Гонорар представителя за участие в заседаниях по распределению судебных расходов тоже возмещается

Будут ли возмещать судебные издержки третьим лицам? Можно ли взыскать расходы, понесенные во время рассмотрения дела, с наследников умершего участника процесса? Считаются ли судебными издержками затраты на подготовку искового заявления? На все этим вопросы должно ответить новое постановление Пленума ВС РФ.

Сегодня Пленум Верховного суда РФ обсудил проект постановления «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела». Как рассказала судья ВС Любовь Борисова, такое постановление выносится на обсуждение впервые и аналогов ему не существует.

С натяжкой таковым можно назвать раздел «Разрешение вопросов о судебных расходах» постановления Пленума ВАС «О некоторых вопросах применения АПК РФ» от 17 февраля 2011 года, но в нем отражены далеко не все вопросы, которых у судей немало.

Борисова сообщила, что в ВС из арбитражей и судов общей юрисдикции поступило больше 600 обращений от судей, в которых те просят разъяснить спорные моменты, связанные с возмещением судебных расходов.

Основополагающий принцип проекта прост: судебные расходы лицу, которое их понесло, возмещаются за счет стороны, не в пользу которой принят итоговый судебный акт по делу, ну а дальше уже говорится о нюансах.

Понес издержки – докажи

Одобрение представителей судейского сообщества вызвали пп. 10 и 11 проекта, которыми регламентируется размер заявленной компенсации расходов, понесенных при рассмотрении дела.

Так, лицо, заявляющее требования о взыскании судебных издержек, во-первых, должно доказать факт их несения, а во-вторых – связь между этими расходами и делом, рассматриваемым в суде с его участием. Недоказанность перечисленных обстоятельств является основанием для отказа во взыскании издержек.

Татьяна Галаева, судья АС Республики Коми, попросила при редактировании постановления внести в этот пункт «больше четкости», например указать, какие именно доказательства несения расходов должны представлять стороны.

ВС планирует разрешить судам уменьшать размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, «если заявленная к взысканию сумма, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер» (ст. 2 и 35 ГПК РФ, ст. 3 и 45 КАС РФ, ст. 2 и 41 АПК РФ). Но делать это произвольно нельзя – только по заявлению другой стороны, которая может предъявить доказательства чрезмерности предъявленных требований.

Галаева попросила ВС дать судьям «больше свободы» в решении вопросов, связанных с уменьшением заявленной суммы издержек. По ее словам, это особенно актуально при компенсации расходов на представителя. Один из примеров – рассмотрение административных дел в порядке упрощенного производства, когда стороны требуют возмещения расходов на представителя, который фактически не участвует в процессе.

Возмещать будут и досудебные расходы

О том, какие затраты можно отнести к судебным издержкам, говорится в ст. 94 ГПК РФ, ст. 103 и 106 КАС РФ и ст. 106 АПК РФ.

Но ВС указал, что этот перечень не является исчерпывающим и предложил компенсировать расходы, связанные со сбором доказательств, необходимых для реализации права на обращение в суд и собранные до подачи иска.

К ним можно отнести легализацию иностранных официальных документов, нотариальное заверение (например, информации, размещенной в интернете), расходы на проведение досудебного исследования состояния имущества, на основании которого впоследствии определена цена предъявленного в суд иска, его подсудность и даже оформление доверенности на представителя для участия в конкретном деле или заседании. Возмещению подлежат и издержки, вызванные соблюдением претензионного или иного обязательного порядка урегулирования спора, при условии что без несения этих затрат истец не мог обратиться в суд.

Расходы, обусловленные рассмотрением, разрешением и урегулированием спора во внесудебном порядке (третейское разбирательство, обжалование в порядке подчиненности, процедура медиации) не являются судебными издержками и не возмещаются, согласно нормам главы 7 ГПК РФ, главы 10 КАС РФ, главы 9 АПК РФ.

Расходы на представителя должны быть «разумными»

Сразу семь пунктов проекта постановления (с 12 по 18) посвящены компенсации расходов на представителя.

По общему правилу, они взыскиваются со стороны, проигравшей дело, а при частичном удовлетворении иска – присуждаются каждой из сторон, в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов.

Если один представитель при рассмотрении дела работал сразу на несколько лиц, стороны оплачивают его услуги, в соответствии с фактически понесенными расходами каждого из них.

В постановлении особо подчеркивается, что размер компенсации должен быть «разумным», то есть сравнимым с тем, что обычно взимается за аналогичные услуги. Например, ВС считает, что компенсировать огромный гонорар «за имя» неразумно.

«Известность представителя, или его рейтинговый уровень, не может служить критерием разумности», – подчеркнула судья Борисова.

Зато таковыми можно назвать обстоятельства дела: величину заявленных требований, цену иска, сложность дела, продолжительность его рассмотрения, объем оказанных представителем услуг, время, затраченное им на подготовку к процессу, и так далее.

Когда такие издержки в требованиях не расписаны постатейно, суд не может отказать в их взыскании, но вправе попросить участника процесса конкретизировать понесенные расходы. А если тот откажется – не присуждать компенсацию.

Татьяна Галаева, судья АС Республики Коми предложила указать, что суд должен в качестве критерия разумности учитывать время, затраченное на подготовку к процессу квалифицированным специалистом. Она рассказала, что не единожды рассматривала дела с участием представителей, которые в силу неопытности тратили много времени на работу, с которой профессионал справится в разы быстрее, а потом просили компенсировать временные затраты.

Транспортные расходы представителя и оплата его проживания возмещаются, исходя из цен региона, где он оказывал услуги.

Отдельно указано, что расходы, которые необходимы для исполнения его обязательства по оказанию юридических услуг (на мобильную связь, интернет, отправку документов, ознакомление с материалами дела), не подлежат допвозмещению, поскольку по общему правилу входят в цену услуг представителя, если иное не предусмотрено договором. Галаева просила исключить из этого пункта последнюю оговорку, поскольку благодаря ему расходы можно будет увеличивать до бесконечности.

Расходы на представителя не возмещаются органам и организациям (в том числе обществами защиты прав потребителей), которые наделены правом на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 45, 46 ГПК РФ, ст. 39, 40 КАС РФ, ст. 52, 53, 53.1 АПК РФ), поскольку предполагается, что они самостоятельно участвуют в судебном процессе без привлечения представителей на возмездной основе.

Компенсировать ли расходы третьих лиц?

Михаил Шварц, доцент кафедры гражданского процесса СПбГУ, назвал проект постановления о судебных издержках «реформаторским», поскольку в нем введен критерий учета фактического поведения участников процесса (пп.

 5 и 6 документа), что, по его мнению, совершенно необходимо, как и обусловленность расходов таким поведением. «Генеральное правило о взыскании издержек с проигравшего в пользу выигравшего остается прежним, но корректируется.

Судам предлагается учитывать, что это за расходы, чем они обусловлены и какой принесли эффект, с учетом фактических обстоятельств и процессуального поведения лиц, участвующих в рассмотрении дела», – сказал он. Особенно явно, по мнению Шварца, это выражено в п.

 6 проекта, которым предложено компенсировать судебные издержки третьим лицам и заинтересованным лицам (неважно, вступили они в процесс по собственной воле или были привлечены к участию в нем) в случаях, когда «их фактическое процессуальное поведение способствовало принятию решения по делу».

У заместителя генерального прокурора РФ Сабира Кехлерова к этой новелле отношение неоднозначное.

С одной стороны, он согласен с позицией авторов проекта, но с другой – закон не предусматривает прав на возмещение судебных издержек для третьих лиц.

«Если Пленум считает, что может выйти за пределы закона и дать такое толкование, это право Пленума, но, возможно, нам стоит продумать другой механизм», – заметил он.

Кроме того, ВС предлагает учитывать процессуальное поведение и особенности материального правоотношения, из которого возник спор при распределении судебных издержек среди нескольких лиц, подавших иск.

Кто оплатит издержки, если один из участников умер?

«Самым дискуссионным» Михаил Шварц назвал п. 28 проекта постановления. В нем говорится, что в случаях прекращения производства по делу или оставления заявления без рассмотрения судебные издержки могут быть взысканы с истца, но с важными оговорками.

Так, например, если производство по делу прекращено в связи со смертью гражданина или ликвидацией юридического лица, являвшегося стороной по делу, либо исковое заявление оставлено без рассмотрения в связи тем, что оно подано недееспособным лицом, судебные издержки, понесенные лицами, участвующими в деле, относятся на лиц, которые их понесли, и не подлежат распределению по правилам главы 7 ГПК РФ, главы 10 КАС РФ, главы 9 АПК РФ. При этом заинтересованное лицо может обратиться в суд к наследникам умершего, опекуну недееспособного лица с иском о возмещении убытков, причиненных ему в связи с возбуждением производства по соответствующему делу (ст. 15, 1064 ГК РФ).

Шварц считает, что наследники вполне могут оплатить судебные издержки умершего, а вот Дмитрий Аристов, заместитель министра юстиции РФ, считает, что этот вопрос требует дополнительного обсуждения.

Кроме того, он указал, что нет информации о том, кто будет компенсировать расходы в случае прекращения производства по делу из-за ликвидации юрлица. В постановлении есть п.

 9 о правопреемстве и уступке права на возмещение судебных издержек, но в нем этот момент не конкретизирован.

Распределение издержек

ВС предложил схемы распределения расходов для разных случаев. Так, например, если иск удовлетворен частично, судебные издержки присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных требований, а ответчику – пропорционально той их части, в которой истцу отказано.

  • Пропорционально они распределяются в случаях:
  • – исков неимущественного характера, в том числе имеющих денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда, о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок);
  • – исков имущественного характера, не подлежащих оценке (например, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения);
  • – требований о взыскании неустойки, которая может быть уменьшена судом в связи с несоразмерностью последствиям нарушения обязательства, получением кредитором необоснованной выгоды (ст. 333 ГК РФ);
  • – требований, подлежащих рассмотрению в порядке, предусмотренном КАС РФ, за исключением требований о взыскании обязательных платежей и санкций;
  • – по экономическим спорам, возникающим из публичных правоотношений, связанным с оспариванием ненормативных правовых актов налоговых, таможенных и иных органов, если принятие таких актов возлагает имущественную обязанность на заявителя.
  • При этом, по ходатайству участвующих в деле лиц суд вправе осуществить зачет судебных издержек, взыскиваемых в пользу каждой из сторон, и иных присуждаемых им денежных сумм как встречных.
Читайте также:  Как регистрируется переход права на акции ПАО при их продаже

Если судебное решение принято не в пользу одного из ответчиков и в удовлетворении требований к другому ответчику отказано, судебные издержки, понесенные таким ответчиком, возмещаются истцом. Он же несет расходы в случае прекращения производства по делу ввиду отказа от иска.

При заключении мирового соглашения или соглашения о примирении судебные издержки распределяются в соответствии с его условиями.

Когда такого условия в соглашении нет, судебные издержки, понесенные сторонами в ходе рассмотрения дела до заключения ими мирового соглашения, соглашения о примирении, относятся на них и распределению не подлежат.

Когда расходы не распределяются

ВС напомнил, что по смыслу ст. 98, 100 ГПК РФ, ст. 111, 112 КАС РФ, ст. 110 АПК РФ судебные издержки возмещаются при разрешении судами материально-правовых споров.

Поэтому, когда споры связаны с установлением юридических фактов, определением правового статуса привлеченных к участию в деле лиц или правового режима объектов права, издержки, понесенные в связи с рассмотрением указанных категорий дел, относятся на лиц, участвующих в деле, которые их понесли, и не подлежат распределению.

  1. Тот же случай – с издержками, понесенными в связи с рассмотрением требований, удовлетворение которых не обусловлено установлением фактов нарушения или оспаривания прав истца ответчиком, административным ответчиком, например исков о расторжении брака при наличии взаимного согласия на это супругов, имеющих общих несовершеннолетних детей.
  2. С учетом всех высказанных замечаний проект постановления был направлен на доработку.
  3. Ознакомиться с текстом проекта постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» можно здесь.
  • Компенсация, Судебные расходы, Суды и судьи
  • Верховный суд РФ, Пленум ВС

Возмещение затрат на штатных и внешних юристов как судебных расходов: опыт иностранных юрисдикций

  • Возмещение затрат на штатных и внешних юристов как судебных расходов: 
  • опыт иностранных юрисдикций
  • Антон Мальцев, партнер Baker McKenzie
  • Константин Антонюк, младший юрист Baker McKenzie
  • Возмещение судебных расходов (прежде всего вознаграждения представителей в суде), понесенных стороной разбирательства в связи с рассмотрением спора, является достаточно болезненной темой для российской юридической общественности. 

Помимо общего недовольства достаточно скромными суммами, присуждаемым судами — зачастую не более нескольких сот тысяч рублей  даже по крупным и сложным спорам —  юридическая общественность высказывает также критику по поводу отсутствия чётких критериев для оценки судами сложности дела, объёма работы и, как следствие, адекватности оценки возмещаемые расходов. В итоге из одного судебного акта в другой кочуют общие шаблонные фразы с перечислением различных обстоятельств, повлиявших на сумму понесённых юридических расходов (правовая и фактическая сложность дела; количество судебных заседаний; количество лиц, участвующих в деле и т.д. и т.п.). Далее суд указывает сумму возмещения, которую он считает достаточной, но которая мало коррелирует с приводимыми судом критериями. Это видно из целой череды дел, где разные по объёму работы дела оценивались примерно одинаково[1].

Такая практика не способствует тому, чтобы разгрузить российскую судебную систему. Так, например, недобросовестный должник мало чем рискует, отказываясь  исполнять законные требования кредитора.

В крайнем случае ему присудят скромную сумму в возмещение гонорара  юристов процессуального противника, а также символическую госпошлину.

Аналогичным образом рассуждают недобросовестные истцы, предъявляющие заведомо лишённые оснований требования для создания давления на своего контрагента. 

С другой стороны, правы и те, кто не согласен с идеей полного возмещения гонораров юристов выигравшей спор стороны. Обоснованность и реальность выплаты таких гонораров достаточно сложно проверить, да и  рынок юридических услуг в столице и регионах очень сильно отличается. 

В связи  с этим полезно посмотреть, как решается этот вопрос у наших  соседей. Регулирование возмещения юридических расходов во многих странах континентальной Европы пошло по достаточно простому пути: была установлена шкала, по которой суд определяет суммы вознаграждения юристов, возмещаемых проигравшей стороной. 

Примечательно, что европейские страны пришли к тому, что по подобной шкале можно требовать возмещения затрат не только на внешних консультантов, но и на штатных юристов (работников) участника разбирательства.

Ведь, в конце концов, штатные юристы так же, как и внешние (а порой даже и в большей степени, чем внешние) тратят своё время а также ресурсы компании на сбор доказательств, поиск информации для суда и т.д. и т.п.

 

В России же предполагается, что штатный юрист каждый месяц получает зарплату за выполняемую им работу — независимо от того, судится ли компания с кем-то или нет — поэтому нет оснований требовать возмещения этих затрат как «судебных расходов» с другой стороны. Иными словами, между зарплатой штатного юриста и конкретным судебным процессом нет прямой причинно-следственной связи. 

С такой позицией сложно согласиться. Одна из причин, по которой участники рынка нанимают штатного юриста (или даже целый отдел, который занимается спорами) — это необходимость защищать интересы компании, в том числе в суде. Компания бы не нанимала штатных юристов  и не платила бы им зарплату, если бы ей не нужно было бы себя защищать в судах. 

Ниже мы покажем, как данные вопросы решаются в иностранных юрисдикциях[2], а именно: (1) могут ли расходы на штатного юриста организации быть компенсированы в суде, а также о том, (2) какие механизмы применяются для компенсации судебных расходов.

1.     Возмещение судебных расходов на штатных юристов в России и за рубежом

https://www.youtube.com/watch?v=9nBt8RsUXJ8

Согласно ст. 106 АПК РФ к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся, помимо прочего, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей). Согласно ст.

94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, помимо прочего, расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд, и расходы на оплату услуг представителей. При этом, как прямо указано в ст. 106 АПК РФ и ст.

94 ГПК РФ и подтверждено Верховным судом РФ, перечень судебных издержек не является исчерпывающим[3] и к ним относятся могут относиться и другие расходы, не поименованные в указанных нормах.

В суде представителем организации, помимо ее руководителя, может выступать адвокат или иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности (ч. 3 ст. 59 АПК РФ, ч. 2 ст. 49 ГПК РФ). 

Из этого можно сделать вывод, что штатный юрист также относится к представителям, которые оказывают юридическую помощь организации, а потому расходы на штатного юриста могут подлежать компенсации. Однако суды на практике придерживаются более узкого подхода.

В частности, применительно к арбитражному процессу Конституционный суд РФ в свое время указал, что если интересы юридического лица в суде представляют его работники, то нельзя утверждать, что это юридическое лицо в действительности понесло расходы на оплату услуг представителя в связи с рассмотрением данного дела[4]. 

В пункте 11 Информационного письма от 05.12.2007 № 121 Президиум ВАС РФ дает более мягкие разъяснения: хотя представителями организаций могут выступать лица, состоящие в штате организаций, они не относятся к лицам, оказывающим юридическую помощь.

В связи с этим, по мнению ВАС РФ, выплата штатным работникам заработной платы, а также премий и иных выплат поощрительного характера в связи с исполнением ими трудовых обязанностей не относится к судебным издержкам, в то время как расходы на проезд и проживание работников организации в связи с судебным процессом подлежат возмещению как судебные расходы стороны по делу. В дополнение к расходам на проезд и проживание суды также взыскивают суточные расходы штатных юристов[5].

Столь узкое толкование привело к тому, что многие организации стали заключать со своими сотрудниками гражданско-правовые договоры об оказании юридических услуг для представительства в суде.

Можно ли взыскать расходы на представителя в этом случае, если обязанности юрисконсульта по трудовому договору и иным локальным актам не включают в себя представительство организации в суде? На положительный ответ косвенно может указывать подход Верховного суда РФ, который он недавно обновил применительно к оказанию юридических услуг в пользу организации управляющей компанией, которой переданы полномочия по осуществлению функций единоличного исполнительного органа: в частности, Верховый суд считает, что подлежат возмещению расходы управляющей компании на осуществление функций управления юридическим лицом, которые не были переданы управляющей компании по договору о передаче полномочий единоличного исполнительного органа[6]. Однако на практике суды часто отказывают в компенсации судебных расходов представителю по гражданско-правовым договорам, если установлено, что представитель является сотрудником организации (даже не смотря на представленные в суд трудовые договоры и должностные инструкции, исключающие обязанность по ведению дел в суде)[7]. 

Таким образом, в России, по общему правилу, не подлежат возмещению расходы организации на штатного юриста в виде процента от заработной платы в пересчете на ведение конкретного дела, премий за выигрыш дела в суде, но могут быть компенсированы расходы, связанные с участием в иногороднем судебном заседании. 

Подход российских судов напоминает немецкий вариант. В Германии расходы на штатных юристов также не возмещаются по общему правилу в силу прямого указания ст. 1(2) Закона о гонорах адвокатов[8].

Однако за участие в процессе штатного юриста выигравшая сторона вправе требовать компенсации командировочных расходов (проезд и проживание), а также небольшой компенсации за отсутствие юриста в офисе из-за участия в слушании[9]. 

В Австрии расходы на штатных юристов также не подлежат возмещению по общему правилу. Во многом это, вероятно, объясняется тем, что для представительства в суде необходимо иметь статус адвоката.

В связи с этим австрийские компании нередко прибегают к следующему механизму: адвокаты формально входят в независимое адвокатское образование, однако фактически они работают под брендом данной компании.

Возмещение судебных расходов организации на таких адвокатов производится по тем же правилам, что и возмещение расходов на независимых внешних адвокатов. 

Не возмещаются также судебных расходы на штатных юристов в Италии и Швейцарии. 

Читайте также:  Как заключить соглашение между публичным и частным партнером

Однако противоположенный подход можно наблюдать во Франции, Великобритании и Нидерландах. 

Остановимся подробнее на примере Великобритании.

Суды указывают, что время, потраченное штатными юристами в связи с производством по делу, подлежит возмещению проигравшей стороной[10], а при определении потраченного времени штатных юристов нужно исходить из тех же методов, что и для внешних солиситоров, в том числе, в целях определения почасовой ставки[11]. В связи с этим на практике штатные юрисконсульты пользуются системой учёта потраченного времени, если в дальнейшем организация намерена возместить потраченное время с проигравшей дело стороны. При этом размер компенсации на штатного юриста, как правило, не может превышать двух третей от суммы, которая была бы присуждена организации в качестве возмещения расходов на внешнего адвоката (ст. 46.5(2) Правил гражданского судопроизводства Англии[12]). 

Во Франции штатным юристам, как правило, возмещаются судебные расходы за работу, которая непосредственно была связана с делом.

В Нидерландах нет разницы между возмещением судебных расходов на внешних консультантов и штатных юристов.

Таким образом, как показывает опыт отдельных иностранных юрисдикций, включая страны континентального права, возмещение расходов на ведение дела штатным юристом вполне возможно. Поэтому российская негативная практика по этому вопросу вполне может быть пересмотрена. 

2.     Механизмы возмещения судебных расходов в России и за рубежом

Компенсация понесенных стороной судебных расходов на услуги представителя осуществляется судом «в разумных пределах» (ч. 2 ст. 110 АПК РФ, ч. 1 ст. 100 ГПК РФ), а итоговая сумма может быть значительно меньше реально потраченных средств на услуги юриста в зависимости от судейского усмотрения.

Это не устраивает не выигравшие стороны, не проигравшие, каждую по своим причинам.

Не вдаваясь в подробный анализ этих причин, полагаем, что ситуацию могло бы исправить наличие определенной шкалы для возмещения судебных расходов, которая служила бы ориентиром для суда при определении размера компенсации судебных расходов на услуги юристов. 

Такая шкала установлена во многих европейских юрисдикциях (Италия, Германия, Австрия, Нидерланды, Швейцария). Шкала представляет собой список заранее установленных фиксированных ставок за оплату определенной работы юриста.

Эти шкалы учитывают такие факторы как стадия спора, инстанция, сумма спора, сложность спора и другие. При этом, суды вправе отступать от фиксированных значений в определенных ситуациях. Рассмотрим подробнее некоторые примеры.

 

В Италии действует 27 различных таблиц для каждого вида дела и инстанции[13]. Каждая таблица учитывает определенную стадию процесса и сумму спора, к примеру: 

Стадия процесса Сумма спора
от 0.01 до 1100 евро от 1100.01 до 5200 евро от 5200.01 до 26000 евро от 26000.01 до 52000 евро от 52000.01 до 260000 евро от 260000.01 до 520000 евро
Стадия изучения спора 170 евро 510 евро 875 евро 1690 евро 2360 евро 3510 евро

Соответственно, на основе приведенной таблицы при сумме спора от 5 200,01 до 26 000 евро за предварительный анализ дела стоимость работы юриста будет определена судом в размере 875 евро. 

Указанные в таблицах величины являются средними суммами, то есть считаются наиболее разумными с учетом стадии процесса и размера спорных требований.

Однако суды вправе отступать от средних сумм и повышать их до 80% (максимально) или понижать до 50% (минимально), если это обусловлено конкретными обстоятельствами дела.

Сложность дела, стоимость оказанных юридических услуг, количество и значимость вопросов, рассматриваемых в рамках дела, результат рассмотрения дела, финансовое положение стороны и другие факторы суд может принять во внимание при отступлении от шкалы. 

В Германии возмещение судебных расходов на представителя осуществляется следующим образом. Приложением к Закону о гонорарах адвокатов установлены коэффициенты за определенную работу юриста в зависимости от вида оказываемой услуги[14].

В зависимости от суммы спора и коэффициента за конкретную услугу установлена сумма, подлежащая выплате адвокату[15]. Эта сумма, соответственно, используется судом при определении размера компенсации.

Для удобства в подсчетах в Германии пользуются специальными калькуляторами[16].

В Германии, по общему правилу, суды не вправе возмещать судебные расходы в размере, превышающем подсчеты на основе таблиц и зафиксированных в законе гонораров адвокатов.

Соответственно, если по условия договора с клиентом работа юриста ценится выше установленных значений, то эти дополнительные расходы не подлежат возмещению (исключением может быть ситуация, когда адвокат представляет несколько лиц в споре). 

Чтобы продемонстрировать полезность шкалы для возмещения судебных расходов, приведем в пример условный кейс, основанный на опыте возмещения судебных расходов в российском суде и сравним его с тем, как если бы расходы по этому кейсу взыскивались бы в Германии в аналогичный период времени. 

В первой инстанции изначальная сумма спора составляла 45 000 000 руб. (или 620 000 евро), затем она была уточнена до 26 000 000 руб. (или 360 000 евро).

В первой инстанции было 5 судебных заседаний, в апелляции — 3 судебных заседания и в кассации — 1 судебное заседание. Общая сумма расходов выигравшей стороны на юристов составила 6 700 000 руб.

Российский суд в качестве разумного размера взыскал всего лишь 300 000 руб. 

При этом в Германии, опираясь на коэффициенты, установленные в тот же период, когда в России взыскивались расходы по приведенному кейсу, заявитель мог бы рассчитывать на получение порядка 43 000 евро (или 3 100 000 руб. по курсу на период взыскания расходов в российском суде). 

Иными словами, пользуясь немецкой шкалой, заявитель мог бы взыскать в 10 раз больше судебных расходов, чем было взыскано российским судом по «внутреннему убеждению».

Таким образом, как показывает опыт иностранных юрисдикций, для решения российской проблемы, когда достаточно сложно взыскать с проигравшей стороны расходы на представителя в полном объеме, вполне можно было бы использовать определенную шкалу для возмещения судебных расходов.

Разумеется, разработка такой шкалы и всех нюансов ее применения требует отдельной комплексной работы. Нельзя просто взять и скопировать подход той или иной юрисдикции.

Однако использовать сравнительно-правовой метод для разработки подобной шкалы, на наш взгляд, вполне допустимо (с поправками на российский рынок юридических услуг).

А.Мальцев, К.Антонюк

Расходы на представителя

Оспорить взыскание расходов на представителя представляется возможным исключительно при наличии законных оснований. По закону, требование со стороны победившего в суде лица закреплено в статье 100 ГПК РФ.

При этом заявитель обязан учитывать, что по закону обозначенная сумма не должна превышать разумные пределы. При нарушении законодательных положений или наличии оснований, оппонент располагает правом оспорить обращение.

Участник процесса вправе оспорить расходы на представителя, если:

  • Денежные средства взимаются за оплату услуг лица, которое не вправе предоставлять их на платной основе;
  • По закону уплате подлежит исключительно деятельность, проживание и проезд. Дополнительные финансы в виде премии, зарплаты, командировочных не взимаются;
  • Не оплачивается деятельность представителя, если он осуществлял свои непосредственные трудовые обязанности. Речь идет о юристе отдельной организации в случае судебного спора с участием юридического лица;
  • Физическое лицо осуществляло защиту самого себя;
  • Удовлетворению не подлежит ходатайство, если защита гражданина осуществлялась его супругом (ой). В качестве исключения выступают случаи наличия брачного соглашения с условиями о раздельном бюджете и самообеспечении.

При наличии одного из перечисленных оснований, проигравшая в судебном споре сторона вправе обратиться в суд с возражением и оспорить взыскание.

Порядок действий

Как оспорить взыскание расходов на представителя? При несогласии с заявлением оппонента в судебном разбирательстве относительно размера средств для возмещения гражданин вправе оспорить его требования. Поэтому при необходимости реализовать процесс требуется ознакомиться с порядком действий.

Порядок действий при оспаривании взыскания расходов на представителя в суде:

  • В первую очередь важно определить законное основание для оспаривания процесса;
  • По закону финансовые средства взимаются исключительно на оплату услуг, проживание и проезда юриста и только за фактические дни участия в судебном заседании. Размер расходов уменьшается, если у представителя имелись иные разбирательства в один день. Чтобы оспорить расходы на вознаграждение требуется подготовить документальное подтверждение расценок на оплату деятельности специалиста. Для этого следует ознакомиться с решением региональной адвокатской палаты относительно размера тарифа за вознаграждение адвокатов и юристов;
  • Имеется возможность оспорить взыскание расходов на представителя, если предъявить сведения о средней величине оклада специалистов в данной области;
  • Полученную информацию и документальные подтверждения оформляют в письменной виде в формате заявления — возражения;
  • Документ представляется на рассмотрение в тот же суд, где рассматривалось дело.

Куда обратиться с заявлением?

Заявление об отмене взыскания расходов на представителя направляется в судебное учреждение, в котором производилось рассмотрение первого дела. При рассмотрении возражения судебная инстанция определяет разумность пределов с учетом характера конкретного делопроизводства.

Во внимание берется тот факт, насколько экономичны были расходы лица и наличие иных вариантов. Важное обстоятельство для суда — была ли оплачена сумма, отмеченная в обращении.

Если размер издержек завышен, вторая сторона располагает возможностью оспорить возмещение денежных средств.

Для увеличения шансов на положительный исход дела важно правильно оформить исковое заявление об оспаривании размера расходов на представителя.

Структура документа представляет собой следующее:

  • Наименование судебной инстанции и адрес;
  • Личные данные истца и ответчика;
  • Суть обращения;
  • Размер заявленной суммы;
  • Перечисление в аргументированном виде основания по которым гражданин требует оспорить взыскание издержек;
  • Ссылки на конкретные статьи закона;
  • Требования заявителя;
  • Дата и подпись.

Скачать образец заявления об отмене взыскания расходов на представителя

Судебные разбирательства представляют особую сложность для лиц, не обладающих знаниями в конкретной области. При необходимости воспользоваться услугами специалиста, рекомендуем обратиться за помощью к нашему юристу. Помощь осуществляется на бесплатной основе.

Отбиваемся от некоторых расходов

Есть ряд расходов, которые в большинстве случаев суды не взыскивают. Поэтому если вы их увидите, то просите суд исключить их из состава возмещаемых победителю сумм. Вот примеры таких расходов.

Расходы на услуги представителя, который не вправе был оказывать их платно.

Так, проигравшая сторона не должна возмещать стоимость услуг представителя, когда им выступал:

Читайте также:  Верховный суд о расходах на представителей. Что учесть в 2016 году

«Гонорар успеха» и возмещение судебных расходов

Обоснована ли позиция о «гонораре успеха», занятая Президиумом ВАС РФ и затем повторенная КС РФ? Каким условием можно заменить в договоре положение о «гонораре успеха», чтобы избежать «судебных недоразумений»? Зачем нужен этот правовой институт отечественной правовой системе и в чем его польза?

Спорная позиция КС РФ

В 1999 г. появилось информационное письмо Президиума ВАС РФ, в котором содержалась позиция о неправомерности включения в договор о правовой помощи условия о «гонораре успеха», т. е.

о выплате вознаграждения, размер которого зависит от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.

1999 № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг») (далее – Информационное письмо № 48). Подобные договоренности, по сути, приравнивались к пари, а гражданское законодательство не предоставляло защиты сторонам такой сделки.

Следовательно, юристы, выигравшие спор, могли рассчитывать на бонус только в случае порядочности клиента. В противном случае суд не был обязан удовлетворить их требование о выплате условного вознаграждения, но мог поддержать требование о взыскании гонорара, размер которого определяется в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ с учетом фактически совершенных исполнителем действий.

Можно только догадываться о мотивах этого вывода, весьма короткого по содержанию и по стилистике напоминающего телеграмму. Вероятно, его подразумеваемой целью была борьба с коррупционными проявлениями: существует мнение, что условие о «гонораре успеха» стимулирует юриста к «покупке» судебного решения. Например, судья КС РФ Н.С.

Бондарь задавался риторическим вопросом о том, вправе ли законодатель использовать институт «гонорара успеха» уже сейчас «или же это потенциальное право, право на “вырост” нашей правовой системы, которое имеет характер некоего “отложенного” права, рассчитанного на качественно иной уровень зрелости правовой и судебной систем, когда, в частности, институт условного вознаграждения, освобожденный от коррупционного потенциала, не будет рассматриваться как несовместимый с конституционными принципами правосудия?» (Мнение судьи КС РФ Н.С.Бондаря по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского Кодекса Российской Федерации (постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П)).

Но возможно и более простое объяснение. Свобода договора является, по большей части, декларативным принципом российского гражданского права.

Если ГК РФ устанавливает, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель должен совершить определенные действия (деятельность), то фактически оказанные услуги должны быть оплачены, исходя из существующих на них расценок.

Иначе размер вознаграждения будет неразумен, несоразмерен, неэквивалентен объему оказанных юридических услуг. Иное не укладывается в нормативистскую логику, императивистский вектор правоприменения.

Существенного влияния на правовую практику Информационное письмо № 48 не оказало. Заключение договоров правовой помощи с условием о «гонораре успеха» продолжилось, поскольку предопределялось, в первую очередь, резонными деловыми соображениями, а отнюдь не коррупционными мотивами.

В практике автора настоящей статьи не было ни одного случая отказа клиентов от соблюдения этого условия договора. Но все-таки время от времени между российскими юристами и их клиентами возникают споры в связи с невыплатой бонуса. Один из них стал причиной обращения юристов в КС РФ.

По вопросу о «гонораре успеха» КС РФ принял весьма спорное постановление, потребовавшее затем разъяснений со стороны председательствовавшего в заседании судьи КС РФ Н.С. Бондаря, сопоставимых по объему с текстом самого постановления, повлекшее критику его мотивировочной части со стороны судьи КС РФ Г.А.

Гаджиева и вызвавшее категорическое неприятие со стороны судьи А.Л. Кононова (постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П, мнения судей КС РФ Н.С. Бондаря, Г.А.Гаджиева, особое мнение судьи КС РФ А.Л.

Кононова по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского Кодекса Российской Федерации).

Общий вывод КС РФ состоял в том, что допустимо такое толкование положений гражданского законодательства, при котором суду следует отказать юристу в праве взыскать с его клиента вознаграждение, если размер последнего зависит от решения суда, которое будет принято в будущем. Повторив вывод Президиума ВАС РФ, КС РФ постарался дать ему расширенное обоснование.

Во-первых, он сослался на императивное требование ГК РФ (не забыв перед этим пространно порассуждать на тему свободы договора) о предмете договора возмездного оказания услуг: законодатель не включил в понятие предмета такого договора достижение результата, ради которого он заключается.

Вместо того чтобы оценить, а конституционно ли такое императивное требование закона, КС РФ применил сам закон без его конституционного анализа, сославшись на то, что законодатель действовал в пределах предоставленной ему компетенции (как будто законодатель при принятии статей ГК РФ об оказании услуг специально обдумал «модель правового регулирования оказания юридической помощи»).

Во-вторых, КС РФ пришел к странному выводу о том, что условие о «гонораре успеха» прямо посягает на независимость и самостоятельность судебной власти.

Он правильно отметил, что «судебное решение не может выступить ни объектом чьих-либо гражданских прав (статья 128 ГК Российской Федерации), ни предметом какого-либо гражданско-правового договора (статья 432 ГК Российской Федерации)», но совершенно необоснованно увязал предмет договора оказания правовой помощи, содержащего условие о «гонораре успеха», с покупкой клиентом у юриста будущего судебного акта.

Но, оставаясь в плену представлений об общественной пагубности «гонорара успеха», КС РФ не исключил «право федерального законодателя с учетом конкретных условий развития правовой системы и исходя из конституционных принципов правосудия предусмотреть возможность иного правового регулирования, в частности в рамках специального законодательства о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь». При этом КС РФ явно упустил из виду, что на момент рассмотрения им дела действовал Кодекс профессиональной этики адвокатов (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.) (далее – Кодекс), принятый на основании ст. 36 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и предусматривающий, что адвокат вправе включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера (п. 3 ст. 16 Кодекса).

В то же время председательствовавший в заседании КС РФ по данному делу судья Н.С. Бондарь в своем мнении указывал уже не только на возможность, но и на правовую целесообразность специального правового регулирования юридических услуг с использованием института условного вознаграждения («гонорара успеха»).

Обстоятельная, глубокая и едкая критика постановления КС РФ от 23.01.2007 № 1-П содержится в вышеупомянутом особом мнении судьи КС РФ А.Л. Кононова, поэтому не будем более углубляться в этот вопрос.

Судебная арбитражная практика

Вопрос о «гонораре успеха» встал перед ВАС РФ и в связи с проблемой возмещения судебных расходов. В информационном письме Президиума ВАС РФ от 05.12.

2007 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» (далее – Информационное письмо № 121) содержится следующая позиция: не допустим полный отказ в возмещении расходов на представителя в случае выплаты процента от выигранной суммы, но также недопустимо и ее полное возмещение (п. 6 Информационного письма № 121).

  • Стремясь уточнить прежний подход, Президиум ВАС РФ в Информационном письме № 121 упомянул Информационное письмо № 48 как основание решения суда, отмененного вышестоящими инстанциями, и сделал прямой вывод о том, что «у заказчика существует гражданско-правовой долг перед исполнителем услуг, а выплаченные ему суммы подлежат взысканию с проигравшей стороны в разумных пределах».
  • Тем не менее, неприятие условия о «гонораре успеха» «глубоко въелось» в судебную практику и до сих пор встречаются судебные решения, не признающие законность условий о выплате бонуса и даже полностью отказывающие представителю в оплате его услуг.
  • Пример 1

Одно из таких решений стало предметом рассмотрения со стороны Президиума ВАС РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 04.12.2012 № 10122/10 по делу № А72-7547/2008) (далее – Постановление № 10122/10). В акте суда первой инстанции было указано буквально следующее.

«Установление оплаты в зависимость от принятия судом выгодного для учреждения судебного акта противоречит природе договора об оказании правовых услуг.

Договор может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить.

Правовая природа отношений, возникающих из договора возмездного оказания услуг, не предполагает удовлетворение требования исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование обосновывается условием договора, ставящим размер, а равно обязанность оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем» (определение Арбитражного суда Ульяновской области от 18.11.2011 по делу № А72-7547/2008).

  1. В Постановлении № 10122/10 Президиум ВАС РФ проигнорировал указанные доводы, сосредоточился на другой проблеме (об исчислении срока для подачи заявления о возмещении судебных расходов), отменил принятые по делу судебные акты и наказал при новом его рассмотрении проверить расчет суммы судебных расходов.
  2. Таким образом, Президиум ВАС РФ продемонстрировал, хотя и не ярко, приверженность позиции, занятой им в Информационном письме № 121.
  3. Пример 2

Аналогичная проблема возникла и при рассмотрении нашумевшего спора о взыскании с компании «Билла» 32 млн руб. судебных расходов, прозванного ввиду беспрецедентно большой суммы взыскания делом «Kill Billa».

Отменяя в части определение суда первой инстанции, судьи апелляции прямо сослались на Информационное письмо № 48 и указали, что часть искомой суммы не может взыскиваться с ответчика как оплаченная истцом по договору, ставящему размер оплаты услуг в исключительную зависимость от вынесенных по делу судебных актов (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2012 № 09АП-32132/2012 по делу № А40-35715/10-141-305).

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *