Какие доказательства налоговой примет суд

Какие доказательства налоговой примет суд

Исчисление налогов производится на основании первичных документов и регистров бухгалтерского учета (ст. 54 НК РФ).

Налоговый кодекс не содержит исчерпывающего перечня доказательств налогового правонарушения, а лишь называет некоторые из них: документы, протокол допроса свидетеля, заключение эксперта (ст.

90, 93, 94, 95, 99 НК РФ). При этом Арбитражный процессуальный кодекс не содержит особых требований к доказательствам в налоговых спорах.

К ним применяются общие требования допустимости, относимости и достоверности (ст. 71 АПК РФ).

Импульс к развитию дополнительных форм и видов доказательств в налоговых спорах придал ВАС РФ в 2006 году (пост. Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 (далее — Постановление № 53)).

В пункте 1 Постановления № 53 была провозглашена обязанность налогового органа доказать, что информация, содержащаяся в документах компании, предусмотренных налоговым законодательством, неполна, недостоверна и (или) противоречива.

С этого момента инспекторы любыми способами пытаются опровергнуть сведения, содержащиеся в документах, представленных им при проведении контрольных мероприятий. В ход пошли аудио- и видеозаписи допросов свидетелей, фото и видео с места осмотра помещений и документов, видеофиксация выемки документов и т.д.

Законодатели постепенно заполняют правовые пробелы и разрешают проверяющим то, что раньше не запрещалось. Например, были внесены поправки в статью 26.

7 Кодекса об административных правонарушениях (Федеральный закон от 26.04.2016 № 114-ФЗ), которые меняют статус таких доказательств административного производства, как материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи.

Теперь это не факультативные, а обязательные доказательства по делу.

ПРИМЕЧАНИЕ

В частности, формальный и неформальный подходы предлагает Э.Н. Нагорная (к.ю.н., судья АС Московского округа, специализирующаяся на разрешении налоговых споров) в своей монографии «Налоговые споры: оценка доказательств в суде» (М.: Юстицинформ, 2009).

Также пробелы заполняются разъяснениями ФНС России и судебной практикой.

Например, налоговое ведомство признало скриншот (снимок с экрана) доказательством по делу в арбитражном суде (ч. 3 ст. 75 АПК РФ; письмо ФНС России от 31.03.2016 № СА-4-7/5589), отметив, что Налоговый кодекс не регулирует сферу его применения, порядок изготовления и использования.

Как инспекция будет искать умысел в налоговых нарушениях

Суть письма — инспекторам в действиях плательщика всегда следует искать умысел. Если его найти и доказать, то уголовная перспектива дела существенно повышается. Это значит, что, во-первых, у налоговиков появится возможность наполнять бюджет не только за счет доначислений, но и за счет повышенного штрафа.

Ведь санкции за умышленную недоплату налога — 40%, а за обычную всего 20% от доначисленнных сумм (п. 1 и 3 ст. 122 НК РФ). А, во-вторых, правоохранителям проще будет «натянуть» деяние на состав правонарушения, установленный налоговыми статьями Уголовного кодекса (ст. 199-199.1 УК РФ).

Разберемся, что ожидать от новых методов работы чиновников и что им противопоставить.

Систематизируйте или обновите знания, получите практические навыки и найдите ответы на свои вопросы на курсах повышения квалификации в Школе бухгалтера. Курсы разработаны с учетом профстандарта «Бухгалтер».

В чем разница между умыслом и неосторожностью

Плательщик может совершить налоговое правонарушение без умысла, а по неосторожности. Приведем пример. Бухгалтер в силу неопытности или отсутствия достаточной квалификации допустил ошибку: учел прямые производственные расходы как косвенные. Соответственно, списал их полностью и сразу, а не по мере выпуска продукции.

Что привело к завышению налоговых расходов и соответственно недоплате налога на прибыль. Это неумышленное деяние. Такой бухгалтер не осознавал вредные последствия своих действий. Но так как организационные проблемы компании или личностные качества сотрудников не могут являться основанием для освобождения от ответственности компании. Штрафовать за это все-равно будут.

Но по пункту 1 статьи 122 НК РФ на 20% от доначисленной суммы.

Аналогично дело обстоит и с непреднамеренными арифметическими ошибками. Хотя учитывая, что подавляющее большинство налогоплательщиков заполняет отчетность не в ручную, а с помощью специальных программ, такие нарушения в последнее время встречаются крайне редко.

Другое дело, когда плательщик совершает действия, целью которых является именно экономия на налогах. Например, дробит бизнес. Создает и использует для этого подставные фирмы однодневки, которые участвуют в деятельности только фиктивно. В таких случаях инспекторам предписано искать следы имитации деятельности.

Поясним. Плательщик, создавая схему, всегда несет расходы (например, при регистрации таких фирм или при их покупке, на аренду помещений для них и проч.). Указанные затраты недобросовестные фирмы всегда стараются сократить до минимума.

В результате по наблюдениям правоохранительных органов, полноценной имитации не получается. Всегда будут те или иные признаки, которые покажут фиктивность сделки или документооборота. Именно такие признаки будут искать налоговики.

Обычно на имитацию деятельности указывают:

  • транзитный характер движения денег на счетах контрагента;
  • аффилированность его работников, учредителей и руководства с налогоплательщиком;
  • отсутствие у контрагента материальных и технических ресурсов для деятельности и др.

Особое внимание уделят сделкам, в которых участвуют посредники.

Если инспекция найдет такие признаки и докажет имитацию деятельности, штраф за неуплату налога будет уже 40% от доначислений.

Важно! Если инспекция обвиняет компанию в умышленной неуплате налога и назначает штраф в размере 40% от доначислений, в акте проверки обязательно должно быть указано, в чем заключается умысел и приведены обстоятельства, которые его доказывают, а также цели и мотивы конкретных лиц при совершении противоправных действий. Если таких пунктов в акте нет — штраф в двойном размере незаконен.

Интересно, что рекомендации Следственного комитета буквально призывают руководство инспекций внимательно изучать акты проверок и при вынесении решения по возможности переквалифицировать действия плательщиков в умышленные.

Поэтому к процедуре рассмотрения материалов налоговой проверки компаниям следует подходить максимально ответственно.

Ни в коем случае не игнорируйте приглашение на рассмотрение и обязательно используйте право представлять возражения на акт проверки.

Какие доказательства интересны инспекторам

Доказательства бывают прямые и косвенные. Прямые — непосредственно указывают на умысел, то есть содержат ту информацию, которая его доказывает. А косвенные — лишь подтверждают факты, которые могут свидетельствовать о преступном умысле.

Например, если в ходе допроса сотрудники проверяемого плательщика расскажут, что сами оформляли документы от имени контрагента — это будет прямым доказательством умысла на создание формального документооборота.

А если выяснится, что документы от имени контрагента подписаны неизвестным лицом — косвенным.

Приведем еще некоторые примеры прямых доказательств:

  • допросы свидетелей;
  • заключения эксперта;
  • информационные носители (напр., флешки с файлами черной бухгалтерии и проч.);
  • документы;
  • аудио и видео файлы;
  • результаты прослушивания телефонных переговоров.

Учитывая особый характер прямых доказательств, очевидно, что инспекторы с помощью правоохранителей сосредоточат свои усилия именно на их сборе.

Поэтому следует готовиться к увеличению числа допросов, выемкам документов и осмотрам с пристрастием.

Кстати недавно ВС РФ решил, что проверяющие вправе копаться в рабочих компьютерах и изучать информацию, которая на них есть (Определение ВС РФ от 17.07.2017 № 302-КГ17-8315).

Важно! Не храните на рабочих компьютерах информацию, способную скомпрометировать фирму в глазах проверяющих.

Как инспекторы будут собирать доказательства

Рекомендации содержат не просто перечень доказательств, которые нужно собрать, но и предлагают налоговикам пошаговый алгоритм действий. Его стоит изучить плательщикам, чтобы заранее быть готовыми к требованиям инспекторов.

Шаг 1.

Проверяющим необходимо установить круг лиц, которые могут совершить правонарушение. Ведь для этого нужно как минимум иметь доступ к учетным программам и влиять на формирование отчетности. Для этого запросят:

  • штатное расписание;
  • должностные инструкции;
  • приказы о назначении на должность лиц, ответственных за финансово-хозяйственную деятельность;
  • пояснения таких работников о выявленных правонарушениях.

Стоит ли говорить, что бизнес-процессы в компании должны быть отрегулированы и четко прописаны. Чтобы проверяющие не заподозрили руководство фирмы в умышленном уклонении от налогов не следует поручать оформлять сделки или проводить операции доверенным лицам.

Следует проверить оформлены ли должным образом полномочия тех сотрудников, которые участвовали или сопровождали сделки или вели переговоры с контрагентами.

В практике встречаются ситуации, в которых водитель генерального директора говорит, что он искал и нашел контрагента, а менеджер по продажам утверждает, что фирму-партнера на самом деле возглавляет главбух.

Обвинить в умышленном уклонении могут директора, главбуха или бухгалтера (если в штате нет главного), а также лиц, фактически выполняющих обязанности указанных сотрудников.

Шаг 2.

Выяснить имеются ли приговоры суда в отношении главбуха или руководства фирмы, подтверждающие налоговое преступление. То есть, если на директора уже было возбуждено уголовное дело и есть приговор суда, инспекция может не доказывать установленные им факты. Это называется преюдицией.

Шаг 3.

Провести мероприятия налогового контроля: допросы, опросы, осмотры и проч. То есть использовать весь арсенал, предоставленный налоговикам НК РФ. При этом рекомендовано активно привлекать правоохранителей и консультироваться с ним. Контрольные мероприятия нужны, чтобы собрать сведения, которые описывают, какие нарушения налогоплательщик совершил.

Например, чтобы доказать взаимозависимость с созданной плательщиком фирмой-однодневкой будут исследовать дополнительные документы, которые сопровождают фиктивный договор. То есть запрашивать переписку с контрагентом, протоколы совещаний и т.п.

 Особое внимание проявят к товаросопроводительным документам: накладным, складским журналам и проч. В них будут искать несоответствия количественного и качественного характера, нумерации, сравнивать полученные сведения с данными счетов-фактур.

Еще один инструмент инспекторов — запросы в профильные ведомства: ГИБДД, Роспатент, Росреестр, лицензирующие органы, и др., а также выписки из различных реестров (ЕГРИП, ЕГРЮЛ). В частности, они нужны, чтобы установить:

  • собственников транспортных средств и другого имущества, в том числе недвижимости, и историю перехода права собственности,
  • наличие у контрагентов соответствующих разрешений для работ, которые они должны были выполнять по договору,

Любимое «развлечение» правоохранителей и налоговиков устанавливать IP-адреса, с которых вели переписку, отправляли отчетность или заходили в банк-клиент. Если у проверяемого налогоплательщика и его партнера одни и те же адреса — это будет использовано как доказательство взаимозависимости.

Читайте также:  Как взыскать долг, если на счете должника пусто

В Рекомендациях приведены различные инструменты, которые можно использовать в зависимости от выявленной схемы уходы от налогов. Схемы также подробно описаны.

В основном они хорошо известны как плательщикам так и налоговикам: дробление бизнеса, использование посредников с целью увеличения расходов и вычетов, неправомерное применение налоговых льгот, подмена гражданско-правовых отношений (например, вместо заключения договора купли-продажи — подписывают агентский или займа, или вместо трудового договора — подряд).

Шаг 4.

Подготовить акт налоговой проверки, в котором изложить все собранные данные. При этом инспекции рекомендовано использовать тот же стиль, которым пишут обвинительные заключения в уголовных делах. Очевидно, это удобно правоохранителям, так как они смогут положить акт проверки в основу такого заключения.

Теперь вы не встретите в актах и решениях таких оценочных понятий как добросовестность и должная осмотрительность. По мнению СК РФ, они лишь мешают доказать умысел и даже могут создать впечатление неосторожности в совершении правонарушения.

Указанные термины заменят: «согласованность действий группы лиц», «доказанность факта подконтрольности фирмы-однодневки, факта имитации хозяйственных связей с такими лицами», «запутанная схема», «черная бухгалтерия», «виновная осведомленность».

Какие отговорки не сработают

В возражениях на акт проверки не стоит указывать на наличие смягчающих вину обстоятельств, если вы не признали и отрицаете факт правонарушения. По мнению и правоохранителей и судей — это взаимоисключающие вещи. Если же плательщик признал вину, но надеется на снижение штрафа могут сработать такие доводы:

  • совершение правонарушения впервые;
  • незначительный период просрочки уплаты налога;
  • несущественный ущерб бюджету (если сумма доначислений небольшая).

В качестве смягчающих вину обстоятельств суды не примут следующие:

  • неосведомленность директора о фиктивном характере документов;
  • болезнь ключевых сотрудников, ответственных за исчисление и уплату налогов или сдачу отчетности;
  • исполнение указания директора или учредителя.

1С онлайн. Бухгалтерия, Управление торговлей, Зарплата и управление персоналом

Еще не судились с Налоговой? Расскажем, с кем придется иметь дело.

В отечественной арбитражной практике можно встретить достаточное количество дел, когда коммерческая организация пыталась отстоять свои права в спорах с ФНС. Суммы исков, которые требовали организации, время от времени поражают своими размерами и исчисляются миллионами рублей.

К сожалению, в «схватке» с Налоговой службой, как правило, победу одерживает последняя и большинство исков остаются без удовлетворения.

Коммерческие фирмы, порой, не имея в своем штате профессионального юриста, вынуждены обращаться во всевозможные адвокатские палаты, агентства, кабинеты и прочие формации, где они могут заручиться компетентной поддержкой со стороны «знатоков права», но за такие дела берется далеко не каждый специалист.

Сегодня мы постараемся объяснить, почему происходит именно так, а не как-то иначе, кто защищает интересы фискального органа в суде и чем придется столкнуться истцу во время разбирательств. Здесь же нам особо интересен уровень компетенции «защитников» ФНС и то, почему «доброжелательность Фемиды» их практически никогда не покидает.

Почему судятся с Налоговой Службой?

Насколько это не показалось бы «наивным», но те компании, у которых есть опыт судебных разбирательств с ФНС, имели на тот момент необходимость вернуть часть денег, которые, по их мнению, незаконно взимались инспекторами в качестве штрафов. Как правило, именно это лежит в основе всех исков.

Самое занимательное в этой ситуации то, что суммы этих штрафов могут значиться от самых «скромных» до вполне «внушительных». Именно последние штрафные санкции могли повлиять на само существовании компании, как юридического лица.

Пытаясь отстоять свое право и финансовую возможность вести бизнес, директора тратили деньги, нанимали адвокатов и шли в залы суда. Очень редко, но у кого-то получалось на этом даже заработать, когда по решению судейской коллегии им (компаниям) назначалась компенсация «за моральный ущерб».

Для того, чтобы исход был именно таким, потребуется не только высококлассный адвокат, но также и определенный уровень удачи…

Почему сама Налоговая Служба подает иски на компании?

В основе исков ФНС в адрес юридических лиц лежит неисполнение требований органа. К примеру, в ходе налоговой проверки инспекторы ведомства обнаружили существенные разночтения в отчетности и первичной документации компании, что нашло отражение в уменьшенной налоговой базе.

В качестве «смягченного» предупреждения сотрудники ФНС наложили на компанию штраф в размере 50000 рублей за нарушения в области сдачи отчетности. Руководство организации решило проигнорировать требования Фискального органа и продолжило работу в штатном режиме.

Есть такая поговорка: «Налоговая никогда не забывает тех, к кому пришла один раз»… Второй визит «налоговиков» не заставил себя долго ждать, после чего был наложен больший штраф за неисполнение административных обязательств. В конечном итоге стороны вопроса встречаются в суде, т.к.

ФНС подала иск на компанию в связи с целым комплексом нарушений. В этом деле фирму ожидает практически 100%-ный провал, т.к. правомочность действий инспекторов очевидна и доказательству не подлежит.

Кто за кем стоит

Как это было уже сказано ранее, интересы коммерческой организации в суде представляет профессиональный адвокат, очень редко, сам генеральный директор или же главный бухгалтер (смотря, кто из них обладает достаточными навыками в области законодательства).

В тоже время со стороны ФНС, как правило, выступает руководитель того подразделения, за которым закреплена компания. Налоговая Служба практически никогда не прибегает к помощи адвокатов, а самостоятельно отстаивает свои интересы, невзирая на «сложность» иска. Откуда взялось такое правило? Ответ на это достаточно прост.

Предполагается, что сотрудники налоговой (неважно о какой должности идет речь) – это уже юристы по определению. Для того, чтобы работать в ФНС, необходимо иметь за плечами юридическое образование.

Проблема заключается в том, что даже имея на руках «корочку» по соответствующей специальности, этого может быть не достаточно ввиду отсутствия практического опыта судебных разбирательств (если руководитель — новичок).

Что касается более опытных и «матерых» руководителей, то на их веку встречаться в суде с истцами или ответчиками приходилось множество раз. Понимание этой специфики может помочь компаниям выработать стратегию действий, если располагать сведениями о том, кто именно будет выступать со стороны ФНС. В особенности это будет хорошо, если дирекция организации знает лично этого руководителя.

Сильные и слабые стороны ФНС

Если компания подает иск в суд на Налоговую Службу, шансы на удачный исход дела во многом будет зависеть от степени «объективной правоты» истца.

В том случае, если организация игнорировала предписания ФНС, прямо нарушала законодательство, а также распоряжения, которые выпускал Фискальный орган, в силу «незнания», то даже самый опытный адвокат будет не способен что-либо сделать.

Сильной стороной Налоговой Службы является сам факт того, что это – один из ключевых органов государственного управления, который вносит основополагающий вклад в формирование бюджета страны. Судебная система – также является рычагом государственного управления. Имея на руках неопровержимые доказательства виновности юридического лица, дело будет закрыто достаточно быстро.

Если говорить о слабых сторонах ФНС, то здесь нелишним будет сказать пару слов о той политике, которой следует орган в адрес отечественного предпринимательства.

А именно потребность в «накопительстве», сборе максимального количества финансовых отчислений (в том числе штрафов и пеней) могут иметь существенные расхождения с той нормативной базой, на которую ссылается компания, отстаивая свои интересы. Среди наиболее «выигрышных» исков является те, где в основе конфликта лежат вычеты по НДС.

В ходе налоговой проверки инспекторы могут «заподозрить» организацию в том, что она имеет дело с «фирмами однодневками», что позволяет ей «выкачивать» из бюджета компенсацию за уплату налога на добавленную стоимость. На этом этапе опытный юрист может проявить себя в полной мере, доказав, что организация сотрудничает только с проверенными заказчиками и поставщиками, а также то, что она исправно платит налоги с корректно подсчитанной налоговой базы. Наличие неопровержимых доказательств с высокой долей вероятности позволит фирме «выйти сухой из воды», а также затребовать компенсацию морального и финансового ущерба, понесенного в ходе судебных разбирательств.

Как бы то ни было, но ощутимый «перевес» в сторону «победы» ФНС остается и, предполагаем, будет оставаться в будущем. Помимо всего прочего у сотрудников Налоговой Службы есть достаточно широкий инструментарий оценки каждого иска, который поступает к ним со стороны налогоплательщиков.

В частности, существует Федеральный закон от 02.07.2013 № 153-ФЗ, предполагающий порядок решения конфликтных ситуаций еще в досудебной стадии.

Если ФНС, оценив риски, приходит к выводу, что вероятность удовлетворения будущего иска велика, то она может самостоятельно решить все вопросы с налогоплательщиком, как говорится, «между собой», что хорошо как для Службы, так и для компании.

Читайте также:  Расторжение договора подряда по инициативе заказчика или подрядчика в одностороннем порядке: образец уведомления (письма) об отказе исполнения условий и последствия

Более того, сотрудники ФНС, если и оказываются в зале заседания суда, то с максимальной уверенностью в том, что все сложится в их пользу. Также в распоряжении Налоговой есть полный доступ к судебной практике, анализируя которую она также может оценить свои риски.

Если говорить другими словами, то с ФНС «бороться» можно и нужно только в том случае, если правота налогоплательщика очевидна – именно здесь и только здесь есть шансы на успех. Во всех остальных ситуаций, в том числе и спорных – лучше до суда дело не доводить. Скорее всего, проиграете.

Пару слов об адвокатах

В том случае, когда конфликт все-таки дошел до необходимости подать иск на ФНС, налогоплательщику важно отнестись к выбору адвоката, который будет защищать его интересы, очень ответственно. Желательно, чтобы в его профессиональной практике были как раз те дела, где он непосредственно сталкивался с Налоговой Службой.

Понимание специфики таких разбирательств, а также сильные познания в области права могут благотворно сказаться на исходе судебного процесса. Если у вас нет таких знакомых, то обращаться «к кому попало» может стать себе дороже. В этом случае, лучше «поспрашивать» у знакомых, дабы подготовиться к суду максимально основательно.

Выводы

На основании вышеизложенного анализа мы приходим к выводу, что текущая практика «выяснения отношений» в суде между налогоплательщиком и сотрудниками ФНС оставляет желать лучшего. Каких-то существенных шансов выиграть дело у коммерческих организаций практически не наблюдается.

Вообще складывается такое впечатление, что ФНС иногда «намеренно» проигрывает дела, дабы не выглядеть совсем уж «неуязвимыми». Разумеется, это достаточно огульное убеждение, однако впечатление остается именно такое.

Возможно, они (сотрудники ФНС) рассчитывают в заведомо проигрышных делах на некую «удачу», некомпетентность истца или ответчика, может быть, рассчитывают на свой статус ключевого государственного учреждения. Не понятно.

Компаниям важно знать только одно: лишний раз с ФНС лучше «не ругаться» и идти в суд надо только в том случае, если все говорит о вашей правоте. В крайнем случае, вопрос может решиться в досудебном порядке.

Ошибки следователя: когда прекратят дело о неуплате налогов — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Предприниматели должны платить налоги. Но еще им не помешает знать, как расследуются дела об уклонении от уплаты налогов. Ведь о необоснованном уголовном преследовании бизнесменов много лет говорят многие чиновники, правозащитники, адвокаты, включая высших должностных лиц государства. «Фундамент» уголовного дела – обвинительное заключение. Если в нем есть существенные недочеты, то дело могут вернуть на доследование или даже прекратить. Неверные расчеты, неправильные документы, формальные постановления – юристы рассказали о самых частых ошибках следствия.

  • Следователь завершает предварительное следствие и направляет материалы дела руководителю следственного подразделения, чтобы согласовать обвинительное заключение. Здесь дело может быть возвращено следователю (например, для устранения нарушений, дополнительных следственных действий). 
  • Если обвинительное заключение согласовали, то оно направляется прокурору. Он может вернуть его следователю или утвердить обвинительное заключение и направить дело в суд. 
  • Суд может вернуть дело прокурору, чтобы тот передал его следователю.

Ее нужно указать точно. Согласно новой ст. 199 УК от 1 апреля 2020 года, неуплата налогов в крупном размере – это более 15 млн руб. в пределах трех финансовых лет подряд, а в особо крупном – более 45 млн руб. Предыдущая редакция содержала еще и относительный критерий. Крупным размером считалось более 5 млн руб. в течение трех финансовых лет подряд, если доля неуплаченных налогов больше 25% общей суммы, подлежащей выплате, или более 15 млн руб., а особо крупным – более 15 млн, если это больше 50% общей суммы к выплате, или более 45 млн руб.

Если сумму ущерба определили неверно, то это повод вернуть дело на «досудебной» стадии, говорит партнер АБ Федеральный рейтинг.

группа Уголовное право 14место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 48место По выручке Профайл компании
Кирилл Махов.

По его словам, встречаются неверные расчеты, проведенные в ходе экспертизы, или технические ошибки, когда в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого фигурирует одна сумма, а в судебных экспертизах и в ходе предварительного следствия – другая цифра.

Периоды проверок

По словам Никиты Роженцова из Федеральный рейтинг.

группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) Профайл компании
, неправильное определение времени – это одна из главных ошибок следствия в доказывании. «Например, для налоговых преступлений имеет значение та сумма налога, которая не была уплачена в течение трех финансовых лет подряд», – подчеркивает юрист.  

Как правило, в ходе проверок охватываются последние 3–5 лет, что не создает предпосылок освободить от ответственности за истечением сроков давности, отмечает Александр Иноядов из BMS Law Firm.

По его словам, наказание в виде реального лишения свободы можно получить за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 199 УК, относящееся к категории тяжкого.

А если лицо впервые привлекается к уголовной ответственности, оно может избежать наказания, если возместит неуплаченные налоги, начисленные пени и штрафы. 

Но некачественно проведенное следствие иногда может привести к прекращению дела по срокам давности, возражает Иван Спиридонов из Бюро адвокатов Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (включая споры) группа Страховое право группа Уголовное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Финансовое/Банковское право группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство 12место По количеству юристов 14место По выручке 19место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
. Это возможно, если подтвержденная сумма ущерба в ходе расследования окажется ниже 45 млн руб., учитывая то, что процессуальные и все необходимые налоговые проверки длятся очень долго, поясняет Спиридонов.

Документальные доказательства

Разные документы могут подтверждать наличие или отсутствие признаков преступления (в зависимости от обстоятельств дела).

Часто их берут из материалов налоговой проверки, рассказывает партнер АК Региональный рейтинг.
Михаил Колесников.

При этом многие бумаги предоставляет сам налогоплательщик в попытках доказать реальность и адекватность своих экономических «маневров», уточняет эксперт.

В этом сюжете

Некоторые документы обязательны для квалификации преступления. Например, в случае возмещения НДС это не только декларация, но и заявление о возвращении суммы на расчетный счет.

Если налогоплательщик не подал заявление, то невозможно говорить даже о покушении на хищение бюджетных средств, уверяет Колесников: «Ведь он не совершил всех зависящих от него действий, чтобы получить заветную сумму».

В то же время, добавляет адвокат, в следственной практике есть случаи, когда в материалах дела заявлений нет, но налогоплательщику вменяют покушение на мошенничество (если налоговый орган отказал в возмещении). 

В некоторых случаях бумаг может и не быть. «Если нет первичных документов, например фиктивных договоров, то это отнюдь не большая проблема для налоговых органов и следствия, – делится Роженцов. – Наоборот, отсутствие «первички» может лишь ухудшить положение налогоплательщика и подтвердить нереальность хозяйственной операции».

Если же документы важны для доказывания, но их нет, то следственные органы могут обойтись и без них. По словам Махова, следователи много раз допрашивают одних и тех же свидетелей, которые рассказывают об этих документах.

Если в деле не хватает неких фиктивных, по версии следствия, бумаг, то следствие иногда может «поставить это на вид обвиняемому».

Мол, он «для сокрытия своих преступных действий дал указание неустановленным лицам уничтожить фиктивные документы», предупреждает адвокат.

Вина

Главная цель – установить умысел в совершении налогового преступления. Роженцов приводит пример: подставные лица (фирмы-однодневки) используются обычно умышленно, поэтому задача следственных органов – выявить и доказать это.

Читайте также:  Возмещение потерь: как согласовать и взыскать

В то же время к уголовной ответственности будет практически невозможно привлечь, если спорная компания является контрагентом второго или третьего звена и не установлено, что именно налогоплательщик контролирует однодневку, уточняет Роженцов.

Другие частые ошибки перечислил Спиридонов из «Де-юре»:

  • дело возбуждено преждевременно, постановление о возбуждении дела носит формальный характер, а процессуальные проверки проводятся некачественно. Такие дела часто прекращаются, если позже выяснилось, что предприятию дали право на реструктуризацию задолженности в бюджет;
  • в материалах дела четко не указан привлекаемый субъект;
  • налоговый орган, когда направляет материалы в правоохранительные органы, не сообщает, что организация открыла новые счета в банках или что руководство частично гасит задолженность;
  • следователи допрашивают налогового инспектора в качестве свидетеля, а не специалиста (хотя он не может свидетельствовать о совершенном преступлении).

В 2017 году в ст. 199 УК внесли прим. 2, которое освобождает от уголовной ответственности лицо, которое впервые совершило преступление, если организация (или само это лицо) полностью уплатила суммы недоимки, пеней и штраф. Это помогло законно прекратить 2/3 возбужденных дел по налоговым преступлениям, вспоминает Спиридонов: «Так что заплатите налоги и спите спокойно».

Почему суды возвращали дела прокурору

В обвинительном заключении должны быть долги по каждому налоговому периоду. Дело нужно подготовить для гражданского иска (например, конкретизировать ущерб по видам бюджета).

Недостаточно подробное заключение городской суд не принял к производству. С этим согласился Ярославский областной суд. В деле № 22-478/2020 А. Елистратова обвиняли в уходе от налогов на 56,4 млн руб. путем включения заведомо ложных сведений в налоговые декларации по налогу на ДНС и прибыль.

Согласно заключению, декларации надо было подать «не позднее 28 числа каждого из трех месяцев, следующих за истекшим налоговым периодом». Особо крупный размер следователи посчитали в пределах трех финансовых лет подряд с 1 января 2012 года по 28 марта 2015-го.

Также они не конкретизировали суммы ущерба по бюджетам (федеральному и региональному).

Городской суд решил, что этого недостаточно. Он указал, что суммы ущерба не разнесли по бюджетам, а это не позволяет рассмотреть по существу гражданский иск [о взыскании ущерба]. Также неизвестны налоговые периоды по каждому из вменяемых налогов. 

Прокурор не согласился с замечаниями и обжаловал постановление первой инстанции о возвращении дела. Он указал, что налоговые периоды указаны в выводе эксперта, который приводится в обвинительном заключении. Кроме того, как настаивал прокурор, уточнять суммы ущерба по бюджетам на этом этапе необязательно.

Это не нарушает права обвиняемого на защиту и не мешает рассмотреть уголовное дело по существу. Ведь суммы ущерба по бюджетам определяет налоговое законодательство, а их можно уточнить «в ходе судебного следствия путем допроса представителей налогового органа и исследования других письменных доказательств».

Но облсуд согласился с городским судом, что нарушения существенные: они не позволяют постановить приговор и нарушают право обвиняемого на защиту.

Московский городской суд подтвердил законность постановления Люблинского районного суда, вернувшего уголовное дело С. Новикова, которого обвиняли в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (точная сумма в судебном акте не указана). По версии следствия, для преступных целей Новиков использовал две фирмы-однодневки, которым перечислял средства по фиктивным договорам.

Но в обвинительном заключении не говорилось, сколько денег прошло по этим сделкам. Это стало поводом для райсуда вернуть дело. Поскольку нет конкретной суммы, нельзя и провести судебно-бухгалтерскую экспертизу, сочла первая инстанция.

Прокурор обжаловал такое решение. Он указывал, что судебно-бухгалтерская экспертиза не нужна, потому что сумма неуплаченных налогов определена в решении ИФНС, которое Новиков не оспаривал. Если в обвинительном заключении не указано, сколько получили две однодневки, то это не мешает суду назначить экспертизу, а гособвинитель может изменить обвинение, написал в своей жалобе прокурор.

Но Мосгорсуд это не убедило. Он оставил акт нижестоящей инстанции без изменений (дело № 01-0097/2019).

Суд вернул в прокуратуру дело В. Зорина, которого обвиняли в неуплате НДС за 2012–2014 годы в особо крупном размере (точная сумма в судебном акте не указана). Но следствие не установило время совершения преступлений. В обвинительном заключении указывалось лишь время предоставления в налоговый орган деклараций за каждый налоговый период.

«По закону момент окончания преступления – это фактическая неуплата налогов в срок, который установлен налоговым законодательством», – указали две инстанции. Суды напомнили, что подача декларации с заведомо ложными сведениями – это только способ избежать уплаты налогов. И его нельзя расценить как оконченное преступление. С такими выводами дело № 10-3105/2019 вернули в прокуратуру.

В ГД внесли законопроекты о QR-кодах в общественных местах 12:56 Последние новости коронавирусных запретов 20:24Путин подписал указ о помощи ДНР и ЛНР 18:30 Резник разъяснил «двойную ответственность» адвокатов
18:16ВС решал, можно ли подарить линию электропередачи 16:44Суд признал законным взыскание с Абызова 2,2 млрд рублей 16:36Фигурант дела «Зимней Вишни» пожаловался в КС 15:30Адвокат Павлов* появился в базе розыска МВД 14:34Путин вывел Карелию из числа приравненных к Крайнему Северу территорий 14:28СКР выясняет обстоятельства убийства адвоката в Казани 13:38Ростуризм пояснил, как возместить ущерб при ликвидации туроператора 13:28Мосгорсуд продолжает расследование дела израильтянина о хищениях в Москве 13:26Издателя «Медиазоны»* Верзилова* объявили в розыск 12:47В Госдуме предложили новое условие для признания НКО иноагентом 12:36 Набиуллина пообещала резко повысить штрафы за скрытые комиссии и навязывание условий
12:18ВС отменил решение кассации, принятое одним судьей 12:11Журналистов французской службы RT задержали на польско-белорусской границе 10:53Rambler отказался от мирового соглашения с «Яндексом» по товарному знаку 9:53 В Совфеде предложили наказывать за недопуск газовиков в квартиру
9:33Мошенники придумали схему обмана со «звуковым двойником» 9:23Региональные власти намерены влиять на зарплату на всех частных предприятиях 9:04В Якутии судья, пристав и сотрудник ФСБ задержаны на охоте 8:28Обзор СМИ за 15 ноября 8:26В России могут заблокировать более 50% корпоративных sim-карт 19:20Заказчица взыскала 2,9 млн руб. за задержку с поставкой мебели 18:40Прокуратура обвиняет «Мемориал» в оправдании экстремизма и терроризма 18:31Голикова сравнила сертификат о вакцинации по важности с паспортом 18:25ВС рассказал, когда председатель суда достоин «частника» 18:15В Дагестане возбудили дело об убийстве имама 17:45ВС рассказал, когда можно не платить за аренду 17:24Суд приговорил предпринимателя из списка Титова к 7 годам лишения свободы 17:21Обзор ВС: как считать срок для возврата переплаты по страховым платежам 17:17 Блогеру Хованскому назначили психиатрическую экспертизу
17:09ВС закрепил правила «налоговой реконструкции» в своем обзоре 16:41 Иностранные инвесторы выигрывают 89% споров 16:23Суд вернул дело Элджея о пропаганде наркотиков 16:12Мировой лидер Legal Tech назвал обладателей престижной отраслевой премии Changing Lawyer 15:54Суд оправдал экс-министра здравоохранения Саратовской области 15:47ФАС подготовит меры по стабилизации цен на топливо 15:16Арестант оспорил отказ ФСИН в проведении МРТ в заключении 15:06В Подмосковье задержали полицейского, выстрелившего в дочь 14:21Адвоката арестовали за съемку в отделе полиции 13:56Конституционный суд Коми упразднят 1 февраля 2022 года 13:36Суд вынес приговоры за хищение 404 млн руб. на космодроме «Восточный» 13:16ВС разбирался, кто заплатит за ликвидацию незаконной свалки 13:11 ФСИН просит суд назначить Соболь реальные исправработы за плохое поведение
12:47Первый регион в России начнет выдавать QR-коды для непривитых 12:21Члены СПЧ намерены обсудить с Путиным пытки в колониях, иноагентов и Зуева 11:56Суд оштрафовал циркача за выгул тигренка 11:41В Москве начали фиксировать нарушения ПДД с помощью патрульных машин 11:34ВС отказался признать приватизацию «БСК» 11:32Минюст уточняет в ГПК порядок оплаты в суде переводчикам и экспертам 11:00Приговоренная к смерти добилась компенсации в Японии 10:57Минфин планирует освободить семьи с детьми от налога с продажи жилья 10:23 Право в мире: адвокаты против рецидивов и расизм в банкротстве
10:22Депутат ГД: вопрос о признании российской вакцины России и ЕС будет решен в начале 2022 года 9:55Суд отказал экс-главе «Роснефти» в иске против Ротшильдов 9:46МВД объявило в розыск основателя Gulagu.net 13:55Возбуждено дело из-за утечки данных о рейсе Навального

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *