Третейский суд не может быть аффилированным

Третейский суд не может быть аффилированным

Арбитражные суды выдают исполнительные листы далеко не всегда, особенно если речь идет о третейских судах, аффилированных с одной из сторон спора (то есть последняя может влиять на деятельность суда, например, являясь его учредителем). ВАС РФ в таких случаях всегда занимал категоричную позицию: он отменял решения третейских судов, обосновывая свое решение нарушением принципа независимости судей. КС РФ рассмотрел недавно подобное дело и пришел к противоположному выводу. Позицию Суда по этому вопросу, закрепленную в Постановлении КС РФ от 18 ноября 2014 г. № 30-П (далее – Постановление), рассмотрим подробно в нашем материале.

Фабула дела 

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановлении КС РФ от 18 ноября 2014 г. № 30-П.

Требования заявителя (ОАО «Сбербанк России»): Признать неконституционными нормы, позволяющие отказывать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, в случае если одной из сторон спора является учредитель организации, при которой создан данный третейский суд.

Суд решил: Сам по себе факт учреждения третейского суда при организации, являющейся стороной спора, не является основанием для отмены решения такого суда.

Поводом для вынесения Постановления стало обращение ОАО «Сбербанк России» в КС РФ с просьбой проверить конституционность следующих норм (далее – оспариваемые нормы):

  • ст. 18 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее – закон о третейских судах), закрепляющей принципы судебного разбирательства;
  • п. 2 ч. 3 ст. 239 АПК РФ, определяющего, что нарушение основополагающих принципов российского права решением третейского суда является одним из оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное его исполнение;
  • п. 3 ст. 10 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее – закон об НКО), предусматривающего, что надзор за деятельностью автономной некоммерческой организации осуществляют ее учредители в порядке, предусмотренном учредительными документами. 

Заявитель считает, что оспариваемые нормы толкуются на практике таким образом, что вынесенное третейским судом решение по делу с участием учредителя организации, при которой он создан, признается нарушающим основополагающие принципы российского права. В результате арбитражные суды отказывают в этом случае в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения.

Заявитель считает, что такой подход нарушает его конституционные права, в частности право защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ), а также право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34 Конституции РФ).

 

Какие же обстоятельства послужили поводом для обращения заявителя в КС РФ? 26 июня 2012 года третейский суд при АНО «Центр Третейского Разбирательства» удовлетворил иск ОАО «Сбербанк России» (кредитор) к ООО «СОФИД» (должнику) и гражданину А.С. Шитю (поручителю) о взыскании с них задолженности по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии в размере 13 млн руб.

НАША СПРАВКА

В отличие от единовременного кредитования, при открытии кредитной линии клиент сможет получить средства не один раз в определенное договором кредитования время, а по мере необходимости (причем как в полном объеме, так и частями).

Требование ОАО «Сбербанк России» (далее – истец) было удовлетворено третейским судом. По этому же решению было обращено взыскание на имущество должника и поручителя. Ответчики не исполнили решение суда добровольно, поэтому истец обратился в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области за выдачей исполнительного листа.

Арбитражный суд удовлетворил заявления истца (определение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31 октября 2012 г. по делу № А56-48511/2012), и кассационный суд, куда ООО «СОФИД» обратилось с жалобой, оставил это решение без изменения (постановление ФАС Северо-Западного округа от 10 декабря 2012 г.

№ Ф07-7686/12 по делу № А56-48511/2012). 

Суды признали необоснованными доводы должника об отсутствии законных оснований для рассмотрения спора именно этим третейским судом, образованным при некоммерческой организации, одним из учредителей которых является ОАО «Сбербанк России».

Соответствующее третейское соглашение было включено в тексты кредитного договора, договора ипотеки и договора поручительства, заключенных между сторонами.

При этом доказательств того, что должник был против заключения данного соглашения или недоволен его содержанием, в деле нет, подчеркнули суды.

ВАС РФ – против аффилированных третейских судов

ВАС РФ, рассматривая данное дело в порядке надзора, отменил решения нижестоящих судов (Постановление Президиума ВАС РФ от 16 июля 2013 г. № 1567/13) и отказал истцу в выдаче исполнительного листа. Он посчитал, что суды вынесли неверные решения, поскольку не проверили соблюдение гарантии объективной беспристрастности третейского суда.

По его мнению, АНО «Центр Третейского Разбирательства» заинтересовано в деле, так истец является одним из его учредителей, а значит может осуществлять надзор за его деятельностью (согласно п. 3 ст. 10 закона об НКО).

Более того, истец принимал участие в формировании правления организации, которое определяет правила работы и состав третейского суда. 

Также ВАС РФ напомнил, что каждый человек имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом (п. 1 ст.

 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), и это правило распространяется на разбирательство как в государственных, так и в третейских судах.

При этом беспристрастность суда должна оцениваться не только в соответствии с субъективным подходом, отражающим личные убеждения судьи по конкретному делу, но и в соответствии с объективным подходом, определяющим наличие достаточных гарантий для исключения сомнений по поводу объективности суда. Именно последний и не был проверен арбитражными судами при рассмотрении данного дела, отметил Суд. ВАС РФ посчитал, что истец, являясь и стороной договора, содержащего третейскую оговорку, и учредителем третейского суда, имеет собственный материально-правовой интерес в этом деле. 

Стоит отметить, что во всех подобных случаях ВАС РФ занимал именно такую позицию – отказывал в выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений аффилированных третейских судов.

В некоторых случаях позицию, аналогичную позиции Суда, занимают суды первой инстанции (определение Арбитражного суда Свердловской области от 3 августа 2014 г. по делу № А60-19854/2014, определение Арбитражного суда Кемеровской области от 29 августа 2013 г.

по делу № А27-20778/2012, определение Арбитражного суда Саратовской области от 14 марта 2013 г. по делу № А57-8706/2011), в других – кассационные суды (постановление ФАС Московского округа от 27 января 2014 г. № Ф05-16827/13 по делу № А40-116321/2013, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20 ноября 2013 г.

№ Ф08-7186/13 по делу № А53-12718/2013, постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 октября 2013 г. № Ф07-7387/13 по делу № А26-8909/2012, постановление ФАС Московского округа от 26 сентября 2013 г. № Ф05-10276/13 по делу № А40-49150/2013).

А КС РФ не видит в «карманных» третейских судах ничего плохого

КС РФ в свою очередь напомнил, что каждому дана возможность защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ). Среди таких способов, в том числе, и разрешение гражданско-правовых споров путем обращения в третейский суд.

Выбор не государственного (арбитражного или суда общей юрисдикции), а третейского суда нужно рассматривать не как нарушение конституционных гарантий, а наоборот – как расширение возможностей для разрешения спора, тем более что решение третейского суда можно обжаловать в государственный суд (абз.

5 п. 3 Постановления). 

Если говорить о правилах формирования третейских судов, то нужно отметить, что такие суды могут быть созданы при любой организации вне зависимости от ее вида.

Единственное ограничение заключается в том, что третейский суд не может быть образован при федеральных органах государственной власти, органах власти субъектов РФ и местного самоуправления (абз. 2 п. 2 ст. 3 закона о третейских судах).

При этом третейским судьей не может быть физическое лицо, которому запрещено им становиться в силу должностного статуса (п. 7 ст. 8 закона о третейских судах). 

КС РФ дал свое толкование принципов независимости и беспристрастности судей. Так, отметил Суд, чтобы обеспечить независимость третейских судей от организации-учредителя конкретного третейского суда, ее должностным лицам и сотрудникам запрещается вмешиваться в рассмотрение спора и принятие решения.

При этом данная организация может предлагать список третейских судей (который может иметь для сторон обязательный или рекомендательный характер) и утверждать правила их деятельности.

Независимость судей должна обеспечиваться за счет того, что гонорар судей зависит от заранее определенного размера третейского взноса и не зависит от результатов рассмотрения дела (ст. 15 закона о третейских судьях).

Под независимостью же третейских судей от сторон рассматриваемого спора понимается отсутствие трудовых (работник – работодатель), гражданско-правовых (должник – кредитор) и иных правоотношений (финансовых, семейных и др.), подчеркнул Суд (абз. 6 п. 3.1 Постановления).

Беспристрастность, в свою очередь, обеспечивается за счет того, что третейским судьей может быть избрано (назначено) только лицо, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела и являющееся независимым от сторон (п. 1 ст. 8 закона о третейских судах). С этой же целью при составлении третейского соглашения определяется процедура отвода судей. 

Суд напомнил, что законодательством установлен исчерпывающий перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и, соответственно, для отмены этого решения (ст. 46 закона о третейских судах).

Однако одно из них – нарушение решением третейского суда основополагающих принципов российского права – носит абстрактный характер, в связи с чем при попытке выявления именно этого основания могут возникнуть проблемы.

Читайте также:  Как вернуть утюг в магазин: можно ли сделать это, если он не понравился, а также основные вопросы и ответы по возврату и обмену товара

Кроме того, в момент формирования состава третейского суда для разрешения конкретного спора невозможно оценить субъективную беспристрастность судей (с точки зрения мировоззрения, моральных принципов и т. д.).

Объективные обстоятельства, которые свидетельствуют о прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела или зависимости от одной из сторон спора, также могут быть неизвестны на момент формирования состава судей, однако если они устанавливаются в процессе рассмотрения дела, то судьи подлежат отводу.

Поэтому при оценке беспристрастности третейского судьи необходимо обращаться внимание как на его личную позицию по делу, так и на объективные обстоятельства, например наличие связей судьи с одной из сторон спора или ее представителем – в этом случае необходимо установить либо зависимость суда, либо наличие гарантий его непредвзятого отношения к этой стороне спора. 

Именно поэтому, подчеркнул КС РФ, оспариваемые нормы как единая правовая конструкция рассчитаны на различные случаи обжалования решений третейских судов, например таких:

Тем не менее, Суд заявил, что практика применения оспариваемых норм, основанная на позиции ВАС РФ по этому вопросу, не позволяет в каждом случае достичь необходимого баланса интересов всех лиц, участвующих в деле, и принять решение, наиболее отвечающее требованиям справедливости (абз. 2 п. 4.2 Постановления). 

Проанализировав все обстоятельства дела, КС РФ установил, что сами по себе оспариваемые положения не противоречат Конституции РФ, поскольку не предполагают отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда на том лишь основании, что сторона, в пользу которой оно принято, является одним из учредителей организации, при которой создан этот суд. При этом Суд подчеркнул, что федеральный законодатель может уточнить положения о порядке и принципах формирования третейских судов, чтобы устранить такое неоднозначное толкование их судами.

*** Главный итог рассмотрения данного дела и проверки оспариваемых норм заключается в том, что КС РФ разрешил ОАО «Сбербанк России» обратиться в суд за пересмотром вынесенных в его отношении судебных актов, опровергая тем самым позицию ВАС РФ по этому вопросу.

Отметим, что подобных споров в российской практике немало. Поэтому участвующим в них организациям стоит иметь в виду, что в делах, производство по которым не завершено, должна применяться именно позиция КС РФ (п. 1 резолютивной части Постановления КС РФ от 8 ноября 2012 г. № 25-П).

Также ее должны будут учитывать судьи при рассмотрении аналогичных дел в дальнейшем.

Исполнение решения арбитража: количество судей

Судебная практика исходит из того, что аффилированность суда не является основанием для отмены третейского решения или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если выбор такого аффилированного третейского органа участниками спора был свободным, не было давления (заблуждения и т.п.) в отношении нейтральной стороны, и аффилированность не повлекла небеспристрастность конкретных арбитров. Между тем, практика судов общей юрисдикции показывает в сравнении с арбитражными судами большую «лояльность» к аффилированным со стороной арбитражам.

  • Определение Верховного Суда РФ от 24.02.2015 по делу N 304-ЭС14-495, А67-1587/2014

Верховный Суд пришел к выводу о необходимости удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, исходя из того, что при отсутствии доказательств пристрастности конкретных арбитров по отношению к данной стороне спора, а также того, что воля обеих сторон настоящего спора на выбор аффилированного третейского суда была несвободной, формулировалась в условиях заблуждения факт аффилированности третейского суда и стороны спора не может, как таковой, свидетельствовать об ущемлении прав стороны и о получении ввиду этого неоправданных и незаконных преимуществ.

Правовая природа третейского разбирательства в экономических отношениях основана на сложившемся исторически понимании третейского суда как органа разрешения споров при объединениях предпринимателей между участниками такого объединения (палаты, ассоциации, гильдии и т.п.

), как суда третьей стороны, но такой же профессиональной, по отношению к двум другим спорящим. В таком случае третейский суд будет всегда аффилированным с обеими спорящими сторонами.

Гарантия беспристрастности третейского суда в данном случае обеспечивается через беспристрастность конкретного состава арбитров, которая предполагается, если не доказано иное, и достигается за счет того, что третейский суд равно связан с обеими сторонами, каждая сторона может выбрать своего арбитра из списка или представить своего арбитра за пределами списка, либо стороны могут согласовать кандидатуру единственного арбитра, которому обе они доверяют.

Закон о третейских судах, действующий в Российской Федерации, допускает создание постоянно действующих третейских судов как объединениями предпринимателей, так и иными юридическими лицами.

Закон также не содержит положений, предусматривающих возможность разрешения третейским судом споров исключительно членов объединения, при котором он создан, или лиц, аффилированных юридическому лицу, создавшему третейский суд.

Следовательно, связь третейского суда и юридического лица (объединения), при котором он создан, либо учредителей такого юридического лица (объединения) не исключает обращения в такой третейский суд стороны, не являющейся участником такого объединения, учредителем юридического лица при условии соблюдения стандартных гарантий справедливого разбирательства: свободы воли при выборе третейского суда и государственного судебного контроля за беспристрастностью третейского суда в традиционных процедурах оспаривания и принудительного исполнения третейского решения.

  • Определение Верховного Суда РФ от 19.03.2015 по делу N 310-ЭС14-4786, А62-171/2014

Требование о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда удовлетворено, поскольку участники спора выразили свою волю на отказ от государственного правосудия и разрешение споров из договора между ними посредством третейского разбирательства в определенном третейском органе, аффилированном с одной из сторон спора.

Ответчик, несмотря на наличие обстоятельства аффилированности его контрагента и третейского суда, признавал третейский суд компетентным средством разрешения спора, “своим судом” в контексте права на справедливый суд.

  • Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.05.2012 N 16541/11 по делу N А50-5130/2011

В удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано, поскольку создание третейского суда одним из контрагентов по гражданско-правовому договору (или аффилированным с ним лицом) с одновременной возможностью рассмотрения споров в таком третейском суде с учетом того, что другая сторона лишена возможности выполнять подобные действия, свидетельствует о нарушении гарантии объективной беспристрастности суда.

  • Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.10.2013 N 8445/13 по делу N А40-147862/12-29-1477

ВАС пришел к выводу о необходимости отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в виду нарушения принципа беспристрастности третейского суда.

ВАС указал, что принцип состоит из двух составляющих: объективной беспристрастности суда и субъективной беспристрастности судей, рассматривающих конкретный спор.

Общество является одновременно юридическим лицом, создавшим, финансирующим и контролирующим третейский суд как постоянно действующий институт третейского разбирательства, и аффилированным лицом одной из сторон рассмотренного в этом суде спора.

Вывод суда кассационной инстанции о том, что порядок избрания третейских судей, предусмотренный регламентом третейского суда, обеспечивает соблюдение принципа беспристрастности и в тех случаях, когда лишь одна из сторон спора является организацией, связанной с истцом, не может быть признан правильным.

Таким образом, Высший Арбитражный Суд РФ пришел к выводу о возможности отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда ввиду нарушения гарантии объективной беспристрастности.

"Газпрому" больше неподсудны партнеры

Высший арбитражный суд (ВАС) признал, что третейский суд при «Газпроме», к которому отсылают большинство договоров с контрагентами, не вправе рассматривать спор, одна из сторон в котором не аффилирована с монополией. В итоге «Газпрому», скорее всего, придется менять основное место рассмотрения споров, чтобы избежать затягивания процесса на годы.

Вчера на президиуме Высшего арбитражного суда (ВАС) впервые слушалось дело, касающееся легитимности рассмотрения споров третейским судом при «Газпроме» (ТСГ).

Между ЗАО «Ямалгазинвест» (дочерняя компания «Газпрома») и ООО «Институт «Нефтегазпроект»» в феврале 2009 года был заключен договор на выполнение проектно-изыскательных работ, который содержал третейскую оговорку о разрешении споров в ТСГ. Из-за нарушения институтом условий договора «Ямалгазинвест» добился в ТСГ взыскания с него 1,6 млн руб. неустойки.

После этого ООО потребовало в арбитражном суде Москвы отменить решение третейского суда. Суд удовлетворил требования института, но кассационная инстанция признала решение ТСГ законным. Жалоба «Нефтегазпроекта» оказалась на рассмотрении коллегии судей ВАС, которая передала дело для пересмотра.

Тройка судей сочла, что третейский суд, который учрежден при организации, аффилированной с одной из сторон спора, ущемляет вторую сторону и нарушает принцип беспристрастности, выражающийся в том, что «никто не может быть судьей в собственном деле». Президиум ВАС вчера с доводами коллегии согласился, отменив решение ТСГ.

Читайте также:  Как продать долю в ООО в 2016 году

Судебная практика свидетельствует: решения ТСГ отменялись крайне редко. Юристы подтверждают, что уровень доверия к ТСГ всегда был высоким. «Я не припомню, чтобы ТСГ обвиняли в вынесении несправедливых или незаконных решений»,— говорит партнер ЮСТ Александр Боломатов.

ТСГ предназначался и для улаживания внутренних конфликтов между структурами монополии, обеспечивая конфиденциальность рассмотрения споров.

Коллегия ВАС признала, что список третейских судей ТСГ состоит из лиц, относящихся в подавляющем большинстве к видным ученым и практикам, и есть основания полагать, что в «объективно небеспристрастном третейском суде имеется возможность обеспечить беспристрастное третейское разбирательство посредством избрания сторонами субъективно беспристрастных судей». Но, отметила коллегия, «Газпром» финансирует и контролирует данный суд, поэтому дело рассмотрено «с нарушением гарантии объективной беспристрастности суда и, как следствие, принципов равноправия и автономии воли спорящих сторон».

Тем самым ВАС продолжает линию по борьбе с «карманными судами», начатую несколько лет назад. Еще в декабре 2010 года глава ВАС Антон Иванов высказывал идею об упразднении всех третейских судов, за исключением созданных при торгово-промышленных палатах (ТПП).

«Есть множество третейских судов, не связанных напрямую со стороной спора, но созданных при некоммерческой организации, в которую эта сторона входит.

Например, суд при Ассоциации российских банков или при Российском союзе автостраховщиков»,— указывает партнер Goltsblat BLP Рустам Курмаев.

Александр Боломатов считает позицию ВАС по отношению к ТСГ слишком категоричной, подчеркивая, что «в первую очередь значение должна иметь субъективная беспристрастность конкретных судей».

Рустам Курмаев, напротив, поддерживает решение ВАС: «В России есть две категории третейских судов — имеющие репутацию надежного места для рассмотрения спора, такие как международные коммерческие арбитражи при ТПП, решения которых практически никогда не отменяются, и карманные суды, от которых надо избавляться».

В «Газпроме» «Ъ» сообщили, что «не готовы обсуждать итоги дела до получения полного текста постановления президиума ВАС». Но юристы полагают, что теперь монополии придется системно менять место рассмотрения споров в договорах с контрагентами.

«Обращение в ТСГ теряет смысл, ведь после практики ВАС арбитражные суды могут прекратить выдавать исполнительные листы по его решениям, если одна из сторон спора не связана с «Газпромом»»,— отмечает Рустам Курмаев.

Если же монополия не станет переносить подсудность споров, есть риск того, что недобросовестные контрагенты воспользуются этим для затягивания дела.

Вместо того чтобы платить структуре «Газпрома», можно подождать, пока дело рассмотрит ТСГ, а потом отменить его решение в арбитражном суде из-за пристрастности и слушать дело заново, поясняет господин Боломатов — а это «пробег в лишний год». Но если такой задачи нет, уточняет Рустам Курмаев, стороны могут сразу обратиться в арбитражный суд, сославшись на позицию ВАС.

Анна Занина, Юрий Барсуков

Подходы судов к "карманным" третейским судам. Тенденции практики после рассмотрения дела N А67-1587/2014 (Попова А.В.)

Дата размещения статьи: 17.10.2016

Третейское разбирательство в Российской Федерации на настоящий момент является наиболее оптимальным способом разрешения споров в сфере бизнеса, позволяющим сторонам, в первую очередь крупным корпорациям, самостоятельно определять удобный для них вариант урегулирования конфликта.

Законодательство, предоставляя право организациям создавать на своей базе третейские суды, в свое время открыло путь для деятельности «карманных» третейских органов, т.е.

третейских судов, создаваемых и (или) финансируемых каким-либо юридическим лицом, решения которых не признавались государственными судами и, следовательно, были неисполнимы.

Так, суды исходили из того, что факт взаимосвязанности суда со стороной, при которой данный суд создан, свидетельствует о конфликте интересов и не позволяет признавать решение третейского суда законным.В 2008 г.

Конституционный Суд Российской Федерации высказал позицию, в соответствии с которой отсутствие предубеждения и пристрастности со стороны судьи является необходимым условием справедливого судебного разбирательства .———————————

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25.03.2008 N 6-П // СПС «КонсультантПлюс».

Развивая указанный принцип в контексте третейского разбирательства, Конституционный Суд Российской Федерации отмечал, что независимость третейского судьи от сторон рассматриваемого спора подразумевает, как правило, отсутствие трудовых (работник — работодатель, начальник — подчиненный), гражданско-правовых (должник — кредитор) и иных правоотношений (административных, финансовых, семейных и т.д.), а беспристрастность обеспечивается законодательным закреплением ряда специальных требований, которые предъявляются к третейским судьям: согласно п. 1 ст. 8 Закона о третейских судах третейским судьей может быть избрано (назначено) лицо, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела и являющееся независимым от сторон .———————————

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18.11.2014 N 30-П // СПС «КонсультантПлюс».

Учитывая вышеизложенное, суды до недавнего времени придерживались позиции, высказанной Президиумом ВАС РФ в 2012 г.: «…

создание и финансирование третейского суда одним из контрагентов по гражданско-правовому договору (или аффилированным с ним лицом) с одновременной возможностью рассмотрения споров, вытекающих из этого договора, в таком третейском суде, с учетом того, что другая сторона лишена возможности выполнять подобные же действия, свидетельствуют о нарушении гарантии объективной беспристрастности суда и, как следствие, справедливости рассмотрения спора в виде нарушения равноправия и автономии воли спорящих сторон» .———————————

Постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 N 16541/11 // СПС «КонсультантПлюс».

При этом, чтобы поставить под сомнение отсутствие конфликта интересов между одной из сторон и третейским судом, было необязательно, чтобы такой суд имел «корпоративное» название и (или) был создан при одной из компаний, входящих в группу холдинга (чаще при «материнской» компании), достаточно, чтобы одна из сторон являлась одним из учредителей организации, при которой создан третейский суд .———————————

Обзор судебной практики АС по делам о признании недействительным третейского соглашения: аффилированность третейского суда и финансирование договора из средств ФБ сами по себе не являются основаниями для признания третейской оговорки недействительной

06.03.2016

Статья 29 Регламента Арбитражного третейского суда города Москвы предусматривает, что иск предъявляется по месту фактического нахождения Третейского суда, указанному на официальном сайте.

Арбитражный третейский суд города Москвы принимает и рассматривает иски сторон, заключивших третейское соглашение о рассмотрении спора в Арбитражном третейском суде города Москвы, независимо от места нахождения (проживания) сторон. 

В соответствии с частью 1 статьи 5 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения.

Третейское соглашение может быть заключено сторонами в отношении всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением (часть 1 статьи 5).

Согласно части 1 статьи 7 Федерального закона «О третейских судах в РФ» третейское соглашение заключается в письменной форме, если иная форма третейского соглашения не предусмотрена федеральным законом.

Рекомендуемая форма третейского соглашения (третейской оговорки) для включения в договор, в раздел «разрешение споров»: «Все споры по настоящему договору передаются на разрешение в государственный суд или в Арбитражный третейский суд города Москвы (г. Москва, ул. Шкулева, д.9, корп.1) в соответствии с его Регламентом«

Стороны согласовали, что заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в государственный суд по месту третейского разбирательства».

 Между компанией (заказчиком) и обществом (подрядчиком) по результатам открытого одноэтапного конкурса без предварительного отбора, объявленного на электронной торговой площадке открытого акционерного общества «Холдинг МРСК», на основании протокола о результатах конкурса заключен договор подряда на выполнение проектно-изыскательских, строительно-монтажных, приемо-сдаточных работ по созданию комплексной системы учета электроэнергии с автоматизированным сбором данных на объектах, расположенных на территории Республики Дагестан (далее – договор).

Указанный договор содержит третейскую оговорку.

Впоследствии общество, сославшись на то, что данное условие договора нарушает его права и законные интересы, препятствует защите нарушенных прав в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обратилось в арбитражный суд с иском о признании третейской оговорки недействительной.

Решением Арбитражного суда Ставропольского края, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда, иск общества удовлетворен, третейское соглашение признано недействительным.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела решением Арбитражного суда Ставропольского края, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда, исковые требования общества удовлетворены, третейское соглашение признано недействительным.

Судебные акты мотивированы тем, что компания является аффилированным лицом по отношению к третейскому суду, следовательно, третейское соглашение не обеспечивает соблюдение принципов законности, независимости и беспристрастности третейского разбирательства; договор, содержащий третейскую оговорку, предполагает расходование средств федерального бюджета, следовательно, имеет публичную основу, преследует публичный интерес — направлен на достижение результата, необходимого в публичных целях, соответственно, не является арбитрабельным, поскольку его публичный характер не совместим с принципами третейского разбирательства, прежде всего принципом конфиденциальности.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменены, в удовлетворении иска общества отказано.

 Кассационный суд округа заключил, что участники договора выразили свою волю на отказ от государственного правосудия и разрешение споров из договора между ними посредством третейского разбирательства в определенном третейском органе, понимая его аффилированный характер.

Читайте также:  Как учесть переплату по земельному налогу

Также, по мнению кассационного суда округа, само по себе целевое финансирование договора подряда, заключенного по результатам открытого одноэтапного конкурса, за счет средств федерального бюджета, не исключает возможности передачи рассмотрения возникающих в процессе его исполнения споров в третейский суд.

Общество, ссылаясь на существенное нарушение постановлением суда кассационной инстанции норм права, прав и законных интересов заявителя, охраняемых законом публичных интересов, обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о его пересмотре в кассационном порядке. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации кассационная жалоба заявителя вместе с материалами истребованного из арбитражного суда первой инстанции дела передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судебная коллегия оставила обжалуемый судебный акт без изменения, кассационную жалобу общества – без удовлетворения по следующим основаниям.  Третейское соглашение (третейская оговорка) может быть признано недействительным по правилам статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации о признании недействительной сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта.

В судебном заседании заявитель указал, что третейская оговорка недействительна, поскольку предполагает передачу публично-правового спора о расходовании бюджетных средств на рассмотрение третейского суда, а также ввиду того, что третейское соглашение не обеспечивает соблюдение принципов законности, независимости и беспристрастности третейского разбирательства, поскольку предполагает передачу спора в аффилированный с ответчиком третейский суд.

Судебная коллегия указала, что, проверяя довод заявителя о нарушении принципов независимости и беспристрастности третейского суда, суды трех инстанций сделали верный вывод о том, что НП «ЭНЕРГОСТРОЙ», при котором создан третейский суд, и компания являются аффилированными лицами.

Верным является и вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что, несмотря на участие истца в некоммерческом партнерстве «ЭНЕРГОСТРОЙ», ответчик и аффилированные с ним лица при вышеизложенной структурной организации имеют более определяющую роль в формировании и функционировании третейского суда.

Таким образом, в данном случае нарушен паритет в правах сторон по формированию третейского суда, который в силу своей юридической природы может функционировать исключительно на основе паритета.

Следовательно, такой паритет в обеспечении справедливого разбирательства должен достигаться за счет иных правовых средств.

Закон не исключает обращение в конкретный третейский суд стороны, не аффилированной с ним, либо не имеющей равных с иными сторонами спора возможностей в определении его структурной организации и формировании конкретного состава третейского суда.

Баланс прав сторон спора, разрешаемого в третейском суде, в целях обеспечения права на равный, независимый, беспристрастный суд обеспечивается за счет стандартных гарантий справедливого разбирательства: свободы воли при выборе третейского суда и государственного судебного контроля за беспристрастностью третейского суда в традиционных процедурах оспаривания компетенции третейского суда, оспаривания решения третейского суда и принудительного исполнения решения третейского суда.

Соответственно, задача государственного суда состоит в том, чтобы в установленных законом формах проконтролировать, во-первых, насколько свободным был выбор такого аффилированного третейского органа участниками спора, в особенности нейтральной стороной, и, во-вторых, не привела ли аффилированность к небеспристрастности конкретных арбитров, а, следовательно, – к вынесению несправедливого третейского решения (определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2015 по делу № 304-ЭС14-495).

Что такое третейский суд (арбитраж) и для чего он нужен?

Третейский суд (далее в т.ч. «ТС») – это аналог государственного суда, однако, чтобы его решение можно было принудительно исполнить, необходимо получить исполнительный лист в государственном суде: арбитражном или районном.

Для реализации права на рассмотрение спора в третейском суде нужно иметь на руках подписанное третейское (арбитражное) соглашение, к которому стороны могут прийти любым способом, подтверждающим их желание его заключить (в том числе обмен бумажными и электронными письмами).

Третейская оговорка может иметь вид как отдельного документа, так и пункта, содержащегося в контракте, договоре или любом ином документе.

Важная отличительная особенность третейского суда от государственного — быстрый срок получения исполнительного листа.

Осведомленные юристы и руководители компаний стараются прописать третейскую оговорку в содержании договоров, заключаемых предприятием, особенно тех, что составляются по основному виду деятельности. Если она предусматривает указание на то, что решение третейского суда является окончательным, то такое решение уже нельзя будет отменить.

ТС имеет полномочия рассматривать практически любой гражданско-правовой спор.

В то же время существует ряд споров, которые ни при каких обстоятельствах не могут быть рассмотрены в третейском суде.

Так не подлежат рассмотрению дела, связанные с: банкротством; отказом в государственной регистрации, защитой интеллектуальных прав, контрактным законодательством для обеспечения государственных и муниципальных нужд; установлением фактов, имеющих юридическое значение; некоторыми акционерными, трудовыми, наследственными, семейными (за исключением раздела имущества) спорами; причинением вреда жизни и здоровью; выселением граждан из жилых помещений; законодательством о приватизации и рядом других, имеющих важное значение для обеспечения общественных и государственных интересов.

На практике подавляющее большинство рассматриваемых в ТС дел – споры о взыскании задолженности, о расторжении или изменении договоров. По новым положениям, указанным в Законе об арбитраже, третейские суды на полных правах смогут рассматривать и корпоративные споры.

Участниками третейского разбирательства могут быть и юридические лица, и граждане. Главное при обращении в ТС – это наличие согласованного между сторонами обоюдного волеизъявления о рассмотрении споров в конкретном третейском суде.

Невозможно привлечь к участию в третейском деле того, кто не подписывал упомянутого выше соглашения, за исключением ситуации, когда такое лицо в реальном времени дает согласие на участие.

И напротив, лицо, подписавшее третейскую оговорку, может уклониться от рассмотрения его дела в третейском суде только в том случае, если другая сторона также соглашается рассматривать дело в государственном суде.

Сторонами третейского дела могут быть учредители предприятий и организаций, а также акционеры непубличных акционерных обществ, описавших третейскую оговорку, например, в учредительном документе. Третейское соглашение сторон может касаться как конкретного спора из договора, так и неопределенного круга возможных споров, предусмотренных сторонами.

Исполнительный лист на третейское решение можно получить упрощенным способом в государственном суде. При наличии в арбитражной оговорке слов об окончательности решения третейского суда, законом исключена возможность его проверки государственным судом.

Процессуальным законом определен исключительный перечень случаев, когда исполнительный лист не может быть выдан: — при установлении фактов порочности третейской оговорки (ее недействительности, недееспособности подписанта); — из-за выхода за пределы своего ведения, как это установлено третейской оговоркой; — когда количество и персоналии судей или процедура рассмотрения третейского дела не соответствовали тому, о чем стороны договорились в третейской оговорке или чего требовал закон; — если одну из сторон третейской оговорки не уведомили вовсе или уведомили ненадлежащим образом о рассмотрении дела в третейском суде.

Кроме того, государственный суд откажет в выдаче исполнительного листа в той ситуации, когда законом предусмотрен запрет на такое рассмотрение, а также в случае, если решение противоречит так называемому публичному порядку РФ (нарушение основополагающих принципов российского права).

— ТС позволяет предельно быстро просудить любую задолженность, включая «внутреннюю» задолженность предприятия. При этом от даты обращения в третейский суд до даты выдачи исполнительного листа может пройти от 1 до 2 месяцев.

Это бывает необходимо для скорейшей подачи заявления о банкротстве, блокировки имущества должника.

Новым законом об арбитраже для государственного суда предусмотрен максимальный срок рассмотрения заявлений о выдаче исполнительных листов – один месяц.

— ТС практически безальтернативен в ситуации, когда вам нужно установить какие-либо обстоятельства: отсутствие/наличие определенного имущества и/или обязанности. Данные обстоятельства можно в дальнейшем использовать в спорах, например с налоговыми органами или контрагентами по договору.

Например, подрядчик нарушил сроки строительства, а из-за этого, в свою очередь, заказчик нарушил условия договора с арендатором о дате передачи объектов в аренду.

Арендатор получил решение третейского суда о взыскании с заказчика-арендодателя максимальной суммы убытков и штрафов за задержку сроков передачи помещений в аренду, а заказчик-арендодатель выставил и взыскал их с подрядчика, нарушившего срок строительства, уже в арбитражном суде.

— третейское судопроизводство дает возможность взыскать дополнительные штрафы с проигравшей стороны, если она в установленный судом срок добровольно не исполнила его решение о взыскании задолженности или выполнении обязанности в натуре. Это обстоятельство является дополнительным стимулом ответчику для добровольного исполнения вынесенного третейским судом решения, а для истца — разумной компенсацией ожидания принудительного исполнения.

Институт третейского разбирательства (арбитража) — эффективный инструмент рассмотрения споров. Использование его в бизнесе дает вам неоценимые конкурентные преимущества, как в отношении сроков, так и в отношении способов реализации своих процессуальных прав.

С учетом проводимой реформы качество третейского судопроизводства уже в этом году существенно возрастет, а количество третейских судов, в том числе «карманных», напротив, сократится до минимума.

Данные изменения позволят оградить добросовестных участников процесса от любых возможных злоупотреблений.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *