Банкротство: как признать уступку права требования недействительной сделкой

Рассказываем, как приобрести квартиру в строящемся ЖК у дольщика и какие риски есть у подобной сделки

Банкротство: как признать уступку права требования недействительной сделкой

ronstikshutterstock

Высокий спрос на недвижимость привел к тому, что предложение новостроек в Москве сократилось до исторического минимума. Но даже если застройщик уже завершил продажу квартир в строящемся доме, жилье в приглянувшейся новостройке еще можно попробовать приобрести у дольщиков. Такие сделки совершают путем переуступки права по договорам долевого участия (ДДУ).

Рассказываем, как происходит процедура переуступки прав, какие достоинства и недостатки есть у этой процедуры.

Что такое цессия

Цессия, или переуступка права требования по договору участия в долевом строительстве — это передача прав и обязанностей по ДДУ от одного лица другому.

«Обычно квартиры по переуступке продают инвесторы, которые купили их в доме-новостройке на этапе котлована и затем реализуют почти готовое жилье по более высокой цене», — говорит генеральный директор сервиса по поиску недвижимости «Синица» Наталья Шаталина.

Есть и другие причины уступки прав требования физическими лицами — это, например, резкое изменение жизненных планов дольщика или возникновение проблем у застройщика. О последних, по словам Шаталиной, может свидетельствовать большое количество предложений о продаже квартир от физических лиц в строящемся ЖК.

Квартиры по переуступке часто продают и юридические лица — обычно это подрядчики, с которыми застройщик расплатился квадратными метрами.

Переуступка — сделка по покупке не объекта недвижимости, а прав на него, напоминает частнопрактикующий юрист Андрей Лямзин.

«Вы покупаете не жилье, а только право требования на объект недвижимости, которого, по сути, еще нет (этим договор отличается от договора купли-продажи).

В дальнейшем застройщик будет обязан передать жилье именно тому, к кому перешло право требования на данный объект недвижимости», — поясняет эксперт.

Банкротство: как признать уступку права требования недействительной сделкой

Kekyalyaynenshutterstock

Виды переуступки

Все сделки по переуступке можно разделить на два основных вида в зависимости от статуса собственника: физическое это лицо или юридическое. Основная разница между ними состоит в форме расчета.

«Если переуступка оформляется от юридического лица физическому, сделка глобально не отличается от сделки между двумя физическими лицами. Но расчет по такому договору возможен только в безналичной форме и только после государственной регистрации договора», — подчеркивает Наталья Шаталина.

Процедура переуступки прав

Процедура оформления переуступки происходит следующим образом: между дольщиком и покупателем заключается соответствующий договор со ссылкой на ДДУ, в документе указываются характеристики объекта недвижимости, стоимость, а также фиксируется факт выполнения дольщиком своих финансовых обязательств перед застройщиком.

«Девелопер должен передать покупателю подтверждающие оплату документы. Если квартира куплена в ипотеку, требуется представить справку об отсутствии обременений», — подчеркивает управляющий директор компании «Метриум» Надежда Коркка.

Если ДДУ не оплачен в полном объеме, оформление переуступки возможно только при получении согласия от застройщика. В этом случае также потребуется включить в договор переуступки положение о переходе долга к новому дольщику, добавляет Надежда Коркка.

Затем происходит подписание документации (в том числе передаточного акта), и договор направляется на регистрацию в Росреестр. После этого покупатель рассчитывается с продавцом. Вместе с правами требования новый дольщик получает от прежнего оригинал ДДУ.

Банкротство: как признать уступку права требования недействительной сделкой

Indypendenzshutterstock

Особенности и риски

С введением в регулирующий долевое строительство закон № 214-ФЗ требований о расчетах с застройщиком через эскроу-счета схема переуступки изменилась. Помимо уступки самого договора долевого участия, теперь переуступаются также права на эскроу-счет, открытый предыдущим дольщиком.

Хотя эскроу-счет и открывается на имя конкретного человека, права на размещенные на нем деньги, включая право на их получение со счета при незавершенном строительстве, можно передать новому дольщику. При переуступке это происходит с момента государственной регистрации договора.

Один из рисков, как отмечает Наталия Шаталина, — возможность купить права требования на жилье, которые уже переуступались: например, подрядчик-юрлицо продал квартиру по переуступке частному инвестору, а тот, в свою очередь, конечному покупателю.

«Если впоследствии одно из промежуточных звеньев обанкротится, этот факт может поставить под сомнение и правомочия конечного приобретателя права на квартиру. И если она находится в недостроенном доме, покупатель не получает защиту по праву добросовестного приобретателя — ее может использовать только приобретатель готовой квартиры», — объясняет Наталья Шаталина.

Еще одна особенность сделок переуступки в том, что при оформлении документов действие первого ДДУ в строительстве не прекращается, в нем лишь происходит замена дольщика. Это значит, что в договор, заключенный ранее между застройщиком и текущим продавцом, внести какие-либо правки не получится.

«Все обязанности застройщика, закрепленные в первоначальном договоре, будут действовать в отношении нового приобретателя (сроки выполнения работ, цена квартиры, гарантийный срок и т. д.).

А все обязанности, указанные в договоре долевого участия в строительстве, принимает новый участник долевого строительства.

В этом есть один существенный недостаток: если ДДУ по каким-то причинам будет признан недействительным, новый дольщик не сможет предъявить претензии к застройщику, только к продавцу», — отмечает Шаталина.

Мало того, как подчеркивает эксперт, есть вероятность, что суд признает незаконной уступку прав по недействительному договору. В этом случает у застройщика не останется вообще никаких обязательств перед новым дольщиком.

Есть и еще один риск: в ДДУ указана стоимость, по которой квартиру приобретал первый дольщик. Как правило, переуступка происходит уже на другой стадии строительной готовности дома — а это уже другая стоимость квартиры.

На цене также сказывается рыночная ситуация — в результате новый дольщик покупает жилье по цене заметно выше, чем указана в ДДУ.

Это значит, что при задержке ввода дома или других судебных разбирательствах с застройщиком все штрафы в пользу нового дольщика будут рассчитываться из суммы меньшей, чем та, которую он реально заплатил.

Банкротство: как признать уступку права требования недействительной сделкой

Evannovostroshutterstock

Как обезопасить себя

Как говорят опрошенные «РБК-Недвижимостью» эксперты, сейчас случаи недобросовестности продавцов при переуступке встречаются все реже, но перед сделкой все-таки необходима проверка по ряду факторов. По словам председателя совета директоров компании «Бест-Новострой» Ирины Доброхотовой, минимальный чек-лист для покупателя жилья по договору цессии включает в себя следующие пункты:

  • во-первых, покупателю необходимо проверить, внес ли дольщик все платежи по ДДУ. Для этого нужно запросить у застройщика справку об исполнении финансовых обязательств и квитанции на общую сумму ДДУ у продавца;
  • во-вторых, ДДУ должен быть зарегистрирован в ЕГРН, это можно проверить по штампу на оригинале договора или заказать выписку из ЕГРН на земельный участок, на котором ведется строительство дома;
  • в-третьих, необходимо удостовериться в отсутствии залога прав по ДДУ. Об этом свидетельствует штамп на оригинале ДДУ, содержащий слова «произведена государственная регистрация залога прав по ДДУ» или «произведена государственная регистрация ипотеки». Отсутствие залога также можно проверить в выписке ЕГРН;
  • в-четвертых, следует проверить самого продавца. Нужно узнать, не является ли продавец банкротом, фигурантом судебных дел, не имеет ли долгов у судебных приставов и действителен ли его паспорт. Эту информацию можно получить на сайтах городского суда, Федеральной службы судебных приставов, Единого федерального реестра сведений о банкротстве, Главного управления по вопросам миграции МВД России.

Вс реабилитировал цессию как сделку в деле о банкротстве

Банкротство: как признать уступку права требования недействительной сделкой

Для установления факта недействительности сделки в деле о банкротстве судам нужно «обладать информацией как о стоимости имущества, переданного должником по сделке, так и о стоимости полученного за данное имущество предоставления», объяснила коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ. Однако нижестоящие суды не установили цену переданных прав, указал ВС, отменяя их акты о признании недействительными договоров цессии между входящей в холдинг «Миэль» ЗАО «Миэль-Новостройки» и «ТГК. Юридическая практика».

Спор между компаниями разгорелся в 2013 году, когда Анна Мариничева, конкурсный управляющий оказавшейся в процедуре банкротства «Миэль-Новостройки», обнаружила заключенные в период подозрительности договоры цессии.

По ним в 2012 году компания уступила права требования на 136,4 млн руб. к ООО «Стройсимвол» компании «ТГК. Юридическая практика» за 1,86 млн руб.[1] Мариничева сочла сделку недействительной и обжаловала.

Три инстанции с ней согласились.

Однако ни одна из них, прежде чем признавать сделку недействительной, не разобралась в равноценности или неравноценности встречного исполнения по сделке, следует из определения ВС (Ольга Киселева, Елена Золотова и Наталья Чучунова), опубликованного 21 июня.

Члены экономколлегии обратили внимание на то, что спорящие стороны представили в суд по два отчета о рыночной стоимости уступленных прав. По отчетам «ТГК. Юридическая практика» цена по договорам цессии была рыночной, в связи с чем состоявшееся предоставление можно признать равноценным.

Из отчетов конкурсного управляющего следовало, что рыночная цена уступленных прав более чем в 60 раз была выше фактически заплаченной за них.

«Существование четырех отчетов об оценке, обусловливающих совершенно разную стоимость предмета оценки, должно было вызвать у суда разумные сомнения в достоверности сведений, содержащихся в каждом из таких отчетов», — говорится в определении ВС.

Члены экономколлегии указали, что суды должны были предложить сторонам провести судебную экспертизу по спорному вопросу. «Однако суд не только не поставил перед сторонами вопрос о назначении судебной экспертизы, но и отказал «ТГК.

Юридическая практика» в удовлетворении соответствующего ходатайства, чем существенно нарушил нормы процессуального права», — резюмировала коллегия ВС.

Также она обратила внимание на то, что нижестоящие суды оставили без внимания довод «ТГК. Юридическая практика» о том, что ранее была введена процедура конкурсного производства в отношении заемщика «УКМ». К ней «Стройсимвол» в 2011 году переуступил права требования компании «Миэль-Новостройки».

Читайте также:  Внести изменения в предварительный договор аренды

В связи с этим ВС сделал вывод о «преждевременности» применения судами п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве о признании сделки недействительной, а также ст.10 и 168 ГК, так как «наличие злоупотребления в действиях сторон мотивировано исключительно фактом вывода дорогостоящих активов также по заниженной цене».

Не все цессии — намеренный вывод имущества

Ключевым в рассматриваемом деле нужно считать не вопрос права, а вопрос факта: «является ли цена уступки рыночной», считает юрист юридической компании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов.

Однако он не соглашается с обоснованием судьями своей позиции. По его мнению, «у ВС РФ было и другое, более подходящее, основание для отмены, как, например, выяснение вопроса соответствия цены уступки рыночным ценам».

«В цену входит не только небольшая фиксированная сумма, но и премия в размере 80% от взысканной впоследствии суммы. То есть, сравнивая цену отчуждения с рыночной, суд, по сути, принимал во внимание лишь ее небольшую часть, что могло привести к вынесению неправильного решения, — считает эксперт.

— Именно в этом заключалась ключевая ошибка нижестоящих судов при рассмотрении этого дела, и именно ее следовало исправить ВС РФ».

С выводом экономколлегии о необходимости проведения экспертизы согласна адвокат коллегии адвокатов «Клишин и Партнеры» Мария Хохлова. Она отмечает, что сегодня не существует универсальных, общепринятых оценочных методик для оценки прав требований.

По ее мнению, с учетом наличия нескольких экспертиз с различными результатами оценки, при наличии ходатайства со стороны одной из сторон суды должны были назначить судебную экспертизу для определения рыночной стоимости уступаемого права требования.

По мнению юриста юридической фирмы Vegas lex Татьяны Светловой, сегодняшняя практика ВС формирует устойчивую позицию, «направленную на блокирование схем по выводу имущества должника в преддверии несостоятельности», данным же решением «суд поддерживает позицию должника, указывая на то, что не все цессии, заключенные в преддверии банкротства, означают намеренный вывод имущества, а низкая цена не всегда свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны должника и контрагента».

Светлова считает, что по договору цессии цедент всегда «сталкивается с риском понести убытки», ведь в первую очередь уступаемое требование — это имущественное право.

Здесь суды не учли «финансовое положение должника по цессиям», считает она, а также «фактически оценивали уступленные права по номиналу, что является сомнительным с учетом необходимых временных и финансовых затрат на фактическое взыскание долгов».

«Данное решение Верховного суда несомненно имеет прецедентное значение, позволяет несколько «реабилитировать» цессию как сделку, на сегодняшний день одну из самых оспариваемых в процессе банкротства», — считает Светлова.

Высший арбитражный суд РФ исходил из того, что при выяснении эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела, напоминает Хохлова (п.

10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса РФ»).

В таких случаях суд должен исходить из конкретных обстоятельств дела, должны учитываться платежеспособность должника, степень спорности передаваемого права требования, а также иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость уступаемого права требования, являющегося предметом договора уступки.

Примечания:

1. В 2006 году ЗАО «Миэль-Недвижимость» предоставило ЗАО «УКМ» заем 124,35 млн руб., через три года переуступило право на остаток в 83,9 млн рублей ООО «Стройсимвол». Ранее, в августе 2008 года, «Стройсимвол» предоставил «УКМ» еще один заем на 90 млн руб. В августе 2011 года он за сумму невыплаченного остатка по займам переуступил права требования по ним компании «Миэль-Новостройки».

В каких случаях и как можно признать недействительными сделки при банкротстве

Источник изображения: Яндекс.КартинкиИсточник изображения: Яндекс.Картинки

Оспорить можно почти любые сделки, совершенные должником в определенный период до принятия заявления о банкротстве. Как правило, их оспаривают по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, хотя к ним могут быть применены и общие основания недействительности сделок.

1. В каких случаях сделку можно оспорить как подозрительную

По подозрительности можно оспорить сделки, которые (ст. 61.2 Закона о банкротстве):

  • имеют неравноценное встречное исполнение или
  • привели к причинению имущественного вреда правам кредиторов.

Оспорены могут быть сделки, совершенные не только самим должником, но и другим лицом за счет должника (п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве). Примеры сделок, совершенных другими лицами, приведены в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63.

Не могут быть оспорены по подозрительности сделки, указанные в ст. 61.4 Закона о банкротстве.

1.1. Сделки с неравноценным встречным исполнением

Сделка, которую вы можете оспорить по этому основанию, должна быть заключена после принятия судом заявления о банкротстве либо в течение одного года до этого.

Оспорить можно только сделки со встречным исполнением, при этом не обязательно, чтобы сделка уже была исполнена обеими или одной из сторон (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).

Вам нужно будет доказать неравноценность встречного представления, в частности, что цена или иные условия сделки существенно отличаются в худшую сторону для должника от аналогичных сделок. Например, что рыночная стоимость переданного должником товара существенно превышает полученную за него сумму.

Сравнивая условия сделки с аналогичными, суд будет учитывать не только сделки должника, но и те, которые совершаются иными участниками оборота.

1.2. Сделки, причиняющие имущественный вред

По этому основанию можно оспорить сделку, которая заключена после принятия судом заявления о банкротстве либо за три года до этого (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Но если вы оспариваете сделку, которая совершена после принятия заявления или в течение одного года до него, то достаточно доказать обстоятельства, указанные в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Наличие иных обстоятельств, например недобросовестность контрагента должника, доказывать уже не нужно (п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).

О причинении имущественного вреда можно говорить, если (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63):

  1. уменьшены стоимость или размер имущества должника;
  2. увеличен размер имущественных требований к должнику;
  3. наступили иные последствия, которые привели или могут привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований.

1.2.1. Что нужно доказать, оспаривая сделку, причинившую имущественный вред

Оспаривая сделку по этому основанию, вам необходимо доказать в совокупности, что:

  • у должника была цель причинить вред имущественным правам кредиторов и она достигнута. Чтобы это доказать, необходимо наличие одновременно двух условий (п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63):

— на момент совершения сделки должник отвечал признакам неплатежеспособности или недостаточности имущества;

— имеется одно из обстоятельств, предусмотренных абз. 2 — 5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве;

  • контрагент должника знал или должен был знать об этой цели в момент совершения сделки.
  • Предполагается, что контрагент знал о недобросовестной цели сделки, если он:
  • — является заинтересованным лицом;
  • — знал или должен был знать об ущемлении интересов кредиторов;
  • — ему были известны признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Если не доказано иное, любое лицо должно знать, что в отношении должника введена процедура банкротства, поскольку сведения об этом подлежат обязательному опубликованию, а значит и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).

2. В каких случаях сделку можно оспорить как совершенную с предпочтением

По предпочтительности можно требовать признания сделки недействительной, если в результате ее совершения одному из кредиторов оказано предпочтение, например в лучшую сторону изменилась его очередность в реестре требований (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Так же как и в случае с подозрительными сделками, по данному основанию могут быть оспорены сделки, совершенные не только самим должником, но и другим лицом за счет должника (п. 1 ст. 61.

1 Закона о банкротстве). Примеры сделок, совершенных другими лицами, приведены в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63. Не могут быть оспорены по предпочтительности сделки, указанные в ст. 61.

4 Закона о банкротстве.

По этому основанию можно признать недействительными сделки, заключенные в период от полугода до одного месяца до принятия судом заявления о банкротстве и после, если в результате их совершения одному из кредиторов будет оказано предпочтение перед другими в отношении удовлетворения их требований.

Оспорить сделку, совершенную не ранее чем за шесть месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия заявления, можно, если:

  • она направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до ее совершения (абз. 2 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве);
  • она привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до ее совершения (абз. 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве);
  • кредитор или иное лицо, в отношении которого совершена сделка, знал о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые об этом свидетельствуют (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Остальные сделки, указанные в абз. 4, 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве и совершенные с предпочтением, можно оспорить, если они совершены после принятия судом заявления или в течение одного месяца до этого. Устанавливать недобросовестность контрагента должника в данном случае не нужно (п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).

Читайте также:  Что изменится в регистрации юридических лиц в 2016 году

Список сделок, которые можно оспаривать по этому основанию, открытый. Предпочтение может иметь место и в иных случаях (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).

2.1. Как определить, что кредитор имел возможность узнать о неплатежеспособности должника или недостаточности у него имущества

Об этом могут свидетельствовать, в частности:

  • неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой отсрочить долг по причине невозможности его уплаты в установленный срок;
  • длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);
  • осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

Эти и иные ситуации, которые свидетельствуют о том, был ли осведомлен кредитор, приведены в п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63.

3. В каком порядке можно оспорить сделку при банкротстве должника

Заявление о признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, нужно подать в арбитражный суд, который рассматривает дело о банкротстве. Оно подлежит рассмотрению в рамках этого дела (п. 1 ст. 61.8 Закона о банкротстве).

Форма и содержание заявления должны отвечать общим требованиям, предъявляемым к исковому заявлению в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ (п. 3 ст. 61.8 Закона о банкротстве). Копии заявления и документов нужно направить только лицам, в отношении которых совершена оспариваемая сделка (п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).

Если вы оспариваете сделку должника по общим основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ, и не являетесь арбитражным управляющим, исковое заявление о признании сделки недействительной нужно подать по общим правилам (п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).

3.1. Особенности признания сделки недействительной, если в отношении должника был введен мораторий на возбуждение дела о банкротстве

Если дело о банкротстве возбуждено в течение трех месяцев после прекращения действия моратория на возбуждение дела о банкротстве в отношении должника, необходимо учесть, что периоды, предусмотренные абз. 2 п. 2 ст. 19, ст. ст. 61.2, 61.

3 Закона о банкротстве, исчисляются с даты введения моратория. В них включаются соответствующий период до введения моратория, период моратория и один год с момента прекращения его действия, но не позднее даты возбуждения дела о банкротстве (пп. 1 п. 4 ст. 9.

1 Закона о банкротстве).

Если должник отказался от применения моратория, подав сведения об этом в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, то после опубликования заявления об этом действие моратория на него не распространяется.

В этом случае ограничения прав и обязанностей должника и его кредиторов, предусмотренные, в частности, п. 3 ст. 9.1 Закона о банкротстве, не применяются. При продлении Правительством РФ действия моратория ранее сделанное заявление об отказе от его применения утрачивает силу.

Должник при этом может повторно подать такое заявление (п. 1 ст. 9.1 Закона о банкротстве).

3.2. Кто может подать заявление о признании сделки недействительной, если она оспаривается по специальным основаниям

Это могут сделать:

  1. внешний или конкурсный управляющий. Они могут это сделать по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов (п. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве);
  2. представитель кредиторов, если управляющий не подал заявление во исполнение решения собрания кредиторов (п. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве);
  3. конкурсный кредитор или уполномоченный орган, если размер кредиторской задолженности должника перед ним более 10% от ее общего размера. В расчет общего размера не входит задолженность кредитора, в отношении которого оспаривается сделка, и его аффилированных лиц (п. 2 ст. 61.9 Закона о банкротстве);
  4. временная администрация финансовой организации в случаях, предусмотренных Законом о банкротстве (п. 3 ст. 61.9 Закона о банкротстве).

ВС: Заключение договора уступки требования за две недели до банкротства является нетипичной сделкой

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-5703 (6), в котором разобрался, мог ли банк за две недели до своего банкротства заключить договор уступки права требования.

25 августа 2017 г. между АО «Русский Международный Банк» и Валентиной Мельниченко был заключен договор, на основании которого к ней перешли право требования к заемщику – компании Риверпинт Холдингс Лтд на сумму около 13 млн долларов США, а также обеспечительные права.

Стоимость уступки составила более 8 млн долларов США, что в рублевом эквиваленте на дату совершения сделки соответствовало около 495 млн руб. В тот же день была произведена оплата: со счета Мельниченко, открытого в этом банке, был произведен перевод в пользу цедента.

А спустя две недели у банка отозвали лицензию.

Полагая, что оспариваемое соглашение об уступке и операция, опосредующая оплату по ней, недействительны, ГК «Агентство по страхованию вкладов» обратилось в суд с заявлением о признании недействительными договора уступки требования, заключенного между должником и Мельниченко, операции по перечислению со счета Мельниченко в пользу должника денег и применении последствий недействительности сделок.

Суды первой и апелляционной инстанций требование удовлетворили. Руководствуясь положениями ст. 61.3 и 189.40 Закона о банкротстве, ст.

170 ГК, они исходили из того, что оплата по соглашению об уступке права была произведена внутрибанковской проводкой (так как счет Мельниченко, с которого происходило списание, был открыт в этом же банке) при наличии картотеки неисполненных платежных документов иных клиентов.

Суды пришли к выводу, что договор цессии и операция по его оплате совершены с целью прикрыть другую сделку – отступное, опосредующее прекращение обязательств банка перед Мельниченко по депозитным договорам при наличии признаков неплатежеспособности кредитной организации. Договор являлся нецелесообразным и нетипичным для банка, так как в результате его заключения он утрачивал ликвидные права требования на сумму, превышающую размер платы за уступку.

Кроме того, сделка была нетипична и для заемщика, досрочно расторгнувшего депозитный договор с потерей процентов для приобретения прав требования к юридическому лицу – нерезиденту. Также сторонами не были приняты меры для перерегистрации залога недвижимости на цессионария.

Суды обратили внимание на то, что цена сделки более чем в два раза превысила 1% стоимости активов должника (более чем 22 млрд руб.), определенной на основе бухгалтерского баланса банка.

Однако суд округа, рассмотрев кассационную жалобу, указал, что вывод о выходе сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности является преждевременным.

При этом он сослался на правовую позицию, изложенную в Определении ВС от 8 октября 2018 г. № 305-ЭС16-21459.

Кассация указала, что оплата по цессии совершалась в долларах США, при этом вопрос о наличии картотеки неисполненных платежных поручений, номинированных в долларах США, судами не исследовался и не устанавливался.

Кроме того, суд округа отметил, что, указывая на поступление денег на счет ответчика в связи с досрочным расторжением договоров банковского вклада, суды не исследовали вопрос о потере клиентом суммы процентов и значительность их размера. Он отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил спор на новое рассмотрение. Не согласившись с таким решением, АСВ направило кассационную жалобу в Верховный Суд.

Неравноценность сделки как признак ее недействительностиОспаривание подозрительной сделки на основании неравноценности встречного исполнения

Вынося решение, ВС указал, что согласно разъяснениям абз. 5 п. 8 Постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» на основании п. 1 ст. 61.

2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее заключения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения. Стороны такой сделки заведомо рассматривают условие о размере стоимости предоставления контрагента должника как фиктивное, заранее осознавая, что оно не будет исполнено в полном объеме (Определение ВС от 7 августа 2017 г. № 310-ЭС17-4012).

Высшая инстанция указала, что, поскольку деньги сами по себе являются универсальной мерой стоимости, объективно произошедшая трансформация денег в права требования не влечет признания сделки неравноценной (п. 1 ст. 61.

2 Закона о банкротстве), если у клиента банка сохранялись основания полагаться на платежную способность записей по банковским счетам.

В таком случае отсутствует признак заведомого осознания неравноценности денежного предоставления, а произошедшая трансформация находится вне воли лица, намеренного исполнить свое обязательство средствами на счете.

ВС разъяснил применение положений ГК РФ об уступке требованийПленум ВС РФ принял доработанное постановление о некоторых вопросах применения положений гл. 24 Гражданского кодекса

Однако, отметил Суд, если клиент банка знал или должен был знать о том, что деньги как средство платежа утратили свое назначение, то соглашение об уступке, внешне построенное по модели купли-продажи имущественного права (п. 4 ст. 454 ГК, абз. 3 п. 1 Постановление Пленума ВС от 21 декабря 2017 г.

№ 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»), изначально не предполагало оплаты, не являлось куплей-продажей, а значит, подлежит оценке исходя из равноценности переданных другу друг прав.

ВС указал, что судами первой и апелляционной инстанций был установлен факт того, что банк в обозначенный период обладал признаками неплатежеспособности. При этом, отметил он, является ошибочным вывод суда округа, сделанный со ссылкой на определение Верховного Суда № 305-ЭС16-21459, о необходимости проверки картотеки в долларах США.

«Даже несмотря на то, что оплата по цессии совершалась в долларах США, для определения признаков неплатежеспособности банка в обозначенный период может быть учтена картотека поручений клиентов, номинированных в иной валюте.

Читайте также:  Гарантия «Аскона» на матрасы и кровати по закону: в каких случаях прекращается обслуживание, сколько составляет срок возврата некачественного товара, как поменять?

Позиция, на которую сослался суд округа, касается неприменения презумпции выхода платежа за пределы обычной хозяйственной деятельности (п. 4 и подп. 1 п. 5 ст. 189.

40 Закона о банкротстве), что само по себе не затрагивает исследование признаков неплатежеспособности кредитной организации. Данные признаки могут устанавливаться на общих основаниях, в частности, исходя из содержания абз. 37 ст.

2 Закона о банкротстве, определяющего, что под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств, вызванное недостаточностью денежных средств», – подчеркнул Верховный Суд.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что, кроме того, в данном случае платеж оспаривался не отдельно, а вместе с соглашением об уступке. «Даже если бы платеж подлежал квалификации на предмет действительности самостоятельно, к нему все равно не могли быть применены положения п. 2 ст. 61.

4 Закона о банкротстве, поскольку судами первой и апелляционной инстанций установлено, что цена оспариваемого платежа более чем в два раза превысила один процент балансовой стоимости активов должника, в связи с чем совершение платежа в рамках обычной хозяйственной деятельности не исключало бы его из-под режима оспаривания по мотиву предпочтительности (ст. 61.

3 Закона о банкротстве)», – указано в определении.

Суд отметил, что фактически в результате совершения спорных сделок, во-первых, был предотвращен риск неполучения ответчиком остатка с депозита с последующей необходимостью включения требований в реестр, а во-вторых, произошло списание кредитной задолженности заемщика перед банком, что, по сути, указывает на существование общих экономических интересов у цессионария и должника по кредиту, а также на наличие между банком и Мельниченко отношений, результатом которых явилось предоставление последней необоснованных преимуществ по сравнению с иными клиентами кредитной организации.

Таким образом, Верховный Суд определил решение суда округа отменить и оставить в силе судебные акты нижестоящих инстанций.

В комментарии «АГ» арбитражный управляющий, член ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов отметил, что знаком с делом: «Будучи немножко знакомым с фактическими обстоятельствами дела, полагаю, что изложенная в рассматриваемом определении позиция Судебной коллегии представляется верной по форме, но ошибочной по сути. Основным мотивом рассматриваемого судебного акта является якобы доказанная неплатежеспособность банка на дату совершения оспариваемой сделки, под которой понимается прекращение исполнения банком части денежных обязательств, вызванное недостаточностью денежных средств».

Алексей Леонов указал, что тот факт, что банк в обозначенный период обладал признаками неплатежеспособности, по мнению Судебной коллегии, установлен судами первой и апелляционной инстанций, в том числе с учетом существования на 22 августа 2017 г. картотеки неисполненных платежных документов.

«Между тем наличие такой картотеки только устанавливает презумпцию неплатежеспособности банка, которая может быть опровергнута путем представления доказательств того, что неисполнение платежных документов не было связано с недостаточностью ликвидности», – посчитал арбитражный управляющий.

Однако, по его словам, суды как правило, уклоняются от детального исследования данного вопроса в каждом конкретном споре, ссылаясь на «мягкую преюдицию» иных обособленных споров в соответствии с Определением ВС РФ № 305-ЭС16-20779(1,3).

Это, по мнению Алексея Леонова, делает возможным манипулирование АСВ доказательствами неплатежеспособности банка и лишает права участников других обособленных споров опровергать их, что создает угрозу нарушения фундаментальных принципов процессуального права, а именно осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом, равноправия сторон и состязательности, а также, в контексте правоприменительной практики ЕСПЧ, права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Управляющий партнер МАБ «Проценко и партнеры», адвокат Татьяна Проценко назвала решение суда округа достаточно редким, а определение ВС – удивительным. «Судебная практика по делам о банкротстве банков в части оспаривания сделок складывается не в пользу банков.

Как правило, любая сделка, вызывающая подозрение в том, что она совершена с предпочтением в пользу одного или нескольких кредиторов, признается недействительной. Крайне редко кассационная инстанция округа отменяет такие решения.

В данном случае суд округа посчитал недоказанной недобросовестность действий ответчика и предложил суду первой инстанции проверить все обстоятельства еще раз. Решение суда округа не является окончательным по данному спору и поэтому вызывает удивление его отмена Верховным Судом, который очень редко отменяет промежуточные решения по делу.

В конечном итоге возвращение дела на новое рассмотрение не является существенным нарушением прав сторон, а приводит лишь к более тщательному рассмотрению всех доказательств», – отметила Татьяна Проценко.

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Дарья Захарова указала, что фактически в таких делах ставится вопрос о том, была бы оспариваемая сделка совершена в нормальных условиях, добросовестными участниками оборота в ходе обычной предпринимательской деятельности.

«Иными словами, суды ориентируют на более глубокий подход к изучению спорных отношений сторон, что, с одной стороны, облегчает задачу кредиторам и конкурным управляющим, оспаривающим сделки, но с другой стороны, создает дополнительные риски для должников и их контрагентов», – подчеркнула адвокат.

Дарья Захарова предположила, что АСВ возьмет изложенную позицию «на вооружение» и выводы Верховного Суда будут применяться в других делах о банкротстве банков.

Новые разъяснения Верховного Суда по вопросам Договора уступки прав требования | Юридическая компания «ПРИОРИТЕТ»

  • Ольга Задорожная, юрист
  • 24 апреля 2019 года Президиум Верховного Суда Российской Федерации утвердил первый в этом году Обзор судебной практики.
  • Ввиду опубликования данного документа хотелось бы обратить внимание на несколько интересных выводов Обзора по вопросу Договора уступки прав требования.

В пункте 22 Обзора Верховный Суд обратил наше внимание следующим: «При добросовестном исполнении обязательства новому кредитору на должника не могут быть возложены негативные последствия спора цедента и цессионария по поводу недействительности уступки.

В этом случае цедент вправе потребовать денежную компенсацию от цессионария, принявшего исполнение от должника».

На первый взгляд обычная ситуация в которой участвуют Должник, Кредитор (цедент) и Цессионарий. Однако, в тот момент, когда Должник добросовестно исполнял свои обязанности перед Цессионарием (новым Кредитором) договор уступки прав требования между первоначальным Кредитором (Цедентом) и новым Кредитором (Цессионарием) был признан недействительным.

В разрешении данного спора ВС РФ ссылается на п. 14 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 октября 2007 г.

№ 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», в случае признания судом соглашения об уступке требования недействительным (либо при оценке судом данной сделки как ничтожной и применении последствий ее недействительности) по требованию одной из сторон данной сделки исполнение, учиненное добросовестным должником цессионарию до момента признания соглашения недействительным, является надлежащим исполнением. Аналогичные разъяснения содержатся в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки».

В рамках данного дела ВС разъяснил, что в случае добросовестного исполнения обязательства Цессионарию на Должника не могут быть возложены негативные последствия спора Цедента и Цессионария по поводу недействительности договора уступки прав, в этом случае Цедент (первоначальный Кредитор) был вправе потребовать денежную компенсацию от Цессионария принявшего исполнение Должника.

В другой ситуации, когда с банком (Должником) и Кредитором был заключен договор банковского счета. Кредитор передал права по данному договору по договору цессии. О договоре цессии должник был уведомлен.

После это в рамках дела о банкротстве Кредитором (Цедентом) были заявлены требования Должнику, данные требования заявил и Цессионарий.

Верховный Суд разрешил данную ситуацию следующим образом.

В результате заключения Кредитора (Цедента) и Цессионарием (новым Кредитором) договора уступки прав требования на стороне кредитора произошло сингулярное правопреемство, то есть было заменен кредитор в обязательстве из договора банковского счета по возврату остатка средств. При этом на день заключения соглашения об уступке Цедент уже приступило к защите своих прав на получение остатка денежных средств по счету путем обращения к конкурсному управляющему с заявлением о включении требований в реестр (пп. 1 и 4 ст. 18985 Закона о банкротстве).

В силу п. 1 ст. 384 ГК РФ к Цессионарию (новому Кредитору) переходят права в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту уступки.

Применительно к рассматриваемому случаю это означает, что к Цессионарию (новому Кредитору) должны были перейти и все правомочия, возникшие в результате инициирования Цедентом (Кредитором) досудебного механизма защиты своего права, поэтому Цессионарий (новый Кредитор) заменил Цедента (Кредитора) в отношениях с Должником и в этой части тоже.

Учитывая, что Должник (банк) после отзыва лицензии и введения в отношении него конкурсного производства лишен возможности осуществлять банковскую деятельность, в том числе исполнять поручения клиентов по договору банковского счета, с точки зрения норм гражданского права, требование клиента о включении в реестр, как правило, должно быть квалифицировано как требование о возврате остатка денежных средств на счете в связи с расторжением договора (п. 5 ст. 859 ГК РФ), при этом имевшиеся по соглашению банковского счета запреты и ограничения, касающиеся допустимости уступки прав, сохраняют силу (абзац второй п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 июня 2014 г. № 35 «О последствиях расторжения договора»).

Учитывая изложенное, судебная коллегия пришла к выводу, что спорная уступка прав от Цедента к Цессионарию имела юридическую силу и потому суды должны были рассмотреть вопрос о включении задолженности перед Цессионарием (новым Кредитором) в реестр по существу.

В пункте 23 Обзора Верховный Суд по данному делу делает следующий вывод: «Соглашение между должником и кредитором об ограничении или запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора. При этом цедент, совершивший уступку денежного требования в нарушение договорного запрета, не освобождается от ответственности перед должником за свои действия».

Вопросы квалификации спорных правоотношений с учетом всех обстоятельств дела не редко на практике вызывают трудности, а от того, какую позицию занимает Сторона зависит исход дела. Помочь разобраться в вопросах квалификации, а также выбрать необходимую стратегию по разрешению споров Вам помогут юристы ЮК «ПРИОРИТЕТ».

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *