Как слабой стороне договора защитить свои интересы

Защите слабой стороны в договоре присоединения посвящено значительное число качественных современных исследований, где обсуждаются условия для судебного контроля за содержанием такого договора.

Но важно еще раз обратить внимание на один аспект, который иногда упускается из виду не погруженными в эту проблематику юристами в связи с несколько романтизированным представлением об эффективности посвященной договору присоединения ст. 428 Гражданского кодекса (ГК) РФ.

Эта норма предусматривает специфическую защиту для стороны, которая присоединилась к договору, наделяя последнюю правом потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но (а) лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, (б) исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо (в) содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора. При этом после реформы обязательственного права 2015 г. договор расторгается судом или действует в измененной редакции на основании указанной нормы с момента его заключения. То есть мы имеем дело с ретроактивными расторжением и изменением  — казалось бы, защита достаточно действенная. Дореформенное расторжение (или изменение) договора лишь на будущее время, конечно, было для присоединившейся стороны мало полезным, а потому невостребованным. Ретроактивный характер должен был исправить положение. Продолжение статьи доступно для подписчиков.

Источник: ЗАКОН. 2021. № 9. С.42

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru Nел. +7 (495) 767 00 07

Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру…

Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц…

Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ…

Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж…

«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров

«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики

Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи…

Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во…

Публичный договор. Как защитить слабую сторону

Публичный договор. Как защитить слабую сторону

Дарья Нюхалкина, адвокат АБ «Эксиора»

Юрист компании. 2018. № 7

Компания хотела заключить договор с морским портом, чтобы подвозить грузы в вагонах по ж/д путям. Порт отказался из-за того, что ремонтировал рельсы. Компания подала иск об упущенной выгоде и взыскала 13 млн руб.

Суды признали, что ответчик был обязан заключить договор с компанией-потребителем, поскольку отношения между сторонами подпадают под правила о публичном договоре А06 Читайте в статье, какие нарушения допускают исполнители и как потребителю противостоять им.

Как заставить заключить договор

В публичном договоре не работает принцип свободы договора. Исполнитель не вправе отказаться заключить публичный договор, если могла предоставить потребителю товары, оказать услуги либо выполнить для него работы 426ГК-1

Если исполнитель необоснованно уклоняется от заключения, подавайте исковое заявление. Просите суд обязать ответчика заключить договор на условиях, которые изложены в проекте.

Суд применит нормы о заключении договора в обязательном порядке. Например, обяжет заключить договор с потребителем 445ГК. Требовать заключить публичный договор вправе только потребитель ВАС14

Обязанность исполнителя заключить договор с любым, кто к нему обратится – это способ защитить более слабую сторону – потребителя, непрофессионального участника договорных отношений, даже если это тоже компания, а не физлицо. Именно исполнитель должен доказывать в суде, что не мог передать потребителю товар, оказать услугу или выполнить работы.

Пример: суд первой инстанции удовлетворил иск управляющей компании, которая просила обязать ресурсоснабжающую организацию направить в адрес истца договор теплоснабжения по многоквартирным домам. Дело дошло до Верховного суда.

Коллегия по экономическим спорам ВС указала, что ответчик был не вправе уклоняться от заключения публичного договора по надуманным и формальным основаниям, а именно из-за того, что в актах проверки не было информации, готовы ли дома к отопительному сезону. Управляющая компания предоставила все необходимые для заключения договора документы. У ресурсоснабжающей организации были сведения о тепловой нагрузке домов, которых достаточно для тарификации ресурсов и бесперебойного теплоснабжения ВСА41

Если у сторон возникли разногласия по отдельным условиям публичного договора, потребитель может через суд понудить исполнителя заключить публичный договор на своих условиях ВАС. При этом потребитель не должен получать согласие исполнителя на обращение в судебный орган ВС6

Пример из практики
Сбытовая компания отказывалась заключать новый договор энергоснабжения с сетевой организацией
Истец
просил обязать ответчика заключить с ним договор.
Ответчик
указал, что истец пытается изменить действующий договор, а не заключить новый.
Суд
удовлетворил исковое требование. В ходе процесса ответчик заявлял, что истец хочет изменить условия действующего договора. Сбытовая компания объясняла это тем, что сетевая организация просит подписать договор по тем же точкам поставки, по которым уже заключен контракт. Ответчик добавлял, что истец был не вправе односторонне отказываться от договора. Три инстанции не согласились с такими выводами. Ответчик обязан заключить с истцом договор энергоснабжения на условиях, которые содержатся в новом проекте.
Источник: постановление АС Северо-Западного округа от 07.05.2015 по делу № А05-10129/2014

Как добиться исполнения договора

Даже если исполнитель по публичному договору подписал его, это не означает, что для потребителя не будет причин для споров. Встречаются случаи, когда контрагент начинает уклоняться от исполнения договора. Если возникла такая ситуация, потребитель вправе потребовать в судебном порядке выполнить согласованные сторонами условия.

Пример: общество, которое занимается IT-сервисом по поиску работы и подбору сотрудников, предложило доступ к закрытому сервису по поиску персонала на superjob.ru. Для этого ООО разместило на своем сайте публичную оферту. Компания ее акцептовала, но доступ так и не получила.

Три инстанции признали договор возмездного оказания услуг между двумя коммерческими организациями публичным договором. Суды обязали исполнителя представить потребителю предусмотренное договором право использовать базы данных на сервере Superjob.ru А40

Потребитель вправе дополнительно потребовать от исполнителя возместить убытки 445ГК-1.

Пример: общество и речной порт заключили договор по уборке и подаче вагонов, поскольку общество доставляло грузы ж/д транспортом по путям необщего пользования, которые принадлежали порту.

Из-за капитального ремонта путей порт отказал обществу в исполнении договора, поэтому организации пришлось заключить аналогичный договор с другими лицами по более высоким ценам. ООО обратилось в суд с иском о возмещении убытков с речного порта.

Суд удовлетворил исковые требования. Три инстанции указали, что ответчик необоснованно уклонился от исполнения договора, потому как был обязан содержать пути в надлежащем техническом состоянии. Порт причинил обществу убытки, поскольку вынудил последнего пользоваться аналогичными услугами и нести на это большие затраты А06.

Что делать, если исполнитель оказывает предпочтение одному потребителю перед другими

Исполнитель в публичном договоре должен закреплять одинаковые условия для всех контрагентов, которые к нему обращаются. Иногда исполнитель нарушает положение о равных условиях, например, устанавливает завышенные цены одному потребителю. В таком случае слабая сторона вправе обратиться в суд с заявлением о взыскании с исполнителя неосновательного обогащения.

Пример: ТСЖ и общество заключили договор на поставку тепловой энергии, горячей и холодной воды и прием сточных вод. Потребитель решил, что исполнитель необоснованно начислил ему завышенную плату по тарифам за холодную воду. В связи с этим ТСЖ предъявило иск о взыскании с контрагента суммы неосновательного обогащения.

Читайте также:  Образец жалобы на сотрудника полиции. как оформить и подать

Суды удовлетворили требование, поскольку исполнитель применил при расчетах с потребителем тарифы, которые отличались от утвержденных уполномоченным органом. При этом ответчик был обязан использовать при расчетах с истцом показатели, которые установил региональный департамент по тарифам А45.

Действия исполнителя по предпочтению одного потребителя перед другими могут привлечь внимание антимонопольных органов. Например, общество с доминирующим положением на рынке вывоза ТБО необоснованно увеличило тариф на уборку отходов для одного района Приморского края.

Управление ФАС увидело в этом нарушение и обязало общество устранить его. ООО обратилось в суд с заявлением, просило признать предписание УФАС незаконным. Суды приняли сторону антимонопольного органа и отказали в иске.

Общество не доказало обоснованность различия цены на услугу для определенных групп потребителей А51.

Когда суд поддержит исполнителя в публичном договоре

Суды могут встать на сторону исполнителя, когда потребитель, который уже начал пользоваться предложенными исполнителем благами, уклоняется от заключения публичного договора.

Они считают, что в этом случае между сторонами возникли и существуют договорные отношения.

Суды при этом ссылаются на позицию президиума ВАС: если потребитель фактически пользуется услугами исполнителя, то в соответствии с пунктом 3 статьи 438 ГК это нужно считать акцептом оферты. Поэтому данные отношения нужно рассматривать как договорные ВАС14.

Например, суд признал, что между арендатором и арендодателем универсама были фактические договорные отношения по водоснабжению, так как арендатор самовольно пользовался централизованными системами водоснабжения без договора и не представил доказательств оплаты пользования ими А81.

А06 Постановление АС Поволжского округа от 13.11.2015 по делу № А06-9970/2014

426ГК-1 П. 3 ст. 426 ГК

445ГК П. 4 ст. 445 ГК

Как защитить интересы слабой стороны договора

В первом же пункте первой же статьи ГК РФ говорится о равенстве участников гражданских отношений. Вот только на практике такое равенство едва ли достижимо.

Более сильная сторона договора (например, компания, занимающая доминирующее положение на рынке, или просто более опытный субъект) зачастую навязывает слабому контрагенту свои условия.

Зная о подобных прецедентах, законодатель предусмотрел специальный механизм защиты более слабой стороны, который позволяет ей расторгнуть или изменить несправедливое соглашение. Расскажем, как слабая сторона может отстоять свои интересы.

Несмотря на то что в нашей стране провозглашен принцип равенства участников гражданского оборота, на практике они часто сталкиваются с тем, что контрагенты навязывают им условия договоров, используя свое положение на рынке.

Говоря языком закона, они попросту используют неравенство переговорных возможностей, не позволяя другой стороне изменить предлагаемые условия сделки.

В погоне за извлечением выгоды такие компании не задумываются о том, что это весьма негативно сказывается на слабом контрагенте, которому приходится либо принимать невыгодные условия, либо вовсе прекращать свою деятельность из-за отсутствия альтернативных контрагентов.

Подобная несправедливость не могла остаться незамеченной законодателем. Поэтому в ГК РФ установлен механизм для борьбы с такого рода злоупотреблениями. Выясним, как закон защищает слабую сторону и как доказать неравенство переговорных возможностей.

Норма новая, старые правила

Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», вступивший в силу 1 июня 2015 г., существенно изменил ст. 428 «Договор присоединения» ГК РФ. В новой редакции сфера применения данной статьи была расширена. Прежде п.

3 этой статьи фактически блокировал ее применение в предпринимательских отношениях. Теперь же положения ст. 428 ГК РФ стали распространяться на все случаи, когда условия договора определены одной из сторон, а контрагенту из-за неравенства переговорных возможностей трудно изменить редакцию договора.

Конечно, борьба с несправедливыми переговорными условиями ведется в первую очередь «на полях» договоров присоединения. Однако и в сделках, которые согласовываются индивидуально, сторона зачастую использует имеющееся неравенство.

Надо сказать, что новые положения ст. 428 ГК РФ не являются революционными. На возможность применения норм о договорах присоединения к отношениям, в которых одна из сторон является слабой, указывал еще Пленум ВАС РФ в постановлении от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ № 16).

Фрагмент документа

Абзац 2 п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 16

В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

Таким образом, изменения, внесенные в п. 3 ст. 428 ГК РФ, попросту законодательно закрепили подход, сформированный и успешно применяемый судами. А раз так, то вся практика, сформировавшаяся с появлением Постановления Пленума ВАС РФ № 16, сохраняет актуальность и после обновления п. 3 ст. 428 ГК РФ.

Кто является слабой стороной договора?

Впервые вопрос о слабой стороне договора был затронут в постановлении КС РФ от 23.02.1999 № 4-П.

В нем суд указал, что «граждане-вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора и как таковое требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которой гражданин, как экономически слабая сторона в этих правоотношениях, нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны, т.е. для банков».

Такая позиция была крайне необходима, поскольку на практике банки часто злоупотребляли своими возможностями в отношении заведомо слабых потребителей, предлагая им такие условия, от которых те не имели возможности отказаться.

В дальнейшем понятие слабой стороны было отражено в Постановлении Пленума ВАС РФ № 16. В соответствии с ним слабой является сторона договора, которой затруднительно согласовать изменение договорных условий, предложенных контрагентом. Таким образом, Пленум ВАС РФ фактически связал понятия слабой стороны договора и неравенства переговорных возможностей.

Несмотря на всю очевидность, такая формулировка была неоднозначно воспринята многими юристами, поскольку в ней нет конкретики. Пленум ВАС РФ не привел даже приблизительного перечня факторов, которые свидетельствовали бы о неравенстве переговорных возможностей.

С одной стороны, это дает судам определенную свободу и позволяет учитывать все возможные факторы, свидетельствующие о неравенстве переговорных возможностей. С другой стороны, разное субъективное восприятие судами положения контрагентов может серьезно повлиять на результат разрешения спора.

Хотя бы примерный перечень факторов, влияющих на неравенство сторон, мог дать судам определенный ориентир.

Вместе с тем одно неоспоримое достоинство в позиции Пленума ВАС РФ точно есть. Если КС РФ встал на защиту гражданина в отношениях с предпринимателем, то высшие арбитры пошли дальше.

Они защитили уже самого предпринимателя в отношениях с другим предпринимателем. И это вполне оправданно, ведь среди предпринимательского сообщества существует разделение по уровню влияния и значимости.

Читайте также:  Удастся ли взыскать задолженность по арендной плате, если объект аренды не согласован в договоре

Фактически это подтвердил и законодатель, изменив п. 3 ст. 428 ГК РФ.

Признаки силы

На практике о неравенстве переговорных возможностей свидетельствуют различные факторы. Например, положение на рынке, профессионализм, авторитет, информационное превосходство.

Этот перечень не является исчерпывающим, и в каждом конкретном случае любой другой фактор может оказаться решающим.

Мы же выделим самые распространенные критерии, по которым можно определить, что перед вами сильная сторона.

Профессионализм

Если спросить у обычного гражданина или предпринимателя, в какой ситуации он испытывает на себе неравенство переговорных возможностей, то он, скорее всего, скажет, что при заключении договоров с кредитными организациями.

И это не удивительно, ведь кредитная организация профессионально занимается банковскими сделками, а коммерсант-непрофессионал прибегает к ним лишь время от времени.

Поэтому контрагент банка, как правило, не имеет необходимых знаний и возможностей для того, чтобы торговаться по поводу условий договора.

Если обратиться к практике, то можно увидеть, что самыми первыми под судебный контроль попали именно сделки с участием банков. Причем чем сложнее сделка, тем большую ответственность закон возлагает на банки. В этом плане показательно постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.09.

2016 по делу № А40-168599/2015, в котором суд сделал вывод о том, что банк навязал компании условия своп-договора. В качестве обоснования суд указал, что ранее слабая сторона (компания) подобных договоров не заключала, а для банка это – обычная операция.

Поэтому банк как профессиональная и информированная сторона должен был как минимум разъяснить слабой стороне суть условий заключенного договора.

Более того, суд дал оценку тому, что истец не обладал достаточными познаниями в сфере работы с производными финансовыми инструментами и не заключал сделки на биржевом или внебиржевом финансовых рынках. Отсюда вывод: опыт заключения аналогичных сделок может послужить основанием для отказа в признании стороны слабой.

Помимо этого, об уровне профессионализма может свидетельствовать и период предпринимательской деятельности лица.

Так, например, Восьмой арбитражный апелляционный суд указал, что уровень профессионализма истца (зарегистрирован в качестве предпринимателя 4 февраля 2015 г.

) в сфере предпринимательской деятельности существенно ниже, чем уровень ответчика (зарегистрирован в качестве юридического лица 24 ноября 2003 г.). С учетом этого обстоятельства истец был признан слабой стороной (постановление от 18.01.2016 по делу № А46-6695/2015).

Таким образом, взаимодействие профессионала и непрофессионала может свидетельствовать о неравенстве переговорных возможностей. Причем критерии оценки профессионализма могут быть самыми разными.

Низкий уровень конкуренции

В практике арбитражных судов постепенно формируется подход, в соответствии с которым у лица, занимающего доминирующее положение на рынке, презюмируется возможность навязывать контрагенту любые условия (см., например, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2016 по делу № А50-4289/2016).

Вс рф разъяснил, как работает принцип добросовестности

При этом, как пояснил судья ВС РФ Иван Разумов, новшество состоит в том, что постановление разъясняет механизм реализации данной нормы. Так, если суд усматривает признаки недобросовестности одной из сторон, он должен при рассмотрении дела вынести на обсуждение обстоятельства, свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, чтобы стороны могли изложить свои доводы.

При установлении недобросовестного поведения одной из сторон суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично.

Перепост разрешается

Отдельный раздел постановления посвящен применению судами норм ГК РФ о защите нематериальных благ, в частности права на изображение.

Как пояснил ВС РФ, размещение гражданином в общем доступе в интернете своего изображения не дает права другим лицам на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица.

В то же время обстоятельства размещения гражданином своего изображения в сети могут свидетельствовать о выражении таким лицом согласия на дальнейшее использование данного изображения, например, если это предусмотрено условиями пользования сайтом, на котором гражданином размещено такое изображение.

  • Так, если социальная сеть имеет функцию «Поделиться изображением», размещение там фотографии может трактоваться судом как согласие на ее перепост другими пользователями соцсети.
  • В постановлении говорится, что участник коллективного фотоснимка сможет использовать это изображение по своему усмотрению без получения согласия от других изображенных на снимке лиц, если они не запретили такое использование и если изображение не содержит информацию о частной жизни других лиц.
  • Как пояснили разработчики, суд может, например, признать недобросовестным поведение одного из разведенных супругов, который после развода начнет распространять изображения старых семейных фото.

Согласие на использование изображения не требуется, уточняет ВС РФ, если гражданин является публичной фигурой.

Правда, только в том случае, если единственной целью обнародования его изображения не является удовлетворение обывательского интереса к частной жизни публичной персоны либо извлечение прибыли.

Не требуется согласие известного лица, если снимок сделан в публичном месте, в том числе, в открытых судебных заседаниях или на мероприятиях.

Критерии злоупотербления

Наличия официального диагноза «хронический алкоголизм» или «наркомания» не требуется для ограничения судом дееспособности гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками и наркотиками, следует из проекта постановления, который во вторник обсудил Пленум Верховного суда России.

Постановление Пленума ВС РФ закрепляет критерии, которыми могут руководствоваться суды при разрешении вопросов об ограничении дееспособности граждан. Так, для такого ограничения не требуется наличия официального диагноза «хронический алкоголизм» или «наркомания», суд должен оценивать весь спектр доказательств.

Злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими средствами, дающим основание для ограничения дееспособности гражданина, является такое их употребление, которое находится в противоречии с интересами его семьи и влечет расходы, ставящие семью в тяжелое материальное положение, поясняется в проекте.

При этом, как подчеркнула высшая судебная инстанция, наличие у других членов семьи заработка не является основанием для отказа в удовлетворении заявления об ограничении дееспособности гражданина, если будет установлено, что он обязан содержать членов своей семьи, а вместо этого либо не оказывает необходимой материальной помощи, либо сам полностью или частично находится на содержании у членов семьи.

Недействительные сделки

ВС РФ разъяснил вопросы применения норм ГК о недействительности сделок.

Как пояснили разработчики, если до корректировки Гражданского кодекса сделки, противоречащие закону или другому нормативному акту, признавались ничтожными, то теперь такие сделки по общему правилу считаются оспоримыми.

В связи с чем участникам гражданского оборота надо иметь в виду, что срок подачи иска об оспаривании такой сделки уменьшился с трех лет до одного года.

В постановлении перечисляются сделки, являющиеся ничтожными в силу прямого указания закона. В частности, сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

Пленум разъяснил, что под публичными интересами понимаются интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды.

Условиями сделки, противоречащими публичному порядку и, следовательно, ничтожными, судам следует расценивать, например, такие условия, которые нарушают явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей.

Некоторые вопросы защиты слабой стороны в гражданском правоотношении по проекту изменений Гражданского кодекса Российской Федерации

Автором анализируются недавно вступившие в силу, а также подготовленные изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации с точки зрения защиты слабой стороны в договоре. Отдельно рассматриваются два направления указанного вопроса: создание дополнительных возможностей для суда (введение принципа добросовестности) и введение новых правовых механизмов защиты слабой стороны.

Ключевые слова:слабая сторона, изменения ГК РФ, принцип добросовестности.

На сегодняшний день вопросы, связанные с защитой слабой стороны в гражданском правоотношении, являются особенно актуальными как в теории, так и на практике.

Это обусловлено тем, что гражданское право должно создавать условия для эффективного развития экономики, конкуренции, что невозможно без защиты субъектов, которые в силу определённых объективных причин оказываются в невыгодном положении по сравнению с контрагентом.

В этом плане значимыми являются такие проблемы: кто является слабой стороной, какими способами и в каких правоотношениях ее нужно защищать.

Слабой стороной в обязательстве является та, которая имеет меньше возможностей (ресурсного, экономического, организационного и иного характера) для реализации своего права, а также обладает меньшим набором ресурсов для осуществления и защиты своих субъективных прав в сравнении с контрагентом [7, с. 82–101]. То есть сильная сторона — это та, которая имеет возможность навязывать свои условия другим лицам, создавать для себя какие-либо преимущества и т. п. Это может быть, например, государство, организация, обладающая доминирующим положением на рынке.

Читайте также:  Соискатель не подходит работодателю. как правильно отказать в приеме на работу

Очевидно, что законодательная поддержка слабой стороны — актуальная задача развития современного гражданского права. Справедливо замечание Е. В.

 Вавилина о том, что «в нормативно-правовых актах быть заложены механизмы осуществления и защиты субъективных прав и законных интересов слабой стороны» [7, с. 85–86].

Указанная задача находит своё отражение и в проекте изменений Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) [3].

Следует отметить, что защита слабой стороны в гражданском правоотношении может осуществляться не только законодателем, но и судом. Так, на практике не раз встречались случаи, когда суд защищал слабую сторону, применяя общие положения ГК РФ, например, принцип недопустимости злоупотребления правом.

В частности, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в своем постановлении указал, что осуществление предприятием права на отказ от договора поставки энергоресурсов… может привести к нарушению прав общества как экономически более слабойстороны (выделено нами — А.В.

) в правоотношениях из публичного договора теплоснабжения, а потому не могут быть признаны правомерными с точки зрения п. 1 ст. 10 ГК РФ [4].

После принятия Федерального закона от 30.12.2012 № 302-ФЗ [1] важнейшим инструментом защиты слабой стороны в гражданском правоотношении стал принцип добросовестности. В соответствии с новой редакцией ст.

1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Надо сказать, что чётких критериев добросовестности закон не называет. Это и понятно, т. к. указанная категория относится к числу оценочных, включает в себя элемент субъективного восприятия того или иного действия (бездействия) [8, с. 316]. Думается, что критерии нового принципа гражданского права должны быть выработаны судебной практикой.

Тем не менее, очевидно, что недобросовестными будут, в частности, такие действия, которые направлены на существенное ограничение прав слабой стороны: навязывание контрагенту невыгодных условий в том случае, если последний не может отказаться от заключения договора, непредоставление полной достоверной информации о предмете сделки и т. п.

Несомненно, особую роль при защите слабой стороны в конкретных видах гражданских правоотношений играют те правовые механизмы, которые установлены в законе.

Особым примером договора с участием слабой стороны является договор присоединения. Конструкция ст. 428 ГК РФ позволяет считать, что, по замыслу законодателя, слабой стороной выступает та сторона, которая принимает стандартные условия договора в целом [9, с. 39–40].

Но действующий ГК РФ не считает должным признавать в качестве слабой стороны в договоре присоединения лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, т. к.

сторона, присоединившаяся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, не может расторгнуть договор, если знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор (п. 3 ст. 428 ГК РФ).

Думается, что положение Концепции о развитии гражданского законодательства Российской Федерации [2] об исключении последнего правила из Кодекса выглядит уместным и правильным. Подчеркивается, что подобное изменение будет упреждающим образом воздействовать на сильную сторону, навязывающую выгодные для нее условия посредством использования конструкции договора присоединения.

Более того, на защиту субъекта бизнеса как слабой стороны в договоре направлено и новое предложение по поводу редакции п. 3 ст. 428 ГК РФ.

Теперь правила о договоре присоединения будут применяться и тогда, когда при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона поставлена в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Новая редакция ст. 428 ГК РФ должна способствовать усилению положения бизнеса в некоторых правоотношениях. Речь идет, например, о договорах с кредитными организациями.

Нередко банк, как более сильная сторона, навязывает контрагенту невыгодные для него условия кредитного договора, договора лизинга и т. п. Думается, очень важно создать правовой механизм, который уменьшил бы такую возможность кредитной организации.

Изменение норм о договоре присоединения — важный шаг в этом направлении.

Ещё одним примером гражданско-правового соглашения, в котором одна сторона может оказывать влияние на другую, является публичный договор (ст. 426 ГК РФ). В данном случае законодатель защищает слабую сторону, т. е. ту, которая обращается к коммерческой организации, которая не может оказывать кому-либо предпочтение в отношении заключения подобного договора.

Проект ГК РФ предлагает заменить в ст. 426 ГК РФ указание на одну из сторон публичного договора: «лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью» вместо «коммерческая организация».

Это правильное изменение, продиктованное потребностями деловой практики и, в том числе направленное на защиту слабой стороны.

К примеру, оказание платных образовательных и медицинских услуг соответствующими некоммерческими организациями не подпадало под действие данной статьи. Т.о. данные организации могли отказаться от заключения договора.

Некоторые изменения предлагается внести и в часть вторую ГК РФ. Так, на уровне Кодекса будет закреплена особая разновидность кредитного договора — «потребительский кредит» (ст. 821 ГК РФ в редакции проекта изменений ГК РФ).

Указанное соглашение заключается между гражданином и кредитной организацией, которая объективно является более сильным субъектом рассматриваемого правоотношения в силу своих экономических, организационных, информационных возможностей.

Именно поэтому закон должен предоставлять гражданам особые права, увеличивая, тем самым, обязанности их контрагентов.

До заключения договора потребительского кредита банки будут обязаны уведомлять потребителей обо всех обстоятельствах, влияющих на стоимость кредита: о порядке, сроках и условиях предоставления кредита, размере процентов за пользование кредитом, об иных платежах по договору, о графике платежей по договору, последствиях его несоблюдения заемщиком и др. (п. 2 ст. 821 ГК РФ в редакции проекта изменений ГК РФ). Если кредитор не исполнит обязанность по информированию заемщика, гражданин вправе отказаться от договора потребительского кредита путем возврата суммы кредита.

Особо отмечается, что в части, не урегулированной ГК РФ, отношения по договору потребительского кредита регулируются законом о потребительском кредите и законодательством о защите прав потребителей. Отметим, что закон о потребительском кредите до сих пор не принят, что негативно сказывается на защите граждан как участников подобных соглашений.

Одним из наиболее актуальных вопросов, касающихся изменений обязательственного права, является вопрос о необходимости введения общей диспозитивности договорного права. Так, например, Д. И. Степанов отстаивает необходимость законодательного закрепления презумпции диспозитивности норм договорного права.

При этом императивные нормы предлагается специально обозначать каждый раз в законе, а также предоставить право судам выявлять императивные положения договорного права [10, с. 6–59]. Не вдаваясь в суть указанной дискуссии, отметим следующее.

Совершенно справедливо указано в литературе, что одной из тенденций развития системы источников гражданского права является ориентация императивных норм на защиту более слабой стороны в правоотношении [6, с. 21].

Как отмечалось в литературе, слабой стороной может быть не только гражданин-потребитель, но и субъект бизнеса (например, в таких договорах, как контрактация, лизинг и многие другие) [5, с. 55–58]. Т.о. безграничное, необдуманное расширение диспозитивности негативно скажется на защите слабой стороны. Поэтому при решении вопроса о закрепления презумпции диспозитивности норм договорного права нужно быть очень аккуратным.

Изменения ГК РФ продиктованы в большей части судебной практикой. Именно поэтому в проекте изменений ГК РФ прослеживается тенденция к защите слабой стороны в гражданском правоотношении.

Указанная тенденция имеет два направления: создание дополнительных возможностей для суда при защите слабой стороны (введение принципа добросовестности) и введение новых правовых механизмов осуществления и защиты субъективных прав и законных интересов слабой стороны.

Литература:

1.                  Федеральный закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3, 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». СЗ РФ 31.12.2012, № 53 (ч. 1), ст. 7627.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *