Сказка о великане, гноме и методах борьбы с гринмейлом

Большинство бытовых сказок изображает те или иные пороки людей.
Эта не исключение.
Что же мы здесь имеем? Хвастовство, глупость, трусость и безответственность.
Бедный мельник захотел предстать в глазах короля посолидней.

Для этого наговорил небылиц о своей дочери.
Тем самым создал для неё массу проблем.
Ведь с королём шутки плохи. Если что не так — может и казнить.
А мельник что? Да ничего, оставил дочку и домой пошёл.
Предоставив ей самой выпутываться. Корысть и жадность.

Король готов взять в жёны дочь мельника.
Не по любви, нет.
Просто решил, что богаче жены ему не найти.
А всё остальное не важно. Необязательность и отсутствие верности своему слову.
Дочь мельника готова была пообещать что угодно, лишь бы спасти свою жизнь.

Но как пришло время расплаты — стала искать обходные…

Развернуть

Иллюстрации очень красивые, и это единственное, что есть хорошего в этой книге. Вообще не поняла, какой смысл в этой сказке. Ну или почему герой хороший.

Не то чтобы я везде искала мораль, но мне только что восемь страниц с красивыми картинками рассказывали про мальчика, который трижды обворовал богатого великана, а потом поспособствовал его смерти.

И в конце мне сказали, что у мальчика всё хорошо, он жил долго и счастливо с наворованным состоянием. Очень за него рада.

Есть предположение, что это как-то связано с какой-нибудь классовой борьбой, типа недоступный замок на облаках — это зажравшиеся буржуи, а Джек символизирует нищий рабочий класс, и типа воровать у зажравшихся буржуев не позор, а достижение, и к этому надо стремиться. Так в этом хоть какой-то смысл появляется. Хотя вроде…

Развернуть

«Белоснежка», так же известная в интерпретации А.С. Пушкина «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях», — сказка про токсичные отношения между падчерицей и мачехой, в которых мачеха — нарцисс. А, как известно, «Сказка ложь, да в ней намек! Добрым молодцам урок». И сказка эта учит тому, как выбраться из сложившейся губительной ситуации:

— отделиться от нарцисса (уйти, сепарироваться). Даже если в роли нарцисса выступает не мачеха, а конкурирующая родная мать.

— искать поддержки у социума, друзей, коллег (в сказке они представлены в виде гномов или богатырей).

— Ждать спасения от принца? Возможно. Только если он не окажется таким же токсиком, а будет по-настоящему любящий мужчиной. Но настоящую любовь можно очень долго ждать и так и не дождаться. Поэтому лучше если в роли принца выступит…

Развернуть

Хорошее в этой книге — это иллюстрации. Я ее покупала онлайн и выбрала как раз из-за очаровательных рисунков. Сам текст же оказался полнейшим разочарованием.

Не понимаю зачем кому-то приспичило выпускать Белоснежку на английском именно в переводе с русского языка. Ведь столько хороших и качественных вариантов на английском уже есть. Качество перевода ужасное.

Это почувствует любой мало-мальски говорящий по английски человек.

«Ты, королева, красива, не спорю,
Но в чаще лесной, за высокой гогорой
У гномов семи Белоснежка живёт,
Её красота всё же твою превзойдёт!»

Моя любимая книга в этой издательской серии. Все из-за потрясающих иллюстраций. Вы только посмотрите какие цвета! Какие потрясающие герои. А Злая Королева просто бесподобна. Белоснежка – прекрасна, озорна и нежна. Гномы – одно умиление.

Я бесконечно люблю эту историю за то, что она дала невероятные «побеги» — сериал «Однажды в сказке». И, как и тут, я отнюдь не к Белоснежке тяготею.

Говорят, что с возрастом тянет на плохиша, ага! Особенно если у этого плохиша куда не глянь ух какие наряды!

Как много чудесных, воскрешающих поцелуев вы знаете? Прочно, ещё с детства, эта история у меня была связана именно с ним, но пару лет назад я узнала, что есть иная…

Развернуть

Книга на английском языке от издательства Стрекоза. Очень красивые иллюстрации от Е. Ефремовой. Детям очень понравится эта книга!

Вот люблю я простые детские сказки переворачивать под углом психологии, выискивать нечто зашифрованное в них, а спрятанного там вагон и маленькая тележка.

Сами по себе сказки Братьев Гримм, известных немецких лингвистов, которые эти сказки не сочиняли, а собирали просто фольклор, довольно мрачны и пугающе.

То, что мы читаем детям — это переработанный, по многу раз, вариант тех сказаний, в которых, однако, остался костяк изначального повествования.

Я не буду пересказывать сюжет этой сказки — ее ,по-моему, не знает только ленивый, уж сколько раз крутили старый диснеевский мультик по этому произведению, что можно сбиться со счету. Так, что мой рассказ о сказке для тех, кто уже ее читал. Приступим.

В книге, в самом начале, дается описание того, что предшествует рождению Белоснежки -…

Развернуть

В сказке «Беляночка и Розочка» рассказывается про двух сестёр, которых так и зовут. Ещё в сказке были заколдованной в медведя принц и злой карлик.
Главная мысль в том, что нужно пытаться всегда помогать и быть дружелюбный. Сказка мне не понравилась. Мне не нравятся истории, в которых животные разговаривают. А ещё принц и свадьба в конце.

Книга прочитана вместе с игрой Собери их всех!

И у меня и у моей дочки сказка «Храбрый портняжка» была одной из самых любимых в детстве. Особенно после просмотра старого советского мультфильма! Помните веселую песенку главного героя: «Храбрецом зовусь недаром: семерых – одним ударом!»?! Не полюбить находчивого и неунывающего портняжку просто невозможно!

С чего же все началось? С нелепой случайности, когда наш герой, разозлившись на назойливых мух, которые не давали ему спокойно полакомиться вареньем, прихлопнул сразу семь насекомых.

Увидев результат, юноша был крайне удивлен: семерых – одних ударом! Он даже вышивает такую надпись на поясе и отправляется в путешествие по белу свету, чтобы все вокруг узнали о его подвиге! Комизм ситуации в том, что люди, прочитав устрашающие слова на поясе, тут же испытывают страх и ужас от встречи со…

Развернуть Текст вашей рецензии…

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Всего 1K Всего 342

Сергей Овчинников

Жил был добрый великан, он очень боялся гнома, живущего по соседству. Этот гном был самым маленьким и злым из всех гномов, он не боялся никого и любил пугать великана.

Великан занимался земледелием, и все дни проводил на огороде. Гном же ничего не делал, и только воровал плоды с огорода своего огромного соседа, топтал цветы, ломал деревья и кустарники, когда тот, завидев гнома, прятался в своем доме, и, дрожа от страха, смотрел на расхитителя покрасневшим от внутреннего напряжения глазом из-за оконной шторы. Гном подпевал при этом песенку

  • — Кто посеет утором рано, будет глупым великаном, следом умный гном придет и разграбит огород, трудовой смешен народ, лишь разбойникам почет.
  • Великан много страдал, и жалел уничтоженные растения:
  • — Я тружусь в поту напрасно, вор приходит ежечасно, как его мне обуздать, чтоб он бросил воровать?

Гном же смеялся над великаном и над всеми живущими в округе созданиями. Он мечтал, что если бы был великаном, то непременно бы заставил бояться себя всех живых существ и даже людей. К чему мне такая отвага, если я гном, рассуждал он . Однажды он вышел к дому великана и прокричал:

— Давай говорить, Великан!

— Зазазачем? — еле выдавил из себя, стуча зубами, великан и посмотрел покрасневшим глазом в окно.

— Дададавай поменяемся телами — в сложенные лодочкой ладони передразнил рассмеявшийся гном. Следует отметить, что в той стране были возможны любые чудеса.

— Нененемогу, очень, очень страшно, — постарался угодить великан гному.

— Ну давай, великанишка, великанчик, или как тебя там по людски, а, вот, беби, — не унимался гном, и трещал кустами смородины, — я не буду грабить твой огород, топтать цветы, ломать деревья, и может быть даже совершу много добрых дел.

— Каких? — удивился великан.

— Я буду защищать великанов во всем мире.

Великан задумался. Для великанов, подобно каждому из их рода, он был готов отдать все, что имел, вдобавок, подумал он, если я стану гномом, одним добрым гномом станет больше, а страху меньше, да и бывший гном подобреет, ставши одним из нас.

— Согласен. Что я должен сделать для этого? — едва обретя уверенность в себе, тихо спросил великан.

  1. — Ты должен выйти из дома, встать передо мной на колени, опустить голову и трижды сказать заклинание – станет великаном гном, пусть свершиться это днем, гном великий и могучий, смелость, власть и сила в нем.
  2. Отметим так же, что в той стране удачно сложенные словосочетания обладали магическим действием – они непременно сбывались для выдумавшего их. Великан начал выходить из дома, но ноги от страха не слушались, и он стал произносить выдуманное на ходу заклинание:
  3. – Выходи быстрей, успокойся, не робей, не смотри вокруг, на гнома, сделай как ему нужней.

Но при выходе великан так старался никуда не смотреть, чтобы не увидеть гнома и не испугаться пуще прежнего, что зацепился ногой за обломанную гномом ветвь дерева, и случайно упал на своего обидчика. А когда поднялся, увидел, что от страшного соседа осталось одно мокрое место.

Так гном навсегда перестал мучить великана. И зажил великан спокойно и радостно ухаживая за своим цветущим садом, только вспоминая эту историю, всегда горестно вздыхал и жалел гнома. Ведь, правда, в той стране было возможно многое, но только нельзя было исправить то, что случилось.

Великан и гном

Жил был добрый великан, он очень боялся гнома, живущего по соседству. Этот гном был самым маленьким и злым из всех гномов, он не боялся никого и любил пугать великана. Великан занимался земледелием, и все дни проводил на огороде.

Гном же ничего не делал, и только воровал плоды с огорода своего огромного соседа, топтал цветы, ломал деревья и кустарники, когда тот, завидев гнома, прятался в своем доме, и, дрожа от страха, смотрел на расхитителя покрасневшим от внутреннего напряжения глазом из-за оконной шторы. Гном подпевал при этом песенку

  • — Кто посеет утором рано, будет глупым великаном, следом умный гном придет и разграбит огород, трудовой смешен народ, лишь разбойникам почет.
  • Великан много страдал, и жалел уничтоженные растения:
  • — Я тружусь в поту напрасно, вор приходит ежечасно, как его мне обуздать, чтоб он бросил воровать?

Гном же смеялся над великаном и над всеми живущими в округе созданиями. Он мечтал, что если бы был великаном, то непременно бы заставил бояться себя всех живых существ и даже людей. К чему мне такая отвага, если я гном, рассуждал он . Однажды он вышел к дому великана и прокричал:

Читайте также:  Сотрудник полиции доказал незаконность увольнения за участие в ДТП

— Давай говорить, Великан!

— Зазазачем? — еле выдавил из себя, стуча зубами, великан и посмотрел покрасневшим глазом в окно.

— Дададавай поменяемся телами — в сложенные лодочкой ладони передразнил рассмеявшийся гном. Следует отметить, что в той стране были возможны любые чудеса.

— Нененемогу, очень, очень страшно, — постарался угодить великан гному.

— Ну давай, великанишка, великанчик, или как тебя там по людски, а, вот, беби, — не унимался гном, и трещал кустами смородины, — я не буду грабить твой огород, топтать цветы, ломать деревья, и может быть даже совершу много добрых дел.

— Каких? — удивился великан.

— Я буду защищать великанов во всем мире.

Великан задумался. Для великанов, подобно каждому из их рода, он был готов отдать все, что имел, вдобавок, подумал он, если я стану гномом, одним добрым гномом станет больше, а страху меньше, да и бывший гном подобреет, ставши одним из нас.

— Согласен. Что я должен сделать для этого? — едва обретя уверенность в себе, тихо спросил великан.

  1. — Ты должен выйти из дома, встать передо мной на колени, опустить голову и трижды сказать заклинание – станет великаном гном, пусть свершиться это днем, гном великий и могучий, смелость, власть и сила в нем.
  2. Отметим так же, что в той стране удачно сложенные словосочетания обладали магическим действием – они непременно сбывались для выдумавшего их. Великан начал выходить из дома, но ноги от страха не слушались, и он стал произносить выдуманное на ходу заклинание:
  3. – Выходи быстрей, успокойся, не робей, не смотри вокруг, на гнома, сделай как ему нужней.

Но при выходе великан так старался никуда не смотреть, чтобы не увидеть гнома и не испугаться пуще прежнего, что зацепился ногой за обломанную гномом ветвь дерева, и случайно упал на своего обидчика. А когда поднялся, увидел, что от страшного соседа осталось одно мокрое место.

Так гном навсегда перестал мучить великана. И зажил великан спокойно и радостно ухаживая за своим цветущим садом, только вспоминая эту историю, всегда горестно вздыхал и жалел гнома. Ведь, правда, в той стране было возможно многое, но только нельзя было исправить то, что случилось.

.

15 интересных фактов о Гномах Средиземья

Несмотря на небольшой рост, гномы Средиземья являются выдающимися персонажами «Властелина колец» и «Хоббита». Во многом благодаря гномам Фродо донес кольцо до Мордора, а Бильбо вернулся домой невредимым.

История гномов столь замысловата, что создатели первой кинотрилогии не решились показывать ее на киноэкране, ограничившись одним только Гимли, сыном Глоина.

К счастью, Питер Джексон вовремя спохватился и в «Хоббите» показал нам гномью культуру и обычаи во всей красе.

  • И хотя «Хоббит» не так популярен, как «Властелин колец», многие из нас все же пересматривают его раз за разом, чтобы погрузиться в волшебный мир и лучше понять историю полюбившихся персонажей, в том числе и гномов.
  • Перипетии судеб этих бородатых и охочих до сокровищ персонажей хорошо известны лишь самым закоренелым фанатам, но в обширной истории Средиземья всегда найдется что-то новенькое, независимо от глубины ваших знаний.
  • Предсталяю вашему вниманию 15 удивительных фактов о гномах Средиземья.
  • #15 Гномы — народ, созданный ангелом
  • В «Сильмариллионе» Толкин поэтично описывает процесс создания Средиземья.

Согласно этому сказанию, вала по имени Аулэ Кузнец создал существ, подобных себе, и назвал их гномами. Валар подчиняются Эру Илуватару, высшему началу и создателю всего сущего, то есть фактически валар — это ангелы.

Аулэ с нетерпением ждал явления детей Илуватара, то есть людей и эльфов, но ожидание затянулось, поэтому он создал свою собственную расу и обучил ее основам работы с металлом и камнем.

Когда Илуватар узнал о гномах, он был недоволен. Дело в том, что валар не могли создавать истинную жизнь, это право принадлежало только Эру. Илуватар согласился помочь Аулэ, но за определенную плату. Он погрузил гномов в сон, чтобы те пробудились вместе с людьми и эльфами.

С тех пор гномы живут в Средиземье и верят в то, что после смерти Аулэ о них позаботится.

#14 Далеко не всем понравились гномы с модельной внешностью из «Хоббита»

Представляя себе гнома, вы наверняка рисуете в своем воображении невысокого, коренастого и бородатого человечка с топором в руках. Прекрасным попаданием в этот образ был Гимли из «Властелина колец».

Когда Питер Джексон объявил, что роль гномьего короля Торина Дубощита досталась покорителю женских сердец Ричарду Армитиджу, а роли Фили и Кили — Дину О’Горману и Эйдану Тернеру, это вызвало бурю негодования.

Многие фанаты сочли актеров «чересчур привлекательными» для гномов. По вполне понятным причинам Джексон хотел, чтобы у каждого из тринадцати членов компании Торина были индивидуальные черты, но разница между «традиционными» и «эльфоподобными» гномами была слишком велика.

В процессе адаптации книги для большого экрана изменения неизбежны, причем угодить всем зрителям до единого мало кому удается. Так что Ричард Армитидж всегда будет ассоциироваться у нас с Торином Дубощитом, даже если это кому-то не нравится.

#13 Гномы никогда не лысеют

Гимли, сын Глоина, не смог отправиться в Эребор с Торином и другими гномами, потому что был слишком молод. На тот момент ему исполнилось «всего» 62 года.

По нашим меркам, гномы живут необычайно долго. Само собой, это далеко не единственная раса смертных долгожителей в Средиземье. Например, эльфы практически бессмертны, а люди могут прожить несколько веков.

К Третьей Эпохе продолжительность жизни для рас Средиземья уменьшилась, поэтому обычно гномы доживали примерно до 250 лет.

Один из спутников Торина, Балин, прожил 340 лет, но он был скорее исключением из правила.

Гномы, достигшие сорокалетия, считаются взрослыми, и с этого момента их внешность не меняется почти до самой смерти. Глубокая старость наступает внезапно, примерно за 10 лет до кончины. Но при этом гномы никогда не лысеют. Их шевелюры и бороды иногда меняют цвет, однако всегда остаются такими же густыми, как и в юности.

#12 У гномок есть бороды

В расширенной версии «Двух крепостей» Гимли жалуется на то, что все вокруг думают, будто у гномов нет женщин, а Арагорн ему отвечает: «Это все из-за бороды!»

Арагорн имеет в виду, что внешне гномки неотличимы от гномов, потому что у них есть бороды. И это, как ни странно, правда.

В «Войне Самоцветов» Толкин пишет, что гномки одеянием, голосом и внешними чертами очень напоминают гномов. Вот цитата: «Ни человек, ни эльф, никогда не видел безбородого гнома — разве если бы он был обрит в насмешку, и тогда он готов был умереть от позора, ибо у наугрим бороды есть с рождения — как у мужчин, так и у женщин».

Поскольку раса гномов задумывалась как полная противоположность человеческому роду, такое положение дел считается нормальным.

Гномки редко путешествуют, да и вообще практически не покидают родные горы. Кроме того, их гораздо меньше, чем гномов (примерно вдвое), поэтому шанс встретить гномку крайне мал.

#11 У всех гномов есть тайные «внутренние» имена

Когда гномы впервые встретились с представителями других рас Средиземья, они говорили на грубом языке кхуздул, который был невероятно сложен для понимания.

У каждого гнома есть имя на кхуздуле, которое они держат в секрете. Это имя никому не называют и даже не пишут на могилах. Более того, гномы неохотно обучают чужаков кхуздулу. Исключением является Гимли, который рассказывает членам Братства о географии Мории.

Интересный факт — Толкин нигде не указывает тайное имя Гимли, как, впрочем, и всех остальных гномов. Он использует для них «общеизвестные» имена, то есть имена, которые они сами выбрали для общения с внешним миром.

#10 Гномы хоронят своих сородичей только в камне

Похоронные обряды гномов — впрочем, как и многие другие их традиции — выглядят довольно странно. В «Братстве кольца» члены братства, путешествующие по Мории, находят огромную каменную могилу Балина из отряда Торина.

Могила представляет собой цельный продолговатый валун примерно полметра высотой. На верхней части высечены руны, обозначающие имя покойного и его титул — «правитель Мории».

Иными словами, гномы не хоронят своих сородичей в земле, а предпочитают каменные могилы.

В исключительных случаях, когда камней под рукой нет, трупы попросту сжигают. Нечто подобное произошло после битвы при Азанулбизаре, когда погибших было так много, что на всех не хватило бы камня. В обычных условиях подобный жизненный финал считается бесчестьем, но гномы, погибшие при Азанулбизаре, наверняка восприняли бы его как знак уважения.

#9 Прообразом для гномов послужили средневековые евреи

Толкин не раз описывал образы реальных народов, которыми он вдохновлялся при создании народов Средиземья.

Гномы страстно желают вернуть себе земли предков и бережно хранят свою культуру, несмотря на тесное взаимодействие с другими расами, а потому представляют собой весьма четкую аллюзию на средневековых евреев. У гномов есть свой язык и «внутренние» имена, что тоже очень характерно для евреев. Ну и, наконец, гномы — это искусные мастера, которые любят и умеют создавать красивые вещи. Параллели понятны без слов.

Описывая вымышленный народ, Толкин не обошел стороной и недостатки прототипа (в частности, жадность), а гномий язык, несмотря на то, что он представлен англо-саксонскими рунами, совершенно очевидно, имеет семитские корни.

#8 Гномы не поддались силе Колец власти

Недостатки гномов хорошо всем известны. По своей натуре гномы упрямы, скрытны и долго помнят плохое.

Даже лучшие из них отличаются жадностью — вспомнить хотя бы Торина и его «драконью болезнь». Основной конфликт в «Сильмариллионе» происходит из-за того, что гномы, желая завладеть выкованным ими на заказ ожерельем, Наугламиром, убили эльфийского короля Тингола.

Тем не менее, упрямость гномов иногда идет им на пользу и позволяет сопротивляться внешним воздействиям, в том числе и силе Колец власти. Когда правители людей получили Кольца, они поддались порче и превратились в назгул.

  1. Обладатели Колец из числа гномов же практически не изменились — они лишь стали еще жаднее и активнее стремились к обогащению.
  2. #7 Гномы боятся океана
  3. В «Сильмариллионе» Толкин говорит, что гномы всегда жили далеко от океана, потому что им не нравился шум прибоя, и никогда не плавали на лодках, потому что боялись воды.
  4. Тем не менее, во «Властелине колец» Гимли охотно путешествует с Братством по морю и не проявляет особого беспокойства.

В конце путешествия Гимли вместе с Леголасом восходит на борт эльфийского корабля и отправляется в Бессмертные земли. Само собой, это происходит потому, что Гимли — особый гном, и на него не распространяются стандартные правила.

Читайте также:  Потенциальный контрагент проводит закупки с нарушением закона № 223-фз. какие возможны меры воздействия

#6 Имена гномов встречаются в скандинавской мифологии

Почти все имена гномов для «Хоббита» были взяты Толкином из поэмы Völuspá («Прорицание вёльвы», сборник «Песенная Эдда»).

Поэма является важным и авторитетным источником информации о верованиях древних скандинавов, в ней говорится о сотворении и гибели мира.

В поэме есть раздел про карликов, в котором перечисляются почти все имена спутников Торина, в том числе Кили, Фили, Двалин, Оин, Бифур, Бофур и Бомбур.

В поэме также присутствуют персонажи с именами Дурин и Гандальв, причем последнее означает «волшебный эльф». У других имен тоже есть значения. Например, «Бомбур» означает «толстый и коротконогий».

  • #5 Отец Торина владел одним из семи гномьих Колец власти
  • Три кольца — премудрым эльфам — для добра их гордого.
  • Семь колец — пещерным гномам — для труда их горного.
  • Девять — людям Средиземья — для служенья черного
  • И бесстрашия в сраженьях смертоносно твердого.
  • А одно — всесильное — властелину Мордора,
  • Чтоб разъединить их всех, чтоб лишить их воли
  • И объединить навек в их земной юдоли
  • Под владычеством всесильным властелина Мордора.

(цитируется по переводу Кистяковского — прим. пер.)

Саурон изготовил двадцать магических колец власти, чтобы поработить правителей Средиземья и склонить их на свою сторону. Семь колец были отданы королям гномов. Саурон ожидал, что победа будет легкой, но те семь колец не сработали, и гномов, в отличие от людей, поработить не удалось. Темный властелин попытался забрать кольца обратно, однако не преуспел.

Четыре кольца исчезли в драконьем пламени, два все же вернулись к Саурону, а еще одно осталось у Траина II, отца Торина Дубощита. В конце концов Саурон добрался и до Траина, заточил его в Дол Гулдуре и отнял кольцо силой.

Перед смертью Траину удалось увидеться с Гэндальфом и передать ему нехитрое имущество — ключ и карту от Одинокой горы. Позже Гэндальф встретил в Бри Торина и отдал ему ключ и карту. Так началось знаменитое путешествие к Эребору.

#4 У гномов есть кланы

Подобно реально существующим народам, гномы практикуют деление общества на кланы.

Всего существует семь гномьих кланов. Они соответствуют семерым Праотцам, которые были созданы Аулэ. Самым известным кланом являются Длиннобороды или род Дурина из Гундабада. Есть еще Огнебороды и Широкозады, выбравшие своим местом обитания гору Долмад, а также Железноруки, Жесткобороды, Черновласы и Камненоги из гор Орокарни на дальнем востоке Средиземья.

Согласно истории, разные кланы развивались в разных направлениях, причем некоторые из них выбрали путь зла. Будучи невосприимчивыми к магии Саурона, они все же объединялись с орками и гоблинами. В «Хоббите» эти кланы именуются «злыми гномами».

Почти все известные нам поименно гномы происходят из рода Длиннобородов и являются потомками Дурина. О других кланах — особенно тех, что жили на востоке — известно немного, в частности, то, что они участвовали в войне между гномами и орками.

#3 Гимли основал гномью колонию

Блистающие пещеры — это великолепные гроты в Белых горах, стены которых сплошь усыпаны самоцветами.

Эльфам Блистающие пещеры известны под именем Агларонд, что переводится как «сияющий чертог» или «чертог света». Гимли впервые увидел Блистающие пещеры в битве за Хельмову Падь и назвал их одним из чудес северного мира, а Леголас, взглянувший на стены пещер, потерял дар речи.

После Войны Кольца Гимли захотел вернуться в Блистающие пещеры и предложил своим сородичам из рода Дурина переселиться в Агларонд. Некоторые гномы последовали за ним, обосновались в Агларонде и стали звать Гимли правителем Блистающих Пещер.

К началу Четвертой Эпохи Блистающие пещеры стали одним из крупнейших поселений гномов в Средиземье.

#2 Гномы верят в реинкарнацию

Король Дурин I, также известный как Дурин Бессмертный, старший из семи Праотцов, получил свое прозвище потому, что жил дольше, чем кто бы то ни было из его сородичей. Гномы верили в то, что он перевоплощался шесть раз, сохраняя при этом воспоминания о предыдущих воплощениях.

Толкин никогда не подтверждал и не опровергал эти поверия и всегда представлял их от лица самих гномов. То есть мы стопроцентно знаем только то, что гномы верят в реинкарнацию — разумеется, не для всех и каждого, а только для самых достопочтенных и ценных членов их общества.

  1. Все это выглядит довольно странно, однако не стоит забывать, что гномы, в отличие от людей и эльфов, были созданы вала Аулэ, а не Эру Илуватаром, так что им можно простить некоторые странности.
  2. #1 Войны между гномами и эльфами неизбежны
  3. Противостояние между эльфами и гномами — излюбленный мотив в фэнтези, и мир Толкина — не исключение.

Причины кровавой вражды были описаны в «Сильмариллионе» — гномы убили эльфийского короля Тингола, чтобы завладеть бесценным ожерельем с сильмариллом. Но этими событиями конфликт не ограничивается.

Как вы уже знаете, гномы были созданы Аулэ Кузнецом. Аулэ не терпелось иметь учеников, и он не мог дождаться явления детей Илуватара.

Илуватар не одобрил действий Аулэ, но все же сжалился над гномами и вдохнул в них жизнь, после чего погрузил их в сон, чтобы те дождались пробуждения эльфов. В «Сильмариллионе» ИлУватАр предупредил Аулэ: «И часты будут раздоры меж детьми твоими и моими: детьми моего милосердия и детьми моих дум».

Иными словами, эльфы и гномы были друг другу своего рода конкурентами с самого начала, и конфликты между ними были предопределены.

AFX.RU

И было это в те далекие времена, когда Великое море еще не разделило мир на двое и по небу ночами проплывали три луны, а не две, как сейчас. И владели тогда всем миром могучие великаны, а предки людей, гномов, эльфов и других существ ютились по окраинам мира и не смели показаться на глаза его владыкам.

Ибо вид великанов внушал ужас и никто не хотел испытывать судьбу подходя к ним слишком близко. Только овражные гномы всегда соседствовали с великанами, шныряли у них под ногами подбирая всяческие крошки и объедки, и не боялись их совсем.

Ибо были они глупы и не могли осознать живым столь огромное существо, а не живого овражники не боятся.

{module Баннер2}  

Жили великаны в центре мира, заселяя многочисленные пещеры под острыми пиками Гронкского хребта, который могучей стеной вздымался от морей на Севере до джунглей и пустынь Юга.

С двух сторон хребет окружали бескрайние леса из могучих плодоносных Чваклей в дебрях которых бродили стада толстых слонов, в реках текущих со склонов хребта нежились на мелководье бегемоты, а по опушкам паслись многочисленные Дротли.

И великаны, когда были голодны, протягивали свои руки в леса, хватали их и ели, запивая водой из озера Орвигим, а на десерт выдергивали из земли целые стволы чваклей, с шумным чавканьем обсасывали их ветви с вкусными плодами и изумрудной листвой, и потом, прислонившись спиной к горам Гронка, сытно рыгали и созерцали мир ковыряясь стволом чвакля в зубах.

Великаны редко отходили от своих жилищ ибо были ленивы и, хотя и имели устрашающий вид и неизмеримую силу, но были миролюбивы, ведь им не надо было доказывать кому либо, что они сильнее всех. Поэтому и люди и все другие народы боялись великанов совсем понапрасну. Для еды они были слишком мелки, для врагов — слишком слабы. Так они и жили, зная друг друга только издали.

Великаны, помимо еды, предавались своим великанским забавам, вечерами философствовали об устройстве мира, а иногда ходили поохотится на Хухутлей, которые тогда водились только у берегов Северного моря.

Легенды говорят, что именно великаны первыми придумали многие игры, например крестики-нолики, и придумали счет. Только играли они не маленькими фишками, как мы, а огромными каменными глыбами, в половину роста человека величиной.

Еще они очень любили свои великанские спортивные забавы.

В Насыпании — они соревновались, кто успеет соорудить гору большей высоты за некоторое время; в Бросании — соревновались кто дальше забросит огромную каменную глыбу; в Плюханье — поочередно разбегались и прыгали в морской залив, а победителем считался тот, волна от прыжка которого захлестывала более дальние земли.

В те времена самым сильным и могучим великаном был Баамбух. Во всех великаньих делах и забавах он был первым — и в насыпании, и в бросании, и даже в плюханье, а самую великую славу он сыскал, когда поймал и вытащил за хвост на берег хухутля в три великаньих роста!

Баамбух был не простой великан. Ум его не прельщали разговоры о еде и рассуждения о смысле жизни хухутлей, а в логических играх для него не было достойных соперников. Его ищущий ум все время искал чего-то нового, и говорят он выдумал множество новых великаньих забав и игр, перед тем как его потянуло побродить вокруг хребта.

И вот, как то раз, он решил прогуляться и посмотреть на земли на юго-запад от Гронкских гор, так как сидеть в душной пещере ему не хотелось, а ловить хухутлей было лень. Он шел и шел, ночевал в лесу на поваленных деревьях и снова шел и зашел так далеко, как не заходил ни один великан.

И увидел он город людей, а посреди города возвышалась высокая башня достававшая Баамбуху аж до пояса. И изумился Баамбух, что такие маленькие существа как люди, сумели построить нечто большее их во много раз.

И огорчился он, потому что никогда еще великаны не насыпали ничего более своего роста.

Баамбух целый день просидел возле города людей рассматривая, как они устроили свои дома и башни, а люди в великом ужасе бежали из города или попрятались в глубоких подвалах.

Он даже разломил несколько домов, чтобы понять как они сделаны изнутри, а когда понял — хлопнул себя по бедру, довольно расхохотался и, зачерпнув на поле нескольких коров пожевать, пошел обратно.

В его голове созрел великий план.

Вернувшись в пещеры Гронка он собрал всех великанов, даже тех, что отдыхали после сытной еды, и сказал следующее:

“Собратья! Мы самые сильные (Толпа: О-о-о!), самые высокие (А-а-а!), самые прожорливые (У-ОО-АА! УГУ!)!!! Мы можем поднять самый большой камень, мы можем насыпать кучу камней своего роста, мы можем съесть за раз трех дротлей (Возмущенный крик: Четырех!)!!! Ладно, четырех. Кто-нибудь может сделать большее? (Не-е-е-т!) Нет, говорите? А вот и неправда! Может!”

Великаны все как один поражено замолчали, разинув рты и округлив свои большие глазищи. Потом стали все громче и громче шуметь и кричать, и в криках их было недоверие, возмущение и даже угроза. Но Баамбух перекричал их всех и заставил снова умолкнуть, чтобы он мог продолжить свою речь.

Читайте также:  Неоднородные товары и борьба за торговое обозначение

“Собратья! Кто-нибудь из вас насыпал ли хоть раз гору выше собственного роста? А? Что молчите, о могучие? Что пялите глаза, о далекосмотрящие? Что пооткрывали рты, о ненасытные? Вам нечего сказать, да?”

Кто то из великанов справивщись с собой судорожно сглотнул и спросил:

“Неужели ты, о самый могучий из самых прожорливых, втихомолку совершил столь великий подвиг? Не позвав нас посмотреть на это зрелище и не дав нам сделать выгодные ставки, столь приятные для души и желудка? (Великаны любили делать ставки на соревнующихся, а в качестве денег использовали слонов, бегемотов и дротлей, которых потом сообща съедали.) Как ты мог лишить нас такой радости и счастья?!! Почему?!! За что?!!”

Остальные великаны заволновались и опять зашумели, но Баамбух взмахом руки остановил их и сказал:

“Нет родичи! Не совершал я такой подвиг! Да, и не посмел бы я совершить его не поставив вас в известность. Увы мне, хилому, не могу я насыпать ничего выше себя…. Но в странствии своем повстречал я существ, которые это могут!!!”

Великаны молчали. Тишина вдруг стала такой, что стало слышно хождение стада слонов в лесу и шорох от возни овражных гномов под ногами. И Баамбух продолжил:

“Далеко отсюда обнаружил я город людей, существ некоторым из вас известных. И посреди их города возвышалась башня, которая доставала мне до пояса.

До пояса! Подумайте, о высочайшие! Эту башню построили люди и была она много выше самого высокого из них.

Она была выше даже десяти из них сразу, а может и двадцати! Я не смог померить, так как эти люди все быстро разбежались и у меня не было возможности изловить одного из них. Но верьте мне — башня во много раз больше ихнего роста!”

Один из великанов удивленно спросил:

“Ну и что? Наши горы ведь все равно выше? Ты же сам сказал, о глазастейший, что она достала тебе только до пояса?”

“Верно. ЭТА башня достала мне только до пояса. А до куда достанет следующая?!! Подумали ли вы об этом, о подпирающие звезды? Что будет если люди сумеют построить башню выше наших гор? Это будет позор для всех нас! Какие-то маленькие и хиленькие, на которых наступишь и даже не заметишь, могут превзойти нас великих и могучих! Можем ли мы такое допустить?!!”

Великаны в один голос взревели “НЕТ!”, затопали ножищами, замахали ручищами, повалили несколько старых, совсем невкусных чваклей, и сильно перепугали всех окрестных овражных гномов.

Потом кто-то из них выкрикнул, что надо пойти повалить и растоптать башню людей, а кто-то стал кричать, что и всех людей надо растоптать, и что сделать это надо немедленно, пока они не построили новой башни.

Но Баамбух придумал другое:

“Стойте! Стойте! Не надо идти и валить башню людей! И не надо топтать их тоже. Башню они построят новую еще выше, а перетоптать — всех не перетопчешь. Маленькие они и юркие, разве таких всех поймаешь!

Нет! Надо нам, о сильнейшие, построить нечто столь же превышающее наш рост, как людская башня превышает их рост. И пусть тогда они сколько угодно пытаются превзойти нас, а мы будем только смеяться! Правильно я говорю?”

Великаны радостно захохотали, оглушительно захлопали друг друга по спинам и свалили еще несколько чваклей. В горах произошло несколько обвалов, овражники решили, что конец света настал, а слоны поспешно убежали.

“Вам нравится эта идея! Отлично! У вас есть сила и решительность, а у меня есть знание, как эту идею воплотить! Тут южнее я видел отколовшийся кусок горы. Он очень велик, но несколько могучейших смогли бы его поднять, подровнять края и отнести на то место, где мы воздвигнем Великую Башню. Кто хочет помочь — за мной!”

Все великаны дружно завопили: “Я!!!” и с громким топотом побежали за Баамбухом. Вскоре они дошли до огромной каменной плиты, отколовшейся от склона горы, и совместными усилиями приподняли ее, развернули и обколов края, до темноты шлифовали их об склон горы.

Утром великаны дружно ухватили, ставшую квадратной и ровной плиту, и весело поволокли ее к западу от гор Гронка. Сначала они хотели отнести ее совсем недалеко, но на поваленных деревьях плита не ложилась ровно и пришлось тащить ее дальше.

В болотах плита начинала вязнуть и тонуть и великаны сильно вымазались и устали, пока выковыряли ее обратно. На холмах плита грозила треснуть от собственной тяжести, а один раз даже отдавила ногу какому-то мелкому великанчику.

И только к рассвету третьего дня великаны нашли ровную площадку на начинавшихся за холмами степях.

Когда великаны окончательно уложили плиту солнце поднялось уже высоко и все присели отдохнуть и отдышаться. За эти дни они устали и проголодались, по этому многие сразу же направились на охоту, кто в степь, а кто в сторону виднеющегося леса, чтобы подкрепиться свежими слонами и дротлями и восстановить утраченные силы.

Вернувшиеся из лесу принесли целые охапки сочных чваклей и все великаны усевшись на плиту принялись громко чавкать и обсасывать ветви с плодами. Так прошло еще некоторое время, а затем Баамбух, довольно рыгнув, встал и сказал следующее:

“Ну вот. Мы сделали большое дело — подготовили фундамент. Теперь нам надо обтесать и принести сюда много-много квадратных камней и сложить из них саму башню. И тогда наш труд будет завершен!”

Но великаны возмутились:

“Что?!! Еще что-то таскать? Да ты никак объелся трухлявых чваклей, Баамбух! Мы три дня тащили этот дурацкий камень. Все в грязи вымазались, почти ничего не ели, поди поймай бегемота в такой грязище! А ты еще что-то таскать собрался? Не-ет! Это уже без нас!!!”

Баамбух громко закричал и затопал ногами:

“О чем вы говорите, сильнейшие! Ведь вы же сами согласились построить нечто такое, чего мир не видел. Такое, что прославит нас на весь мир, докажет всем что мы сильнейшие и величайшие! Так почему же сейчас вы отказываетесь?”

“А какого дротля нам еще кому-то доказывать, что мы сильнейшие и величайшие?! Пусть придет к нашим пещерам и там мы ему покажем, кто в этом мире величайший! А всякие камни таскать по болотам да по холмам… Не великанье это дело!”

“Но ведь если люди построят новую башню, то-то будет позор всем нам!”

“А-а-а! Пусть они еще ее построят! А тут через несколько дней начнется сезон охоты на хухутлей, они станут подплывать совсем близко к берегу и их можно будет ловить за хвост.”

“Точно! И пожрать хорошо!”

“И поспорить — кто вытянет самого большого хухутля!”

“И поплюхать вдоволь!”

“Айда домой, громкоплюхающие! Хухутли ждать не будут! Ура!”

И великаны стали поворачиваться и уходить обратно к виднеющимся в дали вершинам Гронка. Но Баамбух бросился за ними и вне себя от ярости прокричал:

“Вы! Вы! Вы ленивые, слабые и тощие придурки не способные прожевать новорожденного дротля!!! Вы жалкие малоростки, вы, имеющие мозги из трухи, вы…”

Но договорить он не успел. Кто-то из великанов обернулся и с криком “Кто малорослый придурок?!!!” ударил его кулаком по голове. Остальные тоже развернулись и накинулись на Баамбуха. И хотя Баамбух был очень силен, но остальных великанов было много и они легко сбили его с ног, да так, что падая он ударился головой о плиту и свет для него померк.

А великаны развернулись, и оживленно беседуя о любимых пещерах и предстоящей охоте на хухутлей, ушли на восток.

Не известно, сколько пролежал Баамбух у своей плиты, пока его душа бродила в пространствах, но когда он пришел в себя была темная ночь. Он с трудом сел и тяжкий стон сорвался с его разбитых губ. Преодолевая страшную боль в затылке он с трудом огляделся.

Эта была очень темная ночь, одна из тех редких ночей, когда на небе оставалась лишь одна из трех лун, и в этот раз осталась самая тусклая из всех, красновато-бурая Кириатах.

В ее слабом свете и плита, и степь, и далекие вершины Гронка казались облитыми запекшейся кровью, и глядя на них Баамбух вдруг вспомнил все.

И ярость вновь захлестнула его буйным потоком, и поднявшись на дрожащих ногах он вдруг воздел руки к небу и во всю мочь своего голоса прокричал:

“Будьте прокляты вы, которые опозорили свой род своей ленью и глупостью! Будьте прокляты вы, что так и не захотели довести до конца величайшее дело в мире! Будьте прокляты вы, кто в гордыне своей зовет себя величайшими, сильнейшими и мудрейшими, а на деле не способен даже повторить творение жалких людишек! Да поразит вас гнев небес и пускай до последних дней этого мира будете вы нести тяжкую кару за свое предательство, за свои столь быстро забытые слова! Да будет так!!!”

И как только он произнес эти слова произошло небывалое. Вечно тусклая Кириатах вдруг вспыхнула и ослепила весь мир невиданным светом, а затем вдруг стремительно ринулась вниз с небес и в ореоле огненных капель врезалась в земную твердь. И мир содрогнулся.

Горячий ветер сбил Баамбуха с ног, земля в конвульсиях изогнулась, на месте болот с тяжким скрежетом выдавились из недр горы, а в расколовшийся мир хлынули холодные северные воды.

Они соприкоснулись с пылающей Кириатах, еще один невиданный взрыв сотряс континенты и в этой тряске, клубах пара и буйстве волн весь Гронкский хребет скрылся в пучине нового моря. И все жившие в его пещерах великаны сгинули вместе с ним. И наступила тишина.

И только бледные лучи утреннего солнца робко осветили новый лик мира и люди, испуганно выползавшие из под руин своих жилищ, впервые увидели еще дымящиеся волны нового моря.

С тех пор прошли тысячи лет. О великанах все позабыли и они остались только в детских сказках и легендах, но раз в много-много лет, когда по небу должна проплывать только одна луна — Кириатах, они напрягаются и сообща поднимают весь хребет Гронк на поверхность.

Но им не хватает совсем чуть-чуть чтобы вытолкнуть его до конца, ведь нет среди них самого сильного из великанов. И потому, продержав его несколько лет на плечах они устают и опускают его обратно на дно морское. И так будет всегда, до скончания дней.

До срока отмеренного богами жизни нашего мира. Так будет…

{module Баннер2}

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *