Обстоятельства дела: как отстоять позицию в суде

Никто не может противоречить своему собственному предыдущему поведению (venire contra factum proprium) – принцип римского права и (более того!) обычной человеческой логики, крайне редко применяемый в гражданском судопроизводстве (во всяком случае формально).

Суть его применительно к гражданскому процессу, на мой взгляд, должна сводиться к тому, что изменение стороной своей позиции по делу относительно обстоятельств, имеющих значение для его разрешения (вопросы факта) должно приводить к тому, что сама эта «уточненная» позиция вместе с доказательствами, ее подтверждающими должна отвергаться судом только по мотиву ее противоречия с ранее данными объяснениями/представленными доказательствами. Без исследования доказательств по существу.

Сторона, такое изменение позиции допустившая, помимо указанного принципа римского права нарушает еще и п.3,4 ст.1, п.1 ст.10 и (в зависимости от обстоятельств конкретного дела) п.3 ст.432 ГК РФ.

Если говорить простым языком, без всяких «злоупотреблений правом, изменений процессуальной позиции и т.п.» сторона по делу в указанной выше ситуации нагло и беззастенчиво врет суду.

Нагло и беззастенчиво потому, что ложь в данном случае абсолютно очевидна.

Чем кстати дополнительно еще и выражает суду свое неуважение (в этом конкретном случае, к сожалению, ненаказуемое в административном/уголовном порядке).

Стоит отметить, что на практике судьями, как правило учитывается «изменение позиции» и соответствующие доказательства оцениваются надлежащим образом (т.е. критически).

Однако, сама возможность безнаказанно говорить суду сначала одно, а потом другое на мой взгляд умаляет авторитет судебной власти и является насмешкой над правосудием, затягивает рассмотрение спора, позволяет недобросовестным его участникам (в т.ч.

представителям) периодически рассказывать разные версии случившегося, которые суд вынужден всерьез проверять.

Правило « эстоппель » проистекает из общих начал гражданского законодательства и является частным случаем проявления принципа добросовестности, и применяется по прямому указанию – в ситуации, когда сторона исполнила обязательство, а потом ссылается на незаключенность договора. Например: исполнил заемщик частично обязанность по возврату долга (есть доказательство), но при этом отрицает само существование обязательства (Постановление по делу №2-141/18). К большинству случаев изменения позиции по делу по фактическим обстоятельствам эстоппель не применим, нужно руководствоваться общими началами. Однако, я заметил, что СОЮ стараются избегать ссылок на ст.1,10 ГК РФ, не оценивая в судебных актах изменение позиции стороны по обстоятельствам спора, а проводя оценку последней (какая бы по счету она ни была) версии стороны, и доказательств ее подтверждающих.

Два примера (раздел имущества):

  1. Процессуальный оппонент изначально дает объяснение, что квартира приобретена на общие средства супругов, накопленные «под матрасом» в течение нескольких лет, должна делиться пополам. Спустя 3 судебных заседания «вдруг» оказывается, что был договор дарения оппоненту денежных средств на покупку квартиры (который предъявляется суду, вместе с дарителем – папой (опрошен как свидетель), поэтому большая ее часть – личная собственность оппонента. Как же оценивает суд такую «процессуальную наглость»? Суд сначала оценивает все представленные доказательства последней версии событий (договор дарения, показания свидетеля) по существу – «не представлено доказательств, что даритель обладал средствами, даритель и одаряемая близкие родственники и т.п.», и лишь в конце кротко отмечает, что еще и «не может оставить без внимания изменение позиции по делу» (апелляция не пишет и этого, просто всерьез оценивая указанные доказательства по существу!).
  2. Оппонент: «деньги на квартиру подарил папа, есть договор дарения». Он же, спустя два заседания: «квартира куплена на кредитные средства, часть денег подарила мама (и представлена долговая расписка от мамы!), часть дал в долг папа (нет расписки)». Небеса не разверзлись, оппонент не вышвырнут из зала, судья (прекрасно все понимая) принимается всерьез проверять «новую версию» стороны, подробно опрашивая оппонента и свидетелей. Сколько еще будет таких версий? Три, пять или на двух остановимся?! И как оценит суд такую наглость? Думаю, что в решении – никак. Вновь будет оценка всех доказательств по существу, представленных в подтверждение «последней версии правды». «Он же ответчик, его за заведомо ложные показания не привлечешь…что хочет, то и говорит» (как однажды сказала в заседании одна судья).

Наглую и беззастенчивую ложь суду (коей являются различные новые версии старых событий по делу) можно и нужно пресекать. Поскольку судьи как правило в решениях не называют вещи своими именами (ни разу не видел, чтобы лжеца назвали лжецом, ну или более нейтрально «сторона вводит суд в заблуждение»), предлагаю им помочь:

— Обращать особое внимание суда на злоупотребление правом путем изменения пояснений относительно обстоятельств дела, со ссылкой на п.3,4 ст.1, п.1 ст.10 ГК РФ (также в некоторых случаях п.3 ст.

432 ГК), можно с применением латыни (venire contra factum proprium),  как на достаточное основание для того, чтобы отвергнуть новую позицию стороны и представленные ею доказательства, без их оценки по существу.

— Предложить логичное правовое последствие такого злоупотребления: «принцип первых пояснений». Не последних (как это делают суды на практике, проверяя очередную нескладную ложь), а именно первых.

Если сторона изменила свои пояснения по обстоятельствам дела суд начинает проверять и оценивать их последнюю версию и представленные в обоснование доказательства. А нужно проверять и оценивать самую первую! (да-да, это по аналогии с оценкой показаний подсудимого по уголовному делу – первые самые достоверные.

При том, что сторона по гражданскому делу находится в гораздо более мягких условиях и продумать свои первые пояснения может заблаговременно). Все прочие версии событий должны отвергаться априори.

Вот как это может выглядеть на практике: «Я взял в долг у мамы на покупку квартиры (первая версия)..мама подарила мне деньги на покупку квартиры (вторая версия)» — суд разъясняет стороненеобходимость доказать первую версию (долг), вторая версия (и доказательства в подтверждение) игнорируется со ссылкой на злоупотребление правом.

Я не склонен к излишнему морализаторству, но и превращать суд в балаган считаю недопустимым. Если уж сторона считает необходимым и допустимым конструирование своей версии событий, то пусть эта версия придумывается и продумывается один раз.

Как оценить перспективы дела: советы юристов — новости Право.ру

«На старте проекта мы должны понимать, что нам предстоит, – направить кейс в русло имеющейся судебной практики, ломать ее или создавать такую практику с нуля?»– говорит Григорий Захаров, управляющий партнер Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании
. Алгоритм оценки перспектив процесса зависит, прежде всего, от сложности дела, отмечает Вера Рихтерман, партнер Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Цифровая экономика 1место По выручке 1место По выручке на юриста (более 30 юристов) 1место По количеству юристов Профайл компании
. Если спор простой, будет достаточно последовательно ответить на ряд вопросов о наличии нарушенного права, соблюдении срока исковой давности, наличии доказательств нарушения, соблюдении претензионного порядка и иных понятных и стандартных вещей. Сложные дела оценить труднее. «Нужно принимать во внимание внешние факторы: резонанс и значимость дела для формирования судебной практики, позицию СМИ и общественности, личность и линию возможного поведения оппонентов. Надо заранее просчитывать предполагаемую позицию оппонентов, учитывать риски появления новых, не известных до этого обстоятельств, анализировать не только сложившуюся практику, но и тенденции и риски изменения законодательства и судебной практики», – говорит она.

Но и клиенты делятся не всей важной информацией. «Белые пятна» в истории, которую вам рассказал клиент, – один из самых значимых факторов, – замечает Максим Кульков, управляющий партнер Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж Профайл компании
.

– Эти пятна могут окраситься в самые неожиданные цвета по ходу процесса».

Доверители, участвуя в конфликте, зачастую излагают обстоятельства дела в благоприятном для себя ключе и предоставляют лишь ту информацию, которую они считают необходимой, и которая, по их мнению, помогает им в споре, признает Алена Косина, юрист Федеральный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Управление частным капиталом группа Семейное и наследственное право группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 18место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 40место По выручке
. Юристам надо объективно проанализировать факты, задать клиенту как можно больше вопросов, а также выяснить позицию оппонентов.

Важны и доказательства. Ключевой вопрос для оценки шансов конкретного дела: «Достаточно ли имеющихся доказательств для защиты позиции клиента?» 

«Он рассказывает, как обстоит дело, будучи уверенным в своей правоте, но когда мы просим предоставить документы, то получаем ответ, что доказательств нет», – делится Косина.

При этом, отмечает она, многие клиенты не знают, что условия устного соглашения между сторонами нельзя подтвердить свидетельскими показаниями, а письменные доказательства зачастую не всегда удается предоставить суду.

Читайте также:  Как провести сбор персональных данных и обеспечить безопасность

«Практика оценки электронной переписки – email, мессенджеры и прочее – в российских судах только формируется, и «золотым стандартом» все еще остается предварительное удостоверение такой переписки нотариусом», – говорит Косина.

Опора на практику

Правоприменительная практика и позиции высших судов существенно влияют на оценку шансов в споре. Хотя в России формально прецеденты не являются источником права, суды активно следуют позициям высших судов и применяют их, замечает Косина.

«Если есть положительная судебная практика, задача команды будет подкрепить ее вашим делом в русле единообразия», – говорит Андрей Корельский, управляющий партнер Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Комплаенс группа Семейное и наследственное право группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Банкротство (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании
. Если имеется отрицательная судебная практика, вызовом для судебных юристов будет ее изменение, тем более, если она, по их мнению, ошибочна. Также сложны дела, по которым пока нет никакой практики. Проекты, успешный финал которых возможен при условии создания или изменения практики, – самые интересные: это высший пилотаж в разрешении споров, считает Захаров.

По его словам, практику анализируют как в целом, так и применительно к конкретному округу, суду и даже конкретному судье. 

Убедить судью-формалиста разобрать по крупицам экономическую суть конкретного правоотношения или, наоборот, выиграть по формальным основаниям в процессе у «передового» судьи – вдвойне ценно и требует обстоятельной подготовки.

Григорий Захаров, управляющий партнер Orchards

«Когда российская цивилистическая доктрина не дает всех ответов, приходится искать релевантные конструкции в зарубежных правопорядках и адаптировать их в средства защиты, понятные российскому правоприменителю», – говорит он. 

Кто оппонент

Еще один значимый фактор, от которого зависит перспектива спора, – кто другая сторона, говорит Максим Кульков.

«Если это известные «заносчики», друзья Кремля, криминальные авторитеты и прочие подозрительные лица, то ожидай небеспристрастности суда», – предупреждает он. В любом случае полезно знать, кто будет представлять другую сторону.

Требуется досконально знать своего противника, его сильные и слабые стороны, считает Сергей Коновалов, старший юрист Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании
: «Полезно изучить другие конфликты с участием оппонентов и найти союзников, рассмотреть любые win-win сценарии, например, мирные переговоры, даже в самых ожесточенных противостояниях».

«Если на старте проекта понятна стратегия оппонента или известна команда его юридических консультантов, это дает возможность продумать план контригры против конкретного соперника», – говорит Захаров.

Кроме того, свою роль могут сыграть репутация и позиции сторон конфликта на рынке в целом или в своем сегменте и информационная составляющая в виде ожидаемого резонанса, считает юрист.

Он советует оценить потенциальную эффективность использования судебного пиара.

Но главное при наличии прочих факторов – правовая позиция, в которую ваша команда верит и готова отстаивать до Верховного суда, а иногда и до ЕСПЧ, считает Корельский: «Сложно успешно вести дело, если нет веры в свою позицию».

Что могут технологии

Кульков говорит, что не существует специальных инструментов, которые помогут спрогнозировать исход дела. Главное, что принимается во внимание, – не инструменты, а сама история дела и ее подкрепление правом и допустимыми доказательствами. 

Прогнозировать российскую судебную практику – дело довольно неблагодарное, признает Корельский: «О ее единообразии и предсказуемости пока мы слышим лишь одни разговоры с высоких трибун». Но программисты пытаются создать инструменты, которые бы прогнозировали исход дела.

Некоторые IT-платформы на основе больших данных делают первые попытки в этом направлении. На Западе это платформы Lex Machina, Premonition AI и другие.  В России предсказывать исход дела «пробует» Casebook, правда, с переменным успехом.

Судить о точности таких прогнозов пока сложно, поскольку это стартапы, закладывающие основы IT-аналитики, считает Корельский. 

Перспективы сложных комплексных споров математически просчитать достаточно трудно и для этого, безусловно, требуется квалифицированная юридическая помощь как для решения нелинейных задач, говорит Вера Рихтерман. 

Пока инструменты Legal Tech не способны точно спрогнозировать, например, результаты судебной экспертизы, выводы которой могут иметь ключевое значение для дела. Но для качественной проработки процессуальной стратегии юристы уже не могут не использовать Legal Tech решения, которые позволяют собирать статистику по рассмотрению конкретной категории споров, в том числе у конкретного судьи.

Вера Рихтерман, партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Когда сказать «нет»

В некоторых случаях юристы могут отказать клиенту. Ситуация может быть неоднозначной при плохих перспективах дела, но в этом случае решать чаще все равно приходится клиенту. Так, Иван Веселов, партнер Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 3место По выручке 3место По количеству юристов 5место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
, говорит, что в компании могут взяться за любой спор, но если на этапе оценки перспектив будущего судебного разбирательства становится ясно, что шансов выиграть мало, то говорят об этом прямо клиенту. Он, имея перед собой все «за» и «против», уже принимает окончательное решение. 

Актуальные темы Вредные советы: что юрист не должен говорить клиенту

Другие юрфирмы и вовсе не берутся за малоперспективные дела, в частности, из репутационных соображений.

«Даже если все предупреждения есть в соглашении, а дело совсем неперспективное, клиент в итоге скажет «мой юрист или моя юридическая фирма проиграли дело другим юристам из другой юридической фирмы», –поясняет управляющий партнер Федеральный рейтинг.

группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 13место По количеству юристов 25место По выручке на юриста (более 30 юристов) 36место По выручке Профайл компании
Евгений Шестаков.

Цель судебного разбирательства не всегда победа. Иногда это эффективный инструмент переговорного процесса. 

Иван Веселов, партнер Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 3место По выручке 3место По количеству юристов 5место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании

Другие возможные цели, кроме победы в суде, – это отложение негативного результата, снижение размера денежных требований, создание прецедента или преюдиции для других споров, мировое соглашение и другое.

Еще одна причина отказаться от дела – юридический конфликт интересов. Его нельзя игнорировать. Тем более, если речь об адвокатском бюро – тут ему грозит не только репутационный ущерб, но и дисциплинарная ответственность, отмечает Корельский. Еще одна причина отказа от дела – этическая.

«Это токсичные кейсы по правовой фактуре или по репутации клиента», – говорит Корельский.

Максим Кульков также отмечает, что отказывается от дела в случае, когда надо идти против себя и «доказывать, что черное – это белое, там, где самому очевидно, что клиент –  жулик, а надо выставлять его в белом свете».

Кульков скажет «нет» и делу, в котором придется идти против наиболее оголтелых представителей криминального мира. Также, возможно, стоит отказаться от клиента, который с самого начала торгуется по каждому поводу, выставляет множество условий и постоянно меняет их.

Перспективы: говорим откровенно

Юристы стараются объективно говорить о перспективах дела с доверителем. «Говорить правду всегда легко и приятно, пусть даже неприятную для клиента», – констатирует Корельский.

С этим согласен Веселов: «Подобный подход позволяет нам избежать разногласий, связанных с ожиданиями клиентов, а нашим клиентам – принять взвешенное решение». Но и сгущать краски не стоит, считает Максим Кульков: это может спугнуть и не поможет в случае проигрыша.

Расчет на «я же предупреждал вас, что дело гиблое, вот я и проиграл его» не работает, говорит он. 

У подхода «рассказывай как есть» есть преимущества и недостатки, признает Захаров. Доверитель начинает – возможно, не сразу, а на дистанции или даже по завершении проекта – особо ценить открытость, последовательность и адекватность консультанта.

Но если клиенты ожидают «сверхпозитива» и не получают его, они могут выбрать другого консультанта. «На этот риск мы идем осознанно: нам важнее отвечать за свои слова, чем любой ценой получить контракт и менять акценты уже по ходу движения проекта».

Читайте также:  Налог с суммы вкладов и счетов: когда нужно платить ндфл с доходов

Рихтерман отмечает, что при обсуждении перспектив дела с клиентом важно дать полноценную картину всех возможных способов защиты, перспектив каждого из них.

«Необходимо выделить возможные риски, оценить не только шансы на победу, но и обозначить сроки рассмотрения дела, издержки процесса, вероятность исполнения судебного акта и другие вопросы, которые имеют ключевое значение для принятия бизнес-решения о дальнейших шагах и могут повлиять на решение доверителя», – говорит Рихтерман.

Представить полноценную оценку перспектив процесса поможет меморандум по стратегиям защиты, который составляется в самом начале проекта. Как рассказывает Коновалов, «с помощью меморандума клиенту легче воспринимать все возможные итоги судебного процесса и, убрав эмоции, понять объективные причины, по которым были выбраны конкретная стратегия и тактика». 

Как подать ходатайство в суд о пересмотре дела?

Как подать ходатайство в суд, чтобы дело, по которому решение уже ступило в законную силу, было вновь пересмотрено? Нужно найти новые сведения по делу, которые могут повлиять на решение судьи. Здесь речь идет не об ошибках, допущенных судьями, а именно о новых доказательствах в пользу своей позиции по делу.

Основания для пересмотра судебного решения

Чтобы назначить новое рассмотрение уже закрытого дела можно воспользоваться двумя причинами: найти новые или вновь открывшиеся обстоятельства по делу. Разница в этих двух понятиях видна при рассмотрении списка каждого пункта.

К вновь открывшимся обстоятельствам относятся:

  • Обстоятельства, которые не были известны заявителю на момент судебного разбирательства, но уже существовавшие в это время.
  • Ложные показания свидетелей и отчеты экспертов, а также другие фальсификации, которые повлияли на решение судьи;
  • Преступление любого из участников процесса, повлиявшее на разрешение спора.

К новым обстоятельствам относятся:

  • Отмена судебного постановления, которое рассматривалось в процессе как доказательство позиции какого-либо из участников;
  • Признание сделки, на которой строилась стратегия победителя, незаконной в судебном порядке;
  • Признание закона, который применялся для разрешения дела неконституционным.

Основное различие, это то, что новые обстоятельства появляются уже после вынесения решения, а вновь открытые существовали, но о них стало известно намного позже, поэтому они не могли быть применены в судебном рассмотрении ни в одной из инстанций. 

Как подать ходатайство в суд, и в какой именно суд

Заявитель имеет три месяца с момента появления оснований для пересмотра дела обратиться в суд с заявлением. Само ходатайство пишется в свободной форме, но в нем в обязательном порядке указываются вновь выявленные или новые обстоятельства и прикладываются подтверждающие их документы.

Подавать ходатайство нужно в тот суд, который принял требующее пересмотра решение. Если решение суда было изменено или пересмотрено в порядке апелляции кассации или надзора, тогда заявление подается в суд, принявшее измененное решение.

Обратиться с ходатайством в суд может любой участник процесса, если считает, что его права или интересы были нарушены принятым решением. Подобное заявление от прокурора носит название представления

Правила рассмотрения ходатайства о пересмотре дела

Для рассмотрения ходатайства назначается судебное заседание, о котором извещаются все участники процесса. Неявка на заседания любого участника не приводит к переносу даты разбирательства. При невозможности явиться в суд лично, всегда можно прислать представителя, главное, чтобы представительство в суде было оформлено по всем правилам. 

Суд может удовлетворить заявление, тогда предыдущее судебное постановление отменяется, и начинается новое разбирательство. Но суд может и отказать в удовлетворении заявления. Любое решение суда может быть обжаловано, для чего необходимо подать частную жалобу.

Вернуться в раздел Подача заявления в суд

Пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам или новым обстоятельствам

Настоящий материал подготовлен в соответствии Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации №31 от 11.12.

2012 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений».

В случае необходимости получения юридической помощи по вопросам пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам Вы можете обратиться к адвокатам Адвокатского бюро «Домкины и партнеры», имеющим профессиональную специализация в данной области права.

Публикация подготовлена на основании норм закона по состоянию на 01.01.2013.

В соответствии с гражданским процессуальным законодательством все вступившие в законную силу решения судов первой инстанции, определения апелляционной инстанции, постановления и определения судов кассационной инстанции, а также постановления Президиума Верховного Суда России могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Пересмотр по общим правилам, осуществляется судом, принявшим постановление. Апелляционная, кассационная инстанция, Президиум ВС РФ вправе пересмотреть вынесенные ими постановления лишь в случае, когда ими было изменено постановление суда нижестоящей инстанции либо вынесено новое постановление.

Кроме того, в соответствии с п.2 ч.1 ст.331 ГПК РФ закон не исключает возможность пересмотра определений судов, которыми дело не разрешается по существу, но только в том случае если они исключают возможность дальнейшего движения дела.

Процессуальными инициаторами пересмотра дела по вновь открывшимся или новым обстоятельствам могут быть как участвующие в деле лица, так и иные лица, если судебными постановлениями разрешен вопрос об их правах и обязанностях.

Правом на обращение с заявлениями о пересмотре судебных постановлений по вышеуказанным обстоятельствам также обладают процессуальные правопреемники лиц, участвующих в деле.

Если дело было возбуждено по заявлению прокурора, поданному в защиту прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований, либо если прокурор вступил в процесс для дачи заключения по делу в случаях, он также вправе обратится в суд с соответствующим представлением о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений.

При подаче заявления или представления о пересмотре постановления к нему в обязательном порядке прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу.

Важно отметить, что государственная пошлина при подаче заявления о пересмотре постановлений не уплачивается.

Положением статьи 394 ГПК РФ установлен лишь трехмесячный срок для обращения в суд с заявлением о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. При этом «точкой отсчета» для течения указанного срока является дата установления оснований для подобного пересмотра, установленная статьей 395 ГПК РФ.

Если же данный срок пропущен, он может быть восстановлен решением суда.

При восстановлении срока суд учитывает не только уважительность причин пропуска, но и своевременность обращения в суд с заявлением/представлением о пересмотре, то есть дает оценку обстоятельству, когда заявитель узнал или должен был узнать о наличии вновь открывшихся или новых обстоятельств.

Рассмотрение заявлений о пересмотре судебных постановлений осуществляется по правилам, предусмотренным главой 42 ГПК РФ. Если заявитель не явился в назначенное судебное заседание рассмотрение вопроса по существу, может быть осуществлено в его отсутствие.

В соответствии с положением статьи 396 ГПК РФ судом исследуются доказательства, представленные в подтверждение существования вновь открывшихся или новых обстоятельств, выслушивает объяснения участвующих в деле лиц, а также совершает иные необходимые действия, которые находят своё отражение в протоколе судебного заседания.

Заявление о пересмотре постановлений рассматриваются в Верховном Суде Российской Федерации в срок, не превышающий два месяца. В иных судах данный срок не должен превышать один месяц.

Перечень оснований для пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, изложен в ч.3 и ч.4 ст.392 ГПК РФ и не подлежит расширительному толкованию. Закон устанавливает, что вновь открывшиеся и новые обстоятельства лишь тогда могут являться основанием для пересмотра судебного постановления, если они имеют существенное значение для правильного разрешения дела.

  • Под вновь открывшимися обстоятельствами закон устанавливает — относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления.
  • Как следует из вышеуказанной формулировки, новые доказательства по делу ни при каких условиях не могут расцениваться как вновь открывшиеся обстоятельства.
  • Следует разъяснить, что заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, установленные приговором суда, являются основанием для пересмотра судебного постановления лишь в случае, если они повлекли принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по делу, а преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, судей, совершенные при рассмотрении и разрешении дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда, всегда являются основанием для пересмотра судебного постановления независимо от того, повлияли ли эти обстоятельства на результат рассмотрения дела по существу.
  • Кроме того, к новым обстоятельствам закон относит:
  • Отмену судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по данному делу. При этом судом обязательно проверяется, повлияла ли отмена постановлений указанных органов на результат рассмотрения дела.
  • Признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу. Это обстоятельство может служить основанием для пересмотра судебного постановления при наличии вывода о признании недействительной оспоримой или ничтожной сделки либо о применении последствий недействительности ничтожной сделки в резолютивной и (или) мотивировочной части решения суда по другому делу.
  • Признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации, если оно содержит иное конституционно-правовое истолкование нормативных положений, примененных в конкретном деле, в связи с принятием судебного акта, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации.
  • Установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека. С учетом Рекомендации Комитета министров Совета Европы N R (2000) 2 «По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского Суда по правам человека», основанием для пересмотра судебного постановления является такое постановление Европейского Суда по правам человека, в котором установлено нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней, повлиявшее на правильность разрешения дела заявителя.
  • Определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации. При этом следует иметь в виду, что пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений в указанном случае допускается, если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении.
Читайте также:  Не нужно нотариально удостоверять доверенности, выдаваемые в порядке передоверия компаниями и руководителями филиалов

Рассмотрев заявление о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся или новым обстоятельствам суд выносит:

  • либо определение об удовлетворении заявления и отменяет судебные постановления (копия определения направляется в орган, на исполнении которого находится отмененное судебное постановление),
  • либо определение об отказе в пересмотре судебных постановлений.
    • На определения, вынесенные судом первой инстанции может быть подана частная жалоба, принесено представление прокурора в суд апелляционной инстанции. В случае отказа в удовлетворении частной жалобы, представления на определение суда первой и апелляционной инстанции могут быть поданы кассационные и надзорные жалоба, представление.
    • Определения, вынесенные по результатам рассмотрения заявления, представления о пересмотре судебного постановления судами апелляционной, кассационной инстанций, а также Президиумом ВС РФ, вступают в законную силу со дня их вынесения и обжалованию в апелляционном порядке не подлежат. Вместе с тем определения судов апелляционной и кассационной инстанций могут быть обжалованы соответственно в кассационном порядке (за исключением судебных постановлений Верховного Суда Российской Федерации) и в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации.

Удовлетворение заявления о пересмотре судами первой, апелляционной, кассационной инстанций, а также Президиумом ВС РФ является основанием для повторного рассмотрения дела соответствующим судом по правилам, установленным гражданским процессуальным законодательством.

«Мучительная агония преюдиции» в гражданском процессе

Слова профессора кафедры гражданского процесса юридического факультета СПбГУ Михаила Шварца в качестве заголовка выбраны не случайно.

Каждый юрист хотя бы раз сталкивался с проблемой применения правил о преюдиции (обстоятельства, установленные имеющим силу судебным актом, не нуждаются в доказывании при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, – ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 АПК РФ).

При обращении к судебной практике возникает множество вопросов, в частности – об объективных пределах преюдициальности судебных актов, а именно: преюдиция – это установленные судом факты и их правовая оценка или только факт? Что высшие судебные инстанции понимают под «фактом»?

В ст. 61 ГПК содержится указание на недопустимость повторного доказывания и пересмотра только обстоятельств, установленных судебным решением. В то же время согласно ч. 2 ст. 209 Кодекса после вступления в силу решения суда лица, участвующие в деле, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе не только установленные факты, но и правоотношения. В АПК подобная норма отсутствует.

Анализ разъяснений и практики вышестоящих судов позволяет сделать вывод, что преюдиция на сегодня является опровержимой доказательственной презумпцией. Практика применения правил о преюдиции экономической и гражданской коллегиями Верховного Суда РФ имеет существенные различия.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 25 июля 2011 г. № 3318/11 по делу № А40-111672/09-113-880 отражена правовая позиция о том, что ч. 2 ст. 69 АПК освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.

В Определении от 28 декабря 2012 г. № ВАС-17521/12 по делу № А51-497/2011 ВАС РФ, ссылаясь на разъяснения Пленума, данные в п. 2 Постановления от 23 июля 2009 г.

№ 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», придерживается мнения, что преюдициальными могут считаться исключительно фактические обстоятельства, но не их правовая оценка.

Конституционный Суд РФ поддерживает позицию ВАС, что отражено в Определении от 6 ноября 2014 г.

№ 2528-О: «Следовательно, в системе действующего правового регулирования предусмотренное частью 2 статьи 69 АПК Российской Федерации основание освобождения от доказывания во взаимосвязи с положениями части 1 статьи 64 и части 4 статьи 170 того же Кодекса означает, что только фактические обстоятельства (факты), установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. № 407-О, от 16 июля 2013 г. № 1201-О, от 24 октября 2013 г. № 1642-О и др.). Именно такое толкование и применение оспариваемой в запросе Администрации Краснодарского края нормы, вопреки утверждению заявителя, находит отражение в сложившейся практике арбитражных судов, последовательно придерживающейся того, что ч. 2 ст. 69 АПК РФ освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора (постановления Президиума ВАС РФ от 15 июня 2004 г. № 2045/04, от 31 января 2006 г. № 11297/05 и от 25 июля 2011 г. № 3318/11)».

При этом КС в Определении от 21 марта 2013 г.

№ 407-О подчеркнул необходимость соблюдения баланса: «Введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства – с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения».

Верховный Суд при разрешении споров по конкретным категориям дел дает судам разъяснения – по сути, формулируя порядок опровержения преюдиции. Так, в п. 2 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г.

№ 57 указано, что «при подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ). Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

Как отмечено в п. 4 совместного постановления пленумов ВС и ВАС от 29 апреля 2010 г.

№ 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», «по смыслу частей 2, 3 статьи 61 ГПК РФ или частей 2, 3 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы».

Получается, если суды не связаны правовой оценкой фактов и правоотношения сторон не преюдицируются, в каждом новом процессе на основании одних и тех же фактов суд может по-разному интерпретировать правоотношения сторон.

Например, в одном споре суд может сделать вывод о том, что договор является заключенным, а в другом – прийти к противоположному выводу.

Это вносит в гражданский оборот значительную долю неопределенности и приводит к конфликту судебных актов – ведь сторона спора, недовольная исходом дела, всегда будет изыскивать пути оспаривания решения посредством предъявления иного, формально не тождественного иска.

В то же время преюдиция по определению не только освобождает от доказывания, но и является одним из свойств законной силы судебного решения.

Верховный Суд – видимо, понимая проблему и пытаясь пресечь злоупотребления, – в своих судебных актах последовательно проводит правовую позицию о том, что установленные обстоятельства и оценка доказательств, данные судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 АПК не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *