги доступнее и коренным образом изменит саму работу юристов.

Мир стремительно меняется, появляются совершенно новые явления нашей жизни, а значит и новые сферы для регулирования в юридическом поле: беспилотные автомобили, изобретения, созданные искусственным интеллектом, права роботов. Так что работа у юристов будет всегда.

Материалы по теме:

Цифровой детокс: как отдохнуть от технологий без потери комфорта

как работают роботы-юристы и зачем они нужны | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

К настоящему времени учеными из ряда стран, включая США и Россию, создали ряд роботов-юристов, которые выдают прогнозы и решения на основании самого ценного актива юркомпаний – информации. Однако не всегда удается до конца понять принцип работы таких механизмов. Профессор финансов в Университете Фейрфилда в Коннектикуте, постоянный автор колонки портала Above the Law Майкл Макдональд рассказал, как именно работает алгоритм анализа данных, что он включает в себя и где может быть использован.

Как это работает

Как правило, процесс обработки данных и составления бизнес-стратегии состоит из пяти базовых шагов: определение интересующего вопроса, сбор соответствующих данных, отбор и структурирование информации, анализ и вычисление гипотез, принятие решения.

 То есть, процесс начинается со сбора данных, в ходе которого ученые, работающие с ними, получают информацию, необходимую для конкретного аналитического ресурса. Данные из различных источников могут быть объединены и преобразованы в общий формат и загружены в аналитическую систему.

Когда сведения внесены, требуется исправить все погрешности и неточности в этом массиве, поскольку это может повлиять на достоверность результата анализа.

 Наконец, после того, как весь набор данных проверен и пересмотрен, он переводится в рабочий режим с полным набором данных, чтобы пользователь мог обозначить конкретную проблему.

Однако, как отмечает автор статьи Макоднальд, самой большой проблемой становится то, что фирмы, как правило, не знают, откуда брать эти сведения. К счастью, существует множество инструментов, которые могут помочь в решении этой задачи. И многие из них не требуют больших затрат или вовсе являются бесплатными.

К последним относятся, например, сервис FRED, принадлежащий службе Федерального резерва США, или программа Data Ferret, разработанная Бюро переписей США. Платные ресурсы предоставляет компания Thomson Reuters, а также рейтинговое агентство Standard and Poors.

Данные, которые могут быть полезными адвокатам, можно найти в таких источниках, как Lawyers.com и Litigation Finance Journal.

Где можно использовать алгоритм

Анализ данных, включая прогностическую аналитику (составление прогнозов, связанных с бизнес-вопросами), может быть полезным для адвокатов всех областей. Маленькие юридические фирмы могут использовать аналитические данные для оптимизации процесса ценообразования и предоставления скидок для клиентов.

Крупные юркомпании могут прибегать к таким алгоритмам, чтобы помочь корпоративным клиентам оценить риски от поданных исков и вероятные потери в ходе судебного разбирательства. Фонды, занимающиеся финансированием представительства в судебных процессах, с помощью таких программ могут оценивать и изучать конкретные требования истцов.

Адвокаты, работающие в области ценных бумаг, могут рассказать своим клиентам о рисках, связанных с действиями регулирующих органов.

Также, по данным портала ItPro, изучение данных позволяет принимать методические решения.

Например, социальные сети могут собирать данные о предпочтениях и интересах своих пользователей и делить их на группы в соответствии с критериями, такими как возраст, пол или место проживания.

Тщательный анализ может выявить важные изменения в пользовательской и клиентской деятельности, что позволяет определить общую стратегию социальной сети.

Человек vs робот

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *