Заверения об обстоятельствах и ответственность за их недостоверность

16 окт 2018

Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

Заверения об обстоятельствах и ответственность за их недостоверность

Институт заверений об обстоятельствах появился в российском праве более трех лет назад. Соответствующая статья начала действовать с 1 июня 2015 года. При этом понимание того, как правильно его использовать на практике, только формируется у участников и юридического-, и бизнес-сообщества.

Заверения об обстоятельствах регулируются статьей 431.2 Гражданского Кодекса РФ.

Согласно части 1 этой статьи сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку. 

В качестве последствий, вызванных предоставлением недостоверных заверений об обстоятельствах, также выступает право другой стороны требовать отказа от договора (ч. 2 ст. 431. 2 ГК РФ) или признания договора недействительным (ч. 3 ст. 431.2 ГК РФ).

Важно отметить, что предусмотренная данной статьей ответственность наступает, если сторона, предоставившая недостоверные заверения, исходила из того, что другая сторона будет полагаться на них, или имела разумные основания исходить из такого предположения.

 

На практике часто возникают ситуации, когда стороны при попытках восстановления своих нарушенных прав ссылаются на применение статьи о заверениях об обстоятельствах, но суды не принимают их точку зрения ввиду неправильного толкования сторонами сущности данного института. Рассмотрим часто возникающие вопросы, связанные с применением института заверений об обстоятельствах:

1) Что можно считать заверениями об обстоятельствах, за недостоверность которых могут быть взысканы убытки или применены иные последствия, предусмотренные ст. 431.2 ГК РФ?

Часто возникает вопрос, можно ли любые сведения, оговоренные сторонами и даже названные ими в качестве заверений об обстоятельствах, считать таковыми.

Суды исходят из того, что если у стороны, которой дали заверения, была возможность получить сведения в открытом источнике, например в ЕГРЮЛ, ЕГРН, базе данных судов, то в данном случае нельзя считать, что данные заверения об обстоятельствах влекут ответственность давшего их лица (см. Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.

2017 N 16АП-3716/2017 по делу N А63-1976/2017). В данном случае суды считают, что добросовестная сторона должна сама выяснять обстоятельства, имеющие значение для заключения договора, поэтому лицу, которому дают заверения, необходимо действовать с должной степенью осмотрительности.

При этом в случае, если одна сторона откажется от своего права (например, на односторонний отказ от договора), а другая посчитает это заверением, данный отказ не будет считаться заверением об обстоятельствах (см. Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2016 N 19АП-4508/2016 по делу N А14-18691/2015).

2) Какими характеристиками должны обладать заверения об обстоятельствах? 

Заверения должны быть достоверно определенными. При этом предполагаемые и планируемые обстоятельства не могут являться заверениями (например бизнес-план), так как из смысла статьи 431.

2 ГК РФ вытекает, что под заверениями об обстоятельствах понимаются лишь заверения, данные в отношении фактов, имеющих место на момент предоставления заверения и (или) имевших место в прошлом (см.

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2018 N 11АП-3460/2018 по делу N А72-7169/2017).

  • 3) Что входит в предмет доказывания в делах, где с другой стороны взыскиваются убытки за предоставление недостоверных заверений об обстоятельствах?
  • В данной категории дел необходимо доказать:  
  • — какие именно заверения об обстоятельствах, имеющие значения для заключения договора и его исполнения, были недостоверными; 
  • — доказательства недостоверности данных заверений;
  • — каким образом причинены убытки и в каком размере.

По данному вопросу. см. например,  Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2018 N 09АП-24991/2018-ГК по делу N А40-237260/17, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.04.2018 N Ф05-3664/2018 по делу N А40-83049/2017.

4) Какими документами можно подтверждать заверения об обстоятельствах, данные до заключения договора и не отраженные в нем?

В данном случае в качестве доказательств может подойти переписка обычной почтой, протоколы, свидетельствующие о переговорах (важно, чтобы в самом договоре не было сказано о том, что все предыдущие договоренности отменяются с момента подписания), а также сообщения, отправленные электронной почтой.

Особенностью применения электронной почты является презумпция того, что переписка между сторонами также является юридически значимыми сообщениями до тех пор, пока стороны не включат в текст соглашения оговорки о ее неприменении, соответственно, такая переписка может войти в число доказательств в суде (см.

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2017 N 16АП-3716/2017 по делу N А63-1976/2017).

5) К каким отношениям могут применяться правила о заверениях об обстоятельствах?

Только к отношениям, возникшим после вступления данной статьи в силу, то есть с 01 июня 2015 года. Судебная практика по данному вопросу однозначная.  См., например, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16 декабря 2016 г. № Ф03-5651/2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.02.2017 N Ф09-11753/16.

Таким образом, недостоверные заверения об обстоятельствах позволяют взыскать с другой стороны убытки, отказаться от договора или признать его недействительным.

В числе прочего необходимо помнить, что информацию, которую можно получить из открытых источников, перед заключением договора стоит проверять самостоятельно, сами заверения должны сообщать о реально имевших место или имеющихся на данный момент фактах, а электронная переписка может послужить доказательством заверений об обстоятельствах.

Заверения об обстоятельствах: обзор судебной практики по новым институтам ГК РФ

26 Декабря 2017

Судебная практика по применению положений о заверениях об обстоятельствах (ст. 431.2 ГК РФ), введенных в Гражданский кодекс Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ, только начинается складываться. Пожалуй, основной вопрос — насколько заверения об обстоятельствах освобождают контрагента от проявления должной осмотрительности в проверке этих обстоятельств. Не всегда позиция судей является однозначной: в некоторых случаях можно говорить о том, что выводы судов нивелируют значимость института заверений. В рамках сотрудничества с порталом Zakon.ru юристы «Хренов и Партнеры» Андрей Иванов и Жанна Жарова подготовили обзор, посвященный данной проблематике.

1. Сторона, которая обнаружила (могла обнаружить) недостоверность заверений до заключения договора, в дальнейшем утрачивает право ссылаться на недостоверность таких заверений

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2017 по делу № А63-1976/2017

Стороны заключили договор купли-продажи акций. При заключении договора продавец предоставил покупателю ряд заверений, в том числе о том, что имущество общества — эмитента акций не находится в залоге.

Между тем в действительности почти все имущество общества на дату заключения договора было заложено в пользу банка.

В связи с недостоверностью заверений, предоставленных продавцом, покупатель обратился в суд с иском о взыскании неустойки[1].

  • В суде первой инстанции выяснилось, что на момент заключения договора истец знал о залоге имущества общества, акции которого он приобретал. В итоге суды отказали покупателю в иске, сформулировав при этом несколько правовых позиций:
  • (1) предоставление информации об отсутствии залога не может рассматриваться как предоставление недостоверного заверения, поскольку покупатель имел возможность самостоятельно проверить наличие (отсутствие) обременения;
  • (2) учитывая, что покупатель знал о наличии залога, включение в договор заверения об отсутствии залога свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны покупателя.
  • Рассмотрим отдельно каждый из указанных выводов.
  • (1) Сторона не вправе ссылаться на недостоверность предоставленного ей заверения, если она при заключении договора могла проверить наличие (отсутствие) обременений самостоятельно.

Данный вывод судов представляется спорным. Сложно найти сколько-нибудь веские основания для того, чтобы ограничить применение института заверений только теми случаями, когда информация, включаемая в заверения, полностью недоступна другой стороне.

Во-первых, даже если данная информация доступна другой стороне, такой доступ, как правило, сопряжен с определенными издержками. В рассматриваемом деле полная проверка на предмет наличия (отсутствия) обременений заняла бы у покупателя немало времени и повлекла бы расходы на оплату услуг юристов.

Безусловно, такая проверка со стороны покупателя крайне желательна, в особенности при заключении крупных сделок (в рассматриваемом деле стоимость акций составила около 200 млн руб.).

Однако отсутствие подобной проверки едва ли может служить основанием для того, чтобы полностью отказывать покупателю в судебной защите.

Во-вторых, представляется, что смысл института заверений заключается не только в выравнивании информированности сторон, но и в перераспределении рисков между ними. Одна из сторон (в нашем случае продавец) добровольно соглашается нести ответственность, если предоставленные ею заверения окажутся недостоверными.

Другая сторона (в нашем случае покупатель) исходит из достоверности заверений[2] и соглашается на заключение сделки на определенных условиях (в нашем случае по цене, рассчитанной исходя из того, что имущество общества не является предметом залога).

Читайте также:  Новые возможности в аренде недвижимости. Какие проблемы устранил Пленум ВАС РФ

Есть ли основания у суда вмешиваться в подобные договоренности сторон? На наш взгляд, по общему правилу таких оснований нет.

(2) Сторона не вправе ссылаться на недостоверность предоставленного ей заверения, если она знала о такой недостоверности на момент заключения договора.

С данным выводом судов сложно не согласиться.

Смысл предоставления заверений заключается в том, что сторона, изначально не располагающая информацией об обстоятельствах, важных для заключения и исполнения договора (как правило, по объективным причинам), получает такую информацию от другой стороны. Иными словами, сторона, которой предоставлены заверения, нуждается в защите именно потому, что она является менее информированной. В противном случае основания для судебной защиты такой стороны отпадают.

Более того, как справедливо заметили суды при рассмотрении настоящего дела, принятие стороной договора заверений, которые заведомо для нее являлись недостоверными, свидетельствует о злоупотреблении правом (тем более что проект договора готовил именно покупатель — лицо, которому были предоставлены заверения).

Получается, что покупатель включил в договор заверение продавца об отсутствии залога с единственной целью — взыскать в последующем с продавца неустойку в связи с предоставлением продавцом недостоверного заверения. Подобные действия стороны договора, безусловно, должны влечь за собой отказ в судебной защите.

Исходя из этого в данном конкретном случае с выводом судов об отказе в иске следует согласиться.

Вместе с тем вызывает сомнения позиция суда о том, что судебная защита распространяется лишь на те заверения, достоверность которых контрагент не может проверить самостоятельно.

Хочется надеяться, что такое узкое применение норм о заверениях не станет общим правилом при рассмотрении судами аналогичных споров.

2. Сторона, предоставившая недостоверное заверение, не несет ответственности по ст. 431.2 ГК РФ, если она не исходила из того, что другая сторона будет полагаться на такие заверения

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2017 № 10АП-8959/2017 по делу № А41-21587/14

В рамках процедуры банкротства был заключен договор купли-продажи жилого помещения с победителем торгов (истцом). При заключении договора конкурсный управляющий должника (ответчиком) предоставил сведения об отсутствии ареста в отношении отчуждаемого жилого помещения.

Истец, подписав указанный договор купли-продажи, еще до госрегистрации перехода права собственности продал данное жилое помещение.

Впоследствии выяснилось, что на проданное помещение наложен арест, который явился препятствием для исполнения истцом договора купли-продажи с третьим лицом. В итоге истец понес убытки в виде двойной суммы задатка и упущенной выгоды.

Посчитав, что данные убытки возникли вследствие ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим своих обязанностей, истец обратился в суд с требованием о взыскании соответствующих денежных сумм.

Отказывая в удовлетворении требований, суды двух инстанций указали на следующие основания:

(1) отсутствует виновное бездействие конкурсного управляющего, так как (а) при проведении инвентаризации имущества должника после признания его банкротом в правоподтверждающих документах в отношении недвижимого имущества должника отсутствовали сведения об арестах или иных обременениях, а законодательство о банкротстве не предусматривает обязанности конкурсного управляющего провести дополнительную проверку этих сведений; (б) в нарушение п. 1 ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» арест на данное помещение не был снят регистрирующим органом с введением конкурсного производства, в связи с чем конкурсный управляющий обратился в данный орган с письмом, а после получения отказа — с иском в суд о снятии ареста, который был удовлетворен. На основании этого суды пришли к выводу об отсутствии виновного бездействия конкурсного управляющего;

(2) договор купли-продажи, по которому истец приобрел помещение, является незаключенным, так как в силу п. 2 ст. 558 ГК РФ договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит госрегистрации и считается заключенным с момента регистрации. Соответственно, если госрегистрация не была осуществлена, значит, и договор не считается заключенным;

(3) статья 431.

2 ГК РФ в части ответственности ответчика не подлежит применению, так как у ответчика не было достаточных оснований полагать, что в отсутствие заключенного договора купли-продажи истец продаст жилое помещение в пользу третьего лица. Более того, суд указал, что истец, действуя добросовестно и осмотрительно, самостоятельно мог бы проверить факт наличия арестов в отношении имущества.

Выводы суда, безусловно, вызывают вопросы.

Начнем с того, что, как уже отмечалось выше, позиция о возможности контрагента проверить достоверность заверений нивелирует значение института заверений как способа перераспределения рисков участников сделки. Однако неоднозначными в данном деле являются и другие выводы суда.

Общее правило, примененное судом, содержится в абз. 3 п. 1 ст. 431.

2 ГК РФ — ответственность наступает, если сторона, предоставившая недостоверные заверения, исходила из того, что другая сторона будет полагаться на них или имела разумные основания исходить из такого предположения.

Однако в самой норме не содержится четких критериев, по которым можно сделать вывод об отсутствии у лица, предоставившего сведения, оснований исходить из того, что другая сторона будет полагаться на данные сведения.

В рассматриваемом деле суд в качестве такого критерия учел факт незаключенности договора, который якобы исключил в сознании ответчика возможность дальнейшей перепродажи истцом жилого помещения. Данный вывод о незаключенности договора является, на наш взгляд, ошибочным.

Заверения об обстоятельствах

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора» пункт 34

Заверение может также быть предоставлено третьим лицом, обладающим правомерным интересом в том, чтобы между сторонами был заключен, исполнен или прекращен договор, с которым связано заверение.

Пока не доказано иное, наличие у предоставившего заверение третьего лица правомерного интереса в заключении, изменении или прекращении сторонами договора предполагается.

В случае недостоверности такого заверения, вне зависимости от того, связано ли оно непосредственно с предметом договора, третье лицо отвечает перед стороной договора, которой предоставлено заверение, в соответствии со статьей 431.

2 ГК РФ и положениями об ответственности за нарушение обязательств (глава 25 ГК РФ).

Из данного разъяснения возникает вопрос может ли заверение об обстоятельствах быть сделано третьим лицом, например в виде письма в адрес одной из сторон договора?

Полагаем, что ответ на этот вопрос должен быть отрицательным (за исключением случаев, когда сторона знала о существовании такого письма-заверения и не возражала против заключения договора с учетом данного заверения), так как в соответствии с пунктом 3 статьи 308 Гражданского кодекса РФ «Обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).»

В случае если третья сторона направила в адрес одной из сторон договора письма с заверением об обстоятельствах, то в случае, если такое заверение не соответствует действительности – это будет давать право соответствующей стороне отказаться от договора в соответствии с пунктом 2 статьи 431.2 Гражданского кодекса РФ.

Из этого следует, что сторона в отношении которой было представлено заверение может оказаться в ситуации, когда она не будет знать о факте такого заверения, однако будет нести риск расторжения договора в случае, если заверение будет не соответствовать действительности, что противоречит природе обязательств.

В связи с вышеизложенным, во избежание недоразумений, заверение об обстоятельствах лучше включать в текст договора, а в случае, если такое заверение предоставляется третьим лицом, то договор должен подписываться данным лицом.

Заверения об обстоятельствах: учимся использовать в договорной практике с российскими контрагентами

В российском гражданском праве сравнительно недавно появился инструмент, обязывающий продавца дополнительно подтвердить добросовестность своих предложений по заключению сделки и позволяющий привлечь его к ответственности, если информация, данная им, окажется недостоверной (ст. 431.2 ГК РФ). В статье разъясняется, что нужно знать и как действовать, если белорусский субъект хозяйствования заключает договор с российским контрагентом с применением заверений об обстоятельствах.

  • Документ:
  • Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК).
  • Актуальность заверений об обстоятельствах для белорусских субъектов, работающих с российскими партнерами

Российским законодательством в качестве санкции может быть наложен запрет на сотрудничество с рядом иностранных компаний.

Вследствие этого белорусские субъекты должны быть уверены в том, что их контрагент или его дочерние предприятия не подпадают под действие соответствующих ограничений.

Проверить реестр акционеров иностранной компании не всегда возможно, поэтому целесообразно потребовать предоставления заверения о соответствующих обстоятельствах.

На практике заверения об обстоятельствах используются применительно к сделкам купли-продажи, поставки, комиссии, мены, аренды и иным подобным. В таких сделках качественные и иные характеристики товара или наличие или отсутствие прав третьих лиц на него имеют большое значение для приобретателя, потому что существенно влияют на волеизъявление совершить саму сделку.

Суть заверений об обстоятельствах

Как правило, стороны заключают сделки, доверяясь правдивости информации о ее существенных условиях, полученной от контрагента. Однако впоследствии может выявиться недостоверность такой информации, что ставит выполнение обязательств по сделке под угрозу.

Читайте также:  Компания нарушила обязательства из-за болезни сотрудника

Чтобы избежать такой ситуации, продавец дополнительно предоставляет заверения о том, что условия и обстоятельства, на которых предложено заключить сделку, соответствуют действительности.

Такие утверждения побуждают покупателя заключить договор на выгодных для него условиях.

Заверения об обстоятельствах могут даваться как при заключении договора, так и при его исполнении. Они могут быть зафиксированы непосредственно в тексте договора или в приложении к нему, а также в переписке сторон по согласованию условий сделки.

Пример 1

Государственное предприятие объявляет о проведении тендера и в информации о закупке указывает конкретные характеристики предмета, условия предполагаемой сделки и четкие требования к участникам тендера, претендующим на получение права заключения контракта.

В этом случае подразумевается, что участники тендера в момент подачи документов дают свои заверения о наличии у них обстоятельств и намерений в отношении условий, выдвигаемых организатором тендерных торгов.

Последний, в свою очередь, принимая документы, уже заранее полагается на добросовестность этих заверений.

Обратите внимание! В международной торговой практике цели заверений схожи с целями гарантий. Другими словами, заверения об обстоятельствах выполняют дополнительную гарантийную функцию. По сути, это механизм перекладывания рисков с покупателя на продавца.

Справочно:

институт заверения об обстоятельствах позаимствован, по мнению многих специалистов, из английского права, где он именуется representations. Заверения выражаются в утверждении стороны сделки, например продавца акций, о достоверности существенных обстоятельств, относящихся к предмету договора.

Обстоятельства, в отношении которых даются заверения

В ст. 431.2 ГК РФ дается примерный перечень обстоятельств, в отношении которых предоставляются заверения:

  1. • предмет договора;
  2. • полномочия стороны или ее представителя на заключение договора;
  3. • соответствие договора применимому праву;
  4. • наличие необходимых лицензий и разрешений;
  5. • финансовое состояние;

• иные обстоятельства, в т.ч. относящиеся к третьим лицам.

Особенно важны подобные обстоятельства при покупке активов: акций, долей в уставном фонде, – тем более что обычные требования о качестве неприменимы к таким объектам.

Приобретателю в такой ситуации очень важна достоверная информация относительно характеристик продающей компании: например, подтверждение наличия необходимых разрешений, сертификатов и лицензий, отсутствие взысканий со стороны государственных органов и иных лиц, скрытой кредиторской задолженности и т.п.

Нередко белорусский приобретатель не имеет возможности выяснить полную информацию обо всех рисках, поэтому он и может потребовать от продавца включения в договор условия о заверениях.

  • Ответственность за недостоверность
  • Недостоверные заверения выражаются:
  • • в сообщении недобросовестным участником сделки ложных сведений;
  • • сокрытии или умолчании информации, обладая которой контрагент не заключил бы данную сделку вообще или заключил на иных условиях.
  • Ответственность стороны, давшей недостоверные заверения, выражается:
  • • в возмещении другой стороне по ее требованию убытков, причиненных недостоверностью таких заверений;
  • • уплате предусмотренной договором неустойки.

Возмещение убытков осуществляется в соответствии с последствиями, возникающими из причинения вреда. На истце лежит обязанность по доказыванию причинно-следственной связи между сведениями, предоставленными или сокрытыми ответчиком, и причиненным вредом.

Обратите внимание! Ответственность наступает, если сторона, предоставившая недостоверные заверения, исходила из того, что другая сторона будет полагаться на них, или имела разумные основания исходить из такого предположения (п. 2 ст. 431.2 ГК РФ).

  1. Наряду с указанной ответственностью пострадавшая сторона вправе:
  2. • отказаться от договора (если иное не предусмотрено соглашением сторон);
  3. • потребовать признания договора недействительным (если договор заключен под влиянием обмана или существенного заблуждения, вызванного недостоверными заверениями).
  4. Пример 2

Страховая компания потребовала в судебном порядке признать договор страхования предпринимательских рисков недействительным (ст.

178 ГК РФ), основываясь на том, что страхователь скрыл факт наличия предпосылок к стойкой неплатежеспособности контрагента по договору поставки.

Истец доказал, что сокрытие ответчиком сведений о неплатежеспособности своего контрагента имело непосредственное отношение к наступлению страхового случая (просрочке платежа) и к размеру убытка.

Суд согласился с доводами истца и заявил, что страховщик должен находиться к объекту страхования в таком же положении, как и сам страхователь, т.е. знать объект страхования и всю информацию о нем так, как сам страхователь.

Последствия, предусмотренные пп. 1 и 2 ст. 431.

2 ГК РФ, применяются к стороне, давшей недостоверные заверения при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно и в связи с корпоративным договором либо договором об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества, независимо от того, было ли ей известно о недостоверности таких заверений, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

  • В этом случае также предполагается, что сторона, предоставившая недостоверные заверения, знала о том, что другая сторона будет полагаться на такие заверения.
  • Важно!
  • Смысл заверений об обстоятельствах состоит в том, чтобы позволить контрагенту направлять меньше сил и времени на перепроверку соответствующих обстоятельств.

Как белорусскому субъекту защитить свои права в договоре

Рекомендуем сторонам при подготовке текста договора четко формулировать предполагаемые заверения об обстоятельствах. Особенно это касается наших белорусских экспортеров при осуществлении поставок товаров на территорию РФ и применении нулевой ставки НДС.

Согласно подп. 3 п.

4 Протокола о порядке взимания косвенных налогов для подтверждения обоснованности применения нулевой ставки НДС и (или) освобождения от уплаты акцизов налогоплательщиком государства – члена ЕАЭС, с территории которого вывезены товары, в налоговый орган одновременно с налоговой декларацией представляется заявление о ввозе товаров и уплате косвенных налогов, составленное по форме, предусмотренной отдельным международным межведомственным договором, с отметкой налогового органа государства – члена ЕАЭС, на территорию которого импортированы товары, об уплате косвенных налогов (освобождении или ином порядке исполнения налоговых обязательств).

Документ:

Протокол о порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг (приложение 18 к Договору о Евразийском экономическом союзе, Астана, 29.05.2014) (далее – Протокол о порядке взимания косвенных налогов).

  1. В связи с этим целесообразно во внешнеторговом договоре зафиксировать заверения российского покупателя белорусских товаров о том, что он является действительным налогоплательщиком на территории РФ, намерен своевременно представить соответствующим образом оформленный экземпляр вышеуказанного заявления:
  2. «1. Покупатель заверяет Поставщика о нижеследующем:
  3. – он является надлежащим образом учрежденным и зарегистрированным юридическим лицом;
  4. – органы управления находятся и осуществляют свои функции по месту нахождения (регистрации) юридического лица;
  5. – для заключения и исполнения договора продавец получил все необходимые согласия, одобрения и разрешения, получение которых необходимо в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, учредительными и локальными документами;
  6. – имеет законное право осуществлять вид экономической деятельности, предусмотренный договором (имеет надлежащий ОКВЭД);
  7. – не существует законодательных, подзаконных нормативных и индивидуальных актов, локальных документов, а также решений органов управления, запрещающих покупателю или ограничивающих его право заключать и исполнять настоящий договор;
  8. – лицо, подписывающее (заключающее) договор от имени Покупателя, на день подписания (заключения) имеет все необходимые для такого подписания полномочия и занимает должность, указанную в преамбуле договора.
  9. 2. Помимо вышеуказанных гарантий и заверений, руководствуясь гражданским и налоговым законодательством, Покупатель заверяет Поставщика и гарантирует следующее:
  10. – Покупателем уплачиваются все налоги и сборы в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, а также им ведется и своевременно подается в налоговые и иные государственные органы налоговая, статистическая и иная государственная отчетность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации;
  11. – все операции Покупателя по движению товарно-материальных ценностей полностью отражены и будут отражаться в первичной документации продавца, в бухгалтерской, налоговой, статистической и любой иной отчетности, обязанность по ведению которой возлагается на Покупателя;
  12. – Покупатель гарантирует и обязуется своевременно отражать в соответствующей документации НДС, уплаченный Покупателем в соответствии с настоящим договором;
  13. – Покупатель в срок до  ______ 2017 года представит Продавцу полностью соответствующие действующему законодательству Российской Федерации документы для оформления внешнеторговой сделки и применения нулевой ставки НДС (в том числе заявление о ввозе товаров и уплате косвенных налогов, составленное по форме, предусмотренной отдельным международным межведомственным договором, с отметкой налогового органа РФ)».
  14. Справочно:
  15. в российской судебной практике есть случаи признания договора покупки товара в рассрочку недействительным по причине того, что продавец скрыл, что рассрочка предоставлена не самим продавцом, а финансируется банком, и тем самым ввел покупателя в заблуждение.
  16. В случае приобретения товара у российского Поставщика белорусский импортер может требовать зафиксировать в договоре следующие заверения контрагента:
  17. «– товар, поставляемый по настоящему договору, принадлежит Поставщику на праве собственности. 

В случае если Поставщик не является собственником товара, то Поставщик, как агент (комиссионер), имеет все необходимые в соответствии с действующим законодательством полномочия для заключения договора и поставки товара и гарантирует наличие документов соответствующей отчетности. Товар и права на него не являются предметом спора, в отношении товара или прав на него не заключено каких-либо иных сделок и не имеется иных обременений (арест и др.), препятствующих надлежащему исполнению договора.

Читайте также:  Увольнение на испытательном сроке: могут ли рассчитать из организации в это время, разрешено ли уйти самому и как необходимо уведомлять об уходе

Поставщик обязуется возместить Покупателю убытки, понесенные вследствие нарушения Поставщиком указанных в договоре гарантий и заверений и/или допущенных Поставщиком нарушений (в том числе налогового законодательства), отраженных в решениях налоговых органов, в полном размере.

Поставщик обязуется компенсировать покупателю, все понесенные по его вине убытки (в том числе доначисленный НДС, штраф, пеня и т. д.) в 5-дневный срок с момента получения от Покупателя соответствующего требования».

Если окажется, что вышеуказанные заверения не соответствуют или не будут соответствовать действительности (например, претензии к активам компании со стороны третьих лиц и угроза потери обладания ими, о которых продавец знал, но сознательно скрыл от потенциального приобретателя), то такое обстоятельство дает право белорусской стороне в судебном порядке на основании ст. 431.2 ГК РФ отказаться от договора вместе с предъявлением требований о полном возмещении убытков и уплате штрафных санкций.

Александр Копелев, юрист

Недостоверные заверения об обстоятельствах. Ответственность сторон — Юридический центр "Взгляд" — юридические услуги в Москве

Подписаться на новости

За недостоверные заверения об обстоятельствах сторона договора будет нести ответственность согласно закону. Какие условия о заверениях удобны второй стороне договора.

За недостоверное заверение об обстоятельствах участник сделки несет ответственность

Недостоверные заверения об обстоятельствах могут ввести участника сделки в заблуждение и побудить заключить договор, который впоследствии навредит. Но предусматривать или нет ответственность за недостоверные заверения об обстоятельствах – право сторон договора.

Это факультативное условие. Если ничего не будет прописано, все равно останутся юридические механизмы, предусмотренные законом.

Взыскание неустойки, убытков, односторонний отказ от договора или признание его недействительным – все это есть в распоряжении пострадавшей стороны независимо от указания в договоре.

Проблемные моменты, связанные с ответственностью за недостоверные заверения об обстоятельствах, в большей степени касаются лица, дающего то или иное заверение.

Если вторая сторона защищена законом при любых обстоятельствах, то для первой единственная возможность максимально себя юридически защитить – посмотреть на положения об ответственности как на обязательные пункты договора.

Здесь есть варианты. О них и пойдет речь в нашей статье.

Два ключевых подхода к ограничению ответственности за недостоверное заверение об обстоятельствах

На практике для ограничения ответственности за недостоверные заверения об обстоятельствах применяются два основных подхода:

— Исключить ответственность за такие заверения, о недостоверности которых дающая их сторона не знала. Это наиболее эффективный вариант.

— Сформулировать конкретное заверение или сделать общую оговорку таким образом, чтобы из них вытекало, что заверения даются стороной только в пределах известного ей.

Такой подход далеко не всегда может эффективно сработать. Его рекомендуется использовать как крайнюю меру, если первый подход невозможен.

Ограничение ответственности, прописанное в договоре, помогает преодолеть положение закона о том, что лицо, дающее заверение, отвечает за его недостоверность независимо от того, знало оно об этом или нет.

Для этой цели первый подход изначально смотрится более выигрышным. Он формулирует прямое и конкретное ограничение.

Но возможно два способа его реализации: простой (предусмотренный законом) и сложный (помогающий обойти закон).

Прямая оговорка в договоре, исключающая ответственность за недостоверное заверение, о недостоверности которого лицо не знало, – простой вариант. Здесь всего лишь используется предусмотренное законом право.

Однако включение в договор такой оговорки снижает уровень юридической защищенности стороны, принимающей заверение, что может создать проблемы с заключением сделки на этих условиях.

Чтобы прийти к некому компромиссу, можно попытаться договориться об иной формулировке – использовать второй способ.

Альтернатива прямому ограничению ответственности за недостоверные заверения

Альтернативное решение сводится к тому, чтобы усложнить для стороны, принимающей заверение, возможность признать его недостоверным.

Здесь приходится некоторым образом обходить положение закона, вносить в формулировку заверения субъективную оценку и перекладывать на второю сторону обязанность доказывания нескольких условий недостоверности, усложняя при этом задачу. Для понимания сущности указанного способа проще рассмотреть его реализацию на примере:

Допустим, заверение формулируется следующим образом: «у продаваемой мною компании нет налоговых недоимок». В этой случае любая недоимка превращает заверение в недостоверное.

Чтобы избежать этого, в формулировку применительно к наличию недоимки вносится уточнение в виде, например, «насколько мне известно» или «в той мере, в которой я знаю». В результате только лишь наличия недоимки становится недостаточным для недостоверности заверения.

Необходимо еще одно условие – наличие у лица, дающего заверение, знания о существовании недоимки.

Очевидно, что второй способ – некая завуалированная реализация первого варианта. Цель одна и та же, только подходы разные.

Конструкция усложняется искусственно в попытке обойти нежелание стороны договора включить в него прямое ограничение ответственности. Если получится – хорошо.

Но это все-таки альтернативное решение, и уровень юридической защиты у него по сравнению с первым способом – прямо закрепленным в законе – несколько ниже.

Недостоверные заверения об обстоятельствах как основание для отказа от договора

Помимо общих положений об отказе от договора, предусмотренных ГК РФ, ст. 431.2 содержит норму, согласно которой отказ возможен в случае, если имели место недостоверные заверения об обстоятельствах и такие заверения имели существенное значение.

Однако норма носит императивный характер, и стороны вправе в договоре менять формулировку условий для одностороннего отказа. Этим стоит воспользоваться лицу, дающему заверение.

И крайне важно обратить внимание не столько на определение существенного значения заверения, сколько на прописанные в договоре основания для одностороннего отказа от него.

«Существенное значение» – более чем размытая формулировка закона, поэтому некоторые юристы стремятся максимально конкретизировать ее. К сожалению, в договоре объективно невозможно прописать всё, что может подразумевать «существенное значение».

В результате у заинтересованной стороны, что бы и как бы ни было обозначено в договоре, все равно остается возможность обратиться за судебной защитой.

Вот почему лицу, дающему заверение (в большей степени чем принимающей стороне), целесообразно пойти несколько иным путем – полагаться не на конкретизацию «существенного значения», а на детальную проработку при подготовке сделки оснований и условий для одностороннего отказа от договора.

За недостоверные заверения об обстоятельствах взыскивают неустойку и убытки

Право пострадавшей стороны взыскать неустойку и убытки предусмотрено законом. И к этому могут привести недостоверные заверения об обстоятельствах.

Вопрос в другом – можно ли предусмотреть в договоре неустойку одновременно с возмещением убытков или использовать ее в качестве альтернативы последним? Учитывая, что юристы зачастую скептически относятся к возможности взыскать солидную неустойку, да и судебная практика говорит о частом ее снижении, указанный вопрос требует более внимательного рассмотрения.

Почему неустойку все-таки стоит предусмотреть в договоре на случай недостоверности заверения? Да, ее нельзя будет взыскать одновременно с убытками. Но ничто не мешает для одного заверения определить неустойку, а для другого – взыскание убытков. Если же заверений множество можно продумать и определить наиболее выгодный комбинированный вариант.

Установленная договором ответственность за недостоверные заверения об обстоятельствах в виде неустойки – возможность переложить на ответчика доказывание необходимости ее снижения.

С убытками всё наоборот – доказывать их приходиться истцу. Уже поэтому неустойку не стоит сбрасывать со счетов.

И закон не запрещает для одних заверений установить ответственность в виде взыскания убытков, а для других – в виде неустойки.

Об ответственности за недостоверные заверения об обстоятельствах можно сказать в разных частях договора

Есть и еще один, пусть и спорный, но интересный вариант: некоторые юристы формулируют одно и то же заверение дважды, но разными словами, прописывая для каждого случая свой вид ответственности.

Такой подход, конечно, рискованный, но, в конце концов, только в суде можно будет проверить состоятельность и эффективность метода.

И нет гарантии, что юристы, его оспаривающие, способны будут выиграть процесс исходя из формулировок, используемых в договоре, и всех других обстоятельств дела.

Здесь очень многое зависит от того, как именно ответственность за недостоверные заверения об обстоятельствах, сами заверения и прочие имеющие значение положения изложены в условиях договора, а также, разумеется, насколько грамотно будет выстроен судебный процесс.

В любом случае, за недостоверные заверения об обстоятельствах контрагента проще привлечь к ответственности на основании условий соглашения.
https://www.arbitr-praktika.ru/article/2263-nedostovernye-zavereniya-ob-obstoyatelstvah-otvetstvennost
Журнал Арбитражная практика

===========================

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *