Виндикационный иск. Книжная гибель объекта недвижимости

Виндикационный иск. Книжная гибель объекта недвижимости

Владение — это фактическое обладание вещью, объектом недвижимости и т. д. Пользование — это эксплуатация, хозяйственное либо другое использование имущества через извлечение его полезных свойств. Защита обладания вещью неразрывно связана с защитой всего института собственности. Это и понятно: согласно общему правилу, пользоваться чем-либо можно, только владея этой вещью.

Недвижимое имущество — важный объект правоотношений, и любое изменение статуса дома, квартиры, нежилого помещения обязательно должно быть зарегистрировано. Для защиты прав на недвижимость законодательство предусмотрело два типа исков: виндикационный и негаторный.

Виндикационный иск: применение для возврата имущества

Виндикационным иском называется требование собственника вернуть объект недвижимости из владения несобственника. Стоит отметить, что такой тип защиты своих имущественных прав сложился еще во времена Древнего Рима. Во многих случаях нарушение владения квартирой или домом может быть выражено в виде невозможности доступа в жилье по причине его занятия посторонними лицами.

По делу, связанному с виндикационным иском, есть две стороны:

  • истец — собственник, у которого незаконно изъяли имущество;
  • ответчик — владелец вещи по факту, который пользуется ею безо всяких законных на то оснований.

Объект иска — вещь с четко определенными признаками и свойствами.

Смысл виндикации заключается в восстановлении владения вещью, а не в ее замене на аналогичную.

Виндикационный иск. Книжная гибель объекта недвижимости

По желанию собственника, ответчик возмещает стоимость объекта деньгами вместо возвращения его в натуре. Такие расчеты вполне допускаются судами, так как не противоречат законодательству.

Общее правило подачи иска такое: ответчик «по умолчанию» невиновен, истец же должен доказать виновность ответчика, который незаконно удерживает имущество в своем владении.

Незаконное владение означает, что лицо не имеет никакого основания для владения недвижимостью или владеет квартирой по основанию, которое не охраняется законодательством. Незаконным хозяином также является гражданин, который раньше владел недвижимостью законно, но потом утратил свои права — например, истек срок аренды.

В области права, связанной с вещно-правовыми отношениями, применяются такие понятия, как добросовестный и недобросовестный владелец недвижимости.

Отличия между ними довольно прозрачны: добросовестный приобретатель недвижимости не знал и не мог знать о том, что квартира или дом были приобретены им незаконно.

Соответственно, недобросовестный владелец знал или мог знать о том, что его действия — незаконны.

Законный владелец может истребовать возвращение своего имущества:

  • у добросовестного приобретателя — в случае, если квартира была приобретена у продавца, который не имел права на ее отчуждение;
  • у недобросовестного приобретателя — абсолютно во всех случаях.

Виндикационный иск. Книжная гибель объекта недвижимости

Интересно, что это правило действует и в другую сторону — добросовестный приобретатель имеет право потребовать возмещения расходов, которые он понес на содержание квартиры или дома.

Кроме того, незаконный владелец может забрать все улучшения имущества, но только в том случае, если они являются неотделимыми. В противном случае можно потребовать возмещения их стоимости в денежном выражении. Следовательно, виндикационный иск позволяет законному собственнику не только вернуть себе объект недвижимости, но и возместить все убытки.

Применение негаторных исков

В некоторых случаях права законного собственника нарушаются не в части владения недвижимостью, а в части управления и распоряжения ею. Для устранения такого разрыва в своих правах владелец вправе подать негаторный иск.

Причиной для подачи иска может быть, например, возведение соседом сооружения, которое блокирует подход (подъезд) к дому истца. Стоит отметить, что, подав негаторный иск, Вы можете защититься как от существующих помех, так и от тех помех, которые еще только возникнут в будущем.

Например, судебный орган по Вашему иску может отменить возведение здания или сооружения еще на этапе его проектирования.

Очень важным моментом негаторных исков является незаконность действий ответчика.

Так, строительные работы, разрешенные муниципальными органами власти, не дают оснований для подачи такого иска. Объект требования по негаторному иску — устранение нарушений, существующих на момент его подачи. Негаторный иск несовместим с понятием исковой давности: пока есть факт нарушения прав, истец может обращаться в суд.

Виндикационный иск. Книжная гибель объекта недвижимости

В случае, когда действия ответчика принесли истцу вред, последний может возместить убытки только после признания вины ответчика в судебном порядке.

Подать негаторный и виндикационный иск может не только владелец недвижимости, но и титульный собственник, например, хранитель, арендатор, перевозчик.

При этом титульный владелец может защищать свои права даже против собственника. Поэтому государство и обеспечивает не только защиту права собственности, но и любого законного владения.

Например, договор аренды недвижимости может быть продолжен на новый срок, если в течение одного месяца обе стороны не заявят обратное. Арендодатель квартиры стал требовать от квартиранта выселиться, поменял замок и заставил коридор своими вещами. Арендатор не смирился и стал отстаивать свои права в суде.

Он потребовал передать ключи от квартиры и освободить коридор. Суд первой инстанции полностью удовлетворил иск, но арендодатель подал апелляцию. Его соображения основывались на признании права собственности на дверь, с которой он может делать, все, что пожелает. Апелляционный суд постановил снести двери.

Это яркий пример того, как титульный владелец может отстаивать свои права против собственника.

В нашем примере явно имеет место шикана — злоупотребление своими правами со стороны арендодателя. Гражданский кодекс РФ гласит, что действия лиц с целью причинения вреда другим лицам не допускаются.

Подведем итог всему вышесказанному. Российское гражданское право дает несколько инструментов по защите своих вещных прав. Благодаря виндикационным и негаторным искам собственник недвижимости может не только добиться справедливости, но и возместить расходы, сопряженные с защитой прав.

Особенности виндикационной защиты вещных прав на недвижимость

Закрепленные действующим ГК РФ нормы о защите вещных прав, в том числе общие нормы ст. 301 и 302 о виндикационном иске, не претерпели сколько-нибудь существенных изменений в сравнении с ранее действовавшими правилами ст. 151 и 152 ГК РСФСР 1964 г. (ст. 59 и 60 ГК РСФСР 1922 г.).

В связи с этим они изначально обладают двумя важными недостатками: во-первых, в подавляющем большинстве случаев они рассчитаны на защиту права собственности, а не иных (ограниченных) вещных прав (справедливости ради стоит отметить, что эту же роль виндикация фактически выполняет и в развитых правопорядках, например в германском вещном праве); во-вторых, они практически не учитывают правовые особенности защиты прав на недвижимость и значение их обязательной регистрации в государственном реестре (ст. 131 ГК РФ), в силу которой споры о принадлежности недвижимых вещей должны прежде всего касаться записей в указанном реестре и их оспаривания.

Читайте также:  Изменения и актуальные тенденции в налоговой практике, которые нужно учитывать юристу организации

https://www.youtube.com/watch?v=DWuOuZsRyYk

Прежде всего это относится к виндикационному иску как к петиторному средству гражданско-правовой защиты, использование которого всегда должно опираться на наличие того или иного зарегистрированного юридического титула.

В связи с этим необходимо указать на противоречивость одного из положений Концепции развития гражданского законодательства РФ, согласно которому, с одной стороны, защита вещного права на недвижимость, зарегистрированного за другим лицом, должна осуществляться «посредством иска о признании права и отмены государственной регистрации», т.е. путем предъявления иска об оспаривании соответствующей записи в государственном реестре, а не виндикационного иска, но, с другой стороны, «лицо, считающее себя собственником, вправе сразу предъявить виндикационный иск к лицу, чье право зарегистрировано в реестре».

В этом отразился столь же противоречивый подход к данной проблеме со стороны судебной практики, которая фактически не считает государственную регистрацию единственным доказательством существования зарегистрированного права уже хотя бы потому, что она может быть оспорена в судебном порядке с помощью иных доказательств.

Разрешая вопрос о добросовестности (недобросовестности) приобретателя недвижимости, суды обычно учитывают не только осведомленность приобретателя о наличии записи в ЕГРП о праве собственности отчуждателя вещи, но и принятие им иных «разумных мер для выяснения правомочий продавца на отчуждение» вещи, в частности, была ли проявлена приобретателем недвижимости «разумная осмотрительность при заключении сделки», знакомился ли он со всеми правоустанавливающими документами на недвижимость и выяснял ли основания возникновения у продавца недвижимого имущества права собственности, производил ли непосредственный осмотр вещи до ее приобретения; не является ли цена вещи явно заниженной и несоразмерной действительной (рыночной) стоимости имущества; не отчуждается ли имущество в слишком короткий срок после его приобретения предшествующим владельцем и т.д. . Таким образом, «запись в ЕГРП о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя» (абз. 2 п. 38 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22).

Однако при отсутствии зарегистрированного в реестре титула на недвижимую вещь истец не вправе предъявлять виндикационный иск, служащий защите права собственности или иного имеющегося вещного права.

Поэтому лицо, считающее себя собственником недвижимой вещи, но не записанное в этом качестве в ЕГРП, должно прежде всего добиваться изменения соответствующей записи (путем предъявления иска о признании права или об оспаривании имеющейся записи), а уже потом виндицировать вещь (с процессуальной точки зрения возможно объединение этих исков в одном процессе). В соответствии с п. 58 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности» (выделено мной. — Е.С.), т.е. по сути с иском об оспаривании соответствующей записи в государственном реестре.

При этом необходимо учитывать, что иск о признании права и виндикационный иск представляют собой разные способы защиты гражданских прав. Для удовлетворения иска о признании права не имеет значения добросовестность или недобросовестность приобретателя вещи, которая в силу ст.

302 ГК РФ важна только для виндикационного иска. Иначе говоря, не следует рассматривать добросовестного приобретателя в качестве общей фигуры гражданского права.

Споры об истребовании недвижимых вещей по существу должны сводиться к спорам о правильности соответствующих записей в ЕГРП, имеющих правоустанавливающее значение в силу публичной достоверности данного реестра, на которую вправе и даже обязаны полагаться все участники гражданских правоотношений. Ведь если лицо не является указанным в реестре правообладателем вещи, оно принципиально лишено и возможности ее виндикации.

Эти обстоятельства не всегда в полной мере учитываются в судебной практике.

Так, в споре о праве собственности на здание, зарегистрированное за юридическим лицом, оспаривавшемся индивидуальным предпринимателем, суд установил, что оно сначала было отчуждено предпринимателем по договору купли-продажи, а затем (новым приобретателем) по договору мены, но в действительности не выбывало из его фактического владения и не передавалось приобретателям во исполнение заключенных договоров. Иначе говоря, фактический владелец здания оставался прежним, а менялись «только» записи о праве собственности в ЕГРП. На этом основании суд посчитал, что приобретатели здания не стали его владельцами, а потому не могут считаться добросовестными владельцами в смысле п. 1 ст. 302 ГК и рассчитывать на соответствующую этому статусу гражданско-правовую защиту. При этом записи в ЕГРП о переходе права собственности на спорное здание формально не оспаривались истцом, заявившим лишь, что они «не соответствуют действительности» (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ N 126).

Между тем в теоретической литературе уже давно было отмечено, что «правомерное владение — не юридическое основание, а юридический результат приобретения права собственности, наличия права собственности у владельца. Само владение в данном случае становится правомерным потому, что владелец приобрел право собственности на вещь, а не наоборот» .

Иначе говоря, получение вещи в фактическое владение следует считать не условием, а следствием положения добросовестного владельца. Поэтому речь должна идти об оценке оснований госрегистрации, а не о добросовестности приобретателя (которая имеет значение для виндикационного иска, но не для иска о признании права).

При отсутствии у ответчика фактического владения вещью он не мог быть признан ни добросовестным, ни даже недобросовестным владельцем. Но если вещь не выбывала из владения собственника, отсутствует важнейшее условие предъявления виндикационного иска, а спор тем более сводится к спору о правильности записи в ЕГРП.

По другому делу приобретатель недвижимой вещи купил ее по явно заниженной цене (почти вдвое ниже рыночной), зарегистрировав на себя право собственности в ЕГРП.

По мнению истца, предъявившего виндикационный иск, это свидетельствовало «о фактическом сговоре продавца и покупателя в целях образования видимости добросовестного приобретения имущества», а суд указал, что при таких обстоятельствах ответчик по виндикационному требованию должен был предпринять «дополнительные меры, направленные на проверку юридической судьбы вещи».

Читайте также:  Немецкий опыт. Почему российские нормы о производственных советах не дадут желаемого эффекта

Однако последующая государственная регистрация права собственности на недвижимую вещь порождает вопросы: на чем основана обязанность приобретателя недвижимости предпринять дополнительные меры проверки права ее отчуждателя и в чем они могут и должны состоять?

В целом же следует исходить из того, что записи в ЕГРП носят правоустанавливающий (ст. 8.1 и 131 ГК РФ), а не регистрационно-учетный характер.

Осторожная позиция судебной практики, фактически не ограничивающейся в этом вопросе анализом этого, говоря словами закона, «единственного доказательства существования зарегистрированного права», обусловлена нередко встречающимися в сфере государственной регистрации случаями злоупотреблений (использования поддельных документов, фальсифицированных выписок из реестра, искусственной ликвидации вещи путем фиктивного раздела или объединения земельных участков в кадастровом учете и т.д.), ошибками в ведении самого реестра (регистрация права собственности на одну и ту же недвижимую вещь за двумя разными лицами, регистрация права на движимую вещь как на недвижимую и т.д.) и т.п.

Особенности правового режима недвижимости подлежат учету и при определении характера иска, предъявленного в защиту права собственности («конкуренции исков»).

Так, после исполнения договора купли-продажи здания и регистрации перехода права собственности на него к покупателю общество-продавец было признано банкротом и конкурсный управляющий предъявил иск о возврате здания, указывая, что в момент отчуждения оно находилось под арестом, а потому сделка его купли-продажи является недействительной.

Необоснованное решение одного из судов, рассматривавших данный спор и квалифицировавшего это требование как виндикационный иск (в котором, по мнению суда, несмотря на недействительность данной сделки, т.е.

незаконность отчуждения здания, ответчик (приобретатель здания) доказал возмездность и добросовестность его приобретения), было отменено судом кассационной инстанции, справедливо указавшим, что «применение последствий недействительности сделки не ставится в зависимость от добросовестности сторон такой сделки» (п.

2 информационного письма Президиума ВАС РФ N 126), очевидно, имея в виду, что условие о добросовестности, в соответствии со ст. 302 ГК РФ, имеет значение только для виндикационного иска и не предусматривается ст. 167 ГК РФ.

К сожалению, из опубликованных материалов данного дела нельзя сделать вывод о том, была ли внесена в ЕГРП запись об аресте спорного недвижимого имущества. При ее отсутствии для удовлетворения требования о «реституции владения» зданием истцу необходимо было вначале оспорить (изменить) запись в ЕГРП о признании приобретателя собственником недвижимости. Из этого следует, что предварительное оспаривание записи в ЕГРП путем предъявления иска о признании права собственности на недвижимую вещь необходимо для последующего удовлетворения иска не только о виндикации, но и о реституции вещи.

Представляется необходимым исходить из того, что отсутствие у истца зарегистрированного права на недвижимость в любом случае лишает его возможности даже предъявления, а не только удовлетворения виндикационного иска, тогда как наличие такой записи создает для приобретателя вещи как минимум презумпцию его добросовестности. Следует согласиться с высказанным как в зарубежной, так и в отечественной литературе мнением о том, что запись в ЕГРП создает презумпцию права (титула) за указанным в нем лицом; более того, такая запись не только освобождает последнего от необходимости доказывания своего вещного права (титула), но и лишает лицо, оспаривающее реестровую запись, возможности требовать ее аннулирования только со ссылками на отсутствие или порочность положенных в ее основу юридических фактов — ему необходимо в судебном порядке доказать наличие предусмотренных законом оснований для возникновения у него права (титула) на спорную вещь.

Иной подход препятствует признанию за государственным реестром прав на недвижимое имущество важнейшего свойства публичной достоверности, что, в свою очередь, не только делает его ведение формальным, но и создает различные препятствия и сложности в защите вещных прав и развитии оборота недвижимых вещей. Очевидно, что интересы последнего рано или поздно потребуют необходимых изменений законодательства и сложившейся правоприменительной практики с тем, чтобы ведение ЕГРП постепенно не утратило гражданско¬правовой смысл.

Примечательно, что еще проект Гражданского уложения Российской империи исходил из «бесповоротности вотчинных прав на недвижимое имение» (ст. 745 — 747), что по общему правилу означало оставление в силе записей в вотчинной книге, «хотя бы по судебному решению было впоследствии признано, что имение не принадлежало тому, кто его продал или установил на нем вотчинные права»

Виндикационный иск. Книжная гибель объекта недвижимости

Истребование имущества из чужого незаконного владения — советы адвоката по возврату имущества

По статистике Росреестра, в первом полугодии 2019 года российские суды рассмотрели более 980 исковых заявлений об истребовании имущества из незаконного владения другим собственником, при этом 267 исков касалось истребования жилья. Но суды неохотно удовлетворяют подобные иски, по 74 заявлениям требования были полностью удовлетворены.

Исковое заявление об истребовании имущества из чужого незаконного владения – инструмент защиты вещных прав собственника. В статье рассказываем, куда обращаться с таким иском и для каких ситуаций он подходит.

Виды незаконного владения имуществом

Гражданский кодекс в статьях 301 и 302 выделяет ряд ситуаций с незаконным владением имуществом.

  • Похищение у собственника имущества в результате кражи или мошеннических действий, в результате которых права на имущество переходят к третьим лицам, не имеющим никаких полномочий на владение.
  • Собственник потерял имущество, а затем права на него заявили третьи лица без получения согласия от собственника. При этом прежний собственник по-прежнему владеет имуществом, и закон признает владение нового собственника незаконным.
  • Права на имущество были получены третьими лицами в результате обмана или угроз при заключении сделки с имуществом. Обычно такие ситуации возникают при сделках с жильем, но могут касаться и другого имущества.

Кроме того, незаконным владением признают:

  • Если у законного собственника есть все доказательства того, что спорное имущество действительно ему принадлежит. Для недвижимого имущества это будет выписка из ЕГРН.
  • Владелец докажет, что лишился имущества без своего согласия в результате кражи, потери, угроз или обмана, а также мошенничества.
  • Имущество находится у незаконного владельца на момент подачи иска в суд.

В каких случаях можно истребовать имущество из незаконного владения

Потребовать от незаконного владельца вернуть имущество прежний собственник может лишь в том случае, если укажет на признаки, по которым его можно опознать. Например, это могут быть:

  • Наличие заводских номеров и других меток от производителя;
  • Номера, поставленные предприятием в ходе инвентаризации на баланс;
  • Другие маркировки на имуществе или опознавательные знаки.
Читайте также:  Срок годности защитной каски, в том числе пожарной и строительной, по ГОСТу с даты изготовления, период эксплуатации, правила использования, продление времени службы

Если новый собственник утратил имущество в результате гибели или опознавательные знаки на нем стерлись и провести идентификацию не получится, то исковое заявление суд не примет, и истребовать имущество из незаконного владения невозможно. Однако законный владелец может потребовать компенсировать нанесенный ему ущерб или потребовать возместить неосновательное обогащение.

Порядок истребования

Досудебный или претензионный порядок разрешения спора с незаконным владельцем действует в том случае, если это условие указано в договоре, на основании которого незаконный владелец получил имущество.

Например, если исковое заявление подается в отношении собственности компании, то сначала необходимо направить досудебную претензию.

Если незаконный владелец не ответил на нее в течение 30 календарных дней, то уже исковое заявление подается в арбитражный суд.

Виндикационный иск от А до Я

Виндикация, т.е. истребование вещи из чужого незаконного владения, – процесс непростой, и без суда здесь, как правило, не обходится.

Но чтобы чаша весов Фемиды склонилась к законному собственнику, приходится приложить немало усилий и учесть множество юридических нюансов.

Расскажем, что и в каких случаях может заявлять собственник; на что он может рассчитывать, если конечный приобретатель является добросовестным; чего нельзя заявлять в виндикационном иске.

Ситуации, когда на одно имущество претендуют сразу два участника гражданских правоотношений, отнюдь не редкость.

Организация, потерявшая свое ликвидное имущество, может защитить нарушенные права с помощью виндикационного иска (т.е. иска не владеющего собственника к владеющему не собственнику о возврате вещи).

Однако на практике эта процедура вызывает массу трудностей и спорных вопросов. Разберемся в наиболее распространенных из них.

В судебной практике иски внедоговорной природы встречаются не так часто, как обязательственные требования. А между тем виндикационные иски обеспечивают стабильность гражданского оборота и гарантируют всем участникам спора равные права на защиту. В ГК РФ виндикации посвящена глава 20 «Защита права собственности и других вещных прав».

О виндикационном иске можно говорить только при одновременном совпадении следующих факторов:

  • истцом выступает собственник (титульный владелец) имущества, который фактически не владеет предметом иска, лишен возможности пользования и распоряжения вещью;
  • предмет иска – индивидуально-определенная вещь, которая сохраняет свое первоначальное состояние в натуре;
  • ответчик – лицо, в чьем фактическом незаконном владении находится имущество.

При отсутствии одного из перечисленных условий виндикационный иск не подлежит удовлетворению.

Истец

Виндикационным иском защищается право собственности вообще, когда собственник лишен возможности осуществлять одновременно права владения, пользования и распоряжения. В соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ право на истребование имущества из чужого незаконного владения имеет:

  • собственник;
  • иной законный (титульный) владелец, у которого спорное имущество находится на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления.

Права на движимое имущество можно доказывать любыми законными способами. Доказательством прав на недвижимость будет выписка из ЕГРП.

А вот включение недвижимости в реестр государственной или муниципальной собственности не доказывает права собственности или законного владения. Об этом сказано в п. 36 постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.

2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление № 10/22).

Другим основанием для подачи виндикационного иска являются договорные отношения. Такое право имеют арендатор, наниматель, пользователь, хранитель, комиссионер, подрядчик и пр. (ст. 305 ГК РФ).

Более того, эти лица могут защищать владение даже от собственника. Ведь факт нахождения имущества на балансе лица сам по себе не является доказательством права собственности или законного владения (п. 36 Постановления № 10/22).

Приобретательная давность также является основанием для защиты по виндикационному иску. Но до приобретения права собственности лицо должно владеть имуществом добросовестно, открыто и непрерывно, как своим собственным.

Предмет иска

Виндицировать можно индивидуально-определенную вещь с конкретными, только ей присущими характеристиками, причем имеющуюся в натуре. Это требование вытекает из сущности иска: возврат законному владельцу именно той вещи, которая выбыла из его владения.

Судебная практика

Компания обратилась в суд с заявлением о признании недействительным изъятия земельного участка по решению суда. Однако фирма не сумела доказать принадлежности ей спорного участка с указанием его индивидуальных признаков, позволяющих выделить его из других однородных вещей (земельных участков).

В итоге суд сделал вывод о самовольном занятии ответчиком земельного участка и отказал в удовлетворении требований (постановление ФАС Уральского округа от 11.10.2010 № Ф09-7693/10-С6).

Возможность изъятия индивидуально-определенной вещи, измененной, переработанной или реконструированной, зависит от качества и значительности изменений.

Если вещь переработана и изменилось ее техническое и целевое назначение, собственник может потребовать только возмещения связанных с переработкой убытков. Если вещь уже не существует в натуре, например, уничтожена, то право собственности на нее прекращается.

Поэтому заявление виндикационных требований будет неправомерным. В этом случае целесообразно предъявить иск о причинении вреда и возмещении убытков или о неосновательном обогащении.

К сведению

Если спорное имущество пришло в негодность, списано или отсутствует у ответчика либо сущность требований не подпадает под понятие виндикации, суд отказывает в иске.

Если же вещь была переработана, но у нее не изменилась первоначальная функция, то собственник вправе защищаться виндикационным иском, компенсировав затраты лицу (добросовестному приобретателю имущества), произведшему неотделимые улучшения данной вещи (ст. 303 ГК РФ).

Судебная практика

Истец предъявил виндикационный иск об истребовании недвижимости. Однако ответчик требование не признал. По его мнению, объект утратил первоначальные индивидуально-определенные свойства, в связи с чем не подлежит истребованию.

Изучив материалы дела, суд не обнаружил у ответчика оснований для законного владения зданием. Арбитры указали, что изменение назначения и цели использования объекта недвижимости не могут повлиять на его индивидуально-определенные признаки.

Ответчик, в свою очередь, вправе потребовать возмещения затрат и стоимости произведенных улучшений, предоставив соответствующие доказательства (ст. 303 ГК РФ). Требования истца суд полностью удовлетворил (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2008 № 20АП-2096/2008).

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *