Параллельный импорт: какое постановление принял Конституционный суд

Постановление Конституционного Суда РФ от 13.02.2018 N 8-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «ПАГ»

  • Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ положения пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1 и 2 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ, поскольку по конституционно-правовому смыслу этих положений:
  • закрепленный федеральным законодателем в рамках предоставленной ему дискреции национальный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак применяется во взаимосвязи с регулированием принципа исчерпания прав международными договорами, участником которых является Российская Федерация, в том числе пунктом 16 приложения N 26 к Договору о Евразийском экономическом союзе;
  • не исключается правомочие суда отказать полностью или частично в применении последствий ввоза на территорию РФ без согласия правообладателя товарного знака конкретной партии товара, на котором товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия и который законно выпущен в оборот за пределами РФ, в тех случаях, когда в силу недобросовестности поведения правообладателя товарного знака применение по его требованию таких последствий может создать угрозу для жизни и здоровья граждан, иных публично значимых интересов; при этом следование правообладателя товарного знака режиму санкций против Российской Федерации, ее хозяйствующих субъектов, установленных каким-либо государством вне надлежащей международно-правовой процедуры и в противоречии с многосторонними международными договорами, участником которых является Российская Федерация, выразившееся в занятой правообладателем позиции в отношении российского рынка, может само по себе рассматриваться как недобросовестное поведение;
  • не предполагается применение при ввозе на территорию РФ без согласия правообладателя товарного знака партии товара, на котором товарный знак размещен правообладателем или с его согласия, таких же по размеру (тяжести последствий) мер гражданско-правовой ответственности, как при ввозе поддельного (на котором товарный знак размещен не правообладателем и не с его согласия) товара, если по обстоятельствам конкретного дела это не влечет для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от введения в оборот поддельного товара;
  • товары, на которых товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, ввезенные на территорию РФ без согласия правообладателя, могут быть изъяты из оборота и уничтожены в порядке применения последствий нарушения исключительного права на товарный знак лишь в случае их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.
  • Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Пункт 1 статьи 1515 ГК РФ определяет в качестве контрафактных товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение.

При этом согласно пункту 2 той же статьи правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение.

Во взаимосвязи со статьями 1252, 1484 и 1487 ГК РФ названные законоположения позволяют относить к контрафактным как поддельную продукцию, так и товар, снабженный законным товарным знаком, но импортированный в Россию без согласия правообладателя.

Этим, однако, не предопределяется возможность применения одинаковых мер гражданско-правовой ответственности к импортеру, ввозящему на территорию России поддельные или недоброкачественные товары, и к импортеру, не получившему на ввоз в Россию товара, ранее на законных основаниях выпущенного в оборот в другой стране, согласия правообладателя товарного знака. При ввозе поддельных товаров, маркированных товарным знаком, правообладатель этого товарного знака не только несет убытки в виде упущенной выгоды, которую он мог бы получить от ввоза законно выпущенных товаров, но и претерпевает серьезные репутационные риски, связанные с несоответствием товара ожидаемым характеристикам и требованиям потребителей. Очевидна и разница в степени угрозы для законного оборота, степени общественной опасности использования потребителями товаров, контрафактных в силу поддельного происхождения, и товаров, признаваемых таковыми исключительно в силу их ввоза в страну неуполномоченным импортером.

Соответственно, поскольку подпункт 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ прямо предписывает суду определять размер компенсации, на выплату которой вправе рассчитывать обладатель исключительного права на товарный знак, по собственному усмотрению исходя из характера правонарушения, предполагается, что ее конкретный размер должен устанавливаться с учетом того, что при параллельном импорте понесенные правообладателем убытки по общему правилу не столь велики, как при ввозе поддельных товаров, маркированных принадлежащим ему товарным знаком.

Во всяком случае, при применении положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1 и 2 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ отсутствуют конституционно-правовые основания для назначения таких мер ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, как изъятие из оборота и уничтожение товаров, ранее введенных правообладателем в гражданский оборот на территории другого государства и ввезенных на территорию России без его согласия (параллельный импорт), — в отличие от последствий ввоза поддельных товаров, изъятие и уничтожение которых может не производиться лишь в порядке исключения (если введение таких товаров в оборот продиктовано необходимостью защиты общественно значимых интересов). Это означает, что товары, ввезенные на территорию России в порядке параллельного импорта, могут быть изъяты из оборота и уничтожены лишь в случае установления их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей, что, однако, не исключает применение иных последствий нарушения исключительного права на товарный знак.

Следовательно, суды, в том числе специализированный Суд по интеллектуальным правам, рассматривающие в порядке обжалования решений арбитражных судов нижестоящих инстанций дела, связанные с взысканием по искам правообладателей (представляющих их лиц) предусмотренной подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ компенсации, управомочены — исходя из выявленного в настоящем постановлении конституционно-правового смысла указанного законоположения — не допускать применения данной меры гражданско-правовой ответственности без учета характера совершенного правонарушения, т.е. в случае ввоза на территорию России без согласия правообладателя товарного знака продукции, на которой товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, не допускать взыскания такой же по размеру компенсации, как при ввозе (реализации) поддельной продукции, если это не повлекло для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от использования товарного знака на поддельной продукции.

Данный подход, основанный на правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем постановлении, применим и к другим последствиям незаконного использования товарного знака (изъятию товара из оборота и его уничтожению без какой бы то ни было компенсации).

При этом федеральный законодатель не лишен возможности внести в действующее законодательство изменения, направленные на дифференциацию размера ответственности за незаконное использование товарного знака в зависимости от характера допущенного нарушения исключительного права на товарный знак.

  1. Перейти в текст документа »
  2. Больше документов и разъяснений по коронавирусу и антикризисным мерам — в системе КонсультантПлюс.
  3. Зарегистрируйся и получи пробный доступ

Дата публикации на сайте: 14.02.2018

Поделиться ссылкой:

Постановление Конституционного Суда РФ о параллельном импорте

Юридическая компания «Пепеляев Групп» сообщает о результатах рассмотрения Конституционным Судом РФ дела по жалобе ООО «ПАГ» о проверке конституционности положений п. 4 ст. 1252, ст. 1487 и п. 1, 2 и 4 ст. 1515 ГК РФ

В Постановлении от 13 февраля 2018 г. № 8-П Конституционный суд оценил конституционность положений Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) применительно к запрету ввоза в Россию товаров, маркированных товарным знаком, без согласия правообладателя.

Основные выводы Постановления можно свести к следующим положениям.

Во-первых, запрет параллельного импорта признан соответствующим Конституции РФ. Полномочие по выбору режима исчерпания исключительного права принадлежит законодателю, режим может быть также установлен международным соглашением. Поскольку в настоящий момент законодатель выбрал региональный принцип исчерпания (т.е.

свободный ввоз товаров из стран ЕАЭС при условии законного введения маркированных товаров в оборот в таких странах) и национальный принцип исчерпания (для иных стран), то запрет правообладателя третьим лицам ввозить маркированную продукцию признан соответствующим российскому законодательству. Соответственно нормы ст.

1252, 1487, 1515 ГК РФ признаны конституционными.

Во-вторых, параллельно импортированная продукция является контрафактной продукцией. При этом ее следует отличать от такого вида контрафактных товаров как поддельная продукция (на которую нанесен товарный знак без согласия правообладателя).

Соответственно, в-третьих, не предполагается применение при ввозе на территорию РФ параллельно импортированной продукции таких же по размеру (тяжести последствий) мер гражданско-правовой ответственности, как при ввозе поддельного товара, если по обстоятельствам конкретного дела это не влечет для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от введения в оборот поддельного товара. Такая мера ответственности как изъятие и уничтожение продукции вообще не должна применяться к параллельно импортированным товарам, кроме случаев их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. При этом законодатель вправе установить иные меры ответственности за параллельный импорт, которые будут мягче, чем меры ответственности, установленные за ввоз и введение в оборот иных контрафактных товаров.

В-четвертых, в случае выявленной судом недобросовестности правообладателя суд вправе отказать в применении мер ответственности за нарушение исключительного права, выразившееся во ввозе маркированной товарным знаком продукции без согласия правообладателя.

В качестве критериев недобросовестности Конституционный суд назвал следующие обстоятельства:

  • правообладатель ограничивает ввоз на внутренний рынок РФ конкретных товаров или реализует ценовую политику, состоящую в завышении цен на российском рынке по сравнению с другими рынками в большей степени, чем это характерно для обычной экономической деятельности и для удовлетворения разумного экономического интереса правообладателя;
  • российский потребитель ограничивается в доступе к соответствующим товарам, прежде всего тем, наличие которых на внутреннем рынке является жизненно важной необходимостью (например, отдельные категории лекарственных средств, оборудование для жизнеобеспечения населения);
  • недопуск правообладателем ввоза выпущенного с его согласия за рубежом товара ведет к созданию угрозы для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья граждан, охраны природы и культурных ценностей, других публично значимых и конституционно защищаемых интересов;
  • ограничение ввоза товаров как результат следования правообладателя товарного знака режиму санкций против России, ее хозяйствующих субъектов
Читайте также:  Для получения госконтракта нужно подтвердить соответствие требованиям к участникам закупки

О чем подумать, что сделать

  • Несмотря на признание Конституционным Судом РФ законным национального и регионального принципа исчерпание исключительного права, полагаем, что участники рынка могут столкнуться с определенными трудностями в связи с тем, что судам предстоит выработать более детальные критерии недобросовестности правообладателей, а законодатель может отказаться от выбора мер ответственности параллельных импортеров либо выбрать меры, которые сделают запрет параллельного ввоза фактически нереализуемым.
  • Принятое Постановление, по-видимому, сильнее всего повлияет на официальных дистрибьюторов правообладателей в России.
  • Кроме того, принятие Постановления, вероятнее всего, повлечет за собой изменение подходов при рассмотрении Федеральной антимонопольной службой (ФАС России) дел о злоупотреблении доминирующим положением со стороны правообладателей (доминирующих субъектов), в частности, в форме экономически или технологически необоснованного отказа либо уклонения от заключения договора с отдельными покупателями.
  • Для минимизации вероятности возникновения трудностей, рекомендуем:
  • пересмотреть политику компаний ввиду критериев недобросовестности, установленных Конституционным судом, в частности, не использовать запрет на параллельный импорт для поддержания на российском рынке необоснованно более высоких цен на товар по сравнению с рынками в других странах;
  • тщательно прорабатывать основания отказа в заключении договоров с покупателями, в частности, учитывать обстоятельства, которые могут свидетельствовать о недобросовестности правообладателя согласно Постановлению, для минимизации признания такого отказа как необоснованного и его квалификации как нарушения антимонопольного законодательства;
  • тщательно формировать позицию применительно к запрету ввоза продукции без согласия правообладателей, чтобы избежать негативных последствий (признание недобросовестным поведения правообладателя, возмещение судебных расходов импортера, потеря дальнейшей возможности запрета);
  • в случае предъявления требования об уничтожении выбирать ситуации, в которых импортируемые товары могут не отвечать установленным правилам относительно жизни и здоровья потребителей, защиты безопасности, охраны природы и др.

Помощь консультантов

Специалисты компании «Пепеляев Групп» готовы оказать необходимую юридическую поддержку по всем вопросам, связанным с выработкой стратегии в отношении параллельного импорта в новых условиях, представлением интересов в суде, таможенных органах и органах антимонопольной службы.

Яна Склярова: постановление Конституционного суда по параллельному импорту может стать основой для выработки позиции ФАС

Яна Склярова: постановление Конституционного суда по параллельному импорту может стать основой для выработки позиции ФАС

Оно позволит рассматривать определенные действия правообладателей по реализации своих товаров не только в рамках Гражданского Кодекса, но и антимонопольного законодательства

19 ноября заместитель начальника Управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС России Яна Склярова приняла участие в VI Международном форуме «Антиконтрафакт».

Она рассказала о выработанной Конституционным судом Российской Федерации правовой оценке деятельности так называемых «параллельных импортеров». По словам Яны Скляровой, эта позиция продвигалась антимонопольным ведомством очень давно.

Спикер напомнила, что ФАС России ранее уже выдавала предупреждения ряду правообладателей на рынке автомобильных запчастей, которые отказывались рассматривать заявления «параллельных импортеров» о получении разрешения на ввоз партий товара на территорию Российской Федерации. Теперь, получив юридическое толкование вопроса, поддерживающее подход антимонопольного органа, по результатам неисполнения этих предупреждений ФАС России предстоит рассмотреть дела о нарушении Закона о защите конкуренции.

«Мы исходим из тех тезисов, к которым пришел в своем постановлении Конституционный суд РФ.

Основной из них – это возможность рассматривать определенные действия правообладателей по реализации своих товаров как злоупотребления, таким образом оценивая их не только в рамках Гражданского кодекса, но и антимонопольного законодательства», – отметила заместитель начальника Управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС России.

По ее словам, такая позиция ведомства связана с его практикой, поскольку в ФАС часто обращаются импортеры разного уровня. Они сталкиваются с ситуацией, когда при попытке ввоза на территорию Российской Федерации товара правообладателя получают письма от правообладателей или их представителей, которые рекомендуют по вопросам приобретения товара обращаться непосредственно к авторам письма.

«В свете постановления Конституционного суда РФ подобные действия носят признаки злоупотребления правообладателем, так как они могут привести к неблагоприятным последствиям на соответствующих рынках.

С нашей точки зрения понятие общественного интереса широкое.

Оно может касаться и доступа граждан к искусственно не ограниченному ассортименту товаров и должной конкуренции цен и брендов», – подчеркнула Яна Склярова.

«Постановление Конституционного суда может стать правовой основой для выработки позиции и практики антимонопольного органа, а также важной вехой в рассмотрении дел по параллельному импорту», – резюмировала она.

Таможне дали добро на параллельный импорт

Конституционный суд поставил точку в вопросе о параллельном импорте в Россию, разрешив его. То есть теперь можно легально купить товар напрямую у производителя либо через дистрибутора. В каком случае продукция будет дешевле для потребителя? И чем это обернется для ритейла в целом? Выясняла Аэлита Курмукова.

Запрет на параллельный импорт, который действовал в России, затрагивает многие сферы, — от продажи лекарств, бытовой техники, автозапчастей до сервисного обслуживания.

Чтобы ввезти эти товары в страну, нужно было разрешение производителя, говорит советник юридической фирмы Dentons Сергей Федоров: «Федеральная антимонопольная служба заявляла, что запрет на параллельный импорт необходимо отменить и ограничить это право правообладателя решать, кто будет ввозить товар на соответствующую территорию.

Сотрудники ведомства считают, что это будет полезным для рынка, а, в конечном счете, — для потребителя, потому что у правообладателей будет меньше рычагов для завышения цены. Кроме того, такая мера приведет к общему увеличению конкуренции на рынке».

Вопрос параллельного импорта дошел до Конституционного суда. Поводом для рассмотрения дела стала история вокруг ООО «ПАГ», которое заключило госконтракт на поставку бумаги марки Sony для аппаратов УЗИ. Компания закупила легальную продукцию, но в Польше и через немецкого посредника.

Но до заказчика — одной из больниц — партия так и не дошла, так как ее арестовали на таможне как контрафакт по требованию Sony. Товар конфисковали, а российскую компанию оштрафовали на 100 тыс. руб.

В одном из интервью представитель компании «ПАГ» заявил, что аналогичный товар от производителя стоит в России в пять раз дороже, чем у посредников.

Понятно, что производители хотят сохранить монополию. Против легализации параллельного импорта, в частности, выступали автоконцерны, производители автозапчастей.

Но в итоге всегда переплачивали потребители, говорит вице-президент Автомобильной сервисной ассоциации Александр Казаченко: «Например, Porsche и BMW очень сильно ограничили ввоз деталей в Россию.

Но все пытаются работать, грубо говоря, «в серую» и ввозят комплектующие полулегально, оформляя их доставку на частных лиц либо отправляя контейнер путешествовать, например, через ОАЭ, и потом все равно это завозится в Россию.

Контрафакта у нас на рынке сейчас хватает и без этого. На самом деле, после легализации параллельного импорта пройдет определенное «осветление» рынка, потому что цена гарантированно упадет на 30-40%, и мы будем тратить меньше денег на запасные части».

Между тем, объем рынка автомобильных компонентов и запчастей в России оценивается почти в $19 млрд. И понятно, что автодилеры не хотят терять этот рынок.

Но именно они контролируют качество, а легализация параллельного импорта приведет к росту контрафакта, резюмирует президент Ассоциации компаний интернет-торговли Алексей Федоров: «Открытие параллельного импорта означает смерть всего российского ритейла и серьезный удар по рынку. Сейчас есть хоть какой-то запрет на кросс-бордерную торговлю.

Как только параллельный импорт будет разрешен, тут же огромное количество посылок с известными брендами мимо официальных каналов хлынет из Китая в Россию. В итоге российский бюджет потеряет на налогообложении многомиллиардные суммы».

Если сейчас производители отвечают за качество своих товаров, то в случае легализации параллельного импорта, как подчеркивают в АКИТ, отвечать будет некому.

Ежегодный объем контрафактной торговли в России оценивается в четыре миллиарда долларов. Чаще всего подделывают лекарства, алкоголь, табачную продукцию, одежду, минеральную воду и автозапчасти.

Кс запретил уничтожать товары, ввезенные в россию по схеме параллельного импорта

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 13 февраля. /ТАСС/. Конституционный суд выступил против уничтожения оригинальных товаров, легально ввезенных в РФ не официальным дистрибьютером, то есть по схеме так называемого параллельного импорта. Об этом говорится в сообщении пресс-службы КС, опубликованном во вторник.

«Уничтожать товары, ввезенные на территорию России в порядке параллельного импорта можно лишь в случае их ненадлежащего качества или в целях обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей», — говорится в сообщении.

В своем решении КС подчеркнул, что сам принцип ограничения импорта товаров с размещенными на них товарными знаками не противоречит Конституции. Однако, считают в КС, правообладатель может недобросовестно использовать исключительные права на товарный знак.

«В случаях недобросовестного поведения правообладателя товарного знака должны быть использованы гражданско- правовые институты против злоупотребления правом. Суд может отказать правообладателю в иске полностью или частично, если выполнение его требований может создать угрозу для конституционно значимых ценностей», — говорится в сообщении пресс-службы КС.

Читайте также:  Статья 8.1. Государственная регистрация прав на имущество

Учет интересов правообладателей

Как подчеркнул в беседе с журналистами судья КС Гадис Гаджиев, решение суда не означает, что в России исчезает сам статус официального дилера.

Он пояснил, что правообладатель может обратиться в суд, если у него появилась информация, что в процессе транспортировки товара, ввозимого по схеме параллельного импорта, нарушены условия хранения или правила перевозки, в результате чего товар может стать опасным.

Кроме того, закон защищает правообладателей от ввоза товаров, которые могут повредить его деловой репутации.

«Во всех случаях, когда завоз этой продукции в порядке параллельного импорта может нанести урон деловой репутации этого правообладателя, допустим, изготовлена продукция, не адаптированная к российскому рынку, качественная, но не адаптированная, в таком случае очевидно, что такая продукция не должна быть завезена, и правообладатель имеет какие-то возможности по воспрепятствованию [ввозу этого товара]», — сказал Гаджиев.

При этом, добавил он, главный смысл постановления — это борьба с монополией при поставке тех или иных товаров, на которые нанесен товарный знак. «Мы сказали только о тех случаях, когда правообладатель действует в корыстных интересах, он делает все, чтобы, извините, задрать цены, создать очевидную монополию», — сказал судья.

История вопроса

Поводом для рассмотрения дела в КС стало обращение компании «ПАГ». Фирма заключила госконтракт на поставку специальной бумаги марки Sony для аппарата УЗИ в Черняховскую больницу в Калининградской области.

Бумагу предприниматели купили у сторонней польской компании и попытались ввезти в Россию, но груз был арестован.

Арбитражный суд Калининградской области удовлетворил исковые требования о защите исключительных прав на товарный знак SONY компании Sony Corporation.

В результате с компании «ПАГ» было взыскано 100 тыс. рублей, ей было запрещено ввозить и продавать в России бумагу Sony, сам товар был конфискован.

Юристы компании с таким решением не согласились, по их мнению, сейчас законодательство позволяет применять к оригинальным товарам, которые законно ввезены в страну не официальным импортером (параллельный импорт) те же меры, что и к контрафактной продукции — изъятие из оборота, уничтожение и взыскание компенсации.

Таким образом нарушаются конституционные принципы правовой определенности и справедливости, а также неприкосновенности частной собственности, посчитали в «ПАГ» и обратились в КС.

Параллельный импорт в Российской Федерации

Прошел год с момента вынесения Конституционным судом (КС РФ) Постановления от 13 февраля 2018 г. №8-П «По делу о проверке конституционности п.4 ст.1252, ст.1487, и п.п.1, 2 и п. 4 ст.1515 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) в связи с жалобой ООО «ПАГ» («Постановление №8-П»), ставшего поворотным в области параллельного импорта.

Напомним, что дело №А21-7328/2014 по иску компании Sony Corp. (Japan) к фирме «ПАГ» (Россия) о нарушении ее исключительных прав на товарный знак SONY при ввозе товаров на территорию РФ было предметом рассмотрения всех судебных инстанций.

Требования компании Sony Corp. о запрете ввоза, изъятии и уничтожении товара и о взыскании компенсации были, в основном, судами удовлетворены.

Но фирма «ПАГ» обратилась в Конституционный суд с вопросом о соответствии Конституции положений указанных выше статей ГК РФ, примененных в данном деле.

КС РФ в Постановлении №8-П признал примененные нормы ГК РФ конституционными, а также подтвердил, что в рамках действующего на территории Евразийского экономического союза регионального принципа исчерпания права в России установлен запрет параллельного импорта. Кроме того, КС РФ разъяснил вопросы применения способов защиты исключительных прав при параллельном импорте.

Суд установил, что, в целях соблюдения баланса интересов сторон, к импортерам оригинальных и контрафактных товаров должны применяться разные меры ответственности.

В частности, присуждаемая правообладателю компенсация за ввоз оригинальных товаров должна быть меньше, нежели компенсация за ввоз контрафактных товаров.

Кроме того, КС РФ исключил возможность применения к оригинальным товарам уничтожения, кроме случаев ненадлежащего качества ввезенных товаров или в целях обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Помимо этого, КС РФ отметил, что поскольку установленное Конституцией требование действовать добросовестно и не злоупотреблять своими правами обращено ко всем участникам гражданских правоотношений, суды вправе отказать правообладателю в иске полностью или частично, если установят, что правообладатель действует недобросовестно: создает запретом на ввоз угрозу жизни и здоровью граждан, иным публичным интересам, необоснованно завышает цены на продукцию.

Основываясь на Постановлении №8-П, фирма «ПАГ» обратилась в суд с заявлением о пересмотре первоначального решения по новым обстоятельствам. Пересмотрев дело, суд вынес новое решение: наложил запрет на ввоз задекларированной фирмой «ПАГ» партии товаров и, ссылаясь на Постановление №8-П, применил к данным товарам изъятие и уничтожение.

Суд указал, что Sony Corp. представило доказательства ненадлежащего качества товаров: истечения срока их годности, а также отсутствия в материалах дела доказательств соблюдения импортером надлежащих условий хранения товаров. Суд также удовлетворил требование о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав Sony Corp.

, однако, следуя разъяснениям КС РФ и принимая во внимание, что ранее фирма «ПАГ» не допускала подобных нарушений, снизил размер компенсации со 100 000 до 10 000 рублей.

Стоит отметить, что суд рассмотрел и довод «ПАГ» о недобросовестности истца, но указал, что сам по себе факт подачи иска в защиту прав не может быть расценен как недобросовестное поведение правообладателя (в дальнейшем суды приводили аналогичную аргументацию в ответ на доводы ответчиков о недобросовестности истцов, не сопровождавшиеся какими-либо доказательствами). 6 февраля 2019 г. апелляционный суд подтвердил, что фирма «ПАГ» нарушает исключительные права Sony Corp., и взыскал с ответчика компенсацию в размере 10 000 рублей.

Разъяснения, изложенные в Постановлении №8-П, в особенности, касающиеся изъятия и уничтожения «серых» товаров и размера присуждаемой правообладателям компенсации, находят отражение в судебной практике по делам о параллельном импорте.

После вынесения Постановления №8-П суды при рассмотрении требования об изъятии и уничтожении «серых» товаров разрешают вопрос о наличии оснований его удовлетворения: ненадлежащее качество ввезенных товаров, необходимость обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

При этом, учитывая, что обязанность доказывания обстоятельств дела лежит на стороне, которая ссылается на них в обоснование своих требований, наличие одного или нескольких вышеприведенных оснований, на которые указал КС РФ, подлежит доказыванию истцом, требующим изъятия и уничтожения товара.

Однако в формирующейся практике подходы судов к распределению бремени доказывания иногда различаются.

Так, при новом рассмотрении дела №А40-98047/2016 по иску компании Конинклийке Филипс Н.В.

к фирме «ТД «АНК» суд апелляционной инстанции возложил бремя доказывание ненадлежащего качества товаров на правообладателя и отказал в удовлетворении требования об изъятии и уничтожении спорного товара (диагностической системы PHILIPS).

Суд посчитал, что истец не доказал ненадлежащее качество товара и при этом не отрицает его оригинальности. Суд также указал, что довод истца об отсутствии регулярного технического обслуживания не может свидетельствовать о некачественности оборудования, поскольку оно не эксплуатировалось.

В другом деле №А40-215750/14 о ввозе автомобильных запчастей — истцам удалось убедить суд в необходимости изъятия и уничтожения ввезенных ответчиком запчастей.

Истцы представили в материалы дела экспертное заключение, в котором специалист установил, что спорные запчасти не могут быть безопасно использованы по назначению.

Эксперт указал, что однозначно сделать вывод о том, что запчасти пришли в негодность во время хранения или были такими на момент ввоза – невозможно, поскольку экспертиза определяет состояние запчастей только на момент проведения экспертизы.

Суд апелляционной инстанции оставил в силе решение суда первой инстанции в части изъятия и уничтожения товара, а также в части компенсации. Следует отметить, что суд не снизил размер компенсации, присужденной судом первой инстанции.

Альтернативное мнение выразил Арбитражный суд (АС) г.Москвы при новом рассмотрении дела №А40-193572/2017 по иску «Диаджео Айленд» к фирме «Интербев».

Суд не принял доводы истца о ненадлежащем качестве спорных товаров (пива) ввиду истечения их срока годности в период, пока рассматривалось данное дело, мотивировав свою позицию тем, что проверке подлежит качество товара на момент его декларирования ответчиком. В результате суд отказал в удовлетворении требования об изъятия и уничтожения товаров.

Однако, апелляционный суд с таким выводом не согласился и, сославшись на Постановление №8-П, указал, что товар, срок годности которого истек, не может быть признан качественным, и подлежит изъятию в целях обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей.

Не во всех случаях суды возлагают бремя доказывания ненадлежащего качества товаров на истца, заявляющего требование об изъятии и уничтожении.

Интересным образом применил Постановление №8-П и рассмотрел вопрос качества спорных товаров АС Приморского края в деле №А51-10443/2018 о ввозе запчастей.

Суд возложил бремя доказывания законного приобретения спорных товаров у правообладателя или с его согласия на ответчика и указал, что товары, ввезенные ответчиком, не могут достоверно считаться качественными в связи с отсутствием информации о происхождении данного товара, отсутствием сертификатов, подтверждающих качество и безопасность товаров, в связи с чем они могут нанести вред жизни и здоровью российского потребителя в случае поступления на рынок, дальнейшей реализации и эксплуатации. Удовлетворяя требования истца, суд пришел к выводу о необходимости уничтожения спорной продукции. Решение сторонами не обжаловалось.

Читайте также:  При наличии злоупотребления правом недействительными могут быть признаны действия по исполнению договора

В споре компании «Фольксваген Акциенгезельшафт» с поставщиком запасных частей компанией «ТМР Импорт» Суд по правам (СИП) отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, указав, что для правильного разрешения требования об изъятии и уничтожении суду необходимо установить, законно ли на товар нанесены товарные знаки, и если да, то имеются ли предусмотренные Постановлением №8-П основания для изъятия и уничтожения оригинального товара (Дело № А41-55568/2017). АС Московской области, рассмотрев дело, удовлетворил требования истца об изъятии и уничтожении товара, посчитав, что ответчик не доказал оригинальность спорных товаров, которая вызвала у суда сомнения, поскольку представленные ранее ответчиком в материалы дела документы давали основания полагать обратное. Рассмотрим, каким образом суды применяют разъяснения КС РФ при удовлетворении требования о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака.

КС РФ в Постановлении №8-П указал, что компенсация за ввоз оригинальных товаров должна быть ниже, нежели за ввоз контрафактных товаров, и СИП регулярно указывает нижестоящим судам на необходимость учитывать разъяснения КС РФ при определении размера компенсации. Следует отметить, что суды и до вынесения Постановления №8-П зачастую снижали размер заявленной правообладателями компенсации, что связано, в первую очередь, с отсутствием четкой методики определения ее размера.

В некоторых делах, при определении размера компенсации снова возникает вопрос распределения бремени доказывания.

Так, в деле № А56-73772/16 апелляционный суд, проверяя по указанию СИП соответствие решения суда первой инстанции Постановлению КС РФ №8-П, не нашел оснований для снижения размера компенсации, аргументировав свою позицию тем, что ответчиком не доказано, что товарный знак размещен на спорном товаре законно. На дату подготовки материала срок для обжалования постановления апелляционной инстанции еще не прошел.

В вышеупомянутом деле №А40-215750/14 апелляционный суд не уменьшил размер компенсации, присужденной судом первой инстанции, указав, что выводы суда первой инстанции не противоречат Постановлению №8-П, и суд правомерно удовлетворил требование о взыскании запрашиваемой истцами компенсации с учетом установления факта распространения ответчиком товара и отсутствия в действиях истцов недобросовестности.

В других случаях, суды, следуя разъяснениям КС РФ, уменьшали размер истребуемой правообладателями компенсации.

Так, принимая решение от 31 января 2019 г.

по делу А41-55012/2018, АС Московской области, сослался на то, что за ввоз оригинального товара не может быть взыскана такая же компенсация, как за ввоз поддельной продукции, а также на то, что ответчиком правонарушение было совершено впервые, и снизил размер компенсации с двукратной стоимости спорного товара, который ответчик успел реализовать, до однократного. При этом, размер присужденной компенсации был рассчитан по каждому из двух размещенных на товаре товарных знаков.

В деле №А41-52309/2017 на первом круге суд в десять раз снизил размер испрашиваемой истцом компенсации: с 500 000 до 50 000 рублей.

СИП отправил дело на новое рассмотрение, указав, что суды не учли правовые позиции, приведенные в Постановлении №8-П.

В ходе нового рассмотрения истец уточнил исковые требования и уменьшил заявленный размер компенсации до 50 000 рублей. Однако, суд первой инстанции снова снизил размер компенсации до минимальной (10 000 рублей).

Учитывая тенденцию к снижению размера запрашиваемой компенсации (и последующего пропорционального распределения судебных расходов между сторонами), правообладатели зачастую стали уточнять заявленные требования и сами просят суд назначить минимальную компенсацию — 10 000 рублей (дела №А52-4078/2017, А40-45121/2017).

Таким образом, в целом, суды единообразно следуют запрету параллельного импорта, конституционность которого признал КС РФ. Однако, на данный момент разъяснения по вопросу изъятия и уничтожения, а также взыскания компенсации, изложенные в Постановлении №8-П, применяются судами при рассмотрении исковых требований неодинаково.

Кс разделил меры ответственности за параллельный импорт и ввоз контрафакта

Контекст

КС изучил мнения органов власти на запрет «параллельного импорта»

С.-ПЕТЕРБУРГ, 13 фев — РАПСИ, Михаил Телехов.

Конституционный суд (КС) РФ указал, что применение одинаковой ответственности к импортерам, ввозящим в Россию оригинальную продукцию без согласия правообладателя, и к импортерам, ввозящим поддельную продукцию, недопустимо, кроме случаев, когда убытки от ввоза таких товаров сопоставимы, передаёт корреспондент РАПСИ из зала суда.

  • Соответствующее постановление КС вынес, изучив правовые аспекты «параллельного импорта» партии бумаги для УЗИ фирмы Sony, которая была арестована и конфискована на границе еще до таможенного оформления.
  • Проверку конституционности пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса (ГК) РФ КС проводил в связи с жалобой ООО «ПАГ», которое заключило государственный контракт на поставку бумаги Sony.
  • Правообладатель контролирует импорт

Данный товар фирма приобрела у сторонней польской компании и ввезла в Россию.

Таможенное оформление груз пройти не успел, так как товар был арестован Арбитражным судом Калининградской области, который также удовлетворил исковые требования правообладателя о защите исключительных прав на товарный знак SONY компании Сони Корпорейшн («Sony Corporation»). В результате «ПАГ» было запрещено осуществлять ввоз, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории РФ, а также хранение с этой целью указанных товаров SONY.

Также с фирмы было взыскано 100 тысяч рублей в качестве компенсации, а товар конфискован. Эти решения были оставлены в силе апелляционной и кассационными судебными инстанциями.

В трактовке судов, параллельный импорт — это ввоз товаров через каналы, не связанные напрямую с правообладателем (производителем), он запрещён и считается нарушением исключительных прав на товарный знак, ввезённая же таким образом продукция считается контрафактной.

По мнению заявителя и согласно ГК РФ, товар является контрафактным, если на нем незаконно размещен товарный знак.

Бумага для «УЗИ-аппаратов» — товар оригинальный, официально произведенный компанией Sony, и, как считает заявитель, факт незаконного размещения товарного знака отсутствует.

Но при этом к таким случаям применяются такие же санкции, как и к подделкам, маркированным чужим товарным знаком и проданным без согласия правообладателя — изъятие из оборота, уничтожение и взыскание компенсации.

Подлежит пересмотру

КС признал, что закрепленный в России национальный принцип исчерпания исключительных прав, предполагающий запрет параллельного импорта, не противоречит Конституции РФ.

«Однако правообладатель может недобросовестно использовать исключительное право на товарный знак и ограничивать ввоз на внутренний рынок России конкретных товаров или реализовывать ценовую политику, состоящую в завышении цен. Особую опасность такие действия могут приобретать в связи с применением каким-либо государством санкций против России», — сказано в постановлении КС.

Таким образом КС указал, что в случаях недобросовестного поведения правообладателя должны быть использованы гражданско-правовые институты противодействия злоупотреблению правом, а суды должны отказывать правообладателям в исках, если выполнение их требований может создать угрозу для жизни и здоровья граждан и конституционных публично значимых интересов.

КС постановил, что не допускается применение одинаковой гражданско-правовой ответственности к предприятиям, ввозящим оригинальную продукцию без разрешения правообладателя, и предприятиям, ввозящим поддельную продукцию, кроме случаев, когда убытки от параллельного импорта и ввоза контрафакта сопоставимы. Уничтожать оригинальные товары, считает КС, можно лишь в случае их ненадлежащего качества или в целях обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья граждан, охраны природы и культурных ценностей.

Дело «ПАГ» подлежит пересмотру.

Как пояснил после заседания судья КС Гадис Гаджиев, такое решение было принято после тщательного анализа ситуации. «В данном случае производитель бумаги для УЗИ — единственный и уникальный поставщик, у компании нет конкурентов.

И бумага, купленная у Sony, транспортированная сначала в Германию, потом в Польшу, купленная там заявителем и введённая в им в Россию, оказалась на 25 процентов дешевле, чем товар, который правообладатель предлагал напрямую», — пояснил Гаджиев.

Позиция эксперта

Представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов считает, что сегодня Конституционный суд фактически признал очень важные вещи.

«Во-первых, в постановлении суда указано, что право на товарный знак должно использоваться только в тех целях, которые установлены законом, то есть для того, чтобы отличить подделку от оригинала.

Во-вторых, Конституционный суд признал, что антимонопольная служба может пользоваться нормами о защите конкуренции – в части нормы о запрете злоупотребления доминирующим положением – для того, чтобы препятствовать правообладателям злоупотреблять на нашем рынке», — отметил он.

Также прозвучал важный тезис и по поводу того, что у нас частному праву на товарный знак противопоставлено большое количество конституционных ценностей и интересов – свобода перемещения товаров, защита жизни и здоровья, безопасность государства и так далее. Помимо этого, Конституционный суд прямо признал поведение правообладателя недобросовестным и не подлежащим защите в том случае, если он поддерживает режим международных санкций, который наложен на Российскую Федерацию, сказал Семенов.

По мнению омбудсмена в сфере интеллектуальной собственности, отмена запрета на параллельный импорт будет и в интересах потребителей – они будут защищены от произвола правообладателя, который сейчас производит товары разного качества «для белых» и «для туземцев».

«И, что главное, это в интересах страны: в случае с санкциями возможность иностранных правообладателей запрещать импорт своих товаров фактически приводит к экономической блокаде (турбины «Сименс» для Крыма, микросхемы и прочие товары двойного назначения для отечественной промышленности и тому подобное).

Запрет параллельного импорта в такой ситуации – вопрос геополитический и граничит с государственной изменой», – считает эксперт.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *