Разъяснения ВС РФ об одностороннем отказе от договора

Многим из нас по разным причинам приходилось выходить из договорных отношений. Но это не так просто, как кажется на первый взгляд.

Многим из нас приходилось выходить из договорных отношений. Но это не так просто, как кажется на первый взгляд. Что нужно сделать? Достаточно ли перечитать условия договора и, не найдя там ничего про расторжение в одностороннем порядке, обратиться к кодексу? А если такие условия описаны в документе, то насколько они понятны и легко ли их применить на практике?

Разъяснения ВС РФ об одностороннем отказе от договора

Предлагаю воспользоваться краткой и в тоже время подробной инструкцией. Она основана на положениях первой части Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ).

Уведомление об отказе от договора (ст. 450.1 ГК РФ)

Такой способ можно использовать в следующих случаях:

1. Прямое указание в законе на немотивированный односторонний отказ

ГК РФ разрешает по собственной инициативе отказаться от ранее заключенного договора. Ключевое здесь, конечно же, – это воля стороны, которой предоставлено такое право. Решение можно принять исходя из собственного интереса и без обоснований. Такой способ выхода из договорных отношений называют безусловным и немотивированным отказом.

Например, одностороннее расторжение договора предусмотрено:

  • п. 2 ст. 610 ГК РФ (предоставлен каждой стороне договора аренды, когда срок действия его не определён);
  • ст. 717 ГК РФ (для заказчика по договору подряда);
  • ст. 782 ГК РФ (для каждой из сторон по договору оказания услуг).

Чтобы обеспечить баланс интересов сторон, зачастую законодатель или они сами обуславливают выход из договорных отношений исполнением определенных обязательств. Здесь нужно быть внимательными.

От вас могут потребовать, к примеру, уплатить другой стороне денежные средства за ту часть исполненного, которая была принята вами до расторжения договора и представляет для вас потребительскую ценность. Варианты – отказаться от совершения каких-либо действий, возвратить ранее полученный аванс и так далее.

2. Наличие соответствующего условия в договоре

Руководствуясь принципом свободы договора, стороны устанавливают свои права и обязанности на его основе. О применении указанного принципа и его пределах можно прочитать в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 №16, а также в научной литературе, авторами которой выступают А.Г Карапетов и А.И. Савельев.

Условие об одностороннем отказе в договоре, как правило, не противоречит действующему законодательству. Главное – буквальное значение слов и выражений не должно наделять дополнительным, аномальным преимуществом одну из сторон. Нельзя смещать баланс интересов.

Примечание: Условие об одностороннем отказе нужно в обязательном порядке сопоставить с императивными нормами. Они могут содержаться как в общей части, так и в особенной части ГК РФ, регулирующей соответствующий тип договора. По мнению законодателя такое условие нельзя включать в договор.

Если стороны решили включить условие об одностороннем отказе в договор, то нужно уделить особое внимание его формулировке. Если прописано право на «одностороннее расторжение» или «односторонний отказ», суды оценивают его как предоставленное право именно на внесудебный односторонний отказ от договора (Постановление Президиума ВАС РФ от 16.02.2010 № 13057/09).

Однако простое указание на право требования одной из сторон расторгнуть или изменить договор толкуется судом как необходимость соблюдения судебной процедуры расторжения/изменения (Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2011 № 9615/11).

3. Прямое указание в законе на отказ от договора в связи с нарушением его условий другой стороной

Допустим, партнёр нарушил обязательства по договору. Можно ли направить уведомление об одностороннем отказе и тем самым завершить отношения? Для ответа нужно обратиться к нормам ГК РФ, регулирующим тот тип договора, который был заключен сторонами. На самом деле кодекс содержит большой перечень таких норм. Подробнее: п. 1 ст. 463, п. 2 ст. 475, п. 2 ст. 715 и др.

Комментарий к определению СКЭС ВС о договоре с условием «take or pay»: как теперь выкручиваться нижестоящему суду при рассмотрении нового спора по взысканию платы за отказ от договора?

Недавно СКЭС ВС вынесла определение[1], которое уже успело вызвать резонанс в профессиональной среде. В нем вышестоящий суд рассматривал конструкцию договора «take or pay».

Суть договорной конструкции состоит в том, что в рамках соглашения одна сторона вправе востребовать от другой стороны определенный объем характерного исполнения. При этом согласованную цену первой стороне придется уплатить и в том случае, если она не востребует исполнение в полном объеме.

  • Рассуждения в определении СКЭС ВС построены следующим образом:
  • — правоотношения по условию «Take or Pay» в общем виде прямо не урегулированы российским законодательством[2]. Однако стороны в силу свободы договора могут создавать различные договорные конструкции;
  • — поэтому СКЭС ВС анализирует принцип действия договора с условием «бери или плати».
  • Первое обязательство («бери») предполагает наличие у одной стороны права требования определенного объема характерного исполнения за конкретный период времени от другой стороны, в то время как на другой стороне лежит корреспондирующая обязанность это исполнение предоставить.
  • В рамках второго обязательства («плати») право требования принадлежит уже другой стороне и может быть ею реализовано независимо от осуществления контрагентом своего права в рамках первого обязательства. Таким образом, контрагент обязан заплатить оговоренную в соглашении сумму, даже если он не получил характерное исполнение со стороны исполнителя;
  • — СКЭС ВС отдельно отмечает, что нарушение принципа возмездности обмена материальными благами в данном случае не происходит, поскольку заказчик получает встречное предоставление в виде дополнительных преимуществ, имеющих самостоятельную стоимость;
  • — отказ заказчика от договора надлежит расценивать как отказ от реализации своего субъективного права в рамках первого обязательства «бери»;
  • — далее следует вывод СКЭС ВС об императивности нормы, предоставляющей заказчику право на отказ от договора возмездного оказания услуг;

Казалось бы, данный вывод не вписывается в логику предыдущего, о необходимости квалификации отказа заказчика от договора как отказа от реализации своего субъективного права в рамках первого обязательства «бери» (то есть, что заказчик не востребовал «объем характерного исполнения», который мог востребовать. Следовательно, второе обязательство «плати» должно было остаться в неизменном виде).

— СКЭС ВС повторно отмечает, что отказ заказчика является отказом от реализации им своего субъективного права в рамках первого обязательства «бери», однако это не прекращает второе обязательство «плати»;

— однако далее СКЭС ВС делает разворот, переквалифицируя второе обязательство («плати») в плату за отказ от договора (пункт 1 статьи 6, пункт 3 статьи 310 ГК РФ);

— в подтверждение возможности установления платы за отказ от договора возмездного оказания услуг СКЭС ВС ссылается на п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее – «пленум «О свободе договора»);

— СКЭС ВС отмечает, что отсылка судов к последствиям, предусмотренным п. 1 ст. 782 ГК РФ как единственно возможным, сделана без учета договоренностей сторон и согласованной ими модели взаимоотношений;

— далее следует намек верховного суда на возможность оператора услуг обратиться в суд для взыскания с заказчика «платы за отказ от договора»;

— в связи с этим СКЭС ВС исключает из судебных актов указание судов на последствия, предусмотренные п. 1 ст. 782 ГК РФ, так как это указание может предрешить вопрос о допустимом объеме правопритязаний оператора к заказчику услуг.

На мой взгляд, правовая позиция СКЭС ВС создала для конкретного нижестоящего суда, который потенциально может рассмотреть новый спор между сторонами по поводу взысканию платы за отказ от договора, противоречие.

Конечно же, с указанным противоречием могут столкнуться все суды, рассматривающие аналогичные споры.

  1. Прежде, чем понять, как теперь выкручиваться нижестоящему суду, надо разобраться: из какого, собственно, противоречия ему нужно будет выкручиваться? Для ответа на данный вопрос рассмотрим:
  2. — историю императивности/диспозитивности нормы, предоставляющей заказчику право на отказ от договора возмездного оказания услуг в соответствии со ст. 782 ГК РФ;
  3. — последствия переквалификации верховным судом обязательства «плати» в плату за реализацию права на отказ от договора при условии императивности соответствующего права.
  4. История императивности/диспозитивности нормы, предоставляющей заказчику право на отказ от договора возмездного оказания услуг в соответствии со ст. 782 ГК РФ

Впервые позиция об императивности права на односторонний отказ заказчика от договора оказания услуг была закреплена в определении ВАС от 16.05.2007 № 5444/07 по делу № А05-7494/2006-32 (самое раннее определение ВАС с позицией об императивности ст. 782, которое удалось найти):

«Поскольку право заказчика на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг императивно установлено пунктом 1 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, оно не может быть ограничено по соглашению сторон».

Дальше эта позиция на протяжении нескольких лет дублировалась от определения к определению вышестоящего суда.

В 2010 году указанная позиция об императивности права заказчика на односторонний отказ от договора оказания услуг была закреплена в постановлении президиума ВАС РФ от 07.09.2010 № 2715/10 по делу № А64-7196/08-23:

«статья 782 Кодекса закрепляет право заказчика и исполнителя на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг и условия, при которых он допускается. Согласно пункту 1 этой статьи условием отказа заказчика от исполнения обязательств по договору является оплата исполнителю фактически понесенных им расходов.

  • Из смысла данной нормы следует, что отказ заказчика от исполнения договора возможен в любое время: как до начала исполнения услуги, так и в процессе оказания услуги.
  • Поскольку право сторон (как исполнителя, так и заказчика) на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг императивно установлено статьей 782 Кодекса, оно не может быть ограничено соглашением сторон».
  • Особо важен и вывод суда, следующий за выводом об императивности права заказчика на односторонний отказ от договора:
Читайте также:  Работник пропустил срок исковой давности. когда суд вправе восстановить этот срок

«следовательно, предусмотренная пунктом 5.4 соглашения неустойка, ограничивающая право заказчика на расторжение договора, в соответствии со статьей 168 Кодекса является ничтожной».

Далее вывод об императивности ст. 782 ГК, хоть и косвенно, повторно подтвержден постановлением Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 № 2551/12 по делу № А56-66569/2010.

Расторжение договоров: анализ судебной практики

В статье Сергей Гырштеога рассказал, на каких основаниях можно расторгнуть договор, рассмотрел интересную судебную практику и наиболее значимые судебные акты по теме.

Договор можно расторгнуть по основаниям, предусмотренным в законе, ином правовом акте или договоре либо по соглашению сторон. Прежде всего основания расторжения договора указываются в нормах Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) о конкретном виде договора, а также в самом договоре.

Это могут быть основания как для одностороннего отказа от договора, так и для его расторжения через суд. Конечно же, нельзя забывать о возможности расторжения договора по обоюдному волеизъявлению сторон на любой стадии исполнения договорных обязательств.

Наиболее болезненным для обеих сторон является расторжение договора в судебном порядке, так как заранее неизвестно, чем закончится дело и сколько потребуется сил и времени для достижения необходимого результата.

  1. На каких основаниях можно расторгнуть договор в одностороннем внесудебном порядке?

Расторгнуть договор в одностороннем порядке можно на тех же основаниях, которые дают право отказаться от исполнения обязательств. Это объясняется тем, что общие положения об обязательствах применяются и к обязательствам, которые возникли из договора (п. 1 ст. 307.1 ГК РФ).

Основания для отказа от договора могут быть установлены законом или иным правовым актом, а также договором.

Так, например, немотивированно можно отказаться от исполнения договора аренды, заключённого на неопределённый срок (п. 2 ст. 610 ГК РФ).

Также немотивированный отказ может быть предусмотрен в договоре между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность. Но, если эту деятельность ведёт только одна сторона, отказ можно разрешить только её контрагенту (п. 2 ст. 310 ГК РФ).

  1. Когда стороны могут расторгнуть договор по взаимному согласию?

По общему правилу, стороны могут договориться расторгнуть договор в любой момент до истечения срока его действия (п. 1 ст. 450 ГК РФ). В этом случае основанием расторжения договора будет взаимное согласие сторон.

Такого согласия недостаточно для расторжения договора, заключённого в пользу третьего лица (в частности, договора имущественного страхования, заключённого не в пользу страхователя), которое выразило должнику намерение воспользоваться своим правом по договору. Для расторжения такого договора нужно дополнительно получить согласие третьего лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором (п. 2 ст. 430 ГК РФ).

Чтобы расторгнуть многосторонний договор, может быть достаточно согласия не всех сторон, а большинства, если это допускает предпринимательский договор и не запрещает закон (п. 1 ст. 450 ГК РФ).

Если стороны не смогли договориться о расторжении, а закон или договор не дают одной из них права на односторонний отказ, то можно обратиться в суд.

  1. На каких основаниях можно расторгнуть договор через суд?

Можно выделить следующие основания:

1) существенное нарушение договора другой стороной (п. 2 ст. 450 ГК РФ);

2) иное нарушение, предусмотренное законом или договором (п. 2 ст. 450 ГК РФ);

3) существенное изменение обстоятельств (п. 1 ст. 451 ГК РФ).

Далее расскажем о наиболее интересных судебных спорах по расторжению договоров в судебном порядке по указанным основаниям. Каждое основание рассмотрим в отдельности.

Основание первое: существенное нарушение договора

Нарушение может быть названо существенным в законе или договоре. Например, стороны могут согласовать, что нарушение поставщиком срока поставки более чем на пять рабочих дней признаётся существенным нарушением.

В таком случае для расторжения договора нужно доказать, что контрагент-поставщик совершил это нарушение.

Если же нарушение не названо в законе или договоре основанием для расторжения, то надо доказать суду, в чём заключается существенность такого нарушения.

Вс разрешил вопрос о том, может ли одна из сторон отказаться от исполнения договора в рамках условий «take or pay»

Верховный Суд РФ в Определении от 20 августа № 305-ЭС21-10216 по делу № А40-328885/2019 посчитал, что, отказавшись от исполнения договора, заказчик действовал в рамках полномочий, предоставленных ему законом.

Условия «Take or Pay»

ООО «ОТЭКО-Портсервис» осуществляло перевалку сыпучих грузов и реализовывало инвестиционный проект по строительству Таманского терминала навалочных грузов в морском порту Тамань. Компания «Капробен» занималась торговлей углем.

26 февраля 2019 г. «ОТЭКО-Портсервис» (оператор) и «Капробен» (заказчик) заключили договор, по условиям которого оператор гарантировал заказчику за согласованное в договоре вознаграждение выполнение c июля 2019 г. по декабрь 2023 г.

комплекса работ и услуг в отношении экспедирования, перевалки, хранения и накопления каменных углей, перемещаемых за рубеж, а также других работ и услуг в процессе перевалки.

Заказчик, в свою очередь, обязался своевременно поставлять оператору уголь для перевалки в соответствующих объемах в рамках условия «Take or Pay» («бери или плати») и оплатить вознаграждение.

Под термином «Take or Pay» стороны договорились понимать обязательство заказчика по отгрузке гарантированного годового объема угля с корреспондирующей обязанностью заказчика оплатить стоимость перевалки непоставленного объема. Согласно договору заказчик мог освободиться от данного обязательства в части объема угля, не предъявленного к перевалке, в случае отсутствия его вины, однако на недопоставленный по вине заказчика объем насчитывалась неустойка.

В договоре также были установлены условия о его досрочном расторжении по требованию одной из сторон.

Так, в частности, заказчик имел право расторгнуть его только в случае нарушения оператором обязательств по договору в части неподтверждения отгрузки груза в установленных объемах и в определяемый срок, а также в части обязательств по своевременной приемке угля. В этом случае заказчик освобождался от обязательства по условию «Take or Pay».

Отказ заказчика от исполнения договора

12 сентября 2019 г. заказчик письменно уведомил оператора, что, руководствуясь ст. 450.1, 782 ГК РФ, отказывается от исполнения договора и считает его расторгнутым, а отношения сторон – прекращенными с момента получения контрагентом данного уведомления. Позднее заказчик пояснил, что отказ был связан с неблагоприятной для него конъюнктурой цен на рынке угля.

В ответ оператор направил заказчику претензию, указав, что право на подобный отказ не предусмотрено ни условиями договора, ни законом, а затем обратился в арбитражный суд, настаивая на признании одностороннего отказа от исполнения договора незаконным.

18 августа 2020 г. АС г. Москвы удовлетворил исковые требования. Суд квалифицировал договор как смешанный, что не давало возможности применить нормы о договоре возмездного оказания услуг, и ст.

782 ГК в частности. Общие нормы ГК об обязательствах (ст.

309, 310, 450, 717, 782, 1010), как и условия договора, как посчитал суд, не предоставляли ответчику право в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора.

Постановлением апелляционного суда от 3 ноября 2020 г., устоявшим в кассации, решение первой инстанции было отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционный и кассационный суды пришли к выводу, что спорным договором урегулированы правоотношения по возмездному оказанию услуг, и ответчик правомерно воспользовался правом на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора, предоставленным п. 1 ст.

782 ГК, независимо от договоренности сторон об ином. Суды, сославшись на п. 3 ст. 421, абз. 1 ст. 806, ст. 904 и п. 1 ст. 782 ГК, отметили, что даже при квалификации договора как смешанного, содержащего элементы договоров экспедирования, хранения и др.

, нормативное регулирование каждого из этих элементов позволяло заказчику немотивированно отказаться от договора в одностороннем порядке.

Суды также обратили внимание, что российское законодательство не регулирует договорную конструкцию с условием «Take or Pay» и правовые последствия ее применения.

В то же время данный принцип не ограничивает заказчика в праве отказаться от исполнения договора.

Кроме того, суды отметили, что негативные последствия расторжения договора, возникшие у истца, подлежат устранению через возмещение расходов, фактически понесенных им в целях исполнения договора.

ВС проанализировал условия договора

Впоследствии ООО «ОТЭКО-Портсервис» обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просило отменить постановления судов апелляционной и кассационной инстанций и оставить в силе решение первой инстанции. В своих доводах заявитель жалобы указал на несостоятельность вывода судов о правомерности действий компании-заказчика.

Читайте также:  Субсидиарная ответственность по долгам компании-банкрота

Заявитель полагал, что, нарушив ст. 309, 310, 421, 450 ГК и принцип свободы договора, суды позволили заказчику игнорировать договоренности сторон об условиях одностороннего отказа от исполнения договора, произвольно выйти из него и тем самым незаконно и в ущерб контрагенту освободиться от обязательства по выплате установленной договором компенсации.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что по общему правилу право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных ГК, другими законами, иными правовыми актами или договором (п. 2 ст. 310 Кодекса).

ВС указал, что положения п. 1 ст. 782 ГК действительно позволяют заказчику в любой момент немотивированно отказаться от исполнения договора. Реализовав это право посредством уведомления оператора, заказчик действовал в рамках полномочий, предоставленных ему законом.

При этом ВС согласился с выводами нижестоящих судов о том, что правоотношения по условию «Take or Pay» в общем виде прямо не урегулированы российским законодательством. В то же время, ссылаясь на ст.

1 и 421 ГК, он пояснил, что отсутствие в российском законодательстве специального регулирования не ограничивает стороны в праве создавать различные договорные конструкции и не дает судам оснований игнорировать такие условия договора, особенно если это касается предпринимательской деятельности.

«Уяснение смысла спорного условия и правовых последствий его применения может осуществляться судами применительно к ст. 431 ГК РФ о толковании договора. К тому же правовое регулирование, близкое к указанной модели, содержится в некоторых нормативных правовых актах российского законодательства (например, п.

5 и 16 Правил поставки газа в РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. № 162)», – отмечается в определении.

ВС подчеркнул, что по своей правовой природе условие «Take or Pay», включенное сторонами спора в договор, состоит из двух обособленных, но тесно связанных между собой обязательств.

Первое («take», или «бери») предполагает наличие у заказчика (покупателя) субъективного права получить от другой стороны (исполнителя, поставщика) определенный объем характерного исполнения за конкретный период времени, в то время как другая сторона обязана это исполнение предоставить.

В рамках второго обязательства («pay», или «плати») субъективное право принадлежит уже другой стороне (исполнителю, поставщику) и может быть ею реализовано независимо от осуществления контрагентом своего права в рамках первого обязательства.

Таким образом, контрагент обязан заплатить оговоренную в соглашении сумму, даже если не получил характерное исполнение со стороны исполнителя.

Верховный Суд указал, что, разрешая вопрос о допустимости отказа от договора, заключенного с условием «Take or Pay», необходимо исходить из того, что каждая из сторон вправе заявить об отказе от реализации принадлежащего ему субъективного права (но не обязанности), так как осуществление права находится полностью в ее воле.

В связи с этим он определил, что ограничение заказчика в праве на немотивированный отказ от исполнения договора недопустимо, так как это противоречило бы как нормативному правовому регулированию (п. 1 ст. 782 ГК), так и сути правоотношений сторон, поскольку ни закон, ни договор не могут понудить заказчика вопреки его воле получать услуги оператора.

Исходя из этого, выводы судов о допустимости отказа заказчика от договора правомерны.

Однако, отметил ВС, отказ заказчика от права получать услугу (обязательство «бери») сам по себе не мог устранять имевшиеся у него платежные обязанности по отношению к исполнителю (обязательство «плати»).

Суд пояснил, что в рамках договорной модели «Take or Pay» при отказе заказчика от получения характерного предоставления (от обязательства «бери») исполнение им обязанности в рамках обязательства «плати» может быть оценено как плата за отказ от договора, исчисляемая из согласованного сторонами периода действия этого условия.

Обращаясь к п. 16 Постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 г. № 54, Суд указал, что согласно п. 3 ст.

310 ГК обязанность по выплате указанной в нем денежной суммы возникает у стороны в результате осуществления права на односторонний отказ от исполнения обязательства – то есть в результате расторжения договора.

Если иное не предусмотрено законом или договором, с момента отказа первоначальное обязательство прекращается и возникает обязательство по выплате определенной денежной суммы.

ВС: Условие о договорной неустойке продолжает действовать даже после одностороннего отказа от договораСуд подчеркнул, что в случае согласования условия о зачетной неустойке проценты за пользование чужими денежными средствами не могут быть взысканы даже после правомерного отказа одной из сторон от исполнения договора

Таким образом, Верховный Суд подчеркнул, что выводы судов о том, что негативные для истца последствия расторжения договора могут быть устранены посредством возмещения фактически понесенных в целях исполнения договора расходов, сделаны без учета договоренностей сторон и согласованной ими модели взаимоотношений.

ВС обратил внимание, что оператор, с одной стороны, не имел права понудить заказчика к пользованию своими услугами, а с другой – не утратил право на получение согласованных в договоре платежей при доказанности таковых.

К тому же, как следует из объяснений сторон, именно к понуждению заказчика компенсировать расходы оператора на договорных условиях по существу и сводился правовой интерес истца, в том числе в рамках реализации условия «Take or Pay».

Верховный Суд заметил, что имущественные права оператора отказом от договора не нарушались, в связи с чем не имелось оснований для признания отказа недействительным. При этом вопрос соблюдения условий выхода из договорных отношений и размера соответствующей компенсации не являлся предметом данного спора.

В связи с этим Верховный Суд заключил, что указание в судебных актах на то, что негативные последствия отказа компании-заказчика от договора могут быть устранены посредством возмещения фактически понесенных расходов, подлежит исключению из мотивировочной части апелляционного и кассационного постановлений, так как оно может быть воспринято как предрешающее вопрос о допустимом объеме правопритязаний оператора к заказчику.

Эксперты оценили выводы Суда

  • Адвокат АП Московской области Филипп Шишов считает, что, отчасти являясь несовершенством российской правовой системы, отсутствие юридической договорной конструкции, не позволяющей расторгнуть договор поставки в случаях, предусмотренных законодательством, не в полной мере позволяет предприятиям планировать объемы производимой и сбываемой продукции и рассчитывать на определенную стабильную прибыль, производя капиталовложения.
  • При этом эксперт отметил, что российское законодательство не лишает предпринимателей права указывать в заключенных договорах конкретную правовую систему государства, законодательство которого используется при регулировании правоотношений сторон (например, Нидерландов, где эта конструкция впервые была изобретена при добыче газа и его реализации потребителям).
  • Филипп Шишов обратил внимание, что в данном деле ВС «сделал своеобразный реверанс» в сторону нормализации предпринимательского, коммерческого и инвестиционного климата России.

Эксперт напомнил, что конструкция «Take or Pay» является общепризнанной в мире системой взаимодействия поставщиков и заказчиков, содержащей конкретный юридической смысл. «Это своеобразная форма фьючерса, только не на бирже, а непосредственно между контрагентами, поэтому отказ от нее и запрет российскими судами на ее использование может замедлить развитие отдельных отраслей экономики и снизить их конкурентоспособность на мировом рынке», – резюмировал он.

Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Анна Васильева отметила актуальность проблемы, затронутой ВС.

«В данном контексте анализ Верховным Судом положений о свободе договора и ее пределах видится бессмысленным, ведь в конечном счете это деформирует волю сторон, согласившихся на условие «Take or Pay», и применяет к их отношениям чуждую в данном случае правовую конструкцию платы за односторонний отказ от исполнения договора», – считает эксперт.

  1. По ее мнению, правовая позиция, изложенная в определении, может привести к отказу от конструкции «Take or Pay» на практике, так как она попросту будет нарушать баланс интересов сторон договора и позволять одной из них освобождаться полностью или частично от исполнения денежных обязательств перед контрагентом.
  2. Теперь участникам рынка придется выбирать другие юридические конструкции, позволяющие избежать имущественных потерь в результате неиспользования контрагентом принадлежащих ему правовых возможностей, полагает Анна Васильева.
  3. «Между тем «Take or Pay» является удачным примером договорной конструкции, позволяющей перекладывать риски имущественных потерь на сторону договора, которая в силу внутренних причин не способна осуществлять эффективное экономическое планирование своих действий», – добавила она.

Эксперт полагает, что если бы Верховный Суд воспринял обязательство «pay» как плату за возможность использования мощностей портового оператора, – то есть как договорное денежное обязательство (о чем и договаривались стороны при заключении договора), – оператор мог бы претендовать на взыскание всей оставшейся платы по договору, вне зависимости от размера выполненного со своей стороны предоставления. «Рискну предположить, что ключевой стратегией заказчика при предъявлении ему требований со стороны портового оператора об уплате «платы за односторонний отказ от договора» будет доказывание пресловутого «очевидного несоответствия» размера этой денежной суммы неблагоприятным последствиям, вызванным отказом от исполнения обязательства или изменением его условий», – заключила Анна Васильева.

Читайте также:  В гк рф теперь указано о праве подать возражения до регистрации товарного знака

Как расторгнуть договор

Когда вы заключаете договор, будьте хотя бы морально готовы к тому, что, возможно, его придется расторгнуть.

Профиль автора

В этой статье мы опишем возможные варианты расторжения договора и расскажем, что и как нужно сделать, чтобы избежать негативных последствий. Основная цель — создать план действий по расторжению почти любого договора. Мало ли, вдруг пригодится.

Статья 450 ГК РФ предлагает три основных способа разорвать отношения с контрагентом:

  1. по соглашению сторон — если никто не возражает;
  2. через суд — если другая сторона категорически против;
  3. по инициативе одной из сторон без обращения в суд — если право такой стороны на односторонний отказ от исполнения договора предусмотрено законом или самим договором.

Лучше всего поможет избежать негативных последствий расторжение договора по соглашению сторон. Но есть несколько формальностей.

Дата расторжения. Если вам важна конкретная дата, с которой вы хотите перестать исполнять обязательства по договору, установите ее в соглашении о расторжении. Если дата не важна, знайте, что ваши обязательства прекращаются с момента подписания этого соглашения.

Если контрагент против расторжения, придется идти в суд. Оснований для расторжения договора в суде несколько. Есть общие, применимые и к договору аренды, и к договору дарения; есть специальные.

Сначала расскажу про общие основания для расторжения договора.

Например, Ваня продал Маше синтезатор. Маша синтезатор взяла, а заплатить обещала через несколько дней. Шли месяцы, Маша уже успела записать альбом и съездила в гастрольный тур, а деньги Ване так и не отдала. Но Ваня-то на них рассчитывал. Маша в такой ситуации существенно нарушила договор.

Например, вы заказали елку к Новому году, а в интернет-магазине задержали доставку и предлагают привезти ее только в середине января. Обстоятельства существенно изменились, ведь праздник уже прошел. Поэтому вы вправе расторгнуть договор.

Написать о расторжении договора нужно будет как минимум дважды. Первый раз — сразу после того, как вы решили порвать со своим контрагентом. Закон этого не требует, но лучше все равно отправить письмо-уведомление на официальную электронную почту. Это может обеспечить вам расторжение по соглашению сторон, без суда.

Текст может быть примерно таким:

Уважаемый Василий Иванович, добрый день!

Я ожидал получить от вас датскую ель высотой 2 метра 30 декабря 2018 года. Сегодня 15 января 2019-го, а ели все еще нет. В связи с тем, что Новый год прошел и ель мне больше не нужна, я предлагаю вам расторгнуть договор купли-продажи.

  • Прошу вернуть предоплату в размере 5000 рублей на мой счет.
  • Реквизиты счета Банк получатель: АО «Тинькофф Банк» Корр. счет: 301018101452501234567
  • БИК: 044525974
  • Счет получателя платежа: 408178107000012345678
  • Надеюсь на скорейшее согласование и ожидаю ответа до 30 января 2019 года.
  • С уважением, Петр Петров

Получатель: Петров Петр Васильевич

Никто не может гарантировать, что ваш контрагент захочет разорвать договорные отношения. Тогда вам придется пойти в суд и отправить контрагенту копию искового заявления и приложений к нему.

Договор можно расторгнуть на любом этапе его исполнения. После исполнения можно расторгнуть, например, если договор рамочный, а вы не планируете продолжать отношения с контрагентом.

Всегда стоит быть внимательным и четко следовать требованиям закона. Например, договор аренды допускает досрочное расторжение, но нужно возвратить имущество по передаточному акту с проверкой его состояния.

Если вы просто покинете арендованную квартиру, ваша обязанность по уплате арендной платы не прекратится автоматически. Это подтвердил Арбитражный суд Поволжского округа в постановлении по делу № А55-28556/2014.

Процедура расторжения зависит от ваших отношений с контрагентом. Она может разрешиться за пару дней, а может затянуться на годы судебных процессов.

Казалось бы, когда вы расторгаете договор, то хотите прекратить все свои обязательства перед контрагентом. Но некоторые из них все-таки продолжают действовать. Давайте разберемся.

Это влияет на размер неустойки: она начисляется только до даты расторжения договора и прекращения основных обязательств по нему.

Продолжают действовать условия о рассмотрении споров по договору: в каком суде будет рассматриваться дело, сколько дней есть у сторон на урегулирование разногласий и т. д.

Причем если на деле стороны продолжают исполнять договор после его расторжения, но одна из них нарушает условия, то неустойка начисляется до дня фактического прекращения работ.

Например, подрядчик делает ремонт в квартире. Срок окончания ремонта по договору — 1 августа. К этой дате подрядчик не закончил работу, и хозяева решили расторгнуть договор.

Но фактически подрядчик продолжал делать ремонт, а хозяева продолжали пускать его в квартиру. Ремонт он закончил 1 октября, то есть на 2 месяца позже. Неустойка за просрочку будет начисляться до дня фактического прекращения работ — то есть до 1 октября.

Остаются в силе условия, которые устанавливают, что стороны должны сделать после расторжения договора, — например, заказчик должен вернуть исполнителю часть сделанной им вещи.

Отказ от договора в одностороннем порядке отличается от обычного расторжения.

При одностороннем расторжении договор считается расторгнутым с того момента, как вы направили уведомление об этом, а другая сторона его получила. Важно отправлять уведомление в письменном виде заказным письмом с уведомлением о вручении.

Односторонний отказ разрешен, если вы заключили следующие договоры:

  1. договор поставки — ст. 523 ГК РФ;
  2. договор энергоснабжения, если вы физлицо и используете энергию в быту, например, чтобы разогревать суп, — п. 1 ст. 546 ГК РФ;
  3. договор аренды, если он заключен на неопределенный срок, — п. 2 ст. 610 ГК РФ;
  4. договор подряда — ст. 717 и ст. 719 ГК РФ;
  5. договор возмездного оказания услуг — ст. 782 ГК РФ, ст. 32 закона «О защите прав потребителей»;
  6. договор транспортной экспедиции — ст. 806 ГК РФ;
  7. договор банковского счета, если вы банк, а по счету клиента в течение двух лет не проводятся операции, — ст. 859 ГК РФ;
  8. агентский договор — ст. 1010 ГК РФ.

Однако и односторонний отказ от договора может оказаться не бесплатным для вас, потому что у другой стороны может быть право на возмещение фактических расходов. А если вы предприниматель, п. 3 ст. 310 ГК РФ разрешает в договоре установить для вас плату за односторонний отказ.

Но здесь важно помнить: если право на односторонний отказ императивное (то есть нет оговорки «если иное не установлено договором»), то плату за такой отказ устанавливать нельзя. Это разъяснил Пленум Верховного суда в п. 15 постановления № 54 от 22.11.2016.

Теперь детали.

Важно распорядиться своими накоплениями. Есть два варианта.

Можно оставить эти накопления в пенсионной системе, тогда НПФ переведет их в другой фонд, реквизиты которого вы должны указать. Плюс: вы не платите НДФЛ. Минус: вы не можете воспользоваться своими накоплениями.

Не рекомендую расторгать договор с НПФ в середине года. Статья 36.6-1 закона «О негосударственных пенсионных фондах» предупреждает: в случае расторжения договора и перехода в другой НПФ переведены будут только средства по состоянию на 31 декабря прошлого года.

Контролировать процесс перевода накоплений вам не нужно. Новый и старый НПФ обязаны разобраться между собой самостоятельно. Вам остается только подать заявление о расторжении старого договора и заключить новый.

Если же подарок дарите вы, возможностей расторгнуть договор значительно больше, плюс вас не могут заставить возместить убытки.

Представим, что Эльвира Ивановна заключила договор дарения в письменной форме со своим 16-летним внуком Василием. Бабушка обещала подарить внуку свою Ладу Приору, как только тому исполнится 18 лет.

  1. покушение на жизнь или здоровье дарителя или членов его семьи;
  2. дар имеет большую неимущественную ценность для дарителя, а обращение с вещью может привести к ее утрате;
  3. если бабушка вдруг переживет внука, она может забрать машину обратно. Но это условие нужно изначально включить в договор.

Эльвира Ивановна — женщина предприимчивая. Она сдает квартиру в Чертанове и снимает квартиру на Патриарших. Ее интересует, когда и как она может расторгнуть каждый из этих договоров.

  1. Квартира в Чертанове
    Эльвира Ивановна — арендодатель,
  2. семья Сидоровых — арендаторы.
  3. Статья 619 ГК РФ позволяет Эльвире Ивановне досрочно расторгнуть договор, если семья Сидоровых:
  1. организовала в квартире, например, производство мыла или выпечку тортов, которое мешает другим жильцам дома, и вообще Сидоровы существенно нарушают условия договора;
  2. ухудшила состояние квартиры настолько, что в последний визит за деньгами Эльвира Ивановна увидела дыру в стене средних размеров и отвалившийся подоконник;
  3. больше двух раз задерживала арендную плату;
  4. не делает капитальный ремонт уже три года, хотя по договору должна была сделать уже через год.
  • Квартира на Патриарших
    Эльвира Ивановна — арендатор,
  • Маркус — арендодатель.

Эльвиру Ивановну окружают нерадивые люди. Вот и хозяин квартиры на Патриарших, Маркус, сдает квартиру не по закону. Эльвира Ивановна вооружилась статьей 620 ГК РФ и решила расторгнуть с ним договор, потому что он:

  1. Постоянно водит в квартиру посторонних людей, иногда — с животными, тем самым мешая Эльвире Ивановне пользоваться квартирой.
  2. У квартиры куча скрытых недостатков, которые Эльвира Ивановна физически не могла заметить при первичном осмотре: плохая проводка, постоянно подтекающая канализация, осиное гнездо на балконе и логово крыс под ванной.
  3. Маркус не делает капитальный ремонт, хотя обязан по п. 1 ст. 616 ГК РФ.

И если бы Эльвира Ивановна была юристом, она бы предусмотрела в обоих договорах аренды дополнительные условия их расторжения. Абзац 6 статьи 620 ГК РФ разрешает ей и ее контрагенту это сделать.

Все зависит от того, потребитель вы или нет.

Если вы потребитель, то можете отказаться от исполнения договора оказания услуг в любое время. Такое право дает вам статья 32 закона «О защите прав потребителей». Она же предупреждает, что вам придется возместить исполнителю фактически понесенные им расходы.

Если вы не потребитель, а предприниматель, жизнь немного усложняется.

Если вы заказчик услуг, то правило о возмещении фактически понесенных расходов остается прежним, теперь по ст. 782 ГК РФ.

Если вы исполнитель услуг, то по этой же статье можете отказаться от исполнения договора только при условии полного возмещения убытков заказчика.

Однако свобода договора и п. 3 ст. 310 ГК РФ дают вам возможность подстраховаться на случай неисполнения договора заказчиком и включить в договор условие о плате за односторонний отказ от его исполнения.

Раньше с этим условием было много проблем, но теперь суды стали чаще его признавать. Пленум Верховного суда в п. 15 постановления № 54 от 22.11.2016 подтвердил правомерность такой платы, хоть и с оговоркой.

Право на отказ от договора должно либо содержаться только в самом договоре, либо в диспозитивной норме (это норма, которую стороны могут изменять в процессе взаимодействия). И да, статья 782 ГК РФ — диспозитивная, так утверждает абз. 3 п.

 4 постановления Высшего арбитражного суда РФ «О свободе договора».

  1. Первый шаг в расторжении договора любого вида — попробовать договориться с контрагентом.
  2. Все переговоры лучше вести в письменной форме: либо через заказные письма с уведомлением о вручении, либо по электронной почте. Это поможет вам в суде.
  3. Практически всегда вам придется возмещать другой стороне убытки, которые вы фактически ей причинили своим досрочным отказом от договора.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *