Неисполнение обязанности по передаче регистратору реестра акционеров грозит крупным штрафом

ГлавнаяПубликацииСтатьи2014–2013Акционерным обществам грозят огромные штрафы

19 августа 2014

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Новые правила ведения реестра акционеров: вступают в силу с 01.10.2014, но оргвопросы надо решить до установленной даты, иначе — штраф

Неисполнение обязанности по передаче регистратору реестра акционеров грозит крупным штрафом

Жданова Ольга ВладимировнаПартнер, руководитель офиса в Санкт-Петербурге

Законодатель продолжает активно реформировать гражданское законодательство. В рамках этих реформ 2 июля 2013 года был принят Федеральный закон N 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон N 142-ФЗ).

В соответствии с этим законом с 1 октября 2013 года все акционерные общества обязаны передать ведение реестра акционеров лицу, имеющему предусмотренную законом лицензию, то есть профессиональному участнику рынка ценных бумаг, осуществляющему деятельность по ведению реестра (регистратору).

При этом для акционерных обществ, осуществлявших по состоянию на 1 октября 2013 года ведение реестра акционеров самостоятельно, законодатель установил срок 1 год (до 1 октября 2014 года) для передачи ведения реестра регистраторам. Хотим еще раз подчеркнуть, что установленный Законом N 142-ФЗ срок на исполнение данной обязанности истекает 1 октября 2014 года.

В случае неисполнения обязанности по передаче реестра законодателем предусмотрены серьезные штрафы в размере от 700 000 рублей до 1 000 000 рублей (в соответствии с частью 2 статьи 15.22 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Какие действия необходимо осуществить до 1 октября 2014 года акционерным обществам, ведущим реестр самостоятельно:

  1. выбрать и утвердить регистратора общества и условия договора с ним;
  2. подготовить документы и информацию, необходимые для передачи реестра;
  3. заключить договор на ведение реестра;
  4. раскрыть информацию об утверждении регистратора и уведомлению зарегистрированных лиц (если общество несет соответствующую обязанность);
  5. передать реестр в согласованную с регистратором дату;
  6. внести в Единый государственный реестр юридических лиц сведения о регистраторе.

Следует заметить, что с 1 октября 2014 года передать обязанность по ведению своих реестров профессиональному регистратору должны все акционерные общества без каких-либо исключений, независимо от числа акционеров и прочих условий.

Специалисты ИНТЕЛЛЕКТ-С готовы быстро и качественно с соблюдением сроков, установленных законом, помочь вам в выборе регистратора, подготовке пакета документов, необходимого для передачи реестра, уведомлении надлежащим образом акционеров, внесении сведений о регистраторе в ЕГРЮЛ.

  • Как в ООО принять решение без нотариуса? >>>
  • Обязаны ли ЗАО срочно реорганизоваться в ООО? >>>
  • акционерные общества, акционерные соглашения, корпоративное право, регистрация и реорганизация, регистрация фирм

Взыскание убытков с эмитента и регистратора за ненадлежащее списание акций

«Расцвет» корпоративных конфликтов, связанных с хищениями и иными случаями ненадлежащего списания акций пришелся на 2000-е годы. Тогда был сформирован основной пласт правовых подходов судов относительно способов и нюансов защиты потерпевших акционеров.

При невозможности возврата своих акций пострадавшие участники эмитента, как правило, прибегали к универсальной траектории отстаивания своих законных интересов – к иску о взыскании убытков к акционерному обществу и/или регистратору.

В настоящее время дел о взыскании таких убытков стало значительно меньше. Вместе с тем на практике в ходе рассмотрения почти каждого подобного спора возникают одни и те же вопросы, на которые суды до сих пор могут посмотреть по-разному.

И всегда актуальными остаются вопросы правильного определения размера компенсации, которую должен или может взыскать суд за необоснованные операции с акциями в реестре акционеров.

Предыстория регулирования  

С первых дней своего существования Федеральный закон от 26.12.

1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) закреплял два принципиальных правила, согласно которым общество обязано обеспечить ведение и хранение реестра акционеров в соответствии с законодательством, и при этом даже в случае поручения его ведения и хранения специализированному регистратору, данное общество не освобождается от ответственности за его ведение и хранение (пункты 2 и 4 Закона об АО). При этом до вступления в силу изменений, внесенных в названный Закон Федеральным законом от 19.07.2009 № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон № 205-ФЗ), Закон об АО не предусматривал специального регулирования привлечения к ответственности регистратора по иску лица, у которого незаконно были списаны акции.

На основании приведенных правил пострадавшие в результате ненадлежащего списания их ценных бумаг акционеры (особенно те, которым не удалось вернуть свои акции) предъявляли к эмитенту требования о взыскании с него убытков.

В случаях же, когда эмитент передавал реестр акционеров регистратору на основании отдельного договора, потерпевшие иногда еще пытались предъявить самостоятельные или солидарные требования к непосредственному реестродержателю.

  • Привлечение эмитента к ответственности по иску акционера (бывшего акционера) об убытках, поручившему вести реестр акционеров регистратору, дополнительно обосновывалось ссылкой на статьи 403 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), согласно которой должник (в рассматриваемом случае – акционерное общество) отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами (в рассматриваемом случае – регистратором), на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.
  • Основным дискуссионным вопросом в юридической литературе и в правоприменительной практике до 2010 года был вопрос о возможности привлечения эмитента к ответственности в соответствии с пунктом 3 статьи 401 ГК РФ без необходимости установления судом его вины в необоснованном списании акций.
  • Одни специалисты категорично высказывались за то, что эмитент не может рассматриваться как субъект предпринимательской деятельности при самостоятельном ведении и/или обеспечении ведения реестра акционеров специализированным регистратором, в связи с чем должен отвечать только при наличии своей вины в ненадлежащем списании акций[1].
  • Другие – рьяно отстаивали позицию о «безвиновной» ответственности акционерного общества перед своим акционером, ввиду, например, превалирования интереса лишившегося акций акционера над интересом эмитента и регистратора и/или предпринимательского характера деятельности по ведению реестра[2].
  • Точку над «i» в этих диспутах (по крайней мере, для правоприменительной практики) на будущее время поставил в 2009 году законодатель в Законе № 205-ФЗ, а в отношении ретроспективных конфликтов в 2010 году – Конституционный Суд Российской Федерации.

Так, дополнив статью 44 Закона об АО нормой о солидарной ответственности эмитента регистратора за убытки, причиненные  акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, удостоверенные акциями, в связи с ненадлежащим соблюдением порядка поддержания системы ведения и составления реестра акционеров общества, и правилами о регрессном требовании одного к другому, Закон № 205-ФЗ еще и определил исчерпывающий перечень специальных оснований для освобождения эмитента и регистратора от ответственности перед акционером за незаконное списание акций. Такими основаниями могли быть только действие непреодолимой силы или действия (бездействие) акционера, требующего возмещения убытков (в том числе непринятие им разумных мер к их уменьшению).

В пункте 3.1 постановления от 28.01.

2010 № 2-П Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что модель акционерного общества как специфической организационно-правовой формы коммерческой организации рассчитана на аккумулирование значительных финансовых средств и обеспечение сохранности вложенных средств всеми доступными, не противоречащими закону способами, поскольку успешное привлечение средств инвесторов возможно только в том случае, если они будут в достаточной степени уверены в сохранности своих инвестиций. Закон об АО обязывает акционерное общество обеспечить ведение и хранение реестра акционеров общества в соответствии с правовыми актами Российской Федерации с момента государственной регистрации общества (пункт 2 статьи 44) и предусматривает, что держателем реестра акционеров общества может быть само это общество или регистратор, которому оно поручает ведение и хранение реестра акционеров (первый абзац пункта 3 статьи 44).

  1. Для акционерного общества, как коммерческой организации, которая преследует в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и собственный капитал которой изначально основан на привлечении средств инвесторов-акционеров, деятельность по ведению реестра акционеров общества не может считаться видом деятельности, не связанным с предпринимательством, то есть с самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг (пункт 1 статьи 2 ГК РФ).
  2. Соответственно, на акционерные общества распространяется положение пункта 3 статьи 401 ГК РФ, согласно которому лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.
  3. Данное регулирование имеет целью усиление защиты прав и законных интересов владельцев акций, направлено на устранение возможного конфликта интересов акционеров и эмитента, являющегося должником по учитываемым в этом реестре требованиям, и тем самым выступает гарантией достижения таких публичных целей, как привлечение частных инвестиций в экономику и обеспечение стабильности общественных отношений в сфере гражданского оборота.
  4. Текущее регулирование. Соотношение с иными способами защиты
Читайте также:  Несколько директоров общества в единоличном исполнительном органе

С 1 октября 2013 года акционерные общества полностью утратили возможность самостоятельно вести реестр акционеров. В соответствии с пунктом 5 статьи 3 Федерального закона от 02.07.

2013 № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Закон № 142-ФЗ) до указанной даты все акционерные общества, которые на день вступления в силу этого Закона в соответствии с пунктом 3 статьи 44 Закона об АО были держателями реестров акционеров, обязаны были передать ведение реестра лицу, имеющему предусмотренную законом лицензию.

В настоящее время правила статьи 44 Закона об АО о солидарной ответственности эмитента и регистратора и том, что эмитент не освобождаются от ответственности перед акционерами при поручении ведения реестра акционеров регистратору, утратили силу в связи с принятием Федерального закона от 29.06.2015 № 210-ФЗ. В названной статье осталась только обязанность акционерного общества обеспечить ведение и хранение реестра акционеров общества в соответствии с правовыми актами Российской Федерации с момента государственной регистрации общества (пункт 1 статьи 44 Закона об АО).

Однако утратившие силу положения не исчезли бесследно. Как генеральное правило они теперь содержаться в статье 149 ГК РФ (в редакции Закона № 142-ФЗ), посвященной общим положениям о бездокументарных ценных бумагах, а также закреплены в Федеральном законе от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее – Закон о РЦБ).

Так, согласно пункту 4 статьи 149 ГК РФ лицо, выпустившее бездокументарную ценную бумагу, и лицо, осуществляющее по его поручению учет прав на такие ценные бумаги, несут солидарную ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав, порядка совершения операций по счетам, утраты учетных данных, предоставления недостоверной информации об учетных данных, если не докажут, что нарушение имело место вследствие непреодолимой силы. Лицо, ответственное за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, не несет ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав лицами, действующими на основании договора с правообладателем или с иным лицом, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге.

В силу пункта 3.10 статьи Закона о РЦБ держатель реестра возмещает владельцам ценных бумаг убытки, причиненные его неправомерными действиями (бездействием).

При этом эмитент (лицо, обязанное по ценным бумагам) и держатель реестра несут солидарную ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав, порядка совершения операций по счетам (порядка ведения реестра), утраты учетных данных, предоставления из реестра неполной или недостоверной информации, если не докажут, что нарушение имело место вследствие непреодолимой силы.

Конечно же, как ранее, так и сейчас, у пострадавших в результате незаконного списания акций лиц имеются и иные правовые возможности для восстановления своих нарушенных прав. Например, в силу пунктов 1 и 3 статьи 149.

3 ГК РФ правообладатель, со счета которого были неправомерно списаны бездокументарные ценные бумаги, вправе требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены, возврата такого же количества соответствующих ценных бумаг.

Правообладатель, со счета которого бездокументарные ценные бумаги были неправомерно списаны, при наличии возможности приобретения таких же ценных бумаг на организованных торгах по своему выбору вправе потребовать от лиц, несущих перед ним ответственность за причиненные этим убытки, приобретения таких же ценных бумаг за их счет либо возмещения всех необходимых для их приобретения расходов.

Кроме того, на основании норм главы 59 ГК РФ потерпевший акционер вправе получить компенсацию стоимости акций от непосредственного причинителя вреда (например, физического лица, похитившего ценные бумаги).

Однако возможность реализации таких альтернативных способов защиты никак не препятствует бывшему акционеру сразу обратиться с иском к эмитенту и регистратору о взыскании убытков без их использования.

Как указано в абзаце втором пункта 1 статьи 393 ГК РФ, если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Право на иск о взыскании убытков за ненадлежащее списание акций

Для того, чтобы подтвердить в суде свое право на иск потерпевшему от необоснованного списания акций необходимо доказать, что он действительно был акционером на момент ненадлежащей операции с его ценными бумагами. При этом не любое доказательство статуса акционера принимается судами в качестве надлежащего.

Так, по делу № А40-160477/12 рассматривалось требование физического лица, считавшего себя акционером общества. Этот статус истец пытался подтвердить тем, что с 2004 года он регулярно реализовывал свои права акционера, участвуя в деятельности общества, и, боле того, был указан в качестве единственного акционера в уставе общества и ЕГРЮЛ.

Однако суды не признали за данным лицом права на иск ввиду неподтверждения статуса акционера, указав, что права акционеров подтверждаются выпиской из реестра акционеров, которая выдается акционеру самим обществом (если общество само ведет реестр) либо регистратором (если ведение реестра осуществляет профессиональный участник рынка ценных бумаг). Положениями статьи 51 Закона об АО предусмотрено, что список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, составляется на основании данных реестра акционеров общества.

В связи с этим сам по себе факт внесения в 2004 году сведений об истце, как об акционере общества в устав последнего, а также регистрация данных изменений в ЕГРЮЛ, не может служить бесспорным подтверждением фактического приобретения истцом акций и статуса акционеров общества при отсутствии соответствующих сведений в реестре акционеров общества[3].

Ответственность без вины

Как было указано выше, законодатель и Конституционный Суд Российской Федерации недвусмысленно дали понять правоприменителям, что эмитент и регистратор несут повышенную ответственность перед акционером за причиненные ему убытки ненадлежащим  списанием акций как субъекты предпринимательской деятельности – без необходимости установления их вины. В настоящее время основанием для исключения их ответственности является только обстоятельства непреодолимой силы (пункт 4 статьи 149 ГК РФ).

Реестры с ограниченной ответственностью

Правительство хочет дать регистратором возможность вести реестры не только акционерных обществ, но и ООО. Компании заинтересованы в расширение бизнеса — количество обслуживаемых юридических лиц может утроиться.

Снижение издержек по ведению реестров и совершению корпоративных действий поможет и крупным холдингам, в состав которых входит большое число ООО.

Но соответствующих изменений в законодательство придется ждать не меньше года.

Премьер Михаил Мишустин утвердил в начале июля «дорожную карту» трансформации делового климата в сфере корпоративного управления. Документ, опубликованный на днях на сайте правительства, предполагается внесение изменений в законодательство «в части закрепления возможности передачи регистратору обязанности по ведению и хранению списка участников ООО».

Одновременно оговаривается, что сохраняется действующий порядок отчуждения доли или части доли в капитале ООО и системы учета прав на доли.

Согласно «дорожной карте», предполагается, что в декабре законопроект внесут в правительство, в феврале 2021 года — в Госдуму, чтобы принять поправки к июлю.

Сейчас отчуждение доли ООО осуществляется через нотариуса, который подает документы в ЕГРЮЛ.

Сохранение существующей цепочки действий для регистраторов будет означать лишь хранение списка владельцев долей без возможности регистрации корпоративных событий.

Между тем, как отметил гендиректор АО ДРАГА Максим Мурашов, регистратор заинтересован не только в ведении списков участников, но и в ведении учета прав на доли, это обеспечит участникам ООО должный уровень конфиденциальности.

Как сообщил “Ъ” член комитета Госдумы по финансовому рынку Алексей Лященко, совещания по вопросу изменения порядка корпоративных действий в отношении ООО проводились в течение полугода.

По его словам, с учетом мнения рынка и ФНС выработано «общее решение», что изменения собственников долей ООО должны, как и сейчас, фиксироваться в ЕГРЮЛ, что позволит сохранить открытость информации о собственниках и снизить риски инвесторов.

При этом, по словам депутата, предусматривается возможность подачи этой информации не только нотариусами, но и регистраторами в зависимости от определенных критериев самих ООО.

По словам Алексея Лященко, если общество небольшое с редкими корпоративными событиями, оно продолжит работать через нотариуса. Если ООО крупное и событий много, ему будет разрешено работать через регистратора. В ФНС не ответили на запрос “Ъ”.

У крупных холдинговых компаний есть спрос на услуги регистраторов в отношении обслуживания ООО, поскольку в них ведут реестры акционеров и головные компании, отмечает гендиректор и совладелец НРК-Р.О.С.Т. Олег Жизненко.

Читайте также:  Три профессии, о которых уже мало кто вспомнит

По его словам, ключевой ценностью выглядит не только снижение стоимости обслуживания, но и единая система контроля эффективности корпоративных действий в периметре холдинга и единые стандарты корпоративного управления.

«Поправки к законодательству позволят крупным ООО и самим холдингам снизить свои расходы на нотариусов, а также повысить эффективность и скорость регистрации корпоративных изменений»,— соглашается господин Лященко. По его словам, в основном предполагаемые изменения в законодательство коснутся ООО, которые входят, например, в «Газпром» или «Ростех».

могут стать, согласно экспертным оценкам, новыми клиентами регистраторских компаний

Олег Жизненко оценил объем рынка в 100 тыс. обществ из общего числа чуть более 2,9 млн ООО. Для сравнения: в настоящее время регистраторы ведут реестры около 51 тыс. АО. В опрошенных крупных холдингах — «Интер РАО», «Газпроме», «Ростехе» — не ответили “Ъ”.

Изменения помогут в развитии рынка регистраторских услуг, полагают его участники.

Правительство запустило масштабный проект по упорядочиванию системы корпоративного управления и сближению систем регулирования АО и ООО, считает гендиректор регистратора «Статус» Людмила Миронова.

По ее мнению, при предложенном подходе у ООО сохраняется выбор между нотариусом и регистратором, и эта конкуренция будет положительно влиять на качество предоставляемых услуг и ценообразование.

Полина Смородская

Кс исключил двойную ответственность руководителя должника за непередачу документов временному управляющему

6 апреля Конституционный Суд вынес Постановление № 10-П по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного или конкурсного управляющего должника.

Руководителя должника оштрафовали дважды

В январе 2019 г. арбитражный суд ввел процедуру наблюдения в отношении ООО «Зеясервис», директором которого был Владимир Востриков.

Тогда же суд назначил временного управляющего должника, которому руководитель общества должен был не позднее 15 дней с даты назначения передать бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность организации за три года до введения наблюдения, согласно требованиям п. 3.2 ст. 64 Закона о банкротстве.

В апреле временный управляющий общества обратился в суд с заявлением о наложении судебного штрафа на Владимира Вострикова в связи с невыполнением обязанности по передаче документов. Заявление было удовлетворено, и суд оштрафовал директора компании-банкрота на 2,5 тыс. руб. в соответствии со ст. 119, 120 и 332 АПК.

В мае того же года прокуратура возбудила в отношении Владимира Вострикова производство по делу об административном правонарушении по ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ за уклонение от предоставления временному управляющему бухгалтерских и иных документов, отражающих экономическую деятельность должника.

Суд признал его виновным, оштрафовав на 40 тыс. руб. Вышестоящие инстанции поддержали это решение.

При этом суды отвергли доводы Вострикова о невозможности привлечения его к административной ответственности, поскольку за непредоставление документации ему уже был назначен судебный штраф, что исключало назначение административного наказания.

Суды, в частности, сочли, что наложение судебного штрафа за неисполнение судебного акта арбитражного суда не является административной ответственностью и не препятствует возможности ее наступления, а противоправное бездействие Вострикова посягает не только на отношения в сфере законодательства о банкротстве (административная ответственность), но и на отношения, связанные с обязанностью исполнения судебного акта арбитражного суда (ответственность, предусмотренная АПК). Таким образом, они сочли, что мужчина совершил два самостоятельных правонарушения, отличающихся объектом посягательства и имеющих разные признаки объективной стороны правонарушения. В свою очередь Верховный Суд отказался рассматривать кассационную жалобу заявителя.

КС указал на недопустимость двойного привлечения руководителя должника к ответственности

В своей жалобе в Конституционный Суд Владимир Востриков указал, что действующее правовое регулирование не содержит специальных норм, определяющих соотношение мер ответственности, предусмотренных ст. 332 АПК и ч. 4 ст. 14.13 КоАП.

Данное обстоятельство, по мнению заявителя, не исключает возможности привлечения к административной ответственности должностного лица, ранее уже подвергнутого ответственности по ст. 332 АПК РФ.

В связи с этим он просил Суд признать противоречащей Основному Закону государства ч. 4 ст. 14.13 КоАП.

Конституционный Суд отметил, что в системе действующего правового регулирования именно на основании ч. 4 ст. 14.13 КоАП разрешается вопрос о возможности привлечения руководителя должника к соответствующей административной ответственности.

При этом положения этой статьи, равно как и большинства других норм Особенной части КоАП РФ, имеют бланкетный характер, а потому существенную значимость для ее уяснения приобретает их согласованность в общей системе правового регулирования с соответствующими правилами, установленными регулятивными законодательными и подзаконными актами.

Как пояснил КС, введение арбитражным судом в отношении должника процедуры наблюдения и утверждение временного управляющего автоматически влекут за собой возникновение у руководителя должника обязанности, кроме прочего, предоставить временному управляющему не позднее 15 дней с даты его утверждения бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения. Это, в свою очередь, подразумевает, что неисполнение указанной обязанности в установленный срок является нарушением именно законодательства о банкротстве, а не судебного акта арбитражного суда о введении наблюдения, тем более что в определении вовсе не требуется каким-либо образом фиксировать такую обязанность. Такая обязанность возникает у руководителя должника в силу прямого указания закона и не требует специального решения суда, а потому ее неисполнение представляет собой посягательство на установленные, в том числе судебные, процедуры банкротства, а не на обязательность судебных актов. «Соответственно, ее воспроизведение, тем более дословное, в судебном акте арбитражного суда не аннулирует законодательную (нормативную) природу данной обязанности и не может рассматриваться в качестве самостоятельного судебного решения, за неисполнение которого на основании ст. 332 АПК РФ предусмотрена ответственность в виде судебного штрафа», – отмечено в постановлении.

Таким образом, подчеркнул Суд, придание действующему правовому регулированию значения, допускающего применение к руководителю должника и административного наказания за незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, и судебного штрафа за неисполнение судебного акта арбитражного суда в связи с установленным в отношении него одним и тем же фактом нарушения обязанности, предусмотренной п. 3.2 ст. 64 Закона о банкротстве, противоречило бы как конституционному запрету повторного привлечения к ответственности за одно и то же деяние, так и конституционным принципам обоснованности и соразмерности (пропорциональности) ограничения прав и свобод человека и гражданина.

Вместе с тем, предостерег Суд, такое решение вопроса об ответственности за уклонение от своевременного исполнения данной обязанности в любом случае не должно влечь за собой состояние безнаказанности за ее неисполнение.

Иное ставило бы под сомнение принудительное государственно-правовое обеспечение надлежащего порядка осуществления различных процедур, применяемых в деле о банкротстве и являющихся необходимым условием оздоровления экономики.

Соответственно, за рассматриваемое правонарушение руководителя должника нельзя привлечь к административной ответственности и одновременно подвергнуть его судебному штрафу за неисполнение судебного акта арбитражного суда.

Последняя мера, отметил КС, может допускаться лишь в качестве меры по исключению его безнаказанности за неисполнение обязанности предоставить соответствующие документы временному управляющему при введении наблюдения, если в конкретном случае будут отсутствовать правовые основания для применения ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ.

Таким образом, Суд признал оспариваемую норму не противоречащей Конституции, поскольку содержащиеся в ней положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, прежде всего во взаимосвязи с положениями ст.

119, 120 и 332 АПК, во всяком случае не предполагают за неисполнение установленной законом и воспроизведенной в определении арбитражного суда о введении наблюдения обязанности предоставить временному управляющему бухгалтерские и иные документы применения к руководителю должника в связи с одним и тем же деянием и административной ответственности за незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, и судебного штрафа за неисполнение судебного акта арбитражного суда.

Выявленный конституционно-правовой смысл спорной нормы, как подчеркнул Суд, является общеобязательным, что исключает ее применение либо реализацию каким-либо иным способом в истолковании, расходящемся с данным в постановлении.

При этом КС постановил пересмотреть определение арбитражного суда о наложении на Владимира Вострикова судебного штрафа, поскольку при его вынесении и последующем привлечении заявителя к административной ответственности по ч. 4 ст. 14.

13 КоАП данной норме было придано значение, расходящееся с ее конституционно-правовым смыслом.

Эксперты оценили влияние решения КС на практику

Юрист юридической фирмы «Борениус» Артем Берлин полагает, что Конституционный Суд разрешил интересную коллизию между административной ответственностью за нарушение законодательства о банкротстве и судебным штрафом за неисполнение требования суда аналогичного содержания. «Тем самым Суд пришел к выводу, что административная ответственность носит специальный характер и судебный штраф может налагаться лишь постольку, поскольку действия нарушителя не охватываются диспозицией соответствующей статьи КоАП», – пояснил он.

Читайте также:  Электронные доказательства. Когда корпоративная переписка поможет компании выиграть суд

По мнению эксперта, для реализации конституционного запрета на повторное привлечение к ответственности не принципиально, как именно будет разрешена эта коллизия – выбор можно было сделать и в пользу судебного штрафа, указав, что суд как носитель судебной власти вправе самостоятельно карать за любое неподчинение, что исключает в дальнейшем административную ответственность. «Выбор в пользу КоАП, вероятно, продиктован желанием обеспечить большую определенность субъектам ответственности – у этой нормы есть более конкретная диспозиция, в отличие от общего положения АПК о судебных штрафах», – предположил Артем Берлин.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар назвал интересной логику КС РФ, который в своих рассуждениях пошел от обратного, рассмотрев сначала основания для привлечения к ответственности в виде судебного штрафа и лишь потом увязав их с порядком привлечения к административной ответственности.

«КС заключает, что штраф за неисполнение судебного акта в порядке ст.

332 АПК РФ может иметь место лишь в том случае, когда правонарушение не охватывается действием нормы КоАП РФ, а в соответствующем судебном акте установлена специальная обязанность руководителя, прямо вытекающая из конкретных фактических обстоятельств дела и прямо не прописанная в Законе о банкротстве», – пояснил эксперт.

По его мнению, с одной стороны, это разъяснение должно иметь положительный эффект для правоприменительной практики с точки зрения исключения фактов привлечения руководителей организаций-должников к двойной ответственности за одно и то же правонарушение.

С другой стороны, полагает Юнис Дигмар, есть и негативные моменты, так как порой факт привлечения к ответственности за непередачу документации используется сторонами банкротного спора в целях создания оснований для дальнейшего привлечения руководителя предприятия к субсидиарной ответственности.

«Вынесение арбитражным судом определения о наложении судебного штрафа, содержащего вывод о совершении бывшим директором такого правонарушения, облегчает процесс доказывания в обособленном споре о привлечении к субсидиарной ответственности. А вот добиться привлечения к ответственности руководителя именно в административном порядке не всегда удается.

Поэтому для правоприменения именно в указанной части могут возникнуть негативные последствия, но, полагаю, не столь критичные по своей природе.

В целом же Конституционный Суд вновь повторяет свою позицию о невозможности привлечения лица к двойной ответственности за одно и то же правонарушение, что, безусловно, имеет положительное значение», – подытожил адвокат.

Юрист INTELLECT Андрей Макаров пояснил, что одной из целей судебного штрафа является поддержание порядка как в судебном заседании, так и в целом при рассмотрении дела.

«Непередача арбитражному управляющему документации должника, даже при наличии в судебном акте о введении в отношении него процедуры банкротства указания на необходимость такой передачи, является нарушением норм материального права, а не процессуального, в связи с чем приоритет норм КоАП РФ логичен», – отметил он.

В то же время, подчеркнул эксперт, постановление КС не повлечет существенных изменений в правоприменительной практике в рамках дел о банкротстве, поскольку привлечение руководителя организации к административной ответственности является скорее исключением, нежели активно используемым инструментом, равно как и наложение штрафа за неисполнение судебного акта. Эксперт привел несколько причин этого: «Во-первых, данная процедура требует привлечения государственных органов, что не так просто, в отличие от случаев привлечения арбитражных управляющих к административной ответственности. Во-вторых, размер штрафа не очень значителен относительно последствий непередачи документации. В-третьих, суммы взысканных штрафов идут в бюджет, а не в конкурсную массу должника, что не способствует повышению заинтересованности в инициировании мероприятий по привлечению руководителя к административной ответственности».

Андрей Макаров полагает, что более эффективным способом в данном случае является установление астрента за непередачу документации.

«Таким образом, привлечение к административной ответственности является способом зафиксировать недобросовестное поведение участника процесса, чтобы обезопасить себя в дальнейшем от доводов о пропуске процессуальных сроков, а также рассматривается как один из элементов подготовки к инициированию процедуры привлечения директора, не передавшего документацию, к субсидиарной ответственности по обязательствам должника», – резюмировал он.

О необходимости передачи реестра акционеров независимому регистратору

Вопрос о передаче реестра независимому регистратору получил однозначный и бескомпромиссный ответ. Все акционерные общества, ведущие его самостоятельно, должны выполнить предписание закона. Забывчивость и невнимательность может обойтись очень дорого. Особенно это касается акционерных компаний, активно совершающих сделки с объектами недвижимости и реализующих инвестиционные проекты. Поскольку неисполнение такой, казалось бы, технико-бюрократической процедуры может, при желании заинтересованных лиц, поставить под угрозу не только отдельные сделки, но и весь бизнес.

В соответствии с положениями Федерального закона от 2 июля 2013 г.

№ 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» с 1 октября 2014 года установлен запрет на самостоятельное ведение реестра акционеров эмитентами.

Другими словами, независимо от количества акционеров ВСЕ акционерные общества до 1 октября 2014 года обязаны поручить ведение реестра акционеров лицензированному регистратору (которых в России часто традиционно именуют «держатели реестра» или «реестродержатели»).

Напомним, что ведение реестра владельцев ценных бумаг является одним из видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, который не допускает её совмещения с другими видами такой профессиональной деятельности.

Для ее осуществления требуется соответствующая лицензия (которую ранее выдавала упраздненная ныне ФСФР, а сейчас, вновь создаваемым регистраторам — Банк России). Реестродержатели осуществляют ведение реестра на основании поручения эмитента, для чего последний заключает с выбранным им держателем реестра договор и передает свой реестр.

У эмитента может быть только один реестродержатель, но регистратор вправе вести реестр неограниченного числа эмитентов.

Какие могут быть штрафы и последствия за невыполнение требований о передаче реестра акционеров

Невыполнение требования о передаче реестра акционеров не только чревато возможностью привлечения к административной ответственности (предусматривающей согласно ст. 15.

22 КоАП РФ штраф в размере от 700 000 до 1 000 000 руб. или дисквалификацию должностного лица), но и таит иные риски негативных последствий для самого общества, его акционеров и руководителей.

В качестве примера очевидных, хотя и, возможно, отложенных на какое-то время будущих проблем, видится:

  • Претензии о представлении недостоверной отчетности и информации, основанной на данных системы ведения реестра и касающейся, в частности, ежегодной отчетности, сведений о количестве лицевых счетов, на которых учитываются ценные бумаги, о доле государственной и муниципальной собственности, о количестве и объемах проведенных операций. Представление недостоверных сведений не только самостоятельный состав нарушения, но и нередко часть более масштабной противоправной деятельности, относящейся к сфере применения Уголовного кодекса. А к уголовной ответственности привлекается не абстрактное АО, а вполне конкретное физическое лицо.
  • Приостановка операций с ценными бумагами эмитента, право на которых фиксируется в системе ведения реестра. Речь не только о «заморозке» сделок купли-продажи акций, но и невозможности осуществления всего комплекса прав, закрепленных указанными ценными бумагами, а равно и нового выпуска.
  • Сделки с ценными бумагами эмитента, право на которых фиксируется в системе ведения реестра, могут быть признаны, если они после 1 октября с.г. будут проведены неуполномоченным к ведению реестра лицом.
  • Нелегитимность органов управления в случае их избрания общим собранием на основе «доморощенного» списка акционеров. Соответственно, и сделки, утвержденные (одобренные) таким собранием трудно признать без порока.

Порядок передачи реестра акционеров

  1. Выбор и утверждение регистратора, согласование договора с ним (по общему правилу это относится к компетенции совета директоров АО)
  2. Подписание договора с регистратором.

  3. Уведомление акционеров о передаче реестра не позднее 3-х рабочих дней с момента заключения Договора.

  4. Подготовка и передача регистратору документов, составляющие систему ведения реестра (в частности, документы, содержащие информацию об эмитенте, о выпусках ценных бумаг, о лицах, зарегистрированных в реестре акционеров, регистрационный журнал.

  5. Подписание акт приёма-передачи реестра.

Скорость преодоления этих этапов зависит для каждого АО своя. Наиболее трудоемким видится четвертый пункт. Можно предположить, что чем больше общество ранее уделяло охватываемым им вопросам, тем быстрее (и дешевле) «пойдет процесс».

Какому регистратору можно поручить ведение реестра акционеров ?

Мы советуем всем нашим клиентам, организованным в форме акционерного общества, которые самостоятельно ведут реестр, заблаговременно заключить договор на ведение реестра с регистратором. Со своей стороны, хотели бы представить и рекомендовать Вам нашего делового партнера – специализированного регистратор ЗАО «РДЦ ПАРИТЕТ». Сайт www.paritet.ru

Источник — http://www.yurbureau.ru/news/104/

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *