Людмила новоселова о «праве изобретателя» пиленко

Первые российские законы о патентном праве – Высочайший манифест от 17 июня 1812 г. и Положение о привилегиях на изобретения от 22 ноября 1833 г. были отражением проприетарной концепции, но при этом не содержали обязанности государственной власти выдать привилегию просителю.

Закон от 30 марта 1880 г., носящий процедурный характер, устранил этот недостаток, после чего, по словам А.А. Пиленко, “выдача привилегий из свободной законодательной функции превращается в связанную подзаконную деятельность административного органа”.

Наиболее совершенным актом, построенным на принципах признания исключительного права, считается Положение о привилегиях на изобретения и усовершенствования от 20 мая 1896 г. (в Своде Законов нормы этого Положения были расположены в т. XI ч. 2 в виде ст. ст. 198.1 – 198.31 Устава о промышленности).

Положение 1896 г. при всей своей прогрессивности так определяло регулируемые отношения: “Для ограждения права исключительного пользования изобретениями и усовершенствованиями, сделанными в области промышленности, могут быть испрашиваемы установленным порядком привилегии” (ст. 1).

По существу же, по Положению 1896 г. условием патентоспособности изобретения или усовершенствования объявлялась существенная новизна (ст. 3) и, видимо, промышленная применимость (п. 5 ст. 29).

Различия между изобретениями и усовершенствованиями не проводилось. Патентным ведомством определялось Министерство торговли и промышленности. Просителю при принятии прошения выдавалось охранительное свидетельство (ст. 7).

Правовые последствия выдачи охранительного свидетельства заслуживают внимания (наступала так называемая условная защита изобретения на случай удовлетворения прошения о привилегии): “С получением охранительного свидетельства проситель может, не теряя прав на получение привилегии, делать сообщения и публикации об изобретении или усовершенствовании, производить оному публичные испытания, приводить его в исполнение, а также уступать свои права на получение привилегии и предупреждать посредством частных и нотариальных заявлений лиц, нарушающих его права, о том, что в случае выдачи привилегии они могут подлежать ответственности по суду за нарушения, совершенные в течение времени со дня публикации о выдаче охранительного свидетельства до дня подписания патента на привилегию” (ст. 8).

Срок действия патента отсчитывался с даты его выдачи: привилегии выдавались “по желанию просителей на срок не более пятнадцати лет, считая со дня подписания патента” (ст. 16). Но срок действия исключительного права начинался с даты публикации о выдаче охранительного свидетельства (ст. 22). Поэтому в тех условиях охранительное свидетельство было совершенно необходимо.

Дело о выдаче привилегии рассматривалось Комитетом по техническим делам при Отделе промышленности Министерства торговли и промышленности (ст. 11). По старому законодательству критерием для выдачи привилегии была целесообразность (“польза”) (по словам А.А. Пиленко, “необходимо было изобретать в том направлении, которое было покровительствуемо правительством”).

Окончательно этот критерий был отменен как раз Положением 1896 г.: решая вопрос о выдаче привилегии, Комитет не вправе был входить “в обсуждение вопросов о пользе или выгоде изобретения или усовершенствования” (ст. 13).

Однако даже в Положении 1896 г.

сохранилось требование обязательного эксплуатирования привилегий: обязанность лица, получившего привилегию, не позже как в течение пяти лет с момента подписания патента привести в действие свое изобретение под угрозой утраты патента (ст. 24).

Содержание исключительного права на изобретение или усовершенствование определялось следующим образом: “Получивший привилегию имеет право исключительного пользования указанным в ней изобретением или усовершенствованием в течение всего срока действия привилегии и вследствие того может:

  • приводить в исполнение изобретение или усовершенствование, принимать меры к его распространению и дозволять другим пользование оным;
  • отчуждать самую привилегию на весь срок ее действия или на часть сего срока
  • преследовать по суду самовольное пользование его правами по привилегии и всякое иное нарушение сих прав со дня публикации о выдаче охранительного свидетельства, а также искать удовлетворения в понесенных от того убытках” (ст. 22).

Процедуры оспаривания и обжалования:

  • до рассмотрения по существу дела о выдаче привилегии от третьих лиц принимались возражения об отсутствии новизны объекта или заявления о присвоении авторства. В первом случае от просителя истребовались объяснения, а затем разбор возражений и объяснений проходил при рассмотрении по существу дела о выдаче привилегии. Во втором случае в связи с наличием спора о праве “дело о выдаче привилегии прекращается и сторонам предоставляется обратиться к суду” (ст. 10);
  • обжалование просителем решения Комитета по техническим делам (в первую очередь, конечно, об отказе в выдаче привилегии) происходило в административном порядке (ст. ст. 18, 19);
  • признание выданной привилегии недействительной полностью или в части допускалось только в судебном порядке и только в течение двух лет “со дня подробного обнародования привилегии”. По истечении этого срока признание привилегии недействительной допускалось только “по приговору уголовного суда в случае возбуждения уголовного преследования” (ст. 26).

В отношении таких объектов, как промышленный образец (в современной терминологии), вплоть до революции действовало Положение о праве собственности на фабричные рисунки и модели от 11 июля 1864 г.

Обособленность права на промышленный образец от патентного права существовала очень долгое время и объяснялась дискуссионностью вопроса об охране объектов авторского права средствами патентного права, о возможности “к художественным произведениям прикладного искусства применять положение о чистом искусстве”, о двойной охране и т.п.

В проекте Гражданского уложения планировалось сделать главу “Право на изобретение”, состоящую всего из трех статей.

В разъяснениях Комиссии по составлению проекта содержалось объяснение, почему в Гражданское уложение в принципе “неудобно” включать весь свод патентного права (в тот момент это было свежее Положение от 20 мая 1896 г.

): “…оно содержит в себе много таких правил, которые не относятся к материальному гражданскому праву”.

Давать извлечения из свода патентного права тоже неправильно: многое пришлось бы оставить в специальном законе “и таким образом цельное законоположение было бы разделено на две части”. Но и совсем не упомянуть в Гражданском уложении “о праве изобретателя, составляющем один из видов имущественных прав” тоже нельзя.

В результате предлагалось сохранить целиком специальный патентный закон, а в общегражданском кодифицированном акте поместить только несколько статей самого общего характера, характеризующих исключительное право на изобретение.

Право на промышленный образец (фабричные рисунки и модели) в составе норм, посвященных промышленной собственности, проектом Гражданского уложения не рассматривалось.

Формирование идей в области защиты интеллектуальной собственности

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:

Реферат*

Код 317168
Дата создания 08 июля 2013
Страниц 22
Мы сможем обработать ваш заказ 23 ноября в 12:00 [мск] Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.

Оглавление Введение 1.Истоки возникновения потребности в защите изобретений 2.Возникновение идеи облигаторных патентов на изобретения 3.Формирование идеи международной защиты прав изобретателей 4.Заимствование западных идей о защите изобретателей в России 5.Постреволюционная Россия: идея национализации интеллектуальной собственности Заключение Список использованной литературы:

Формирование идей в области защиты интеллектуальной собственности.

Относительно же монополизирования, привилегия не содержит ни слова: в ней нет и намека на то, что другим запрещается фабриковать шишаки того же типа.

А между тем de facto достигалось чисто монополистическое положение: цеховые не смели работать таких же шишаков потому, что они не были предусмотрены регламентами; а нецеховые — потому, что им вообще запрещено было касаться не делегированного им droit de travailler. Итак, мы получаем важный результат.

В средние века при цеховой организации достаточно (и необходимо) было разрешать фабрикацию изобретения и не было надобности еще и запрещать подражания. Разрешение есть первичный и главный момент средневековой привилегии.

Различие между современными, только ргоhibitiv'ными привилегиями и указанными permissiv'ными старыми монополиями может быть лучше всего объяснено на следующем примере.

Еврей, получивший привилегию на способ разработки платиновых залежей, имеет, по современной конструкции, только право запретить всем и каждому пользование патентованным способом; поэтому он не мог бы сослаться на эту привилегию и сказать: государство разрешило мне применять этот способ; в черте еврейской оседлости нет платиновых месторождений; ergo, государство implicite дозволило мне жить там, где имеются залежи платины. В XVIII же веке такое рассуждение признавалось правильным, и поэтому в выдаваемых привилегиях делались оговорки, которые ныне кажутся сами собой разумеющимися: «Еврей, пользующийся данной привилегией, не должен, однако, ссылаться на нее и проживать в таких частях государства, где это ему запрещено местными законами». Австрийская привилегия 1755 г. Таким образом, выражаясь в формах современной терминологии, мы можем сказать, что средневековые привилегии имеют — в связи с цеховой организацией — преимущественно положительное (permissiv'нoe) содержание. Всякую привилегию выданную в ответ на требование заинтересованного лица в дальнейшем станут называть привилегией выданной по облигаторному принципу.2.Возникновение идеи облигаторных патентов на изобретенияКак известно, история в области защиты интеллектуальной собственности началась с факультативных привилегий: правительства милостиво соизволяли, чтобы данный автор был защищаем от контрафакции; соответствующая книга печаталась «aves privilege du Roy». Очень часто было даже трудно различить, дана ли привилегия писателю как автору, или – издателю как технику. Две родственные области были плохо дифференцированы. Но литература стала развиваться быстрее, чем техника, и поэтому к концу XVIII века авторы уже заговорили об облигаторном принципе.Где и когда появились первые облигаторные патенты на изобретения?Проанализировать уровень народного правосознания и определить момент, когда впервые, вместо мысли: отказ в выдаче данной привилегии был бы нецелесообразностью и несправедливостью» — появилась мысль: «такой отказ был бы правонарушением» почти невозможно. Но имеющийся скудный материал позволяет заключить, что в конце XVIII века не менее как в трех государствах уже начинает формулироваться облигаторный принцип. При этом в Соедененных Штатах и Англии этот процесс совершается бессознательно, а во Франции – сознательно и намеренно. Во Франции существовал закон (14 июля 1787 г.), который определял права рисовальщиков узоров для материй: «Необходимо, чтобы они были уверены в возможности обеспечивать свои права, а поэтому отныне всякий рисовальщик, исполнивший определенные формальности будет получать защиту». Достаточно было перенести эту идею на изобретения, чтобы получить чистую форму облигаторного патента. Это и было сделано в Законе об авторском праве и о праве изобретателя (7 января 1791 г.), который, следовательно только формулировал в ясной форме идею, назревшую во Франции раньше, приблизительно в 80-х гг. XVIII века. Период развития патентного права, характеризующийся появлением облигаторного принципа, начинается приблизительно в одно и тоже время (конец XVIII века), в трех государствах (Франция, Англия и С.Штаты) без всякого влияния одной страны на другую. В остальных европейских государствах период облигаторных патентов начинается в XIX веке, в различное время: позднее всего в Пруссии и России (конец 60-х). Раньше других перешли к облигаторной конструкции государства, заимствовавшие основные начала патентного права у Франции: королевство обеих Сицилий (Декрет Иоахима Наполеона, 2 марта 1810 г.), Испания (Декрет 27 марта 1826 г.), Бельгия (закон 24 мая 1854 г.). Позднее же начинается период в государствах германской цивилизации: в Австрии (закон 15 августа 1832 г., а может быть и только закон 11 января 1897 г.), Пруссия (до издания закона 1877 г.), Швеция (до 1884 г.) и т.д. Родиной патентного права, т.е. права, в силу которого патент выдается в обязательном порядке при соответствии объекта критериям патентоспособности, справедливо признается Франция с ее патентным законом от 7 января 1791 г.3.Формирование идеи международной защиты прав изобретателейПараллельно с национальными патентными законами шло формирование международно-правового механизма охраны изобретений.История международной защиты изобретателей относится ко второй половине XIX века, поскольку защита прав изобретателей внутри государства началась примерно в конце XVII века. Первые зачатки идеи о защите прав именно в международных отношениях относятся к 40-м гг. XIX века, и несли отрицательный характер.В середине XIX века защита прав изобретателей была ущербна именно в той части Европы, где раньше всех стала развиваться международная торговля. Я имею в виду немецкий торговый союз Zollverein, созданный в 40-х гг. Государства, входившие в его состав, пришли к убеждению, что существуют некоторые принципиальные противоречия между основными принципам их соглашения и фактом существования сепаратных немецких патентов, действующих на территории только одного данного государства. Частная монополия создавала помехи для свободного развития торговли между странами союза. Ликвидировать эти помехи стоило больших усилий.Поэтому почти сразу же после создания союза Zollverein руководящие его члены стали изыскивать средства для регулирования торговых конфликтов. Первым средством стало заключение договора 21 сентября 1842 г., вступившего в силу в июне 1843 г… Согласно ст.III этого договора, «стороны обязывались не выдавать таких патентов, коими гарантировалось бы изобретателю исключительное право: ввозить патентованный продукт (пункт а), продавать, распространять (б), или употреблять его (с) на данной территории». То есть, «патентодержатель сохранял исключительное право изготовлять данный продукт на данной территории, — но ему не дозволялось каким бы то ни было образом восстановлять принцип внутренних таможенных границ: прямо ли запрещая ввоз или косвенно, преследую тех, кто желал торговать ввезенными патентованными товарами».Соглашение 1842 г. Имело лишь временный, паллиативный характер, поскольку оно хотя и достигало своей непосредственной цели, но очень дорогой ценой. Это соглашение совершенно обесценивало те патенты, которые продолжали выдаваться в отдельных государствах союза ZollvereinСоглашение 1842 г. Могло иметь некоторое жизненное значение, если бы оно – в виде эквивалента за отнятое право исключительного ввоза – устраивало изобретателям какие-нибудь облегчения в процедуре выдачи патентов. Но ничего подобного в соглашении 1842 г. Не имелось. Наоборот, оно даже подчеркивало противоположную тенденцию. Статья V, например, гласила : «Выдача патента в одном из союзных государств ни в коем случае не должна быть рассматриваема как довод в пользу права патентодержателя получить привилегию и в других государствах». При таком враждебном отношении к изобретателям соглашение 1842 г. Не могло дать плодотворных результатов и должно было или уничтожить патенты или погибнуть в борьбе с ними. История остановилась. В конце концов, на втором решении.Но общественное правовоззрение должно было разобраться в вопросе о самом существе патентного права. Справедливо ли защищать изобретателей? Нужны ли патенты? Нельзя ли заменить их чем-то другим?И только тогда, когда эти вопросы были разрешены в положительном смысле, только тогда началась серьезная разработка международного патентного права.С середины 70-х гг. противопатентное движение постепенно теряет свою силу, и считать его законченным можно 20 марта 1883 года, когда была заключена Парижская конвенция по охране промышленной собственности. В настоящее время содержание конвенции – в тех ее частях, которые касаются патентного права – может быть перефразировано следующим образом: «Одинаково воодушевленные желанием обеспечить, по взаимному согласию, полную и действительную защиту промышленности и торговли своих подданных, а так же желанием усилить охрану прав изобретателей…» одиннадцать государств заключили «Союз для защиты промышленной собственности». Эти одиннадцать государств были: Бельгия, Бразилия, Испания, Франция, Гватемала, Италия, Голландия, Португалия, Сальвадор, Сербия и Швейцария.Заключение Парижской конвенции явилось знаковым моментом для развития и претворения в жизнь законов о защите прав изобретателей.Для того, чтобы закончить настоящую главу, остается осветить вопрос о том положении, которое заняла по отношению к конвенции 1883 г. Россия.Россия не примкнула к конвенции 1883 г. И на вопрос почему она приняла такое решение мне хотелось бы ответить словами выдающегося патентоведа Александра Александровича Пиленко «никто никогда не сумеет объяснить, почему Россия не примкнула к этой конвенции. Политика России в данном вопросе полна самых необъяснимых противоречий и недоразумений».Немного позже были приняты Бернская конвенция «Об охране литературных и художественных произведений» 1886 г. (последняя редакция 1971 г.) и Всемирная Женевская конвенция «Об авторском праве» 1952 г. (последняя редакция 1971 г.). На сегодняшний день в конвенции участвуют более 80 стран. Еще позже Стокгольмская конференция 1967 г., учредила Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС).4.Заимствование западных идей о защите изобретателей в РоссииПроцесс формирования института интеллектуальной собственности в России происходил параллельно с западноевропейскими государствами. До воцарения Петра I в России не существовало ничего похожего на западно-европейские «привилегии». Это является вполне естественным, потому как промышленность доимператорской Руси находилась в зачаточном состоянии, не допускавшем даже возникновения вопроса о защите технических новинок.

Читайте также:  Что контролировать юристу компании во время визита налоговиков

Список использованной литературы 1.Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М..Интеллектуальная собственность. Законодательство и практика применения, 2006 2.Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации, 2003 3.Дрешер Ю.Н..Организация патентно-лицензионной деятельности и авторское право, 2004 4.Интеллектуальная собственность в России и ЕС. Правовые проблемы. Под редакцией М. М. Богуславского и А. Г. Светланова, 2008 5.Карпова Н.Н. «Правовая защита и коммерческая реализация интеллектуальной собственности в России», ЗелО, 1996г. 6.Карцхия А.А.Права на результаты интеллектуальной деятельности (часть 4 раздел VII ГК РФ), 2008 7.Козырев А.Н. «Оценка интеллектуальной собственности», Экспертное Бюро-М, 1997г. 8.Корчагин А.Д.«Как защитить интеллектуальную собственность в России», ИНФРА-М 1995г. 9.Пиленко А.А. Право изобретателя. 2-е издание, испр. И доп. М.: Статус, 2005, 779 с. 10.Сергеев А.П. «Право интеллектуальной собственности в российской федерации», учебник, «Проспект», 1996г. 11.www.businesspravo.ru Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.

* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала.

Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации.

Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.

Законодательство СССР и РСФСР о техническом творчестве

Пиленко А.А. Указ. соч. С. 154.

Содержание исключительного права на изобретение или усовершенствование определялось следующим образом: «Получивший привилегию имеет право исключительного пользования указанным в ней изобретением или усовершенствованием в течение всего срока действия привилегии и вследствие того может: 1) приводить в исполнение изобретение или усовершенствование, принимать меры к его распространению и дозволять другим пользование оным; 2) отчуждать самую привилегию на весь срок ее действия или на часть сего срока и 3) преследовать по суду самовольное пользование его правами по привилегии и всякое иное нарушение сих прав со дня публикации о выдаче охранительного свидетельства, а также искать удовлетворения в понесенных от того убытках» (ст. 22).

Читайте также:  Работник не вернул имущество компании. как взыскать с него ущерб в полном объеме

Процедуры оспаривания и обжалования:

-до рассмотрения по существу дела о выдаче привилегии от третьих лиц принимались возражения об отсутствии новизны объекта или заявления о присвоении авторства.

В первом случае от просителя истребовались объяснения, а затем разбор возражений и объяснений проходил при рассмотрении по существу дела о выдаче привилегии.

Во втором случае в связи с наличием спора о праве «дело о выдаче привилегии прекращается и сторонам предоставляется обратиться к суду» (ст. 10);

-обжалование просителем решения Комитета по техническим делам (в первую очередь, конечно, об отказе в выдаче привилегии) происходило в административном порядке (ст. ст. 18, 19);

-признание выданной привилегии недействительной полностью или в части допускалось только в судебном порядке и только в течение двух лет «со дня подробного обнародования привилегии». По истечении этого срока признание привилегии недействительной допускалось только «по приговору уголовного суда в случае возбуждения уголовного преследования» (ст. 26).

В отношении таких объектов, как промышленный образец (в современной терминологии), вплоть до революции действовало Положение о праве собственности на фабричные рисунки и модели от 11 июля 1864 г.

Обособленность права на промышленный образец от патентного права существовала очень долгое время и объяснялась дискуссионностью вопроса об охране объектов авторского права средствами патентного права, о возможности «к художественным произведениям прикладного искусства применять положение о чистом искусстве», о двойной охране и т.п. .

———————————

См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. Серия «Классика российской цивилистики». М.: Статут, 2002. С. 289 — 290; Канторович Я.А. Указ. соч. С. 239 — 265.

В проекте Гражданского уложения планировалось сделать главу «Право на изобретение», состоящую всего из трех статей.

В разъяснениях Комиссии по составлению проекта содержалось объяснение, почему в Гражданское уложение в принципе «неудобно» включать весь свод патентного права (в тот момент это было свежее Положение от 20 мая 1896 г.): «…оно содержит в себе много таких правил, которые не относятся к материальному гражданскому праву».

Давать извлечения из свода патентного права тоже неправильно: многое пришлось бы оставить в специальном законе «и таким образом цельное законоположение было бы разделено на две части». Но и совсем не упомянуть в Гражданском уложении «о праве изобретателя, составляющем один из видов имущественных прав» тоже нельзя.

В результате предлагалось сохранить целиком специальный патентный закон, а в общегражданском кодифицированном акте поместить только несколько статей самого общего характера, характеризующих исключительное право на изобретение .

———————————

Гражданское уложение. Проект. Т. 1. С. 1205.

Право на промышленный образец (фабричные рисунки и модели) в составе норм, посвященных промышленной собственности, проектом Гражданского уложения не рассматривалось.

Первым актом советской власти в сфере патентного права является Декрет СНК РСФСР от 30 июня 1919 г. «Об изобретениях (Положение)» .

———————————

СУ РСФСР. 1919. N 34. Ст. 341.

Декрет не содержал ни понятия изобретения, ни процедуры выдачи патента, ни других норм, которые можно было бы ожидать исходя из его названия.

Главной целью издания данного акта было утверждение, что всякое изобретение, признанное полезным Комитетом по делам изобретений (уже существовал специальный орган!), может быть объявлено достоянием РСФСР (ст. 1).

При этом о конфискации патента речь не шла: «Изобретения, признанные полезными, объявляются достоянием РСФСР или по соглашению с изобретателем, или, в случае несостоявшегося соглашения, принудительно за особое вознаграждение, не подлежащее налоговому обложению» (ст. 3).

Декрету было не чуждо разграничение личного неимущественного и исключительного права изобретателя: «Авторское право на изобретение сохраняется за изобретателем и удостоверяется авторским свидетельством, выдаваемым изобретателю Комитетом по делам изобретений» (ст. 4).

Однако Декрет отрицал возможность перехода к третьему лицу права на получение патента (ст. 6).

Значение Декрета от 30 июня 1919 г. видится в том, что в нем был намечен такой критерий изобретения, как полезность, а также в том, что были намечены условия выдачи изобретателю вместо патента авторского свидетельства. И то, и другое положение немного позднее — с 1930-х гг. станут яркими чертами советского патентного права.

Возросшая роль государства, что тоже может быть названо чертой советского права, выразилась в упоминании секретных изобретений («не подлежат патентованию за границей, передаче третьим лицам или вообще разглашению» — ст.

2) и в национальном приоритете («всякое изобретение, совершенное на территории Российской Республики, должно быть заявлено в России, прежде чем оно будет заявлено в других странах» — ст. 5).

Период нэпа

Отношение к «индивидуальной собственности на мысли (как авторские, так и изобретательские)» в среде революционно настроенных советских юристов было отрицательным. Глава новой воинствующей школы П.И.

Стучка писал по этому поводу: «Мы долго сопротивлялись введению этих мало свойственных социализму привилегий. — Но привилегии победили.

В ГК они не попали, а особые законы у нас существуют, и пока права эти расширяются, а не суживаются…» .

———————————

«Будучи юристом высокого теоретического уровня и большого практического диапазона» П.И.

Стучка, «исходя из классовой сущности всякого права, требовал классовой оценки также природы и назначения советского гражданского права» (Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР (ч. I) // Иоффе О.

С. Избранные труды по гражданскому праву. М.: Статут (Серия «Классика российской цивилистики».), 2000. С. 199).

Стучка П.И. Курс советского гражданского права: Учеб. пособие для вузов и комвузов. М.: Изд-во Коммунистической академии, 1927 — 1931. Т. 3. Особенная часть гражданского права (1931). С. 62.

Полноценным нормативным актом в сфере патентного права стало Постановление о патентах на изобретения, введенное в действие Постановлением ЦИК и СНК СССР от 12 сентября 1924 г. .

———————————

СЗ СССР. 1924. N 9. Ст. 97.

Постановление о введении в действие Постановления о патентах на изобретения интересно заявлением о том, что «патенты (привилегии) на изобретения, выданные несоветскими органами, не имеют никакой силы», и предложением всем лицам, лишившимся из-за этого патента, пройти процедуру выдачи советского патента с предоставлением льготы: «новизна соответствующих изобретений обсуждается применительно к моменту первоначальной заявки при условии, если последняя сделана после 1 января 1910 года» (ст. 2).

Само же Постановление о патентах 1924 г. было актом с весьма высоким уровнем юридической техники.

В качестве патентного ведомства выступал Комитет по Делам Изобретений при Высшем Совете Народного Хозяйства Союза ССР (ВСНХ СССР) — ст. 24.

Основным условием патентоспособности изобретения осталась его новизна, причем появилось соответствующее описание: «Изобретение не признается новым, если оно ко времени заявки было в пределах Союза ССР или за границей полностью или в существенных частях описано в печатном произведении или применялось настолько открыто, что могло быть воспроизведено сведущим лицом» (ст. 2). Появились указания на объективный критерий мировой новизны как условия патентоспособности изобретения: «При исследовании новизны изобретения в основание экспертизы кладется, главным образом, общетехническая литература и предшествующие привилегии и патентные заявки. Иностранная патентная литература принимается во внимание только по мере возможности. Однако… третьи лица могут возражать против выдачи патента или оспаривать действительность выданного патента, основываясь также на том, что изобретение полностью или частично известно из опубликованных иностранных патентов» (ст. 36). Помимо мировой новизны, у изобретения появился еще один критерий патентоспособности: изобретение должно было допускать промышленное использование (ст. 1), т.е. «должно обладать способностью быть реальным предметом технического производства или торгового оборота» . Этот критерий известен в наше время под именем «промышленная применимость».

———————————

Канторович Я.А. Указ. соч. С. 230.

Требует разъяснений норма о том, что «патенты не выдаются на вещества лечебные, пищевые и вкусовые, а равно полученные химическим путем. Однако патенты на новые способы изготовления таких веществ выдаются» (ст. 1).

Как ни странно, эта норма проистекала из представлений о научных теориях, не подлежащих патентованию: «Предметом привилегии не может служить отвлеченная идея, например, какая-нибудь научная формула, без осуществления ее в реальных формах в виде конкретной вещи.

На этом основании не может быть предметом привилегии и открытие какого-нибудь нового закона природы или открытие существующих в природе и до тех пор неизвестных элементов и сил.

Некоторые законодательства относят к числу открытий и изобретения в области химии и не выдают патентов на новые химические вещества и их приготовление» .

———————————

Там же. С. 232.

Появились положения, сохранившиеся в отечественном патентном праве до сегодняшнего дня: было выделено право на получение патента, принадлежащее изобретателю и его правопреемникам (ст.

3); появилось понятие того, что мы сегодня называем служебным изобретением (ст. ст. 3, 6, 7), а также понятие права преждепользования (ст. 16); были введены основы регулирования секретных изобретений ( ст.

Читайте также:  Компания планирует аттестацию работников. Способы, которые помогут выявить неквалифицированный персонал

ст. 34, 37, 41) .

———————————

Секретные изобретения отсутствовали в российском законодательстве в период с 14 октября 1992 г. по 1 января 2004 г.

Сохранилась дореволюционная категория охранительного свидетельства, выдаваемого при подаче заявки, но теперь это свидетельство стало именоваться «заявочным свидетельством» (ст. ст. 32, 34).

Сохранилась также обязанность патентообладателя «осуществить свое изобретение в пределах Союза ССР лично или путем выдачи лицензии».

Следует заметить, что в патентном законодательстве вначале общепринятый подход заключался в установлении краткого срока, в течение которого патентообладатель должен начать использование объекта, в противном случае действие патента просто прекращалось.

Гораздо позднее возникло регулирование, когда при тех же обстоятельствах, но уже при условии наличия общественного интереса возможной стала выдача «разрешения на эксплуатацию изобретения против воли изобретателя и определить вознаграждение по своему усмотрению» . Дифференцированный подход Постановления о патентах 1924 г.

к решению этой проблемы заслуживает внимания: 1) патентообладатель лишался патента, но только по постановлению суда, и только при доказанности, что неосуществление изобретения произошло умышленно; 2) если умысел отсутствовал, то «всякое заинтересованное учреждение или лицо имеет право возбуждать ходатайство о выдаче ему принудительной лицензии, размер вознаграждения по которой устанавливается судом» (ст. 18).

———————————

См.: Канторович Я.А. Указ. соч. С. 236.

Тем самым в законодательстве появилось упоминание о принудительном лицензировании и началось формирование оснований для такого лицензирования (пусть пока и специфических). Но, помимо указанного случая принудительной выдачи лицензии в судебном порядке, Постановление о патентах 1924 г.

содержало случаи внесудебного возмездного отчуждения в пользу государства патента на изобретение, «относящееся к области государственной обороны или имеющее особо важное значение для страны», и случаи внесудебного же возмездного принудительного лицензирования «в пользу государственных учреждений и предприятий в пределах потребности учреждений или предприятий во время установления лицензии» (ст. 15, Приложение N 1 «Правила о порядке принудительного отчуждения патентов на изобретения»).

Стали формироваться правила проведения формальной экспертизы (ст. 33) и экспертизы по существу (ст. 36). При этом обращает на себя внимание следующее: экспертиза изобретений заявлялась как проверка «их патентной способности и новизны». С сегодняшних позиций эти категории не могут быть противопоставлены, ведь новизна является одним из критериев патентоспособности.

Что скрывалось в таком случае под «патентной способностью»? Напрашивается ответ, что имелся в виду второй упомянутый в Постановлении 1924 г. критерий — промышленная применимость. На это указывает, в частности, то, что экспертиза могла проводиться в форме «производства опытной проверки изобретения за счет изобретателя».

Но, с другой стороны, имеется указание на то, что промышленная применимость обсуждалась уже на стадии формальной экспертизы: «Если предварительное рассмотрение обнаружит, что предметом заявки является ошибочное или явно неосуществимое предложение (например, машина вечного движения), то дело дальнейшего хода не получает» (ст. 33).

Видимо, над терминологией и содержанием патентоспособности законодателю предстояло еще поработать.

Содержание исключительного права определялось следующим образом: «Патентообладатель имеет исключительное право осуществлять в виде промысла принадлежащее ему изобретение в пределах Союза ССР, а именно: изготовлять, продавать, вводить в оборот или вообще употреблять предмет изобретения в промышленных целях. Действие патента, ограждающего способ, простирается также на все продукты, полученные непосредственно по этому способу» (ст. 9).

Сроки действия патента (и тем самым исключительного права) и порядок исчисления этих сроков были заимствованы из дореволюционного законодательства с некоторыми уточнениями: «Патент выдается сроком на 15 лет со дня его опубликования, причем действие его распространяется также на период времени со дня выдачи заявочного свидетельства до дня опубликования патента»; в случае наступления в течение этого срока непреодолимых препятствий к осуществлению патента срок действия патента мог быть продлен, но не более чем на 5 лет (ст. 17).

Оспаривание и обжалование:

— споры об авторстве (административный и судебный порядок): «действительно управомоченное на получение патента лицо» в течение всего времени производства дела о выдаче патента могло подать в административном порядке ходатайство о признании заявки недействительной, а в течение трех лет со

Становление современной системы правового регулирования интеллектуальной собственности в зарубежных странах

Хотя привилегии и первые законы являются важными этапами в развитии права интеллектуальной собственности, оформление современной системы регулирования происходит позднее, в период с конца XVIII до конца XIX в., что совпадает по времени с развитием буржуазного общества и рыночной экономики.

В сфере патентного права были приняты законы, которые, следуя облигаторному принципу, закрепили за изобретателями вместо привилегий полноценное право и ввели единую процедуру патентования. Закон Франции о праве изобретателя (1791) был не только первым, он также стал модельным законом для других европейских государств, включая Российскую империю.

Далее патентные законы были приняты в Испании (1811), США (1836), Германии (1877), Италии (1885). Ряд европейских стран на протяжении XIX в. неоднократно реформировали свое патентное законодательство. Наиболее важные изменения касались процедуры проверки патентоспособности изобретения. Великобритания поправками в патентный закон 1852 г.

модернизировала и отчасти упростила процедуру изобретений. Франция поправками 1844 г. сделала процедуру проверки сугубо формальной и сняла с государства какую-либо ответственность за проверку новизны и достоверности описания изобретения. США, где, напротив, первоначально процедура была формальной, в 1836 г.

усложнили проверку, что повысило ценность выдаваемых патентов.

Следует отметить, что в XIX в. единого мнения о пользе патентного права еще не сформировалось. Считается, что наиболее острые дискуссии о роли патентов для развития экономики и общества происходили в 1859—1875 гг. и затронули такие страны, как Англия, Франция, Германия, Голландия и Швейцария[1].

Так называемый спор о патентах {patent controversy) касался не только науки и доктрины, но и политики права. Так, в Швейцарии первый патентный закон действовал только в 1799—1802 гг., и патентная система была восстановлена только в 1888 г. В 1869—1912 гг.

от патентного законодательства также отказалась Голландия[2].

Авторское право обретает свои современные очертания также только в конце XVIII—XIX вв. Законы об авторском праве принимают США (1790), Франция (1791), Голландия (1817), Италия (1865), Германия (1871), Швейцария (1883).

Увеличиваются сроки охраны, расширяется перечень объектов авторско-правовой защиты, заключаются международные соглашения. Именно в XIX в.

во Франции и в Германии получает развитие доктрина, ориентированная на личность автора, его естественные права и принимаются законодательные нормы о «моральных» (личных неимущественных) правах авторов. Международное признание «моральные» права получили только в 1928 г.

благодаря поправкам в Бернскую конвенцию по охране литературных и художественных произведений. В странах англо-саксонской правовой системы с самого начала и до настоящего времени приоритет отдается имущественным правам автора.

Заслуживает внимания тот факт, что на становление авторского права серьезное влияние оказали философия и культурный контекст. Европейское право интеллектуальной собственности в значительной мере основывается на понятии частной собственности, которое было развито в трудах Канта и Гегеля.

И Кант, и Гегель полагали, что частная собственность не обязательно приобретается трудом. Право собственности свидетельствует о том, что субъект выражает свою индивидуальную волю во внешних объектах. Таким образом, вещь всегда отражает личность своего обладателя.

Соответственно, отчуждать можно только то, что не связано с нашей волей неразрывно[3].

Что касается культурного контекста, то важное значение для становления принципов защиты прав индивидуального автора сыграла эпоха романтизма. Понимание искусства как мимесиса, т. е.

подражания, восходящее к философии Аристотеля и Платона, продержалось вплоть до XVIII в.

, однако вместе с переходом к романтизму постепенно сменилось новым представлением о том, что автор, поэт или писатель, не просто воспринимает и отражает внешний мир, а выражает его через собственные уникальные чувства и представления[4].

Исторической особенностью авторского права, в отличие от патентного права, является относительно негативное отношение к иностранным авторам и издателям.

Целесообразность предоставления равной правовой защиты иностранным авторам и правообладателям ставилась под сомнение, тогда как выдача патентов зарубежным изобретателям и компаниям оценивалась как возможность внедрения в стране новых технологий.

Пример

Закон об авторском праве США 1790 г. не распространялся на иностранных авторов, так как издателям было выгодно печатать иностранные произведения без выплаты авторских гонораров. В связи с международным давлением в 1891 г.

США приняли Закон о международном авторском праве, которым была введена ограниченная защита прав иностранных авторов.

Защитить свои права авторы могли только при условии регистрации произведения и выполнения так называемой оговорки об использовании (:manufacturing clause), согласно которой правовую защиту получали только те произведения, которые были изданы на территории США. Данное условие было полностью отменено только в 1986 г.

дународные конгрессы. В итоге к концу века были приняты Парижская конвенция по охране промышленной собственности (1883), Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений (1886) и Мадридское соглашение о международной регистрации знаков (1891).

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *