Работник подал на компанию в суд. пять уловок, которые позволят выиграть процесс

Некоторые работники отлично «просекли» этот факт и вовсю злоупотребляют милостивым отношением судов к ним. Недобросовестные работники по-разному пользуются уязвимым положением бизнеса, но цель у них одна — получить деньги, не заработав их.

Частый вариант — спровоцировать работодателя на увольнение, а потом пойти в суд, чтобы он признал это увольнение незаконным (это не так сложно, если работодатель хоть одну бумажку оформил неверно) и обязал компанию выплатить зарплату за все время, пока шли суды.

Эта статья расскажет вам, как бороться с такими хитрож… ушлыми работниками.

Из неё вы узнаете:

  • как не допустить, чтобы работник пошёл в суд;
  • как минимизировать потери (или свести их к нулю), если он все же пошёл.

Сначала — про то, как повернуть дело так, чтобы работник отказался от идеи идти в суд, даже если сначала он был настроен воинственно.

Уведоми меня, если сможешь. Что делать, если работник говорит, что болеет, и это длится неделями

Рассказываем реальный случай из нашей практики.

К нам приходит директор компании и говорит:

— У меня работник болеет месяц. На работу не выходит. Никаких документов о том, что реально болеет, не предоставляет. Просто по телефону говорит, что болеет. Я не знаю, что мне делать.

Чего в этой ситуации добивается работник? Чтобы его уволили. А он обратится в суд, который признает, что увольнение незаконно (помним про обвинительный уклон в судах).

А раз незаконно, то извольте выплатить работнику зарплату так, словно он работал всё то время, пока он болел (или прогуливал, делая вид, что болеет) и пока длились суды.

Нам известны случаи, когда работодатели были вынуждены выплачивать работнику зарплату за целый год, потому что суды именно столько и длились.

Кроме того, суд восстанавливает такого работника на работе. И он понимает, что обвел всех вокруг пальца. И может продолжать работать у вас или уволиться после нескольких месяцев оплаченного вами «отпуска».

Работник подал на компанию в суд. Пять уловок, которые позволят выиграть процесс

Что надо сделать в этой ситуации, чтобы не попасть на деньги и не остаться в дураках?

Во-первых, оформляйте каждый прогул отдельно:

  • актом об отсутствии на рабочем месте;
  • докладной запиской от руководителя отдела работника на имя директора.

То есть должен быть документооборот, из которого видно, что работник действительно не был на рабочем месте. И чтобы было ясно, что все в курсе его отсутствия, что в компании из-за отсутствия работника было какое-то движение.

Что ещё?

Во-вторых, направьте работнику телеграмму с просьбой дать пояснение.

При этом важно, чтобы тон этой телеграммы был обеспокоенно-сочувствующим. Не занимайте позицию равнодушного и высокомерного начальника, как это делают многие юристы и директора. Вы беспокоитесь. У вас сотрудник пропал! Вы хотите знать, что с ним! Вы готовы прийти на помощь! И если дело дойдёт до суда, вы будете смотреться выигрышно.

В-третьих, обратитесь в Министерство здравоохранения по своему региону. Требуйте рассказать, обращался ли ваш работник за медицинской помощью в связи с болезнью?

Представьте ситуацию, когда работник всё-таки выходит на работу и показывает вам «липовую» справку о болезни, а вы в ответ:

— Дорогой, а как это ты так обращался за медицинской помощью, если Министерство здравоохранения об этом ничего не слышало? — И показываете ответ из Министерства, где сказано, что такой-то такой-то за медицинской помощью не обращался.

В-четвёртых, обратитесь в полицию с заявлением о пропаже человека и попросите объявить его в розыск. Мы так делали в своей практике.

Мы применили некоторые из этих методов в случае, описанном выше (где директор пришел к нам через месяц отсутствия работника). Работник вышел на работу примерно месяца через два, и директор положил перед ним папку документов (актов об отсутствии на рабочем месте, докладных записок и так далее) за каждый день отсутствия. И сказал: — Пишите по каждому дню объяснительную.

Десять объяснительных работник написал, а потом сдался и подал заявление об увольнении по собственному желанию.

Заявление об увольнении по собственному — это охранный лист, броня, луч света в темном царстве для работодателя. Если работник написал заявление по собственному желанию, то никаких претензий к работодателю у него уже возникнуть не может. Никаких жалоб, никаких исков, никаких судов.

Как обычно решается проблема с заболевшим (или прогуливающим) работником? Его просто сразу увольняют: директор «машет шашкой»: да увольняй его!

Но, во-первых, нужная документация при этом не оформляется, а во-вторых, помним про обвинительный уклон в трудовых спорах. Чуть одна бумажка не так оформлена или, тем более, не оформлена вообще — вы проиграли суд. А значит, придётся платить работнику зарплату так, словно он всё это время работал.

А наш подход показывает человеку, что судиться с вами смысла нет. Вы надежно защитились документацией. Сотрудник пишет заявление об увольнении по собственному желанию. К вам никаких претензий и вопросов. В судах такое же мнение.

Если работник написал заявление об увольнении по собственному желанию, то все вопросы закрыты

Женщина с 2009 по 2019 годы работала приемщицей в химчистке. Но потом химчистку закрыли, а её перевели в другую точку уборщицей.

Женщину это не устроило, и она написала заявление об увольнении по собственному желанию.

Далее она обратилась в суд, чтобы он признал незаконным её перевод на должность уборщицы. Также она утверждала, что её вынудили написать заявление по собственному желанию.

Но суд сказал, что в этом деле прав работодатель. А почему?

  • Никаких доказательств принуждения к написанию заявления по собственному истица не представила;
  • значит, написала его сама, по собственному желанию.

Этот факт «закрыл» все вопросы о том, что было до. Ушла по своему желанию — значит, все. Дело №2-717/2019.

Возвращаемся к вопросу «как лишить работника мотивации судиться с вами».

Нужно выплатить работнику зарплату за все отработанное время

Невыплата зарплаты — это еще одна причина пойти в суд. Устраните эту причину: выплатите работнику деньги за то время которое он отработал.

К юристу здесь мало вопросов, это чисто бухгалтерский момент. Мы вам об этом рассказываем, потому что лучше, чтобы вы знали, как правильно расставаться с работниками.

Наша рекомендация: максимально быстро и полностью рассчитайтесь с работником, закрыв тем самым ему одну из возможностей обратиться в суд против вас.

Из-за конфликта с работником контролирующие организации могут обратить на вас внимание

Во-первых, работник может пожаловаться на вас в Прокуратуру и госинспекцию по труду. Придет проверка.

Во-вторых, если суд встанет на сторону работника, то информация о выявленных нарушениях опять-таки попадет в контролирующие органы. К тому же, факт нарушений теперь будет железобетонно подтверждён судом.

Помимо прокуратуры и госинспекции по труду вами может заинтересоваться налоговая (например, вы работали по договору ГПХ, а суд переквалифицировал этот договор в трудовой. Значит, вы должны были платить взносы — 30% от размера оплаты труда работника. Вы этого не делали? Налоговая идёт к вам).

Работник подал на компанию в суд. Пять уловок, которые позволят выиграть процесс

Но даже без взносов на штрафы можно серьёзно влететь. Ведь если нарушение вскрылось на примере одного работника, скорее всего, в отношении других работников точно такие же нарушения. Поэтому что? Поэтому ваша задача — представить ситуацию так, что выявленное нарушение все же единственное. Как это сделать?

Пересмотреть трудовую документацию и исправить ошибки.

Штатные юристы ох как не любят этим заниматься, потому что приходится переделывать массу документов, потому что это отвлекает их от основного направления работы. Мы можем оперативно внести изменения в большой объём документации, потому что у нас есть ресурсы для этого и соответствующий опыт.

Ну что ж, плавно переходим к суду. Если работник все же дошёл до храма Фемиды, то как вам быть?

Хитрите со сроком исковой давности по трудовым делам

По трудовым делам срок исковой давности вроде бы маленький — три месяца. Штатные юристы компаний пытаются этим пользоваться, когда работник подает иск в суд. Они заявляют, что работник не уложился в срок исковой давности, а значит, суд вообще не должен рассматривать его иск. А потом такие юристы… С грохотом проигрывают суды. Почему?

В 2018 году был Пленум Верховного суда. Верховный суд сказал, что с исковой давностью в трудовых спорах всё не так просто. Покажем на примере.

Вот права работника, по его мнению, нарушены: его незаконно уволили, не выплатили зарплату, незаслуженно объявили выговор и так далее. Он не пошел сразу в суд: он обратился сначала в прокуратуру, или в госинспекцию труда, или в другой надзорный орган. Надзорный орган начал проверку. И пока эта проверка не будет закончена, срок исковой давности течь не начинает.

То есть фактически срок исковой давности по трудовым спорам = срок проведения проверки + 3 месяца. Ну, если работник обращался в надзорный орган, конечно.

Поэтому юристы, которые заявляют о пропуске исковой давности в суде первой инстанции, очень часто садятся в лужу. Потому что с учетом позиции Верховного суда часто выходит, что сроки работник не пропустил. Он успел обратиться в суд в течение 3-х месяцев после окончания проверки надзорного органа.

Как действуем мы? Хитро. Вообще по закону срок исковой давности всё-таки три месяца. А чтобы действовал «продленный» срок исковой давности (срок проведения проверки + 3 месяца), работник должен об этом заявить в суде первой инстанции или в апелляции. Не заявил — получается, что срок 3 месяца. Вот такая вот юридическая закавыка.

Поэтому наша тактика состоит в том, чтобы проиграть суд первой инстанции и апелляцию. И подать жалобу в кассационный суд. В этой жалобе мы указываем, что работник просрочил срок исковой давности.

А процессуальное право в России устроено так, что в кассации работник уже не может сослаться на позицию Верховного суда, если он не сослался на неё в первой инстанции и в апелляции.

Получается, что работник всё-таки просрочил срок исковой давности. Почему? Потому, что он не сослался на Верховный суд ни в суде первой инстанции, ни в апелляции. А в кассации делать это уже поздно. Поэтому кассационный суд решает спор в пользу бизнеса. Это такая юридическая хитрость. Мало кто ею владеет.

Выматывайте работника подсудностью

Работник должен заявлять иск по месту нахождения компании. Но у компании есть право ходатайствовать о том, чтобы суд переправил этот иск в другой суд. По какому основанию? По разным основаниям, например, из-за того, что работник выполнял работу в другом городе.

То есть из, например, Москвы (где располагается главный офис компании) иск отправляется в… ну, Владивосток. Суд отправляет иск во Владивосток.

Когда иск прибывает во Владивосток, можно вспомнить, что непосредственный наниматель, то есть генеральный директор компании, находится в Санкт-Петербурге. Поэтому теперь надо отправить иск из Владивостока в Петербург.

Когда иск поступает в суд в Питере, генеральный директор разводит руками и говорит: — Извините, но я тут ни при чём. Согласно штатной инструкции, судиться вам нужно не со мной, а с отделом кадров. Потому что кадровыми вопросами занимается он, а я не занимаюсь. Кадровый отдел у нас в Якутске.

Иск едет в Якутск. Заметьте, что в любом из перечисленных выше городов суд может оставить иск без движения, даже если в первом суде он был принят к рассмотрению.

Почему так происходит? В судей иногда разные взгляды на то, какие документы должны быть приложены к иску. Если судья решит, что документов не хватает, то он оставляет иск без движения.

Для работника это означает,что надо дособрать документы и отправить их в «новый» суд.

Зачем так вообще делать, зачем выматывать работника сменой подсудности? Чтобы измотать работника морально. Работник часто не понимает этих юридических тонкостей и считает, что если суд не стал рассматривать его иск (а изменение подсудности кажется именно отказом рассматривать иск), значит, судьи на стороне работодателя.

А сами судьи-то не будут бесится из-за изменения подсудности? Они-то, в отличие от работника, все прекрасно понимают. Нет, не будут. Судьи не любят трудовые споры и рады от них «отбрыкнуться».

Читайте также:  Должностная инструкция грузчика: разработка ди, права, обязанности, ответственность, профстандарт

Конечно, этим методом могут воспользоваться только большие, разветвленные компании. Те, у которых генеральный директор находится в одном городе, главный офис в другом, отдел кадров в третьем, бухгалтерия в четвертом и т.д.

Выводы о том, как выйти из спора с работником с наименьшими потерями

Трудовое законодательство и суды против работодателей. Поэтому до суда лучше не доводить. Не довести до суда можно, продемонстрировав работнику, что его шансы победить близки к нулю.

Все трудовые документы у вас должны быть в порядке: договоры, допсоглашения, правила внутреннего распорядка, инструкции — все это нужно разрабатывать индивидуально, а не скачивать из интернета. Так вы себя обезопасите.

Выплатите работнику все, что он заработал. Так вы лишите его повода и причины идти в суд.

Заранее приведите документы в порядок. Если в суде будут выявлены нарушения трудового законодательства, то вы рискуете получить проверку трудовой инспекции и/или налоговой.

Если работник все же дошёл до суда, то мы можем применять ряд тактических хитростей: приберечь до кассации аргумент о пропуске срока исковой давности и путать работника сменой подсудности.

Автор публикации: Сапелкин Андрей

Выиграть процесс несмотря ни на что: советы, которые работают — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.Ru/Оксана Острогорская Считается, что исковое заявление должно быть коротким, ведь судьи очень заняты. Не всегда текст можно сократить, но есть приемы, которые позволят легко и точно донести судье вашу позицию. Ими поделились юристы-практики. Они дали советы, которые помогут в других сложных ситуациях. Например, если к разбирательству в апелляции появилось новое доказательство, его можно вставить в виде картинки в текст жалобы. А чтобы добиться обеспечительных мер, можно разбить факты вывода активов на два заявления, чтобы показать, что у ответчика был план. Эти и другие советы – в наших карточках.

Сергей Коновалов из Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании
рекомендует готовиться к процессу с помощью таблицы, где указать в соседних графах доводы оппонента и свои контраргументы на них и разделить на текущие и потенциальные.

Таблица особенно удобна в сложных вопросах. Например, в оспаривании сделок в банкротстве сразу по нескольким основаниям, где под каждое из них приводятся разные доводы и доказательства, комментирует Алексей Наумов из Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании
. По его словам, систематизация позволяет не упустить важные детали, которые могут «замылиться» в процессуальном документе.

Кроме того, стоит заранее подготовить ответы на потенциальные вопросы суда и оппонентов и разработать план действий. Такой совет дает Коновалов.

В таком плане можно изложить тактику и контрмеры на возможные процессуальные действия противников.

Также Коновалов предлагает моделирование хода судебного заседания в той форме, которая больше всего подходит к конкретному делу (вопрос – ответ / полное заслушивание позиции по существу / в форме игрового судебного процесса и др.).

А в том, что касается работы с материалами дела, главный совет – хорошо изучить их, чтобы легко в них ориентироваться. Надо составить опись, пронумеровать, если судебный состав этого не сделал. «Судьи очень ценят, когда участники процесса с ходу могут указать том и лист дела, на котором представлено то или иное доказательство», – обращает внимание Наумов.

Изучать материалы дела – очевидный совет, но им часто пренебрегают, отмечает советник Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 3место По выручке 3место По количеству юристов 5место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
Евгений Орешин. «Как-то мы представляли клиента, который в апелляции доказывал, что судебный акт нарушает его права и принят без его участия в деле. Оппонент утверждал, что наш доверитель никакого отношения к спору не имеет. Мы изучили доказательства оппонента и обнаружили экспертное заключение, где несколько раз упоминался наш клиент. Это помогло нам защитить его права».

Исковое заявление должно быть кратким, потому что судьи завалены работой. Судья суда общей юрисдикции рассматривает 46 дел или материалов в месяц, а судья арбитражного суда – 68 дел, подсчитали в НИУ ВШЭ в 2018 году.

Главная задача искового заявления – добиться возбуждения производства, а не описать всю многогранность и юридическую уникальность спора, отмечает партнер Pen & Paper Станислав Данилов. Он предупреждает: если перенасытить документ, это лишь увеличивает риск того, что суд его обездвижит, потребует представить дополнительные доказательства или уточнить заявленные требования.

рассматривает в среднем судья арбитражного суда

Поэтому изложите мысли лаконично и просто, структурируйте текст исходя из логики, делите его на абзацы, при необходимости используйте списки, выделяйте основные мысли жирным или подчеркнутым шрифтом. Удостоверьтесь, чтобы результат соответствовал требованиям процессуального закона (ст. 125, 126 АПК, ст. 131, 132 ГПК).

Но не всегда даже краткое исковое можно уместить на нескольких листах. Некоторые неизбежно будут длинными. К примеру, в заявлении о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности обычно надо описывать несколько лет хозяйственной деятельности компании-должника, раскладывать по полкам поведение ответчиков и т. д.

, говорит советник юрфирмы Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) Профайл компании
Дмитрий Константинов. По его словам, хороший судья готов и к таким «лонгридам», но тут уже критически важны требования к логически выверенной структуре и языку иска.

«Канцеляризмы и переизбыток пассивных оборотов делают иск нечитаемым независимо от объема», – настаивает Константинов.

В больших исках имеет смысл сделать вводный раздел, где будут максимально кратко изложены суть и доводы, советует партнер Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Рынки капиталов группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Международный арбитраж группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 2место По количеству юристов
Роман Зайцев. Он рекомендует сделать отсылки к доводам – «Подробная аргументация данного довода содержится на таких-то страницах».

Что делать, если уволенный сотрудник подал в суд

Если сотрудник сам ушел из компании, то, казалось бы, работодателя ничто не должно беспокоить. Поэтому трудовой спор, затеянный мирно уволившимся работником, часто сравним для организации с громом среди ясного неба.

Если иск против работодателя уже подан, самый мудрый совет – не совершайте никаких действий по отношению к уволенному работнику (ни письменных, ни устных), не посоветовавшись с юристом.

В такой ситуации главная задача фирмы – аккуратно собирать доказательства того, что сотрудник пытается раздуть спор из ничего, преследуя вполне понятную цель – получить с родного предприятия побольше денег.

Для того, чтобы разобраться в возникшем споре, суд будет исследовать обстоятельства, при которых сотрудником было подано заявление об увольнении по собственному желанию.

Далее служителям Фемиды предстоит понять , действительно ли у работника имелось намерение прекратить трудовые отношения по собственному желанию и по каким причинам он решил сменить место работы. Судьи, как правило, проверяют дату подачи работником заявления об увольнении, не отзывалось ли это заявление и была ли соблюдена прописанная в законе процедура увольнения (мы привели далеко не полный перечень обстоятельств, которые могут заинтересовать арбитров). 

Что же может подвигнуть уже уволившегося работника подать в суд на оставленную им компанию? Чаще всего уволившийся сотрудник заявляет, что на него было оказано давление.

Кроме того, в «списке популярности» сохраняют лидерство отсылки на то, что при увольнении руководством были допущены процессуальные нарушения (погрешности при написании заявления, задержка выдачи трудовой книжки и пр.).

Не стоит сбрасывать со счетов и то, что уволившийся работник таким нетривиальным образом хочет за что-то поквитаться с компанией. Рассмотрим каждый из перечисленных вариантов подробнее.

«Я не хотел!»

Обращаем ваше внимание, что если бывший сотрудник утверждает, будто «его ушли», то это обстоятельство подлежит проверке, и обязанность доказать его возлагается на сотрудника (подп. «а» п. 22 Постановления Пленума ВС от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ», далее – ПП ВС РФ № 2).

Сотрудник утверждает, что…

…его вынудили написать заявление об уходе. Если ушедший по собственной инициативе сотрудник, обратившись в суд, докажет, что заявление об увольнении по собственному желанию было написано под давлением, то суд его восстановит и обяжет работодателя заплатить заявителю деньги за время вынужденного прогула.

Как работодателю избежать нарушения ТК.

Постарайтесь все разговоры, которые так или иначе касаются увольнения по инициативе самого сотрудника, записывать на диктофон. Сейчас практически во всех мобильных телефонах есть это устройство, а иногда – и функция записи голоса во время беседы.

Зафиксируйте разговор с увольняемым сотрудником, и в суде он уже не сможет утверждать, что начальник ему угрожал или шантажировал, вынуждая покинуть компанию.

Можно возобновить разговор с сотрудником об увольнении очно и при свидетелях, которые смогут подтвердить, что никаких действий по принуждению работника к уходу не было. 

Если нарушение допущено. Сразу отметим, что свою невиновность в данном случае работодателю доказывать не нужно. Ведь согласно подпункту «а» пункта 22 ПП ВС РФ № 2, если сотрудник утверждает, что его уход был вынужденным, он должен сам доказать факт принуждения.

Если он не сможет аргументированно это подтвердить, будет считаться, что принуждения не было. В любом случае одних лишь свидетельских показаний для того чтобы доказать в суде, что на сотрудника было оказано давление, недостаточно. Здесь письменные доказательства имеют преимущество перед устными заявлениями.

Кроме того, в суде можно поинтересоваться у обвиняющего компанию работника, в чем именно выражалось «давление». И если он скажет, что это были угрозы (его припугнули, к примеру, что могут уволить по «нехорошей» статье), то шансов выиграть спор у заявителя станет еще меньше.

Как пояснил автору статьи практикующий адвокат (в недалеком прошлом – помощник прокурора), под угрозой, как правило, понимается угроза причинения вреда жизни и здоровью работника и близким родственникам.

Сотрудник утверждает, что..

…заявление об уходе по собственному желанию написано (или подписано) не им. Расторжение трудового договора по инициативе работника может быть произведено лишь на основании его письменного заявления.

Читайте также:  Должностная инструкция экономиста, в том числе главного (ведущего), по труду, планово-экономического отдела, бюджетного учреждения и иных, обязанности на предприятии

Имейте в виду – другие «формы» доказательства волеизъявления человека, как, например, показания свидетелей или заявления, якобы «надиктованные» работником, но на самом деле написанные и (или) подписанные кем-то другим, при возникновении спора не вызовут у судей особого доверия, и работодатель потерпит поражение.

Как работодателю избежать нарушения ТК.

Настаивайте, чтобы заявление было написано при свидетелях. Тогда у работника не возникнет соблазна оспаривать факт собственного участия в написании данного документа. 

Если нарушение допущено. Если показаний свидетелей в пользу компании нет, то просите суд о назначении почерковедческой экспертизы (хотя и здесь бывают случаи, когда специалисты не могут достоверно установить лицо, написавшее и (или) подписавшее заявление).

Иногда представители фирм ходатайствуют и о применении полиграфа (детектора лжи). Внимание! Следите за тем, чтобы заявления на увольнение по собственному желанию сотрудники целиком писали «от руки». Если оно напечатано — это, по заверению судей, реальный повод его опротестовать.

Факт, конечно, не определяющий, но и его не стоит сбрасывать со счетов.

Сотрудник нарочно включает в заявление об уходе…

…неоднозначные формулировки. Это касается, например, изложения «увольнительной» даты. Напомним, что согласно статье 80 Трудового кодекса работник имеет право расторгнуть трудовой договор, письменно предупредив об этом работодателя не позднее чем за две недели, которые начинают отсчитываться со следующего дня после получения работодателем «увольнительного» документа.

«Проблемы, как правило, начинаются при подаче заявления, в котором сотрудник просит уволить его до окончания срока предупреждения, а перед предлагаемой датой поставлен предлог «с» (например: «…прошу уволить меня по собственному желанию с 01 сентября 2011 г.»), – предупреждает в прошлом адвокат, а теперь руководитель отдела кадров Светлана Гуреева. – В результате бывает довольно сложно определить, какой же день будет последним рабочим днем работника: указанный в заявлении или же предыдущий?»

Как работодателю избежать нарушения ТК.

Имейте в виду – ошибка в данном случае может довольно дорого обойтись компании.

Ведь если сотрудник, столь хитро составивший документ, через некоторое время обратится в суд, чтобы признать увольнение незаконным, и если ему это удастся, то, учитывая, что подобные разбирательства могут тянуться по полгода, фирма будет обязана не только восстановить бывшего сотрудника на работе, но и оплатить ему вынужденный прогул за все время тяжбы.

Согласитесь, перспектива не из приятных. Поэтому, чтобы маленький предлог не принес вашей компании больших проблем, лучше всего предлагать увольняющимся сотрудникам писать заявления по заранее подготовленному, проверенному и утвержденному образцу.

Если же сотрудник с недоверием отнесется к предложению написать документ по вашему «стандарту», то попросите чересчур подозрительного работника четко указать дату последнего дня его труда в вашей организации, избегая при этом любой двусмысленности формулировок (например: «Прошу меня уволить по собственному желанию 01 сентября 2011 г.»). 

Если нарушение допущено. К сожалению, если в такой ситуации у работника окажется «на руках» злосчастное заявление, у фирмы практически не остается шансов на победу.

Доказывать суду, что сотрудник преднамеренно «запутал» кадровиков, – дело неблагодарное, а ссылки руководства на дополнительные письма хитрому работнику, написанные, как правило, уже после подачи иска, но датированные «задними» числами (например, «прошу разъяснить, какого числа хотите быть уволенным») мало того что смешно выглядят, так еще и абсолютно нецелесообразны: сотрудник сразу же заявит, что их не получал. 

С возвратом!

Немало спорных моментов связано и с отзывом «увольнительного» заявления.

Напомним, что до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любой форме и в любое время отозвать свое заявление (абз. 4 ст. 80 ТК). Именно формулировка «в любой форме», т. е.

неопределенность, в которой необходимо заявить о своем желании и дальше продолжать работу в этой компании, и является камнем преткновения.

Сотрудник ссылается на то..

…что оправил заявление об отзыве заказным письмом без описи.

Спорщик может предъявить правильно и аккуратно оформленное заявление об отзыве (и намекнуть, что готов показать этот документ и в суде) с квитанцией о «заказной» отправке и уведомлением, что представитель компании это письмо получил.

На самом же деле ситуация напоминает «дешевый развод»: никакого отзыва он мог и не отправлять, а в конверт вложить что угодно (открытку, рекламу и пр.); но документы об отправке у него, тем не менее, будут.

Как работодателю избежать нарушения ТК. Если ситуация возникла до обращения в суд, скорее всего, она ничем вам не грозит.

Для собственного спокойствия можно попросить, чтобы сотрудник (секретарь), который получил и вскрыл «письмо ни с чем», написал по этому поводу объяснительную (в идеале датированную тем числом, когда письмо было получено).

И наведите справки, нет ли в почтовом отделении, которое обслуживает компанию, камер наблюдения.

Если нарушение допущено. Ваш главный козырь в суде – это то, что письмо было оправлено без описи вложения. Ведь подтверждение отправки еще не означает, что отправлен был именно отзыв заявления об увольнении, а не распечатка анекдотов о глупом начальнике.

И даже если оппонент предъявит экземпляр (как он наверняка будет утверждать – второй) отзыва, то опять же доказать, что именно оно было отправлено, сотрудник не сможет.

Если он вдруг приведет двух свидетелей, которые якобы видели, как он вкладывал и запечатывал именно заявление, то обратите внимание суда, что это по меньшей мере странно.

Для этого людям, зашедшим на почту по делам, надо было четко рассмотреть отправляемую бумагу, пристально наблюдать за действиями сотрудника, а потом еще оставить ему свои координаты. Если же свидетелями выступят знакомые вашего противника, то вполне реально поставить вопрос о том, что они вполне могли вступить в сговор с вашим оппонентом. 

Сотрудник ссылается на то…

…что об отзыве «увольнительного» заявления сообщил в устной форме, а также на то, что отзыв был направлен факсом или по электронной почте. «Один раз мне пришлось участвовать в разрешении такого спора, – делится впечатлениями Светлана Гуреева.

– Повздорив с коллегами, сотрудница написала заявление об уходе и зарегистрировала его у секретаря. Потом успокоилась и увольняться передумала.

В отделе кадров ей объяснили, что писать «аннулирующее» заявление не надо, достаточно того, что она объявила об этом устно».

Как работодателю избежать нарушения ТК.

Если сотрудник будет настаивать на том, что несмотря ни на что, направлял отзыв на «увольнительное» заявление, еще раз тщательно проверьте электронный и абонентский ящики, папку с входящей корреспонденцией, а также лотки и ящики, куда на фирме принято складывать еще не разобранные факсы.

Если поиски результата не дали, то попросите сотрудника изложить свои претензии письменно, а для верности, как только он начнет этот разговор, извинитесь, скажите, как видно, разговор будет долгим, а вам необходимо сделать один звонок (на самом деле вам надо, не вызвав подозрений манипуляциями с телефоном, включить диктофон). При этом ваша главная цель, чтобы спорщик описал, где, когда и при каких обстоятельствах им был отправлен отзыв (так вы поймете, не было ли поблизости видеокамер и были ли при этом свидетели). Постарайтесь, чтобы он подтвердил тот факт, что представитель компании действительно искал отзыв.

Если нарушение допущено. Приготовьтесь к тому, что работник (или его адвокат) в суде будет утверждать, что устный отзыв не противоречит закону, а также то, что имеются сотрудники, которые слышали, как ваш оппонент передумал увольняться.

К сожалению, если найдутся свидетели, которые не будут путаться в показаниях и «расходиться» в деталях, то суд, скорее всего, поддержит уволенного работника. Если же свидетелей нет, то у фирмы есть реальный шанс выиграть спор.

Ведь главное – это установить, что если заявление сотрудник отозвал, то отзыв этот исходил именно от того самого сотрудника, который писал заявление об уходе. Для этого связь, которой воспользовался «торопыга», должна позволять достоверно установить, от кого именно исходил «аннулирующий» документ.

Хотя некоторые, например, считают, что при отправке документа факсом для идентификации вполне достаточно строки, которую аппарат автоматически проставляет вверху каждой передаваемой страницы. Однако эта строка ничего не доказывает. По ней, конечно, можно вычислить сам аппарат, номер телефона, дату и время отправки.

Но ведь все понимают, что факсом может воспользоваться кто угодно. Поэтому доказать, что отзыв отправил именно тот гражданин, который ранее написал заявление об увольнении, в данном случае весьма проблематично (если, опять же, не отыщутся свидетели отправки или снимки с камеры. В последнем случае настаивайте, чтобы суд проверил, не монтировались ли эти данные).

Примерно так же дело обстоит и с электронной почтой.

Однако тут мы сталкиваемся с вопросом: будет ли являться электронное письмо доказательством волеизъявления, в том числе и для судьи? Дело в том, что согласно Гражданско-правовому кодексу, письменными доказательствами являются документы, полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом (ст.

71 ГПК). Кроме того, в Законе от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» указано, что документ – это зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать. Но идентифицировать электронный документ иначе как с помощью ЭЦП нельзя.

Только цифровая подпись может подтвердить, что электронное письмо не было подделано, и что с момента создания в нем не было изменено ни одного символа (даты, формулировки и пр.). Таким образом, электронное письмо без ЭЦП не может служить полноценным подтверждением того, что сотрудник, написавший заявление об уходе, действительно отозвал этот документ в определенном законом порядке.

Внимание!

Если сотрудник, отозвавший заявление об уходе по собственному желанию, не предупредил об этом работодателя, хотя и имеет такую возможность (ведь в разговоре или на бумаге он указал дату, когда отзывал заявление!), то можно поставить перед судом вопрос о том, чтобы квалифицировать данное поведение как злоупотребление правом.

Напомним, судьи Верховного Суда высказали мнение, что сокрытие работниками фактов, информация о которых необходима работодателю для принятия кадровых решений с учетом тех гарантий, которые предоставлены сотрудникам Законом в случае расторжения с ними трудовых договоров, недопустимо (п. 27 ПП ВС РФ № 2).

Иначе работники не соблюдают общеправового принципа недопустимости злоупотребления правом.

А при установлении факта злоупотребления правом со стороны сотрудника «суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе… поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника» (п. 27 ПП ВС РФ №2).

Подводя итог, можно рекомендовать работодателям быть более осмотрительными и внимательными, если предстоит расстаться с сотрудником . Далеко не все сотрудники настроены воинственно по отношению к бывшему работодателю.

В конечном итоге очень многое зависит от того, как компания решает расстаться с тем или иным сотрудником.

Есть случаи, когда после массовых увольнений и сокращений не подавалось ни одного иска, а бывает так, что увольнение одного человека оборачивается длительными судебными тяжбами и бесконечными разбирательствами.

Анна Волович, эксперт журнала «Расчет»

электронное издание100 БУХГАЛТЕРСКИХ ВОПРОСОВ И ОТВЕТОВ ЭКСПЕРТОВ

Полезное издание с вопросами ваших коллег и подробными ответами наших экспертов. Не совершайте чужих ошибок в своей работе!

Свежий выпуск издания доступен подписчикам бератора бесплатно.

Что надо предпринимать, если сотрудник подал на вашу компанию в суд

Штат

Времена, когда сотрудник чувствовал себя слабой и уязвимой стороной в трудовых отношениях, кажется, канули в Лету. Иски работников против работодателей скорее говорят о том, что работодателю надо опасаться все нарастающего экстремизма подчиненных — наподобие потребительского. Как компаниям защитить себя от потока судебных разбирательств? И что делать, если сотрудник все же подал в суд?

Читайте также:  Как взыскать убытки с доминирующего поставщика

Происки сотрудников

Приходилось ли вам встречаться с работниками, которые сами… не идут за зарплатой? Для клиента юридической фирмы Levant&Partners такой “материально не заинтересованный” сотрудник в июле 2005 года стал настоящей головной болью: он подал иск в суд.

Уволившийся по собственному желанию человек не приехал за расчетом ни в день увольнения, ни спустя еще полтора месяца, когда экс-работодатель телефонным звонком напомнил сотруднику о невыплаченных деньгах. Сначала отдых на курорте, потом болезнь – эти причины не позволили ему добраться до офиса.

Вскоре уволилась бухгалтер, и уже сама компания забыла о долге перед бывшим подчиненным.

Каково же было удивление руководителей этой организации, когда в январе 2006 года они получили копию иска в суд, где человек требовал не только выплатить ему задолженность по заработной плате, но и проценты за задержку такой выплаты с момента увольнения по день вынесения судебного решения.

Иск был абсолютно законным: в статье 236 Трудового Кодекса РФ сказано, что в случае задержки работодатель обязан выплатить зарплату с процентами, а “обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя”.

Компания никак не смогла доказать, что работник сам не приходил за зарплатой, ведь письменно предложения явиться за деньгами никак не фиксировались. Итог истории был предсказуем: суд вынес решение в пользу бывшего работника.

Будь работодатель чуть внимательнее к “кадровым мелочам”, компании удалось бы избежать судебных страниц в своей биографии. “Начинать нужно с превентивных мер — не допускать грубых нарушений прав персонала.

Во-первых, вовремя выплачивать зарплату и премию, не перегибать палку со сверхурочными, — говорит Марина Рыжкова, советник юридической фирмы SALANS. – А во-вторых, поддерживать спокойную атмосферу, чтобы избежать личностных конфликтов”. Ведь чаще именно человеческая неприязнь подталкивает подчиненного обратиться с иском в суд.

Кстати, по оценкам юристов, в 9 из 10 трудовых споров именно работники обращаются к Фемиде. И выигрывают более 70% дел.

Как снизить этот “процент успешности”? Сегодня, отмечает Валерий Нарежный, управляющий партнер Levant&Partners, работодатели все чаще убеждаются, что деньги, израсходованные на трудовое право и на оформление трудовых отношений (детальную проработку трудовых договоров, подготовку должностных инструкций и т.п.

) являются не столько тратами, сколько экономией по сравнению с тем, что можно потерять, допустив ошибки. Зарплаты перестают быть частью теневой жизни компании, и те суммы компенсаций, которые сотрудник может отсудить, достаточно велики и сравнимы с гонорарами высокооплачиваемых юристов.

Но уж лучше заплатить юристам, чем шантажистам.

Прогнозируем потери

Агрессивно настроенные сотрудники могут одновременно угрожать иском в суд, жалобой в госинспекцию труда и прокуратуру, а также письмом депутату. Такие случаи нередки, когда работодатель решает расстаться со своим нерадивым подчиненным, который лишь изображает бурную деятельность на рабочем месте.

Избавиться по закону от такого “работника” довольно сложно. За “полюбовное расставание” сотрудник может попросить выплатить и годовую зарплату, и компенсацию за три года. А когда работодатель отказывается, в ход идут методы шантажиста: от уже перечисленных угроз до раскрытия коммерческих тайн конкурентам.

Эксперты, опрошенные журналом “Штат”, рекомендуют рассматривать проблему с финансовой точки зрения: что дешевле – судиться или дать шантажисту отступные? Но, единожды последовав по второму пути, работодатель создает прецедент: компанию можно “доить”.

В практике SALANS не единичны случаи, когда клиент, заплатив большую сумму финансовому директору, или главбуху, или другому сотруднику, вскоре сталкивался с шантажистом номер два.

Перед работодателем встает очередная дилемма: платить ли второму (а тогда уже жалко денег, потраченных на первого) или тратиться на юристов в ожидании иска со стороны подчиненного. “И здесь фирма должна решить, поддается ли она на шантаж или решает с ним бороться, — считает Марина Рыжкова.

– Это бизнес-решение, и принимать его работодателю придется самостоятельно”. К слову, платят второму любителю легких денег только 20% работодателей, если анализировать известные SALANS случаи, а их несколько десятков.

“Часто мы сталкиваемся с тем, что работодатель не придает должного значения важности правильного оформления трудовой документации, считая, что на трудовые вопросы не стоит тратить больших средств”, — говорит Ольга Анисимова, партнер международной юридической фирмы “Оррик (СНГ) ЛЛС”, в прошлом судья, рассмотревшая большое число трудовых споров. Миф о простоте трудовых вопросов развеивается после первого же судебного процесса. Тогда-то работодатель и задает себе вопрос: “Быть может, превентивные меры окажутся более действенными? И лучше привлечь юристов для того, чтобы привести кадровую работу в порядок, не ожидая очередного трудового конфликта?”

Во-первых, всегда полезно провести аудит кадровой работы — проверить состояние трудовой документации в компании, наличие положения об аттестации и других локальных нормативных актов, требуемых ТК РФ и т.д.

Во-вторых, если работодатель планирует конкретное увольнение, юриста стоит привлекать сразу – чтобы подготовить все необходимые приказы, распоряжения, акты.

Если увольнение будет обжаловано, ему будет легче обосновать в суде ту правовую позицию, которую он сам создал.

Игра по правилам

Уволить сотрудника по инициативе работодателя не так-то просто. Особенно сложно расторгнуть трудовой договор с человеком, некачественно выполняющим свои обязанности – пусть даже он вовремя является на работу и не нарушает трудовую дисциплину.

Ольга АНИСИМОВА вспоминает недавний случай из своей практики. Инофирма уволила российского сотрудника, занимавшего должность экономиста, в связи с его недостаточной квалификацией.

Для директора было очевидно, что, несмотря на опыт и наличие диплома о высшем образовании, специалист не справляется со своими обязанностями.

Однако, будучи иностранцем, руководитель не знал всех тонкостей российской процедуры “расставания” и легко подписал приказ об увольнении – с полной уверенностью в том, что вполне достаточно его отрицательного мнения о профессиональных качествах подчиненного.

К сожалению, директор компании вовремя не воспользовался советами юристов, в противном случае он поручил бы им собрать всю доказательственную базу, как того требует ТК РФ, и уволить сотрудника по результатам аттестации – в связи с несоответствием занимаемой должности. Отступление от правил привело к негативным последствиям.

Уволенный по желанию руководителя человек обратился в суд и, спустя целых три года, выиграл дело. Компанию обязали заплатить восстановленному в должности сотруднику заработную плату за время вынужденного прогула, а также возместить моральный ущерб и расходы юриста.

Все это вылилось в значительную сумму, поскольку заработная плата сотрудника составляла несколько тысяч долларов США.

“Не принимайте скоропалительного решения об увольнении, находясь во власти отрицательных эмоций, вызванных плохой работой вашего сотрудника, — предостерегает Ольга АНИСИМОВА.

— Если же так случилось, что вы неправильно уволили сотрудника, не ожидайте решения суда, а восстановите работника добровольно и уже затем повторите процедуру увольнения с соблюдением всех требований закона”.

Избрав такую тактику, компания сэкономит деньги, и, главное, не уронит своей деловой репутации.

Экспаты на тропе войны

11 статья ТК РФ гласит: трудовые отношения, возникающие между иностранной фирмой и иностранным гражданином, регулируются российским законодательством. Такова прямая трактовка законодательства.

Но авторитетные специалисты говорят, что, если договор был заключен в Нью-Йорке, а человек трудится в Москве, то вероятные претензии экспата все равно можно рассматривать с точки зрения иностранного права.

Например, в том случае, если его уволили, ссылаясь на трудовое законодательство США.

Вероятно, из-за этих законодательных тонкостей компании особенно боятся юридических дрязг с иностранными сотрудниками.

И если с российскими менеджерами среднего звена компании нередко судятся из принципа, то с топ-менеджерами и особенно экспатами чаще предпочитают идти на мировую. Причин тут несколько.

Первая из них – существенная финансовая брешь, которую решение суда, принятое в пользу истца, может пробить в бюджете компании. Ведь управленец, выиграв дело, сможет рассчитывать на очень большую компенсацию.

Вторая – это широкая огласка в средствах массовой информации, урон имиджу компании как работодателя. А третья – перспектива того, что компании, быть может, придется судиться как на территории России, так и на родине экспата (или в стране, где он заключил первичный трудовой договор).

Марина Рыжкова поясняет: “Есть понятие dual employment, или двойная занятость. Формально экспат продолжает оставаться связанным трудовым договором с материнской компанией, которая и отправила его на работу в Россию.

Управленец не спешит разрывать свои отношения с “родным” работодателем: так как это чревато потерей социальных льгот, пенсионных отчислений и т.д.

Но и с новым работодателем – дочерней компанией в России – тоже заключен трудовой договор, иначе человек не получит разрешение на работу”. Причем в основном договоре написано, что сотрудник с такой-то даты будет работать для дочерней компании на территории РФ.

Но в случае претензий он вправе спорить в суде как с одним, так и с другим юридическим лицом. И, как знать, выступив с одной и той же претензией, человек может выиграть оба иска.

Что написано пером

Трудовой договор можно уместить и на одной странице, подчеркивает Марина Рыжкова. Важно помнить, что внести какие-либо изменения в договор сложно, а вот в локальный нормативный акт – гораздо легче.

Поэтому правила о премировании, распорядке рабочего дня и так далее лучше закрепить в последнем документе.

Несравнимо проще изменить один акт и ознакомить с ним весь штат, чем вносить коррективы в тысячу трудовых договоров.

В трудовом договоре или локальном нормативном акте крайне желательно зафиксировать, что, к примеру, вся оргтехника используется исключительно в служебных целях, а рабочая почта может просматриваться работодателем и должна использоваться только для деловой переписки.

Все это можно отнести к мерам, защищающим работодателя от претензий со стороны персонала. К примеру, если руководитель не доволен секретарем, копирующим учебники с помощью служебного копира, то он, не раз поймав “с поличным”, вправе его уволить.

И при этом может не опасаться, что сотрудник (или сотрудница) будет восстановлен на работе — ведь она была предупреждена, что не имеет права использовать служебную технику в личных целях.

Борцы за справедливость

“Надо отметить, что в суд по трудовым делам у нас ходит определенная категория людей, — говорит Ольга Анисимова. – Может, мой взгляд слишком консервативен, но обычные люди умеют решать свои вопросы и вне его стен”.

Практика юридических компаний говорит о том, что чаще истцами становятся все же недобросовестные работники, склонные искать причины своих рабочих проблем исключительно в плохом начальнике или худших, чем у коллег, условиях работы, а не в себе.

Кроме этого, среди истцов встречаются откровенные мошенники, которые, судясь с работодателем и выигрывая дело, требуют компенсации расходов на адвоката: имеют на это право.

Схема махинации такова: адвокат истца – его хороший знакомый, и ему ничего не стоит написать расписку, что гонорар составил, скажем, $20 тысяч. Теоретически эти расходы обязана компенсировать проигравшая сторона.

“Но на практике суд все же исходит из критериев разумного, — поясняет Марина Рыжкова, — то есть среднего гонорара адвоката, причем государственного”.

Любители обращаться в суд, как правило, в период процесса не работают, а все время посвящают доказательству того, что их лишили возможности трудиться, и “восстановлению справедливости”.

По опыту SALANS, редкий работник, восстановленный в должности по решению суда, сразу же пишет заявление об уходе.

Эти люди, получив компенсацию за вынужденные прогулы и моральный ущерб, теперь претендуют на отступные, которые им предложит работодатель за удовольствие, наконец, расстаться с работником. Какому руководителю хочется видеть среди своих подчиненных априори конфликтного человека?

“Этих людей не всегда заметишь во время собеседований, — резюмирует Ольга АНИСИМОВА. – Но на работе их качества быстро проявляются”.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *