Спор по инвестиционному контракту: как суды учитывают позицию ВАС РФ

В соответствии с ч.3 ст.1 382-ФЗ «Об арбитраже…» в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом. Могут ли в этой связи быть туда переданы споры по государственным контрактам?

Является ли спор по госконтракту гражданским

В соответствии с п.1 ст.

2 44-ФЗ законодательство о контрактной системе в сфере государственных закупок базируется на положениях Гражданского кодекса, следовательно, основанные на этом законе правоотношения можно считать гражданскими.

В самом тексте закона нет запрета на передачу споров в третейский суд. Поэтому многие участники закупок приходят к выводу о том, что спор с государственным заказчиком можно передать в третейский суд.

Запрет рассмотрения третейскими судами публично-правовых споров

Однако в Постановлении Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011 №10-П была осуществлена попытка сузить круг дел, которые могут быть рассмотрены третейским судом: «Указание на гражданско-правовой характер спора как критерий его возможного разрешения посредством третейского разбирательства означает, что в системе действующего правового регулирования не допускается передача на рассмотрение третейского суда споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, а также дел, рассматриваемых в порядке особого производства, не отвечающих традиционным признакам споров о праве (дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и др.)»

Являются ли споры по госконтрактам публично-правовыми

О спорах, связанных с государственными закупками в этом решении не говорилось, однако Президиум Высшего Арбитражного Суда в Постановлении №11535/13 от 28 января 2014 года взял этот аргумент за основу своего решения. В Постановлении Президиума сказано, что споры, вытекающие из отношений, связанных с государственными закупками, являются публично-правовыми, по этой причине они не могут быть рассмотрены в третейском суде.

В качестве дополнительного аргумента Президиум ВАС РФ добавил, что третейский суд был выбран заказчиком сомнительным и непрозрачным способом, а выбранный третейский суд был вообще создан незадолго до заключения контракта и рассматривал споры только двух заказчиков.

Учитывая, что третейские судьи получают гонорар за свою деятельность, выбор третейского суда без проведения торгов можно считать нарушением 44-ФЗ. Правда, в третейском соглашении могут быть заранее распределены расходы, связанные с разрешением спора в третейском суде, в соответствии с п.1 ст.16 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации».

И если участник размещения заказа, с которым подписывается контракт, согласен на эти условия, то это нарушение нивелируется.

Императивность закона о государственных закупках

Кроме того, в этом постановлении было уточнено, что закон о контрактной системе носит не только публично-правовой, но и императивный характер, который не позволяет заказчикам свободно устанавливать условия договора, не определенные в законе о закупках, так как участник размещения заказа, с которым подписывается контракт, имеет лишь возможность присоединения к нему и не может не согласиться с теми или иными его условиями. По этой же причине отсутствие указания в этом законе на возможность разрешения споров третейским судом нужно рассматривать не как отсутствие запрета такого рассмотрения, а, наоборот, на отсутствие разрешения.

Поэтому в соответствии с п.3 ст.

5 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» третейское соглашение, которое достигнуто только за счет присоединения участника размещения заказа к проекту контракта, опубликованному заказчиком, недействительно.

Остается вопрос, законно ли разрешение спора с государственным заказчиком в третейском суде, если поставщик/ подрядчик согласен на заключение третейского соглашения после возникновения оснований для подачи иска с отнесением расходов на него.

Мнение ВАС по поводу третейских судов

Президиум ВАС считает, что заключение третейского соглашения после возникновения оснований для обращения в суд в данной ситуации также недействительно, так как в законе 44 четко определено, что споры между сторонами разрешаются в суде. По мнению Президиума ВАС РФ понятие «суд» в данном законе не подлежит расширительному толкованию и подразумевает только органы судебной власти РФ, к которым третейские суды не относятся.

Более того, в определении ВАС РФ сказано, что все вступившие в силу судебные акты арбитражных судов по схожим обстоятельствам могут быть пересмотрены на основе данного истолкования.

Критика постановления ВАС РФ

Такое решение ВАС подвержено существенной критике по следующим основаниям.

Публичными правоотношениями являются лишь правоотношения заказчика и участников размещения заказа до момента заключения контракта, после которого между ними возникают гражданские правоотношения двух лиц без элементов публичности. Иначе подобного рода споры рассматривались бы судом совершенно в ином порядке, определенном КАС РФ.

А довод о том, что понятие «суд» не подлежит в законе о контрактной системе расширительному толкованию противоречит п.1 ст.11 ГК РФ, в которой третейский суд упомянут как возможный орган для разрешения гражданских споров.

Довод об аффилированности конкретно выбранного в данном случае третейского суда вообще многие рассматривают как безосновательное обвинение, нарушающее принцип презумпции добросовестности сторон.

Защита интересов в суде по госконтракту

  • В каждом конкретном случае стороны могут быть заинтересованы или не заинтересованы в разрешении спора в третейском суде.
  • Если у вас возникла конфликтная ситуация с заказчиком, лучше не пытаться разрешать ее самостоятельно.
  • Обратитесь к профессионалам, и мы поможем вам не только правильно разрешить вопрос с третейской оговоркой, но и отстоять свои интересы перед заказчиком в конечном итоге.
  • Источник: https://MakFin.ru/goszakupki/treteiskij-sud/

Спор по инвестиционному контракту: как суды учитывают позицию ВАС РФ

Спор по инвестиционному контракту: как суды учитывают позицию ВАС РФ

В спорах по инвестиционному договору суд применяет закон, который соответствует предмету иска. Такое решение предложил ВАС РФ в 2011 году.

Сложности споров по инвестиционным контрактам 

Инвестиционные контракты – популярный тип договоров. Однако закон не отвечает на вопрос о правовой природе инвестиционного контракта, не раскрывает понятия инвестиционных отношений. При этом инвестиционные контракты заключают на большие суммы, и стороны сильно рискуют.

В случае спора по инвестиционному контракту участники испытывали сложности в обосновании позиции и не могли предсказать исход дела. ВАС РФ постарался ликвидировать существующий правовой пробел. Суд разбил договор на отношения, для которых есть правовое регулирование, и стал применять наиболее близкие положения.

В законе нет специальных норм для разрешения споров в отношении инвестиционных контрактов. Восполнять пробел пришлось суду. Несколько лет назад ВАС РФ объяснил, как разрешать споры из отношений по договору, понятие и существенные условия которого отсутствуют в Гражданском кодексе (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.11 № 54 «О некоторых вопросах…»).

Суды применяют к инвестиционным контрактам близкие нормы закона

Чтобы сторона спора могла правильно сформулировать исковые требования и спрогнозировать перспективы дела, юристам нужно следовать алгоритму:

  1. Определить природу спорных отношений.
  2. Применить нормы, которые эти отношения регулируют.

Допустим, в рамках инвестиционного контракта возник конфликт из-за плохого качества работ. Тогда нужно применить нормы о подряде. Чаще всего опираются на главы 30 («Купля-продажа»), 37 («Подряд»), 55 («Простое товарищество») ГК РФ.

Например, суд рассматривал спор о взыскании долга. Инвестор перечислил средства контрагенту на строительство, но контрагент нарушил обязательства. Суд квалифицировал договор инвестирования как соглашение о купле-продаже будущей недвижимой вещи.

Суд применил положения главы 30 «Купля-продажа» и удовлетворил иск. Если продавец получил предоплату и не передал товар, покупатель вправе потребовать возврата суммы предварительной оплаты (п. 3 ст. 487 ГК РФ). Суд взыскал задолженность, см. постановление АС Московского округа от 25.05.

16 по делу № А41-50101/2015. Из постановления:

«… ООО … (собственник-застройщик) и … (инвестор) заключен договор инвестирования …, согласно которому инвестор передает собственнику-застройщику денежные средства в сумме, установленной настоящим договором, для осуществления проекта по созданию результата инвестиционной деятельности на земельном участке…  размер инвестиций составляет 2 195 000 рублей…

… истец уплатил, а ответчик получил денежные средства в размере 2 195 000 руб., что подтверждается представленными в дело квитанциями к приходному кассовому ордеру, расписками ответчика, двусторонним, оформленным истцом и ответчиком, актом сверки.

… в случае непередачи результата инвестиционной деятельности в срок, указанный пункте … договора… инвестор вправе отказаться от настоящего договора. При этом собственник-застройщик обязуется вернуть внесенные денежные средства инвестору.

… Доказательства, подтверждающие возврат ответчиком истцу денежных средств в размере 2 195 000 руб., не представлены, в связи с чем суд правомерно удовлетворил исковые требования о взыскании с ответчика в пользу истца 2 195 000 руб.».

Другая ситуация складывается, когда инвестиционный договор заключили для строительства на участке в государственной либо муниципальной собственности до 1 января 2011 года.

Объект, созданный в результате строительства, признается долевой собственностью сторон данного договора с учетом распределения долей, предусмотренного договором (п. 3 ст. 3 Федерального закона от 25.02.

99 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности…»).

ВАС РФ сделал еще один важный вывод. Он относится к лицам, которые финансируют строительство недвижимости. Эти лица не наделяются правом собственности, даже долевой, на возводимое за их счет недвижимое имущество.

Право собственности на объекты недвижимости возникает у тех лиц, которые заключили договор купли-продажи будущей недвижимой вещи. Оно появляется с момента государственной регистрации этого права за покупателем (п. 2 ст.

223 ГК РФ).

Если одна сторона договора создает объект недвижимости, а вторая финансирует и получает право на ½ доли в праве общей долевой собственности, то строительная компания не вправе уклоняться и не регистрировать переход прав собственности инвестора. Получается, стороны заключили договор купли-продажи будущей вещи.

Продавец (инвестор) исполнил свои обязательства по передаче недвижимой вещи, ею владеет покупатель. Если одна из сторон уклоняется от регистрации перехода прав на недвижимость, суд вправе вынести решение о регистрации перехода права собственности (п. 3 ст. 551 ГК РФ). Суд удовлетворил иск инвестора (постановление АС Центрального округа от 07.

07.16 по делу № А68-9035/2015).

  • Безопасная купля-продажа. Три спасительные позиции Верховного суда

Проблема юридической квалификации отношений, связанных с инвестированием в недвижимость

Источник: https://www.law.ru/article/21349-qqe-17-m2-14-02-2021-spor-po-investitsionnomu-kontraktu-kak-sudy-uchityvayut-pozitsiyu-vas-rf

Кабальную сделку не оспорить со ссылкой на штраф по другому договору

Спор по инвестиционному контракту: как суды учитывают позицию ВАС РФ

Компания заключила невыгодный договор и исполнила его, чтобы избежать крупного штрафа по другому договору. Но компании не удалось оспорить невыгодный договор как кабальную сделку.

Застройщик заключил инвестиционный контракт на возведение объекта недвижимости. По условия контракта застройщик заплатил бы большую неустойку за нарушение сроков ввода в эксплуатацию. Чтобы не нарушить сроки, застройщик пошел на кабальную сделку с третьим лицом. Однако когда он попытался оспорить сделку, Верховный суд не признал его доводы обоснованными.

Читайте также:  Покинуто место дтп. чем грозит и можно ли это сделать без последствий?

Застройщик заключил с энергетической компанией невыгодный договор

Компания осуществляла работы строительного подряда. Компания заключила инвестиционный контракт с Правительством Москвы. Согласно контракту застройщик принял на себя обязательства по строительству жилого дома. Стороны закрепили в договоре, что за нарушение сроков ввода объекта в эксплуатацию застройщику придется выплатить крупные суммы штрафа (9,3 млн руб. в месяц).

Одна из задач застройщика состояла в том, чтобы обеспечить теплоснабжение строящегося дома. Московская объединенная энергетическая компания (МОЭК) установила условия присоединения к тепловым сетям. Согласно условиям МОЭК, чтобы подключить объект к системам теплоснабжения, застройщику было необходимо повысить мощность одного из участков теплосети.

Для этого застройщик должен был заменить прежние коммуникации на участке на новые трубы, у которых диаметр был больше. После того, как проведут замену, компания-застройщик должна была заключить с энергетической компанией соглашение о компенсации потерь в связи с заменой труб теплосети. Потери МОЭК составляли 4,1 млн руб.

Подрядчик заключил это соглашение и перечислил сумму, которую требовала МОЭК. Затем готовый объект ввели в эксплуатацию.

См. также Строительная экспертиза в споре с подрядчиком

Суды трех инстанций признали договор кабальной сделкой

После того, как дом сдали, компания-застройщик подала в суд иск. Она потребовала признать соглашение о компенсации потерь кабальной сделкой. По мнению застройщика, сделку пришлось заключить под давлением со стороны МОЭК, которая навязала ее и злоупотребила своим доминирующим положением.

Застройщик подчеркивал, что вынужден был согласиться с условиями МОЭК, иначе сроки ввода объекта в эксплуатацию были бы нарушены. Без документов от МОЭК объект недвижимости не сдали бы вовремя. А это для компании-застройщика грозило еще большими неустойками в рамках инвестиционного контракта.

См. также Безвозмездное устранение недостатков не исключает взыскания неустойки с подрядчика

Дело рассматривали в нескольких инстанциях. Первая инстанция, апелляция и кассация поддержали компанию-застройщика. С их точки зрения, истец смог подтвердить, что заключил невыгодную для себя сделку под влиянием внешних обстоятельств.

У компании не было другого выхода, кроме подписания соглашения с МОЭК. Данная сделка нарушала права и угрожала законным интересам компании-застройщика. Застройщик произвел реконструкцию участка тепловых коммуникаций, а заплатил за это, как за ликвидацию части теплосети.

Суды трех инстанций согласились с тем, что сделка с МОЭК является кабальной для компании-застройщика.

Верховный суд указал на непричастность энергетической компании к инвестиционному контракту застройщика

Рассмотрением данного хозяйственного спора занялся Верховный суд РФ. Суд изучил материалы дела и пришел к выводу, что нижестоящие суды допустили ошибки в оценке обстоятельств. ВС указал, что энергетическая компания приводила несколько важных аргументов.

Во-первых, МОЭК не участвовала в инвестиционном контракте как одна из сторон. Энергетическая компания не знала, какие именно штрафные санкции и для каких случаев стороны инвестиционного контракта предусмотрели в соглашении. То есть МОЭК не могла использовать информацию о контракте для своей выгоды.

Во-вторых, энергетическая компания указала, что застройщик заключил соглашение, чтобы добиться разрешения на ввод в эксплуатацию нового объекта недвижимости. И с этой целью компания-истец выполнила обязательства в рамках соглашения. Это не позволяет заявлять о недействительности договора с МОЭК.

Верховный суд учел позицию энергетической компании, отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение (определение ВС РФ от 27.10.2021 по делу № А40-91532/15).

По материалам рубрики «Обзор арбитражных споров», № 12, 2021 г.

Проблема юридической квалификации отношений, связанных с инвестированием в недвижимость

Источник: https://www.arbitr-praktika.ru/article/2181-qqe-17-m3-23-03-2021-dogovor-ne-osporit-so-ssylkoy-na-shtraf-po-drugomu-dogovoru

Юристу

Новости судебной практики

Постановление президиума ВАС РФ от 06.09.2011 N 4784/11 по делу N А40-133603/09-122-977

«При рассмотрении споров о судьбе инвестиционных договоров (контрактов), предполагающих возведение объекта недвижимости, суды должны определить характер спора, а также правовую природу этого контракта»

Суть спора

Правительством г. Москвы 19.02.2002 было издано Постановление N 135-ПП «О благоустройстве территории сада «Эрмитаж» и строительстве арт-кафе по адресу: ул. Каретный ряд, д. 3, стр.

7″ (далее — Постановление N 135-ПП), которым предусматривалось проведение в 2002 г. работ по благоустройству территории сада «Эрмитаж» общей площадью 770 кв. м, включая строительство арт-кафе (ресторана) общей площадью 1200 кв.

м за счет собственных и привлеченных средств инвестора.

Постановлением Правительства г. Москвы от 26.03.2002 N 227-ПП в Постановление N 135-ПП внесены изменения, согласно которым арт-кафе передается в собственность инвестора, а остальные объекты — в собственность г. Москвы.

На основании этих постановлений Правительство г. Москвы и ООО «Анжело» (далее — Общество) 18 июня 2002 г. заключили инвестиционный контракт N 8-1940/н-2, предметом которого явилась реализация инвестиционного проекта по благоустройству территории сада «Эрмитаж» общей площадью 770 кв. м, включая строительство и реконструкцию объектов, указанных в Постановлении N 135-ПП.

С целью завершения строительства сада «Эрмитаж» 25 января 2003 г. стороны подписали дополнительное соглашение N 8-1940/н-2-2044 об изменении срока реализации названного инвестиционного контракта. Согласно данному соглашению были изменены сроки ввода в эксплуатацию объектов: для объектов, являющихся долей города, указан I квартал 2003 г., для арт-кафе — IV квартал 2003 г.

Постановлением Правительства г. Москвы от 02.11.2004 N 767-ПП и дополнительным соглашением от 24.06.

2005 N 2 к инвестиционному контракту внесены изменения соответственно в Постановление N 135-ПП и инвестиционный контракт: изменен предмет контракта (площадь строительства арт-кафе (ресторана) уменьшилась до 950 кв.

м, предусмотрена реконструкция других строений), а также продлен срок ввода объекта в эксплуатацию — до IV квартала 2005 г.

6 сентября 2006 г. стороны заключили дополнительное соглашение к инвестиционному контракту о продлении срока реализации инвестиционного проекта до 30 мая 2007 г. В рамках реализации инвестиционного проекта Общество свои обязательства исполнило лишь в части выполнения работ по городской доле.

Общество неоднократно обращалось в Правительство г. Москвы с письмами о продлении сроков реализации инвестиционного проекта, на что в результате получило отрицательный ответ, оформленный Постановлением Правительства г. Москвы от 02.06.

2009 N 520-ПП «О прекращении реализации инвестиционного проекта по адресу: ул. Каретный ряд, д. 3, стр. 7, 11» (далее — Постановление N 520-ПП).

 Согласно данному документу инвестиционный проект прекращается в связи с невозможностью его реализации, а также по причине истечения срока действия инвестиционного контракта Постановление N 135-ПП признается утратившим силу.

В связи с этим Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным Постановления N 520-ПП, а также об обязании Правительства г. Москвы издать распорядительные акты о продлении срока действия инвестиционного контракта.

Проблема правовой квалификации инвестиционного договора (контракта)

В деловой практике распространена ситуация оформления обязательств по осуществлению инвестиционных проектов (в том числе возведения объектов недвижимости) с помощью заключения так называемых инвестиционных договоров (контрактов).

Довольно часто подобные контракты заключались на основании и в соответствии с нормативными правовыми актами субъектов РФ, и подчас заключение инвестиционного контракта являлось способом предоставления земельного участка для целей строительства, альтернативным способам, установленными в Земельном кодексе РФ (в качестве примера такой ситуации можно привести спор, рассмотренный в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23.01.2007 N 14140/06 по делу N А40-75012/05-53-646).

Долгое время в судебной практике (арбитражных судов и судов общей юрисдикции) существовала проблема правовой квалификации подобных контрактов. В частности, было неясно, является ли инвестиционный контракт самостоятельным видом договора.

Так, в Обобщении практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов, утвержденном Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, был сделан вывод о том, что инвестиционный контракт как самостоятельный тип договора не предусмотрен российским законодательством, поэтому судам необходимо определять правовую природу таких договоров в каждом конкретном случае на основе имеющихся обстоятельств дела.

Арбитражные суды также исходили из того, что квалификация инвестиционного контракта зависит от его содержания, поэтому договор, поименованный сторонами как инвестиционный, мог быть квалифицирован и как договор возмездного оказания услуг, и как договор простого товарищества, и как договор долевого участия в строительстве, и как договор подряда (см., например, Определения ВАС РФ от 09.09.2011 N ВАС-11702/11 по делу N А40-34081/10-23-286, от 10.03.2011 N ВАС-1948/11 по делу N А55-10880/2010, Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.06.2010 по делу N А19-21773/09, ФАС Западно-Сибирского округа от 15.06.2009 N Ф04-3400/2009(8403-А70-44) по делу N А70-6516/5-2008).

В связи с этим нельзя не отметить разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 N 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем» (далее — Постановление N 54).

В п. 4 Постановления N 54 разъясняется, что договоры, связанные с инвестиционной деятельностью, не имеют специального правового регулирования складывающихся между их сторонами обязательственных отношений. Закон РСФСР от 26.06.

1991 N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР», Федеральный закон от 25.02.

1999 N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», а также иные нормативные акты, касающиеся инвестиционной деятельности, не предусматривают специального договорного типа «инвестиционных договоров».

Пленум ВАС РФ указал, что в таких случаях арбитражным судам надлежит устанавливать правовую природу этих договоров (купля-продажа, подряд, простое товарищество и т.д.). Ранее данная позиция наиболее полно была изложена в Постановлении ФАС Поволжского округа от 12.07.2011 по делу N А49-6834/2010.

Следует отметить, что Президиум ВАС РФ в рассматриваемом Постановлении прямо ссылается на правовую позицию, изложенную в п.

4 Постановления N 54, в котором указано, среди прочего, что если не установлено иное, судам надлежит оценивать договоры, связанные с инвестиционной деятельностью в сфере финансирования строительства или реконструкции объектов недвижимости, как договоры купли-продажи будущей недвижимой вещи.

Данное разъяснение уже получило свое отражение в судебной практике (см. Постановления ФАС Московского округа от 17.10.2011 по делу N А40-111391/10-60-725, ФАС Поволжского округа от 19.08.2011 по делу N А57-2956/2009).

Решения судов разных инстанций

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования, что было поддержано судами апелляционной и кассационной инстанций.

Однако ВАС РФ в Определении от 31.05.2011 N ВАС-4784/11, принятом по данному делу, пришел к выводу о необходимости пересмотра судебных актов нижестоящих инстанций в порядке надзора.

Судебная коллегия ВАС РФ отметила, что анализ судебной практики свидетельствует о различной правовой оценке арбитражными судами ненормативных актов, принятых органами исполнительной власти в целях прекращения заключенных инвестиционных контрактов, а также способов их прекращения.

В частности, судебная коллегия ВАС РФ обозначила один из таких подходов, согласно которому, ввиду того, что оспариваемые акты приняты органами власти в пределах предоставленных им полномочий и в соответствии с требованиями законодательства в области инвестиционной деятельности, указанные акты не нарушают права и законные интересы инвесторов.

Читайте также:  В гк рф закреплены правила восстановления корпоративного контроля

Более того, по мнению судов, их издание само по себе не влечет расторжения договоров, поскольку указанные акты носят организационный характер и не влияют на права сторон по контракту, в том числе на возможность обращения в суд с иском об изменении (прекращении) договора, при рассмотрении которого и должны устанавливаться необходимые для этого обстоятельства.

В частности, подобные примеры имеют место в практике Девятого арбитражного апелляционного суда (Постановления от 05.08.2010 N 09АП-17212/2010 по делу N А40-170207/09, от 28.04.2010 N 09АП-6543/2010-АК по делу N А40-130810/09-148-767, от 27.02.2010 N 09АП-2119/2010-АК по делу N А40-94334/09-122-580).

  • Обращаем внимание, что Определение ВАС РФ является процессуальным актом и не содержит правовой позиции ВАС РФ, поскольку в нем не разрешается спор по существу.
  • Позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ
  • Президиум ВАС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение, сформировав следующую правовую позицию.
  • При рассмотрении споров о судьбе инвестиционных договоров (контрактов), предполагающих возведение объекта недвижимости, суды должны определить характер спора, а также исследовать правовую природу инвестиционного контракта.

Данная правовая позиция основана на следующем.

Несмотря на то что Общество предъявило требование о признании недействительным ненормативного правового акта, речь идет о судьбе инвестиционного контракта, правовая природа которого не была исследована судами нижестоящих инстанций.

Поэтому суд должен квалифицировать возникший спор и определить нормы процессуального законодательства, подлежащие применению: гл. 24 АПК РФ (рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов) либо общие положения об исковом производстве (разд. II АПК РФ).

Президиум ВАС РФ указал, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, которое расходится с толкованием, содержащимся в рассматриваемом Постановлении, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, если для этого нет других препятствий.

Следует отметить, что в силу п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 N 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам» это указывает на придание данной правовой позиции Президиума ВАС РФ обратной силы.

В связи с этим рассматриваемое Постановление Президиума ВАС РФ является основанием для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам.

Обзор подготовлен специалистами компании «Консультант Плюс» и предоставлен компанией «КонсультантПлюс Свердловская область» — информационным центром Сети КонсультантПлюс в г. Екатеринбурге и Свердловской области

Вернуться к списку новостей

Судебная практика об инвестициях в финансовой сфере

Адвокаты и юристы по юридическим услугам для юридических лиц — Лидеры рейтингов » Аналитика » Полезные статьи и обзоры судебной практики » Юридическое сопровождение инвестиционных проектов » Судебная практика об инвестициях в финансовой сфере

  • Хотя большая часть споров в области инвестиционной деятельности, разрешаемых в порядке арбитражного судопроизводства, касается правоотношений в области недвижимости, есть и исключения, касающиеся, в частности, инвестиционного дохода по ценным бумагам.
  • Примером может служить постановление Президиума ВАС РФ, касающееся исключительно финансовых взаимоотношений между двумя коммерческими организациями, одна из которых к тому же является иностранной.
  • Инвестиционная компания (зарегистрирована в Республике Кипр) обратилась с иском к российской коммерческой организации о взыскании основного долга, ущерба, а также выгоды, упущенной по вине ответчика.
  • В первой инстанции арбитражный суд истцу отказал полностью, после апелляционного рассмотрения – требования удовлетворены целиком, а решение первого суда соответственно целиком отменено.
  • Кассационный суд полностью согласился с позицией апелляционного, в результате чего ответчик обратился в ВАС РФ с надзорной жалобой.
  • Проанализировав жалобу, поданную ответчиком, а также материалы дела Президиум ВАС РФ установил следующие факты.

Между сторонами процесса была заключена сделка РЕПО (то есть продажа ценных бумаг с обязательством выкупить их обратно определенный срок – фактически до некоторой степени заем под залог этих бумаг). Предметом сделки были паи закрытого ПИФ. В рамках сделки истец выступал продавцом, ответчик покупателем.

Надо отметить, что сделка заключалась до того, как в действие вступили изменения в налоговое законодательство, касающиеся договоров РЕПО. Помимо выплаты стоимости паев, ответчик обязался перечислять продавцу доход по паям.

Установлено, что ответчик выплатил стоимость покупки паев и часть доход за период. Доказательств перечисления дохода за последний месяц суду предоставлено не было. В свою очередь, истец просрочил уплату средств по обратному выкупу паев по сделке РЕПО, а ответчик отказался передавать паи обратно, уведомив о своем решении истца.

Президиум ВАС РФ установил, что согласно гражданскому законодательству убытки, которые должник обязан возместить кредитору за то, что обязательство было вообще не исполнено либо выполнено ненадлежащим образом, возмещаются в полном размере.

Однако при этом кредитор должен доказать, что убытки были причинены ему именно должником и именно из-за нарушения обязательств. Исходя из договора РЕПО, обязанность передать ценные бумаги (а именно инвестиционные паи) была обусловлена необходимостью предварительной оплаты со стороны истца.

Поскольку отказ от передачи был высказан не прямо ответчиком, а его принципалом (зарегистрированной в той же стране, что и истец компанией, через которую проводилась сделка), то прекращение отношений по договору зафиксировано не было. Точно так же не было отмечено и перехода прав к принципалу.

  1. В итоге ситуация сложилась следующим образом:
  2. 1. Суд первой инстанции справедливо принял решение об отказе во взыскании ущерба и упущенной по вине ответчика выгоды;
  3. 2. Привлечение ответчика к ответственности в апелляционной инстанции было ошибкой;

3. Основной долг ответчика подлежит взысканию в пользу истца в полном объёме, поскольку наличие задолженности перед истцом по сделке РЕПО доказано и не оспаривалось в суде.

Таким образом, постановления суда апелляционной и кассационной инстанции были частично отменены, а решения суда первой инстанции – частично оставлены в силе.

Помимо норм законодательства, суд также исходил из позиции представителя ответчика, который во время рассмотрения дела в Президиуме ВАС РФ признал иск в части основного долга (доход по инвестиционным паям за тот период, когда они истцу не выплачивались).

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Юридическая квалификация инвестиционного договора в строительстве недвижимости в свете — Управление персоналом

Постановления Пленума ВАС РФ № 54 от 11 июля 2011 г.

11 июля 2011 г. Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – «ВАС РФ») принято Постановление № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем» (далее – «Постановление № 54»).

В этом документе Пленум ВАС РФ разъяснил ряд правовых вопросов, касающихся в том числе особенностей квалификации инвестиционного договора в сфере строительства объектов недвижимости.

Разъяснения носят существенный практический характер, так как влекут необходимость структурирования многих каркасных отношений в сфере строительства недвижимости на основании иных, отличных от ранее применявшихся договорных моделей.

Стоит отметить, что Постановление № 54 касается особенностей регулирования процесса строительства как нежилых объектов (зданий, сооружений), так и объектов жилищного строительства. Принимая во внимание активизацию за последнее десятилетие жилищного строительства, Постановление № 54 затронет реализацию многих текущих и планируемых проектов в данной области.

Определение инвестиционного договора

Инвестиционный договор широко используется в практике строительства объектов недвижимости. Однако четкого законодательного регулирования данный договор не получил.

  • Договор как основной документ, регулирующий производственно-хозяйственные и другие взаимоотношения субъектов инвестиционной деятельности, упоминается лишь в Законе РСФСР от 26 июня 1991 № 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» .
  • Последующее развитие законодательства об инвестициях также не внесло ясности относительно особенностей инвестиционного договора как самостоятельного типа.
  • Определение места инвестиционного договора в системе гражданско-правовых договоров осложнялось не столько законодательным пробелом в регулировании, сколько обширным и разнообразным содержанием самого договора.
  • Существование разных моделей инвестиционного договора обусловлено, главным образом, 1) чрезмерно объемным понятием «инвестиций», включающим в себя денежные средства, иное имущество, имущественные и иные права , а также 2) наличием широкого круга субъектов инвестиционной деятельности, отношения которых фиксируются в договоре (инвесторы, заказчики, исполнители работ и так далее) .

Однако если ограничить сферу применения инвестиционного договора отношениями по вложению денежных средств / предоставлением имущества инвестором(ами) заказчику (исполнителю) работ в целях строительства объекта недвижимости, количество используемых договорных схем в рамках инвестиционного договора сужается, но все же остается достаточно вариативным. Вариативность сохраняется, прежде всего, за счет особенностей формирования инвестиционного капитала и распределением результата вложения инвестиций между субъектами инвестиционной деятельности.

Отмеченная неоднозначность в понимании природы и характерных черт инвестиционного договора привела к возникновению отдельных спорных вопросов в судебной практике.

Судебная практика до Постановления № 54

Несмотря на отсутствие единого понимания природы инвестиционного договора в строительстве, судебная практика в целом указывала на комплексный характер договора, подлежащий регулированию исходя из существующих норм о купле-продаже, строительном подряде и т.д.

К примеру, в определении от 10 марта 2011 г. № ВАС-1948/11 по делу № А55-10880/2010 ВАС РФ отметил необходимость определения природы договора инвестирования в строительство исходя из норм гражданского законодательства.

  1. Также данная позиция была воспроизведена в практике арбитражных судов округов .
  2. Сложности в правоприменении вызывали практические вопросы, напрямую связанные с квалификацией инвестиционного договора, а именно:
  3. 1) определение четких критериев отнесения того или иного инвестиционного договора к конкретному существующему договорному типу.
  4. Обычно сложная структура инвестиционного договора зачастую не позволяет установить, какие нормы гражданского законодательства необходимо применить в том или ином случае.
Читайте также:  Полезные ссылки для юриста компании

При инвестировании в строительство ситуация в большей степени осложнена специфическими моделями объединения инвестиций (денежные средства, земельный участок) и распределения объектов строительства между участниками инвестиционной деятельности (распределение помещений, предоставление помещений в качестве платы за выполненные работы / оказанные услуги). Наличие данных особенностей создает дополнительную сложность при квалификации инвестиционного договора.

  • 2) возникновение права собственности инвестора на объект строительства.
  • Руководствуясь положениями инвестиционного законодательства , суды признавали за инвестором первичное право собственности на объект строительства до проведения его государственной регистрации .
  • При этом статья 219 ГК РФ указывает, что право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации.
  • Противоречие вывода из судебной практики действующему законодательству приводило к неопределенности прав инвестора относительно объекта строительства.
  • 3) применение вещно-правовых и обязательственных исков при защите прав инвестора по договору.
  • Признание судебной практикой первичного права собственности инвестора на вновь построенные объекты еще до государственной регистрации привело к чрезмерному распространению дел, инициированных по искам инвесторов о признании за ними права собственности на объект / часть объекта строительства .

Постановление № 54 скорректировало судебную практику по обозначенным вопросам, а по ряду позиций в корне ее изменило.

Стоит оговориться, что в силу прямого указания в Постановлении № 54 выводы ВАС РФ не относятся к сфере создания недвижимого имущества по Федеральному закону «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ» .

Новеллы Постановления № 54

Квалификация инвестиционных договоров

ВАС РФ подтвердил вывод судебной практики в вопросе определения правовой природы инвестиционных договоров в сфере строительства. При квалификации инвестиционных договоров ВАС РФ предписал руководствоваться правилами ГК РФ о купле-продаже, подряде, простом товариществе и т.д.

В целях определения четких критериев при квалификации инвестиционного договора в Постановлении № 54 ВАС РФ установил презумпцию, согласно которой, пока не установлено иное, инвестиционные договоры рассматриваются как договоры купли-продажи будущей недвижимой вещи .

ВАС РФ внес поправки в позицию судов в отношении способов индивидуализации будущего объекта недвижимости.

Так, будущая недвижимая вещь может быть индивидуализирована путем указания местонахождения возводимого объекта недвижимости, его ориентировочной площади, иных характеристик и свойств, которые могут быть определены, к примеру, в проектной документации или акте приема-передачи, совершенного сторонами во исполнение договора .

Критерии квалификации инвестиционного договора

Помимо введенной ВАС РФ презумпции о применении к инвестиционным договорам норм о купле-продаже, в Постановлении № 54 установлены также определенные ориентиры для отнесения инвестиционного договора к иным существующим договорным типам (подряд, простое товарищество). Критерии квалификации, предложенные ВАС РФ, приведены ниже в таблице.

Критерии Договор подряда (строительного подряда) Договор простого товарищества
Модель объединения инвестиций Одна сторона предоставляет для строительства земельный участок, находящийся у него в собственности или на ином праве. Другая сторона обязуется осуществить строительство. Каждая из сторон вносит вклады (передает земельный участок, вносит денежные средства, выполняет работы, поставляет строительные материалы и т.д.) с целью достижения общей цели, а именно создания объекта недвижимости.
Возникновение первичного права собственности на объект строительства Право собственности на здание или сооружение, созданное по договору, возникает у стороны, предоставившей земельный участок, с момента государственной регистрации данного права в ЕГРП. Первичное право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество (здание или сооружение) возникает у лица, имеющего в собственности либо на ином праве земельный участок, на котором оно возведено, с момента государственной регистрации данного права в ЕГРП.
Распределение объектов строительства между участниками инвестиционного процесса Если по условиям договора сторона, осуществившая строительство, имеет право в качестве оплаты по нему получить в собственность помещения в возведенном здании, названный договор следует квалифицировать как смешанный и к обязательству по передаче помещений применяются правила о купле-продаже будущей недвижимой вещи. Общая долевая собственность сторон договора простого товарищества на созданное недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации общей долей собственности в ЕГРП.

Однако, как показывает практика, большинство инвестиционных договоров следует трактовать как договоры купли-продажи будущей недвижимой вещи. В связи с этим острым становится вопрос возникновения права собственности инвестора на объект строительства.

Возникновение права собственности инвестора на объект строительства

В данном вопросе ВАС РФ в корне изменил судебную практику, признававшую за инвестором первичное право собственности на созданный объект недвижимости еще до момента государственной регистрации данного права.

В Постановлении № 54 ВАС РФ заметил, что инвестор в этом случае не приобретает первичное право собственности на возводимое за его счет недвижимое имущество. При этом ВАС РФ указал, что положения инвестиционного законодательства не могут быть истолкованы в смысле наделения инвесторов правом собственности (в том числе долевой собственности) на возводимое за их счет недвижимое имущество .

Следуя логике ВАС РФ, в ходе выполнения инвестиционного договора, квалифицированного в качестве договора купли-продажи будущей недвижимости, первичное право собственности на построенный объект недвижимости подлежит государственной регистрации за продавцом. В дальнейшем на основании заключенного договора в целях исполнения продавцом своей обязанности передать объект строительства покупателю (инвестору) производится государственная регистрация перехода права собственности за покупателем (инвестором).

  1. Таким образом, ВАС РФ существенным образом изменил подход в вопросе распределения права собственности при реализации инвестиционного договора, что напрямую повлияло не только на приведенную двухступенчатую процедуру оформления права собственности за инвестором, но и на систему исков, направленных на защиту прав инвестора в ходе осуществления инвестиционных проектов в сфере строительства.
  2. Система исков
  3. С принятием Постановления № 54 серьезно сместились акценты в системе исков, предъявляемых покупателем (инвестором) в защиту своих прав по инвестиционному договору, квалифицированному как договор купли-продажи будущей недвижимости.
  4. Отказывая в признании за инвестором первичного права собственности на объекты строительства, ВАС РФ, тем самым, исключил из системы исков, подаваемых инвестором в защиту своих прав по инвестиционному договору, широко применявшийся вещно-правовой иск о признании права собственности на объект строительства.

Основное требование, которое теперь может предъявить покупатель (инвестор), является обязательственное требование о понуждении продавца к исполнению обязательства по передаче недвижимой вещи по договору (статья 398 ГК РФ) . Условия удовлетворения данного иска, а также иных видов исков, которые могут быть применены инвестором для защиты своих прав, приведены ниже в таблице.

Вид иска Условия удовлетворения иска Применяемая норма ГК РФ
I. Иск о понуждении продавца к исполнению обязательства по передаче недвижимой вещи по договору.
  • 1) имущество имеется в натуре; 2) им владеет продавец по договору; и
  • 3) право собственности продавца на недвижимое имущество зарегистрировано в ЕГРП.
Статья 398 ГК РФ
II. Иск о проведении государственной регистрации перехода права собственности. 1) недвижимая вещь перешла во владение покупателя (инвестора), но 2) право собственности на объект зарегистрировано за продавцом. Пункт 3 статьи 551 ГК РФ
III. Иск о возврате уплаченной продавцу денежной суммы, уплаты начисленных на нее процентов, а также возмещения причинённых убытков. 1) у продавца отсутствует недвижимое имущество (например, недвижимое имущество не создано или создано, но передано другому лицу), либо 2) право собственности продавца на это имущество не зарегистрировано в ЕГРП. Пункты 3 и 4 статьи 487 и статья 15 ГК РФ
  1. Как отметил ВАС РФ в Постановлении № 54, иски о признании права собственности должны оцениваться как требования о понуждении к исполнению обязательства по передаче недвижимой вещи по договору .
  2. Что делатьинвестору?
  3. Очевидно, что представленная позиция ВАС РФ в рамках действующего законодательства несколько снижает эффективность защиты прав инвесторов при строительстве объектов недвижимости.

Постановление № 54 вынуждает субъектов инвестиционной деятельности более тщательно подходить к оформлению отношений в сфере строительства недвижимости.

Как представляется, особое внимание инвесторам следует уделить выбираемой схеме отношений (в рамках договора купли-продажи, строительного подряда, простого товарищества либо в рамках комплексного договора), особенностям выхода инвестора из проекта с учетом вопросов судебной защиты своих прав.

Ведомости СНД и ВС РСФСР, 18 июля 1991 г., № 29, ст. 1005.

См. Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» // Собрание законодательства РФ, 01 марта 1999 г., № 9, ст. 1096; и Федеральный закон от 09 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 12 июля 1999 г., № 28, ст. 3493.

См., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15 июня 2010 г. по делу № А19-21773/09, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15 июня 2009 г. № Ф04-3400/2009(8403-А70-44) по делу № А70-6516/ 5-2008.

Статья 5 Закона «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» и статья 6 Федерального закона «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений».

См., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09 июня 2009 г. по делу № А33-8169/2008, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12 марта 2009 г. по делу № А28-5650/2008-202/31.

См., например, постановление ФАС Московского округа от 17 ноября 2010 г. № КГ-А40/10341-10 по делу N А40-21499/09-3-248, постановление ФАС Северо-Западного округа от 16 июля 2010 г. по делу № А56-53082/2009.

ФЗ от 30 декабря 2004 № 214-ФЗ // Российская газета, № 292, 31 декабря 2004 г.

Пункт 4 Постановления № 54.

Пункт 2 Постановления № 54.

Пункт 6 Постановления № 54.

Пункт 7 Постановления № 54.

Пункт 4 Постановления № 54.

Пункт 5 Постановления № 54.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *