Суд вправе снизить размер двукратной компенсации за нарушение исключительных прав



В статье рассматриваются актуальные вопросы правоприменительной практики и законотворческих инициатив при осуществлении такого способы защиты интеллектуальных прав как взыскание компенсации.

Ключевые слова: интеллектуальные права, взыскание компенсации

В Российской Федерации, в условиях развития рыночных отношений, права на интеллектуальную собственность или же по-иному интеллектуальные права постепенно становятся одними из самых конкурентоспособных товаров на внешнем и внутреннем рынке. В связи с этим возрастает актуальность формирования эффективного правового регулирования отношений в области интеллектуальных прав, механизма правовой охраны интеллектуальной собственности.

Всем тем, кто непосредственно связан с использованием результатов творческой деятельности, необходимо иметь четкое представление о том, что такое интеллектуальная собственность, в чем заключается ее сущность, как она охраняется, а также к каким серьезным материальным потерям может привести нарушение прав на нее.

Гражданским законодательством Российской Федерации предусмотрен ряд способов защиты интеллектуальных прав. Среди них выделяют юрисдикционные и неюрисдикционные, общие и специальные.

Говоря о неюрисдикционной форме, то есть без обращения за помощью в компетентные государственные органы, под которой понимается самозащита, многие эксперты отмечают, что назвать ее эффективной можно лишь отчасти, так как это в основном зависит от добросовестности как правообладателя, так и нарушителя интеллектуальных прав.

Остановимся более подробно на юрисдикционной форме защиты, которая предполагает обращение в суд.

Как было написано выше, существуют общие и специальные способы защиты. Общие способы защиты регламентируются статьей 12 ГК РФ, положения же специальных раскрываются в статьях 1251, 1252, 1253 и 1301.

Законодательство предоставляет правообладателям достаточно широкий арсенал способов защиты интеллектуальных прав.

При нарушении прав на интеллектуальную собственность, среди которых авторские и смежные права, права на товарный знак и наименование места происхождения товара, исключительные права на изобретение, полезную модель, промышленный образец, вместо возмещения убытков правообладатели большинства объектов интеллектуальной собственности могут потребовать выплаты компенсации, рассчитываемой различными способами (ст. 1301, 1311, 1515 ГК РФ).

Расчет такой компенсации производится по двум возможным вариантам: оценочная компенсация и двукратная компенсация

Оценочная компенсация — это самый простой способ, и потому наиболее часто используемый. Статья 1301 ГК РФ во втором абзаце указывает на минимальный и максимальный размеры компенсации, заступать за которые правообладателям не позволено.

Но в указанных рамках он вправе заявить любую сумму, хотя и решение по определению размера компенсации все-таки остается за судом.

Орган юстиции рассматривает подробно все обстоятельства дела и принимает во внимание все факторы, которые сопутствовали нарушению.

Стоит принять во внимание тот факт, что какие-то факторы могут смягчать вину нарушителя и, следовательно, уменьшать размер компенсации, а какие-то наоборот, отягчать вину, вследствие чего увеличиться и сумма.

В качестве примера можно привести такие факторы или критерии как: срок осуществления нарушения, количество нарушений, субъектный состав.

В этом случае правообладателю необходимо обосновать ту или иную сумму, которую он затребовал в качестве компенсации. Доказывание правомерности взыскания такой суммы лежит на его плечах.

Что касается двукратной компенсации, то здесь сумма компенсации исчисляется из двойной стоимости тех экземпляров произведения, которые были найдены у нарушителя или из двойной стоимости права использования произведения — в случае, если нарушитель использовал его незаконно и бесплатно. (абз. 3 ст. 1301 ГК РФ).

  • Размер двукратной компенсации, исчисленный таким методом, может быть значительно выше предельной цифры, установленной для оценочного метода.
  • Примером случая нарушения интеллектуального права, за который может быть взыскана двукратная компенсация, может выступить такая ситуация: к примеру, нарушитель был пойман с партией контрафактного товара, которая была промаркирована чужим товарным знаком либо сходным с чужим знаком до степени смешения.
  • При использовании метода двукратной компенсации, то стоимость всей партии товара будет умножена на два.
  • А в разрезе использовании каких-либо произведений, то на два умножается стоимость лицензионного договора, который должен быть заключен, чтобы использования произведения было законным.
  • В качестве минуса такого способа можно отметить, что его сложно будет применить, если нельзя определить четко количество контрафактной продукции либо тираж печатных изданий.

Исходя из этого можно говорить, что механизм реализации ответственности, который бы работал эффективно, до сих пор не выработан. Нет единого мнения о критериях определения размера компенсации, об условиях, подлежащих учету при расчете конкретной суммы.

Конституционный суд России вынес постановление от 13 декабря 2016 г. № 28-П по делу о проверке конституционности подп. 1 ст. 1301, подп. 1 ст. 1311 и подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, регламентирующих взыскание компенсации за нарушения авторских и смежных прав, а также прав на товарные знаки.

Суть вывода данного акта можно описать следующим образом: размер компенсации, взыскиваемой в твердой сумме (от 10 000 до 5 млн руб.), может быть снижен ниже минимального предела. [1]

Это, прежде всего, касается тех случаев, когда одним действием ответчик нарушил исключительные права на несколько объектов — предприниматель продает товар, на котором размещены несколько самостоятельных произведений.

В указанном постановлении Конституционный суд обозначил ряд моментов, на которые необходимо обратить внимание судам при решении вопроса о снижении компенсации. Среди них: (не)однократность, грубый характер нарушения, имущественное положение ответчика-предпринимателя, наличие у него несовершеннолетних детей и размер реально причиненных правообладателю убытков.

Но в итоге Постановление подняло еще большее количество вопросов в судебной практике. Правоприменители были озадачены: можно ли применять данные правовые позиции к юридическим лицам. А также можно ли снижать компенсацию, рассчитываемую не в твердой сумме, а двукратном размере.

В некоторых судах субъектов начали исходить из того, что существует презумпция снижения компенсации, и в связи с этим истцу требовалось самому доказать, почему ее размер не должен быть снижен.

Отчасти ответы на данные вопросы были даны в Определении Верховного суда РФ от 25 апреля 2017 г. № 305-ЭС16–13233 по делу № А40–131931/2014. [2]

  1. Правовые позиции, выраженные в Определении, прояснили следующее:
  2. – снижение размера компенсации должен доказать ответчик;
  3. – установленные КС РФ правила применяются и к индивидуальным предпринимателям, и к юридическим лицам;
  4. – снижение размера компенсации ниже низшего предела возможно вне зависимости от способа ее расчета.

Правительство РФ предложило уточнить порядок определения размера компенсации за нарушение прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации. Так Министерство культуры Российской Федерации разработало законопроект «О внесении изменений в ст. 1252 ГК РФ», который, однако, отличался существенными недоработками.

А 13 июня 2017 г. Правительство РФ внесло в Госдуму новый одноименный проект федерального закона № 198171–7 (далее — законопроект, проект). [3]

Законопроект ориентирован в первую очередь на урегулирование ситуации, связанной со сложением компенсации при множественном характере нарушения.

В законопроекте предложено судам самостоятельно определять размер компенсации за каждое нарушение использования результата интеллектуальной собственности, если одним действием нарушены права на несколько объектов интеллектуальной собственности. На наш взгляд, это понятно и очевидно, так как на каждый объект интеллектуальной собственности возникает отдельное исключительное право, логично определить — сколько объектов использовалось, столько и было совершено нарушений.

В случае если же права на соответствующие объекты принадлежат одному правообладателю, то согласно внесенным предложениям, общий размер компенсации за нарушение прав на такие объекты может быть снижен судом ниже пределов, установленных ГК РФ.

При этом компенсация не может быть меньше суммы минимального размера за одно допущенное нарушение. То есть имеют место быть случаи, когда субъект использовал несколько музыкальных произведений, фотографий и при этом должен выплатить правообладателю всего лишь 10 000 руб. компенсации.

С учетом тенденции, что суды субъектов РФ могут и снизить размер компенсации, это вполне реально.

Однако важно обратить внимание на ряд обстоятельств.

Суды не могут злоупотреблять такой возможностью, ведь объекты авторского либо патентного права — это самостоятельные культурные, научные, технические решения.

Их изготовление занимает в первую очередь интеллектуальные затраты, большое количество времени и зачастую значительные материальные вложения.

Мало того, регистрация патента, депонирование объекта авторского права также несут за собой денежные выплаты в виде государственных пошлин или организационных взносов.

Добросовестные лицензиаты вынуждены платить правообладателю за использование каждого из таких объектов. В таком случае принципиально важно, чтобы суды не злоупотребляли возможностью снижать размер компенсации до минимума.

В противном случае нарушителю будет выгоднее заплатить минимальный размер компенсации, чем заключать лицензионный договор с правообладателем.

Тогда нарушение интеллектуальных прав станет нормой, а защита правообладателя и его прав будет просто фикцией.

Первые положения законопроекта можно трактовать таким образом, что размер компенсации можно снизить до минимального только в том случае, когда правообладателем всех спорных объектов является один и тот же субъект.

Читайте также:  Что делать, если забыл пин-код от карты сбербанка: как быстро восстановить доступ онлайн и как быть, если нет такой возможности

Вместе с тем сказано, что предлагаемое изменение в ст. 1252 ГК РФ распространяется также на случаи, когда одним действием нарушены права на несколько объектов интеллектуальных прав, принадлежащих нескольким правообладателям, и применяется к требованиям каждого правообладателя, обратившегося за защитой прав отдельно.

  • Ситуация может развиваться так, что правообладатель, чьи права были нарушены одним действием субъекта, и обратившийся в суд раньше остальных может получить больший размер компенсации, чем другие, так как суд может снизить компенсации по искам остальных правообладателей.
  • Также законопроект предусмотрел, что суды при определении размера компенсации должны учитывать неоднократность неправомерного использования объектов интеллектуальных прав, сведения о которой содержатся в судебных актах, актах государственных органов и органов местного самоуправления.
  • Согласно такому положению возникает несколько спорных моментов.

Может ли это значить, что при первом нарушении, которое зафиксировано в документах, размер компенсации будет снижаться правоприменителями.

Практика показывает, что некоторые суды субъектов РФ дадут положительный ответ.

Из этого следует, что правообладатели смогут рассчитывать на адекватные размеры компенсации только при неоднократности нарушений, число которых можно установить только через наличие акта публичного органа.

Является ли неоднократность единственным критерием, подлежащим учету. Если ответить положительно, возникает закономерный вопрос: почему законодатель проигнорировал иные критерии, в том числе выделенные КС РФ? Существует большая вероятность, что это не будет способствовать единообразию судебной практики.

На наш взгляд принятие во внимание лишь критерия неоднократности не представляется оправданным. Для правообладателя не имеет значения, нарушал ли ответчик исключительные права ранее. Для него важно защитить свои права и получить удовлетворительную выплату.

Так размер компенсации определяет суд в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом специфики.

Компенсация может быть присуждена за каждый способ неправомерного использования объекта интеллектуальной собственности.

Однако, учитывая последние предложения по внесению изменений в соответствующую статью, это положение может измениться, если правообладателем является одно и то же лицо.

При определении размера компенсации суд должен обращать внимание на ряд обстоятельств и принимать решение, исходя из принципов разумности и справедливости.

В заключение можно привести мысли Д. Н. Кархалева, который считает, что взыскание компенсации один из самых эффективных способов защиты интеллектуальных прав. Так как это не сложно с точки зрения процессуального характера, при этом необходимо лишь доказать факт нарушения исключительного права. [4]

Литература:

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 13.12.2016 № 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края» // Российская газета. 2016. 23 декабря.

Компенсация за нарушение исключительного авторского права

Истец просил взыскать с ответчика 90000 руб., то есть по 10 000 руб. за нарушение исключительных прав на каждое произведение изобразительного искусства. Суд снизил компенсацию до 2000 руб.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД АЛТАЙСКОГО КРАЯ656015, Алтайский край, г. Барнаул, проспект Ленина, 76, тел.: 29-88-01http://www.altai-krai.arbitr.ru е-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕг. Барнаул Дело № А03-20325/201922 мая 2020 годаРезолютивная часть решения изготовлена 20 мая 2020 года.Решение суда изготовлено в полном объеме 22 мая 2020 года.

Арбитражный суд Алтайского края в составе судьи Захаровой Я.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем Молчановой О.А., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Студия анимационного кино «Мельница», г. Санкт-Петербург (ИНН 7825124659, ОГРН 1037843046141) к индивидуальному предпринимателю Раченковой Ларисе Ивановне, г.

Змеиногорск Алтайского края (ИНН 220600026400, ОГРНИП 304220617400050), о взыскании 90 000 руб. компенсации за нарушение исключительного авторского права и права на товарный знак, 120 руб. судебных издержек в размере стоимости вещественного доказательства — товара, приобретенного у ответчика, 96 руб.

стоимости почтовых отправлений, при отсутствии в судебном заседании представителей сторон,

У С Т А Н О В И Л:

Общество с ограниченной ответственностью «Студия анимационного кино «Мельница», г. Санкт-Петербург в Арбитражный суд Алтайского края с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Раченковой Ларисе Ивановне, г. Змеиногорск Алтайского края, о взыскании 45 000 руб.

компенсации за нарушение исключительного авторского права и права на товарный знак, 120 руб. судебных издержек в размере стоимости вещественного доказательства — товара, приобретенного у ответчика, 96 руб. стоимости почтовых отправлений.

Исковые требования обоснованы статьями 1259, 1301, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивированы нарушением исключительных прав на произведения изобразительного искусства – рисунки «Мама», «Малыш», «Роза», «Лиза», «Папа», «Дружок», «Гена», «Тимоха», «Дед». Нарушение выразилось в продаже контрафактного товара ответчиком.

В ходе рассмотрения дела истец уточнил исковое заявление, просил взыскать с ответчика 90000 руб. компенсации за нарушение исключительных авторских прав на произведения изобразительного искусства, 120 руб. расходов на приобретение контрафактного товара, 96 руб. почтовых расходов, 2 000 руб. расходов по уплате госпошлины.

Стороны в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, что подтверждается почтовым уведомлением и отчетом об отслеживании почтового отправления, распечатанного с официального сайта «Почта России». На основании пункта 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд перешел к рассмотрению дела по существу в отсутствие сторон.

В материалах дела имеется отзыв ответчика на исковое заявление, в котором индивидуальный предприниматель Раченкова Лариса Ивановна возражала против удовлетворения исковых требований в заявленном размере, указала на то, что из представленной фототаблицы не усматривается, что именно спорный товар был продан 28.06.

2018 года, товарный чек не содержит информации, позволяющей установить, что спорный товар был реализован именно ответчиком. Кроме того, в отзыве указано, что ответчик никогда не занимался реализацией контрафактного товара, он реализует только лицензионную продукцию.

Заявил ходатайство об уменьшении размера взыскиваемой компенсации, поскольку нарушение не носило грубый характер, и контрафактный товар продан впервые. Указал, что истец не понес значительных убытков вследствие неправомерных действий ответчика, сумма компенсации многократно превышает размер причиненных убытков.

Кроме того, ответчик представил в материалы дела документы, подтверждающие тяжелое материальное положение.

Исследовав письменные материалы по делу, суд установил следующие обстоятельства, имеющие значение для дела: Как следует из материалов дела, истец является обладателем исключительных прав на произведения изобразительного искусства – рисунки персонажей «Дружок», «Гена», «Малыш», «Лиза», «Роза», «Мама», «Папа», «Дед», «Тимоха».

Ходатайство о снижении размера компенсации за нарушение исключительных прав — 2020

Конституционный суд РФ опубликовал решение по проверке конституционности положений Гражданского кодекса, которые касаются ответственности за нарушение прав на использование товарного знака, на исключительное право воспроизведения и на объекты смежных прав.

С запросом о проверке на соответствие Основному закону страны ст. 1301, 1311 и п. 4 ст. 1515 ГК, позволяющих правообладателю вместо возмещения убытков требовать от нарушителя компенсации в размере от 10 000 руб. до 5 млн руб., независимо от суммы ущерба, в КС обратился Арбитражный суд Алтайского края.

Поводом послужили два дела, которые находятся в производстве суда. По одному из них (№ А03-22533/2014) правообладатель фонограмм и музыкальных произведений Стаса Михайлова компания «Квадро-Паблишинг» требует 859 000 руб. с индивидуального предпринимателя Юлии Любивой – она в 2013 году продала контрафактный диск певца за 75 руб.

АС Алтайского края посчитал, что 90 песен на диске можно учесть как партию однотипного товара, и обязал Любивую выплатить 15 000 руб. Апелляция суд первой инстанции поддержала.

Однако Суд по интеллектуальным правам, опираясь на позицию ВАС, это решение отменил, посчитав, что каждый из 90 треков является отдельным объектом авторских и смежных прав.

УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

Еще в одном споре (дело № А03-21306/2015) ООО «Аэроплан» за нарушение исключительного права на товарные знаки, воспроизводящие персонажей мультсериала «Фиксики», хочет взыскать с десятка предпринимателей компенсацию до 60 000 руб.

с каждого. Пределы суммы исковых требований находятся в тех же границах, что и в первом деле, ее размер не зависит от понесенного материального ущерба (см.

«КС решит вопрос о справедливом размере компенсации за нарушение авторских прав»).

КС в своем решении отметил, что, вводя штрафную ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности, законодатель руководствовался не только объективными трудностями в оценке причиненных правообладателю убытков, но и необходимостью предотвращения соответствующих правонарушений.

Однако, по мнению судей Конституционного суда, принцип соразмерности также предполагает дифференциацию ответственности, в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, учет степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, имеющих значение для индивидуализации наказания.

В связи с этим судам, как полагает КС, должна быть дана возможность уменьшить санкции при наличии ряда обстоятельств.

Читайте также:  К сведению. Предоставление работникам отпусков

В частности, если правонарушение совершено впервые, нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности не является для лица существенной частью его деятельности и не носило грубый характер, а размер компенсации многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков.

Другой подход к взысканию компенсации, по мнению КС, подрывает доверие граждан к закону и суду и приводит к нарушению гарантируемого Конституцией достоинства личности и запрета на унижающее человеческое достоинство наказание. В этой части оспоренные нормы противоречат Конституции, решил Конституционный суд.

Теперь законодатель обязан внести соответствующие изменения в ГК, чтобы суды могли учитывать для принятия решения все имеющиеся обстоятельства.

http://pravo.ru/news/view/136443/

Суд по заявлению стороны вправе снизить компенсацию за нарушение исключительных прав ниже минимума

Подробнее

Общество обратилось в суд с требованием взыскать с предпринимателя компенсацию за незаконное использование товарного знака. Компенсацию истец рассчитал в соответствии с пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ исходя из стоимости права использования товарного знака, которая была впоследствии снижена им до однократного размера.

Суды удовлетворили требования частично — снизили размер компенсации в 12 раз. Истец посчитал, что размер компенсации, которая заявлена на основании пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, изменить невозможно и обратился за защитой в Верховный суд РФ.

Статья 1301. Ответственность за нарушение исключительного права на произведение

  • В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:
  • 1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • 2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;
  • 3) в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

Комментарий к Ст. 1301 ГК РФ

  1. Взыскание компенсации за нарушение исключительных прав является одним из способов защиты, предусмотренных ГК РФ, наряду с такими способами, как:
  2. — признание права;
  3. — пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  4. — возмещение убытков;
  5. — изъятие материального носителя;
  6. — публикация решения суда;
  7. — выплата компенсации;
  8. — ликвидация юридического лица или прекращение деятельности индивидуального предпринимателя;
  9. — другие меры, предусмотренные законодательными актами.

Согласно п. 3 ст. 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности либо за допущенное правонарушение в целом.

Основанием для взыскания компенсации является нарушение исключительного права на произведение. Ранее Закон об авторском праве и смежных правах оперировал понятием «контрафактные экземпляры произведений», т.е.

такие экземпляры, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских прав.

Например, правомерно воспроизведенные и распространяемые на территории другой страны экземпляры произведений, не предназначенные для распространения на территории Российской Федерации, являются контрафактными при распространении на территории Российской Федерации.

Спорной является возможность взыскания компенсации, как и в целом применение санкций за нарушение исключительного права, при наличии между нарушителем и правообладателем договорных отношений. Как отмечалось в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г.

N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» , «нарушение существенных условий авторского договора является нарушением авторского права, так как указанные действия осуществляются за пределами правомочий, предоставленных автором.

Экземпляры произведений и фонограмм, изготовленные и (или) распространенные с нарушением существенных условий договора о передаче исключительных прав, являются контрафактными. В частности, если воспроизведение превышает тираж, предусмотренный в договоре, то превышение тиража следует рассматривать как нарушение авторского права и смежных прав.

Контрафактными являются и экземпляры произведений и объектов смежных прав, в которых наряду с правомерно используемыми объектами авторского права и смежных прав используются неправомерно воспроизведенные (например, глава в книге, рассказ или статья в сборнике либо фонограмма на любом материальном носителе).

Лицо, осуществившее подобное воспроизведение, может за свой счет удалить контрафактные элементы из экземпляров произведения и (или) объектов смежных прав».

———————————
Российская газета. N 137. 28.06.2006.

Субъектом права на взыскание компенсации может быть лишь автор или иной обладатель исключительного права. В п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г.

N 15 указывается, что право на компенсацию предоставлено обладателю исключительных прав. Лицу, не обладающему исключительными правами, должно быть отказано в требовании о компенсации.

Это касается и автора, передавшего исключительное право по договору об отчуждении исключительного права.

Спорным является вопрос о применении в качестве меры защиты компенсации лицензиатом по договору исключительной лицензии. Согласно ст.

1254 ГК РФ если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными ст. 1250, 1252 и 1253 настоящего Кодекса, в их числе и взыскание компенсации.

В п. 43 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. разъясняются отдельные спорные вопросы, возникающие в связи с взысканием компенсации. Требование о взыскании компенсации носит имущественный характер.

Несмотря на то что размер подлежащей взысканию компенсации определяется по усмотрению суда, в исковом заявлении должна быть указана цена иска в твердой сумме.

Исходя из размера заявленного требования определяется подлежащая уплате государственная пошлина.

Если истцом не указана цена иска (размер требуемой компенсации), суд выносит определение об оставлении соответствующего искового заявления без движения (ст. 136 ГПК; ст. 128 АПК).

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения. При этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования.

При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, т.е. 10 тыс. рублей. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован.

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Так, арбитражный суд уменьшил размер компенсации за неправомерное использование объекта авторских прав до 20 тыс.

рублей, учитывая характер правонарушения, фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о продаже лишь одного компакт-диска на незначительную сумму 70 рублей, а также тяжелое материальное положение ответчика в условиях финансово-экономического кризиса .

В другом деле при снижении размера компенсации суд учел требования разумности и справедливости исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за правомерное использование аналогичного объекта авторских прав .

———————————
Определение ВАС РФ от 22 апреля 2009 г. N ВАС-4091/09 по делу N А65-10975/2008-Г3-33.

Определение ВАС РФ от 22 апреля 2009 г. N ВАС-3192/09 по делу N А41-9079/08.

О разных подходах судов к порядку определения размера компенсации свидетельствует Постановление ФАС Московского округа от 17 марта 2009 г. N КГ-А40/22-09, КГ-А40/22-09-2 по делу N А40-38263/08-110-315.

Так, при определении размера компенсации «Девятый арбитражный апелляционный суд, изменяя решение суда первой инстанции, счел подлежащей взысканию двукратную стоимость права использования произведения, определяемую исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения. При этом суд сослался на то, что п. 11 договора от 2 мая 2005 г. между истцом (издатель) и правообладателем произведений Э.М. Ремарка (владелец) предусмотрено, что с экземпляров, проданных по цене выше себестоимости, издатель обязан выплатить владельцу 10% от чистой выручки.

Стоимость экземпляра собрания сочинения с произведениями Э.М. Ремарка «На западном фронте без перемен», «Возвращение», «Три товарища», «Триумфальная арка», «Искра жизни», «Возлюби ближнего своего», «Время жить и умирать», «Черный обелиск», «Ночь в Лиссабоне», «Тени в раю», реализуемого ответчиком, составляет 1592 руб.

Читайте также:  Несколько директоров общества в единоличном исполнительном органе

Апелляционный суд пришел к выводу, что двукратный размер стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения, составит в данном случае 318 руб. 40 коп. (20% от 1592 руб.); тираж произведений Э.М. Ремарка составил 2000 экземпляров.

Доводы истца о том, что размер компенсации должен составить 6 368 000 руб., суд счел не основанными на норме ст. 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации и условиях договора от 2 мая 2005 г.; размер компенсации установлен судом в сумме 636 800 руб. (318,4 руб. x 2000 экземпляров).

Пунктом 11 соглашения от 2 мая 2005 г., заключенного между фондом «Наследие покойной Полет Ремарк» (правообладатель произведений Э.М.

Ремарка) и истцом (издатель), на который сослался Девятый арбитражный апелляционный суд, предусмотрено, что на остатки книжного тиража, проданные Издателем по себестоимости или ниже, лицензионные отчисления в пользу Владельца не начисляются, при этом распродажа остатка тиража по сниженным ценам не может производиться в течение восемнадцати месяцев с момента выпуска Издателем тиража вышеозначенного Произведения. Издатель обязан сообщить Владельцу о своих намерениях в отношении нераспроданной части тиража, и Владелец может воспользоваться своим правом приобретения оставшихся экземпляров по сниженной цене. При указанной распродаже книжных остатков права, переданные Издательству на основании настоящего соглашения, возвращаются Владельцу без ущерба его праву требования в отношении любых уплаченных или причитающихся ему на тот момент денежных сумм, а также компенсации любых убытков. С экземпляров, проданных по цене выше себестоимости, Издатель обязан выплатить Владельцу 10% от чистой выручки.

Суду при обосновании суммы взыскиваемой компенсации в соответствии с п. 11 названного соглашения следовало установить все обстоятельства, указанные в данном пункте соглашения и соглашения в целом применительно к рассматриваемому случаю.

Суд учел только процент от цены изданного тиража. Соглашение между правообладателем и истцом от 2 мая 2005 г. устанавливает обязательство последнего уплатить невозвращаемый аванс в размере 53 000 евро. При определении двойной стоимости права использования произведения следует определять цену, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Вывод Девятого арбитражного апелляционного суда о том, что двукратный размер стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения, составляет в данном случае 636 800 руб.

, сделан при неполно выясненных обстоятельствах, не соответствует фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем суд кассационной инстанции считает обжалуемое Постановление от 10 декабря 2008 года подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы» .

———————————
СПС «КонсультантПлюс».

В том случае, если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения (п. 43.4 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.).

Как снизить размер компенсации за незаконное использование чужого товарного знака

 Истец обратился в суд с исковым заявлением к ответчику, в котором просил обязать ответчика прекратить незаконное использование товарных знаков, взыскать с  ответчика компенсацию за незаконное использование товарных знаков в размере 5 000 000 руб., взыскать с ответчика нематериальный (репутационный) вред в размере 1 000 000 руб.

В данном споре я представляла интересы ответчика… В результате вместо заявленных истцом требований на 6 000 000 рублей суд удовлетворил только требования на 80 000 рублей…

Ответчик остался доволен качеством оказанных ему юридических услуг…

Рассказ об этом деле следует начать с правовых оснований заявленных истцом требований.

Пунктом 4 ст.

1515 ГК РФ предусмотрено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

 Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 43.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 29 от 26.03.

2009 года «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», при определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения. Ответчик (в лице представителя) просил суд снизить размер компенсации ввиду:

  • Совершение правонарушения по неосторожности;
  • Совершение правонарушения впервые;
  • Устранение в максимально короткие сроки нарушения прав истца и прекращение использования товарного знака.

  Кроме требования о взыскании компенсации истцом были заявлены к ответчику требования о взыскании с ответчика 1 000 000 рублей нематериального (репутационного) вреда.

Представителем ответчика также было доказано, что ответчик не причинил нематериальный (репутационный) вред истцу.

В силу пункта 7 ст. 152 ГК РФ её правила о защите деловой репутации гражданина, применяются к защите деловой репутации юридического лица. Согласно пункту 5 ст. 152 ГК РФ:

гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Согласно Постановлению Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 17.07.

2012 года № 17528/11 юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать возмещения нематериального (репутационного) вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности (наличия противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца, причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца), за исключением условия о вине ответчика, поскольку действующее законодательство, ст. 1100 ГК РФ, не относит вину к необходимым условиям ответственности за вред, причиненный распространением сведений, порочащих деловую репутацию.

При этом с учетом специфики рассматриваемого спора необходимо учесть, что противоправный характер действий ответчика должен выражаться в распространении вовне (сообщении хотя бы одному лицу), в частности посредством публикации, публичного выступления, распространения в средствах массовой информации, сети Интернет, с помощью иных средств телекоммуникационной связи, определенных сведений об истце, носящих порочащий (направленный на формирование негативного общественного мнения о деловых качествах истца) и не соответствующий действительности характер.

Каждое лицо, участвующее в деле, обязано доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (часть 1 ст. 65 АПК РФ).

Истцом не представлено доказательств продажи ответчиком некачественной продукции, нанесения ему убытков, обусловленных конкурентными действиями ответчика, утраты организацией положительного мнения о ее деловых качествах в глазах общественности и делового сообщества, потери клиентов, снижения заказов, нарушения договорных связей, сведения из сети Интернет и СМИ порочащие деловую репутацию истца.

Доводы истца о наличии неблагоприятных последствий для деловой репутации истца, вызванных использованием спорных товарных знаков ответчиком, носят предположительный характер, не находят документального подтверждения, ничем не обусловлены и не подтверждены, в связи с чем указанные требования, по мнению ответчика, не подлежали удовлетворению.

Арбитражный суд Челябинской области удовлетворил требования истца частично и взыскал с ответчика 80 000 руб.

компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки вместо заявленного истцом размера компенсации 5 000 000 руб.

В удовлетворении требования взыскать с ответчика нематериальный (репутационный) вред в размере 1 000 000 руб. судом истцу было отказано.

Истцом были поданы апелляционная и кассационная жалобы, которые оставлены судами апелляционной и кассационной инстанции без удовлетворения.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *