Неосновательное обогащение: судебная практика Верховного суда РФ

Неосновательное обогащение: судебная практика Верховного суда РФ

Судебные разбирательства между управляющими организациями и провайдерами интернета, а также операторами связи по поводу размещения их оборудования в целях предоставления платных услуг связи гражданам, проживающим в многоквартирных домах, происходят в большинстве случаев по двум видам споров:

  • Привлечение к ответственности управляющих организаций за воспрепятствование использования общего имущества без решения собственников, принятого на общем собрании, по жалобам операторов связи и провайдеров интернета, которые не желают договариваться и заключать договоры на использование общего имущества.
  • Признание условий договоров между управляющими организациями и провайдерами (операторами связи) о платности размещения оборудования недействительными и взыскание с управляющих организаций уже оплаченных по этим договорам сумм вследствие того, что данные суммы признаются неосновательным обогащением управляющих организаций.

И если по первому виду споров, после неоднократных отрицательных решений судов различных инстанций, с середины 2016 года всё-таки произошел поворот в позиции Верховного суда РФ (Определение ВС РФ № 304-КГ16-1613 от 04.07.

2016 года по делу № А45-646/2015, Определение ВС РФ от 25 декабря 2017 года по делу № А60-39838/2016, Определение ВС РФ № 306-КГ17-17056 от 01 марта 2018 года по делу № А55-16550/2016), то по второй категории до недавнего времени положение дел было совсем грустным для управляющих организаций, которые практически всегда оставались проигравшими в споре.

Исходя из логики наших судов,  оператор связи или провайдер, заключивший договор лишь с одним из жителей дома, уже имеет право безвозмездно использовать общее имущество собственников помещений МКД и тянуть свои кабели, устанавливать оборудование в любом месте общего пользования МКД, не спрашивая согласия других собственников, не согласовывая даже места его установки с управляющей организацией МКД.

Суды упорно обосновывали свои решения выборочными нормами законодательства о связи и Гражданского кодекса, почему-то забывая при этом, что в отношениях, которые подпадают под действие Жилищного кодекса РФ, приоритет имеют именно нормы жилищного законодательства. Именно отношения по использованию общего имущества собственников помещений многоквартирного дома и регулируются нормами жилищного законодательствав первую очередь, а остальными нормами закона – регулируются в части, не противоречащей ЖК РФ.

А также суды упускают тот момент в своих решениях, что операторы и провайдеры являются коммерческими организациями, которые не работают на благо жителей домов безвозмездно, а также собирают денежных средства за свои услуги, в том числе, и за счет использования чужого имущества.

Ведь общее имущество МКД не является бесхозяйным, исходя из норм, закрепленных в ГК РФ, и оно имеет собственников – собственников помещений МКД. А согласие собственников общего имущества МКД на его использование возможно получить единственным способом в соответствии со ст.

44 ЖК РФ – на основании решения общего собрания собственников помещений МКД.

Ответственность за ненадлежащее содержание общего имущества также возлагается на управляющую организацию многоквартирного дома и ремонт его осуществляет управляющая организация за счет средств платы за содержание и текущий ремонт.

А контролирующим органам неинтересно, кто и как испортил подъезды и крыши МКД, проделывая дыры в стенах для прокладки кабелей — спросят в любом случае с управляющих компаний и обяжут отремонтировать.

И очень повезет, если все еще обойдется без больших штрафов.

После нескольких лет отрицательной для «неосновательно обогатившихся» управляющих организаций судебной практики по данным видам споров, наконец-то Верховный суд РФ в своем Определении № 304-ЭС17-10944 от 26 апреля 2018 года по делу № А75-9721/2016 выразил позицию, которая признала приоритет норм жилищного законодательства при использовании общего имущества МКД операторами связи и провайдерами:

«…По мнению судов, достаточным основанием для размещения оператором связи средств и линий связи на общем имуществе МКД является договороб оказании услуг связи, заключенный им с собственником или пользователем помещений МКД.

Суды также сочли, что, в случае несогласия со стороны иных собственников общего имущества МКД с заключением и (или) порядком исполнения такого договора, споры подлежат разрешению исключительно в судебном порядке в рамках дел об определении порядка пользованияимуществом.

Между тем указанные выводы судов являются ошибочными.В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 4 Жилищного кодекса отношения, связанные с пользованием общим имуществом собственников помещений многоквартирных домов, регулируются жилищным законодательством.

  • … В соответствии с частью 2 статьи 36 Жилищного кодекса собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и в установленных этим Кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются общим имуществом в многоквартирном доме.
  • В силу части 4 статьи 36 и пункта 3 части 2 статьи 44 Жилищного кодекса по решению собственников помещений в многоквартирном доме, принятому на общем собрании таких собственников, объекты общего имуществав многоквартирном доме могут быть переданы в пользование иным лицам в случае, если это не нарушает права и законные интересы граждани юридических лиц».
  • Таким образом, ВС РФ признал, что заключение договора на оказание услуг связи между конкретным жителем и оператором связи не может являться согласием собственников на размещение оборудования и служить основанием для использования общего имущества МКД:
  • «Между тем заключение договора об оказании услуг связи с отдельным абонентом, являющимся собственником помещения в МКД, вопреки доводам ответчика и выводам судов, не может выступать самостоятельным правовым основанием для пользования ответчиком общим имуществом МКД и освобождать его от внесения платы за такое пользование.
  • Указанные договоры заключены в интересах конкретного собственника помещения МКД, тогда как при выполнении обязательств по этим договорами предоставлении соответствующих услуг ответчик использует общее имущество, принадлежащее всем собственникам помещений в доме.
  • В этой связи условия договоров о том, что абонент предоставляет оператору на безвозмездной основе право на размещение оборудования на конструкциях и элементах здания и в помещениях, являющихся общим имуществом, не могут являться основанием для пользования ответчиком таким имуществом, так как в силу статей 307 и 308 Гражданского кодекса, договор регулирует отношения исключительно этого абонента и оператора связи, при этом абонент, являющийся собственником помещения, не может единолично в отсутствие решения общего собрания решать вопросы, связанные с предоставлением другим лицам права пользования общим имуществом МКД.
  • Доводы ответчика о том, что, заключив договоры и предоставив ему право пользования общим имуществом дома, абонент (собственник помещения) распорядился соответствующим имуществом, приходящимся на его долю в праве общей собственности на общее имущество, являются не состоятельными, поскольку пунктом 1 части 4 статьи 37 Жилищного кодексазапрещен выдел в натуре собственником помещения в МКД своей доли в праве общей собственности на общее имущество и, соответственно, распоряжение им такой доли.
  • Исходя из изложенных выше норм, размещение технического оборудования с использованием общего имущества МКД (то есть использование такого общего имущества) может осуществляться на основании решения общего собрания собственников помещений и, если общим собраниемне установлено иное, с предоставлением пользователем соразмерной компенсации за такое использование.

Об этом неоднократно было указано в определениях Верховного СудаРоссийской Федерации от 04.07.2016 № 304-КГ16-1613 и от 22.11.

2016 № 305-КГ16-3100 о допуске к общему имуществу МКД при наличии соответствующего решения общего собрания собственников о предоставлении имущества, а также необходимости применения статьи 6 Закона о связи,в соответствии с которой организации связи вправе осуществлять строительство, эксплуатацию средств связи и сооружений связи при наличии соответствующего договора с собственником или иным владельцем зданий.При этом собственник или иной владелец указанного недвижимого имущества вправе требовать от организации связи соразмерную плату за пользование этим имуществом, если иное не предусмотрено федеральными законами».

Таким образом Верховным судом указано на то, что раз господа операторы связи осуществляют предпринимательскую деятельность и при этом пользуются чужим имуществом, то за такое пользование надо платить. И если собственники МКД наделили полномочиями на получение такой платы именно управляющую организацию, то она и получает указанную плату на основании заключенных договоров от имени собственников:

«В данном случае, как установлено судами, общими собраниями собственников МКД, находящихся в управлении истца, приняты решения о платности использования организациями общего имущества в целях размещения оборудования связи, а также телекоммуникационных антивандальных шкафов широкополосного доступа, предназначенного для оказания услуг связи (телефония, телематические услуги, Интернет и др.), и определена плата за такое использование.

Доказательства передачи ответчиком соответствующего имущества в общую собственность собственников помещений МКД и принятия собственниками этого имущества в состав общей собственности (что будет свидетельствовать также и о принятии собственниками на себя бремени содержания этого имущества) в материалах дела отсутствуют. Указанное имущество используется ответчиком в своей предпринимательской деятельности и, исходя из пояснений представителя ответчика, расходы на его содержание учитываются при формировании тарифов на соответствующие услуги связи.

  1. Использование размещенного ответчиком оборудования для оказания услуг всем собственникам помещений МКД на основании принятых собственниками на общих собраниях решений об использовании ответчиком общего имущества МКД на безвозмездной основе, материалами дела неподтверждено.
  2. Выводы судов об отсутствии у управляющей компании законных оснований для получения поступлений от использования общего имущества в многоквартирном доме нельзя признать обоснованными, поскольку, в силу положений статьи 162 Жилищного кодекса и с учетом решений общих собраний собственников МКД, управляющая компания в данном случае,предъявляя требование к ответчику, выступает в интересах всех собственников помещений МКД».
  3. Из вышеeуказанного судебного акта высшей судебной инстанции можно сделать следующие выводы:
  • операторы связи и провайдеры обязаны оплачивать использование общего имущества МКД для размещения своего оборудования, если отсутствует решение общего собрания о безвозмездности его использования;
  • согласие собственников на размещение оборудования должно быть выражено в виде решения общего собрания собственников помещений МКД;
  • решением общего собрания избирается уполномоченное на использование общего имущества МКД физическое или юридическое лицо;
  • решением общего собрания желательно утвердить условия договоров на использование общего имущества и размер платы за такое использование.
Читайте также:  О порядке возмещения судебных расходов

Надеюсь, в дальнейшем споры об использовании общего имущества МКД операторами связи и провайдерами будут разрешаться именно на основании изложенной в рассматриваемом определении Верховного суда РФ позиции, что позволит управляющим организациям на законных основаниях не допустить тех операторов связи и провайдеров, которые действуют разбойничьими методами, ломая замки на дверях в технические этажи МКД, прокладывая где им вздумается кабели по стенам подъездов наших домов.

С уважением, Ильмира Носик.

Обсудить статью и задать вопросы можно здесь. 

Вс напомнил правила доказывания в иске о неосновательном обогащении

Суд обратил внимание, что нижестоящая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, переложила обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца

По мнению одного из адвокатов, Верховный Суд обоснованно встал на защиту интересов истца, поскольку, установив факт получения ответчиком денежных средств, нижестоящие суды не выяснили, как того требуют положения гражданского законодательства, имелись ли между сторонами какие-либо обязательства, как существующие, так и нет; цели перевода денежных средств, предпринятые истцом действия и т.п. По мнению второго, сам по себе факт обращения в суд через длительное время, с того момента как стало известно о нарушении прав, не может свидетельствовать о недобросовестности истца.

Верховный Суд опубликовал Определение № 21-КГ20-9-К5, в котором обратил внимание нижестоящих судов на правила доказывания в деле о неосновательном обогащении.

16 сентября 2016 г. Людмила Семёнова со своей банковской карты перевела на карту Заиры Кумаловой деньги в размере 55 тыс. руб. Почти три года спустя, 8 июля 2019 г. она обратилась в Нальчикский городской суд с иском к Кумаловой о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, указав, что ошибочно перевела деньги.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что Людмила Семёнова не доказала возникновение на стороне ответчика неосновательного обогащения.

Первая инстанция указала, что с момента перечисления спорной суммы до подачи иска в суд прошло более двух лет, в течение которых истица никаких мер по возврату денег не принимала.

Кроме того, при осуществлении платежа требуется совершить ряд действий, в том числе подтвердить операцию по перечислению денежных средств.

Так как апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе, Людмила Семёнова обратилась в Верховный Суд, который постановил вернуть дело на новое апелляционное рассмотрение.

Изучив материалы дела, ВС сослался на ст.

1102 ГК РФ, согласно которой лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, за исключением случаев, указанных в ст. 1109 ГК.

Правила, предусмотренные гл. 60 ГК, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Кроме того, п. 4 ст.

1109 ГК установлено, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

«Из приведенных норм материального права следует, что приобретенное за счет другого лица без каких-либо на то оснований имущество является неосновательным обогащением и подлежит возврату, в том числе когда такое обогащение является результатом поведения самого потерпевшего», – подчеркивается в определении. ВС также указал, что в соответствии с ч. 1 ст.

56 ГПК обязанность доказать факт получения ответчиком денег или имущества за счет истца должна быть возложена на истца, а обязанность доказать наличие обстоятельств, в силу которых неосновательное обогащение не подлежит возврату, либо то, что денежные средства или иное имущество получены обоснованно и неосновательным обогащением не являются, должна быть возложена на ответчика.

Между тем, обратил внимание Суд, первая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, по утверждению истца, ошибочно, переложил обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца.

При этом суд не дал оценки доводам Людмилы Семёновой о принятых ею мерах по установлению лица, которому ошибочно переведены деньги, в том числе предъявлению иска по месту жительства истца с целью установления фактического адреса ответчика.

Адвокат КА г.

Москвы «Гильдия Московских адвокатов “Бурделов и партнеры”» Наталья Кузьмина отметила, что в условиях все большего использования безналичных переводов денежных средств в быту – при оплате различного рода услуг, финансовой помощи родным и близким, благотворительности и т.п.

, когда перевод возможно осуществить, зная только номер мобильного телефона, – очень часто возникают ситуации ошибочных переводов. «Вернуть деньги затруднительно, поскольку для этого необходимо выяснить данные лица, которому были переведены деньги.

А поскольку эти данные составляют банковскую тайну и защищаются законодательством РФ о персональных данных, то получить их очень сложно. Вполне возможно, что для этого может потребоваться и год, и два, ведь закон требует указание в иске данных ответчика, от чего зависит и правильная подсудность», – заметила она.

По мнению Натальи Кузьминой, Верховный Суд абсолютно обоснованно встал на защиту интересов истца, поскольку, установив факт получения ответчиком денежных средств, нижестоящие суды не выяснили, как того требуют положения гражданского законодательства о неосновательном обогащении, имелись ли между сторонами какие-либо обязательства, как существующие, так и нет, цели перевода денежных средств, предпринятые истцом действия и т.п. При этом, указала адвокат, сам факт того, что с момента перевода денег до подачи иска в суд прошло более двух лет, не может служить основанием для отказа в иске.

Адвокат Московской коллегии адвокатов «Град» Вера Тихонова отметила, что о распределении бремени доказывания по спорам о неосновательном обогащении указано в Определении Верховного Суда от 26 ноября 2013 г. № 56-КГ13-9, позиция в котором совпадает с позицией по данному делу.

«Исходя из судебных актов можно прийти к выводу, что истцом денежные средства были перечислены ошибочно, стороны между собой не знакомы (ответчик не утверждал обратное).

Установить информацию об адресе получателя денежных средств истец самостоятельно не мог, соответственно, без полных данных невозможно было решить вопрос с возвратом в досудебном порядке. О том, что истцу не был известен получатель, также свидетельствует факт подачи иска по адресу истца.

С учетом указанных обстоятельств можно сделать вывод, что суды нижестоящих инстанций неправомерно отказали в возврате неосновательного обогащения, тем самым лишив истца возможности получения денежных средств», – указала Вера Тихонова.

По ее мнению, ссылка судов на то, что истец является недобросовестным, поскольку иск заявлен по истечении двух лет, несостоятельна.

«Сам по себе факт обращения в суд через длительное время, с того момента как стало известно о нарушении прав, не может свидетельствовать о недобросовестности истца.

В ином случае не имел бы юридического значения установленный срок исковой давности», – заключила адвокат.

Марина Нагорная

Верховный суд запретил огульные возвраты денежных переводов физических лиц

Верховный суд РФ опубликовал разъяснение, согласно которому многочисленные последовательные платежи от одного физического лица другому в течение длительного времени могут свидетельствовать о наличии между ними договорных отношений и не должны огульно признаваться неосновательным обогащением получателя.

Основанием стал судебный спор жителей Казани, который рассматривал Верховный суд. Истица обвиняла ответчика в неосновательном обогащении и требовала вернуть почти 2,5 млн рублей.

Получатель денежных средств не отрицал, что ему на карту поступили переводы от заявительницы, однако пояснял, что работает в одной компании с супругом истицы и данные деньги предназначались для выплаты зарплаты сотрудникам.

Районный суд Казани удовлетворил требования частично, взыскав предполагаемое неосновательное обогащение, а также проценты за пользование чужими средствами, отказав лишь в компенсации морального вреда. Верховный суд Татарстана с решением согласился. Суды опирались на отсутствие доказательств, подтверждающих законность получения денежных средств ответчиком.

При рассмотрении спора Верховным судом тот обратил внимание на то, что переводы от истца к ответчику были длительными и последовательными: за полтора года со счета истицы было сделано 23 перевода.

При этом неосновательное обогащение может быть признано при наличии трех обязательных условий: имеет место приобретение или сбережение имущества; приобретение или сбережение имущества произведено за счет другого лица; приобретение или сбережение имущества не основано ни на законе, ни на сделке, ни на ином правовом основании, то есть происходит неосновательно.

  • «Также следует иметь в виду, что при наличии договорных отношений между сторонами возможность применения такого субсидиарного способа защиты, как взыскание неосновательного обогащения, ограничивается случаями, когда такое обогащение, приведшее к нарушению имущественных прав лица, не может быть устранено с помощью иска, вытекающего из договора», — поясняет ВС.
  • Суд также указал, что по такой категории дел на истце лежит обязанность доказать, что на стороне ответчика имеется неосновательное обогащение, которое произошло за его счет, и обязанность указать причину, по которой в отсутствие правовых оснований произошло приобретение или сбережение ответчиком имущества за счет истца.
  • В свою очередь, ответчик должен доказать отсутствие на его стороне неосновательного обогащения за счет истца, наличие правовых оснований для такого обогащения либо наличие обстоятельств, исключающих взыскание неосновательного обогащения, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса РФ.
Читайте также:  Способ защиты при устранении объектов самовольного строительства

Согласно материалам дела, ответчик представлял документы, свидетельствующие о ведении переговоров с супругом истицы по поводу оплаты труда сотрудников, а также бумаги, подтверждающие начисление зарплат. Однако суды не стали приобщать к делу эти доказательства, а также не привлекли к процессу супруга истицы, отметил ВС.

  1. К тому же суд не привел мотивов, по которым отклонил представленные стороной ответчика доказательства в подтверждение факта существования между сторонами деловых отношений, а также не дал им какой-либо оценки.
  2. Кроме того, придя к выводу о том, что истица в отсутствие какого-либо обязательства целенаправленно и последовательно перечисляла денежные средства ответчику, суд не указал, почему в таком случае не применяются положения пункта 4 статьи 1109 ГК о том, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные лицом во исполнение заведомо для него несуществующего обязательства, недоумевает высшая инстанция.
  3. Верховный суд РФ счел допущенные судами нарушения норм права существенными и непреодолимыми, в связи с чем пришел к выводу об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Взыскание неосновательного обогащения

(Судебная практика)

Возврат неосновательного обогащения регулируется статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту ГК РФ), в силу которой лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. Причем закон устанавливает, что правила о взыскании неосновательного обогащения применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

  • Статья 1109 ГК РФ перечисляет случаи передачи имущества, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату, а именно: 1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное; 2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности; 3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
  • 4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.
  1. Обычно при разрешении споров по искам о взыскании неосновательного обогащения у судов не возникает вопросов с определением обстоятельств, имеющих значение для дела. Для удовлетворения исковых требований суду достаточно установить:
  2. — уменьшение имущества на стороне истца, — увеличение имущества на стороне ответчика, — размер этого имущества,
  3. — переход имущества без надлежащих для этого оснований.

В законе, казалось бы, прописано все предельно четко и ясно, но в жизни часто встречаются случаи, когда деньги переходят от одного лица к другому лицу по доброй воле, но без оформления необходимых документов. Впоследствии отдавший деньги меняет свое решение и обращается в суд к получателю с иском о взыскании неосновательного обогащения.

Например, родственник или близкий человек перечисляет деньги со своего банковского счета на счет своего родственника или близкого человека с целью одарить, при этом никакие письменные договоры дарения не заключаются.

Через некоторое время межличностные отношения портятся. Даритель денег считает своим правом «наказать неблагодарного» и отобрать подаренное через суд.

Суды при рассмотрении таких споров часто принимали прямо противоположенные решения при однородных составляющих дела.

Рассмотрим некоторые случаи из судебной практики:

Пример 1.

Пожилая свекровь решила подарить своей невестке крупную сумму денег для того, чтобы последняя при любых обстоятельствах была в состоянии вырастить двух малолетних детей – родных внуков дарительницы. На своего родного сына ей рассчитывать не приходилось, поскольку он все деньги прогуливал и пропивал.

Женщина пригласила свою невестку в банк, где был открыт счет на имя невестки. В этот же день по заявлению свекрови деньги были перечислены на счет невестки без указания назначения платежа. Через два года молодая женщина решает расторгнуть брак с пьющим запоем мужем.

Свекровь после начала судебного бракоразводного процесса сына подала иск в суд к невестке о взыскании неосновательного обогащения.

В иске свекровь указала, что по ошибке перечислила своей невестке деньги и та отказывается деньги возвращать. Она также просила взыскать с невестки проценты за пользованием чужими денежными средствами в течение двух лет. Иск был удовлетворен как в части взыскания перечисленной истцом суммы, так и в части взыскания процентов.

Взыскивая указанную сумму, суд указал, что ответчиком не представлено, а судом не установлено доказательств того, что денежные средства, перечисленные истцом на счет ответчика, неосновательным обогащением не являются и не подлежат возврату, то есть договор дарения не заключался. При этом суд не выяснял у истца причину перевода денег ответчику. Апелляционная инстанция согласилась с принятым решением. Кассационная инстанция не нашла никаких нарушений.

Думается, что суд первой инстанции в нарушение п. 2 ст. 56 ГПК РФ не обязал истца объяснить, на каком правовом основании истец собственноручно оформив заявление в банке о перечислении денег на счет своей невестки, сделала перевод своих денежных средств в ее пользу? В чем заключалась ошибка при перечислении денег, о которой заявила истец?

Ответы на данные вопросы являются обязательными для установления необходимости возврата спорного имущества истцу, как неосновательного обогащения ответчика, или об отсутствии таковой.

Также нельзя согласиться с решением суда о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку по правилам ст.

395 ГК РФ начислять проценты по этому основанию возможно с того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательном получении или сбережении денежных средств.

Суды, рассматривающие дело не учли, что до вынесения судебного решения ответчик не могла знать о том, что она неправомерно пользуется чужими денежными средствами, поскольку неосновательность обогащения была установлена только судом.

Пример 2.

Мать в течение нескольких лет перечисляла сыну денежные средства из США, где она проживала. Вернувшись в Россию, она подала в суд иск к сыну о взыскании суммы долга. Впоследствии она уточнила исковые требования и просила суд взыскать с сына неосновательное обогащение.

Судом первой инстанции иск был удовлетворен. Суд апелляционной инстанции решение отменил и вынес новое решение, которым в иске было отказано.

Вынося новое решение по делу суд апелляционной инстанции учел, что при перечислении спорных денежных средств на счет ответчика в банке истец имела намерения передать именно ответчику спорные денежные средства, и истец перечислила спорные денежные средства на счет ответчика не ошибочно, а добровольно и намеренно.

Суд отметил, что истец не имела обязательств перед ответчиком по выплате ему спорных денежных средств, знала об отсутствии таких обязательств. Суд дал правовую оценку тому факту, что позиция истца при обосновании целей перечисления спорной денежной суммы ответчику являлась непоследовательной и противоречивой.

Так, в исковом заявлении истец ссылается на существование долга. Затем в судебных заседаниях истец указала на наличие ошибки в перечислении.

Суд также учел, что при перечислении денежных средств ответчику истец не указала такого назначения платежа, из которого следовало бы, что денежные средства переданы ответчику на возвратной основе.

Таким образом, суд посчитал, что отсутствие назначения платежа при перечислении денежных средств ответчику при отсутствии обязательств по выплате истцом ответчику денежных средств и обязательств ответчика по возврату денежных средств в назначении платежа, свидетельствует о том, что деньги передавались именно ответчику, также свидетельствует о передаче истцом в распоряжение ответчика денежных средств без возложения на него определенной цели получения денежных средств, безвозмездно, в качестве материальной помощи, с намерением одарить ответчика.

В решение указано, что истец перевела денежные средства на банковский счет ответчика, при этом истец не могла не знать, что ответчик может распоряжаться поступившими на его счет денежными средствами. Таким образом, истец не имела оснований рассчитывать на возврат спорных денежных средств ответчиком при перечислении денег без каких-либо взаимных обязательств.

Читайте также:  Определено применимое право к ситуации, когда сторона недобросовестно ведет переговоры

Из вышеперечисленного можно сделать один важный вывод: не принимайте безналичные деньги даже от близкого человека без того, чтобы благодетель не дал Вам письменной расписки о том, что он Вас одаряет. Эта расписка будет гарантом того, что Вас не вызовут в суд и не взыщут дар, как неосновательное обогащение. 

Неосновательное обогащение: когда возникает и как взыскивается?

10 окт 2017

Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

Если по результатам сделки (равно как и при отсутствии таковой) ваш контрагент необоснованно обогатился, такое обогащение должно быть возвращено. В случае отказа добровольного возврата пострадавшая сторона вправе взыскать неосновательное обогащение в судебном порядке по правилам ст. ст. 1102-1109 ГК РФ.

    Под неосновательным обогащением понимается ситуация, когда сторона сделки необоснованно получает/сохраняет деньги или другое имущество. Данные обязательства, именуемые кондикционными, регулируются положениями главы 60 ГК РФ. Стороне, получившей указанное обогащение, необходимо возвратить его.

В противном случае неосновательное обогащение взыскивается в судебном порядке путем подачи кондикционного иска. По правилам о кондикционных обязательствах лицо, получившее и удержавшее имущество без законных на то оснований, обязано его вернуть (ст. 1102 ГК РФ). Данные правила в одинаковой мере распространяются как на физических, так и на юридических лиц.

Имущество возвращается тому лицу, за счет которого оно было получено. При этом не имеет значения, чьи действия привели к необоснованному обогащению.

Вместе с тем нормы главы 60 распространяются не только на ситуации, когда лицо необоснованно получило денежные средства или иное имущество (ст. 1103 ГК РФ). Указанные положения ГК РФ действуют также при двусторонней реституции, виндикации, а также при возмещении вреда, который возник по вине обогатившейся стороны.

Гражданское законодательство предусматривает два способа для возврата неосновательного обогащения: в натуре (ст. 1104) или путем возмещения его стоимости (ст. 1105). Также в Гражданском кодексе содержится перечень случаев, когда имущество невозможно возвратить.

При формировании правовой позиции юристу необходимо руководствоваться не только Гражданским кодексом, но и учитывать судебную практику.

Например, информационное письмо президиума ВАС РФ от 11 января 2000 года № 49 указывает, что взыскание обращается на имущество, полученное стороной в период действия договора, в рамках которого встречное обязательство (например по поставке товара) не было исполнено. При расторжении договора неосновательное обогащение подлежит взысканию.

Вместе с тем кондикционные обязательства действуют и при ошибочном исполнении договора, а также в случае, если он не был заключен. Перед тем как подать исковое заявление в суд, нужно направить в адрес обогатившейся стороны претензию. Если претензионный порядок не был соблюден, суд не примет исковое заявление.

Смотри, например, определение АС Чувашской Республики от 21 июня 2016 года по делу № А79-5581/2016 В соответствии со ст. 1102 ГК РФ кондикционный иск подается с учетом срока давности, который составляет 3 года. В случае, если возврату подлежат несколько платежей, срок давности определяется по каждому платежу по отдельности. При возврате аванса течение срока давности начинается с даты прекращения действия контракта. 

Если имущество передавалось в рамках незаключенного договора, срок давности подлежит исчислению со дня, когда пострадавшей стороне стало известно о нарушении своих прав.

Обогатившаяся сторона обязана возвратить помимо имущества еще и доходы, которые оно получило от его использования (ст. 1107). При этом возврату подлежат доходы, которые ответчик получил с того времени, когда ему стало известно о незаконности своих действий.

Кроме того, на сумму этого дохода начисляются проценты по ст. 395 ГК РФ (постановление Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 года № 7). 

Однако необходимо четко понимать, с какого момента ответчику стало известно об отсутствии права на имущество. Когда речь идет о перечислении суммы неосновательного обогащения на расчетный счет, отправной точкой выступает день зачисления денежных средств. В таком случае можно выявить, что сумма, указанная в платежном поручении, перечислена контрагентом без какого-либо основания.

Кроме этого, когда взыскиваются необоснованно полученные доходы, пострадавшая сторона должна доказать факт получения ответчиком таких доходов, а также их размер.

Взыскание неосновательного обогащения в арбитражном суде

Неосновательным обогащением считается чужое имущество, включая деньги, иные блага, которые лицо приобрело (сберегло) за счет другого, без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой. Например, если после расторжения договора ваш бывший контрагент не возвращает вам аванс, у него возникает неосновательное обогащение. Однако учтите, что таким обогащением будет только неотработанный аванс. 

Обязательство из неосновательного обогащения именуется также кондикционным. Сторонами такого обязательства являются потерпевший — тот, за чей счет произошло приобретение или сбережение имущества (кредитор), и приобретатель — тот, кто обогатился (должник).

В случае если неосновательное обогащение возникло в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомственен арбитражному суду.

В иных случаях (споры между физическими лицами или между юридическим лицом (ИП) и физическим лицом, а также если деятельность ИП прекращена) такие споры рассматриваются в суде общей юрисдикции.

 Взыскание неосновательного обогащения возможно в натуре (когда кредитор требует возврата ему вещи, неосновательно полученной должником) или в денежной форме. Далее речь пойдет о взыскании неосновательного обогащения в денежной форме в арбитражном суде с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.  

Что является неосновательным обогащением и когда его можно взыскать?

Неосновательное обогащение возникает при одновременном соблюдении следующих условий:

  • лицо приобрело или сберегло имущество без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой. Например, имущество было получено по незаключенному договору, или неосновательное сбережение возникает, когда основания приобретения имущества были, но затем отпали, а имущество не возвращено (возврат неотработанного аванса по расторгнутому договору, например).
  • обогащение произошло за счет другого лица. Неосновательное обогащение по общему правилу нужно вернуть. Но есть исключения. Так, вы не сможете взыскать неосновательное обогащение, предоставленное во исполнение несуществующего обязательства, если ваш контрагент докажет, что вы знали об отсутствии обязательства либо предоставили имущество в целях благотворительности.

Также по общему правилу нельзя вернуть излишне выплаченные:

  • зарплату и приравненные к ней платежи
  • пенсию
  • пособие
  • стипендию
  • возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью
  • алименты
  • иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию

Вы можете обратиться к получателю средств с просьбой добровольно вернуть такую переплату. Если он этого не сделает, вы можете взыскать ее через суд. Однако ваш иск удовлетворят, только если вы докажете, что переплата произошла в результате счетной ошибки или что гражданин действовал недобросовестно.

Какие суммы можно взыскать с ответчика при взыскании неосновательного обогащения?

  • Сумма неосновательного обогащения и дополнительных требований зависит от того, как именно обогатился приобретатель — получил ваши деньги, сберег свои, пользуясь вашими имуществом или услугами, либо получил имущество, которое теперь не может вернуть в натуре.
  • Если приобретатель неосновательно получил деньги (например, вследствие ошибочного зачисления на счет), то вы можете потребовать от него:
  • полученную сумму
  • проценты по ст. 395 ГК РФ
  • доход от использования денег — в части, не покрытой процентами по ст. 395 ГК РФ. Примером извлечения такого дохода является предоставление кредита неосновательно обогатившимся банком. Для взыскания вам нужно будет доказать, что приобретатель извлек или должен был извлечь такой доход. Учтите, что под доходом в данном случае понимается чистая прибыль (Определение ВС РФ от 19.01.2017 № 305-ЭС15-15704(2))
  1. Если приобретатель сберег свои средства, пользуясь вашими услугами или имуществом без намерения его приобрести, то вы можете потребовать от него:
  • стоимость пользования аналогичным имуществом или услугами в том месте, где это происходило (например, стоимость аренды такого же офиса в том же районе города). Цену нужно узнавать на то время, когда закончилось пользование. Обратите внимание, что вы можете рассчитать сумму возмещения за весь период пользования имуществом, а не с того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. Расчет вы можете сделать самостоятельно, однако учтите, что при обращении в суд его нужно будет обосновать. Для этого можно, например, обратиться к оценщику. Расходы на оценку суд может взыскать с приобретателя, если посчитает их судебными издержками. Таковыми, в частности, признаются расходы, которые истец понес для определения цены иска (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1)
  • проценты по ст. 395 ГК РФ
  • Если у приобретателя оказалось имущество, которое нельзя вернуть в натуре, то вы можете потребовать от него:

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *