Реальность сделки доказали с помощью документов третьих лиц

Реальность сделки доказали с помощью документов третьих лиц

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» разъяснены различные аспекты применения российскими судами норм Гражданского кодекса РФ, касающихся, в том числе, защиты гражданских прав, оспаривания сделок и признания их недействительными.

Верховные судьи рекомендуют в документе судам всех инстанций отойти от «бюрократии и формализма» при рассмотрении дел. Судьи должны проявлять более активную роль при ведении гражданского процесса. Большое внимание в постановлении Пленума ВС РФ уделено механизму оспаривания гражданских сделок в судах.

В частности, одной из главных новелл для российских судей станет та часть документа, в соответствии с которой Верховный Суд разрешил оспаривать гражданские сделки третьим лицам. Тем самым — фактически устранив наконец неясность по этому вопросу, существующую в нормах Гражданского кодекса РФ. Ведь при совершении сделок могут быть нарушены не только интересы ее участников, но и третьих лиц.

Кроме того, судьи уделили внимание процедуре признания сделки ничтожной по нормам статьи 166 ГК РФ. Теперь все обстоятельства, признаки и последствия таких сделок подлежат обязательному судебному рассмотрению.

Ничтожными являются сделки, нарушающие требования закона или иного правового акта и при этом посягающие на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы их участников или третьих лиц.

Однако теперь это необходимо в любом случае доказать в суде, даже если условия сделки явно противоречат действующему законодательству. Для этого у заинтересованных лиц есть один год с момента совершения сделки.

Это совершенно новая концепция, ведь на протяжении многих десятилетий и законодательство, и гражданско-правовая доктрина исходили из незыблемого доселе постулата о том, что сделки, которые противоречат закону — ничтожны просто-напросто по определению.

Исключения ВС РФ сделал для сделок, затрагивающих публичные интересы, а также сделок, противоречащим основам правопорядка и нравственности и сделок, нарушающих основы отношений между родителями и детьми.

Дополнительно судьи отметили, что в соответствии с нормами статьи 170 ГК РФ мнимые сделки, то есть сделки, совершенные для вида, без намерения создать правовые последствия, являются ничтожными.

Среди оснований для оспаривания сделки в суде был также особо отмечен тот факт, что она может быть признана недействительной, если ее условия или значимые нормы прописаны в договоре мелким шрифтом.

Реальность сделки доказали с помощью документов третьих лиц

Источник: http://ppt.ru/news/133432

Мнимый договор дарения

Договор дарения может быть мнимым, если он совершен без оснований для его совершения — стороны дарения направили свое волеизъявление лишь желая изобразить видимость заключения указанной сделки, не преследуя целей создания правовых последствий ее совершения. Согласно п. 1 ст.

170 ГК, каждый мнимый договор дарения является ничтожным — недействительным с момента заключения, независимо от наличия решения суда о том.

Однако на практике, очевидность наличия оснований мнимости дарения встречается крайне редко, поэтому практически всегда, требования субъекта о признании недействительности по этой причине нуждаются в убедительном обосновании и доказывании.

Как правило, мнимые сделки дарения заключаются не просто для создания у третьих лиц ложного представления о намерениях дарителя и одаряемого — с их помощью стороны пытаются избежать каких-либо правоотношений или исполнения обязательств, что чаще. Так, классическим примером мнимого дарения будет его совершение должником в отношении третьих лиц, с целью формально вывести имущество из своей собственности, чтоб избежать обращения взыскания на него от лица его кредиторов.

Поскольку при совершении мнимой дарственной стороны пытаются создать видимость наличия несуществующих прав и обязанностей именно перед третьими лицами, вполне очевидно, что их действия являются умышленными. При этом как доктрина права, так и судебная практика свидетельствуют о наличии умысла в действиях обеих сторон дарения.

Поскольку мнимое дарение, даже несмотря на отсутствие очевидности оснований его признания, считается законодателем как ничтожное, оно может быть оспорено как сторонами сделки, так и любым третьим лицом, если он имеет в том, охраняемый законом интерес (п. 3 ст. 166 ГК). При нарушении мнимым дарением публичных интересов, согласно п. 4 ст. 166 ГК, право применения последствий недействительности к такой сделке по собственной инициативе оставлено также и за судом.

Кроме того «Дешевые кредиты», в качестве меры обеспечения иска просили суд наложить арест на квартиру Петрова (п. 1 ст. 140 ГПК).

К поданному кредитором иску не был приложен документ, подтверждающий оплату госпошлины, ввиду чего, иск был оставлен без движения до момента подтверждения ее оплаты (ст. 136 ГПК).

Получив копию иска и узнав о требовании кредитора и сложившейся вследствие неоплаты госпошлины заминки,

Петров решил ей воспользоваться и в целях избежать ареста квартиры, решил подарить ее своей жене. В этот же день они составили договор дарения, нотариально заверили его и подали заявление о государственной регистрации прав на недвижимость на жену Петрова. Через 7 дней жена Петрова уже получила свидетельство о государственной регистрации.

Когда кредитор все же оплатил госпошлину, а суд применил обеспечительные меры в виде ареста имущества, оказалось что согласно сведениям ЕГРП, квартира уже не принадлежит Петрову. На основании этого, КС «Дешевые кредиты» подал еще один иск о признании договора дарения между Петровым и его женой недействительным по причине его мнимости (п. 1 ст. 170 ГК).

В судебном заседании, кредитор обратил внимание суда, что договор дарения был заключен сторонами лишь после просьбы истца о наложении ареста на квартиру, что подтверждается срочностью оформления договора и проведением госрегистрации. Сам Петров в качестве ответа на вопрос о мотивах совершения такого срочного дарения, ответил, что это подарок ко дню рождения жены, который должен состояться через 4 месяца.

Кроме того, какого-либо другого имущества Петров не имел. Посчитав, что этих оснований для признания договора дарения мнимым достаточно, суд удовлетворил требования КС, признал договор дарения недействительным, и обязал регистрационный орган отменить государственную регистрацию недвижимости, а на саму квартиру наложить арест.

Читайте так же:  Возражение на судебный приказ что дальше

Сам Петров подал жалобу на такое решение в Апелляционный суд, которому предстоит проверить его на факт законности.

Понятие мнимого договора

Согласно п. 1 ст.

170 ГК, в качестве мнимого договора следует считать любую сделку, которую стороны совершают лишь для создания вида ее заключения, без направленности на возникновение, изменение и прекращение прав и обязанностей, типичных для сделки подобного вида. Такой договор, ввиду его фиктивности, законодатель требует считать ничтожным — недействительным с момента его заключения и не влекущим каких-либо последствий (ст. 167 ГК).

Определение мнимой сделки, закрепленное в п. 1 ст. 170 ГК, не содержит конкретизированной цели, для достижения которых такой договор заключается. На самом деле, мнимая сделка совершается сторонами для создания конкретных правовых последствий для одной из ее сторон, в отношении третьих лиц — видимости реально несуществующих правоотношений.

Кроме такой цели, для определения мнимости, суду необходимо установить направленность действий одной из сторон на получение конкретного преимущества, обхождение каких-либо запретов и ограничений или прочие противоправные последствия создания видимости в отношении третьих лиц.

Указанные неправомерные последствия должны прямо нарушать права третьих лиц, для которых создавалась видимость заключения той или иной сделки. Если, несмотря на отсутствие правовых последствий заключения мнимой сделки, права третьих лиц не нарушены, сделку все равно следует считать мнимой, однако ее заключение, как и признание мнимости, теряет всякий смысл.

Напомним, что несмотря на ничтожность, большинство таких договоров требуют основательного и убедительного доказывания их мнимости. Поэтому без определения конкретных целей совершения мнимой сделки, невозможно будет доказать ее такой характер, а следовательно — невозможно требовать применения последствий недействительности, определенных п. 2 ст. 167 ГК.

Срок оспаривания мнимого договора

Как уже говорилось, мнимый договор следует считать ничтожным по своей природе. Согласно ст.

181 ГК, срок, в течение которого любой из ничтожных договоров может быть признан таковым, а также в течение которого к такому договору могут быть применены последствия недействительности, составляет 3 года.

Такой срок общий для всех случаев мнимости сделки, однако, порядок его течения зависит от роли заинтересованного в оспаривании лица.

По истечении срока давности, сторона сделки, как и любое другое заинтересованное лицо, лишается возможности оспаривания, даже если ее права были нарушены этой сделкой. Однако если срок оспаривания был пропущен таким лицом по уважительной причине, в порядке, предусмотренном ст. 205 ГК, такой срок может быть восстановлен.

Более того, независимо от состава такого обстоятельства, относительно которого лицо требует признать его уважительность, оно может быть признано таковым, только если оно наступило в последние шесть месяцев срока оспаривания.

Читайте также:  Договор купли-продажи с обратным выкупом

Процедура оспаривания мнимого договора дарения

Мнимый договор, ввиду своей ничтожности, формально не требует оспаривания, так как целью оспаривания является признание недействительности, а мнимый договор недействителен уже с момента его заключения (ст. 167 ГК).

Однако на практике, порок воли, определяющий недействительность мнимого договора, не является очевидным фактом, ввиду чего, у заинтересованной стороны возникает обязанность доказать его наличие.

Таким образом, процедура оспаривания мнимого договора, проходит по стандартному порядку искового производства.

Правом оспорить мнимый договор дарения наделены как его стороны, так и любые другие лица, права которых нарушены этим договором. Перед подачей иска, такому субъекту необходимо оплатить госпошлину, размер которой определен ст. 333.19 НК и составляет 300 рублей для граждан и 6 тыс. рублей для организаций.

Порядок оспаривания

Как уже известно, оспаривание мнимого договора дарения осуществляется исключительно в судебном порядке. Анализ известных нам прецедентов из судебной практики оспаривания мнимых договоров, позволяет выделить единственный оптимальный порядок действий заинтересованного в том лица, который должен состоять из следующих этапов:

Необходимые документы

Анализ ст. 132 ГПК, с учетом судебной практики, позволяет выделить перечень стандартных документов, необходимых для предъявления вместе с иском, среди которых:

  1. Копии искового заявления, в зависимости от количества участников судопроизводства;
  2. Квитанция об оплате госпошлины;
  3. Копия документа, подтверждающего личность истца;
  4. Копия оспариваемого договора дарения;
  5. Документы, подтверждающие обстоятельства, на которых основаны требования истца и их копии, в зависимости от количества ответчиков (документальные доказательства — справки, акты, заключения экспертов, письма и т.д.);
  6. Доверенность, в случае участия представителя.

Отметим, что данный перечень является сугубо примерным — в зависимости от индивидуальных особенностей конкретной ситуации, он может быть дополнен и расширен.

Последствия признания договора дарения мнимым

Поскольку каких-либо специальных последствий признания договора дарения мнимым, положениями ст. 170 ГК не предусмотрено, по смыслу закона, следует руководствоваться общими последствиями недействительности, установленными в п. 2 ст. 167 ГК которым предусмотрена двусторонняя реституция — возврат сторонами друг другу всего полученного ими по заключенной мнимой сделке.

Однако, при применении последствий, следует учитывать характер мнимости:

  • Если подарок изначально не перешел в собственность одаряемого, то он не может вернуть того, чего не получал, согласно чему, общие последствия недействительности (п. 2 ст. 167 ГК) к такому дарения неприменимы.
  • В этом случае, единственным последствием определения судом мнимости договора дарения, является факт признания его недействительности. Особое значение такое последствие приобретает в случаях, когда мнимым является дарение, требующее регистрации прав, например, дарение недвижимости.

Заключение

Такое положение дел складывается ввиду недостаточности норм законодательного регулирования и противоречивого характера уже закрепленных в ГК положений. Наиболее сложен вопрос о ничтожности мнимой сделки — на практике она требует более чем убедительного доказывания.

Источник: http://dogovor-darenija.ru/darstvennaya/sudebnaya-praktika/mnimaya-sdelka/

Как оспорить мнимую сделку

  • Слесарев Сергей | частнопрактикующий юрист, эксперт Экспертного центра «Общественная Дума»

Что такое мнимая сделка?

О том, что такое мнимая сделка, сказано в п. 1 ст. 170 ГК РФ. Это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

При совершении добросовестной сделки стороны преследуют конкретную цель и стремятся к определенным правовым последствиям – установлению (изменению, прекращению) прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ).

Например, совершая сделку купли-продажи недвижимости, покупатель хочет приобрести ее в собственность, а продавец – получить прибыль от продажи.

Результатом сделки будет переход права собственности, реальная передача имущества и денег.

Читайте так же:  Досудебный порядок урегулирования налоговых споров

Недобросовестные стороны мнимой сделки, напротив, стараются избежать правовых последствий «совершенной» ими сделки и реального исполнения. Их цель – создать видимость сделки и через эту видимость получить совсем другой результат (не тот, который предполагает сделка).

Мнимая сделка ничтожна. Ее как бы не существует. Такую сделку можно сравнить с пустым орехом: скорлупа есть, а внутри ничего.

В том же примере с продажей недвижимости стороны могут заключить договор, зарегистрировать переход права собственности, но в результате все останется по-прежнему: «продавец» распоряжается имуществом как владелец, а «покупатель» остается при своих деньгах. Целью такой сделки может быть не продажа недвижимости, а, например, ее спасение от взыскания по долгам «продавца».

Другое дело, что эта ничтожность скрытая и обнаруживается зачастую только в суде. Потому подлинное число мнимых сделок на практике установить трудно.

Классический пример мнимой сделки – дело, рассмотренное Президиумом ВАС РФ еще в 2011 г.

Мы доказали реальность сделки, хотя к ней имели отношение однодневки

Реальность сделки доказали с помощью документов третьих лиц

  • Мы доказали реальность сделки, хотя к ней имели отношение однодневки
  • ЗА СЧЕТ ЧЕГО СЭКОНОМИЛИ: Налог на прибыль и НДС
  • СКОЛЬКО: Более 13 млн рублей доначислений, пеней и штрафов
  • ЧЕГО ЭТО СТОИЛО: Пришлось доказывать, что наличие сомнительных признаков у учредителей контрагента не говорит о нереальности сделок. Подписание документов неустановленными лицами — не безусловное доказательство получения необоснованной выгоды

Входе выездной проверки налоговики усомнились в реальности сделок с одним из поставщиков. Они сняли расходы и вычеты по спорным сделкам и, соответственно, доначислили компании налог на прибыль и НДС. При этом контролеры предъявили нетипичные доводы. Они заявили, что учредители контрагента — однодневки.

Компания не согласилась с доначислениями и с нашей помощью подготовила возражения на акт проверки. Отменить решение инспекции удалось в вышестоящем налоговом органе. Компания избежала судебного разбирательства.

Три учредителя контрагента оказались однодневками

Учредителями спорного поставщика выступали три юридических лица. В ходе проверки контролеры обнаружили у них сомнительные признаки. Организации были зарегистрированы по массовому адресу, руководители и участники также были массовыми. Транспортные средства, недвижимость, земельные участки отсутствовали. Персонала, технических и материальных запасов тоже не было.

Организации представляли налоговую и бухгалтерскую отчетность с минимальными показателями. Самое интересное, что у них не было даже расчетных счетов в банках. На основании этого налоговики пришли к выводу, что учредители компании-поставщика не вели финансово-хозяйственную деятельность. Это свидетельствует о том, что сделки с контрагентом нереальны.

В апелляционной жалобе компания указала, что претензии к учредителям поставщика не имеют никакого отношения к спорным сделкам. Тот факт, что учредители контрагента имеют сомнительные признаки, не говорит о нереальности поставок. Довод о том, что учредители не могли вести деятельность в силу отсутствия материальных ресурсов, необоснован.

Поскольку свою деятельность они поручили вести как раз учрежденному ими обществу — контрагенту налогоплательщика. У последнего также не было в собственности транспортных средств, недвижимости, оборудования. Контрагент взял активы в аренду. Законодательство это делать не запрещает. Отсутствие имущества не делает деятельность компании фиктивной.

Контрагент опроверг доводы об отсутствии персонала и активов

Контролеры проанализировали банковские выписки поставщика. Они обнаружили, что все средства, поступающие на расчетный счет, он перечислял в адрес компаний с сомнительными признаками. В рамках встречных проверок последние не представили никаких документов.

На этом основании проверяющие заявили, что эти юрлица не могли поставлять товар контрагенту. Их банковские выписки не подтверждают закупку товара. А значит, они не отгружали товар контрагенту, а последний, в свою очередь, не отгружал его налогоплательщику.

Сделки по поставке ТМЦ нереальны.

Особенно проверяющих порадовало то, что контрагент не уплачивал налоги. Хотя представлял в инспекцию декларации с суммами к уплате. Но в решении по жалобе УФНС указало, что вывод о представлении отчетности с показателями, не соответствующими реальным оборотам, могут подтвердить только результаты проверки в отношении самого контрагента.

Контролеры заявили, что контрагент не перечислял зарплату, арендные и коммунальные платежи. После получения акта проверки компания обратилась к поставщику за разъяснениями. Он представил копию договора аренды, а также банковские выписки, в которых отражены арендные платежи и прочие хозяйственные расходы.

Штатное расписание и приказы о передаче менеджерам контрагента права подписи опровергали доводы налоговиков об отсутствии управленческого и производственного персонала.

Эти документы компания приложила к апелляционной жалобе. Тот факт, что контрагент не перечислял зарплату с расчетного счета и не снимал на эти цели деньги, не говорит об отсутствии трудовых ресурсов.

Ведь поставщик представлял в инспекцию справки по форме 2-НДФЛ.

Проверяющие обнаружили, что в собственности контрагента не было никакого имущества. Но вышестоящая инспекция указала, что это не свидетельствует об отсутствии реальной финансово-хозяйственной деятельности. Для ведения уставной деятельности компания заключила договор аренды нежилого помещения. Перевозку товара осуществляли сторонние организации.

В ходе проверки компания представила пакет документов, подтверждающих проявление должной осмотрительности при выборе поставщика. Это заверенные копии устава, свидетельств о госрегистрации и постановке на учет, приказов на право подписи документов и т. д.

Организация представила внутреннее положение по проверке добросовестности контрагентов, а также лист проверки по спорному поставщику, в котором были подписи юриста, бухгалтера и менеджера.

Читайте также:  Заказчик отказался от договора из-за просрочки выполнения работ. как подрядчику не остаться в убытке

Этот документ подтверждал, что различные службы компании проверяли поставщика, перед тем как начать с ним работу и подписать договор.

Показания сотрудников и деловая переписка подтвердили реальность сделок

В ходе допроса менеджер компании пояснил, что никогда не встречался с представителями контрагента. Точное местонахождение поставщика ему не известно. Он общался с одним из его сотрудников по телефону или через электронную почту.

Он лично оформлял заявки на поставку товара, руководитель компании их не утверждал и не подписывал. Обмен документами стороны осуществляли по почте. Товар доставляла транспортная организация, с которой налогоплательщик заключил договор.

Это подтверждали товарно-транспортные накладные.

Контролеры выяснили, что данный контрагент достался компании от прежнего менеджера по закупкам. Они допросили бывшего сотрудника. Он не подтвердил заключение договора и то, что он был контактным лицом, поскольку прошло слишком много времени.

В решении по апелляционной жалобе УФНС указало, что должностные лица компании, в том числе бывшие, подтвердили взаимоотношения со спорным контрагентом. А порядок документооборота и оформления заявок соответствует обычаям делового оборота.

В проверяемом периоде спорный контрагент был одним из основных поставщиков налогоплательщика. Руководитель компании отметил, что поиском поставщиков занимался отдел закупок.

При мониторинге продавцов сотрудники отдавали приоритет организациям, предлагающим наиболее выгодные условия продаж. Выбор спорного контрагента был обусловлен лучшей ценой, которую он предложил на рынке. Об этом свидетельствуют прайс-листы поставщиков данной продукции.

Компания прекратила сотрудничество с контрагентом, так как поступило более выгодное предложение.

В акте проверки инспекторы указали, что компания не представила деловую переписку с контрагентом. Они отметили, что электронная переписка таковой не является. Судя по тексту, компания переписывалась с иным юрлицом, а не с контрагентом.

Это также свидетельствует о нереальности сделок. В апелляционной жалобе организация указала, что контрагент действовал в рамках лицензионного договора на использование товарного знака. Поэтому в переписке фигурировало третье лицо.

Копию лицензионного договора компания приложила к жалобе.

В дальнейшем налогоплательщик реализовал спорный товар. Он представил счета-фактуры и товарные накладные, выписанные в адрес своих покупателей. Это еще раз подтверждает реальность приобретения товара у контрагента.

Компания не могла знать о недостоверности подписей в первичке

Проверяющие заявили, что счета-фактуры и товарные накладные от имени контрагента подписали неустановленные лица. Контролеры назначили почерковедческую экспертизу (ст. 95 НК РФ). Эксперты установили, что из десяти менеджеров, подписавших счета-фактуры, достоверно подлинными являются только подписи одного из них. Остальные подписи указанным лицам не принадлежат.

Компания инициировала повторную почерковедческую экспертизу. Специалисты подтвердили, что первая процедура проведена с нарушениями. Следовательно, налоговики не вправе опираться на ее выводы. Компания приложила к апелляционной жалобе копию паспорта руководителя контрагента. Его подпись визуально совпадала с подписью в приказе и в других документах.

Компания получила от контрагента заверенные подписью директора и печатью приказы на передачу права подписи документов определенным сотрудникам. В приказах были образцы подписей этих сотрудников.

Вышестоящая инспекция также отметила, что подписи менеджеров в приказе и в документах визуально идентичны. Организация не знала и не могла знать о пороках подписей и не обязана проводить экспертизу документов.

О правомерности позиции общества свидетельствует обширный пласт судебной практики (определение ВАС РФ от 08.08.13 № ВАС-10423/13, постановления ФАС Московского от 05.03.12 № А40-69750/10-111-346, Уральского от 16.10.

13 № Ф09-11085/13, Центрального от 14.03.13 № А48-1141/2011 округов).

В решении по апелляционной жалобе УФНС указало, что результаты первоначальной экспертизы о недостоверности подписей носят вероятностный характер.

Факт подписания счетов-фактур неустановленными лицами — не основание для признания налоговой выгоды необоснованной (постановления ФАС Центрального от 27.02.13 № А64-1283/2012, Московского от 11.03.

13 № А40-20430/12-107-93, Поволжского от 28.03.12 № А57-7066/2011, от 29.11.12 № А65-12846/2012 округов).

УФНС подчеркнуло, что недостоверность счетов-фактур не может самостоятельно в отсутствие иных фактов и обстоятельств стать безусловным основанием для доначислений. К аналогичному выводу высшие судьи пришли еще в 2010 году (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.10 № 18162/09).

Реальность сделки по ст. 54.1 НК РФ. Что поможет выиграть в суде?

С введением в НК РФ ст. 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов» заметно снизился процент выигрываемых в судах налогоплательщиками дел. В основе подхода налоговых органов лежит проверка реальности операций с заявленным контрагентом.

Однако в практике появилось несколько судебных актов, которые позволяют надеяться на смену вектора перспективности судебного обжалования налоговых доначислений и штрафов.

Выясним на конкретных примерах, что будет учтено судами при рассмотрении споров по сомнительным контрагентам и какие аргументы позволят успешно отстоять свои интересы в суде.

Согласно гражданскому законодательству стороны договора свободны в выборе формы и содержания заключаемой сделки. Но применительно к налоговым правоотношениям со стороны государства возникает третий субъект, правомочный определять налоговые последствия заключенной сделки.

Споры о правомерности затрат по сделкам с контрагентами составляют наиболее распространенные случаи налоговых доначислений. Центральным понятием в данном случае выступает категория налоговой выгоды и наличие признаков ее обоснованности.

Долгое время в практике проведения налоговых споров и судебной оценки деятельности налогоплательщика приоритетное место занимало постановление ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – ​Постановление ВАС РФ № 53).

Оно определяло налоговую выгоду как уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, получения налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Несмотря на континентальную правовую систему, российские суды активно применяют разъяснения высших судебных инстанций.

В указанном постановлении, в частности, предписывалось анализировать представленные сторонами доказательства реальности совершения финансово-хозяйственных операций, документальное подтверждение конкретной операции и наличие условий (ресурсов) для достижения соответствующей экономической деятельности.

Введение в НК РФ ст. 54.1 сузило объем собираемых доказательств, сведя его, по сути, к оценке добросовестности конкретного контрагента и реальности поставки товара (выполнения работ или оказания услуг) непосредственно данной компанией. Нормами ст. 54.

1 НК РФ установлен запрет на уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

По логике законодателя, положения ст. 54.1 НК РФ должны более эффективно препятствовать созданию налоговых схем, направленных на незаконное уменьшение налоговых обязательств, в том числе путем неучета объектов налогообложения, неправомерно заявленных льгот и иной налоговой выгоды.

ФНС России также отмечает, что именно на этапе выбора поставщиков необходимо проверять их юридический статус и деловую репутацию, проявляя тем самым должную осмотрительность….

Доказательство реальности сделок: рекомендации

Если контрагент будет заподозрен в нереальности сделки, то ФНС в ходе проверки может попытаться доказать, что хозяйственная операция не имела места в действительности, а только значится таковой по документам.

И даже если в настоящий момент все хорошо, в будущем контрагент может быть взят проверяющими органами на заметку. Дадим рекомендации, как можно противодействовать попыткам налоговых инспекторов признать сделку нереальной.

Сделки, которые совершаются только на бумаге, а не в реальности — это предмет деятельности фирм-однодневок, с которыми постоянно сражается ФНС. Поэтому всегда лучше иметь на руках доказательства чистоты и добросовестности совершения сделки здесь и сейчас.

Кто и что должен доказывать.

  • Если контрагент признан недобросовестным (относится к числу «однодневок»), то не избежать проверок ФНС.Инспекторы изучают каждую сделку на предмет получения неправомерной налоговой выгоды:
  • на движение денежных и товарных потоков (ведет ли фирма деятельность или только «пропускает» через себя деньги и товары);
  • на возможную взаимозависимость участников сделки;
  • на вероятность налоговой выгоды.
  • Несмотря на то, что по закону бремя доказательств на налоговой, но в интересах фирмы подтверждать реальность своих сделок самостоятельно. При установлении фиктивности договоров фирма, совершившая сделку с однодневкой, может быть лишена вычета по НДС и/или списания расходов по налогу на прибыль.

Важно! Налоговая инспекция должна доказать, что сделок с недобросовестным партнером в действительности НЕ БЫЛО, а фирма-налогоплательщик – опровергнуть это утверждение, доказав реальность сделок.

На что «смотрит» налоговая.

В обязанность налоговикам в качестве поиска доказательств вменено следующее:

  • Выявлять подконтрольность недобросовестного партнера налогоплательщику. Если будет выявлена финансовая или иная зависимость контрагента от фирмы, с которой он заключил сделку, то ясно, что это сделано с целью получения налоговой выгоды. Создавать фирмы-однодневки запрещено законом, а в этой ситуации налогоплательщик не мог не знать, что он сотрудничает с такого рода контрагентом.
  • Исследовать: почему выбран именно этот партнер. В ситуации, когда контрагенты не связаны между собой и один из них оказался недобросовестным, то налоговая будет исследовать вопрос, почему он был выбран для сотрудничества. Причины выбора контрагента очень важны в доказательстве реальности сделки. Поэтому крайне важно уделять внимание проверке благонадежности потенциального партнера до совершения сделок.
  • Сличать подписи на документах. Все документы, подписанные от имени контрагентов, должны иметь подписи лиц, имеющих на это соответствующие полномочия. Если окажется, что таковых полномочий подписавшее лицо не имело либо оно вообще не установлено, сделка может быть признана фиктивной.
Читайте также:  Если адресат специально не получает уведомление, то оно все равно считается доставленным

Важно!Несовпадающие подписи не могут служить единственным доказательством, особенно в суде, ведь в реальной жизни у партнеров редко имеются возможности производить сличение подписей в паспортах уполномоченных лиц и на документах при заключении сделки.

  • Оценивать достаточность и разумность проверки контрагента. Если налогоплательщик не позаботился о проверке добросовестности будущего партнера, то он сам виноват, если тот окажется однодневкой. Необходимо предпринимать ряд мер, устанавливающих «адекватность» партнеров, и пренебрежение ими недопустимо. ФНС будет исследовать следующие моменты:
  • существует ли установленный порядок отбора контрагентов;
  • если существует, был ли он нарушен в случае выбора данного контрагента;
  • имел ли налогоплательщик дело с др. недобросовестными агентами раньше;
  • как именно проверялась платежеспособность потенциального партнера, его деловая репутация, наличие необходимых условий для выполнения сделки;
  • как оценивалась коммерческая составляющая сделки.

Формирование доказательной базы.

Чтобы сформировать доказательства фиктивности сделки, сотрудники налоговой будут обращать внимание на такие обстоятельства и подробно их анализировать:

  • Предварительный контакт. Были ли предварительные встречи или звонки между руководством или уполномоченными лицами налогоплательщика и потенциального партнера. Отсутствие личных контактов — почти гарантия нереальности сделки.
  • Доказательства обсуждений. Обговаривались ли условия сделки. Если да, то, значит, она имела место в действительности. Подтверждения могут быть документальные (например, проект договора) и свидетельские.
  • Осведомленность налогоплательщика. Знает ли контрагент, где именно находятся, например, склады или торговые площади партнера. Если сделка имела место, то он не может быть не осведомлен о таких важных моментах.
  • Как получили информацию о контрагенте. ФНС заинтересуется, откуда налогоплательщик получил сведения о партнере, если у того нет своего сайта, он не размещал рекламу в СМИ, не имеет рекомендаций от др. партнеров и т. п.
  • Проверяли ли лицензию. Если для осуществления деятельности контрагенту была необходима лицензия, а он ее не имеет, то налицо недостаточная проверка его добросовестности.

Рекомендации добросовестным налогоплательщикам.

От столкновения с однодневками никто не застрахован. Даже самая тщательная предварительная проверка может не дать негативных результатов, и при этом в контрагентах окажется недобросовестный партнер.Приведенные ниже рекомендации помогут в повседневной деятельности компании.

  • Сохраняйте все доказательства предварительной проверки контрагентав виде бумажных документов или их сканов, или скринов в электронном виде. Среди этих документов могут быть:
  • данные из открытых источников (реестры Минюста, ФНС, плательщиков НДС и т. п.);
  • дополнительные документы (не только учредительные, но и доказывающие наличие материально-технической базы, необходимой для оказания услуги или поставки товара).
  • Разрабатывайте и утверждайте регламент заключения договоров.То есть следует разработать и утвердить внутренний нормативный документ, регламентирующий способ отбора контрагентов, и в дальнейшем не нарушать эту процедуру при отборе новых потенциальных партнеров.
  • Составляйте перечень основных хозяйственных операций, которыми занимается фирма, и соответствующий им набор обязательных первичных платежных документов, доказывающей реальность сделки. В него входят:
  • накладные;
  • акты выполненных работ или оказанных услуг;
  • отчеты о выполненной работе;
  • счета-фактуры;
  • счета на оплату;
  • технические заявки и др.

Набор первички будет отличаться в зависимости от предмета конкретной сделки: поставка товара, оказание услуги, выполнение работы.

Обязательно контролируйте составление всей первички, сопровождающей сделку, и непременно сохраняйте ее. Чем больше корректной первичной документации, тем меньше вопросов у налоговой по поводу реальности сделки.

Применение дополнительных доказательств.

Иногда можно применить и дополнительные доказательства, уже прошедшие «обкатку» судебной практикой:

  • Прозрачность дальнейшей судьбы предмета сделки. Если ФНС сомневается в реальности сделки с материальными объектами либо с правом на имущество, их может убедить отслеживание пути этого товара. Если фирма-налогоплательщик использует их в производстве, продала третьим лицам или они имеются в наличии, то сделка не может быть фиктивной.
  • Налог на имущество платится только с реальных товаров. Если ФНС признала объект спорной сделки базой налога на имущество, значит, сделка была действительной либо налог на имущество окажется переплаченным. Это может быть дополнительным аргументом против налоговой в суде.
  • «От противного». Фирма может обратиться в третейский суд с иском о признании сделки недействительной и взыскании расходов по ней с контрагента. Тогда доказательства реальности сделки будут подтверждены другой инстанцией. Третейское решение — сильный аргумент, хотя формально оно не имеет законодательной силы для арбитражного суда.
  • Заключение стороннего эксперта. Закон разрешает налогоплательщику самостоятельно проводить экспертизу по существу дела. Это затратный способ для ответчика, но в случае выигрыша дела расходы возместит ФНС. Экспертиза будет особенно уместна, если ФНС обвиняет в завышении указанных расходов.
  • Свидетельские показания. ФНС может вызывать свидетелей по своему усмотрению, но если дело доходит до суда, то это право есть и у налогоплательщика. Он подает ходатайство о заслушивании свидетеля, отмечая в нем, какие обстоятельства дела он может прояснить (например, видел, как разгружали привезенный товар и т. п.). Реальность сделки может быть подтверждена свидетельскими показаниями, и чем их больше, тем лучше.

Наш аккаунт в Инстаграм: @chastnikm

Подписывайтесь и узнавайте новости компании из первых рук.

Как доказать реальность сделки

Алгоритм действий налоговых органов при проверке сделки достаточно прост.

Сначала проверяется сама фирма: действительно ли то лицо, которое фигурирует в документах как руководитель организации, является таковым; соответствуют ли эти сведения данным из ЕГРЮЛ и т.п.

На следующем этапе проверяются фактические обстоятельства совершения сделки: имелись ли у сторон силы и средства для выполнения взятых на себя обязательств (персонал, транспорт, помещения и т.п.).

Собственно, отталкиваясь от этого алгоритма, и надо строить стратегию документального противодействия попыткам инспекторов признать сделку совершенной только на бумаге.

Что советует ВАС

Дела, касающиеся мнимых, то есть совершенных только для вида сделок (ст. 170 ГК РФ), неоднократно доходили до Высшего арбитражного суда. По итогам рассмотрения одного из таких дел, Президиум ВАС РФ вынес постановление от 25.05.10 № 15658/09, в котором дал своеобразную шпаргалку по проверке контрагентов.

Налогоплательщикам рекомендуется проверять у контрагентов наличие необходимого имущества, материальных и трудовых ресурсов, лицензий, требующихся для выполнения обязательств по договору.

Не лишним будет предварительно оценить деловую репутацию, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и обеспечение их исполнения.

Правда, при этом ВАС РФ не указал, какими именно документами должны подтверждаться данные факты. Да и получение таких документов далеко не всегда находится в компетенции бухгалтера. Тем не менее, довести эту информацию до руководства не помешает.

Напомним, также, что проверить, обладает ли потенциальный контрагент признаками фирмы-однодневки, можно с помощью сервиса «Контур-Фокус». Данный сервис позволяет всего за несколько минут узнать, о том, что фирма расположена по адресу массовой регистрации либо имеет «массового» директора или учредителя.

Документы, подтверждающие реальность

Напомним, что в этой статье мы говорим не о тех документах, которые специально запрашиваются у контрагентов до или после совершения сделки, а о тех, которые имеются в бухгалтерии, или бухгалтер может стать инициатором их создания или получения.

Итак, начнем. Понятно, что по реальной сделке в бухгалтерии должны иметься платежные документы, подтверждающие, что средства действительно переводились. Эти документы уже могут стать весомым доказательством того, что сделка прошла не только на бумаге.

Также в бухгалтерии могут быть банковские выписки движения денег по счетам поставщиков и подрядчиков. Такие выписки обычно предоставляются при сверке расчетов и закрытии сделок. Из этих выписок можно почерпнуть немало информации.

Самое важное, убедиться, что оплата по сделке действительно была получена контрагентом. Также этот документ может свидетельствовать о том, что по счету были и другие операции, с другими контрагентами.

Это подтверждает, что фирма не однодневка и создана не для одной операции.

Кроме того, если выписка развернутая, то из нее можно увидеть, что контрагент выполняет свои обязательства по аналогичным сделкам, заключенным с другими организациями; закупает товары, работы или услуги, необходимые для исполнения договорных обязательств и т.п. И даже, что он уплачивает налоги.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *