Трансфертная система QLTS: из российского юриста в английского солиситора

Трансфертная система QLTS: из российского юриста в английского солиситора

thetimes.co.uk

Экзамен с английским акцентом

Таир Назханов, управляющий партнёр специализированной фирмы по судебным спорам, рассказал о значимости включения Казахстана в список признаваемых юрисдикций для целей QLTS.

F: Таир, на днях было принято серьёзное решение о принятии Казахстана в число признаваемых юрисдикций. Что такое QLTS? В чем заключается значимость разрешения на сдачу этого экзамена для казахстанских юристов?

Трансфертная система QLTS: из российского юриста в английского солиситора

Таир Назханов.

— Qualified Lawyers Transfer Scheme – экзамен международного образца, сдача которого позволяет соискателю с юридической квалификацией, полученной в иностранной юрисдикции, стать английским солиситором (solicitor, практикующий юрист.

F). Сдача экзамена QLTS – это альтернативный «ускоренный» путь получения статуса солиситора.

Допуск казахстанских адвокатов к трансфертной схеме QLTS создал возможность иметь двойную квалификацию – в Казахстане и в Англии и Уэльсе.

Трансфертная система QLTS: из российского юриста в английского солиситора

Коммерческий суд и Арбитраж Дубайского международного финансового центра (D… →

Потребность в таких специалистах, с одной стороны, понимающих казахстанское право и рынок, а с другой стороны, владеющих принципами английского права, сформировалась довольно давно.

Однако именно с момента публикации Плана нации «100 конкретных шагов» и, в частности, принятия решения о создании Международного Финансового Центра Астана (AIFC) эта потребность стала острой необходимостью.

Во многом это обусловлено планируемым созданием в AIFC Финансового Суда с привлечением иностранных судей, применением англосаксонской системы права и английского языка в судопроизводстве. Другими словами, финансовый центр в Казахстане будет функционировать на принципах английского права, а это потребует совершенно новых навыков от казахстанских юристов.

Важно отметить, что при этом рынок в Казахстане испытывает потребность именно в практикующих юристах, понимающих две системы права. Допуск казахстанских адвокатов к QLTS создаёт реальную возможность вырастить таких специалистов.

F: Не случится ли так, что опытные казахстанские юристы захотят покинуть страну и переехать практиковать в Британию?

— Это опасение обсуждалось в профессиональных кругах ряда стран СНГ в процессе принятия их в список признаваемых юрисдикций.

Однако практика 5 лет показала, что, безусловно, повышая свои шансы на удачный переезд (что тоже немаловажно), большинство адвокатов всё-таки сдают этот экзамен, планируя не покинуть свою страну, а желая развить профессиональные навыки, повысить квалификацию и получить возможность на более высоком уровне удовлетворять потребности клиентов.

F: В чём заключается принципиальное отличие системы казахстанского права от системы британского? Почему казахстанским юристам приходится переучиваться или сдавать экзамены?

— Казахстанское право считается континентальным, то есть базируется на кодифицированных законных актах. Английское же право – прецедентное и основано на массиве судебных дел (прецедентов).

На сегодняшний день английская правовая система является одной из самых развитых систем права. Кроме того, она хорошо знакома крупным игрокам международного финансового рынка. Именно поэтому, в моем понимании, данная система была выбрана как ориентир дальнейшего развития в рамках Национального плана «100 конкретных шагов».

F: В 2010 в список признанных в Англии и Уэльсе юрисдикций была включена Россия, в 2014 — Украина, сейчас — Казахстан. Чем можно объяснить интерес британской стороны к этим странам?

— На мой взгляд, тенденция показывает сближение рынков: всё больше компаний работают на международном рынке, официальным языком которого является английский, а частым выбором применимого права – английское. Европейский бизнес явно заинтересован в развитии сотрудничества с перспективными рынкам стран СНГ.

F: Между включением в этот список России и Казахстана прошло пять лет. Учитывали ли вы российский опыт в этом вопросе?

— Да, безусловно. Российский опыт был крайне нам полезен, и мы обратились к профессионалам, усилиями которых, в том числе, Россия была включена в список признаваемых юрисдикций.

Трансфертная система QLTS: из российского юриста в английского солиситора

Магна Карта вдохновила отцов-основателей Соединенных Штатов Америки на созд… → →

  • F: Какая подготовительная работа предшествовала положительному решению британской стороны?
  • — На основании моего обращения президиум Алматинской городской коллегии адвокатов детально изучил вопрос, и было принято решение обратиться в Управление по регулированию деятельности солиситоров (Великобритания) с заявкой включить Казахстан в список по QLTS.

Заявка представляла собой детальный доклад о правовой системе Казахстана и описание статуса и законодательных требований к адвокатам в Казахстане.

При этом большая часть подготовительной работы была проделана Алматинской городской коллегией адвокатов и ее представителями — председателем президиума Карчегеновым К.К., заместителем председателя Неясовой Н.Б.

, членом президиума Канафиным Д.К., адвокатом Кунсеркиным Ж.

  1. Английское право в Астане
  2. F: Расскажите подробнее про независимую судебную систему с собственной юрисдикцией, которая создается в рамках национального плана «100 конкретных шагов».
  3. — Национальный план Нурсултана Назарбаева предусматривает создание в Астане Международного финансового центра (AIFC) –  нового финансового хаба для стран СНГ, а также всего региона Западной и Центральной Азии с перспективой включения Казахстана в 20 передовых финансовых центров мира.
  4. В целях повышения привлекательности центра для инвесторов и обеспечения гарантированной защиты их инвестиций в рамках AIFC предполагается создание финансового суда с применением английского права для разрешения инвестиционных споров, а также международного арбитражного центра как внесудебного, альтернативного способа урегулирования разногласий между сторонами сделки.

Сама идея внедрения английского права на отдельной территории уникальна для стран СНГ. Она дала юридическому сообществу Казахстана новый импульс для развития и, в целом, способствует становлению страны как крупного международного финансового центра.

F: Каким образом новость о разрешении казахстанским юристам сдавать британские экзамены может содействовать реализации этого плана?

Трансфертная система QLTS: из российского юриста в английского солиситора

Закон, позволяющий начать работу международного финансового центра в Астане… →

— Опыт крупнейших финансовых центров показывает, что их репутация и устойчивость напрямую связаны с уровнем развития правовой системы и так называемым принципом верховенства права (rule of law).

Так, Лондон является одним из крупнейших бизнес-центров, а также глобальным центром правосудия. В моем понимании, именно поэтому в Национальном плане и был взят ориентир на принципы английского права.

F: Какое значение новость о включении Казахстана в список стран с признаваемой мировой юрисдикцией может иметь для страны в целом?

— В решении о включении Казахстана в список для QLTS было указано, что, рассмотрев заявку, Управление по регулированию деятельности солиситоров пришло к выводу, что Казахстан отвечает основным критериям: поддерживает принцип верховенства права, а адвокаты действуют в интересах клиентов и осуществляют свою профессиональную деятельность на принципах независимости.

Такое признание со стороны Великобритании – большое достижение для Казахстана. Те специалисты, которые удачно сдадут экзамен, станут «лучшими кадрами» в стране и, несомненно, внесут вклад в развитие Казахстана.

F: Практический вопрос: какие требования предъявляются к соискателям из Казахстана?

— Основные требования к допуску к экзамену – это наличие статуса адвоката Республики Казахстан, отсутствие у адвоката дисциплинарных взысканий и «рабочий» уровень владения английским языком (при этом формальное подтверждение уровня не требуется). Для сдачи экзамена необходима регистрация Kaplan, который является специальным негосударственным агентом, проводящим тестирование.

Статус солиситора даёт гарантии клиентам

Светлана Ландэн стала одним из первых российских адвокатов, успешно сдавших экзамен QLTS. Она получила право практиковать в Англии и Уэльсе как английский солиситор в 2012.

F: Светлана, пять лет назад вы инициировали включение России в список стран с признанной в Англии и Уэльсе юрисдикцией. Какие цели вы преследовали? Сложно ли было добиться принятия положительного решения?

Трансфертная система QLTS: из российского юриста в английского солиситора

Светлана Ландэн.

— Работу по включению России в список признаваемых юрисдикций вели несколько фирм и юристов на протяжении многих лет. Мы хотели добиться повышения статуса российских адвокатов на международном юридическом рынке и новых возможностей в профессиональной сфере.

Реальная возможность это реализовать возникла только в 2008, когда Управление по регулированию деятельности солиситоров начало готовиться к реформе трансфертного теста.

Ранее он назывался QLTT и был в большей мере теоретическим экзаменом. В тот момент Управление проводило публичную консультацию.

Мы воспользовались шансом и подали наше письменное обоснованное мнение, почему российские адвокаты заслуживают права допуска к тесту.

Важно отметить, что при старой системе тестирования не было такой возможности, которой воспользовались наши казахстанские  коллеги в этом году – подать заявление и получить решение Управления всего за несколько месяцев. Мы вложили в наше письменное обращение много сил и времени. И это оправдало наши надежды 2 года спустя, когда реформа трансфертного теста была завершена, и Россия была включена в список признаваемых юрисдикций.

F: Оказывали ли вы поддержку Казахстану в этом вопросе?

— Да, мы были рады оказать поддержку казахстанским коллегам. Опыт включения России в список признаваемых юрисдикций очень помог.

Кроме того, в течение прошедших пяти лет мы достаточно много работали в английском правовом секторе, а также тесно взаимодействовали как с Юридическим сообществом Англии и Уэльса, так и непосредственно с Управлением по регулированию деятельности солиситоров, занимающимся вопросами признания новых юрисдикций.

Поэтому на момент подготовки заявки Казахстана у нас было хорошее представление о требованиях Управления к признаваемым юрисдикциям и возможность выстроить качественный диалог с английской стороной.

F: Какие перспективы могут открыться перед Казахстаном?

— На мой взгляд, такая возможность дает адвокатам РК реальный шанс уверенно работать на международном рынке, вне зависимости от формы и размера их юридического бизнеса. Я думаю, появятся специалисты, которые, пройдя квалификацию в двух правовых системах – Казахстана и Англии – создадут для клиентов инновационный спектр услуг.

Допуск Казахстана к экзамену –  это первый шаг на пути к реализации этой возможности. Ведь экзамен QLTS дает право юристам, успешно сдавшим тест, практиковать английское право, таким образом, снимая необходимость инвестировать от 6 до 10 лет в английское образование и стажировку (так называемый традиционный путь). Поэтому требуется серьезная подготовка для сдачи экзамена.

F: Вы сами сдавали экзамен QLTS четыре года назад. Повлияла ли сдача экзамена на вашу дальнейшую карьеру?

— Экзамен QLTS дал мне возможность пройти независимую проверку моего уровня знаний, навыков и умений. Сдаче экзаменов в моем случае предшествовало успешное завершение курсов Graduate Diploma in Law и Legal Practice Course в одном из ведущих британских вузов.

Статус солиситора – это подтверждение и своего рода «гарантия» для моих английских коллег и клиентов, что, ведя свою российскую практику в Лондоне, я при этом понимаю их реалии и принципы работы. Этот статус помогает как при развитии партнерских отношений с юридическими фирмами, так и в работе с клиентами.

Читайте также:  Шины: хранение, срок годности зимней и период службы иной автомобильной резины и как узнать время эксплуатации, определить дату изготовления, где она указывается?

F: Зачем сдавать этот экзамен юристам из других стран, если они не планируют жить и работать в Великобритании?

Трансфертная система QLTS: из российского юриста в английского солиситора

Forbes.kz продолжает исследование работы «универсальных юристов» Казахстана… →

— Далеко не все юристы, которые сдают экзамен, делают это с целью жить и работать в Великобритании. Цели, как и говорил Таир Назханов ранее, могут быть совершенно иными. Из тех коллег, кто сдавали следом за мной, большая часть сдавала тест для повышения профессиональной квалификации и своего статуса.

F: В чем заключается основная сложность экзамена?

— Экзамен QLTS состоит из теоретической и практической частей. Экзамен комплексный и охватывает основные дисциплины: коммерческое и налоговое право, гражданский и уголовный процессы, а также имущественные отношения и наследование.

Первая часть — Multiple Choice Test (MCT) – теоретический тест, который зможно сдать онлайн. Эта часть проверяет знание претендентом английского права.

Вторая часть — Objective Structured Clinical Examination (OSCE) – это почти целая экзаменационная неделя в формате ролевой игры, направленная на проверку практических навыков соискателей в интервьюировании, ораторском искусстве, а также аналитических навыков и навыков написания проектов юридических документов по английскому праву.

На первый план в этой части экзамена выходят не столько знания права, сколько способности соискателя выполнять реальные практические клиентские задачи. Солиситор должен уметь не просто предоставить качественный юридических совет, но сделать это с соблюдением строгих норм этики и установленных стандартов клиентского обслуживания в Великобритании.

Именно вторая часть, пожалуй, и представляет наибольшую сложность для юристов из стран СНГ. 

F: Можно ли к этому подготовиться? Если да, то каким образом?

— Подготовиться к QLTS, как и к любому другому экзамену, безусловно, можно. Правда, это потребует значительных временных и, скорее всего, финансовых инвестиций. К теоретической части экзамена, в моем понимании, можно подготовиться самостоятельно.

Если юрист не знаком с английским правом, это потребует большой работы —  по сути, полноценного изучения английской правовой системы и принципов ее работы.

Часто об экзамене QLTS задумываются те, кто уже прошел или в процесс получения британского юридического образования, например, Masters in Law, Graduate Diploma in Law или Legal Practice Course. Для них теоретическая часть теста уже не должна представлять такой сложности.

При подготовке ко второй части, на мой взгляд, важно уделить внимание «более мягким» аспектам работы солиситора: понимание этических норм, формат общения с клиентами, наряду с возможностью грамотно применить знания английского права в «реальных» игровых клиентских ситуациях.  

Мы неоднократно делились нашим опытом сдачи экзамена с коллегами из России и других стран СНГ на различных профессиональных мероприятиях.

По следам знаменательной новости о включении Казахстана в список признаваемых юрисдикций, в наших планах провести выездные лекции и тренинги по QLTS и в Казахстане.

Я надеюсь, что ряды английских солиситоров в скором времени пополнятся коллегами из Казахстана.

Стать юристом в Великобритании: сложно, но можно (рассказываем, как)

Трансфертная система QLTS: из российского юриста в английского солиситора

Стабильность английской правовой системы сделала Великобританию привлекательным местом для инвестиций, эмиграции, бегства и получения юридической профессии. Магистерская степень по праву из британского университета – LL.M – часто воспринимается как символ престижа, профессионализма и способ попасть в элиту юридической профессии.

Как обычно, развеиваем туманы Альбиона: стать практикующим юристом в Великобритании долго, сложно и дорого.

Юридическое высшее образование при этом не является единственным условием, шансы часто ограничены числом мест в саморегулируемых организациях, а средняя заработная плата юриста на острове не произведет впечатления на успешных юристов из стран бывшего СССР, а конкуренция за место под юридическим солнцем исключительная. Но у некоторых все равно получается.

Юридические профессии: чем островные подходы отличаются от российских и не только

Мы привыкли к тому, что на постсоветском пространстве юрист – это тот, кто получил высшее юридическое образование. Виды юридических профессий ничем не ограничены, содержание работы регулируется пока для очень небольшого круга профессий – судьи, адвокаты, нотариусы.

В эти же профессии можно попасть, только сдав экзамен (правда, нередко допуск к экзаменам настолько непрост, что автоматически означает, что кандидат почти наверняка пройдет).

Для того, чтобы консультировать бизнес или представлять интересы в большинстве судебных заседаний, достаточно высшего юридического образования или специальных знаний.

В Великобритании круг юридических профессий определен и, на первый взгляд, надежно зафиксирован.

The Law Society относит к ним Arbitrator and mediator, Barrister, Judge, Law costs draftsman, Legal cashier, Legal executive, Legal secretary, Notary, Paralegal, Solicitor и Usher.

Как показывают исследования, без малого 80% судей высших судов – выходцы из частных школ. Найти среди них выходцев из стран СНГ нам не удалось.

Среди оставшихся самые традиционные, желаемые и по-настоящему юридические профессии – это солиситоры, барристеры и нотариусы.

Солиситоры – это юристы, консультирующие клиентов: и граждан, и компании, и некоммерческие организации, и даже иногда правительство.

Солиситоры и иногда paralegals* могут представлять граждан в судах по незначительным делам, но все наиболее значимые дела в судах могут вести только барристеры.

При этом и дела, и инструкции по ведению они получают от солиситоров. Общение барристеров с внешней аудиторий крайне ограничено, и барристер не может отказаться от переданного ему дела, если дело или клиент ему несимпатичны: только конфликт интересов может освободить барристера от ведения дела в суде.

Итак, кто и как может стать барристером или солиситором?

Самая главная новость в том, что ни для одной из этих профессий университетское высшее юридическое образование не является обязательным, хотя, конечно, большинство начинает свой путь в профессию именно с юридических факультетов университетов.

Путь барристера, как правило, начинается с любого университетского курса. Если это был не юридический факультет, будущий барристер должен пройти «конвертационный» курс продолжительностью один год.

Затем необходимо добиться получения места в одной из палат (Lincoln’s Inn, Inner Temple, Middle Temple and Gray’s Inn) для прохождения годичного курса обучения.

Как видим, палат у нас всего четыре, а университетов – больше 130, так что огромное число кандидатов отсеивается именно на этой стадии: ежегодно палаты принимают к себе ограниченное число учеников – они не заинтересованы в увеличении числа барристеров на острове: даже при существующем числе адвокатов многим не удается добиться достойной оплаты труда. Например, легальный минимум — £46.5 фунтов в день, то есть около 1000 фунтов в месяц, что ниже заработной платы кассира в Лондоне.

На этой стадии получают необходимые навыки, компетенции, формируется отношение к работе и клиенту, знакомятся с процедурой изнутри. Очный курс продолжается год, очно-заочный – два года. Курс не дешевый – от £4000 до £10000 в год. Потом – pupillage в одной из палат или авторизованной организации.

Порядок подачи заявок напоминает найм, и из-за ограниченного числа мест (в среднем, до 1000 мест в год) многие ищут место годами. Первые шесть месяцев этой стадии – наблюдение за старшими товарищами, а вторые полгода – начало собственной практики под присмотром профессионала.

  Только после получения этой квалификации барристер может начать свою практику (если найдет место в одной из палат, конечно).

Обязательный курс для солиситора отличается тем, что квалификацию присваивают другие организации, и в некоторых (редких) случаях можно обойтись без высшего образования вообще (если есть практический опыт) или использовать высшее образование и статус адвоката, полученные в другой стране, для прямого допуска к квалификационному экзамену, минуя обязательный training contract с юридическими фирмами или LPC (Legal practice course) в университетах. Только после этого можно сдавать очень сложный квалификационный экзамен, который с первого раза сдают далеко не все. Для успешной сдачи может понадобиться несколько попыток.

Как видим, магистратура (LLM) не дает преимущества ни для одной из профессий. Единственный способ использовать этот дорогой и популярный во многих странах курс – это пройти его лучше, чем бакалавриат, чтобы поднять средний балл диплома и увеличить шансы на получения training contract в ведущих юридических фирмах.

Юридическая система страны нещадно критикуется за «средневековые» подходы, высокие барьеры на вход для новых игроков, дублирование некоторых функций и высокую стоимость. Но несмотря на критику, вряд ли она будет изменена в ближайшие десятилетия.

И стоимость необходимых курсов, и ограниченное число мест в палатах и юридических фирмах приводят к тому, что едва ли 40% выпускников юридических факультетов Англии и Уэльса все же становятся юристами.

Эта система нещадно критикуется за «средневековые» подходы, высокие барьеры на вход для новых игроков, дублирование некоторых функций и высокую стоимость для клиентов. Однако именно эта система обеспечила взаимный контроль барристеров и солиситоров, высокое качество услуг и стабильность всей правовой системы страны.

Так что, несмотря на критику, вряд ли она будет изменена в ближайшие десятилетия. И что остается тем, кто видит свое призвание в праве? Адаптироваться.

Русские юристы в Лондоне: трудолюбие, гибкость и нон-конформизм

Несмотря на огромное число препятствий, в русском Лондоне нет недостатка в практикующих юристах из стран бывшего СССР. Как им это удалось?

Гозель Клычева, барристер в Piccadilly Chambers:

«Я родом из Туркмении. В Великобритании закончила стандартный LLB Law Hons, совмещая работу на полставки, уход за двухлетним ребенком, обширную волонтерскую деятельность. Надеялась, что это поможет с получением pupillage – никто ни разу не спросил про это во время собеседований.

После окончания университета год не могла найти никакую работу, и это был самый трудный период в моей жизни. Чтобы не терять время, я начала работу волонтером в Citizens Advice Bureau, где и получила самый обширный и полезный опыт.

Благодаря ему я устроилась позже консультантом в той же организации и приступила к последней стадии – двухлетнему обучению в City Law School на BTPC. Мой ментор рассказал, что  шансов получить pupillage очень мало: нужен был не только опыт работы по известным делам, но и какая-то особая компетенция.

Я использовала знание русского языка в свою пользу, что дало возможность участвовать в больших делах с участием русскоговорящих клиентов. Это и помогло мне найти pupillage и пройти тесты и собеседования».

Читайте также:  Недействительность сделки в разъяснениях ВС РФ

Дмитрий Гололобов, юрист по вопросам корпоративного права, корпоративной и финансовой преступности:

«Я – квалифицированный солиситор, но для квалификации пришлось поработать много лет, хотя я был опытным юристом в России.

Я прослушал и традиционный Legal Practice Course  в BPP University, и учебные подготовительные курсы в двух QLTS школах, и еще индивидуально тренировался с преподавателем.

Тогда это был новый экзамен, еще не опробованный, и все происходило по гораздо более сложной схеме, чем сейчас.

Считаю, что статус солиситора необходим для тех, кто хочет практиковать право в Англии: во-первых, это индикатор репутации, и процентов 70% английских юристов начинают держать тебя за своего, не перегружая бессмысленными деталями. Во-вторых, упрощается проверка твоего good standing во многих ситуациях.

В-третьих, клиенты совершенно по-другому относятся – человек может официально консультировать по английскому праву, а не говорить, что ему «кажется». В-четвертых, иностранные и российские коллеги выше ценят твою работу: поскольку ты как бы допущен к некому «сакральному» знанию, то можешь легко ответить на многие вопросы «с гарантией».

Но получить такую квалификацию в Великобритании трудно, и будет еще труднее. Никто не хочет делиться с иностранцами жирным куском юридического хлеба с маслом. Однако без этой квалификации найти работу юристу в Лондоне почти нереально: даже если такое чудо случится, работодатель будет ожидать, что ты ее получишь в будущем.

Разумеется, для российских юристов ситуация осложняется еще и из-за рабочей визы: получить ее в текущей ситуации почти невозможно».

Татьяна Шапошникова, квалифицированный солиситор с правом практики в Англии и Уэльсе. Управляющий директор RSL-LAW и старший юрист корпоративного права:

«После развода в далекие 1990-е пошла искать работу. В Carrier Advice Centre миловидная англичанка подсказала, что на позицию legal secretary (специально обученный помощник юриста) нужно учиться всего год.

Поинтересовалась, можно ли подтянуть английский и выучиться на юриста, на что уже немного менее приветливая англичанка объяснила, что юридическая профессия в Англии не для слабонервных, с преобладанием юристов-мужчин, процессом обучения не менее 3 лет, и это только университет, с последующим годом в школе права и двухлетней стажировкой в юридической фирме. На вопрос о том, как получить место стажировки в юридической фирме, та же англичанка с уверенностью заявила, что при 20 кандидатах (в основном, из топовых университетов) на место у меня практически нет шансов. Подумав и взвесив все «за» и «против» (последних было намного больше: маленький ребенок, бедность, семья в Москве, муж-дезертир), я приняла решение учиться.

До открытия моей юридической фирмы в 2012 году я закончила foundation course в Ashford College, факультет международного и европейского права в университете Canterbury и Университете Маастрихт, Нидерланды. Затем последовали 12 месяцев в Школе права и два года стажировки в одной из десяти крупнейших юридических фирм Лондона (тогда Denton Wild Sapte, сейчас SNR Denton).

После этого я сдала квалификационный экзамен. Для меня самым сложным было научиться совмещать работу мамы с работой юриста (да и любой другой профессией, которая требует полной отдачи), особенно если судьба распорядилась так, что в трудное время вы остались совсем одни.

Но теперь я могу подписаться под очень хорошей английской пословицей: What does not kill us, makes us stronger!».

Русскоговорящие юристы нашли себя и в других областях, где квалификация барристера и солиситора оказалась необязательной.

Алиса Графтон, партнер нотариальной конторы Cheeswrights:

«Я закончила МГЮА в 2000, и вскоре переехала в Англию.

После нескольких месяцев поиска работы в юридических частных практиках и в консалтинговых компаниях мне предложили должность ассистента в русский отдел нотариальной фирмы Cheeswrights – одной из наиболее известных в своей нише.

Через месяц мне предложили стажировку, в 2007 году я получила квалификацию нотариуса-скривенера, с 2012 года я партнер фирмы. Я была и остаюсь единственной русской, когда-либо ставшей нотариусом-скривенером».

Дмитрий Заполь, партнер налогового бутика IFS Consultants, международный налоговый консультант:

«Хотя я и закончил юридический факультет в Великобритании и прошел LPC курс, дальше двигаться по этому пути на стал. После нескольких лет поисков себя ушел в налоговую пратику, которая в Великобритании не относится к юридической профессии».

Мы часто пишем о карьере в Великобритании. Следить за нашими публикациями можно в нашем телеграм-канале.

*Это сотрудники юридических фирм и департаментов, которые не получили квалификацию солиситора и потому не могут давать консультации клиентам напрямую. Их обязанности могут отличаться. Нередко они делают почти ту же самую работу, что и солиситоры, но только внутри подразделения.

Интервью с выпускницей университета BPP и управляющим партнером фирмы СIS London & Partners Светланой Ландэн

Трансфертная система QLTS: из российского юриста в английского солиситора

Светлана, готовясь к интервью с Вами, я прочла, что у Вас есть квалификации юриста и адвоката в России и солиситора в Великобритании, и Вы являетесь управляющим партнёром компании CIS London & Partners с 2014 года. Вы могли бы рассказать немного о своем профессиональном становлении?

В России я получила юридическое образование в МГУ им. Ломоносова. Начиная со второго курса, я работала параллельно с учебой. Когда по стечению жизненных обстоятельств я переехала в Англию, у меня появилась задача понять, как здесь работает юридический рынок.

И знакомые, которые на тот момент учились в ВРР, посоветовали, что стоит это делать именно с университетом и начинать с GDL (Graduate Diploma in Law), так как GDL будет самым удобным способом конвертации российского диплома в английский юридический диплом.

В итоге в Англии я получила три диплома: GDL, LPC и LLM (Professional Legal Practice), пройдя обучение в BPP.

В какой области права Вы специализируетесь? Над какими проектами Вы работаете?

Моя основная специализация – сопровождение международных компаний и иностранных инвесторов, которые ведут бизнес в России и СНГ, а второе направление — это работа с клиентами из России, которые реализуют свои коммерческие проекты в Европе, Азии и США.

Ключевой проект на сегодня — это CIS London & Partners. Мы позиционируем себя как российская и СНГ фирма в сердце юридического Лондона, которая уникальна на юридическом рынке. В основном, наша задача – дать возможность международным компаниям (с учетом того, что большинство из них присутствует в этом финансовом центре) получить совет по российскому праву и праву стран СНГ в Лондоне.

Получается, что Вы работаете и с российскими клиентами, которые хотят установить свое присутствие, например, на деловом рынке в Великобритании, и также Вы помогаете британским партнерам, клиентам, которые хотят получить место на российском рынке?

Да, но я бы добавила, что мы работаем не только с британскими и российскими клиентами. Мы сопровождаем американских, европейских, азиатских клиентов, которые выходят на рынок России или организовывают бизнес в странах СНГ. Наши клиенты ценят, что команда специалистов по российскому праву и по праву стран СНГ доступна в Лондоне.

Что Вам нравится в Вашей работе больше всего? Что меньше всего?

Я специализируюсь на российском праве. И это мне нравится! Потому что это тот редкий случай, когда можно заниматься любимым делом, несмотря на смену места жительства.

 Это действительно является уникальной возможностью, особенно в юридической сфере.

Правовые системы различных стран существенно отличаются, поэтому для меня продолжать заниматься российским правом  – это привилегия в определенном смысле.

Меньше всего… Лично для меня самой сложной сферой является управление финансами. Это требует специализированных навыков и иной — «неюридический» — способ мышления.

Возвращаясь к началу, когда Вы рассказывали о своем выборе программ, какие были Ваши ожидания от учебы в университете? Что вы хотели получить именно от учебного процесса и оправдались ли Ваши ожидания?

Моей изначальной целью было понять английское право. Соответственно, я шла учиться в ВРР именно за тем, чтобы получить базовый тренинг по английскому праву. С моей точки зрения, это абсолютно себя оправдало.

И спустя некоторое время на основе тех знаний, которые у меня сформировались, я сдала экзамен QLTS (Qualified Lawyers Transfer Scheme) и получила звание солиситора.

Я была очень рада, потому что это, с одной стороны, показало, что я смогла достичь поставленной цели, а, с другой стороны, успешно пройти независимую оценку знаний при сдаче QLTS.

До того как Вы начали учебу в ВРР, у вас был опыт обучения только в российском университете. Каковы основные отличия образовательных систем в области юриспруденции? Что для Вас было самым трудным или поразительным при переходе от одной системы обучения к другой?

Это каверзный вопрос (Светлана улыбается), потому что, с одной стороны, были большие различия, а, с другой стороны, был профессиональный рост – пройдя определенный опыт, к другому опыту начинаешь относиться иначе. Мое российское образование я приобрела в одном из лучших университетов в России.

По большей части это было классическое образование, которое стало хорошей основой и правильным базисом для дальнейшего развития в профессии. Что касается обучения в ВРР — это был совершенно новый опыт.

Был разительный контраст между устными экзаменами, к которым я привыкла в России, и письменными экзаменами, которые приняты в английской системе образования.

В итоге экзамены в BPP многому меня научили: я иногда шучу, что можно долго учить английский язык; но, когда ты учишь любимое дело на английском языке, ты учишь язык в 10 раз быстрее. В рамках обучения по программе GDL у меня произошел существенный рост с точки зрения владения иностранным языком, английский становится инструментом достижения цели.

Второй аспект – образование с BPP – это действительно практическое образование. Со мной образовательный подход ВРР совпал!

Я могу сделать вывод, что Ваш курс обучения помог Вам хорошо подготовиться и почувствовать, что Вы готовы к профессиональной деятельности, что есть все необходимые навыки, знания, компетенции?

Да. У меня была задача практиковать в Лондоне российское право.

Обучение в Англии дало мне уверенность, что, работая с английскими юридическими фирмами, у которых нет российских, московских офисов, то есть выступая по ряду проектов российскими офисами по их требованию, мы понимаем, из чего исходят солиситоры.

И когда мы работаем, представляя интересы наших клиентов из России или СНГ в команде с британскими юристами, у меня есть уверенность, что мы находимся на одном уровне с этими профессионалами.

Читайте также:  Статья 196. Общий срок исковой давности

Какие Ваши самые яркие и запоминающиеся впечатления от учебы в университете ВPР?

Что запомнилось больше всего… В Великобритании я училась по очно-заочной форме, совмещая учебу и работу. Поэтому, пожалуй, окончание LPC было запоминающимся моментом. Я убедилась для себя, что в английское образование стоит инвестировать время и силы. И мои ожидания и инвестиции в образование в Англии полностью оправдались.

Какие преимущества обучения в Лондоне Вы могли бы назвать?

Лондон – это особенное место!

На мой взгляд, это место — один из самых динамичных финансовых центров в мире. Люди здесь «заточены» под то, что параллельно с тем, что они интересны как личности, они развиты как профессионалы.

Опыт обучения в Лондоне — это возможность погрузиться в эту среду, посмотреть, как она работает, выстроить определенные связи и отношения, которые потом будут очень полезны даже при возвращении в Россию.

Какая у Вас была первая работа в Лондоне? Вам сложно было найти первую работу?

Первые несколько лет после приезда в страну я работала как консультант по российскому праву, на севере Англии. В 2010 году сформировалось решение и появилась возможность создать российскую юридическую фирму в Лондоне.

Это в каком-то смысле и был поиск работы, но не с отправкой резюме и собеседованиями, а с написанием бизнес-плана, с увлекательными поисками подходящего офиса (в итоге мы «поселись» в старинном Staple Inn, «в сердце юридического Лондона») и деланием первых шагов на рынке.

Какой совет Вы можете дать студентам, которые решают изучать ли право в Великобритании?

Я достаточно часто беседую с юристами, которые собираются принять это решение, и с удовольствием делюсь своим опытом. Получение квалификации в Англии — это способ выйти на новый профессиональный уровень в международной среде.

Так или иначе любой рынок сейчас завязан на международные проекты, и это в том числе касается России и СНГ. Повышение квалификации продвигает профессионала к тому, чтобы постоянно развиваться. Если было бы еще что-то, что я могла бы пройти в ВРР как юрист, я бы поучилась еще.

Поэтому я горда, что после учебы BPP и моя компания CIS London & Partners сделали программу MBA для юристов, в которой мы уже смотрим за пределы юридических навыков.

Это следующая ступень в формировании именно бизнес-навыков юристов как практикующих профессионалов, ведущих свой бизнес или квалифицированно помогающих бизнесам, которые они сопровождают.

Мой совет: продолжать развиваться и верить в свои силы. Образование в другой стране, на иностранном языке — это совершенно иной опыт и… трудный шаг. Но когда его делаешь, скажу по собственному опыту, — со временем становится легче.

Я желаю студентам, которые сделают такой выбор, удачи, сил и, главное, получить удовольствие от учебного процесса!

Дополнительное образование для адвоката как способ повышения его востребованности на рынке юридических услуг. Дополнительное образование зарубежом

В предыдущей статье рассказывалось о возможностях получения адвокатом дополнительного профессионального образования и приобретения дополнительных правовых статусов, совместимых со статусом адвоката, в России. Праворуб: Дополнительное образование адвоката как способ повышения его … 

В продолжение этой темы следует рассказать о возможностях расширить свои профессиональные горизонты зарубежом.

Зарубежная степень LL.M

Испокон веков нормальное функционирование экономики любой страны было невозможно представить без такого элемента как внешняя торговля. Процессы глобализации увеличили значение этого элемента.

Мы живём в эпоху, когда интеграция стран, сопровождающаяся установлением режима абсолютно или относительно свободного перемещения товаров, капиталов и иногда рабочей силы, даёт существенный бонус в развитии экономик участников интеграции, и, напротив, стремление к построению автаркии (утопичной самой по себе), характерное для государств, осуществляющих конфронтационную по отношению к остальному миру внешнюю политику, приводит к падению уровня реальных доходов населения страны и к структурной деградации национальной экономики, выражающейся, в частности, в утрате способности к развитию наукоёмких производств в массовом сегменте. Тесные международные экономические связи обуславливают спрос на юристов, обладающих необходимой компетенцией для правового сопровождения соответствующих процессов. Стать одним из таких юристов можно путём получения зарубежной степени LL.M. (лат. Legum magister, анг. Master of laws, рус. Магистр права).

Для поступления в иностранную магистратуру, как правило, требуется наличие высшего юридического образования, полученного в родной стране, а также знание языка, на котором будет вестись обучение, на уровне не ниже C1 (по системе CEFR, используемой в Европейском Союзе и ряде других стран), подтверждённое соответствующим сертификатом (для английского языка – IELTS, TOEFL или CAE, для немецкого – GOETHE, для французского – TSF, для итальянского – CELI или CILS, для испанского – DELE, для португальского – CAPLE, для нидерландского – CNaVT или NT2, для ирландского – TEG, для шведского – SWEDEX или TISUS, для норвежского – BERGENSTESTEN, для датского – STUDIEPRØVEN, для польского – CERTYFIKAT ZNAJOMOSCI JEZYKA POLSKIEGO, для финского – YKI, для чешского – CCE, для греческого – ΕΞETAΣEIΣ EΛΛHNOMAΘEIAΣ). Приветствуются также сертификаты, подтверждающие владение языком, на котором будет вестись обучение, применительно к сфере юриспруденции (например, для английского языка – ILEC (отменён в декабре 2016 года) или TOLES, для французского – DFP Juridique). В некоторых странах (в частности, в США) для поступления также нужно сдать LSAT – специальный вступительный тест.

Продолжительность обучения в иностранной магистратуре составляет от 6 месяцев до 2 лет. Как правило, обучение платное, но есть и бесплатные программы. В ряде случаев выплачиваются стипендии.

Характерной особенностью программ LL.M. является то, что все они имеют узкую специализацию и практическую направленность. Лицо, получившее эту степень, считается полностью подготовленным к ведению самостоятельной практики в соответствующей сфере.

Программы LL.M. весьма разнообразны и широко представлены в высших образовательных учреждениях многих стран мира. Подобрать подходящую программу LL.M. можно, воспользовавшись специализированными интернет-ресурсами (например, www.llmstudy.com или www.

llm-guide.com).

Помимо классической степени LL.M. есть также степень LL.M.Eur., которая присваивается выпускникам Европейского института Саарского университета www.europainstitut.de, где готовят специалистов по международному праву и праву Европейского Союза.

Общий курс обучения состоит из одного базового модуля «Европейская интеграция», и четырёх модулей специализации (можно выбрать не более двух): «Европейское экономическое право», «Внешняя торговля и инвестиции», «Разрешение международных споров», «Международная и европейская защита прав человека». Курс рассчитан на два семестра продолжительностью 9 месяцев каждый. Обучение ведётся на английском или немецком языке. После окончания обучения и сдачи экзаменов выделяется ещё 3 месяца на написание магистерской диссертации, после успешной защиты которой выпускнику присуждается заветная степень и выдаётся диплом.

В некоторых странах наличие степени LL.M. автоматически даёт право ведения частной юридической практики. В других странах помимо наличия указанной степени для открытия собственной практики может потребоваться опыт работы (стажировки) и прохождение специальной процедуры (получение лицензии), которая может включать и сдачу специальных экзаменов.

Статус адвоката иностранного государства

Законодательством ряда стран предусмотрена также возможность приобретения права ведения частной юридической практики на территории этих стран иностранными юристами, имеющими высшее юридическое образование, полученное только на своей родине.

Так, например, в Англии и Уэльсе (но не в Шотландии и Северной Ирландии!) действует программа Qualified Lawyers Transfer Scheme (QLTS), которая позволяет получить статус солиситора квалифицированным юристам из других стран (перечень можно посмотреть тут www.sra.org.

uk/solicitors/qlts/recognised-jurisdictions.page). Применительно к России речь идёт об адвокатах (российские юристы, не имеющие статуса адвоката, воспользоваться этой программой не смогут). В соответствии с QLTS Regulations 2011 года (в редакции от 06.12.2018 года) www.sra.

org.uk/solicitors/handbook/qlts/content.

page для получения статуса английского и валлийского солиситора российскому адвокату необходимо обратиться с соответствующим заявлением в Solicitors Regulation Authority с приложением необходимых документов, а также сдать специальные экзамены.

Правила, утверждённые Bar Standards Board, также предусматривают возможность для зарубежных адвокатов стать английскими и валлийскими барристерами www.barstandardsboard.org.

uk/qualifying-as-a-barrister/bar-training-requirements/transferring-lawyers/qualified-foreign-lawyers.

Для этого нужно обратиться в Bar Standards Board с соответствующим заявлением, приложив необходимые документы, и сдать специальный экзамен, который называется bar transfer test. 

Во Франции действуют положения статьи 100 Декрета от 27.11.

1991 года №91-1197, которые позволяют адвокату другого государства, не являющегося членом Европейского Союза, получить статус французского адвоката при условии, если законодательство этого государства позволяет французским адвокатам в аналогичном порядке приобретать возможность ведения юридической практики на своей территории www.cnb.avocat.fr/admission-dun-avocat-dun-etat-non-membre-de-lunion-europeenne. Для реализации такой возможности необходимо обратиться в Conseil National des Barreaux с соответствующим заявлением с приложением необходимых документов и сдать специальный экзамен. 

В Италии в соответствии с подпунктом «b» пункта 2 статьи 17 Закона о новом регулировании адвокатуры от 31.12.2012 года №247 адвокаты из стран, не входящих в Европейский Союз, могут приобрести статус итальянского адвоката при условии признания итальянским министерством юстиции собственного адвокатского статуса, полученного в своей стране, и сдачи специального экзамена www.

consiglionazionaleforense.it/web/cnf/avvocato-non-comunitario. При этом если получение статуса итальянского адвоката сопряжено с намерением приобретения въездной визы для самостоятельной работы в Италии, также учитываются миграционные квоты, установленные Декретом от 25.07.1998 года №286.

Соответствующее заявление с приложением необходимых документов следует подавать в Consiglio Nazionale Forense.

А, вот, в Германии www.brak.

de/fuer-anwaelte/berufsrecht полноценный статус немецкого адвоката могут приобрести иностранные адвокаты только стран Европейского Союза, а также Швейцарии, Лихтенштейна, Норвегии и Исландии, сдав для этого специальный экзамен, который принимает та же экзаменационная комиссия, что принимает второй государственный экзамен у родных немецких юристов.

Такая возможность для них предусмотрена положениями раздела 4 (§ 16-24) Закона о деятельности европейских юристов в Германии. Адвокаты из других стран могут выступать в Германии только в качестве специалистов по национальному праву своих стран, а также по международному праву (при наличии соответствующей подтверждённой квалификации).

Для реализации этой возможности они должны вступить в соответствующую немецкую адвокатскую палату. При осуществлении юридической практики на территории Германии они всегда должны указывать страну своего происхождения. Это предусмотрено положениями § 206-207 Федерального закона об адвокатуре. Для получения полноценного статуса немецкого юриста им придётся получать юридическое образование в немецком вузе с нуля.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *