При наличии злоупотребления правом недействительными могут быть признаны действия по исполнению договора

При наличии злоупотребления правом недействительными могут быть признаны действия  по исполнению договораИски о недействительности кредитного договора обычно подают заемщики в связи с незаконностью договора или несоблюдением письменной формы, если, например, они не подписывали договор и не брали кредит. Но если заемщик заявит о недействительности, только чтобы уклониться от выплат по договору, суд, скорее всего, откажет в иске.
Также можно признать недействительными отдельные условия договора, например о необоснованных банковских комиссиях.

Для признания кредитного договора недействительным подайте иск в суд или заявите возражение о недействительности против иска, предъявленного контрагентом.

1. По каким основаниям можно признать кредитный договор недействительным
Кредитный договор может быть признан недействительным в следующих случаях:
1)несоблюдение письменной формы кредитного договора. В этом случае он считается ничтожным (ст. 820 ГК РФ).

Заемщик может оспорить договор по этому основанию, если он не подписывал спорный договор и не получал кредит (например, была подделана подпись или договор заключило не уполномоченное им лицо). Если удастся это доказать, полагаем, что договор будет признан недействительным из-за нарушения требований ст.

160 ГК РФ к простой письменной форме;
2)по общим основаниям недействительности, большая часть которых содержится в § 2 гл. 9 ГК РФ.
Например, кредитный договор, заключенный в результате мошеннических действий, является ничтожным (п. 6 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2019), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 24.04.2019).

Также заемщик может оспорить отдельные условия договора, ущемляющие его интересы, в частности о необоснованных банковских комиссиях (например, за выдачу кредита).

2. В каком порядке кредитный договор признается недействительным
Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожного кредитного договора (например, при несоблюдении письменной формы) и о признании этого договора недействительным составляет три года. По общему правилу он начинает течь со дня, когда ничтожный договор начал исполняться. Если иск подает лицо, которое не является стороной кредитного договора, то срок начинается течь со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале исполнения договора. При этом этот срок не может превышать 10 лет со дня начала исполнения договора (п. 1 ст. 181 ГК РФ).
Для предъявления требований о признании оспоримого кредитного договора недействительным и о применении последствий этого установлен срок исковой давности в один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ).
К компетенции какого суда относится дело о признании кредитного договора недействительным зависит от того, кто является сторонами спора.
Если вы — юрлицо или ИП и в деле не участвуют физлица, вам следует предъявить требование в арбитражный суд. Он рассматривает экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 27 АПК РФ, п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996).

В первой инстанции дела по общему правилу рассматривают арбитражные суды субъектов РФ, например городов федерального значения (ст. 34 АПК РФ). Иск, как правило, следует предъявить по адресу или месту жительства ответчика (ст. 35 АПК РФ).

Исковое заявление о признании кредитного договора недействительным составьте в общем порядке. В нем укажите сведения, перечисленные:
в ч. 2 ст. 125 АПК РФ — если обращаетесь в арбитражный суд;

ч. 2 ст. 131 ГПК РФ — если обращаетесь в суд общей юрисдикции.

Если против вас подан иск на основании договора, который вы считаете ничтожным, вы можете подать встречный иск либо ограничиться возражением о ничтожности. Главное преимущество возражения в том, что на него не распространяется срок исковой давности (п.

71 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25).
Суд может отказать во встречном требовании заемщика в ответ на иск о взыскании задолженности, если установит, что его цель — не платить по кредиту.

Недобросовестное поведение помешает заемщику признать сделку недействительной (п. 5 ст. 166 ГК РФ).

Так, можно говорить о злоупотреблении правом, если заемщик долгое время вносил платежи по договору, одобрял его действие в переписке, сверках расчетов, а когда возник долг — заявил о недействительности (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.12.2011 N 10473/11).

3. Какие последствия влечет недействительность кредитного договора
Если кредитный договор недействителен, правовые последствия по нему не возникают, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью (п. 1 ст. 167 ГК РФ).
Основным последствием является реституция, когда стороны возвращают друг другу исполненное по договору.

Возможны и другие последствия в случаях, предусмотренных законом. Так, можно взыскать проценты по ст. 395 ГК РФ на сумму платежей, которые кредитная организация должна вернуть заемщику.
В ситуации, когда заемщик требует признать недействительным оспоримый кредитный договор, суд с учетом обстоятельств дела может прекратить действие договора на будущее время (п. 3 ст.

167 ГК РФ). В этом случае проценты начисляются следующим образом (п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998):
до момента вступления в силу решения суда о признании договора недействительным — по установленной договором ставке;
после вступления в силу решения суда — по ключевой ставке Банка России (п. 2 ст. 1107, п. 1 ст.

395 ГК РФ).

Если заемщик в ходе исполнения договора уже вносил плату за пользование кредитом по ставке, превышающей ключевую ставку Банка России, последствия могут быть следующими.

Суд может признать, что та часть процентов, которая превышает указанную ставку, неосновательно приобретена кредитором (п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998).

В этом случае он должен будет вернуть заемщику переплату в силу п. 1 ст. 1102 ГК РФ.

4. Как признать недействительными отдельные пункты кредитного договора
Можно потребовать признания недействительными отдельных условий кредитного договора.

На практике иски в основном подают заемщики и оспаривают условия:
1)о банковских комиссиях — суд признает их недействительными, если выяснит, что комиссия установлена за выдачу кредита;
2)о страховании, если без него банк не выдавал кредит.
Для того чтобы признать недействительным условие договора, надо подать иск (встречный иск) в суд или заявить возражение о ничтожности.

Однако учтите: вам нужно обосновать, что договор был бы совершен и без соответствующего условия (ст. 180 ГК РФ).
Исковое заявление о признании отдельного условия кредитного договора недействительным должно соответствовать общим требованиям.

В иске рекомендуем четко сформулировать основание признания отдельного условия договора недействительным.

Чтобы определить, к компетенции каких судов относится иск о признании отдельных условий кредитного договора недействительными, нужно учитывать, кто является сторонами спора.

Если вы — юрлицо или ИП и в деле не участвуют физлица, вам следует предъявить требование о признании условия кредитного договора недействительным в арбитражный суд.

Он рассматривает экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 27 АПК РФ, п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996).

В первой инстанции дела по общему правилу рассматриваются арбитражными судами субъектов РФ, например городов федерального значения (ст. 34 АПК РФ). Иск, как правило, следует предъявить по адресу или месту жительства ответчика (ст. 35 АПК РФ).

В какой суд обращаться, если в споре участвует физлицо

Добросовестность и пределы осуществления гражданских прав

Понятие и признаки добросовестности

Добросовестность и разумность участников гражданских правоотношений предполагается, если не установлено
иное . ГК предоставляет гражданам и юридическим лицам право самостоятельно осуществлять принадлежащие им гражданские права . Причем это право ограничивается требованиями добросовестности и разумности.

  • Под добросовестностью понимается поведение, которое:
  • — учитывает права и законные интересы другой стороны;
  • — содействует другой стороне при исполнении обязательства, в том числе в получении необходимой информации;
  • — направлено на предотвращение вреда другой стороне.
  • Кроме того, добросовестный участник гражданских правоотношений всегда предупредит контрагента, не являющегося профессиональным участником оборота, о необходимости дополнительных действий, прямо не предусмотренных договором, но влияющих на его исполнение.

Приведенный перечень признаков добросовестного поведения не исчерпывающий. Дополнительно оцениваются действия (бездействие) физического или юридического лица в рамках конкретных обстоятельств.

Например, добросовестность и разумность при исполнении руководителем организации своих обязанностей заключаются в том, что он принимает необходимые и достаточные меры для достижения целей деятельности юридического лица.

В ряде случаев закон прямо описывает добросовестное поведение. Так, согласно п. 1 ст. 283 ГК добросовестный приобретатель — это субъект, который возмездно приобрел имущество у лица, не имевшего права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать. В других случаях признаки добросовестности устанавливает суд с учетом обстоятельств дела.

Так, в соответствии с п. 4 ст. 9 ГК добросовестность приобретателя предполагается, поэтому истец обязан представить доказательства о выбытии жилого помещения помимо воли собственника или владельца.

  1. Если суд установит, что приобретатель знал или должен был знать о препятствиях к заключению сделки, но проявил умысел, неосмотрительность, самонадеянность, небрежность (например, при заключении сделки купли-продажи жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, не удостоверился в наличии согласия органов опеки и попечительства), это может свидетельствовать о недобросовестности приобретателя и повлечь истребование у него приобретенного .
  2. Пределы осуществления гражданских прав
  3. ГК не допускает:
  4. — действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребления правом в иных формах;
  5. — использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребления своим доминирующим положением на рынке .
Читайте также:  График отпусков на будущий год. как учесть неиспользованные в текущем периоде дни

Злоупотребление правом — самый распространенный вид недобросовестного поведения. Из содержания ст. 9 ГК следует, что злоупотребление правом имеет место, когда:

  • — лицо в пределах предоставленных ему прав действует недозволенным способом;
  • — лицо поступает вопреки норме, предоставляющей ему определенное право, не соотносит поведение с интересами общества и государства, не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность;
  • — в результате осуществления права как его прямой или косвенный результат наступают негативные последствия;
  • — в результате действий лица другая сторона не может реализовать свои права.
  • Злоупотребление правом может иметь и другие формы, например:
  • 1) отчуждение имущества с целью избежать обращения на него взыскания;
  • 2) включение в договор условия, обременительного для одной из сторон;
  • 3) уклонение от принятия исполнения обязательства третьим лицом, если на это нет разумных и законных экономических оснований;
  • 4) внесение денег на депозит нотариуса при отсутствии доказательств уклонения кредитора от принятия исполнения;
  • 5) оспаривание сделки по формальным основаниям после ее исполнения ;
  • 6) уклонение арендодателя от принятия арендованного имущества в связи с его освобождением арендатором и последующее заявление требования о взыскании арендной платы в связи с невозвратом имущества ;
  • 7) действия, направленные на ликвидацию и на исключение юридического лица из ЕГР, с целью уклонения от гражданско-правовой ответственности ;
  • 8) неоднократный возврат денежных средств ответчику, в том числе в день судебного заседания, с целью сделать невозможным доказывание факта возврата аванса истцу .
  • В результате анализа судебной практики можно сделать вывод, что белорусские суды не рассматривают как злоупотребление правом:
  • 1) требование участника, не принимавшего участия в деятельности хозяйственного общества, предоставить документированную информацию о его деятельности, если общество не дало возможности ознакомиться с документами иным способом ;

2) предъявление участником хозяйственного общества требования о признании сделки недействительной, как совершенной с нарушением требований ст. 57 Закона о хозобществах, при отсутствии доказательств желания причинить вред обществу либо его контрагенту .

Однако иногда в схожих случаях позиции судов в оценке действий лица как злоупотребления правом отличаются.

Так, согласно решению экономического суда Могилевской области от 11.11.2015 по делу N 180-11/2015 сам по себе размер пеней в договоре и заявление иска о взыскании пеней и процентов не доказывает злоупотребления
правом .

В каких случаях можно ставить вопрос о злоупотреблении правом?

Термин «злоупотребление правом» известен каждому юристу. Однако что понимается под ним на практике, знают далеко не все.

А между тем, если суд установит, что лицо злоупотребило правом, он может отказать ему в защите полностью или частично, а также применить другие не менее жесткие меры.

Разберемся, в каких конкретных случаях можно заявить о том, что контрагент или сторона в процессе злоупотребляет правом, и какие негативные последствия могут ждать их, если факт злоупотребления будет подтвержден.

Споры о злоупотреблении правом в судах не редкость. Такой способ защиты призван снизить недобросовестность сторон при исполнении сделок. В данной статье мы расскажем о том, что скрывается за понятием «злоупотребление правом», каким образом может быть использован этот правовой институт для более ­эффективной защиты бизнеса.

Пока не доказано обратное, предполагается, что участники оборота, осуществляя свои права и исполняя обязанности, действуют разум­но и добросовестно (п. 5 ст. 10 ГК РФ). Из этого положения следует вывод, что неразумное и недобросовестное поведение равнозначно ­злоупотреблению правом.

В теории злоупотребление правом – это использование принадлежащих лицу прав недозволенными способами либо с недозволенной целью, в результате чего наносится ущерб другим лицам. Таким образом, при злоупотреблении правом происходит нарушение границ его действия.

К сведению

Реализация лицом права на защиту своего нарушенного права способами, предусмотренными законом, не может рассматриваться как злоупотребление правом (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.06.2014 по делу № А45-14165/2013).

Условно все случаи злоупотребления делятся на две группы: злоупотребление материальным и процессуальными правами.

Злоупотребить материальным правом можно следующими способами:

  • шиканой, т.е. использованием права с единственной целью причинить вред другому лицу (абз. 1 п. 1 ст. 10 ГК РФ);
  • действиями в обход закона (абз. 1 п. 1 ст. 10 ГК РФ);
  • ограничением конкуренции и злоупотреблением доминирующим положением на рынке (абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ);
  • злоупотреблением правом в форме бездействия (этот способ признается судебной практикой);
  • иным заведомо недобросовестным осуществлением гражданских прав (абз. 1 п. 1 ст. 10 ГК РФ), например, распоряжением правом ­незаконными средствами.

Способы злоупотребления процессуальными правами могут быть следующими:

  • подача иска исключительно с целью приостановить рассмотрение другого дела;
  • хитрости при направлении документов или заявлении возражений;
  • обжалование судебных актов, которые не подлежат обжалованию, и др.

Шикана

Действия, направленные на причинение вреда другим лицам, – самый распространенный способ злоупотребления правом.

Злоупотребление правом — Сам себе адвокат

Закон ограничивает свободы договора, когда более сильная сторона обязательства злоупотребляет своим положением. Договор можно расторгнуть или изменить, если он хотя и не противоречит закону, но лишает сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида. В частности, исключает или ограничивает ответственность сильной стороны за нарушение обязательств.

Либо содержит другие обременительные условия, которые не приняла бы слабая сторона, если бы могла участвовать в определении условий договора. Такие правила предусмотрены в пункте 2 ст. 428 ГК РФ.
Слабая сторона может требовать расторгнуть или изменить договор с отягощающими условиями.

При этом обременительные условия могут признать недействующими или действующими в измененной редакции с момента заключения договора.

Это законодатель закрепил в ГК РФ с 1 июня. Ранее такое правило действовало только для договоров присоединения. Теперь его можно применить и к обычным договорам, если в них предусмотрены обременительные условия для слабой стороны.

На что ссылаться при расторжении или изменении договора с отягощающими условиями

Договор присоединения – это договор, условия которого определила одна из сторон в формулярах или иных стандартных формах. Другая сторона может принять его не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Слабая сторона договора может требовать расторжения или изменения его условий. Такое право закрепляет ст. 428 ГК РФ. Детальное толкование этой нормы привел Пленум ВАС РФ в постановлении от 14.03.14 № 16 «О свободе договора и ее пределах».

Пункт 9 указанного постановления фактически еще до внесения поправок в ГК позволил применять положения ст. 428 ГК РФ не только к договорам присоединения, но и к другим договорам.

Пленум ВАС РФ также определил, что слабая сторона договора может:

1) сослаться на статью 10 ГК РФ и заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий;

2) заявить о ничтожности таких условий на основании ст. 169 ГК РФ.

Широкие возможности слабой стороны обусловлены общим принципом о том, что никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

При заключении договора с отягощающими условиями злоупотребление выражается в превышении пределов использования диспозитивного права, влекущего за собой нарушения равенства сторон.

Доказательства того, что изменение условий договора было невозможно

  • Поправки, внесенные в ГК РФ, освободили слабую сторону от обязанности доказывать наличие договора присоединения, достаточно доказать, что сильная сторона злоупотребляла своими правами.
  • К тому же сам факт присоединения к договору, форма которого заранее определена, не освободит от доказывания наличия обременительных условий и не подтвердит, что сторону лишили возможности влиять на содержание договора.
  • Суд будет исследовать все обстоятельства по делу, учитывая следующее:
  • 1) фактическое соотношение переговорных возможностей сторон;
  • 2) уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере;
  • 3) конкуренцию на соответствующем рынке;
  • 4) наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и другие обстоятельства.

«Факт присоединения не говорит о том, что нельзя было влиять на условия договора или что они обременительны»
Отсутствие доказательств, что присоединившаяся сторона пыталась изменить типовую форму договора, влечет отказ в применении п. 2 ст. 428 ГК РФ.

В то же время суд может самостоятельно определить, что при заключении договора стороны предусмотрели обременительные условия для одной из сторон. В частности, условие о повышенной ответственности – взыскание с покупателя неустойки от полной стоимости товара. Суд может применить положения постановления № 16 без соответствующих заявлений и доказательств со стороны покупателя.

Государственные контракты часто содержат условия, ущемляющие права подрядчика (исполнителя), и обладают признаками договора присоединения.

Так, например, стороны заключили государственный контракт. Генподрядчик должен был завершить строительство здания, но работы в срок не выполнил. Заказчик обратился в суд с иском о взыскании неустойки, рассчитанной из всей суммы контракта без учета части выполненных работ. Президиум ВАС РФ встал на сторону подрядчика.

Он указал, что проект госконтракта в силу прямого указания закона – это элемент процедуры размещения заказа. Оспорить его можно, только подав жалобу на положения конкурсной документации. Составить протокол разногласий к проекту контракта можно лишь в отдельных случаях.

К тому же закон запрещает переговоры между госзаказчиком и подрядчиком.

Читайте также:  Гарантия банка в обеспечение госконтракта

Победитель конкурса, будучи введенным в заблуждение авторитетом заказчика, внешней правомерностью этого требования и невозможностью от него отказаться, мог посчитать себя связанным им и добросовестно действовать вопреки своим интересам.

Включение в проект контракта явно несправедливого договорного условия, ухудшающего положение подрядчика, незаконно. Суд вправе применить к такому договору положения п. 2 ст.

428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув договор по требованию контрагента.

Злоупотребление правом как основание для признания сделок банкрота недействительными

Злоупотребление правом – сложная и комплексная категория российского гражданского права.

Достаточно сказать, что за 10 лет (с 2008 г.) институт злоупотребления правом (ст. 10 Гражданского кодекса РФ) прошел путь от полного забвения до использования чуть ли не в каждом втором гражданско-правовом споре, а в обособленных спорах в рамках дел о банкротстве – и того чаще.

Вызвано это проблемой, которую не в полной мере разрешило введение в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве)  главы III.1 «Оспаривание сделок должника» Федеральным законом от 28 апреля 2009 г. №73-ФЗ, – совершенный умышленно вывод активов должника задолго до того, как должник пришел в состояние объективного банкротства.

Основой для применения совокупности норм ст. 10 и 168 ГК РФ в целях оспаривания ничтожных и обходящих требования закона сделок в делах о банкротстве стали следующие правовые позиции.

  • Неразумное и недобросовестное поведение также приравнивается к злоупотреблению правом. Для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие его действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства. Поэтому норма ст. 10 ГК РФ может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика (Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации – Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2008 г. № 127).
  • Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (п. 1 ст. 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности нацеленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 апреля 2009 г. № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”», далее – Постановление № 32).
  • Наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, совершенную со злоупотреблением правом, как ничтожную по ст. 10 и 168 ГК РФ (п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”», далее – Постановление № 63).
  • Для квалификации сделок как ничтожных недостаточно констатации факта недобросовестных действий одной стороны в сделке, необходимо установить наличие либо сговора между сторонами по сделке, либо осведомленности одной стороны сделки о подобных действиях другой (Постановление Президиума ВАС РФ от 18 февраля 2014 г. № 15822/13 по делу № А45-18654/2012).

Предмет доказывания. Доказывание. Рекомендации по доказательственной работе

Как уже было отмечено, наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, совершенную со злоупотреблением правом, как ничтожную по ст. 10 и 168 ГК РФ (п. 4 Постановления № 63, п. 10 Постановления № 32).

В упомянутых разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок (Постановление Президиума ВАС РФ от 17 июня 2014 г.

№ 10044/11 по делу № А32-26991/2009, Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29 апреля 2016 г. № 304-ЭС15-20061 по делу № А46-12910/2013, от 28 апреля 2016 г.

№ 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014).

В предмет доказывания по делам о признании сделки недействительной по причине злоупотребления правом одной из сторон при ее совершении входят следующие обстоятельства, имеющие юридическое значение для правильного разрешения спора и подлежащие установлению:  (Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 1 декабря 2015 г. № 4-КГ15-54, от 29 марта 2016 г. № 83-КГ16-2):

  • наличие или отсутствие цели совершения сделки, отличной от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок;
  • наличие или отсутствие действий сторон сделки, превышающих пределы дозволенного гражданским правом осуществления правомочий;
  • наличие или отсутствие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц;
  • наличие или отсутствие у сторон по сделке иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

Отсутствие хотя бы одного из обстоятельств исключает возможность удовлетворения иска по основаниям, предусмотренным ст. 10 и 168 ГК РФ. Доказывает эти факты истец.

В судебной практике отмечается, что под злоупотреблением правом следует понимать умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в ст.

10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда (например, Обзор судебной практики Двадцатого арбитражного апелляционного суда по применению главы III.1 «Оспаривание сделок должника» Федерального закона от 26 октября 2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», утвержденный постановлением Президиума Двадцатого арбитражного апелляционного суда  от 16 сентября 2011 г.).

Для признания сделки недействительной на основании ст. 10, 168 ГК РФ необходимо установить признаки злоупотребления правом со стороны не только должника, но и его контрагента.

О злоупотреблении правом контрагента при заключении договора с должником может свидетельствовать, например, совершение контрагентом этой сделки не в соответствии с ее обычным предназначением (например, при заключении договора купли-продажи недвижимости, по которому недвижимое имущество отчуждается от должника в пользу контрагента-покупателя; владение, пользование и распоряжение объектом, извлечение из него дохода – например, путем сдачи в аренду), а в других целях, таких как:

  • участие контрагента в операциях по неправомерному выводу активов должника;
  • получение контрагентом безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности;
  • реализация договоренностей между должником и контрагентом, направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы должника или залогодателя, при наличии у последних неисполненных обязательств перед собственными кредиторами), и т.п.

Указанная позиция отражена также в уже упомянутых Определениях Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29 апреля 2016 г. № 304-ЭС15-20061 по делу № А46-12910/2013, от 28 апреля 2016 г. № 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014.

В недавнем Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-18538 по делу № А40-191951/2017 разъяснены отдельные характеристики сделок со злоупотреблением правом и их соотношение с интересами гражданского оборота и применением института банкротства в российском праве.

В частности, ВС РФ указал: «Такой подход (квалификация в качестве ничтожных сделок со злоупотреблением правом в спорах о банкротстве. – прим. мое. – В.Г.

) позволяет противодействовать злоупотреблениям со стороны заказчика и исполнителя услуг, использующих договорную конструкцию возмездного оказания услуг и право на свободное согласование цены договора в целях искусственного формирования задолженности, в том числе и для создания фигуры фиктивного доминирующего кредитора, контролирующего банкротство в своих интересах в ущерб независимым кредиторам. Эта цель не совместима с задачами института банкротства, противоправна и не подлежит судебной защите.

Ввиду того что противоправная цель скрывается сторонами сделки, ее наличие устанавливается судом по совокупности косвенных признаков. Сам же факт установления неоправданно высокой цены услуг, что явно не характерно для обычных правоотношений, наряду с прочими обстоятельствами может указывать на злоупотребление правом.

Так, в частности, при рассмотрении данного дела апелляционный суд установил, что договор заключен в преддверии банкротства заказчика, а акт об оказании услуг подписан после возбуждения дела о его несостоятельности».

Однако для признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст.

10 ГК РФ, суду необходимо установить, что такая сделка совершена с намерением причинить вред другому лицу либо допущено злоупотребление правом в иных формах (наличие или отсутствие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц.

Читайте также:  Информационные услуги: это что такое и основные виды, которые к ним относятся, предоставление в сфере интернет, понятие продукта и договор на оказание сервиса

Оно может выражаться (в отношении материальных благ) в утрате части имущественной сферы, упущенного дохода или необходимости нести в будущем новые расходы – п. 1, 2 ст. 10 ГК РФ). Неразумное и недобросовестное поведение также приравнивается к злоупотреблению правом.

Для квалификации сделки как совершенной с нарушениями ст.

10 ГК РФ управляющий вправе приводить доводы о наличии либо сговора между сторонами договора, либо осведомленности одной стороны договора о подобных действиях другой стороны, а также о направленности сделки на уменьшение конкурсной массы (противоправная цель) путем доказывания совершения должником и его контрагентом конкретных действий по отчуждению имущества по этой сделке по заведомо заниженной цене третьим лицам, а контрагент – отрицать это со ссылкой на обычность сделки, реальную эквивалентность (равноценность) предоставлений по сделке, отсутствие негативных правовых последствий (вреда) по результатам сделки для должника и иных лиц, отсутствие ухудшения либо улучшение экономических показателей деятельности должника, соответствие каузы (правовой цели) сделки избранной форме сделки и соответствие деловой цели сделки обычаям и обыкновениям, сложившимся в предпринимательской среде.

Кроме того, контрагент должника вправе ссылаться на пропуск срока исковой давности управляющим.

Срок давности в обособленных спорах о признании недействительными сделок должника по мотиву злоупотребления правом

Срок давности при оспаривании ничтожных сделок по основанию злоупотребления правом составляет три года. Сроки подозрительности в отношении таких сделок не применяются. Однако срок исковой давности исчисляется по-разному в зависимости от момента совершения спорной сделки.

В отношении сделок, совершенных после 1 сентября 2010 г.

Применительно к действиям арбитражного управляющего и/или кредитора, оспаривающих сделку по мотиву злоупотребления правом, в настоящее время действует субъективный фактор, характеризующий начало течения срока давности по требованию о недействительности сделки, – осведомленность заинтересованного лица о нарушении его прав («узнал или должен был узнать»).

Постановлением Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 60 (далее – Постановление № 60) п. 10 Постановления № 32 дополнен новым предложением, согласно которому по требованию управляющего или кредитора о признании недействительной сделки, совершенной со злоупотреблением правом (ст.

10 и 168 ГК РФ) до или после возбуждения дела о банкротстве, исковая давность в силу п. 1 ст.

181 ГК РФ составляет три года и исчисляется со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

Срок исковой давности в этом случае для управляющего/кредитора составляет три года со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

В отношении сделок, совершенных до 1 сентября 2010 г.

Ранее действовавшая (до 1 сентября 2013 г.) редакция п. 1 ст.

181 ГК РФ связывала начало течения срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и по требованиям о признании ее недействительной не с субъективным фактором – осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, – а с объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения такой сделки независимо от субъекта оспаривания. Переходными положениями Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 9 ст. 3; далее – Закон № 100-ФЗ) определено, что новые сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 г.

Таким образом, по любой сделке, совершенной до 1 сентября 2010 г. (три года до вступления в силу положений Закона № 100-ФЗ, изменившего редакцию п. 1 ст. 181 ГК РФ), срок исковой давности истекает до 1 сентября 2013 г. Следовательно, на день вступления в силу Закона № 100-ФЗ (1 сентября 2013 г.

) по сделкам, совершенным до 1 сентября 2010 г., по которым с заявлением об их оспаривании как совершенных со злоупотреблением правом управляющие/кредиторы обратились после 1 сентября 2013 г.

, трехлетний срок исковой давности, исчисляемый по правилам, предусмотренным ранее действовавшим законодательством, истек.

Судебная практика ВАС РФ и ВС РФ по вопросу об исчислении сроков исковой давности при оспаривании ничтожных сделок должника, сроки предъявления требований по которым истекли до 1 сентября 2013 г.

, единообразна (Постановление Президиума ВАС РФ от 29 марта 2012 г. № 15051/11 по делу № А41-25081/2009; Определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17 марта 2015 г. № 306-ЭС15-998 по делу № А55-3371/2013, от 5 ноября 2015 г.

№ 305-ЭС14-1540 по делу № А40-79862/2011).

Реституционные последствия

Кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании п. 1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.

3 Закона о банкротстве и ГК РФ, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Таким образом, при признании недействительной сделки с должником по мотиву злоупотребления правом (по ст. 10 и 168 ГК РФ) требование контрагента к должнику восстанавливается, и контрагент вправе предъявить его в реестр требований кредиторов должника (если полученное по этой сделке возвращено контрагентом в конкурсную массу должника).

Ключевая проблема при применении ст. 10 и 168 ГК РФ

Очень острой в настоящее время в практике рассмотрения споров о банкротстве стала проблема разграничения оснований недействительности сделок, предусмотренных ГК РФ и Законом о банкротстве, о чем уже говорилось в статье «Вред кредитору – признак сомнительности сделок банкрота».

Следует ставить вопрос о фактической конкуренции норм о действительности сделки между ст. 10, 168 ГК РФ (т.е. сделки, совершенные со злоупотреблением правом) и ст. 61.2 Закона о банкротстве (подозрительные «вредительные» сделки должника).

Зачастую конкурсными управляющими не приводятся доводы о том, чем, по их мнению, обстоятельства состоявшихся нарушений выходили за пределы диспозиций п. 1 или 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и зачем необходимо оспаривать сделку должника как ничтожную по мотиву злоупотребления правом.

Указанная тема – предмет особого исследования и будет подробно освещена в отдельной статье.

Признание сделки недействительной: злоупотребление правом

Проанализировав судебные акты ВАС РФ, автор статьи приходит к выводу, что судебная практика движется в сторону более активного применения ст. 10 ГК РФ о запрете злоупотребления правом при разрешении дел о защите интересов хозяйственных обществ от злоупотреблений их руководителей и контролирующих акционеров.

Проблема защиты интересов хозяйственных обществ от злоупотреблений их руководителей и контролирующих акционеров не теряет своей актуальности. Классическим примером таких злоупотреблений является продажа имущества организации по заниженной стоимости другому юридическому лицу, де-факто контролируемому руководителем или мажоритарным акционером организации-продавца.

Основаниями оспаривания подобных сделок чаще всего являются нормы законодательства о сделках с заинтересованностью и крупных сделках, содержащие требования о совершении сделки по рыночной стоимости и предусматривающие особую процедуру одобрения сделки коллегиальным органом общества.

Эффективность указанных норм невысока в силу строгой формальности, негибкости критериев, определяющих сферу их действия. Так, зачастую объекты, имеющие высокую действительную стоимость (земельные участки, здания), имеют небольшую балансовую стоимость, и сделки с ними не подпадают под категорию крупных.

Аккуратный обход признаков аффилированности, а значит, и заинтересованности в совершении сделки также не представляет особых сложностей.

Предпринимаются попытки (в основном безуспешные) оспаривания отчуждения имущества по заниженной стоимости и по другим основаниям, например по ст. 170 ГК РФ (мнимая и притворная сделка), ст.

169 ГК РФ (недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности), ст. 575 ГК РФ (запрет дарения между коммерческими организациями), а также успешного оспаривания на основании ст.

179 ГК РФ (злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной).

Из перечисленных норм ст. 179 ГК РФ в наибольшей степени отвечает существу правонарушения, имеющего место при выводе активов организации за бесценок.

Действительно, чем еще, как не противоправным сговором с целью получения личных выгод в ущерб интересам представляемой организации, может объясняться заключение сделки на заведомо нерыночных условиях? Однако проблема применения данной нормы состоит в том, что она распространяется только на представителей, а согласно общепринятой доктрине руководитель организации таковым не является. Впрочем, расширительное толкование данной нормы было поддержано рядом судов и даже первоначально не было опровергнуто ВАС РФ , однако некорректность такого толкования, а также сокращенный срок исковой давности по требованиям, основанным на ст. 179 ГК РФ, по-видимому, явились причиной для поиска иных решений. ———————————

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *