Выдержки из уголовных дел по обвинению в неуважении к суду (ст. 297 УК РФ)

Ответственность за неуважение к суду

  • Статьей 297 Уголовного кодекса РФ (долее — УК РФ) предусмотрена уголовная ответственность за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства, в том числе оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия.
  • Согласно положениям указанной нормы уголовного закона, под оскорблением судьи или иного лица, участвующего в рассмотрении дела, признаются вербальные и невербальные действия, выражаемые в неприличной (неподобающей действующим нормам морали и этики) форме.К ним могут относиться:
  • понимаются неприличные высказывания, действия, жесты, направленные на унижение чести и достоинства участников судебного разбирательства, а также подрыв авторитета судебной власти;
  • оскорбления, выраженные в устной форме, в том числе с использованием нецензурной лексики, но не исключительно;
  • в письменной форме (записки, письма, иные документы);
  • в виде оскорбительных рисунков. Например, уничижительных карикатур;

в действиях, унижающих честь и достоинство (к примеру, жесты, неприличные телодвижения и т. п.);

действия, которые сопряжены с физическим насилием*, например, срывание одежды, пощёчины и т. п.

*Обратите внимание, что этот пункт не касается нападения на судью или иного лица, участвующего в рассмотрении дела. Избиение, нанесение тяжких повреждений, нападение с использованием оружия и т.п. квалифицируются по статье 296 УК РФ о насильственных действиях по отношению к лицам, осуществляющим правосудие.

С точки зрения закона не имеет значения правдивость или ложность сведений (оценки действий) судьи. Важна только неприличная форма оскорбления.

Если задевается честь и достоинство, подрывается авторитет и/или престиж, наносится ущерб уважению сотрудников судебной инстанции, то такое преступление попадает под действие 297 статьи УК РФ.

С точки зрения закона уголовная ответственность наступает только в случае совершения преступления при отправлении правосудия. Это означает, что местом преступления может являться: зал суда во время разбирательства дел; иные помещения суда в перерывах между слушаниями.

Однако согласно судебной практике, местом преступления может быть признано любое иное место при нанесении оскорбления суду в связи с несогласием с процессуальными решениями, которые были приняты или принимаются судом и имеющие мотивационную связь с фактом отправления правосудия.

А наступает ли ответственность, если оскорбление нанесено судье в сети «Интернет». Приведу пример. Московский городской суд признал гражданку Иванову А.А.

виновной по 2 части статьи 297 УК России в связи с её публикациями в блоге, оскорблявшими судью N, участвующую в отправлении правосудия.

Правозащитник подсудимой подал апелляцию, в которой привёл довод отсутствия Ивановой в зале суда при рассмотрении дела. Однако она была отклонена.

  1.  По потерпевшим по такому преступлению может быть не только судья, а любой участник судебного разбирательства: прокурор, защитник, подсудимый, потерпевший, истец, ответчик, третьи лица, их представители, эксперт, свидетель, переводчик и др.
  2. В соответствии с 1 пунктом 297 статьи УК России за неуважение к участникам процесса предусматривается следующая ответственность:
  3. Штраф – до 80 000 руб.
  4. Штраф в сумме зарплаты или иных доходов нарушителя – до 6 мес.
  5. Обязательные работы – до 480 ч.
  6. Арест – до 4 мес.
  7. Если потерпевшим является сотрудник суда: судья, присяжный заседатель или иное лицо, участвующее в отправлении правосудия, то часть 2 статьи 297 УК РФ предусматривает возможность назначения наказания в виде:
  8. Штраф – до 200 000 руб.
  9. Штраф в сумме зарплаты или иных доходов нарушителя – до 18 мес.
  10. Обязательные работы – до 480 ч.
  11. Исправительные работы – до 2 лет.
  12. Арест – до 6 мес.

Уголовная ответственность предусмотрена для любых лиц, достигших возраста 16 лет, участвующих в судебном заседании. Инициировать дело о неуважении к суду могут только судебные приставы, наблюдающие за порядком в зале суда.

штрафа до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до 18 месяцев, либо обязательных работ на срок до 480 часов, либо исправительных работ на срок до 2 лет, либо ареста на срок до 6 месяцев.

Оскорбление судьи, не имеющее связи с фактом отправления правосудия.

В случае, если сотрудники суда или участники процесса подвергаются оскорблению, не имеющему мотивирующей связи с отправлением правосудия (т. е.

совершаются вне суда и не имеют отношения к профессиональной деятельности),                 то такие деяния не могут квалифицироваться как уголовное преступление, а влекут за собой административную ответственность – они попадают под действие статьи 5.61 КоАП России.

  • Отдел государственных обвинителей
  • уголовно-судебного управления
  • прокуратуры края

ЕСПЧ: неприемлемо искать защиты у суда, к которому истец потерял всякое доверие

Часто мы сталкиваемся с публичным неуважением к суду? Я говорю не о формально выраженном неуважении к суду, которое закреплено процессуальным законом, и наказывается по ст. 297 УК РФ, а о завуалированном неуважении.

Например, когда многие юристы, в том числе известные, практически медийные личности начинают ругать суд и судебную систему после вынесения решения/приговора по делу, вызвавшему общественный резонанс.

На мой взгляд такое происходит довольно часто. Это происходит настолько часто, что уже начинается казаться нормой.

Конечно, случай о котором я напишу ниже действительно вопиющий, и пока до такой риторики мы еще не дошли. Но весьма примечательно, что из-за явного неуважению к суду, выразившееся в публикации оскорбительных постов в отношении конкретных судей и конкретного суда, лицо, искавшее защиту в этом суде, было лишено права на защиту сославшись на злоупотребление правом.

Речь идет о Европейском суде по правам человека, а конкретно о деле Жданова и других против России (№12200/08, 35949/11 и 58282/12).

В рамках данного дела заявители жаловались на нарушение статьи 6 Европейской Конвенции (права на справедливое судебное разбирательство), статьи 11 Европейской Конвенции (свобода собраний и объединений) и статьи 14 Европейской Конвенции (запрещение дискриминации).

Не вдаваясь в подробности рассмотрения данного дела остановимся на обстоятельствах подачи жалобы одним из заявителей – Н.А. Алексеевым и весьма интересных выводах, к которым пришел Европейский суд.

Я представляю Вашему вниманию перевод выдержки из данного решения Европейского суда.

«г-н Алексеев, известный ЛГБТ-активист, общественный деятель, который давал много интервью средствам массовой информации и чьи аккаунты в социальных сетях имеют сотни подписчиков. Его аккаунты легко найти, введя его имя и наименование соответствующей социальной сети в поисковой системе Интернета.

Они содержат личную информацию о нем — например, что он является ЛГБТ-активистом, главой проекта GayRussia.Ru и основателем Московского прайд-движения — и личные фотографии, а также информацию о его завершенных и находящихся на рассмотрении в Суде делах, включая отсканированные копии оригинальных писем Суда ему.

Более того, заявив, что это не были его «личные» аккаунты, г-н Алексеев не отрицал, что являлся автором заявлений о Суде, опубликованных на них.

83. Европейский Суд также отмечает, что заявления о Суде и его судьях, опубликованные на рассматриваемых аккаунтах, являются злобными, лично оскорбительными и угрожающими.

В частности, г-н Алексеев опубликовал фотографии судей с такими надписями, как «алкоголик», «наркоман», «коррумпированный» и «эта старуха должна мне 100 000 евро … Бог ее накажет».

Он также назвал судей, среди прочего «европейскими ублюдками и дегенератами», «уродцами», «продажными подонками» и «идиотами». Он пожелал, чтобы они «померли как можно скорее, как собаки», пригрозил «замучить [их] …

литрами водки» и объявил, что «пришло время поджигать Европейский суд по правам человека». Он также заявил: «Мы не должны были давать бабам право голоса … Они должны готовить суп». Эти заявления явно выходят за рамки обычной, гражданской и законной критики.

84. Суд принимает к сведению тот факт, что вышеуказанные комментарии были сделаны в ответ на решение Суда по делу Алексеева и других (упомянутое выше), что выходит за рамки настоящего дела.

Тем не менее, он также принимает во внимание, что, публикуя оспариваемые заявления в социальных сетях, доступных для всех, г-н Алексеев стремился обеспечить как можно более широкое распространение своих обвинений и оскорблений и тем самым предоставил доказательства своей решимости навредить и запятнать имидж и репутацию Европейского суда по правам человека и его членов (см. «Duringer and Grunge», Франция (реш.), № 61164/00 и 18589/02, 4 февраля 2003 г., и Řehák против Чешской Республики (реш. .), № 67208/01, 18 мая 2004 г.). Поэтому Суд направил г-ну Алексееву письмо, ссылаясь на все находящиеся на рассмотрении жалобы и предупреждая его, что такие заявления могут равносильно злоупотреблению правом на подачу жалобы. Однако Алексеев не отозвал свои заявления, которые все еще видны в его социальных сетях. Что наиболее важно, он с тех пор опубликовал новые оскорбительные заявления о Суде, в частности, назвав его «кучей мусора» и назвав его судей «европейскими коррумпированными подонками» и «гомофобами». Эти заявления, опубликованные после предупреждения, в котором явно упоминаются настоящие жалобы, могут рассматриваться как связанные с ними.

85. Суд считает, что, продолжая публиковать оскорбления в отношении Суда и его судей после предупреждения, заявитель проявил неуважение к самому учреждению, к которому он обращался за защитой своих прав. Действительно, недопустимо искать защиты у суда, к которому истец потерял всякое доверие.

Его поведение представляет собой «досадное проявление безответственности и легкомысленного отношения к Суду», равносильное презрению (см. «Лейбористская партия Грузии», упомянутое выше), и поэтому противоречит цели права на индивидуальную жалобу, как это предусмотрено в Статьями 34 и 35 Конвенции.

Это представляет собой злоупотребление правом на подачу жалобы по смыслу подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции.

86. Следовательно, жалобы, поданные г-ном Алексеевым, должны быть признаны неприемлемыми в силу злоупотребления правом на подачу жалобы в соответствии с пунктами 3 (а) и 4 статьи 35 Конвенции.

Этот вывод о неприемлемости, исключительный для г-на Алексеева, не препятствует Суду рассмотреть дело по существу, и, в частности, жалобы №.

35949/11 и 58282/12 в той степени, в которой это было сделано другими заявителями».

К интересному выводу пришел Европейский суд. Недопустимо искать защиты у суда, к которому истец потерял всякое доверие. Как вы думаете много доверия у наших юристов к российским судам, судьям и судебной системе в целом?

Вспоминается мем, который кочевал по интернету: вы доверяете полиции? Вы доверяете судам? Хотите вернуть смертную казнь?

Читайте также:  Роман Бевзенко "Акцессорность обеспечительных обязательств"

От известных юристов исходили слова о контролируемых судах, о позоре судебной системы и другое. Конечно, эти слова и фразы не такие как в рассмотренном Европейским судом деле, но и конструктивной критики в ней тоже не видно, лично я увидел в них презрение.

Весьма примечательно, что недоверие и неуважение к суду Европейский суд воспринял как злоупотребление правом на защиту и эту позицию сложно не разделять. Выглядит как попытка усидеть на двух стульях. «Я ругаю суд, но именно он меня и защитит в случае чего», — есть какая-то непоследовательность в этих действиях, что и было воспринято как злоупотребление правом.

Лишение права на обращение в суд выглядит крайней мерой, но Европейский суд, прежде чем сделать это обратился к заявителю с предложением удалить такие публикации, но этого сделано не было, т.е. заявитель осознавал последствия подобного поведения, но тем не менее решил не менять свою позицию по данному вопросу.

То есть сначала нужно предупредить заявителя о наличии порочащих публикаций, и только в случае их неудаления возникает последствие в виде лишения права на защиту.

Интересна перспектива применения данного подхода в России. Мне кажется, что, несмотря на явную справедливость такого подхода, и очевидный авторитет и уважение его начинателя – Европейского суда, у него будет немало противников, привыкших к вольностям свободного интернета.

Обстоятельства обвинения не конкретны

25 апреля 2019 г. 14:17

Апелляция отменила обвинительный приговор адвокату, осужденному за клевету на судью

Как сообщает «АГ», Московский областной суд опубликовал мотивированное постановление от 16 апреля, которым был отменен обвинительный приговор в отношении адвоката АП Московской области Бориса Ольхова, ранее осужденного за клевету в отношении судьи.

Защитники Бориса Ольхова, как и он сам, расценили решение апелляции как промежуточное в связи с отсутствием оправдательного приговора. При этом один из них отметил, что, так как срок привлечения к ответственности истек, нового обвинительного приговора не будет и дело будет прекращено.

Советник ФПА РФ, первый вице-президент АП Московской области Михаил Толчеев, который поддержал доводы защиты судебном заседании, отметил, что в деле имелись все основания для оправдания адвоката.

Обстоятельства дела

Напомним, ранее «АГ» писала, что в марте 2017 г. Борис Ольхов защищал в суде интересы потерпевшего по уголовному делу по ч. 1 ст. 111 УК РФ. В ходе судебного рассмотрения дела в Ступинском городском суде МО он подал два заявления об отводе судьи С. и огласил их содержание другим участникам уголовного процесса.

В первом заявлении адвоката содержались следующие фрагменты: «судья С. отказывается отправлять правосудие в соответствии с требованиями закона; рамки УПК, похоже, ему тесноваты», «С.

после того, как потерпевший отказался от особого порядка рассмотрения дела, стал “открыто” ему угрожать», «красиво хотел председательствующий и потерпевшему в ходе процесса ущерб возместить.

Предложив на кафедру свидетелей 50 тысяч рублей подсудимому положить, а потерпевшему их взять», «лично у меня после этих не предусмотренных УПК действий С. сложилось впечатление о том, что председательствующий в доле», «недавняя отмена оправдательного приговора С.

по делу о получении взятки, которая сейчас широко обсуждается в адвокатских кругах, существенно добавляет к моим сомнениям в беспристрастности председательствующего».

Второй документ содержал в себе, в частности, следующие цитаты: «превратил процесс в базар спор двух лиц», «находчивый С. ловко остановил меня статьей 252 УПК РФ».

Ходатайства были отклонены судьей, который посчитал, что Борис Ольхов использовал в них оскорбительные формулировки, после чего вынес ему замечание.

Судья также направил в Адвокатскую палату Московской области частное постановление, в котором просил привлечь защитника к дисциплинарной ответственности.

В отношении адвоката было возбуждено дисциплинарное производство, по итогам которого Борису Ольхову было вынесено замечание.

В октябре 2017 г. Главное следственное управление СК РФ по Московской области возбудило уголовное дело в отношении адвоката за неуважение к суду, выразившееся в форме оскорбления судьи, по ч. 2 ст. 297 УК РФ. В дальнейшем следствие переквалифицировало действия адвоката, предъявив ему обвинение по ч. 1 ст. 298.1 УК РФ – клевета в отношении судьи.

По версии следствия, спорными высказываниями адвокат распространил заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения, затрагивающие репутацию, профессиональные и моральные качества судьи Ступинского горсуда Московской области С.

, опорочив его честь и достоинство как человека и лица, отправляющего правосудие, одновременно нарушив нормальную деятельность суда и умалив авторитет судебной власти РФ. В обоснование своей позиции гособвинение опиралось на три проведенные по делу экспертизы.

В квартире обвиняемого был произведен обыск, в отношении него была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Суд первой инстанции оштрафовал адвоката на 200 тыс. руб.

В ходе рассмотрения уголовного дела в Каширском городском суде Московской области подсудимый не признал своей вины.

Суд заслушал, в том числе, показания потерпевшего, свидетелей, принимавших участие в уголовном процессе по делу, в ходе которого были поданы спорные заявления об отводе.

Судом также были исследованы письменные доказательства, в том числе два спорных заявления об отводе судьи, протоколы судебных заседаний, подтверждающие факт оглашения адвокатом заявлений об отводе судьи, заключения трех лингвистических экспертиз.

Оценив все обстоятельства дела, 7 декабря 2018 г. суд признал Бориса Ольхова виновным в совершении инкриминируемого ему преступления и назначил наказание в виде штрафа в размере 200 тыс. руб. При вынесении приговора суд учел смягчающие обстоятельства в виде пенсионного возраста подсудимого, положительные характеристики, награждение знаком «Почетный адвокат Московской области».

Суд посчитал, что факт публичного распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство судьи С., подтверждался не только показаниями свидетелей, но и протоколами судебных заседаний. «Из заключений экспертов усматривается, что содержащиеся в заявлениях об отводе судьи от 20 и 21 марта 2017 г.

высказывания носят утвердительный характер о том, что судья С.

не осуществляет государственную судебную деятельность так, как того требуют установленные правила… привнес в деятельность суда не свойственные ему функции по урегулированию вопроса о форме возмещения ущерба пострадавшему подсудимым, указывая на выполнение конкретных действий посредством передачи денег в зале суда, о чем в последующем скрыл информацию», – указал суд в приговоре, сделав вывод, что обстоятельствами, порочащими честь и достоинство судьи С., а также умаляющими авторитет судебной власти, являются утверждения о его недобросовестности при осуществлении профессиональной деятельности и совершении нечестных поступков.

Довод защиты о том, что обвиняемый воспользовался своим процессуальным правом на отвод судьи, был отвергнут в силу того, что подсудимый допустил в своих высказываниях утверждения о недобросовестном поведении потерпевшего. Суд отметил, что они не соответствовали действительности и были направлены на подрыв репутации, профессиональных и моральных качеств С.

и авторитета судебной власти в целом, так как оглашались в судебном заседании в присутствии иных, помимо участников процесса, лиц.

Со ссылкой на положения Закона об адвокатуре суд указал, что его нормы не предусматривают право сторон (в том числе адвоката) на допущение высказываний в процессуальных документах об утверждениях в адрес судьи, касающихся его профессиональной репутации.

Апелляция вернула дело в прокуратуру

Не согласившись с приговором суда, защита подсудимого и он сам обжаловали его в апелляционную инстанцию – Московский областной суд.

В апелляционных жалобах, в частности, указывалось на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела; отсутствие в приговоре разъяснений, какие именно действия обвиняемого являются клеветой; нарушение прав подсудимого на защиту в связи с освобождением судом потерпевшего от дальнейшего участия в судебных заседаниях.

Также защита указала на отсутствие прямого умысла по распространению каких-либо порочащих судью сведений у Бориса Ольхова, который реализовывал своими действиями свои процессуальные права по заявлению отвода судье.

По мнению защитников адвоката, суд первой инстанции допустил нарушение ряда положений закона, включая нормы международного права, в том числе ст.

10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на выражение мнения.

Изучив обстоятельства дела, апелляционный суд выявил, что предъявленное Борису Ольхову обвинение не соответствует признакам ст. 298.1 УК РФ, поскольку в нем не приведены обстоятельства, свидетельствующие о заведомом характере изложенных сведений. Обвинительное заключение и приговор также не содержат таких обстоятельств.

Апелляция указала, что из обвинения непонятно, какие именно высказывания адвоката Бориса Ольхова являются клеветой: «Обстоятельства обвинения не конкретны, нарушены требования п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, фактически не указана объективная сторона преступления, в котором он обвиняется, что в соответствии со ст.

47 УПК РФ нарушает право на защиту осужденного, поскольку он должен знать, в чем обвиняется и от чего защищаться».

Суд счел, что эти обстоятельства нарушают права обвиняемого, поскольку последний имеет право знать, в чем обвиняется, а органы предварительного следствия в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении должны указать и конкретизировать суть предъявленного обвинения.

В этой связи Мособлсуд вынес апелляционное постановление, которым частично удовлетворил жалобы подсудимого и его защиты. Апелляция отменила обвинительный приговор и вернула дело в прокуратуру для устранения препятствий рассмотрения его судом. При этом избранная в отношении Бориса Ольхова мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении была оставлена в силе.

Борис Ольхов и его защитники прокомментировали решение апелляции

В Мособлсуде интересы Бориса Ольхова представляли член Комиссии по защите прав адвокатов АП МО Денис Ковалёв и адвокат АП МО Михаил Мещеряков. В судебном заседании доводы защиты поддержал советник ФПА РФ, первый вице-президент АП Московской области Михаил Толчеев.

Денис Ковалёв полагает, что апелляция вынесла промежуточное решение, отказавшись оправдать подсудимого: «Вторая инстанция подтвердила, что приговор был незаконным и необоснованным. Каширский горсуд Московской области дал неполную оценку доводам защиты, фактически осудив Бориса Ольхова за выражение своей правовой позиции по делу, в котором он представлял интересы своего доверителя».

Михаил Мещеряков отметил, что защита выполнила свою «программу-минимум». «К моменту рассмотрения дела в апелляционной инстанции истек срок давности привлечения к уголовной ответственности по данному составу, поэтому суд в любом случае освободил бы Бориса Ольхова от наказания.

Читайте также:  Работник не соответствует должности. Как доказать объективность увольнения

Но если бы приговор был оставлен в силе, это повлекло бы за собой с неизбежностью прекращение его статуса, так как приговор был вынесен до истечения срока.

После отмены приговора и возвращения дела на стадию предварительного расследования оно подлежит прекращению, нового обвинительного приговора не будет, статус адвоката будет сохранен», – отметил защитник.

По мнению адвоката, апелляционное постановление не является революционным, так как наиболее существенным доводам защиты о невозможности привлечения адвоката к ответственности за мнение, высказанное им при осуществлении защиты, а также о нарушении ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в постановлении оценки не дано.

Михаил Толчеев расценил отмену обвинительного приговора как значительное событие. «Судебная система не создала столь негативный и, на мой взгляд, позорный прецедент.

Палата настроена решительно в этом плане, мы готовы идти до Европейского Суда, поскольку этот вопрос является принципиальным, ведь он затрагивает все сообщество и доктрину правосудия в целом».

По его мнению, в указанном деле имелись все основания для оправдания подсудимого.

«Это совершенно надуманная и нетерпимая ситуация преследования адвоката за мнение, высказанное в процессуальном документе. Адвокат заявлял о незаконности действий судьи, это его работа и прямая обязанность.

Данное дело является принципиальным для адвокатского сообщества, поскольку оно создает так называемый замораживающий эффект, о недопустимости которого говорит ЕСПЧ в деле «Морис против Франции”, в котором Европейский Суд защитил права адвокатов на эффективную защиту.

Таким образом, речь может идти только о некорректности формы высказывания, которая может стать предметом дисциплинарного производства в отношении адвоката, но никак не уголовного обвинения в клевете.

Тем более что никаких утверждений в высказываниях Бориса Ольхова не содержалось», – пояснил первый вице-президент АП МО.

Борис Ольхов с сожалением отметил, что апелляция рассмотрела лишь единичный довод защиты и положила его в основу своего судебного акта, проигнорировав при этом остальные. «В процессуальных документах не может содержаться клевета.

В тексте отмененного приговора Каширского горсуда был использован новый юридический термин “официальный процессуальный документ”, это обстоятельство, безусловно, является курьезом для юридической общественности», – отметил он.

Идем в суд. Частное обвинение по уголовному делу

Частное обвинение по уголовному делу – это один из видов уголовного преследования, который осуществляется гражданином против другого гражданина.

Всего Уголовный кодекс предусматривает три преступления, по которым возможно частное обвинение.

Их можно условно назвать «бытовыми»: побои, легкий вред здоровью (и то и другое чаще всего последствия драк, конфликтов или семейного насилия), а также клевета.

Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает различные виды уголовного преследования (ст.20 УПК РФ). Если вы стали жертвой преступления, возможно не стоит терять времени и дожидаться реакции правоохранительных органов. Можно взять  ответственность в свои руки и обратиться в суд.

Оглавление

  • По каким преступлениям осуществляется частное обвинение?
  • Порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения
  •   Квалификация
  •   Когда обращаться?
  • План действий:
  •   1. Сбор доказательств
  •     1.1 Зафиксируйте увечья
  •     1.2 Вызовите полицию
  •     1.3 Опросите соседей
  •     1.4 Поиск иных доказательств
  •   2. Подготовка обвинения
  •   3. Подача заявления
  •   4. Поддержка частного обвинения в суде 

По каким преступлениям осуществляется частное обвинение?

Действующее уголовно-процессуальное законодательство закрепляет за вами возможность частного обвинения в трех случаях.

1. Если вашему здоровью  умышленно причинен легкий вред (ч.1 ст. 115 УК РФ).

2. Если вам причинены побои (ч.1 ст.116 УК РФ).

3. В отношении вас были распространены заведомо ложные сведения, порочащие вашу честь и достоинство или подрывающие репутацию (ч.1 ст.128.1 УК РФ).

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего или его законного представителя. (ч.2 ст.20 УПК РФ).

В некоторых случаях возбудить подобное дело, несмотря на отсутствие заявления потерпевшего, может следователь или дознаватель, но только с согласия прокурора и в случае, если преступление совершено в отношении лица, которое не может защищать свои права и законные интересы.

Главная особенность такого рода дел – заявитель самостоятельно осуществляет обвинение и доказывает виновность другого гражданина в совершении преступления.

Порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения

Для того чтобы вам было проще понять процедуру возбуждения уголовного дела частного обвинения, смоделируем гипотетическую ситуацию: сосед причинил вам побои, ударив дважды  в лицо, после чего в области глаза у вас остался кровоподтек.

Квалификация

Первое, что вам нужно сделать – правильно квалифицировать действия соседа. Это не так сложно, как может показаться: просто сравните действия с составом преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ (нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль).

Если же вам пришлось взять больничный, то это может быть легкий вред здоровью (ч.1 ст.115), такое преступление также является делом частного обвинения и может быть инициировано вами. В любом случае в суде вам дадут направление на медицинскую экспертизу, которая и определит степень тяжести вреда здоровья.

Важно уже то, что даже один удар, причинивший вам боль, уже является преступлением.

Крайне важно, чтобы эти действия были совершены не из хулиганских побуждений и не по мотивам политической, идеологической, расовой, религиозной или иной ненависти или вражды, а также  не с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия – в таких случаях необходимо обращаться с заявлением уже в полицию, так как подобного рода дела уже не относятся к частному обвинению (см. подробнее ст.20 УПК РФ, ч.2 ст.115, ч.2 ст.116 УК РФ). Кроме того, если вам неизвестны лица, совершившего против вас преступление, такое заявление тоже подается в полицию.

Когда обращаться?

Срок привлечения к уголовной ответственности по делам частного обвинения составляет два года с момента совершения преступления – именно в этот срок вы можете обратиться в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела. Эффективнее всего обращаться в суд в «по горячим следам».

План действий

1. Сбор доказательств

После возникшего конфликта в первую очередь необходимо обеспечить доказательную базу. Сделать это можно разными способами.

1.1 Зафиксируйте травмы

Обратитесь к врачу в травмпункт и зафиксируйте полученные вами травмы. Желательно также посетить психолога для оценки вашего психологического состояния. В исключительных случаях можно вызвать скорую медицинскую помощь для оказания вам помощи и фиксации увечий.

При обращении к врачу указываете настоящие причины полученных травм: если вы сообщите, что упали, пожалев обидчика, уголовное преследование преступника будет крайне затруднительным.

1.2 Вызовите полицию

Приехавший полицейский патруль, во-первых, сможет защитить вас от возможной повторной угрозы, а во-вторых – поможет сохранить или собрать доказательства и сведения, необходимые для подачи заявления в суд, (к примеру, сведения о преступнике) и запишет ваши показания. Кроме того, факт вызова полиции покажет ваше стремление к объективному расследованию и добропорядочность в намерениях.

1.3 Опросите соседей

Самостоятельно посетите соседей и опросите их: возможно, кто-то из жильцов видел произошедшее или записал инцидент на фото/видеокамеру или мобильный телефон/диктофон. Попросите соседей записать свои показания на бумаге и подписаться. Сосед должен обязательно указать в начале текста, что предупрежден об ответственности за заведомо ложные показания по статье 307 УК РФ.

1.4 Поиск иных доказательств

Если конфликт произошел в публичном месте, инцидент мог быть зафиксирован, к примеру, камерами наружного наблюдения ближайшего супермаркета или автостоянки. Обратитесь к администрации с просьбой передать вам видеозапись или сохранить ее для того, чтобы ее мог истребовать суд.

Если вы обращались в полицию по факту совершения против вас противоправных действий – истребуйте материалы проверки у полицейских. Это поможет при составлении заявлении в суд (к примеру, для поиска паспортных данных подозреваемого).

2. Подготовка обвинения

Как мы уже говорили, уголовные дела частного обвинения возбуждаются мировым судьей в отношении конкретного лица по заявлению потерпевшего или его законного представителя (ст. 318 УПК РФ), поэтому важно как можно более грамотно составить заявление в суд. Зачастую на официальных сайтах судов могут быть опубликованы памятки или образцы заявлений.

Заявление должно содержать следующие сведения (ч.5 ст.318 УПК РФ):

  1. 1) наименование суда, в который оно подается;
  2. 2) описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;
  3. 3) просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству;
  4. 4) данные о потерпевшем, а также данные документов, удостоверяющих его личность;
  5. 5) данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности: обязательно указывать паспортные данные обвиняемого. Их можно истребовать в полиции;
  6. 6) список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд;
  7. 7) подпись заявителя.

Важно также чтобы в заявлении имелась отметка о том, что вы предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 УК РФ. Эта отметка должна быть удостоверена вашей подписью. 

Скачать образец заявления о возбуждении уголовного дела порядке частного обвинения (16,8 KБ)

3. Подача заявления

Заявление подается в мировой суд по месту совершения преступления (ст.32 УПК РФ). Территориальную подсудность можно узнать на сайте суда.

Заявление подается в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения (ч.6 ст.318 УПК РФ).

4. Поддержка частного обвинения в суде

С момента вынесения судом постановления  о принятии вашего заявления к производству вы становитесь частным обвинителем.

  В судебном заседании частный обвинитель представляет суду доказательства виновности лица, совершившего преступление, участвует в их исследовании и самостоятельно поддерживает обвинение.

Это значит, что вам надо будет задавать вопросы свидетелям, просить огласить все собранные к этому времени материалы (например, заключение экспертизы). Ваши интересы также может представлять юрист или адвокат.

Следует иметь в виду, что  в соответствии с ч.3 ст. 249 УПК РФ неявка потерпевшего в суд без уважительных причин влечет  за собой прекращение уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, поэтому вам обязательно являться на каждое заседание.

Важно также помнить, что до того как суд удалится в совещательную комнату для вынесения судебного решения, допускается примирение сторон. Тогда дело будет прекращено, наказания назначать не будут. Обычными наказаниями по делам частного обвинения являются штрафы, обязательные или исправительные работы.

Читайте также:  Сколько действует билет на электричку: какой срок для разового талона, "туда-обратно" и льготного, а также когда действителен абонемент?

___________________________________________________________________________________________________________________________

Законный представитель – это гражданин, который в силу закона выступает в защиту личных и имущественных прав и законных интересов недееспособных, ограниченно дееспособных, либо дееспособных лиц, в силу своего физического состояния не могущих лично осуществлять свои права и выполнять свои обязанности. Пример: родитель несовершеннолетнего ребенка.Суды вашего региона могут располагать памятки или образцы заявлений на своих сайтах. Так, например на сайте Пензенского областного суда.

Скачать образец заявления о возбуждении уголовного дела порядке частного обвинения (16,8 KБ)

Скачать инструкцию (26,8 KБ)

Вернуться в раздел помощь

297. Лошадиная ты морда, ваша честь

«Савченко Вера Викторовна во время удаления ее из зала судебного заседания в присутствии участников судебного заседания, выражая явное непочтение к суду и судебной власти РФ, умышленно, публично произнесла в адрес председательствующего судьи Исмаилова фразу: «Не судья, а чмо»».

Это цитата из постановления о возбуждении уголовного дела по части 2 статьи 297 УК (неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи). Дело начали расследовать в ноябре прошлого года в Грозном.

Обвиняемая — 32-летняя Вера Савченко, гражданка Украины, младшая сестра Надежды Савченко, которую судят сейчас в Ростовской области.

В Грозном Савченко-младшая присутствовала на процессе по делу двух других украинцев — членов запрещенной в России как экстремистской УНА-УНСО Николая Карпюка и Станислава Клыха, которые обвиняются в участии в боевых действиях в Чечне в 1994-95 годах.

За оскорбление судьи Вере Савченко грозит штраф или арест на срок до полугода, пока же ее отпустили под обязательство о явке.

Статья 297 УК, по которой обвиняют гражданку Украины, применяется сравнительно редко — в год по ней судят менее 300 человек.

При этом, согласно проведенному в 2011 году в Верховном суде опросу, с проявлениями неуважения и оскорблениями в процессе сталкивались 96% судей.

«Не самое страшное преступление, но обидное»

В Коми обвиняемый в сексуальном преступлении плюнул в представителя потерпевшей и обругал судью. В мировом суде Агаповского района Челябинской области во время процесса по делу о ДТП 17-летняя беременная потерпевшая кричала на подсудимую матом.

В Чувашии обвиняемого по делу о мошенничестве судят за целую серию эпизодов: он нецензурно оскорблял каждого дежурного судью, продлевавшего ему срок ареста по делу. Мать троих детей обругала прокурора в гражданском процессе о лишении ее родительских прав.

Действия всех этих людей квалифицированы по статье 297 Уголовного кодекса — неуважение у суду.

«Уголовное дело по статье 297 инициируют судебные приставы, которые следят за порядком в зале. К делу приобщается протокол судебного заседания, где зафиксированы оскорбления, если они были выражены словесно. Могут быть приобщены аудиозаписи, если их вели участники судебного процесса или секретарь», — рассказал «Медиазоне» федеральный судья в отставке Сергей Пашин.

По его словам, далеко не каждый случай оскорбления судьи становится уголовным делом, чаще несдержанных участников процесса или наблюдателей привлекают к административной ответственности — «это и быстрее и проще».

«Об уголовном преследовании идет речь, когда неуважение выражается каким-то из ряда вон выходящим способом: нецензурная брань, попытка набросится на судью, драка в зале суда.

Это преступление не самое страшное, конечно, но обидное для судебной власти», — говорит Пашин.

Потерпевшим по делу по статье 297 может быть не только судья, но и подсудимый, потерпевший, их представители, защитник, прокурор, истец, ответчик, представитель третьей стороны, свидетели, эксперты, переводчик — тогда действия квалифицируются не по части 2, а по части 1 этой статьи.

Чтобы оказаться на скамье подсудимых за неуважение к суду, не обязательно наброситься на прокурора или обругать судью в ходе судебного заседания: известны случаи привлечения к ответственности за пост о судье, написанный «ВКонтакте». Жителя Костромской области в сентябре 2014 года приговорили к штрафу за публикацию в соцсети решения по административному делу о мелком хулиганстве с нецензурным комментарием в адрес судьи, который его вынес.

Осужденный за кражу житель Коми стал фигурантом дела по статье 297 за то, что написал кассационную жалобу, в которой многократно нецензурно высказался о судье и членах его семьи.

С жалобой ознакомились судьи кассационной инстанции, они же были вынуждены оглашать ее во время рассмотрения. Верховный суд в своем определении признал этот приговор за неуважение к суду законным, так как «Г.

совершил оскорбление судьи Д. в связи с его участием в отправлении правосудия».

«Если судья — ваш сосед по даче, и вы его оскорбите нецензурно, то вам может грозить только административная ответственность по статье “Оскорбление”. Но если оскорбление связано с исполнением судьей его профессиональных обязанностей, наступает ответственность по статье о неуважении к суду», — разъясняет судья Пашин.

Один арест и много работ

В первой половине 2015 года по статье 297 было вынесено 87 обвинительных приговоров, в 2014 году — 184.

В первые годы действия статьи принятого в 1996 году Уголовного кодекса по ней судили всего несколько десятков человек (в 1997 году — 38 приговоров, в 1998-м — 28, в 1999-м — 30).

Минимум пришелся на 2000 год — тогда за неуважение к суду осудили 17 человек, затем количество обвинительных приговоров стало расти и к 2005 году увеличилось до 92. В 2006 году по статье 297 приговорили уже в два раза больше — 189 человек. В 2009 году — 259.

Тенденция к снижению числа приговоров о неуважении наблюдалась в 2011-2012 годах (195 и 140 осужденных соответственно); в последние годы их количество растет, но не превышает 200 приговоров в год.

Максимальное наказание, предусмотренное статьей — до шести месяцев ареста за оскорбление судьи и до четырех месяцев за оскорбление других участников разбирательства. Но эта мера избирается крайне редко (в 2015 году российские суды не арестовали никого, в 2014-м — одного человека).

Чаще всего судьи назначают в качестве наказания общественные работы (бесплатный труд в свободное от основной работы время) или исправительные работы (вычет части заработка в доход государства).

Согласно статистике, общественные работы являются самым популярным наказанием для осужденных по части 1 статьи 297 (30 из 53 осужденных в первом полугодии 2015 года, 64 из 108 осужденных в 2014 году).

Исправительные работы чаще всего назначают нарушившим часть 2 статьи 297 (26 из 34 осужденных за первую половину 2015 года, 52 из 76 осужденных в 2014-м).

Еще одна популярная мера наказания — штраф. В 2014 году к штрафам приговорили 50 из 184 осужденных по статье о неуважении к суду. Минимальная сумма — меньше пяти тысяч рублей, максимальная — до 300 тысяч.

Сидят за неуважение

Несмотря на сравнительно мягкие меры наказания, предусмотренные статьей, отбывать его многим осужденным за неуважение к суду все же приходится в колониях общего и строгого режима.

Это связано с тем, что большинству осужденных по 297 статье обвинение предъявляют в период судебного процесса или предварительного следствия по их предыдущему уголовному делу — 68% фигурантов дел о неуважении к суду имеют судимость.

И если по «основному» делу обвиняемый получил реальный срок лишения свободы, то каждые восемь часов обязательных работ и каждые три дня исправительных работ превращаются в день лишения свободы и прибавляются к основному сроку путем частичного сложения наказаний.

Кроме того, следственные органы нередко не ограничиваются обвинением по 297 статье, а квалифицируют действия несдержанного подсудимого или зрителя как оскорбление представителя власти — если он, например, обругал не только прокурора и судью, но и пристава или полицейского.

Именно так произошло с 36-летним Азатом Давлетшиным из Уфы. Его судили за грабеж и угрозу убийством, и в ходе разбирательства Давлетшин обругал не только прокурора, но и сотрудника полиции из конвойной службы, а также запустил гособвинителю в лицо папкой с документами, разбив губу.

Его действия квалифицировали по части 1 статьи 297 (неуважение к суду), по части 1 статьи 318 (применение насилия по отношению к представителю власти), а также по статье 319 (оскорбление представителя власти).

По этому делу суд назначил Давлетшину три года колонии-поселения, а за грабеж и угрозу убийством — 10 лет колонии строгого режима.

Действия 33-летнего жителя Чувашии, который грохотал клеткой в зале суда и мешал вести заседание о своем аресте, квалифицировали не только по части 2 статьи 297 (он выкрикивал оскорбления судье), но и по части 1 статьи 294 (вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия). По совокупности с наказанием по статье 318 (применение насилия в отношении полицейского), которая изначально привела чебоксарца на скамью подсудимых, его приговорили к двум годам и восьми месяцам колонии строгого режима.

Присяжные освобождают

По нескольким статьям УК квалифицировали и действия московского нотариуса Фаиля Садретдинова: в 2007 году его обвинили в неуважении к суду (297 статья), применении насилия к представителю власти (318 статья) и умышленном повреждении документов (325 статья).

Садретдинов в тот момент уже был осужден по одному делу о мошенничестве с квартирами и являлся фигурантом еще одного дела по той же статье; кроме того, он обвинялся в организации убийства журналиста Пола Хлебникова.

Как говорилось в материалах дела, во время ознакомления с документами в СИЗО Садретдинов отлучился в туалет, вернулся оттуда с источавшим неприятный запах свертком и ударил им по лицу следователя, заодно перепачкав два тома уголовного дела.

(Сам обвиняемый настаивал, что следователя не бил, а лишь «подтерся» материалами дела, как ему и предлагал следователь в ответ на многочисленные жалобы и ходатайства).

Через два дня мятежный нотариус, которому продлевали арест в Замоскворецком суде, обругал там прокурора и судью, а также размахивал в клетке отломанной от скамейки металлической ножкой и ей же прищемил приставу «четвертый палец левой руки, причинив кровоподтек». Все эти поступки и стали поводом для возбуждения уголовного дела.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *