Ст 169 УК РФ: препятствование предпринимательской деятельности

  • Разъяснение законодательства
  • «Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности»
  • Статья 169 УК РФ — «воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности» введена в новый уголовный кодекс РФ и даже претерпела ряд изменений, в том числе и в пакете президентских поправок, направленных не только на смягчение наказаний за экономические преступления,  но и на усиление ответственности должностных лиц за воспрепятствование законной предпринимательской деятельности.  

Но, по мнению многочисленных экспертов, ст. 169 УК РФ в Челябинской области не работает, в том числе и по причине недостаточной осведомленности представителей малого и среднего бизнеса о  такой возможности защиты своих прав.

  1. Для преступлений, воспрепятствующих законной предпринимательской деятельности, характерно наличие специального субъекта — должностного лица.  
  2. Преступления, совершаемые специальным субъектом, как правило, могут совершаться и в процессе регистрации предпринимательской деятельности, и в последующем при ее осуществлении.
  3.  Уже при оформлении необходимых документов предприниматель может испытывать трудности:  умышленное затягивание  процесса регистрации со стороны органов, осуществляющих государственную регистрацию, выдачу лицензий и прочее.

  Так,  приговором Челябинского областного суда к восьми годам лишения свободы в колонии строгого режима приговорен бывший мэр г. Карабаша.

 Чиновник был задержан с поличным  при получении взятки от директора коммерческой фирмы.

Деньги предназначались для решения вопроса о выделении земли под строительство на территории детского оздоровительного лагеря «Орленок», расположенного возле памятника природы — озера  Увильды.

 На этом примере мы видим, что статья 169 УК РФ конкурирует  и со ст. 285 и ст. 286 УК РФ, а в ряде случаев и с иными нормами о должностных преступлениях.

Поэтому необходимо понимать, что сфера применения статьи — отношения, возникающие в связи с осуществлением должностными лицами разрешительной, контрольно-надзорной, фискальной и иных функций регулирования предпринимательской деятельности, в частности, в области принятия решений, проведения проверок, заключения соглашений, возложения поручений, лицензирования, контроля за соблюдением правил торговли, оказания услуг, производственной деятельности, налогообложения и взимания различных сборов, кредитования, обслуживания государственными структурами.

Так, диспозиция ч. 1 ст. 169 УК РФ, составляющая объективную сторону данного состава преступления, содержит в себе следующие квалифицирующие признаки воспрепятствования законной предпринимательской деятельности должностными лицами:

  • — неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонение от их регистрации;
  • — неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи;
  • — ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или коммерческой организации в зависимости от организационно-правовой формы или формы собственности;
  • — незаконное ограничение самостоятельности субъектов предпринимательской деятельности;
  • — иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя (или коммерческой организации).
  • Однако все вышеперечисленные действия (бездействие) могут считаться деяниями только в том случае, если они совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения.

 Мотивом данного преступления со стороны должностного лица могут быть месть, стремление добиться определенных услуг, неверно понятые интересы службы, желание продемонстрировать свою власть и значимость и т.п.

Преступление является оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных в ч. 1 ст. 169 УК РФ действий (бездействия), независимо от того, повлекли ли они последствия, на достижение которых были направлены.

Отсутствие практики по ст. 169 УК РФ свидетельствует о том, что предприниматели  предпочитают «решать свои вопросы» с чиновником, а не обращаться с соответствующим  заявлением в правоохранительные органы, что, конечно, не дает возможность в полной мере раскрыть антикоррупционный потенциал данной статьи.

Первый заместитель

прокурора г.Челябинска

советник юстиции                                                                             Д.С. Бояринов

Прокурор разъясняет — Прокуратура Оренбургской области

Об ответственности за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности

Охрана складывающихся в сфере предпринимательской деятельности общественных отношений, в зависимости от характера посягательства, обеспечивается посредством использования возможностей гражданского,  административного и уголовного отраслей права.

При этом уголовная ответственность в данной сфере может наступить за недопущение, ограничение или устранение конкуренции, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст.

178 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст.

315 УК) и иными составами, предусмотренными Особенной части Уголовного кодекса  РФ, в зависимости от конкретных обстоятельств.

В статье 169 УК РФ установлена уголовная ответственность за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности, в том числе за неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Повторное воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности влечет ответственность по ч. 2 ст. 169 УК РФ.

Нормы уголовного закона о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности направлены прежде всего на охрану предпринимательских отношений по осуществлению производственно-хозяйственной деятельности.

Преступления в предпринимательской сфере, совершаемые непосредственными участниками коммерческих правоотношений, в подавляющем числе случаев характеризуются наличием у виновных корыстного мотива.

Деяния лиц, непосредственно не вовлеченных в предпринимательскую деятельность, которые совершают общественно опасные действия (бездействие), наносящие ущерб предпринимательским отношениям, в ряде случаев могут приобретать характер преступных лишь при наличии у виновных корыстной мотивации.

При воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности лицо может руководствоваться мотивами личной неприязни, мести, ложного понимания государственных или общественных интересов и т.п.

Ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица — это незаконное уменьшение правоспособности этих лиц.

Например, отказ в предоставлении государственных льготных кредитов предпринимателям, поскольку они не зарегистрированы в качестве юридического лица, или приостановление лицензии всем формам предпринимательской деятельности, кроме открытых акционерных обществ.

Незаконное ограничение самостоятельности индивидуального предпринимателя или организации может выражаться в разнообразных действиях, препятствующих самостоятельному осуществлению предпринимательской и иной деятельности. Например, установление необходимости согласования принимаемых ими управленческих (финансовых, хозяйственных и т.п.) решений или навязывание им таких решений, запрещение эксплуатации помещений и земельных участков.

Иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица может быть связано с любым неправомерным воздействием на них. Например, незаконное проведение проверок или изъятие документов.

Разъяснение подготовлено уголовно-судебным управлением

Прямая ссылка на материал
Поделиться

Охрана складывающихся в сфере предпринимательской деятельности общественных отношений, в зависимости от характера посягательства, обеспечивается посредством использования возможностей гражданского,  административного и уголовного отраслей права.

При этом уголовная ответственность в данной сфере может наступить за недопущение, ограничение или устранение конкуренции, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст.

178 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст.

315 УК) и иными составами, предусмотренными Особенной части Уголовного кодекса  РФ, в зависимости от конкретных обстоятельств.

В статье 169 УК РФ установлена уголовная ответственность за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности, в том числе за неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Повторное воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности влечет ответственность по ч. 2 ст. 169 УК РФ.

Нормы уголовного закона о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности направлены прежде всего на охрану предпринимательских отношений по осуществлению производственно-хозяйственной деятельности.

Преступления в предпринимательской сфере, совершаемые непосредственными участниками коммерческих правоотношений, в подавляющем числе случаев характеризуются наличием у виновных корыстного мотива.

Деяния лиц, непосредственно не вовлеченных в предпринимательскую деятельность, которые совершают общественно опасные действия (бездействие), наносящие ущерб предпринимательским отношениям, в ряде случаев могут приобретать характер преступных лишь при наличии у виновных корыстной мотивации.

При воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности лицо может руководствоваться мотивами личной неприязни, мести, ложного понимания государственных или общественных интересов и т.п.

Ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица — это незаконное уменьшение правоспособности этих лиц.

Например, отказ в предоставлении государственных льготных кредитов предпринимателям, поскольку они не зарегистрированы в качестве юридического лица, или приостановление лицензии всем формам предпринимательской деятельности, кроме открытых акционерных обществ.

Незаконное ограничение самостоятельности индивидуального предпринимателя или организации может выражаться в разнообразных действиях, препятствующих самостоятельному осуществлению предпринимательской и иной деятельности. Например, установление необходимости согласования принимаемых ими управленческих (финансовых, хозяйственных и т.п.) решений или навязывание им таких решений, запрещение эксплуатации помещений и земельных участков.

Иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица может быть связано с любым неправомерным воздействием на них. Например, незаконное проведение проверок или изъятие документов.

Разъяснение подготовлено уголовно-судебным управлением

Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности Статья 169. Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности

  • Объект:
    общественные
    отношения, складывающиеся в процессе
    осуществления определенной сферы
    предпринимательской деятельности и
    иной экономической деятельности.
  • Объективная
    сторона:
    действия
    и бездействия должностного лица.
  • К числу действий
    закон относит:
  • 1)
    неправомерный отказ в государственной
    регистрации индивидуального предпринимателя
    или юридического лица.
  • 2) неправомерный
    отказ в выдаче специального разрешения
    (лицензии) на право осуществления
    определенной деятельности.

3)
ограничение прав и законных интересов
индивидуального предпринимателя или
юридического лица в зависимости от
организационно-правовой формы означает
дискриминационный подход к различным
субъектам экономической деятельности.

Читайте также:  Нецелевое расходование бюджетных средств: ст. 285.1 УК РФ

Оно может выражаться в запрете выдачи
лицензий на определенный вид деятельности
всем, за исключением муниципальных
унитарных предприятий, и т.д.;

4)
ограничение самостоятельности либо
иное незаконное вмешательство в
деятельность индивидуального
предпринимателя или юридического лица.
Закон не конкретизирует виды вмешательства,
следовательно, они могут быть любыми,
но обязательно не основанными на
действующем законе (например, установление
предельного объема производства или
сбыта продукции).

  1. Субъект:
    специальный

    должностное
    лицо.
  2. Субъективная
    сторона:
    вина
    в форме умысла.
  3. Конструкция
    состава:
    формальный.

Квалифицированный
состав (ч. 2 ст. 169 УК РФ):

Деяния, совершенные
в нарушение вступившего в законную силу
судебного акта, а равно причинившие
крупный ущерб.

Статья 170. Регистрация незаконных сделок с землей

Объект:
установленный
порядок земельных отношений, т.е.
отношения по использованию и охране
земель в РФ.

  • Объективная
    сторона:
    содержит
    три формы преступной деятельности:
  • 1) регистрация
    заведомо незаконных сделок с землей;
  • 2) искажение сведений
    государственного кадастра недвижимости;
  • 3) занижение размеров
    платежей за землю.
  • Субъект:
    специальный

    должностное
    лицо.
  • Субъективная
    сторона:
    вина
    в форме умысла и специальный мотив —
    корыстная или иная личная заинтересованность.
  • Конструкция
    состава:
    формальный.

Статья 170.1. Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета

  1. Объект:
    отношения
    по установленному законодательством
    учету юридических лиц и индивидуальных
    предпринимателей и учету ценных бумаг.

  2. Объективная
    сторона:
    представление
    в орган, осуществляющий государственную
    регистрацию юридических лиц и
    индивидуальных предпринимателей, или
    в организацию, осуществляющую учет прав
    на ценные бумаги, документов, содержащих
    заведомо ложные данные.
  3. Субъект:
    вменяемое
    лицо, достигшее возраста 16 лет.

  4. Субъективная
    сторона:
    вина
    в форме умысла и альтернативно указанная
    цель — внесение в единый государственный
    реестр юридических лиц, реестр владельцев
    ценных бумаг или систему депозитарного
    учета недостоверных сведений либо иными
    целями, направленными на приобретение
    права на чужое имущество.

Конструкция
состава:
формальный.

Преступление считается оконченным с
момента представления документов лично
или через представителя, сдачи документов
в почтовую организацию или иную службу
доставки, отправления документов по
электронной почте или ввода их в
автоматизированную систему, независимо
от того, повлияли ли указанные действия
на внесение данных в соответствующий
реестр.

Квалифицированный
состав (ч. 2 ст. 170.1 УК РФ):

Внесение
в реестр владельцев ценных бумаг, в
систему депозитарного учета заведомо
недостоверных сведений путем неправомерного
доступа к реестру владельцев ценных
бумаг, к системе депозитарного учета.

Квалифицированный
состав (ч. 3 ст. 170.1 УК РФ):

Деяние,
предусмотренное частью
второйнастоящей статьи, если оно
было сопряжено с насилием или с угрозой
его применения.

Неправомерный
доступ к реестру владельцев ценных
бумаг или системе депозитарного учета
как способ внесения в реестр владельцев
ценных бумаг или в систему депозитарного
учета заведомо недостоверных сведений
выступает квалифицирующим признаком
(ч.
2).

Насилием
является нанесение побоев, истязания,
ограничение свободы, другое физическое
воздействие, а также легкий и средней
тяжести вред здоровью (ч.
3 ст. 170.1УК).

Ст 169 УК РФ препятствование предпринимательской деятельности

В настоящее время по составу преступления, обозначенному в ст. 169 УК РФ, возбуждается крайне мало. Анализ судебной практики показывает, что на этапе досудебной проверки такие посягательства переквалифицируются в дачу или получение взятки, не усматривая под ним основания к даче взятки – воспрепятствование в осуществлении предпринимателями законной деятельности.

Крайние меры, на которые соглашаются руководители юридических лиц, ведут к укрупнению коррупционной составляющей.

Показательным решением суда по 169 статье УК РФ является вынесенный в 2014 году обвинительный приговор в Ульяновской области по делу № 22-1594/2014 в отношении главы муниципального образования Бимеева Р.Х.

Во время проверки поступивших заявлений от руководителей 2 юридических лиц была осуществлена проверка действий обвиняемого по эпизоду «ограничения самостоятельности и в незаконном вмешательстве в деятельность юридического лица». В период нахождения в должности, Бимеев Р.Х. заключил договоры на оказание консультационных услуг за плату, но без исполнения взятых на себя обязательств.

Фактически эти взаимоотношения привели к узакониванию оплаты действий Главы тогда, когда этого требовали обстоятельства. Стороны утверждали, что Бимеев Р.Х. принудил их к подписанию соглашений.

Адвокаты, оспаривавшие приговор, ссылались на то, что:

  • договоры были заключены с Бимеевым Р.Х., как с физическим лицом;
  • требование на регистрацию обвиняемого в качестве индивидуального предпринимателя для оказания консультаций в законодательстве не предусмотрено.
  • суммы выплат облагались подоходным налогом в соответствии с налоговым законодательством в редакции, действующей в период подписания соглашения.

Обвинённый по этому составу не отбывал наказание, так как следствие длилось больше положенного времени, то есть истёк срок исковой давности и привлечь его ответственности не удалось. Более того, суд признал право Бимеева Р.Х. на реабилитацию.

Сегодня ссылку на статью 169 Уголовного кодекса в приговоре можно найти только в качестве упоминания содержания понятия крупного ущерба по экономическим и налоговым преступлениям.

В июне 2017 года был вынесен обвинительный приговор в Пензенской области по делу 10-4-2017 в отношении главы администрации сельского поселения Назирова Ш.Р.

, который в период нахождения в должности, изъял из права владения, пользования и распоряжения коровнику у гражданина, одновременно являющегося руководителем юридического лица.

В своей жалобе адвокаты обвиняемого просили суд учесть, что объект собственности не находился на балансе компании и подтверждения его принадлежности к юридическому лицу не имеется. Однако, конституционное право на использование собственного имущества для осуществления законной предпринимательской деятельности не оспаривали.

Приговор по этому делу выразился в лишении права занимать руководящие должности в органах муниципальной и государственной власти, а также в оплате штрафа в пользу государства.

Статья 169 УК РФ воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности

Преследованию подлежат должностные лица государственных контролирующих структур за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности.

Законодатель чётко разграничивает деяния, которые обычно признаются преступным посягательствам на права и свободы предпринимателей:

  1. Отказывают регистрировать юридическое лицо, когда такой отказ не подкреплён нормативным правовым обоснованием.
  2. Затягивание проведения вышеописанной процедуры.
  3. Невыдача разрешительных документов на осуществление лицензируемых разновидностей деятельности, равно как и препятствование в оформлении бумаг.
  4. Любые ограничительные действия в отношении коммерческих предприятий одной из организационно-правовой формы (ИП, ООО, ПАО, ЗАО).
  5. Притеснение самостоятельности такого субъекта гражданского оборота или вымешивание в его работу.

Для квалификации посягательства по 169 статье УК РФ предусматривается особый вид нарушителя – чиновник. Субъективной стороной является служебное положение, в рамках которого проявляются манипуляции по ограничению прав предпринимателей.

Когда коммерческое предприятие обращается в суд для восстановления своего права и выигрывает дело, но должностные лица продолжают «травлю», то можно говорить о квалифицированном составе по части 2 рассматриваемой статьи. Здесь же предусматривается, что действия должностного лица могут иметь крупный ущерб для предпринимателя.

В 2003 году был восполнен пробел уголовного законодательства в части определения величины материального урона, и по составу препятствование предпринимательской деятельности в статью УК РФ было внесено примечание. Обозначено, что крупным размером признаются материальные потери, выраженные в полутора миллионах рублей.

Наказание, которое грозит нарушителю по ч.1 ст. 169 предусматривает:

  • штрафные санкции в диапазоне 250 000 – 500 000 рублей с возможностью замены на размер зарплаты преступника за полтора года;
  • недопущение нарушителя к занятию определёнными разновидностями деятельности или нахождению на должностях в течение 3 лет после приговора суда с одновременной оплатой штрафных санкций в размере не более 80 000 рублей или замена на размер дохода в течение полугода;
  • осуждение к обязательным работам на срок 15 суток (360 ч.).

Когда квалифицируют нарушение уголовного закона по ч. 2 ст. 169, вменяют одно из следующих наказаний:

Не допускается занимать должности не менее 3, но и не более 5 лет с момент вступления приговора в силу с одновременной оплатой штрафа, не превышающего 250 000 рублей либо с заменой материального наказания на размер дохода за последние 12 месяцев:

  1. Могут быть назначены обязательные или принудительные работы на 480 ч. и 2 года соответственно.
  2. Нарушителя могут ограничить в свободе (арестовать) на 6 месяцев.
  3. Назначается и лишение свободы не более чем на 3 года (минимального порога осуждения не предусматривается).

Таким образом, квалифицированный состав, который несёт существенные материальные лишения для предпринимательства выражается серьёзной ответственностью для клерка.

Другой комментарий к ст. 169 Уголовного кодекса Российской Федерации

Давая другое разъяснение к статье, следует выделить особый объект преступного посягательства – предпринимательская деятельность, которая должна вестись в соответствии с установленным законным порядком.

В Конституции, равно как и в гражданском законодательстве закреплено право на «использование способностей индивида, равно как и его имущества для ведения предпринимательства или иной законной экономической деятельности».

При этом в ГК РФ говориться о том, что предприниматель является средним звеном между гражданином и компанией, поскольку ему приходится полагаться только на свои силы, навыки и умения для выстраивания экономически выгодной модели ведения бизнеса. Для этого государство стремится создать условия минимального вторжения в дела такого субъекта.

Если проверка проводится, то цель одна – осуществить контроль над соблюдением законных требований, предъявляемых к конкретным действиям и не нарушения прав потребителей и других участников рынка (ограничение конкуренции).

По смыслу статьи 169 УК РФ, привлекать к ответственности по рассмотренным выше основаниям могут только за ущемления лиц, извлекающих из своей деятельности прибыль. К некоммерческим организациям такой состав преступления не относится.

Читайте также:  Ст 21 УК РФ: невменяемость

Во время расследования преступления отмечается, что мотивы и цель преступления могут быть отличными от извлечения материальной выгоды (взяточничества), но это не имеет существенного значения для выводов о виновности. Отмечено, что даже личная неприязнь будет провоцировать использование служебного положения для совершения противоправного деяния.

В отношении субъекта необходимо упомянуть об одном важном нюансе. Возраст, с которого может наступить ответственность по рассматриваемому составу – 16 лет

Но известно, что для включения в резерв кадровой службы на муниципальные или государственные должности должна наступить полная дееспособность по возрасту, а для некоторых должностей есть возрастной ценз для заключения контракта.

Отдельно пару слов следует сказать о том, как высчитывается сумма крупного ущерба, предусмотренная примечанием к статье УК РФ.

В соответствии с нормами гражданского законодательства материальные потери могут быть выражены прямо – неполучение прибыли, оплата аренды помещения без ведения деятельности, а также косвенно – через упущенную выгоду от отсутствия движений капиталов, повышение цен на расходные материалы или себестоимости продукции.

Другой комментарий к статье 169 УК РФ

1. Объективная сторона преступления описана с помощью следующих альтернативных действий и бездействия должностного лица.

  • К числу действий закон относит:
  • 1) неправомерный отказ в государственной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица. Законный отказ возможен только в случаях:
  • а) непредставления документов, необходимых для государственной регистрации;
  • б) представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган.
  • Отказ должен быть сделан в письменной форме в тот же срок, что и решение о регистрации (по общему правилу в срок не более пяти рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган);
  • 2) неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на право осуществления определенной деятельности. Законным отказ может быть, если:
  • а) документы, представленные соискателем лицензии, содержат недостоверную или искаженную информацию;
  • б) принадлежащие соискателю лицензии или используемые им объекты не соответствуют лицензионным требованиям и условиям, необходимым для осуществления соответствующего вида деятельности.
  • Решение о выдаче или об отказе в выдаче лицензии, как правило, должно быть принято в течение 45 дней с момента предоставления всех необходимых документов;

3) ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы означает дискриминационный подход к различным субъектам экономической деятельности. Оно может выражаться в запрете выдачи лицензий на определенный вид деятельности всем, за исключением муниципальных унитарных предприятий, и т.д.;

4) ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица. Закон не конкретизирует виды вмешательства; следовательно, они могут быть любыми, но обязательно не основанными на действующем законе (например, установление предельного объема производства или сбыта продукции).

2.

Рассматриваемое преступление может быть совершено путем уклонения от государственной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо от выдачи специального разрешения (лицензии).

В этом случае оно будет считаться оконченным с момента истечения сроков, установленных для регистрации или выдачи лицензии, при условии наличия законных оснований для совершения этих действий.

3. Обязательным признаком объективной стороны является способ – использование должностным лицом своего служебного положения, т.е. тех полномочий, а также авторитета, которыми он обладает в силу занимаемой должности, для совершения преступления.

4. Субъект преступления специальный – должностное лицо (см. примечание 1 к ст. 285 УК).

5. Уголовная ответственность усиливается, если воспрепятствование законной предпринимательской деятельности продолжается после судебного решения, определившего неправомерность действий должностного лица (ч. 2). Субъектом этого преступления может быть и другое должностное лицо. Необходимо лишь, чтобы оно знало о наличии соответствующего судебного решения, вступившего в законную силу.

6. Крупный размер выражается как в виде реального материального ущерба, так и, главным образом, в виде упущенной выгоды. В сумме он должен превышать 1 млн. 500 тыс. руб.

7

Вина должностного лица по отношению к причиненному его действиями ущербу может быть как умышленной, так и неосторожной.

Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности: проблемы квалификации и применения



Статья посвящена комплексному исследованию состава ст.169 УК РФ. Анализу объективных и субъективных признаков. Дается характеристика понятия «иной деятельности», а также разбор понятия «должностного лица» применительно к исследуемому составу. Проблемы практического применения нормы и возможные пути их решения.

Ключевые слова: преступление, государственное регулирование, незаконное вмешательство, объективная сторона, субъект, субъективная сторона

В современном мире развитие экономики и предпринимательства является приоритетной задачей как общества, так и государства. Большое значение уделяется уголовно-правовой охране отношений в сфере порядка осуществления предпринимательской и экономической деятельности.

Одним из потенциально эффективных средств развития предпринимательской и иной свободной экономической деятельности является их уголовно-правовая охрана. Преступления в экономической сфере были помещены законодателем в гл. 21, 22, 23 Уголовного кодекса РФ (УК РФ).

С момента принятия существующего Уголовного кодекса прошло уже более 20 лет, но и сегодня в указанные главы вносится большое количество изменений. Статья 169 УК РФ, закрепленная в главе 22 УК РФ, представляет наибольший интерес для анализа и изучения, т. к.

с одной стороны, целесообразность ее наличия в действующем УК РФ вызывает многочисленные споры и критику, среди ученых юристов, с ругой — она одна из наиболее проблемных с точки зрения практического применения.

Статистика применения статьи на практике по стране за последние пять лет свидетельствует, о крайне низком ее использовании. В 2012–0, в 2013–1, в 2014–2, в 2015 году — 0.

В начале текущего года бизнес-омбудсмен Борис Титов сообщил, что в России выросло количество уголовных дел по статье «Воспрепятствование законной предпринимательской и иной деятельности».

Если раньше в год по стране возбуждалось два-три дела, то в 2016-м их было уже 72 [1], а в первом полугодии 2017 года количество возбужденных уголовных дел возросло на 60 %. Но отмеченная положительная динамика характерна лишь для трети регионов. В остальных регионах такие преступления вообще не выявлялись.

Среди них — Москва, Ставропольский край, Приморский край, Ростовская область и другие крупные регионы [2]. В Пермском крае за 8 месяцев текущего года возбуждено 13 дел, из которых еще не одно не направлено в суд.

  • Целью работы является уточнение признаков состава, выявление спорных положений, выяснение проблематики практического применения, установление критериев разграничения со смежными составами преступлений, предложение путей совершенствования уголовно-правовой нормы.
  • Объектом работы выступают общественные отношения, возникающие при воспрепятствовании законной предпринимательской и иной деятельности.
  • Предметом — объективные и субъективные признаки состава воспрепятствования законной предпринимательской и иной деятельности и соотношение их со смежными составами.
  • Задачами статьи являются:
  • – уточнить объект состава воспрепятствования законной предпринимательской и иной деятельности
  • – разобрать субъект состава воспрепятствования законной предпринимательской и иной деятельности
  • – проанализировать основные проблемы применения ст.169 УК РФ

Теоретическую основу исследования составляют отдельные стать и монографии С. Е. Нарышкина, А. И. Абрамовой, Н. А. Лопашенко, В. И. Комиссарова, А. Н. Сухаренко, Уголовный кодекс РФ, Конституция РФ и др.

Общественная опасность преступления, предусмотренного ст.

169 УК РФ, проявляется прежде всего в том, что в результате его совершения гражданин или организация лишаются своего права или ущемляются в праве на осуществление свободной предпринимательской или иной. Е. А.

Рудовер придерживается точки зрения, согласно которой к объекту воспрепятствования законной предпринимательской или иной деятельности можно причислить нарушение общественных отношений в сфере деятельности должностных лиц [3].

Интересна на сей счет позиция Б. В. Волженкина и Н. А. Лопашенко. Так, по словам Б. В. Волженкина, данное преступление является посягательством на свободу предпринимательства, грубым нарушением установленных ст.8 и 34 Конституции гарантий предпринимательской деятельности. В свою очередь, Н. А. Лопашенко, преступление, предусмотренное ст.

169 УК РФ, относит «к посягательствам на общественные отношения по реализации принципа свободы экономической деятельности, а непосредственным объектом преступления считает гарантированные Конституцией права субъектов предпринимательской деятельности, нуждающиеся в уголовно-правовой охране от произвола должностных лиц, нарушающих соответствующие права» [4].

Таким образом, авторы, либо в качестве объекта выделяют только предпринимательскую деятельность, умалчивая об иной, указанной в ст. 169 УК РФ, либо, предусматривая и иную деятельность, лишают объект четкости очертания его границ.

«Однако если брать во внимание систему законодательства, регулирующую предпринимательскую или иную деятельность, то становится очевидным, что одной из отличительных особенностей ст. 169 УК РФ будут границы ее применения — предпринимательская и иная деятельность. Поэтому, понятие объекта преступления, предусмотренного ст.

169 УК РФ вытекает из понятия предпринимательской и понятия иной деятельности» [5], но это только одно из мнений.

Основным непосредственным объектом данного состава преступления будут являются общественные отношения, связанные с возможностью гражданина свободно осуществлять свое право на занятие предпринимательской или иной деятельностью. При рассмотрении основного объекта нельзя забывать о том, что при совершении преступления предусмотренного ст.

169 УК РФ в той или иной мере затрагиваются интересы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления, кроме того, должностное лицо, действуя вопреки решению суда, о незаконности его действии(бездействия), посягает и на порядок осуществления правосудия.

Читайте также:  Привилегированное убийство: составы и виды

Указанные отношения будут являться дополнительными непосредственными объектами.

В объект, охраняемый уголовным законом, входит и иная деятельность, поэтому встает вопрос, толкования данного вида деятельности.

По мнению автора, под иной деятельностью в исследуемом составе, следует понимать любую законную деятельность в экономической сфере. Основания для такого ограничительного толкования дает тот факт, что видовым объектом, закрепленным в гл.

22 УК РФ, являются общественные отношения при осуществлении экономической деятельности. Однако, следует признать, что деятельность юридических лиц может быть разной: коммерческой, некоммерческой, политической, благотворительной и т. п., но применительно к ст.

169 УК РФ под иным видом деятельности надо понимать «иную экономическую деятельность», взаимосвязь понятий «предпринимательской» и «иной экономической деятельности», закреплена в п. 1 ст.

34 Конституции РФ, где устанавливается право каждого на занятие предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельностью [6].

Упомянутые термины встречаются и в ст. 1 Арбитражного процессуального кодекса РФ где установлено, что правосудие в предпринимательской и иной экономической деятельности осуществляется арбитражными судами Российской Федерации [7].

Возникает вопрос почему законодатель не конкретизировал иную деятельность, как деятельность, осуществляемую в экономической сфере? Хотя это следует не только из названия главы, но и из определения самого состава.

В судебной практике термин «экономическая деятельность» определяется Конституционным Судом РФ (КС РФ), как «инвестирования гражданами своих сбережений посредством заключения договоров банковского вклада в расчете на получения дохода в виде процентов по вкладу.

Такая экономическая деятельность предполагает финансовый риск, обоснованный тем, что деятельность кредитных организаций, принимающих деньги граждан и иных вкладчиков во вклады, представляет собой предпринимательскую деятельность», но можно заметить, что ясности толкования в формулировке нет [8].

О. М. Олейник рассматривает экономическую деятельность как «один из видов экономической активности человека, форму участия индивида в общественном производстве и способ получения средств для обеспечения жизнедеятельности его самого и членов его семьи» [9].

Е. П. Губина, П. Г.

Лахно, «для экономической деятельности характерно то, что она вытекает из существования товарного производства рыночной организации экономики; связана исключительно с процессом воспроизводства материальных благ, то есть носит товарный характер; воплощается в создании (производстве) продукции (товара), в выполнении работ, оказании услуг материального характера и (или) их распределении и (или) их использовании (распределении, обмене, потреблении)» [10].

Анализируя литературу и судебную практику высших судов можно сделать вывод, что принимаются попытки ввести понятие «экономической деятельности» в юриспруденции, но они к сожалению, не находят отклика со стороны законодателя.

Объективная сторона содержит 5 форм действий и 2 формы бездействия должностного лица: а) неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица; б) уклонение от их регистрации; в) неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности; г) уклонение от его (ее) выдачи; д) ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы; е) ограничение самостоятельности; ж)иное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица.

Законодатель, закрепив понятие «иное вмешательство» в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица, не указывает при этом, что под ним понимать, тем самым, дав повод правоприменителям свободно толковать норму. Чтобы исключить свободное толкование нормы в примечании к статье следует конкретизировать понятие «иное вмешательство», тем самым, обеспечив единообразное и правильное применение закона.

Субъект преступления специальный — должностное лицо. Но в связи с тем, что законодатель не раскрывает понятие субъекта применительно к данной статье, встает логичный вопрос его трактовки.

В литературе встречается понятие должностное лицо — представитель власти. Содержание властных функции, а следовательно — и характер действий представителя власти, определяется, стоящими перед органом, который он представляет задачами.

Нормативное определение понятия представителя власти дается в примечании к ст. 318 УК РФ.

Основополагающим критерием, который позволяет выделить среди должностных лиц, тех, кто может стать субъектом преступления, является совершение ими при исполнении своих должностных обязанностей действий либо бездействия, имеющих юридическое значение.

Таким образом приходим к определению понятия должностного лица изложенного в примечании к ст.

285 УК РФ, где под выше указанными лицами понимаются лица постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителей власти, либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Это позволяет сделать вывод о том, что логично, внести изменения в примечание к ст.285 УК РФ, закрепив там формулировку, которая позволила бы, применять его для других статей с аналогичным специальным субъектом.

Обязательным признаком для привлечения должностного лица к ответственности является использование им своего служебного положения.

Понятие «использование своего служебного положения», которое конструктивно связано не только с определением «должностное лицо», но и с понятием «государственный служащий».

Хотя формулировка определения «лицо, занимающее государственные должности» и дается законодателем в п. 2 и п. 3 примечания к ст. 285 УК РФ, тем не менее она требует уточнений.

Так, связь вышеупомянутых понятий, их конкретизация и, пожалуй, удачнее всего отражена в трудах Ю. Н.

Старилова, где он указывает, что правовое положение государственного служащего определяется прежде всего двумя понятиями: «должность в структурно-правовом смысле» и «должность в конкретно-функциональном смысле» [11, 156].

При этом надо иметь в виду, что государственный служащий не владеет занимаемой им должностью, она принадлежит государственной администрации. При этом в понятие «государственная служба» входит и понятие «муниципальная служба».

Для того, чтобы активнее использовать данную норму в правоприменительной практике, одним из возможных вариантов, будет вариант с закреплением в диспозиции статьи мотива преступления, т. е. опираясь на ст. 285 УК РФ возможно применить в качестве мотива следующую формулировку: «из корыстной или иной личной заинтересованности»

Кроме того, обязательным признаком должен стать результат. То есть состав может быть материальный, с наступления последствий в виде нарушения или ограничения прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы при осуществлении ими законной предпринимательской и иной деятельности.

Стоит отметить, что в данном случае не имеет значение было ли нарушение прав и интересов существенным или же нет, в качестве последствий важен сам факт нарушения. Исходя из всего выше перечисленного можно предложить следующую формулировку диспозиции ч.1 анализируемой статьи:

«Неправомерный отказ в государственной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонение от их регистрации, неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи, а равно незаконное ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения либо из корыстной или иной личной заинтересованности, повлекшее нарушение или ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы при осуществлении ими законной предпринимательской и иной деятельности».

Статья 169 УК РФ относится к ст. 285 и 315 УК РФ как специальная норма к общей, однако, наказание за деяния, предусмотренные указанной статьей, в сравнении с смежными составами ст.

285 и 315 УК РФ значительно мягче, такое послабление уголовной ответственности за один из возможных видов должностного злоупотребления не как ни вяжется с государственной политикой по усилению борьбы с данным видом преступности.

Законодатель, установив уголовную ответственность, за деяния, предусмотренные ст. 169 УК РФ, подчеркивает важность защиты прав предпринимателей. Межу тем санкция ч.

1 указанной статьи не предусматривает такой меры наказания, как лишения свободы, а в соответствии с санкцией ч. 2, наказание в виде лишения свободы предусмотрено только до 3-х лет.

Все это вызывает большие вопросы потому как, преступление совершается должностным лицом, использующим при этом свое служебное положение.

Представляется, что санкция ч. 1 ст. 169 УК должна быть ужесточена указанием на возможность назначения наказания в виде лишения свободы на срок до трех с одновременным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок, или со штрафом в размере от ста до пятисот минимальных размеров оплаты труда.

Квалифицированное воспрепятствование законной предпринимательской деятельности следовало бы наказывать лишением свободы до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок или со штрафом в размере от пятисот до семисот минимальных размеров оплаты труда.

Подводя итог, следует обратить внимание на то, что для раскрытия всего потенциал применения анализируемой статьи, она нуждается в серьезной законодательной доработке. А существующее мнение некоторых исследователей, о необходимости декриминализации нормы. В случае если законодатель учтет его, приведет лишь к увеличению числа лазеек для ухода от наказания недобросовестных чиновников.

Литература:

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *